1. Яник

    Яник Вечевик

    Сообщения:
    3.969
    Симпатии:
    698
    Навестил я вице-адмирала Кудрявцева.
    Он был не особо расположен к беседе. От диктофона и фото отказался. В другой раз, говорит.
    В Трубчевске, говорит, меня все знают.
    Протасий Левенок - как же, это мой родственник. Художник. Младших Левенков не помнит.
    Последний адрес в Трубчевске: ул.Володарского 10.
    Папа Григорий Тимофеевич был почтальон. Мама Елена Митрофановна была неграмотная.
    Еще помнит деда Тимоху (т.е. Тимофей) и бабку Варвару.
    Про музей я сказал, он слышал, какую-то фамилию назвал, я не запомнил. Пилютину не знает, Шпиленок тоже.
    Последний раз в Трубчевске был на праздновании 1000-летия Трубчевска. Сейчас, говорит, ему 1040 лет. Т.о. последний раз лет 40 назад был.
    Куда-то он пишет заявления, чтобы Трубчевску присвоили официальное звание "город партизанской славы".
    Он в контакте с каким-то главным начальником по культуре Трубчевска.
    Какую-то книгу написал, готовит ее к своему 90-летию. Автобиографическую, надо понимать. Она уже готова в электронном виде. В бумажном будет в конце года.
    Еще говорил о каком-то альбоме, который обещал показать в будущем. Как я понял, что-то краеведческое с видами Трубчевска и окрестностей.
    Вот пока всё.
     
    list нравится это.
  2. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    Да-да, это 1975-й - год, когда вышеупомянутый памятник Бояну устанавливали.

    Подумать только - какая золотая жила этот род! Странно, что Олег Протасьевич и его дети не назвали нам на встрече такого знатного родственника. Возможно, там тогда дело просто не дошло до родственников - мы всё больше про самих Левенков и про Даниила. А Левенкам и о себе было что рассказать. Мы ещё тут до них дойдём (надеюсь).

    Спасибо Вам огромное, Яник. Всё это очень интересно, нити эти все. Если ваше знакомство продолжится, держите в курсе.

    Вообще Трубчевск Левенками был довольно прочно связан с Ленинградом. Разносторонне талантливый Протасий
    Протасий Левенок_скульпт.jpg
    мастерил скрипки и отвозил их туда на продажу; из Ленинграда приезжала палеонтологическая экспедиция для раскопок мамонта под Трубчевском; в ленинградских журналах Протасий печатал свои стихи и заметки - его даже навещала одна из редакторов, приезжала специально для того, чтобы убедить печататься в подшефном ей издании. Так что дорожка туда (и оттуда) была протоптана. Вот и Вы отголосок принесли. Спасибо большое ещё раз.
    Жаль только, что сфотографироваться отказался. )
     
  3. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    Даниил Андреев видел военный Ленинград. Осаждённый. К нему он шёл по льду Ладожского озера в январе 43-го.

    А в детстве его брал в те края отец: на Чёрную речку в Финляндии, где у него был огромный странный дом. Немного позже мы тоже туда заглянем - этот дом стоит того, чтобы уделить ему внимание.

    Леонид Андреев пытался общаться с младшим сыном, и в первый раз хотел забрать его от Добровых по возвращении из-за границы весной 1907 года. Даниилу всего 6 месяцев, и его, конечно, не отдали, едва выходив. В одном из писем к матери Леонид Николаевич тогда же писал: «Данилочка выглядит хорошо, очень весёлый, на меня смотрит и удивляется».

    Выглядеть хорошо у маленького Даниила были все основания. В семье доктора Доброва – фамилия говорящая и соответствующая истинному характеру главы семейства – приёмный ребёнок чувствовал себя как в родной. "Нет, младенчество было счастливым" - писал он позже в стихотворном цикле "Восход души".

    Доктор Филипп Александрович Добров, глава многочисленной семьи, работал очень много и был не только хорошим доктором, у которого лечилось полмосквы (работал в 1-й городской больнице), но и характером своим полностью оправдывал фамилию. Даниил Андреев посвятил ему стихотворение "Старый дом". В нём он бесконечно нежно и с огромной благодарностью отзывается о дяде:

    "О, отец мой - не кровью,
    Доброй волею ставший!
    Милый Дядя, - наставник и друг!
    "

    Филипп Александрович Добров, 1900-1910-е.jpg
    (Ф.А. Добров в период 1900-1910 гг.)

    "В семье Добровых старшему сыну полагалось наследовать профессию врача, поэтому Филипп Александрович и стал врачом, хотя страстно любил историю и музыку, которую хорошо знал, прекрасно играл на рояле. У очень музыкальных людей бывает особое глубокое и чуть отстраненное выражение глаз, а на лицах их лежит как бы тень легкого светлого крыла. Таким было лицо доктора Доброва", - пишет Алла Андреева в мемуарах ("Плаванье к Небесному Кремлю").

    "Человеком громадной, редкой и возвышенной культуры и редкой внутренней скромности" называл его близкий друг Даниила Сергей Ивашёв-Мусатов. Он вспоминает особый дар Филиппа Александровича вести беседу с любым человеком. "Это был в полном смысле обмен мыслями и ни в коем случае не споры. И такой, чуждый спора, обмен мыслей давал и Филиппу Александровичу, и беседующему с ним какое-то своеобразное ощущение, что произошло нечто глубокое и важное в жизни и того, и другого, что трудно объяснить, но что несомненно важно и нужно было для внутренней духовной жизни говоривших между собою" (С. Ивашёв-Мусатов. "Дом Добровых". Цит. по книге Б.Н. Романова "Жизнь Даниила Андреева").

    Доктор Добров был открытым человеком. И его дом был домом с открытой дверью.

    В стихотворении "Старый дом" Даниил пишет:

    "А на двери наружной,
    Благодушной и верной,
    "ДОКТОР ДОБРОВ" - гласила доска,
    И спокойно и мерно
    Жизнь текла здесь - радушна,
    Широка
    ".

    Алла Александровна Андреева в своих воспоминаниях описывает уютные картины семейной жизни Добровых, запомнившиеся ей по рассказам мужа. В гостеприимном доме часто собирались большие компании из круга интеллигенции и богемы. "...сквозь замочную скважину маленький Даниил разглядывал Шаляпина и Бунина, Скрябина и актеров Художественного театра, Горького и многих еще гостей Добровых".

    Одна из знакомых Добровых, Ольга Бессарабова, появившись у них в 1915 году, чтобы заниматься с маленьким Даниилом, восхищённо назвала этот дом сердцем России, сердцем Москвы: "Дом Добровых кажется мне прекрасным, волшебным резонатором, в котором не только отзываются, но и живут: музыка - самая хорошая...(Бах, Глюк, Бетховен, Моцарт, Лист, Берлиоз, Шопен, Григ, Вагнер), стихи на всех языках, всех времён и народов... События, мысли, книги. Отзвуки на всё, что бывает в мире, в жизни" (дневник 1917 года).

    Мальчик рос в атмосфере любви и заботы, никому не доставлял хлопот, был ласковым и необычайно чувствительным к языку. Например, вместо слова "вуаль" он говорил - "валь". Но не потому, что не знал правильного произношения или физически не мог выговорить, как это часто бывает с детьми - нет, причина была в другом: произносить это необыкновенное, чарующее слово вслух, на людях, нельзя - казалось Даниилу, и он, оставшись один, шептал в подушку, замирая от красоты: "ву-аль". "...для меня это – "в запредельные страны музыкой уводящие звуки". Всё дело в том, что будучи совершенно лишён музыкальности в собственном смысле этого слова, я переобременён крайне острой фонетической восприимчивостью", - так много лет спустя, объяснял сам Даниил Леонидович жене в письме от 14 января 1956 года, из Владимирской тюрьмы.
     
  4. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    В такой редкой, удивительно гармоничной атмосфере рос Даниил Андреев. Эта атмосфера как нельзя более соответствовала его нраву, его внутреннему строю, она во многом и взрастила этот строй. И много позже, оказавшись на трубчевских холмах, Даниил почти сразу - по случайному знакомству - тут же попадает в дом, словно повторяющим ту же самую атмосферу немного в других условиях. Дом, который называли сердцем Трубчевска. Сердцем русской провинции. Здесь он нашёл те же умные, глубокие беседы, те же чтения стихов, ту же музыку и ту же доброжелательность и любовь к жизни, которые взрастили его.
     
  5. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    Но был в жизни Даниила (нечасто) и другой дом - дом на Чёрной речке в Финляндии (Ваммельсуу), которым владел его отец. Этот необычный дом был полной противоположностью открытому дому Добровых - и, позже, Левенков. Как и Чёрная речка контрастно перекликается со "светлой Неруссочкой".

    С отцом Даниил вообще виделся редко. Добровы снимали дачу в подмосковном Бутово, и Леонид Николаевич приезжал туда (там же он виделся с отцом и братом Вадимом в последний раз летом 1916 года). Другой вариант встреч - поездки в финский дом.

    По воспоминаниям тамошнего соседа, драматурга Ф. Н. Фальковского: "Клочок земли на финской скале стал миром Леонида Андреева, его родиной, его очагом: сюда он собрал свою многочисленную семью, свои любимые вещи, свою библиотеку, и из этой добровольной тюрьмы он очень неохотно, только по необходимости, выбирался на несколько дней по делам своих пьес в Петербург или Москву... Где бы он ни находился, он рвался обратно в свой дом, роскошно, уютно обставленный, с сотнями любимых мелочей, из которых каждая невидимой нитью тянулась к его мозгу и сердцу..."

    В цикле "Восход души" Даниила Андреева есть описание воспоминаний, впечатлений об этом странном доме и об отце (образ дома словно подчёркивает и дорисовывает образ Леонида Андреева):

    ...Вот кончен ужин. Сквозь дверь налево
    Слуга уносит звон длинных блюд.
    В широких окнах большой столовой -
    Закат в полнеба, как Страшный Суд...
    Под ним становится снег багровым
    И красный иней леса несут.


    Ступая плавно по мягким сукнам,
    По доскам лестниц, сквозь тихий дом
    Подносит бабушка к страшным окнам
    Меня пред детски безгрешным сном.
    Пылая, льётся в лицо поток нам,
    Грозя в молчанье нездешним злом.


    Он тихий-тихий... И в стихшем доме
    Молчанью комнаты нет конца.
    Молчим мы оба. И лишь над нами,
    Вверху, высоко, шаги отца:
    Он мерит вечер и ночь шагами,
    И я не вижу его лица
    ".
    (1935)
     
  6. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    Леонид Андреев был не только популярен - он был и богат. Его внучка Ирина Григорьевна, дочь единственной дочери Веры от второго брака, в интервью КМ.Ru (после 2006 года) рассказала: "Л.А. в то время (до 1916 года - прим.) был очень богат. Он получал такие гонорары, которые даже поэтам не снились. Ни один прозаик ни до него, ни после не получал за свои произведения построчно – по 5 рублей золотом за строчку. И это в то время, когда курица стоила 14 копеек. Недаром ведь он построил такой огромный, необычный дом в стиле норвежского модерна (кстати, по собственному рисунку). Могу себе представить, сколько стоил этот гигант. И хотя в шутку сам Л.А. называл свой дом "Вилла Аванс", но деньги по тем временам он зарабатывал на самом деле просто бешеные. <...> Именно потому, что Леонид Николаевич получал такие "аховые" гонорары он и мог позволить себе столь дорогостоящие "хобби" – быть фотохудожником и даже мореплавателем: купил огромную морскую яхту "Савва" (название одной из пьес Л.А., имя мецената – в свое время именно Савва Морозов "чисто конкретно" помог Л.А. и отправил ему инкогнито внушительную сумму, именно поэтому старший сын от второго брака с моей бабушкой был назван Саввой). Он завел на своей вилле целое семейство сенбернаров – огромных швейцарских собак, красивых и добрых. Он же купил, по-видимому, тогда еще только в разработке немецкий фотоаппарат, накупил всяких там реактивов и прочего для проявки и печати (все делал исключительно сам) и всерьез занялся фотографированием. Что самое поразительное, его фотографии не воспринимаются как фотографии – они воспринимаются, как живописные полотна, не правда ли? А до 1916 года они сняты потому, что потом он уже не мог доставать реактивы, пленки и прочее – ведь пылала первая мировая война".
    Л.Н. Андреев, Ф.А. Добров, Даниил на Чёрной речке.jpg
    (Леонид Андреев, Филипп Добров и Даниил, 1912 г.)

    Л. Андреев на моторной лодке Савва 1910.jpg
    (Леонид Андреев на моторной лодке "Савва", 1910 г.)

    Эти фотографии (и те, что в посте выше) выполнены в стиле автохром. Это один из старейших процессов цветной фотографии. Был запатентован братьями Люмьер в 1903 году и вышел на рынок в 1907, оставаясь единственным массовым способом цветной фотосъёмки вплоть до 1935 года. Они хранятся в музее Леонида Андреева в Орле. Там же находится кресло, в котором он сидит на одном из автопортретов за рабочим столом, и множество других весьма интересных экспонатов.​

    Об увлечении Леонида Андреева этим дорогостоящим видом фотографии вспоминал впоследствии Корней Чуковский: «Казалось, что не один человек, а какая-то фабрика, работающая безостановочно, в несколько смен, изготовила все эти неисчислимые груды больших и маленьких фотографических снимков, которые были свалены у него в кабинете, хранились в особых ларях и коробках, висели на окнах, загромождали столы. Не было такого угла в его даче, который он не снял бы по нескольку раз. Иные снимки удавались ему превосходно - например, весенние пейзажи. Не верилось, что это фотография, - столько в них было левитановской элегической музыки. В течение месяца он сделал тысячи снимков, словно выполняя какой-то колоссальный заказ, и, когда вы приходили к нему, он заставлял вас рассматривать все эти тысячи, простодушно уверенный, что и для вас они источник блаженства. Он не мог вообразить, что есть люди, для которых эти стеклышки неинтересны. Он трогательно упрашивал каждого заняться цветной фотографией. Ночью, шагая по огромному своему кабинету, он говорил монологи о великом Люмьере, изобретателе цветной фотографии, о серной кислоте и поташе... Вы сидели на диване и слушали».
     
  7. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    Провидение подарило Даниилу совсем другое детство - лишённое родной семьи и богатства, но наполненное доверху любовью и добротой:

    "...детство Даниила в семье Добровых было очень счастливым, он благодарил за это Бога до последних дней и помнил много веселых и забавных эпизодов из своего детства. Например, к Дане приходил домашний учитель, который установил две награды, вручавшиеся в конце недели за успехи в учении и поведении. Вручались — одна буква санскритского алфавита и одна поездка по Москве новым маршрутом — сначала конки, а потом трамвая. Санскритские буквы околдовали мальчика любовью к Индии, а поездки по Москве укрепили врожденную любовь Даниила к родному городу" (А.А. "Плаванье..").

    "В школе Даню называли королем игр. Он в любую игру вкладывал все воображение, способность к полной самоотдаче. Вот еще одна чудесная шалость. Даниил учился в частной гимназии сестер Репман, потом ставшей советской школой. Она находилась в Мерзляковском переулке. Как-то ребята страстно заспорили о том, сколько груза поднимут воздушные шарики, и решили это проверить. Сложив деньги, выданные родителями на завтраки, они купили связку воздушных шаров и привязали к ним маленькую дворовую собачку. Спор-то шел всего-навсего о том, приподнимут шары песика или нет. Каково же было изумление ребят, их восторг и страх за бедное животное, когда шарики подняли собаку на высоту второго этажа и она с громким лаем понеслась вдоль переулка, задевая по дороге окна.
    Не так ли и не тем же ли переулком летела на метле Маргарита, разбивая окно негодяя Латунского? Кстати, одно время Михаил Афанасьевич Булгаков жил в Малом Левшинском напротив добровского дома. Но знакомы они не были" (А.А. "Плаванье...").

    До 60-х годов это был двухэтажный старый дом, переживший ещё пожар Москвы в дни Наполеона (его так и называли - донаполеоновский). Добровы занимали весь первый этаж (из воспоминаний А.А.):

    Дом Добровых в М.Лёвшинском (дом 5).jpg
    Дом № 5 в Малом Лёвшинском переулке (не сохранился)

    Дарования маленького Даниила очень ярко характеризуют его детские тетради. Они уцелели чудом (ведь всё написанное Д.А. до 1947 года было уничтожено на Лубянке, включая письма, записки и т.п.): 2 объёмистые тетради общей сложностью в 600 страниц бережно сохранил его друг Сергей Ивашёв-Мусатов (первый муж Аллы Андреевой).

    Даниил любил описывать вымышленные страны (страна Мышиния, Орлионтана) и целые планеты (планета Юнона), их летописи и мифологию, живописал основных богов и героев истории, рисовал карты и портреты, есть и аллегорические рисунки ("Любовь", "Добро", "Зло", "Лесть" и т.п.).

    Эти страницы сохранили и первые стихотворения Дани. Самое первое мальчик написал в 8 лет, стихотворение называется "Сад":

    Где цветет кустами жасмин,
    Где порхают стрекозы гурьбою,
    Где сады хризантем, георгин
    Распластаются цепью немою,
    Там теперь уже лето другое:
    Там построен громаднейший дом;
    Не цветет уже больше левкоя:
    Там огромнейший город кругом.
    (весна 1915 г.)


    Почти все детские стихи Даниила посвящены родственному общению с природой и столь же живому ощущению присутствия Бога:

    Синяя даль убегает волнами,
    Чудится запах далеких лесов
    Как приятно быть там, в этой дали лесов,
    В этой дали лесов, далеко
    Как приятно вдыхать ароматы лугов,
    Ароматы лугов глубоко!
    Как приятно быть там и лететь высоко,
    Словно птица над морем полей
    О, как там хорошо-хорошо!
    И душа там как будто живей!
    (август 1918 г.)


    Подрастая, мальчик стал смотреть на звёзды:

    "...одиннадцатилетний Даниил увлекся астрономией, он часами просиживал на крыше двухэтажного «донаполеоновского» домика, в первом этаже которого жили Добровы. После следствия и приговора «органы» вместе с произведениями Даниила сожгли и письма Леонида Андреева к Добровым, его очень близким друзьям. Привожу по памяти кусочек одного письма, очень нас развеселившего:

    «Даня совсем как мой герой из драмы «К звездам»: кругом бушует война и революция, а он пишет мне целое письмо — только о звездах…»" (А.А. "Плаванье...").

    За детство - крылатое, звонкое детство,
    За каждое утро, и ночь, и зарю,
    За ласку природы, за тихий привет Твой,
    За всю Твою щедрость благодарю
    .

    - писал Даниил Андреев в заключительном стихотворении из цикла "Восход души".

    В 1917 году поступил в частную гимназию Евгении Репман, "одну из самых передовых и демократических в Москве, практиковавших ещё до революции совместное обучение" (цит. из Автобиографии красноармейца). Вскоре частная гимназия стала советской школой и до времени окончания (1923) неоднократно сменила своё название и нумерацию.

    Так подробно мы остановились на детстве Даниила потому, что в нём, словно в миниатюре, можно увидеть всю его дальнейшую жизнь, особенности его характера и самовыражения в творчестве. Теперь слегка прибавим скорости.
     
  8. Яник

    Яник Вечевик

    Сообщения:
    3.969
    Симпатии:
    698
    Пару раз пытался я отыскать это место. Дома самого не существует, как я понимаю. По описаниям локализовать место не получается. Там где Черная речка в Финский залив впадает. А на правом или левом берегу? Спрашивал я у тетки-хранительницы музея Леонида Андреева в Орле. Были мы там представительной делегацией в прошлом мае. Но откуда ей знать? Хотя биографию Леонида она гладко излагала. Летом опять сгоняю на Черную речку. Надо разобраться.
     
  9. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    Узнаю брата Васю. ) Так же дотошно отыскивала тут все эти данииловы маршруты...

    Дома нет. В интернете нашла, что после смерти Леонида дом продали за долги и разобрали.

    Тут вот говорят, что где-то у поста ГИБДД нужно искать вдоль Чёрной речки.
    (Нас таких много...) )

    А вот здесь хорошая страничка с воспоминаниями Вадима Андреева и множеством фотографий дома и окрестностей.
    Например, вот по этому зимнему виду
    Зимний вид Ваммельсуу, 1910.jpg

    - вилла слева вверху - можно понять, что это высокий берег реки (Даниил, катаясь с этой горки на санках, чуть в этой речке не утонул). Там ещё обрыв неподалёку где-то.
    Музей понравился? На Галину Павлову, к сожалению, мне так и не удалось выйти.
     
  10. Яник

    Яник Вечевик

    Сообщения:
    3.969
    Симпатии:
    698
    Да.
    Вот фотка невысокого качества. Ваш покорный слуга с другой РМ-публикой рассматривает в музее альбом с упомянутыми выше цветными фотографиями Леонида.
    Орел, май 2015
    [​IMG]
     
    list нравится это.
  11. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    "Гармонию детства" Даниила безжалостно разрушила революция, когда ему было 11 лет. В октябре 1917-го на уличных перекрёстках горели костры, толклись вооружённые люди, на крышах устанавливали пулемёты. Во время восстания юнкеров тихий Малый Лёвшинский переулок оказался под огнём. По Москве шла стрельба, всюду были следы боёв: разбитые стены, выбитые окна, повреждённые купола церквей. В декабре по карточкам давали четверть фунта хлеба на человека в сутки. 1 февраля 1918 года ввели новый стиль, и сразу наступило 14-е число.

    На Пасху в этот год народ в первый раз не пустили в Кремль, на территории которого Даниил любил гулять с раннего детства:

    Но степенились ножки прыткие,
    Когда, забыв и плач и смех,
    Вступал в ворота Боровицкие
    Я с няней, седенькой как снег!


    Мы шли с игрушками и с тачкою,
    И там я чинно, не шаля,
    Копал песок, ладоши пачкая
    Землею отчего Кремля.

    (из цикла "Святые камни", 1 гл. РБ)

    В июле стало известно о расстреле царя. Привычный мир рухнул. Всё изменилось.

    "Революция и разруха коснулись всех, и все искали способа прокормиться. Семья Добровых в значительной степени поддерживала свое существование продажей препарата, изобретения Филиппа Александровича, который назывался «Дрожжи доктора Доброва» и в свое время был очень популярен в Москве. Разносчиками его были пятнадцатилетний Даниил и его подруга с 4-летнего возраста Таня Оловянишникова (из семьи купцов Оловянишниковых). Дети ходили пешком по Москве, что в те годы делали все за полным отсутствием транспорта. А потом у Даниила это перешло в бесконечные одинокие, дневные и ночные, странствия, навсегда связавшие его особой любовью с Городом" (Алла Андреева "Суть его жизни").

    Надо сказать, что семья Добровых была глубоко религиозной, и Даниил Андреев рос, впитывая дух православия. В годы гонений на церковь православие ушло в подполье, вера - в глубину, молчание и сокровенность. И в этой сложной среде формировалось сознание Даниила, постепенно раскрывался дар духовидения, которое легло в основу его творчества, стало его истоком и сутью.

    Впервые этот дар «заявил о себе» в возрасте неполных 15 лет (в августе 1921 года):

    "Это случилось в Москве, на исходе дня, когда я, очень полюбивший к тому времени бесцельно бродить по улицам и беспредметно мечтать, остановился у парапета в одном из скверов, окружавших Храм Христа Спасителя и приподнятых над набережной. Московские старожилы еще помнят, какой чудесный вид открывался оттуда на реку, Кремль и Замоскворечье с его десятками колоколен и разноцветных куполов. Был, очевидно, уже седьмой час, и в церквах звонили к вечерне... - Событие, о котором я заговорил, открыло передо мной или, вернее, надо мной такой бушующий, ослепляющий, непостижимый мир, охватывавший историческую действительность России в странном единстве с чем-то неизмеримо большим над ней, что много лет я внутренне питался образами и идеями, постепенно наплывавшими оттуда в круг сознания". (РМ)

    Второе сильное переживание мистического плана случилось в церкви Покрова-в-Лёвшино спустя 7 лет, весной 1928-го, на Пасху:

    "Внутреннее событие, о котором я говорю, было и по содержанию своему, и по тону совсем иным, чем первое: гораздо более широкое, связанное как бы с панорамой всего человечества и с переживанием Всемирной истории как единого мистического потока, оно, сквозь торжественные движения и звуки совершавшейся передо мной службы, дало мне ощутить тот вышний край, тот небесный мир, в котором вся наша планета предстает великим Храмом и где непрерывно совершается в невообразимом великолепии вечное богослужение просветленного человечества".

    В храме Покрова иногда служил и патриарх Тихон; по воспоминаниям соседки Добровых, в такие дни он обедал у Добровых.

    Как и многие другие, этот храм не сохранился. Но мы можем увидеть его на фото 1913 года:

    Храм Покрова в Лёвшине, 1913 (не сохранился).jpg Жилой дом на месте храма Покрова-в-Лёвшино.jpg

    А рядом - здание жилого дома, которое стоит на месте храма сейчас.
    За эти семь лет Даниил Андреев окончил школу...

    Выпускной класс Д.А., 1923.jpg Даниил Андреев, 1923, год выпуска школы.jpg
    Школьный выпуск (Д. Андреев второй слева в верхнем ряду), 1923 г.

    ...и проучился около трёх лет на Высших литературных курсах.
    Его однокашниками были Арсений Тарковский, Юрий Домбровский.

    [​IMG] [​IMG]

    Все эти годы – непростые годы взросления, становления - были наполнены глубокой внутренней работой, - и не только собственно литературной, но и неразрывно слитой с ней духовно-религиозной, с плутаньями, соблазнами, искушениями разного рода, о которых он позже глухо скажет и в «Розе Мира», и в стихотворных циклах поэмы «Дуггур». Это был период безответной влюбленности в одноклассницу, Галину Русакову (посвящает ей цикл стихов "Лунные камни"), нелепой женитьбы на однокурснице Александре Горобовой, фактическим мужем которой он так и не стал (брак был зарегистрирован в конце августа 1926 года, а разрыв произошёл в конце октября - начале ноября этого же года; официальный развод - в феврале 1927 года), и романтических мечтаний о единственной избраннице.

    К моменту окончания Высших литературных курсов (1929) Даниил твёрдо знал одно: он - поэт. И точно так же ясно осознавал: при новой власти его никогда не напечатают. Противостояние тирании пронизывало всё творчество Андреева, он отважился писать то, что многие другие боялись даже думать.

    Литературные занятия прерывались необходимостью заработать на хлеб насущный, и он нанимался на приработки то тут, то там - в качестве художника-шрифтовика, оформителя, литературного правщика и т.п. Писанию шрифтов обучил Даниила сын Филиппа Александровича Доброва - Александр, который, окончив Архитектурный институт, не смог работать архитектором после перенесенного энцефалита и работал художником-оформителем. Это ремесло позволяло зарабатывать на скромную жизнь.

    Время на творчество, на драгоценное «своё», оставалось ночью. По ночам Даниил Андреев пишет стихи, в 1924-м начинает работу над романом "Грешники" (уничтожен), поэму "Красная Москва" (позже она отозвалась в триптихе "Столица ликует", гл. 3 РБ), начинает поэтический цикл "Катакомбы" (ок. в 1941 г.). В 1929 году редактирует и комментирует сборник "Реквием", посвящённый десятилетию со дня смерти отца. В следующем году работает над созданием поэмы "Солнцеворот" (уничтожена, но некоторые строфы вошли в Симфонию о смутном времени - "Рух"), позже - поэмы "Песнь о Монсальвате". Читает - всегда много и увлечённо. Особенная страсть к Древнему Востоку - нововавилонская Халдея, сокровенное знание жрецов Вавилона и Египта, буддизм, мистическая Индия (стих. "Сеннар" - библейское название Вавилонии*, где Д.А. вспоминает себя).

    * Вавилонская культура - первая, где сформировалось существо уицраора по РМ

    По вечерам к Даниилу приходили друзья:

    Андрей Дмитриевич Галядкин - художник-гравёр,
    Александр Михайлович Ивановский - художник, сын священника, работал вместе с Д. оформителем над заказами,
    Виктор Михайлович Василенко - поэт,
    Евгений Белоусов - писатель,
    Виктор Андреевич Кемниц - инженер-конструктор,
    Анна Владимировна Скородумова, жена Кемница - балерина Камерного театра (с ней у Д.А. был короткий роман),
    Александр Александрович Добровольский - прозаик,
    Сергей Николаевич Ивашёв-Мусатов - художник.​

    Из воспоминаний Василенко В.М.:

    "В доме Добровых в большой столовой иногда устраивались вечера, собирались гости, усаживались за длинный (до пяти метров! - при помощи вставных досок) стол. Угощение всегда было очень скромное: какие-нибудь бутерброды, сухарики, чай. Потому что все жили тогда скромно и трудно. Но людей бывало много, все оживленно разговаривали. Это была литературная интеллигенция. Руководил всем его родственник, переводчик А.В. Коваленский. А Даня сидел молча, говорил, при мне во всяком случае, редко, и ни в каких спорах участия не принимал. Потом он мне делал знак глазами, мы уходили к нему, и Даня обычно читал мне стихи".

    Из воспоминаний А.А.:

    "Дом Добровых был патриархальным московским домом, а значит – хлебосольным и открытым. Открытым для очень большого количества самых разных, самых несогласных друг с другом людей, которых объединял интеллектуальный уровень, широта интересов и уважение друг к другу".

    Люди должны делиться друг с другом только самым лучшим, что у них есть, считал он. У Даниила этим "лучшим", на его взгляд, были его стихи, и к друзьям он всегда приходил с тетрадкой стихов.

    Василенко вспоминает: "Стихи он читал великолепно. Он не был декламатором, не завывал. У него была какая-то особая проникновенно-певучая манера чтения. Читал большею частью с листа и говорил так: «Я читаю из тетради, Витя, потому что в стихах ошибаться нельзя». ... Поэтому поэт должен читать по книге или тетради. Это оберегает стихотворение. И этому я научился у Дани".
     
    Яник нравится это.
  12. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    А вот быт был не очень-то благополучным. В нескольких комнатах ютились до десятка человек, совместное хозяйство в условиях дефицита, голода становится поводом для ссор, часто сгущались тучи. Долгое время у Даниила не было своего угла. Наконец брат Александр с женой Маргаритой решают уехать за Урал, в строящийся город Магнитогорск, и Даниил получает их комнату. Счастью не было предела, да и напряжённая атмосфера в доме разрядилась:

    "До их возвращения я занимаю их комнату. Совершенно ее переделал. Для тебя, вероятно, непонятно, что у нас "получить комнату" значит испытать величайшее счастье. Получивший комнату не в состоянии 1/2 года согнать со своего лица идиотски-блаженную улыбку. Уверяю тебя, что возможен даже роман с комнатой. После 7 лет, проведенных в нашей "ночлежке", где жило 5, одно время даже 6 человек, после семилетней варки в хозяйственно-столово-телефонно-разговорно-спально-крико-споро-сцено-дрязго-семейном котле (я преувеличиваю мало!) – после 7 лет почти полной невозможности систематически работать и заниматься – и вдруг очаровательная, тихая, солнечная комната, с двумя окнами на юго-запад, мягкой мебелью, библиотекой, легкими летними закатами за окном – пойми!!"
    (письмо брату Вадиму в Париж от 4 июля 1930 года)

    Между тем время становилось всё жёстче и страшней:
    1929 год - умолкли колокола,
    в тридцатые начались аресты (арестовали и соседей Добровых - Ломакиных). Арестовывали, например, за перевод Джойса (Игорь Романович с женой), за то, что отказались проголосовать за смертную казнь подсудимым очередного политического процесса.

    Поэт остро чувствует жуть времени и предвидит катастрофу:

    Скрытое выворотится наружу.
    После замолкнет и дробь свинца,
    И тихое зеркало в красных лужах
    Не отразит ничьего лица.


    - пишет он в 1937 году в стихотворении, вошедшем позже в цикл "Из маленькой комнаты" (гл. 5 РБ)


    1937 год вообще знаковый в судьбе Даниила Андреева.

    Даниил Андреев, 1937.jpg

    Он начинает работу над романом "Странники ночи", сыгравшим роковую роль в судьбе автора и его близких людей и знакомых. Работая над романом, Даниил Андреев осознанно нёс «крест молчания», читая то, что он писал, лишь узкому кругу друзей, и до поры до времени «гибельное» внимание недремлющих «органов» его обходило. Он и его друзья, та интеллигенция, которой в сталинской Москве места не было, которой, чтобы выжить, приходилось таиться или приспосабливаться, и стали «странниками ночи», героями романа, писавшегося тайком, но жгуче современного: действие в нем происходит в 37-м году.

    В стихах этого года поэт пророчествует страшные последствия написания этого романа и чтения отдельных его глав друзьям:

    Я крикнул - в изморось ночи бездомной
    (Тишь, как вода, заливала слух),
    И замолчал: все, кого я помнил,
    Вычеркнуты из списка живых.

    (цикл "Из маленькой комнаты", гл. 5 РБ)

    В этом же году (как раз в начале марта) ) Даниил знакомится с Аллой Ивашёвой-Мусатовой, урождённой Бружес. Их познакомил супруг Аллы и друг Даниила Сергей. Тогда никто из них и не предполагал, что судьбы Аллы и Даниила окажутся связанными воедино спустя несколько лет.

    [​IMG] [​IMG]
    Алла в 1931 году (16 лет) и её портрет работы супруга, Сергея Ивашёва-Мусатова, выполненный в 1941 г.

     
  13. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    Но пока, в 37-м, Алла - жена друга, а у Даниила другой роман - с Марией Гонтой (журналистка и сценаристка, актриса), вместе с которой он едет на отдых в Крым (останавливается в Судаке). Ей он посвятил написанный позднее стихотворный цикл "Янтари". Образ этой эффектной, яркой женщины стал прототипом одного из персонажей "Странников ночи" - Имар Мустамбековой.

    Мария Гонта.jpg

    В это же время общается с сёстрами Усовыми - Ириной и Татьяной. Ирина стала его верным другом и проявляла о нём всяческую заботу, а на Татьяне Даниил даже собирался жениться. В Автобиографии красноармейца, написанной на фронте в 1943 году (4 июня), он указывает Татьяну своей женой. Обеих он любил товарищески, в их кругу находил огромную поддержку; в доме Усовых, наконец, он мог сытно пообедать.

    Татьяна Усова.jpg Ирина Усова.jpg
    Сёстры Усовы (Татьяна слева)

    Дом Добровых в это тяжёлое время меняется, рушится. В 41-м году, на Пасху, умер доктор Филипп Александрович, в июле 42-го уходит из жизни его супруга - тётя Даниила, которую он называл мамой и которая действительно заменила ему мать:

    "Вторая мать, что путь мой укрывала
    От бед, забот, любовью крепче стен,
    Что каждый день и час свой отдавала,
    Не спрашивая ничего взамен
    "
    (из поэмы "Немереча").

    После её смерти он замечает в одном из писем: «Добровского дома не стало».


    В октябре 42-го года Даниил Андреев был призван в армию, хотя по состоянию здоровья к строевой службе годен не был. У него был врождённый дефект позвоночника, из-за которого он сильно сутулился, когда сидел, и долгое время он был вынужден носить металлический корсет. "Нестроевой" означает самый низший слой армии: он подтаскивал снаряды, служил писарем, затем был переброшен в похоронную команду (отпевал погибших бойцов) и нес караульную службу.

    [​IMG]

    Характерна его фраза из Автобиографии, написанной в эти годы:
    "Своей теперешней работой очень доволен, так как работа канцелярского типа мне крайне надоела, да и вообще я не чувствую к ней ни малейшей склонности".
    Это было очень в духе Даниила Андреева, который за благо воспринимал всё, что происходило с ним в жизни ("Как хорошо, что я воспитывался в семье Добровых, а не у отца!" и т.п.).

    После того как попал в госпиталь, надорвавшись на снарядах и получив расщепление позвоночника, врач оставил его у себя в качестве санитара, чем и спас ему жизнь. (В 1945-м был признан инвалидом ВОВ 2-й группы с пенсией в 300 руб.)

    Примечательно, что (так вышло) даже на войне Даниил Андреев ни в кого не стрелял.

    В январе 43-го в составе 196-й Краснознаменной стрелковой дивизии по льду Ладожского озера и по Карельскому перешейку он участвует в переходе в осаждённый Ленинград. И здесь снова прикоснулось к нему иное - но на этот раз противоположного полюса: «Во время пути по безлюдному, темному городу к месту дислокации, – вспоминал поэт, – мною было пережито состояние, отчасти напоминавшее то давнишнее, юношеское, у храма Спасителя… оно было окрашено сурово и сумрачно. Внутри него темнело и сверкало противостояние непримиримейших начал, а их ошеломляющие масштабы и зиявшая за одним из них великая демоническая сущность внушала трепет ужаса. Я увидел “третьего уицраора”… Это переживание я попытался выразить в поэме “Ленинградский Апокалипсис”…».

    Поэма стала своего рода мистическим эпосом Великой Отечественной войны, завораживающим читателя:

    Косою сверхгигантов скошенным
    Казался лес равнин Петровых,
    Где кости пней шестиметровых
    Торчали к небу, как стерня,
    И чудилась сама пороша нам
    Пропахшей отдаленным дымом
    Тех битв, что Русь подняли дыбом
    И рушат в океан огня.


    Фронтовые годы наполнили его новыми переживаниями и раздумьями о путях страны и народных судьбах. В конце войны его жизнь уже неразрывно связана с Аллой Александровной Бружес - художницей, отмеченной, как признавали даже ревнивые современницы, боттичеллиевской красотой. Он писал в стихах, ей посвященных, о тех днях:

    С недоверием робким скитальца,
    Как святынь, я касался тайком
    Этих радостных девичьих пальцев,
    Озарённых моим очагом.


    Для заработка изучает материалы о путешествиях в Африку (с целью написания географической книги, так и не изданной). Увлёкшись, как обычно, он намерен написать и биографию знаменитого буддолога и индолога Ивана Павловича Минаева. В ходе работы отыскивает его племянницу, и озаботившись её судьбой, хлопочет об установлении ей пенсии в Академии наук.

    Но основная его работа - над романом "Странники ночи", до войны закопанным для сохранности в землю на даче у сестры доктора Доброва Софьи Александровны в подмосковной Валентиновке.

    Алла Александровна вспоминает:
    "Когда рукопись романа была извлечена из земли, оказалось, что неопытный конспиратор зарыл ее очень плохо: написана она была от руки, чернилами, и чернила расплылись". Поэтому всё приходилось переписывать заново, но теперь автор делал это не от руки, а на печатной машинке, что облегчало и ускоряло процесс. Кстати, эта машинка когда-то принадлежала его отцу, Леониду Андрееву, и по случайности осталась в Москве.

    Фрагменты романа читались самым надёжным, близким друзьям, шёпотом, очень тайно. Но в атмосфере сплошных доносов это не могло не привести к аресту. Повода для ареста часто и не требовалось: ни на чём не основанный домысл или клевета приводили к тяжким следствиям и разбирательствам, оканчивающимся тюрьмой и расстрелом. Врагов у государства было более чем достаточно, врагом был весь народ. А уж тем более когда есть письменное свидетельство антисоветской деятельности, ведущейся героями романа!.. За "преступную деятельность" своих героев Андреев понёс всю ответственность. Он был обвинён по статьям 58-10 (антисоветская агитация), 58-11 (создание антисоветской группы) и самой тяжкой - 17-58-8 (подготовка террористического акта - убийства Сталина).

    [​IMG]
    Фото Андреевых, сделанные при аресте (1947)

    Это обеспечивало высшую меру (расстрел). Но - Высшие силы ли хранили вестника, или по счастливой случайности - именно в тот очень краткий период в государстве смертная казнь была отменена, а высшая мера наказания означала 25 лет лишения свободы. Что Даниил Андреев и получил.

    Вместе с ним приговариваются к заключению на срок от 10 до 25 лет в исправительно-трудовых лагерях 19 его родственников и близких друзей. (В схеме террористической группы, составленной НКВД, значилось 36 фамилий, а список предположительно арестованных был очень длинным, но фактически арестовали не всех. Сейчас установлены имена доносчиков.)

    Рукопись "Странников ночи", как и многие стихи и поэмы, а также вся переписка, в том числе с отцом, фронтовые письма к жене - собственно, весь архив Даниила Андреева был уничтожен. Изъята прекрасная библиотека.
     
    Последнее редактирование: 4 мар 2016
  14. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    Технический вопрос:

    А можно ли залезть в предыдущее сообщение и удалить вложение, которое я запихнула ошибочно, но удалить его не могу?
    Удалить надо нижнюю фотографию.
     
  15. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    27.092
    Симпатии:
    9.475
    кнопка "расширенный режим"
     
  16. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    Шпасибо.
     
  17. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    Надо сказать (и это отмечают многие в воспоминаниях), что Даниилу "везло" на женщин - преданных друзей, женщин-хранительниц, которые оберегали его и помогали чем могли на протяжении всей жизни.

    Зато другая книга - "Замечательные путешественники горной Средней Азии", написанная в соавторстве с С.Н. Матвеевым (благодаря которому удалось добиться этого заказа), была напечатана в 1946 году. По всей видимости, это единственная книга Даниила Андреева, изданная при его жизни.

    Книга Исследователи горной Ср. Азии.jpg

    Эта книга теперь есть и в экспозиции музея: недавно (в декабре прошлого года) откликнулся человек из Смоленска по имени Юрий Вишнев, который предложил в дар мини-музею книгу Даниила Андреева и вышитый рушник. Такие отклики от неравнодушных людей очень радостны и приятны. Спасибо Юрию большое, и будем рады видеть в гостях.
     
    Последнее редактирование: 4 мар 2016
  18. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    Следствие длилось 19 месяцев. После вынесения приговора, 27 ноября 1948 года, Даниил Андреев из страшной Лефортовской тюрьмы МГБ был переведен во Владимирский централ.

    Ордер на арест, 1947.jpg
    (ордер на арест)

    Владимирская тюрьма, третий корпус. Фото 1992 года.jpg
    (Владимирская тюрьма)

    Его сокамерниками здесь в разное время были пленные высокопоставленные немцы и японцы, принимавший отречение царя Василий Витальевич Шульгин, академик Василий Васильевич Парин, осужденный по ленинградскому делу историк Лев Львович Раков и многие другие заметные люди, часто ни в чем не виновные. В соавторстве с ними (Париным и Раковым) была написана (и нарисована) книга философско-юмористических новелл "Новейший Плутарх". Это был "иллюстрированный биографический словарь воображаемых знаменитых деятелей всех стран и времён". Позже, получив в посылке хинди-русский словарь, Даниил Андреев с огромным наслаждением начал изучать язык любимой им Индии.

    Попадались среди сокамерников и просто уголовники. Андреев написал краткое пособие по стихосложению и учил их писать стихи, а Раков читал лекции по истории.

    Тюремный режим жесток и нечеловечен. Впрочем, у Даниила Андреева и на этот счёт свои критерии.
    "Одно из тягчайших мучений тюрьмы – отсутствие уединения. Люди, лишённые внутр<енней> жизни от этого не страдают, даже наоборот, но зато порода таких, как я, изнемогает от этого больше, чем от внешней изоляции, больше, чем от тоски по воле..." (из тюремного дневника, запись от 8 февраля 1954 года).

    Другой мучительной пыткой стало радио, которое транслировали над окном 12 часов в сутки на полную мощь. Эти звуки не позволяли не только писать, но и читать, сосредоточиться, уйти в себя.

    Но даже такую тюрьму - тюрьму строго режима - Даниил Андреев благословлял, ибо она, несмотря ни на что, всё же давала ему возможность творить, не оглядываясь на поиск средств к существованию, и при этом говорить только правду, поскольку он уже и так сидел. Физическое заключение стало для него поводом найти выход сквозь стены, и он его нашёл.

    Ты осужден. Молчи. Неумолимый рок
    Тебя не первого привел в сырой острог.
    Дверь замурована. Но под покровом тьмы
    Нащупай лестницу - не ввысь, но вглубь тюрьмы.
    Сквозь толщу мокрых стен, сквозь крепостной редут
    На берег ветреный ступени приведут.
    Там волны вольные, - отчаль же! правь! спеши!
    И кто найдет тебя в морях твоей души?

    (из гл. 3 "Тёмные видения" РБ)

    Именно здесь, в застенках, Даниил Андреев написал главные свои книги, ныне широко известные как целостный триптих: "Роза Мира", поэтический ансамбль "Русские боги", поэма "Железная мистерия". Конечно же, это снова тайный труд - писалось урывками, тайком, на клочках бумаги, при обысках рукописи отбирались и часто приходилось переписывать заново, но "добрые силы - люди и не люди" (как он скажет в РМ) хранили и автора, и его труд. Для подстраховки тут же заучивает написанное наизусть.

    «Роза Мира» рождалась из переживаний новых мистических озарений во время полутора тысяч бессонных ночей. По свидетельствам сокамерников, складывалось ощущение, что он писал будто под диктовку, едва успевая схватывать и фиксировать "сообщаемое".

    Увидел с горного пути я,
    Зачем пространства - без конца,
    Зачем вручила Византия
    Нам бремя царского венца.


    И почему народ, что призван
    Ко всеобъемлющей любви,
    Подменой низкой создал призрак,
    Смерчем бушующий в крови.

    (из цикла "Из маленькой комнаты", гл. 5 РБ)

    "Страшна не внешняя тюрьма, а внутренняя, душевная: закрытость органов духовного восприятия, отсутствие связи с духов<ным> миром, жалкая ограниченность кругом сознания. "Духовной жаждою томим, в пустыне мрачной я влачился"... О, всё, всё отдать, лишь бы Он явился мне на перепутье! Пройден какой-то рубеж жизни, после которого мир и жизнь становятся имеющими цену только при условии духовного прозрения" - пишет он в тюремных дневниках (запись от 7 февраля 1954 года).

    Эти озарения, трансфизические странствия, напряженная творческая работа, переживания о судьбе жены, о которой он долго не имел никаких известий, сокрушающее чувство вины за страдания близких и косвенно связанных с ним людей привели к тяжелой депрессии и инфаркту в 1954 году.
     
    Последнее редактирование: 4 мар 2016
    Яник нравится это.
  19. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    Тем временем Алла Андреева отбывала свой срок в Дубровлаге (мордовский лагерь).

    [​IMG]
    (фото периода 1954-56 гг.)

    Профессия художника спасла её: Аллу определили на работу в КВЧ - культурно-воспитательную часть, где не было, по её словам, ни воспитания, ни культуры. "Я без конца писала какую-то ерунду: бесконечные лозунги, призывы, не помню ни одной строчки из того, что делала" - пишет она в книге воспоминаний "Плаванье к Небесному Кремлю". Алла верила, "что можно рисовать, изображать только светлое, только добро. Ничего другого никогда художник делать не должен. В мире столько зла и тьмы, что художник, какую бы трагедию он ни изображал, должен заканчивать ее светом, потому что так мы прибавляем Света в мироздании. Тогда я это делала совершенно инстинктивно".

    Её дни скрашивал в основном самодеятельный театр, который организовали в колонии. Талант художницы нашёл своё выражение и в создании оригинальных костюмов из ничего: "из тряпья, упаковочной марли, которую красили зеленкой, красным стрептоцидом, желтым акрихином, если удавалось, то какими-нибудь чернилами. Узоры рисовали красками или же налепляли цветные бумажки".

    [​IMG]

    После смерти Сталина (5 марта 1953 г.) режим сменился, почувствовалось облегчение. Многие дела политических осуждённых пересматривались. Это был шанс обрести свободу. Но Даниил и здесь остался неизменно верен себе и правде. Он был неспособен лгать вне зависимости от обстоятельств, даже если это идёт во вред, он не умел хитрить, и жена просила его лучше ничего не говорить, чем говорить и писать так, как он говорил и писал.

    Даниил Андреев просил пересмотреть его дело только по части обвинения в терроре, т.к. действительно не собирался никого убивать. "Но пока в Советском Союзе нет свободы слова, свободы совести и свободы печати, он просит его не считать вполне советским человеком. Не посчитали" (цит. из статьи А.А. "Биография Даниила Андреева"). Комиссия по пересмотру, выпустив миллионы человек, в том числе и Аллу Андрееву, сократила срок Даниила Андреева до 10 лет.

    В 1957 году Даниил Андреев был направлен на медицинскую экспертизу в Центральный институт судебной экспертизы им. Сербского.

    Когда из окна этого заведения он увидел дерево - впервые за долгие годы, - он заплакал.

    Освобождение пришло только благодаря неотступным хлопотам жены ровно через десять лет после ареста: 23 апреля 1947 года - день ареста, 23 апреля 1957 года он вышел на свободу.

    [​IMG]
    (после освобождения)

    21 июня 1957 года после пересмотра Пленумом Верховного суда РФ обвинение с Д.А. было снято. 11 июля 1957 года - официальная реабилитация.
     
    Последнее редактирование: 4 мар 2016
    Яник нравится это.
  20. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    Даниил Андреев вышел из тюрьмы смертельно больным и без средств к существованию. В эти годы были освобождены и реабилитированы «за отсутствием состава преступления» и остальные осужденные по делу Даниила Андреева. Правда, вернулись не все. Умерла в лагерной больнице двоюродная сестра Шурочка, в потьминском инвалидном доме умер брат Александр Филиппович. Поэт чувствовал и себя виновным в их гибели.

    Те двадцать три месяца, которые Даниил Андреев прожил после освобождения, были месяцами бездомных скитаний и безденежья, тяжелых болезней и упорной работы над спасенными рукописями. Он и Алла живут сначала у её родителей, потом - на берегу Оки в деревне Копаново Рязанской области, где произошло единственное свидание с братом Вадимом после 40-летней разлуки. Потом ютились у знакомых (в Перловке, на даче Смирновых), снимали комнату в Ащеуловом переулке, зимой 1958-го живут в Доме творчества писателей в Малеевке. С января работает над переводом рассказов японской писательницы Фумико Хаяси.

    Обострение болезни вынуждает периодически ложиться в больницу. Но в условиях бездомья это было своего рода спасением и наилучшим выходом.

    4 июня - венчание с Аллой в Ризоположенском храме на Шаболовке (венчал протоиерей Николай Голубцов, который впоследствии и отпевал Д.А.) и путешествие на пароходе по Волге (Москва - Уфа - Москва).

    Андреевы на пароходе. Июнь 1958.jpg
    (На пароходе. Празднование венчания. Кадр из кинохроники - есть в Ютубе)

    В этом плаваньи родился замысел 19-й, не написанной, главы РБ, "Плаванье к Небесному Кремлю". А заключительная, 20-я глава - поэма "Солнечная симфония", - должна была ввести Русь во Всечеловеческое Братство и Всемирную Церковь.

    По возвращении Андреевы снова ютятся у знакомых (у Тарасовых в Измайлово, в разочаровавшем Переяславле-Залесском и деревне Виськово).

    20 августа уезжают в Дом творчества художников в Горячем Ключе.

    Даниил Андреев в Горячем Ключе 1958.jpg
    (Д. Андреев в Горячем Ключе, осень 1958 г. Фото Аллы Андреевой)

    Здесь Даниил Андреев читает во время бессонницы Махабхарату в переводе Бориса Леонидовича Смирнова, здесь же 12 октября заканчивает главный труд своей жизни - рукопись "Розы Мира" (в двух экземплярах).

    Дом в Горячем Ключе, где жили Андреевы.jpg
    (Дом в Горячем Ключе, который снимали Андреевы. Фото А. Андреевой)

    Алла Андреева находит надёжное место в горах, где закапывает в землю один из экземпляров. На фотографии, представленной на стенде, Алла Александровна стоит на фоне своей картины, на которой изображено то самое место.
    Этюд написан в день рождения Даниила (2 ноября).

    "...и второй экземпляр я зарыла на вершине хребта, который перегораживал ущелье с запада на восток. За спиной у меня был Горячий Ключ, впереди - река, за дальними горами - море..." (А.А. "Плаванье...")

    14 ноября возвращаются в Москву, и в этот же день Даниил Андреев попадает в больницу Института терапии АМН СССР (палата 28). Здесь находится до 17 февраля 1959 года.

    Последние 40 дней жизни писатель, не имевший собственного дома всю свою жизнь, проводит в маленькой комнате, выданной государством, в двухкомнатой коммуналке (Ленинский проспект, д. 87/2, кв. 165). Последний месяц жизни его был непрерывным страданием, с постоянными сердечными приступами.

    Даниил и Алла Андреевы. Фото Б. Чукова.jpg
    (Снимок Б. Чукова из известной сессии. 24.02.1959 г.)

    Алла Александровна - пример беспредельной верности и самоотверженности во имя любви. Бесстрашно разделив все испытания, выпавшие на долю поэта, она оставалась рядом до последнего момента.

    Именно Алла выносит из тюрьмы рукописи Даниила, именно она добивается доследования (пересмотра дела) и медицинской экспертизы, на основании которой он получает освобождение, она как умеет обустраивает его быт, ухаживает за фактически беспомощным человеком - в последние месяцы ему трудно не только ходить, но даже сидеть, порой буквально нося его на руках (при этом сама будучи больной и пройдя рентгенотерапию).

    В этот период (1958 г.) Даниил Леонидович посвящает ей одно из пронзительных стихотворений (цикл "Из маленькой комнаты", гл 5 РБ).

    Это совместное фото, как и общеизвестный портрет Даниила Андреева, который мы часто видим на обложках его книг, сделано Борисом Чуковым в последние дни жизни поэта, 24 февраля 1959 года:

    чуков4.jpg

    В статье "Биография Даниила Андреева" (сб. «Д.А. в культуре XX века») Алла Александровна исключает героизм их характеров. "Повторяю и подчёркиваю: ничего героического не было в нём и нет во мне. Он был Поэт Божьей милостью и Божьим повелением. Я — Женщина Божьей милостью и Божьим повелением. И прожили мы свои жизни, выполняя то, что было приказано, как Поэт и Женщина".

    Алла Александровна выполняет завет мужа и сохраняет всё его литературное наследие. А затем с 1988 года на протяжении нескольких лет неустанно ездит по городам России (и не только России), читая стихи Даниила Андреева и рассказывая о нём, открывая его имя и творчество читателю.

    Благодаря её труду к настоящему моменту вышли собрания сочинений Даниила Андреева, его имя присутствует в энциклопедиях и множестве антологий. Перед читателем явился поэт, открывший необычные миры, чьи видения волнуют пророческой яркостью и глубиной, своеобразием и подлинностью, захватывают лирической силой.

    Даниил Андреев умер 30 марта 1959 года, в день Алексия, человека Божьего. Похоронен на Новодевичьем кладбище в Москве, рядом с могилой матери и бабушки, неподалёку от Добровых.
     
    Последнее редактирование: 4 мар 2016
    Яник нравится это.
  21. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    Даниил Андреев.jpeg

    Знакомство с "Розой Мира" и особенностями мифотворчества Даниила Андреева не входит в задачи этой экскурсии, это тема для отдельного, более глубокого и обстоятельного разговора. Поэтому, если по разделу о судьбе поэта, который мы завершили, дополнений, замечаний, уточнений и других поводов для беседы нет, то мы перейдём к другому стенду.
     
    Яник нравится это.
  22. Владимир К

    Владимир К Гость

    Сообщения:
    1.122
    Симпатии:
    297
    Ира, просмотрел бегло, очень понравилось.
     
  23. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    Спасибо, Владимир, я рада.
     
  24. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    В качестве отступления-размышления

    Посмотрим ещё раз на облик поэта: каким же образом проявилась в нём весть о Розе Мира?

    Заглянув в «миниатюру детства» Даниила, мы увидим там – на детском, конечно, уровне проявления – все предпосылки для будущего способа передачи этого откровения:

    - его фонетическая чувствительность к языку стала способностью услышать новые термины, названия иных миров (некоторые он не мог до конца распознать – слишком невнятно для человеческого уха звучание слов тонкого мира);

    - его чуткость к природе и восприятие её как божественного покрова проявилась позже в учении о стихиалях и провидении Лика Бога в священной материи мира;

    - богатое воображение ребёнка, придумывавшего несуществующие страны и планеты, трансформировалось впоследствии в тонкое видение иной реальности; а его любовь к структурированию и подробному, детальному описанию обитателей этих миров пригодилось для описания слоёв трансфизики нашей планеты, её многомерного устройства на невидимом плане (однако было бы большой ошибкой принимать это описание за плод воображения - природа этого феномена, как мы говорили ранее, совсем другого рода);

    - способность к формированию абстрактных образов-качеств в рисунки-портреты – не что иное, как перевод тонких психоментальных явлений и процессов на уровень визуально-осязаемой образности в описании Шаданакара;

    - редкое для людей спокойное отношение к смерти и даже детская попытка суицида (Даня попытался утопиться, чтобы повидать бабушку и маму; его поймали на мосту над Чёрной речкой в последний момент) готовят его будущее проникновение за барьеры физического мира и путешествия по иным мирам.
     
    Последнее редактирование: 6 мар 2016
  25. TopicStarter Overlay
    list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.397
    Симпатии:
    2.193
    Но всё это – лишь формы передачи увиденного, открытого ему, всё поэтическое мифотворчество - это способ донести весть о Розе Мира. Читателю, хорошо знакомому с идеями РМ, не нужно их объяснять: каждый, кто соприкоснулся с текстами Даниила Андреева, ощутил их необычайное, мощное пробуждающее воздействие. Кто-то пережил это как вдохновение, кто-то - как открытие и объяснение мироустройства, кто-то - как трансформацию сознания и буквальное перерождение, кого-то окрыляют те или иные идеи, изложенные автором, кто-то ощущает связь с духовной родиной. Открыв для себя творчество поэта, люди часто резонируют на него - стихами, посвящёнными Даниилу Андрееву, устремлением пройти его дорогами и пережить что-то подобное, что переживал он, и более глубоким осознаванием смыслов человеческого существования.

    Но тот, кто едва знаком с творчеством Д.А., возможно, задаётся вопросом: а что это такое - Роза Мира? Что скрывается за этой концепцией, за грандиозной панорамой Шаданакара, за десятками странных, малопонятных и пугающих новых слов? Зачем это нужно? О чём вся метаистория, описанная в книге? Роза Мира – это весть о единой грядущей церкви, о человечестве-братстве на нашей планете. Красиво, но больше похоже на сказку. Что это означает для нас сегодняшних?

    Здесь можно привести отрывок одного несостоявшегося дружеского разговора:

    - Роза Мира – это Сердце.

    - Сердце? Как это понимать?

    - Как открытое сердце и сознание человека прежде всего. Как отсутствие любых стен и замков, заборов и защит в психике и уме. Как принятие и равностное любящее отношение к любому, вне зависимости от его взглядов - религиозных, политических и прочих убеждений - и настроя. Как осознание того, что все мы, такие разные и уникальные, неповторимые - есть один Человек. Как Сердце Мира – средоточие и единство истока всех путей, и как высшее воплощение всех духовных устремлений человечества.

    Пока внутри нас остаются стены нашей тюрьмы, пока мы видим в другом врага, пока мы делим людей на своих и чужих – слова о Розе Мира и человечестве-братстве остаются лишь словами, а в худшем случае – догмой и поводом для ненависти. И пока мы, именно мы, не взрастим в своём сознании состояние Розы Мира, пока она не станет нашей личной реальностью, она не проявится во внешнем мире. Вот о чём эта весть для нас, простых людей.

    И судьба Данила Андреева, и его образ, качества духа и особенности внутреннего строя и мировосприятия – это живое воплощение этой вести в тех условиях эпохи, которые выпали на его долю, поэтому мы всматриваемся в пространство его жизни, вслушиваемся в его тексты и находим для себя ответы – каждый свои.
     
    Последнее редактирование: 6 мар 2016
    Борис нравится это.

Поделиться этой страницей