Бедное искусство.

Тема в разделе "Опыт художников и его синтез", создана пользователем Мила, 27 фев 2015.

  1. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    Что ж, по искусству снова ударили духовностью.

    Смотрите с 2:25 до 4:20.



    Ещё ссылка. И ещё. Самые свежие новости из мира религиозного фанатизма.


    [​IMG]
     
  2. Ондатр

    Ондатр Super Moderator

    Сообщения:
    24.950
    Симпатии:
    6.511
    Каждый раз хожу и спотыкаюсь о название. ) "Бедное искусство" это арте повера )
     
  3. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    Когда только арте повера останется не распознанным и не уничтоженным, может быть, ещё соберёмся тут и посмеёмся от души.
     
  4. Ондатр

    Ондатр Super Moderator

    Сообщения:
    24.950
    Симпатии:
    6.511
    едва ли

    "на одном из симпатизирующих террористической группировке «Исламское государство» аккаунтах в Твиттере за несколько часов до теракта в музее Бардо появилось сообщение, которое можно расценивать как точное предсказание событий. В частности, там сообщалось, что «неверных» и «отступников» («особенно тех, кто считает себя культурными») в Тунисе ждет «шок». А после того как в СМИ появились сообщения о драме в Тунисе, упомянутый выше твит был размножен сторонниками джихадистов."
     
  5. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG] [​IMG] [​IMG] [​IMG]

    Смотрите, ибо вы никогда этого больше таким не увидите. Только на старых фотографиях, в старом видео и старом кино.

    Пальмира.
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
     
    list нравится это.
  6. Ондатр

    Ондатр Super Moderator

    Сообщения:
    24.950
    Симпатии:
    6.511
    уничтожено уже не менее 6 памятников. включая статую льва.
     
  7. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    Я думала, "мусульманская" тема в этой ветке будет только для разогрева, но жизнь, как всегда, корректирует наши планы.
    Итак, шесть подвигов ИГИЛа.


    [​IMG]

    1. Собор Сорока мучеников
    [​IMG]

    ____________________________________________


    [​IMG]

    2. Музей Мосула
    [​IMG]

    ___________________________________________


    [​IMG]

    3. Руины Нимруда
    __________________________________________


    [​IMG]

    4. Древний город Хатра
    _________________________________________


    [​IMG]

    5. Мечеть пророка Ионы
    [​IMG]

    __________________________________________


    [​IMG]

    6. Руины Пальмиры
    [​IMG]

    Источник.
     
  8. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG]
    Вадим Сидур, "Снятие с креста" (из цикла "После войны"). 1968г.
    Источник.
     
    Последнее редактирование: 29 мар 2016
  9. Ондатр

    Ондатр Super Moderator

    Сообщения:
    24.950
    Симпатии:
    6.511
    обсуждение разгрома выставки перенёс сюда , где этот вопрос рассматривается параллельно
     
  10. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    "Союз музеев России считает нападение на Московский Манеж очередной атакой маргинальных сил на права культуры.
    Мы видим в нем новую провокацию против Русской Православной Церкви, попытку представить ее примитивно-агрессивной и помешать работе по поиску гармонии отношений, который ведут сейчас музеи и церковь.
    Союз музеев России расценивает действия странных активистов с галлюциногенными кличками как подлинное проявление кощунства, богохульства и оскорбления веры.
    Мы предлагаем музеям России срочно провести учения по защите режима работы экспозиций собственными силами с учетом того, что с ноября сего года полиция прекращает физическую охрану музеев.
    Союз музеев России начинает юридические консультации по выработке законодательных инициатив, которые обеспечат учреждениям культуры серьезную защиту от нападений и правильную квалификацию преступных актов.
    Мы удивлены стилем общественной реакции на события — нечеткостью информации, неадекватностью ухмылки, неуверенностью и нервозностью тона.
    Наше общество больно".

    Михаил Пиотровский, директор Государственного Эрмитажа, президент Союза музеев


    [​IMG]
     
    Последнее редактирование: 17 авг 2015
  11. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG]

    Источник.
     
  12. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    "Ровно тридцать лет назад Бронюс Майгис, гражданин СССР, житель Литвы, пришел в Эрмитаж и облил серной кислотой "Данаю" Рембрандта, фактически уничтожив картину. Для верности он еще дважды пырнул ее ножом. Свои действия Майгис объяснил политическими мотивами. Я был тогда (как, впрочем, и сейчас) самых антисоветских взглядов и окружен сплошь антисоветчиками, однако не припомню ни одного человека, пытавшегося найти в совершенном преступлении какую бы то ни было логику, хоть что-то, кроме безумия. Решение поместить Майгиса в ленинградскую психиатрическую клинику было воспринято с дружным облегчением: сумасшедший оказался там, где ему и место, - в сумасшедшем доме.
    То ли дело сейчас. В главный выставочный зал страны, где экспонируются скульптуры полувековой давности, приходят зрители, заявляют, что они оскорблены в своих религиозных чувствах, и пытаются разгромить и уничтожить музейные вещи, находящиеся в государственном хранении. Но их не сажают в тюрьму, не запирают в лечебницу, а отпускают с миром, и знатные публицисты вместе со спикерами церкви ищут и находят этому самое продуктивное объяснение.
    Сегодня, тридцать лет спустя, Бронюс Майгис не стал бы твердить о каких-то политических мотивах. Он бы всесторонне и глубоко оскорбился в религиозных чувствах. И как тут не оскорбиться, православные? Лежит бабища с неприкрытым срамом, ждет, когда в ее чебурашку прольется золотой дождь.- Зевс таким образом ее поимеет, и от этого родится герой Персей. Есть ли, скажите, более наглое, более глумливое издевательство над священным для каждого верующего сюжетом Благовещения, над Духом Святым, ставшим золотым дождем, над Непорочным Зачатием, над Рождеством Господа нашего Иисуса Христа?!!
    Приди Майгис к "Данае" сегодня, сколько бы мы услышали гневных слов о выставочной политике Эрмитажа. Нет, серная кислота, наверное, перебор, но зачем будить лихо? Зачем выставлять голую языческую бабу, на что был расчет? Ведь так легко убрать ее в запасник, почему этого не сделали? А потому, что хотели плюнуть в душу русскому человеку. И не с подсказки ли вашингтонского обкома была продумана вся эта провокация? Ведь недаром для нее выбрали так называемый Эрмитаж, выставляющий искусство Гейропы, - руки прочь от Бронюса Майгиса, вставшего на защиту авраамических религий, не дадим объявить его сумасшедшим: знаем мы эти многоходовки, насквозь видим.
    Эх. Великие люди, истинные первопроходцы, всегда трагически опережают свое время".


    Александр Тимофеевский
     
  13. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG] [​IMG]
    [​IMG]


    Санкт-Петербург, доходный дом А.Л.Лишневского.
    Мефисто больше нет.


    [​IMG]
     
    Последнее редактирование: 27 авг 2015
  14. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    "Концептуальной разницы между разрушением памятников культуры / произведений искусства любой эпохи с мотивировкой "оскорбление чувств верующих" не существует. И в случае Энтео, разрушающего работы Вадима Сидура, и в случае боевиков ИГИЛ, разрушающих позднеантичные или христианские памятники, мы имеем дело с идеологически мотивированным преступлением против собственности и против личности.
    Обществу навязывается сверхценная идея. В данном случае она называется "верой", "религией" и т.п., но точно так же может называться "атеизмом": вспомним разрушение церквей и убийство священнослужителей в первой трети 20 века. Ради этой сверхценной идеи политический активист стремится к уничтожению своих противников, замещаемому на данном этапе уничтожением продуктов его труда и его "веры" (или "безверия").
    Концептуальная близость тех и других еще и в том, что разрушение это, как ни странно, "фиктивное", опирающееся вовсе не на собственные эмоции, а на расчет - заставить как можно больше людей испытать страх. Мастером жанра был, например, аятолла Хомейни, приговоривший к смерти Салмана Рушди. Как известно, сам аятолла давно умер, но приговор его живет.
    В случае с покушением Энтео и его банды "Божья воля" на произведения уже умершего художника наблюдается и более общий заказ с дополнительным антисемитским душком – выкорчевывание памяти о художниках-нонконформистах.
    Другими словами, перед нами не настоящая дикость (которая вовсе ничего не знает ни о Пальмире, ни о Сидуре), а хорошо организованное дикарство идеологов, знающих достаточно о цивилизованном мире, чтобы вредить ему, но не обладающих достоинствами, которые позволили бы им при прочих равных условиях занять в этом мире желаемое место. Эта ярость обиженных жизнью делает Энтео и ИГИЛовцев и эмоциональными близнецами".

    Гасан Гусейнов

    Источник.

    [​IMG]
    Спутниковые снимки, предоставленные ООН, где видно, что храм Бэла (Iв.н.э.) в Сирии полностью разрушен.
     
  15. list

    list Администратор

    Сообщения:
    4.467
    Симпатии:
    1.434
    Взорвана 2000-летняя Триумфальная арка в Пальмире.
    [​IMG]
    Ещё обзорный фоторепортаж Forbes
    Руины в наследство: достопримечательности, которых лишился мир
     
  16. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG]
    Андрей Никольский


    В то время, как, скажем, застройщики в Москве энергично меняют облик города, а реставрация памятников архитектуры в России сводится теперь к их покраске, мы оплакиваем памятники, взорванные на Ближнем Востоке, и молчим о тех, которые гибнут рядом с нами.
    И всё же я оставлю здесь ещё несколько фотографий сокровищ Пальмиры.


    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
     
    Последнее редактирование: 7 окт 2015
  17. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG]


    Алексей Лидов: "Учебник без обложки. Кто и зачем уничтожает мировое культурное наследие в Сирии"

    "Чтоб вы понимали, что такое Сирия, один только пример. Вот Херсонесский музей-заповедник в Крыму — единственный византийский город на территории Восточной Европы, который мы считаем величайшим достоянием. А в Сирии, в окрестностях Алеппо, больше трехсот византийских городов, прекративших существование в VII веке нашей эры. Для нас существенно, что была такая провинция Римская Сирия, очень влиятельная в масштабе империи. Это огромная цивилизация, ее уровень даже представить трудно. Меня, что называется, «пробило», когда я увидел там римскую дорогу. Выложенная из идеальных квадров камня — подчеркиваю, римская. Долгое время засыпанная песком. Так вот, по ней и сейчас можно кататься на роликах. А такие дороги пронизывали всю территорию Римской империи, на сотни и тысячи километров. Это древние коммуникации. А многие изделия ремесленников тех времен, поставленные на поток, для нас шедевры".

    "В значительной степени это, конечно, руины, но руины очень хорошо сохранившиеся, и абсолютно величественные, грандиозное ранневизантийское сакральное пространство. И великая сирийская архитектура. Тоже, кстати говоря, памятник ЮНЕСКО, и одно из самых сильных моих впечатлений от этой страны. Мы трагически не знаем, что там происходит. Знаем только, что это зона боев. А в связи с военной операцией России в Сирии, сирийская армия начала наступление как раз в районе Алеппо, с каким-то даже успехом. Мы должны понимать, что это значит в реальности. С одной стороны, наши побеждают. А с другой, активизация боевых действий, жестокие бои с использованием артиллерии, приводят к тотальному разрушению памятников культуры, которые действительно представляют собой всемирное наследие. Вы поймите, в системе нашей цивилизации это то единственное, что нас объединяет, независимо от стран и конфессий. Это какая-то абсолютная ценность, потому что наследие представляет собой абсолютное и беззащитное добро. У меня нет рецепта что делать! Я понимаю, что у какого-нибудь военного аналитика, который сидит сейчас у нас в Генштабе или в Дамаске, какого-нибудь российского генерала с картами Сирии, у него другая логика и система ценностей другая. И он о том, в каком состоянии будет Каалат Семаан, совершенно не думает".

    "...борьба с сакральными пространствами, и как часть этой борьбы — новая стратегия Исламского государства [организации, запрещенной в России] на уничтожение культурного наследия в целом. Своего, чужого — не важно. Мне кажется ошибкой интерпретаторов представлять это как акты массового вандализма, что вот просто хулиганы, такие необразованные, зомбированные, грубо говоря, примитивные религиозные фанатики. На мой взгляд, руководят процессом весьма умные люди. Заметьте, то, что мы знаем о фактах целенаправленного уничтожения ими памятников, мы знаем от самих этих людей. Эти видеоролики, которые подаются в СМИ как заранее приготовленные информационные пирожки — зачастую качественно, профессионально сделанные. То есть они показывают нам, как они уничтожают памятники культуры. Что это за месседж? Было бы, грубо говоря, привычно, если бы они уничтожали только памятники своих врагов исторических, такая существует традиция с древних времен. Но они уничтожают культурное наследие любое, практически без разбора. Идея, как мне кажется, достаточно понятная в рамках продуманной стратагемы: вызвать через это уничтожение ненависть к мусульманам. И в ответ — реакцию мусульманского мира, в первую очередь — в Европе. Ну, и, соответственно, получение новых бойцов и новых ресурсов. В конце концов, это попытка вызвать войну цивилизаций. Причем не только мусульманско-христианскую, а нашей цивилизации и их. В этом есть своеобразная новизна сюжета. Они показали нам и разрушения в Пальмире. Прекрасно зная, что будет затем".

    "То, что мы называем культурным наследием, принадлежит нам всем. Но другой вопрос, что это ценность. Мы возвращаемся к началу разговора. Что это ценность. Нашей цивилизации. А есть люди, и есть некая система ценностей, которая не принадлежит нашей цивилизации. Именно об этом идет речь. О цивилизационной войне".


    [​IMG]
     
    Ондатр нравится это.
  18. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG]


    Честно говоря, я очень неохотно снова открываю эту ветку, чтобы показать вот этот "казус природы" (скорее казусом природы следовало бы назвать реставраторов, конечно). После массированного распада среды в последние месяцы писать о таком чуде не то что неловко, а трудно - потому что нужно перебарывать усталость от всего этого.
    Москва, улица Мясницкая. Торговый дом Кузнецова, барельеф с Меркурием. Прошла реконструкция.
    Ещё один новодел попался, когда я пыталась в это вникнуть.
    Санкт-Петербург, улица Восстания. Фасад бывшего доходного дома, барельеф с нимфой музыки. Современная реставрация.


    [​IMG]
     
    Последнее редактирование: 29 мар 2016
  19. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG]
    Источник.

    Освобождение Пальмиры бодро комментируют: теперь всё можно реставрировать, Ленинград, мол, тоже из руин поднимали.
    Когда ещё это случится? Те, кто бодро комментирует, полагают, что реставраторы уже в пути?
    Вот то, что там теперь, состояние на 27 марта этого года.


    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
     
  20. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    "Безусловно, подлинную ценностную структуру нашей цивилизации показывает противостояние религиозному экстремизму. Прежде всего — наше участие в войне с «Исламским государством».
    В чем сущность этого воинствующего проекта? Дело вовсе не в каком-то внутреннем изъяне ислама. Сущность этого проекта — в попытке предложить реальную альтернативу цивилизации модерна. Сказать модерну «нет».
    Под модерном понимается специфика той цивилизации, которая зародилась в Европе. Восходя своими истоками к Древней Греции, она давно уже перешагнула границы своей колыбели. И одна из важнейших ее особенностей — историческое сознание, или, кратко, историзм. Это выражается и в наличии историко-культурных научных дисциплин в наших университетах, и в сложной системе защиты и охраны исторических памятников.
    Политические враги модерна очень хорошо понимают, что историзм — одна из фундаментальных особенностей европейской цивилизации. Поэтому взрываются исторические памятники и музеи".

    "...современные варвары, действуя по известным рецептам террористической медиавойны, разрушают памятники в явном расчете на то, чтобы шокировать обывателей постгероических обществ. То есть действуют вполне современно, а не традиционно. Но поступают они так, как всегда поступали с сооружениями прошлого все до-модерновые, до-современные общества, превращая их, в лучшем случае, в строительный материал для своих собственных сооружений. «Когда боги умерли и вера, вдохновляющая их почитание, исчезла, тогда храмы, которые им принадлежали, утратили свою достопримечательную красоту и превратились просто в камни и стены. Другой исторический мир мог использовать их лишь как вещь, в которой не обитает больше никакой дух», — писал Иоахим Риттер, один из тонких исследователей модерна.
    Памятники Пальмиры разрушались не впервые. Отсутствие под рукой у прежних разрушителей взрывчатки не особо им мешало. Я не знаю, что теперь случилось с остатками древнейшего храма на территории Сирии — Айн-Дара (XIII — XVIII в. до н.э.), посвященного, предположительно, богине Иштар. Но и по сохранившимся фотографиям видно, что кто-то старательно стремился уничтожить его, казалось бы, незыблемые базальтовые барельефы. Один из колоссальных базальтовых львов, установленных на пути к храму, уцелел, судя по всему, только потому, что был опрокинут и каким-то чудом засыпан землей.
    Традиционное общество либо безразлично, либо откровенно агрессивно по отношению к историческому прошлому. Тот облик Пальмиры, который был известен любому советскому школьнику по фотографии на обложке учебника истории Древнего мира для 5-го класса, возник в период французской колонизации Сирии, когда остатки прежних руин заезжие европейцы извлекали из песка и водружали на свои места. Печальный парадокс — находясь под землей, археологические реликвии были лучше защищены от рисков нашего неспокойного мира, чем в краеведческом музее Пальмиры".

    "...археолог Виктор Солкин напоминает, что реставраторам, которые займутся восстановлением Пальмиры, нужно прежде всего избегать «профессионального» вандализма, способного придать забвению сам факт исторической судьбы пальмирских памятников — их варварского разрушения в XXI веке. Наоборот, память об этом эпизоде должна быть сохранена: «Такой музей возвращал бы человечество… к воспоминанию о том, сколь страшен вандализм и как легко может возникнуть даже в XXI веке фанатический вандализм, когда всем уже казалось, что это пережитки позднего Средневековья».
    И этот сюжет побуждает нас внимательнее взглянуть на нашу собственную историческую память. К сожалению, на внешней арене мы часто выглядим и поступаем лучше, чем при решении аналогичных задач внутри страны. Уже четверть века мы переживаем бурный процесс воссоздания и реставрации церковной архитектуры, ставшей жертвой особого — советского — вандализма. Но многие ли из этих сооружений — в процессе своей реставрации и воссоздания — сохранили для будущих поколений память о том, как с ними обошлась трагическая история России XX века? Я опросил участников профессиональной группы специалистов по музейному делу в Facebook. Примеры нашлись, но весьма немногочисленные и больше связанные с памятью о войне. Речь, повторюсь, идет не о лакированном воссоздании копии «того, как это было», а о бережном отношении к историческому памятнику как свидетелю всех основных моментов пережитой им истории".

    Виталий Куренной, "Историческое чувство. К какой цивилизации принадлежит Россия"

    Источник.
     
  21. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    "– История эта началась на заре 90-х, когда наш первый президент Борис Николаевич Ельцин одним взмахом руки отдал несколько знаменитых чудотворных икон, находившихся до этого в музейных собраниях, Русской Православной Церкви. Он фактически изъял их из музейного фонда, передав в действующие храмы.
    Судьба этих икон сложилась по-разному. Богоматерь Толгская оказалась в Толгском монастыре в Ярославле, Богоматерь Знамение – в Софийском соборе в Новгороде, а Богоматерь Боголюбская – во Владимире, в Успенском соборе Княгинина монастыря. Надо сказать, что хранящаяся у нас в Третьяковской галерее Богоматерь Владимирская чудом избегла такой же участи – нам удалось тогда отговорить президента и отделаться двукратной отправкой ее на богослужения в Успенский собор Московского Кремля.
    Что касается первых двух икон, то состояние их пока более или менее благополучно – Толгская пребывает под постоянным музейным надзором, а в Софийском соборе в Новгороде, где находится икона Знамения, существует особая должность хранителя, которую в настоящее время занимает чрезвычайно профессиональный и ответственный человек, работающий одновременно с этим в Новгородском музее. В таких условиях большинство угрожающих факторов можно обнаружить заранее и таким образом предотвратить порчу икон. Хотя, конечно, беспокойство остается…

    – Что случилось с Боголюбской иконой во Владимире?

    – Ну, если говорить с музейной и хранительской точки зрения – с ней произошла катастрофа. Из трех названных произведений Боголюбская икона Божией Матери была всегда самой сложной. На момент снятия оклада в 1918 году состояние ее сохранности было чудовищным – авторский грунт и живопись были сильно разрушены и находились под множеством слоев разновременной записи и потемневшей олифы. Уже тогда икону частично расчистили и законсервировали, а в 1946 году, когда она, наконец, оказалась во Владимирском музее, выяснилось, что древний левкас очень неустойчив и отстает от основы, так что икону нужно было укреплять заново. Но и этого оказалось недостаточно – в 1958 году икону передали в ВХНРЦ, где она провела целых двадцать лет!
    Кстати, наши оппоненты нередко говорят, что икону испортили именно реставраторы – считается, что укрепление 1940-х годов было не вполне удачным. На это я обычно предъявляю фотографии Боголюбской на момент снятия оклада с вопросом: «Что же здесь такого можно было испортить?» Портить было уже нечего. Кроме того, надо понимать, что реставраторы – не волшебники, они тоже учатся, развиваются, технологии со временем меняются, а необходимые в сложных случаях методы вырабатываются годами, а то и десятилетиями. Ни один реставратор сейчас не стал бы восстанавливать икону теми методами, которые применялись в 40-е годы, это просто опасно".


    [​IMG]
    Боголюбская икона Божией Матери на момент снятия оклада в 1918 году


    "...решающий удар иконе нанесли сестры Княгинина монастыря, отключившие климатическую витрину, где она находилась, потому что витрина жужжала и мешала службам. Они ставили вокруг нее цветы, мыли пол, повышая тем самым влажность, с которой в храме и так была проблема. В результате на иконе появилась плесень, и именно после этого музейщики и реставраторы забили тревогу.
    Но плесень не самое страшное, плесень можно вывести. Главное, что пористая, почти утратившая свою первоначальную структуру древесина сильно размокла, отчего ее соединение с паволокой и кусками разновременного левкаса стало еще более непрочным. Всё это могло просто в любой момент осыпаться – не случайно, что когда икону перенесли во Владимиро-Суздальский музей, ее на протяжении трех лет держали только в горизонтальном положении до тех пор, пока все работы по укреплению не были завершены.

    – Боголюбская икона утрачена безвозвратно?

    – Что вы такое говорите! Слава Богу, нет! Сейчас всё уже почти нормально, икону укрепили и опасность немедленного разрушения ей не грозит. Более того, после укрепления была предпринята новая расчистка под микроскопом (в 1950–1960-е годы такой методики просто не существовало), что позволило убрать с лика недочищенные ранее остатки записей и сделанные поверх этих остатков реставрационные тонировки, после чего мы получили немного потертый, но подлинный лик середины XII века. Таким образом, в наших руках оказался не полуразрушенный древний артефакт, как мы полагали раньше, а настоящий, первоклассный памятник русской домонгольской иконописи, которых сохранилось очень немного.

    – Когда стало известно, что икона разрушается, ее отобрали у монастыря или монастырь отдал икону добровольно?

    – Насколько я понимаю, желание было обоюдным. Монастырь, скорее, испугался скандала, а музейщики – гибели иконы. А вот дальнейшее поведение «церковного начальства» оказалось весьма предсказуемым. Владимирская епархия стала требовать, чтобы «испорченную» икону как можно скорее «починили» и вернули на место. То есть они как будто вообще не поняли, что именно произошло, и не попытались сделать никаких выводов. И, конечно же, они и теперь не хотят понимать, что эта икона не может быть возвращена уже никогда, потому что даже после всех реставрационных работ состояние ее сохранности остается крайне сложным и требует непрерывного музейного режима хранения".


    [​IMG]
    Икона «Звенигородского» Спаса


    "– На каких условиях музейные экспонаты передаются Церкви?

    – У нас до сих пор существует закон о музейном фонде, из которого ничего изымать нельзя. Именно поэтому все произведения из музейного фонда – так называемые единицы хранения – могут быть переданы Церкви только во временное пользование, хотя это пользование на практике можно бесконечно продлевать. Но хранителем и ответственным за памятник остается музей. Поэтому юридически вина за порчу иконы также ложится на музей.
    С другой стороны, получается, что музей имеет полное право икону не выдавать – и многие музеи, в том числе Третьяковская галерея, неукоснительно этим правом пользуются, терпеливо и вполне доброжелательно объясняя, почему, например, иконе Богоматери Свенской-Печерской нечего делать в нынешнем Свенском монастыре, несмотря на то, что она оттуда происходит, а икону Богоматери Владимирской нельзя отправить «на гастроли» в Краснодарский край, несмотря на горячее желание тамошнего губернатора. Однако такого рода «просители» весьма настойчивы и не забывают заручиться «высочайшим» покровительством, так что им нередко удается выкрутить руки какому-нибудь конкретному музейному начальству и таки получить желаемый предмет в это самое «временное» пользование. Которое – при сохранении такой же настойчивости – совсем не так трудно превратить в постоянное.

    – Если икона находится в храме, в климатической витрине, если условия ее сохранности хорошие, почему ей нельзя находиться в храме? Она была создана для храма, для него написана.

    – Начнем с того, что климатическая витрина – не панацея. Это оборудование предназначено для краткосрочного хранения экспонатов. Если что-то в витрине испортится, внезапно перегорит, то икона может погибнуть или получить сильные повреждения за очень короткий промежуток времени – именно за счет того, что подобная витрина представляет собой полностью изолированное от внешнего мира пространство.

    – В храме при Третьяковской галерее икона Владимирской Божьей матери всегда находится в климатической витрине. Мы можем это назвать хорошим примером компромисса между Церковью и музеем?

    – Владимирская – уникальный памятник, являвшийся главной святыней русского государства на протяжении многих веков, и то, что она частично возвращена в церковное употребление, действительно чрезвычайно важно для общества. Но, во-первых, климатическая витрина, как я уже сказал – это не панацея. Во-вторых, изъятие этой иконы из постоянной экспозиции древнерусского искусства в залах Третьяковской галереи лишает посетителей музея возможности увидеть ее в ряду с другими иконами XII–XIII веков, оценить этот уникальный этап в истории русского искусства как единое целое. Плюс сейчас она защищена зеленым пуленепробиваемым стеклом, которое почти не дает возможность разглядеть саму живопись. Так что в случае с Владимирской компромисс получился весьма болезненным, но повторяю – мы на него пошли, учитывая исключительный статус этой иконы в истории России и Русской Церкви. Однако это совсем не значит, что и в остальных случаях нужно идти на подобные жертвы.
    Здесь нужно четко понимать как минимум две вещи. Во-первых, в случае с чудотворными иконами мы имеем дело, прежде всего, с древними и ветхими (употребим это аутентичное слово) образами, которые даже церковные каноны предписывают хранить с особым тщанием, в особых условиях и использовать лишь в исключительных случаях. А где, как не в музее, проще всего создать подобные условия? Ну и, во-вторых, хотите вы этого или нет, древние иконы давно уже вышли за пределы чисто церковного употребления и стали частью «большой» истории искусства. И опять же – где, как не в музее, эту историю искусства представлять?"


    [​IMG]


    "– Сначала мы говорим, что храмы с древними росписями должны быть в ведении музейного сообщества, потому что в Церкви они не получат должного наблюдения. А потом вы говорите, что у музеев нет денег на их содержание.

    – Отсутствие необходимых средств у учреждений культуры в нашей стране фактор не просто объективный, но еще и неизменный – с этим никто ничего поделать не может. Можно только неустанно выпрашивать средства на реставрацию, профилактические работы, оборудование для музейного климата и т.д. – и, получив сотую долю от необходимого, кидаться залатывать самые зияющие дыры. Скажите – Церковь готова заниматься всем этим?
    Но дело даже не в этом. Если бы даже Церковь имела необходимые средства для сохранения памятников и была бы готова их потратить (в чем я совсем не уверен), безусловное преимущество музейщиков в этой ситуации состоит в том, что они обладают не только опытом, но и полнотой профессиональных знаний о том, какие именно условия нужны для того, чтобы сохранять храмы и фрески, что именно нужно для этого делать и как. Дальше они действуют по мере собственных возможностей. Да, первоочередным памятникам, самым известным, самым ценным и важным, естественно, уделяют больше внимания. Но даже в этих случаях реставрация монументальной живописи ведется очень медленно – в час по чайной ложке. Дали три копейки – что-то расчистили, укрепили и ждем новых средств для продолжения работы
    Даже самые знаменитые памятники – такие, как Ферапонтов монастырь, церковь Спаса-Преображения на Ильине улице или церковь Святого Георгия в Старой Ладоге реставрировались десятилетиями. Во многих других, не менее знаменитых храмах реставрация не закончена до сих пор. А сколько храмов аварийных, где она еще даже не начиналась! Но все эти сложности не отменяют того факта, что реставрацией и сохранением средневековых памятников должны заниматься именно профессионалы…
    <...>
    ...в римской церкви Санта Мария Нова хранится знаменитая, очень древняя богородичная икона, которую обычно датируют VIII веком. Но в самом храме, перед алтарем стоит копия, а оригинал хранится в капелле за запертой дверью и, как я понимаю, с правильным режимом хранения. Всех, кто хочет ее увидеть, туда пускают. Ни у кого не возникает вопроса, почему икона VIII века не участвует непрерывно в богослужении, почему, грубо говоря, перед ней не «машут кадилом».
    Древняя прославленная ветхая святыня должна храниться в специально созданных условиях, потому что это драгоценное свидетельство веры и духовного опыта, а для многих – еще и художественный шедевр. И принадлежит она фактически уже не какой-то одной конфессии, а всему человечеству. Наша задача – ее сохранить, продлить ее жизнь на как можно более долгое время. А кадилом помахать можно и перед копией.

    – Вы говорили про ответственность за сохранность – получается, что ее несет только музей, Церковь не несет?

    – Формально несет, но только понятно, что ей эта ответственность не будет инкриминирована. Нет, наверное, всё-таки вы меня неправильно поняли. Ответственность – это уже конечная стадия.
    Когда наступает ответственность, памятник уже, как правило, погиб.

    – Кто несет ответственность, тот и думает, что делать.

    – Думает тот, кто умеет и знает, что делать – я снова и снова возвращаю вас к этой мысли! Тот, кого годами учили, кого годами готовили к этому, и на кого эту ответственность возложили, когда приняли его на работу в музей. И задача государства и общества – создавать такие условия, чтобы профессионалы могли выполнять свою работу как можно более эффективно. И именно они должны решать, что можно и чего нельзя делать с памятником древнерусского искусства – будь то икона или храм. Церковь может высказывать свои пожелания, но последнее слово должно оставаться за реставраторами и хранителями".

    Левон Нерсесян, из интервью

    Источник.
     
  22. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    Источник.

    Вот за это.


    [​IMG]


    "Страх Божий", который Иероним Босх осмысливал и живописал, не нужен и непонятен нынешним экспертам, зато плоть привлекает их внимание и возбуждает. Язык искусства для них ничто, "плотские" категории - всё. Страх им известен только чиновничий. Босху, наверное, было бы худо, окажись он здесь сейчас. Великая Инквизиция до Босха не добралась, но добралась Федеральная антимонопольная служба.
     
  23. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG]


    "Серджио Морабито:
    Я в нем [Кирилле Серебренникове] вижу большого художника. Он не размахивает транспарантами с политическими лозунгами. Сила Серебренникова - в силе его искусства, важной составляющей которого является умение найти болевые точки общества. Он не провокатор, не тот человек, который обходным путем громкого политического ангажемента пытается привлечь к себе внимание и утвердиться как художник. Как раз наоборот. Серебренников обращается к нам, к публике, исключительно посредством своего искусства.

    - Внезапное задержание Серебреникова удивило вас?

    - Ужас всей ситуации в том, что не так уж и удивило. Арест стал кульминацией давления, которое нагнеталось на протяжении уже долгого времени. Таким образом пытаются заставить его замолчать как художника. В этом истинная цель всех этих необоснованных репрессивных мер. Разумеется, обвинения против него политически мотивированны. Я лично знаю Кирилла Серебренникова как абсолютно порядочного, уравновешенного и цельного человека. Он – практикующий буддист. Абсолютно немыслимо, чтобы эти обвинения, выдвинутые против него, имели под собой хоть какую-то почву. Его, в частности, обвиняют в хищении денег, выделенных на постановку спектакля "Сон в летнюю ночь". Но тот неопровержимый факт, что постановка с успехом была реализована и шла как в России, так и в других странах, суд проигнорировал. То есть цель - не разобраться в существе дела, а в том, чтобы запугать свободомыслящего человека, заставить его умолкнуть.

    - Еще до ареста у Кирилла Серебреникова изъяли загранпаспорт. До 19 октября ему он должен находиться под домашним арестом. Что теперь будет со спектаклем "Гензель и Гретель" в его постановке, премьера которого должна была состояться 22 октября в оперном театре Штутгарта?

    - Надо сказать, что значительную часть работы над постановкой Кирилл Серебренников уже сделал. Готов, например, полнометражный фильм, который станет составной частью спектакля. Мы считаем, что мы вправе довести до конца то, что Кирилл как режиссер-постановщик в значительной мере уже подготовил. Снятый им фильм представляет собой законченную партитуру оперы. Этот фильм уже сам по себе является произведением искусства. Разумеется, мы хотим показать его публике во время премьеры и на последующих спектаклях, которые мы ни в коем случае не собираемся отменять. Мы надеемся, что нам удастся с помощью его коллег и контактируя с ним самим представить зрителям авторизированную Кириллом версию его спектакля, его видение оперы.

    - Но Cеребренникову запрещено пользоваться телефоном и интернетом...

    - Последние дни, разумеется, трудно было поддерживать связь. Последний раз мы с ним встречались в Кронштадте на съемочной площадке его нового фильма о лидере рок-группы "Кино" Викторе Цое. Уже тогда было ощущение занесенного над ним дамоклова меча. Во время обысков у него были конфискованы телефон, компьютер, разграблен весь его частный архив... Поэтому уже тогда мы поняли, что надо на всякий случай быть готовым к худшему. И вот сейчас это "худшее" произошло.

    - А вы обсуждали с Кириллом какие-то возможные действия, если это случится?

    - Нет. Но сейчас мы делаем все возможное. Против преследований Серебренникова протестуют не только в театральных кругах Германии, но и в Австрии, Швейцарии, во Франции, где режиссера тоже хорошо знают благодаря спектаклям "Гоголь-центра", а также его участию в кинофестивале в Каннах. Изабель Юппер во время церемонии вручения премии "Мольер" за достижения в театральном искусстве призывала президента Путина не перегибать палку. Пока все эти усилия не дали результатов. Но тем более мы должны делать все для того, чтобы привлечь внимание на международном уровне к ситуации вокруг Серебреникова. В России должны знать, как здесь расценивают подобные действия. Похоже, что организаторов репрессий против Серебренникова, задавшихся целью добиться его уничтожения, не беспокоит международная репутация России. Но мы рассчитываем на то, что вместе со здоровыми силами в России сможем добиться прекращения этого абсурдного дела".

    Источник.


    [​IMG]
    "Соломея" Кирилла Серебренникова в Штутгартском оперном театре
     
  24. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    "1917 год - это была действительно трагедия для культуры. Недавно у нас была конференция, посвященная библиотекам и революции. И я во вступительной речи сказал, что революция нанесла чудовищный вред библиотекам. Уничтожены были частные собрания в усадьбах, библиотеки различных краеведческих обществ, клубов, монастырей, семинарий, ученых архивных комиссий, небольших музеев. Эти библиотеки, на самом деле, пронизывали всю жизнь дореволюционной России. Они достигли своего расцвета к 1917 году и - все они сжались, как шагреневая кожа. Многие погибли. Многие были свезены в госхранилища, и там оставались до 1991 года…
    То же – и с реставрацией, и с наследием. Ведь к моменту революции все уже ожидали выхода закона об охране памятников. За реставрацией на территории всей Российской империи уже был установлен контроль Императорской археологической комиссии. В Москве действовало Московское археологическое общество, в других городах - различные подобные местные организации. То есть система сохранения наследия уже фактически была создана. Все было готово к принятию закона и к воплощению мечтаний современников графа А.С. Уварова о том, что в каждой губернии будет свой хранитель, курирующий наследие. Это то, что касается организации и ограничительных мер.
    В профессиональном отношении – тоже все сильно изменилось к 1917 году. Если мы сравним русскую реставрацию 1850-х и начала 1900-х – это небо и земля. Реставрационная школа сделала значительный рывок. Лучшие ее представители подошли к признанию приоритета фрагментарной реставрации. Была осознана невозможность тотальной замены кладок и важность сохранения аутентичных деталей. Они подошли к тому, что Западной Европе тогда и не снилось, поскольку в России все это происходило под личным патронатом императора. В этом была, кстати, российская особенность. Известный историк архитектуры, профессор Кирилл Николаевич Афанасьев мне рассказывал то, что ему, в свою очередь, поведал архитектор Алексей Викторович Щусев. Щусев после окончания реставрации храма Святого Василия в Овруче был приглашен на представление к государю. И в ряду представляемых он занимал одно из последних мест – в силу своего скромного положения по табелю о рангах. Когда государь дошел до Щусева, он задержался на двадцать минут, расспрашивая об осуществленной реставрации. После этого положение Алексея Викторовича, как вы понимаете, кардинально изменилось. Это говорит о том, что реставрация уже была государственным делом. И вся эта ситуация с выстрелом «Авроры» переменилась полностью. При том, что многие архитекторы и реставраторы, начавшие свою деятельность в конце XIX – начале XX века, продолжили работать и после 1917 года".


    e7892c76bcf31abf59c13016d21ff7e9.jpg


    "...расстрел Московского Кремля большевиками в 1917 году – это поворотный момент в сознании. Никто никогда не мог себе представить, что после французов можно поднять руку на Кремль ради достижения политической цели.
    <...>
    То, что произошло, было столкновением двух цивилизаций. Одна – быстро вставшая на ноги, исполненная пренебрежения к наследию и к прошлому, готовая для достижения своей цели на любые жертвы. Другая – формировавшаяся на протяжении XIX века - от восстановления Кремля после 1812 года и указа государя 1826 года о том, что нельзя изменять древний облик церквей. Она выросла и окрепла, дав поколения меценатов, таких как Титовы, Вахрамеевы в Ярославле и Ростове Великом, имен их не счесть.
    Расстрел Кремля - это поворотный пункт в сознании, как и убийство государя. Убив государя – можно сделать все что угодно и убить кого угодно.
    Но в истории не бывает ничего линейного. Мы видим постоянное столкновение двух цивилизаций и в дальнейшем, после 1917 года. Быстро создаются ЦГРМ с рядом региональных представительств, создаются комиссии по реставрации Кремля, собора Василия Блаженного, в котором была пробита глава Входо-Иерусалимского придела. Дмитрий Петрович Сухов начинает работать в Кремле, и многие вещи там открыл первым он. Начинается работа по открытию русской иконописи. Начинается противодействие двух школ реставрации: московской и петроградской. Идет активная реставрационная жизнь: реставрируются собор Казанской Божьей матери на Красной площади, церковь Введения на Лубянке, Гребневской иконы Божией Матери и т.д. Есть мнение, что это было одобряемое правительством направление, как бы музеефикация древнерусской культуры. Логика такая: есть то, что мы не сохраняем, что уже относится к новому времени и является «поповской пошлятиной»; и вот есть настоящее, народное, которое необходимо сохранять. Это учение Ленина о двух культурах. Поэтому когда встает вопрос об иконах на Спасской и Никольской башнях Кремля, их сохраняют и реставрируют. Но все зонтики, фонари, все позднее – уничтожается.
    ЦГРМ развивают бешеную деятельность по всей стране. Развивается линия научной фрагментарной реставрации, связанная с именем Петра Петровича Покрышкина. То есть речь именно о научной фрагментарной реставрации, науки не о романтическом чтении следов, а об их археологическом прочтении, и во главу угла ставится достоверность.
    Но параллельно происходит и что-то абсолютно другое. Вот пример усадьбы Суханово. Власти – музейный отдел МОНО - пытаются сохранить усадьбу. Местные комсомольцы приезжают регулярно, чтобы ее разрушать.
    Это проявление классового чувства. Для них это – часть чуждого, враждебного мира. В силу своего образования и настроя они не понимают, что, скажем, Суханово - это свидетельство уникального явления усадебной культуры".


    1e9f7e870631a4e3b2eb90198760fb28.jpg


    "Сухарева башня – реставрировалась с конца XIX века и в начале XX-го продолжала реставрироваться. Снесена в 1934 году. Они сносят уже отреставрированные памятники. И это становится идеологией. Меня спрашивали, почему они снесли Чудов и Вознесенский монастыри, несмотря на сопротивление общественности, на письма старого большевика Невского, который был тогда директором Ленинской библиотеки. У меня один ответ: им нужно было секуляризовать облик Кремля. Они не могли больше проводить парады на Красной площади, имея фоном кресты Вознесенского монастыря. Все вычищается, кроме Соборной площади. Остается то, что снести в принципе нельзя. Но они сносят все монастыри, все церкви на Подоле – то, что никому не мешает и в принципе могло бы быть использовано под склады или как оборонительные сооружения. Но… сначала сносят монастыри, чтобы устроить казармы, потом оказывается, что это не нужно и туда всаживают первую пулеметную школу. И она тоже оказывается ненужной.
    <...> Сносят, чтобы устроить имперский плацдарм. Может быть, это связано с тем, что появляются ленинградские архитекторы, которые приезжают в массовом порядке в Москву и мыслят категориями не средневекового, а классицистического города. И традиционная московская среда кажется им хаотичной и вписывается в их систему ценностей. Но тот, другой цех – не сдается, по крайней мере, обмеряет и исследует. То есть другая жизнь происходит параллельно. Ее приверженцы выезжают, вытаскивают кирпичи, белокаменные карнизы, наличники из обломков зданий и везут, что возможно, в Донской монастырь. Спасают то, что можно спасти. Но победить этого разрушения они не могут. И переубедить никого невозможно".

    "...борьба доходит до точки, когда новая власть уже ничего не боится и не стесняется, а активной прослойки, которая может противостоять, становится мало. И тогда - начинают ломать то, что недавно отреставрировано. И они наносят окончательный удар по традиционному просветительскому укладу: закрывают многочисленные краеведческие общества, новые музеи; все дореволюционные формы жизни, основанные на «любви к отеческим гробам», начинают так или иначе уничтожаться. Уничтожаются ЦГРМ, люди отправляются в ссылки. Этот активный процесс начинается в конце 1920-х годов и достигает апогея в середине 1930-х.
    Конечно, полной пустыни никогда не бывает. Выходит указ о создании творческих союзов и образовании Академии архитектуры. В этот момент начинается борьба с авангардизмом, поворот к историческим формам архитектуры - и эти темы становятся темами аспирантов, их посылают обмерять памятники. Кстати, один из крупнейших фондов Музея архитектуры составлен на трудах этих студентов-аспирантов. Вот сейчас, когда сносят какой-нибудь исторический дом, никто же не призывает ЦНРПМ обмерять его и проводить фотофиксацию. А тогда в торговле с государством всегда был договор о том, что будет произведена фиксация и обмер. Иначе мы бы вообще ничего не знали – об Успенском соборе в Костроме, церкви Троицы в Полях, Николы в Мясниках в Москве и массе других выдающихся памятников.
    Эти люди как-то продолжают сопротивляться, пишут письма, обращения. Но активного коллективного сопротивления, которое было при сносе монастырей в Кремле – такого не было. И тут же хочу сказать, что уверен: никогда не было попыток снести собор Василия Блаженного. Это исторический анекдот, я считаю. Может быть, моя аргументация покажется нелепой, но я хорошо знаю архив собора. Каждый год на его содержание и ремонт выделялись средства, исключение только в 1942 году, в разгар войны. В 1937 году, к 20-летию новой власти, завершился очередной этап реставрации собора под руководством Дмитрия Петровича Сухова.
    Но вокруг собора все, что не является туристическим объектом, открыткой и декларацией власти о заботе о культуре и наследии, безжалостно уничтожается".


    [​IMG]


    "Я храню Малую советскую энциклопедию 1928 года. Она показывает историю человечества с точки зрения большевиков. Вы там не найдете многих художников, композиторов. Но там будут все, кто приближал Октябрь. Там будут сведения обо всех народовольцах, о которых потом старательно забудут, потому что их расстреляют, там все деятели политических партий. Вся история рассматривается как приближение новой эры.
    А историческая архитектура этому мешает. Чуть-чуть помогает учение Ленина о двух культурах, но до поры до времени. И начинается в том числе и уничтожение символов.
    Давайте вспомним, в 1924 году – похороны Ленина. С чем, с какими лозунгами идут люди: «Могила Ленина – колыбель человечества». Это же антитеза христианства. Мы почитаем Гроб Господень как свидетельство кровавой жертвы, принесенной за спасение рода человеческого, как свидетельство нашего спасения. Переворачивая это, большевики пишут: могила Ленина – колыбель человечества. Это антихристианское, но вместе с тем религиозное сознание. И прошлое в таком контексте становится самым главным врагом".

    "Мы и по сей день пытаемся убедить власть в том, что древнерусская архитектура – это главное свидетельство национальной самоидентификации. Потому что – чисто гипотетически - вот рухнут все храмы Русского Севера, на которые сейчас не выделяются деньги. И трудно будет доказать, что это не исконно финские земли. При определенном повороте. И так же с памятниками Великого Новгорода. Памятники – это рэперы существования цивилизации и бытования народа на этой территории.
    Но нас никто не услышит, пока не возникнет ситуация, как в эпоху Великой Отечественной, когда все поймут, что без этого – нельзя заставить народ любить свою землю".

    "...при Хрущеве начались сносы. Хрущев нарушает «конкордат» Сталина с Церковью, по которому он не будет закрывать храмы, открытые немцами на оккупированных территориях. Снова начинаются гонения. Сносят церковь Благовещения XII века в Витебске - при Хрущеве. Послевоенные сносы памятников происходят при нем. Однако благодаря пропаганде - его считают освободителем Отечества из лагерей. А ведь он развязал террор против Церкви и истории, потому что он – настоящий ленинский комсомолец.
    Убрали Хрущева – опять пошел расцвет реставрации, 1960-80-е годы. Дальше – наш период, по-своему страшный.
    <...> Мы за одну секунду вернулись в XIX век. К священникам, приказывающим сбить старинные фрески, ломающим старые иконостасы, перестраивающим храмы, пристраивающим апсиды. Мы не могли себе представить, что реставраторы начнут во всем этом участвовать. Меня потрясло, что... <...> мне стали звонить некоторые коллеги и говорить: «Когда начнете восстанавливать монастыри, не забудьте нас». Меня это потрясло. Никакого противодействия новоделу и понимания того, что это необходимо только в исключительных случаях, когда есть археологические обмеры, когда это градостроительная доминанта и т.п. Искать врага невозможно. Он – в нас. Уродуют памятники нам подобные. Тот цех, который существовал в 30-40-е и продолжил дело в 50-60-е – он видоизменился. Интеллигенция, в том числе и архитектурная, выдержала давление большевиков, но не выдержала соблазна государственного заказа".

    Андрей Баталов

    Источник.
     
  25. Ондатр

    Ондатр Super Moderator

    Сообщения:
    24.950
    Симпатии:
    6.511

Поделиться этой страницей