Алисоведение.

Тема в разделе "Опыт художников и его синтез", создана пользователем Мила, 2 май 2017.

  1. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.970
    Симпатии:
    2.648
    [​IMG]
    Иван Барренетксеа


    Алисология и Алисография.


    [​IMG]
    Юлия Гукова


    "Любой образованный гражданин, в особенности англичанин, имеющий (что гораздо хуже) отношение к системе образования, торжественно заявит вам, что "Алиса в Стране Чудес" - это классика. И, к нашему ужасу, это действительно так. Тот весёлый задор, который во время каникул завладел душой математика, окружённого детьми, превратился в нечто застывшее и обязательное, словно домашнее задание на лето. Легкомысленные забавы логика, выворачивающего наизнанку все логические нормы, окостенев, сами - я произношу эти слова с трепетом - стали нормой. "Алиса" - классика, а это значит, что её превозносят люди, которые и не думали её читать. Ей обеспечено надёжное место рядом с творениями Мильтона и Драйдена. Это книга, без которой не может считаться полной ни одна библиотека джентльмена; книга, которую потому он никогда не рискнёт снять с полки. Мне горько об этом говорит, но мыльный пузырь, выпущенный из соломинки поэзии в небо бедным Доджсоном в минуту просветлённого безумия, стараниями педагогов лишился лёгкости, сохранив лишь полезные мыльные свойства".

    "Теперь уже нонсенс стал чуть ли не делом патриотическим, против чего я лично и хотел бы скромно возразить. <...>
    Приведу лишь один леденящий душу и ужасающий факт, чтобы объяснить, как нонсенсу (речь идёт об "Алисе в Стране Чудес") было дозволено стать застывшим и хладным, как классическое надгробие. Его пародируют. Люди торжественно берут в руки перо, чтобы сделать бурлеск из этого бурлеска. <...>
    Политические пародисты решили исправить её ["Алису в Стране Чудес"], придав её чистой и безмятежной бессмыслице некий смысл. Они даже ощутили, как мне кажется, робкий приступ смелости, решившись на вольности с этим монументальным викторианским томом. Им казалось, что осмелившись шутить над такими шутками, они сотрясают основы Британской Конституции. Они оскверняли божественность Черепахи Квази и бросали вызов Болванщику и его молниям.И каждый чувствовал себя чуть ли не Чёрным Республиканцем, когда позволял себе вольности с Чёрной Королевой".

    "С точки зрения чисто человеческой самым приятным в нём была его искренняя любовь к детям, в особенности к определённым детям. Но, хотя эта любовь, вне сомнения, и побудила его рассказать этим детям сказку, сама сказка возникла не по этой или какой-либо другой, схожей с ней, причине. Это сказка для детей, но это сказка не о детях в том смысле, какой придаётся этому в большинстве детских сказок. Его воображение само союой двигалось в сторону интеллектуальной инверсии. Мир логический он сумел увидеть перевёрнутым; любой другой мир он не сумел увидеть даже в обычном состоянии. Он взял треугольники и превратил их в игрушки для своей маленькой любимицы; он взял логарифмы и силлогизмы и обратил их в нонсенс. Но в самом специальном смысле в его нонсенсе нет ничего, кроме нонсенса. В его бессмыслице нет смысла; этим она отличается от более человечного нонсенса Рабле или более горького - Свифта. Кэрролл всего лишь играл в Логическую Игру; его великим достижением было то, что игра эта была новой и бессмысленной, и к тому же одной из лучших в мире".

    Гилберт Честертон, "Льюис Кэрролл"


    [​IMG] [​IMG]
    [​IMG]
    Юрий Ващенко
     
  2. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.970
    Симпатии:
    2.648
    [​IMG]
    Анхель Домингес


    "Вниз по кроличьей норе".

    Ну, двинулись (один из хороших синонимов, кстати, к "сойти с ума").
    Пишу с Алисой на плече, между прочим, и сама сообразила это только сейчас.
    [​IMG]
    Артур Рэкхем


    "Вдруг мимо пробежал белый кролик с красными глазами.
    Конечно, ничего удивительного в этом не было. Правда, Кролик на бегу говорил:
    – Ах, боже мой, боже мой! Я опаздываю.
    Но и это не показалось Алисе особенно странным. (Вспоминая об этом позже, она подумала, что ей следовало бы удивиться, однако в тот миг все казалось ей вполне естественным.) Но, когда Кролик вдруг вынул часы из жилетного кармана и, взглянув на них, помчался дальше, Алиса вскочила на ноги. Ее тут осенило: ведь никогда раньше она не видела кролика с часами, да еще с жилетным карманом в придачу! Сгорая от любопытства, она побежала за ним по полю и только-только успела заметить, что он юркнул в нору под изгородью.
    В тот же миг Алиса юркнула за ним следом, не думая о том, как же она будет выбираться обратно.
    Нора сначала шла прямо, ровная, как туннель, а потом вдруг круто обрывалась вниз. Не успела Алиса и глазом моргнуть, как она начала падать, словно в глубокий колодец.
    То ли колодец был очень глубок, то ли падала она очень медленно, только времени у нее было достаточно, чтобы прийти в себя и подумать, что же будет дальше. Сначала она попыталась разглядеть, что ждет ее внизу, но там было темно, и она ничего не увидела. Тогда она принялась смотреть по сторонам. Стены колодца были уставлены шкафами и книжными полками; кое-где висели на гвоздиках картины и карты. Пролетая мимо одной из полок, она прихватила с нее банку с вареньем. На банке было написано «АПЕЛЬСИНОВОЕ», но увы! она оказалась пустой. Алиса побоялась бросить банку вниз – как бы не убить кого-нибудь! На лету она умудрилась засунуть ее в какой-то шкаф.
    – Вот это упала, так упала! – подумала Алиса. – Упасть с лестницы теперь для меня пара пустяков. А наши решат, что я ужасно смелая. Да свались я хоть с крыши, я бы и то не пикнула.
    Вполне возможно, что так оно и было бы. А она все падала и падала. Неужели этому не будет конца? – Интересно, сколько миль я уже пролетела? – сказала Алиса вслух. – Я, верно, приближаюсь к центру земли..."


    Льюис Кэрролл, "Приключения Алисы в Стране чудес", глава I


    [​IMG]
    Мэг Хант
     
  3. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.970
    Симпатии:
    2.648
    [​IMG]
    Пунам Мистри


    "В книге «Некоторые варианты пасторали» Уильям Эмпсон (William Empson. Some Versions of Pasloral) указывает, что это первая из шуток на тему о смерти, которых немало в обеих сказках об Алисе".

    "Кэрролл, конечно, прекрасно понимал, что при обычном свободном падения Алиса не смогла бы ни уронить банку (она осталась бы перед ней в подвешенном состоянии), ни снова поставить ее на полку (скорость падения была бы слишком большой). Следует отметить, что в главе 8 своего романа «Сильви и Бруно» Кэрролл описывает сложности, связанные с чаепитием в падающем доме, а также в доме, который едет вниз с равномерно возрастающим ускорением, в известном смысле предвосхищая знаменитый «мысленный эксперимент», в котором Эйнштейн использовал воображаемый падающий лифт для того, чтобы объяснить некоторые аспекты теории относительности".

    "Во времена Кэрролла в популярной литературе высказывались различные догадки о том, что случится, если упасть «в туннель, проходящий через центр Земли. Этот вопрос задал еще Плутарх, и многие известные мыслители, среди них – Фрэнсис Бэкон и Вольтер, обсуждали его. Галилей (Dialogo dei Massimi Sistemi, Giornata Seconda. Флорентийское издание, 1842 г., т. I, с. 251-252 [11]) дал правильный ответ: тело будет падать с возрастающей скоростью, но с убывающим ускорением, пока не достигнет центра Земли, где ускорение равно нулю. После этого скорость его станет уменьшаться, а замедление – увеличиваться, до тех пор пока оно не достигнет противоположного конца туннеля. Затем вновь начнется падение к центру Земли. Если пренебречь сопротивлением воздуха и силой Кориолиса, возникающей вследствие вращения Земли (во всех случаях, когда туннель не проходит через оба полюса), то можно считать, что тело будет колебаться вечно. Сопротивление воздуха, разумеется, в конце концов, остановит его в центре Земли. Читателю, которого интересуют эти проблемы, следует обратиться к статье французского астронома К. Фламмариона «Туннель сквозь Землю» («Strand Magazine», vol. 38), 1909 р. 348, хотя бы для того, чтобы взглянуть на иллюстрации, не лишенные мрачной выразительности. На интерес Кэрролла к этой проблеме указывает и тот факт, что в его романе «Сильви и Бруно» (гл. 7) немецкий профессор описывает наряду с листом Мебиуса, проективной плоскостью и другими научными и математическими диковинками чудесный метод, с помощью которого можно приводить поезда в движение одной лишь силой тяжести. Рельсы следует проложить в совершенно прямом, прорытом по хорде, туннеле, который соединит два города. Середина туннеля, естественно, находится ближе к центру Земли, чем концы, вследствие чего поезд будет скатываться «под гору» к центру, приобретая при этом достаточный разгон, который вынесет его к другому концу. Любопытно, что поезд пройдет нужное расстояние (если не принимать во внимание сопротивление воздуха и трение колес) за время, в точности равное периоду колебания предмета, падающего в туннеле, прорытом по диаметру Земли, а именно: немногим более 42 минут. Это время не зависит от длины туннеля.
    Этот прием – падение сквозь землю – использовали после Кэрролла многие авторы фантастических книг для детей. Назовем в качестве примера повести Л. Фрэнка Баума «Дороти и Мудрец из страны Оз» или Р. П. Томпсон «Королевская книга Оз». Баум использовал также туннель сквозь землю как удобный сюжетный прием в книге «Тик-Ток из страны Оз»".

    Мартин Гарднер


    [​IMG]
    Марджори Торри
     
  4. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.970
    Симпатии:
    2.648
    [​IMG]
    Геннадий Калиновский


    Конечно, начало путешествия Алисы через кроличью нору - это очевидная чистая импровизация доброго учителя математики, который на пикнике пытался развлечь новой сказкой своих приятельниц - маленьких девочек.
    Но талантливые люди талантливы и в лёгких импровизациях. И теперь эта кроличья нора - очень важная часть европейской культуры (знал бы мистер Доджсон тогда об этом!), как и множество других образов "Приключений Алисы".

    Моё детское впечатление от первых страниц сказки я не забыла. Всё было гораздо драматичнее, чем теперь. Я читала "Алису" впервые и не знала, что будет впереди и чем закончится сказка. Чёрная нора и падение вниз были мрачными и волнующими, сродни впечатлениям от страшных северных сказок. Пролёт мимо простых бытийных примет, наподобие книжных полок и пустой банки от варенья, делал сцену ещё страшнее.


    [​IMG]
    Барри Мозер


    Если подумать, это всё похоже на температурный бред - когда больной видит комнату, стены, полки и картины, а сам куда-то проваливается и летит, летит... Может быть, с языка Кэрролла и слетало всё это, знакомое каждому, кто тяжело болел, как первое, пришедшее на ум, просто потому, что повествование не должно прерываться.
    Теперь рассуждают об инициации, которая зашифрована в сцене падения, находят математические или фрейдистские аналогии, наркотическую подоплёку, назидание маленьким девочкам, образы портала, подсознательного, взросления, сновидческий сюжет или классический мифический сюжет путешествия в подземный мир.

    В общем, девочка упала в глубокую нору. И теперь всякие эпигонские истории про других Алис - неправильные истории, если Алиса изначально не провалится в кроличью нору (или любой её аналог - подполье, тоннель, шахту лифта и прочее).


    [​IMG]
    Юлия Валеева
     
  5. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.970
    Симпатии:
    2.648
    [​IMG]
    [​IMG] [​IMG]
    [​IMG]
    Грег Хильдебрандт

    Любопытный момент в "расширенном курсе Алисоведения".
    Перевод книг Кэрролла, возможно, за последнюю сотню лет больше зависел от авторской самобытности переводчиков (или, как минимум, не уступал в степени оригинальности подходу художников), чем весь поток картинок к "Приключениям Алисы в Стране чудес" и "Алисе в Зазеркалье" в целом за всю историю "Алисографии".
    Уныние вызывают в иллюстрациях "Алисы" все эти канонические композиции канонических сюжетов. Хотя, улыбнувшись при виде иллюстраций Грега Хильдебрандта, тут же задумываюсь: его неожиданная аллюзия на ромадинские эскизы к "Солярису" Тарковского сознательна или это - простая работа зрительной памяти художника, которая иногда подбрасывает вот такие чужие образы с подвохом? Можно даже согласиться с такой трактовкой - этот тоннель хорош как образ погружения в собственные глубины, в кои погружались и Крис, и Алиса - и признать его ещё одним приветом через головы густой толпы - из того самого похода след в след, который меня очень интересует.


    [​IMG]
    Евгения Гапчинская


    У меня есть любимые иллюстраторы сказок Льюиса Кэрролла, но об этом я напишу потом, если буду продолжать ветку. Они любимы как раз потому, что оказались наиболее свободны от этого окостеневшего канона.


    [​IMG]
    Анна Гаскель
     
  6. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.970
    Симпатии:
    2.648
    [​IMG]
    Родни Мэттьюс


    "Подобно "Одиссее", Библии и другим великим порождениям человеческого гения, книги об Алисе легко поддаются символическому прочтению любого рода - политическому, метафизическому, фрейдистскому. Некоторые из этих ученых интерпретаций могут вызвать лишь смех. Шан Лесли, например, в статье "Льюис Кэрролл и Оксфордское движение" находит в "Алисе" зашифрованную историю религиозных баталий викторианской Англии. Банка с апельсиновым вареньем, например, в его толковании - символ протестантизма (апельсины оранжевого цвета - отсюда связь с Вильгельмом Оранским и оранжистами, ясно?). Поединок Белого и Черного Рыцарей - это знаменитое столкновение Томаса Гексли и епископа Сэмюэла Уилберфорса. Синяя Гусеница - это Бенджамен Джоветт, а Белая Королева - кардинал Джон Генри Ньюмен, тогда как Черная Королева - это кардинал Николас Уайзмэн, а Бармаглот "может только выражать отношение британцев к папству..."
    Нетрудно предположить, что в последнее время большая часть толкований носит психоаналитический характер. Александр Вулкотт как-то выразил удовлетворение по поводу того, что психоаналитики не трогают "Алису". С тех пор прошло двадцать лет, и теперь все мы - увы! - стали фрейдистами. Нам не надо объяснять, что значит упасть в заячью нору или свернуться клубком в маленьком домике, выставив одну ногу в трубу. К несчастью, в любом нонсенсе столько удобных для интерпретаций символов, что, сделав относительно автора любое допущение, можно баз труда подобрать к нему множество примеров.
    Возьмем, скажем, сцену, в котором Алиса хватается за конец карандаша, который держит Белый Король, и начинает писать за него. Тут в пять минут можно придумать шесть разных толкований. Однако имел ли Кэрролл хоть одно из них бессознательно в виду, представляется сомнительным. Мы можем лишь отметить, что Кэрролл интересовался психическими феноменами и "автоматическим письмом", а потому невозможно вовсе исключить предположение, что форма карандаша в этой сцене произвольна. Следует также помнить, что многие эпизоды и персонажи в "Алисе" порождены каламбурами или другими лингвистическими шутками; они были бы совсем иными, пиши Кэрролл, к примеру, по-французски. Вряд ли стоит искать скрытый смысл в Черепахе Квази; его меланхолическое появление исчерпывающе объясняется самим фактом подделки. Являются ли многочисленные упоминания о еде в "Алисе" признаком "оральной агрессии" в Кэрролле? А может быть, Кэрролл понимал, что дети одержимы мыслью о еде и любят читать о ней в книжках? Столь же сомнительным представляется мне утверждение относительно "элементов садизма" в "Алисе", кстати сказать, весьма незначительных по сравнению с тем, что творится в мультфильмах последних трех десятилетий. Трудно предположить, что авторы этих фильмов - все без исключения садо-мазохисты; скорее все они пришли к одному и тому же выводу относительно того, что именно любят видеть на экранах дети. Кэрролл был искусным рассказчиком, и нам остается только признать, что и он мог прийти к тому же выводу. Дело тут не в том, что Кэрролл не был человеком невротического склада (все мы хорошо знаем, что он им был), но в том, что книжки для детей, написанные в стиле нонсенса, вовсе не являются таким, уж плодотворным полем для психоаналитических изысканий, как может показаться. В этих книжках слишком много символов. Эти символы допускают слишком много толкований.
    Читателей, которых интересуют различные, порой противоречивые аналитические толкования "Алисы", я отсылаю к библиографии. Подробнее и лучше других написала о Кэрролле в этом плане нью-йоркский аналитик Филис Гринейкер. Ее доводы чрезвычайно хитроумны и, возможно, не лишены смысла; жаль только, что она столь уверена в себе. Ведь существует письмо, в котором Кэрролл говорит, что смерть отца была "величайшим горем всей его жизни". В книгах об Алисе Червонная Дама и Черная Королева, персонажи, наиболее подходящие на роли матери, грубы и бессердечны, тогда как Червонный Король и Белый Король, наиболее подходящие кандидаты на роли отцов, очень милы. Предположим, однако, что мы подвергнем все это зеркальному обращению и решим, что Кэрролл страдал от эдипова комплекса. Возможно, он отожествлял маленьких девочек со своей матерью, так что сама Алиса является образом матери. Такова точка зрения доктора Гринейкер. Она отмечает, что между Кэрроллом и Алисой разница в возрасте была примерно такой же, как между Кэрроллом и его матерью, и заверяет нас, что "такое обращение эдипова комплекса широко распространено". Согласно доктору Гринейкер, Бармаглот и Снарк являют собой отражения того, что психоаналитики называют "первичной средой". Возможно, так оно и есть, но отказаться от сомнений нелегко".

    Мартин Гарднер


    [​IMG]
    Лисбет Цвергер
     
  7. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.970
    Симпатии:
    2.648
    [​IMG]


    Поскольку этот проект на форуме у меня пока встал (времени на него всё ещё нет), я могу воспользоваться паузой и этим местом для коротенького выступления о заурядности в искусстве.
    Сколько б ни восхищались безудержной фантазией иллюстраторов Льюиса Кэрролла, нужно признать: среди них с безудержной столько, что пересчитать их, наверное, хватит одной руки. Иконография сказок об Алисе, особенно первой, устоялась.
    И в то же время незамысловатые картинки из этой книги, сделанные талантливыми мастерами, прекрасны. То бишь талантливость не спрячешь даже под заурядностью композиции. К тому же (впрочем, это уже умозрительно и, скорее всего, вследствие любви к книге и хорошей графике - это моё оправдание целой кучи штампов) в этом есть что-то очень органичное формальному консервативному духу сказки.
    В то же время "английская" консервативность, изобразительно выраженная как привычная и оттого уютная композиция, - тоже предмет спорный. Консервативность ощущается нами как особая атмосфера. Вот так же мы умиляемся признакам старения искусства - всеми этими саби, обломанными носами и руками скульптур, трещинками и кракелюрами, следами утраченного красочного слоя. Мы имитируем древность, она стала приёмом, как и жеманство одной эпохи или суровость другой. В этих условиях мы творим и потребляем искусство. Время его разрушает, а мы привыкаем к его новому, не лакированному, не раскрашенному образу, учимся любить сами следы разрушения. Признаём их частью искусства.
    То, чем дышали прежде люди, мы теперь нюхаем.
    Потому же и у всех клише "Алисы в Стране чудес" есть своё необоримое обаяние.


    [​IMG]

    Барри Мозер
     

Поделиться этой страницей