1. TopicStarter Overlay
    Алёнка

    Алёнка Гость

    Сообщения:
    1.655
    Симпатии:
    38
    Игорь Растеряев. Георгиевская ленточка.


    —— добавлено: 30 апр 2012 в 12:21 ——


    Почему война никогда не заканчивается?

     
  2. TopicStarter Overlay
    Алёнка

    Алёнка Гость

    Сообщения:
    1.655
    Симпатии:
    38
    А кто же такой Юра Прищепной?
    В мае 2001 года в Чечне, вызвав огонь на себя, погиб простой деревенский парень-Юрий Прищепной.
    Юра Прищепной посмертно награжден орденом мужества, в 2010 году на доме , где он жил была установлена памятная доска.
     
  3. TopicStarter Overlay
    Алёнка

    Алёнка Гость

    Сообщения:
    1.655
    Симпатии:
    38
    Друзья, ВСЕХ С ДНЁМ ПОБЕДЫ!
    1.jpg
    2.jpg
    4.jpg
    5.jpg
    6.jpg
    7.jpg

    —— добавлено: 9 май 2012 в 23:04 ——
    Начало мая.
    Красные гвоздики,
    Как слезы тех далеких страшных лет.
    И ветеранов праведные лики,
    Особенно, которых больше нет.
    Когда опять подходят даты эти.
    Я почему-то чувствую вину -
    Все меньше вспоминают о Победе,
    Все больше забывают про войну.
    Никто из нас за это не в ответе.
    И сам с собой веду я разговор:
    Так много было войн на белом свете,
    Так много лет уже прошло с тех пор.
    И, как обычно, вспоминаю папу,
    Вернувшегося без обеих ног...
    Как поднимался он легко по трапу,
    Как танцевать он на протезах мог...
    Идут по телевизору парады,
    Горят в архивных фильмах города.
    Тем, кто остался, раздают награды.
    И кажется, что было так всегда.
    Война еще исчезнуть не готова.
    Те годы - миллионы личных драм.
    А потому, давайте вспомним снова
    Всех тех, кто подарил Победу нам.
    Когда гулять, на майские, поедем,
    Веселые, довольные вполне,
    Давайте скажем что-то о Победе
    И вспомним, хоть немного, о войне.
    Петр Давыдов
     
    La Mecha нравится это.
  4. TopicStarter Overlay
    Алёнка

    Алёнка Гость

    Сообщения:
    1.655
    Симпатии:
    38
  5. TopicStarter Overlay
    Алёнка

    Алёнка Гость

    Сообщения:
    1.655
    Симпатии:
    38
    Этому мужчине 87 лет, а зовут его Николай Фролов.
    Он последний из ветеранов Великой Отечественной Войны в селе Ратницкое Гаврило-Посадского района Ивановской области. В тяжелые военные годы он самоотверженно служил родине, был минометчиком и снайпером. Ко Дню Победы Николай Александрович получил подарок от администрации района - два полотенца.
    1..jpg

    2..jpg

    3..jpg

    4..jpg

    У меня вопрос-как думаете, почему у него портрет Сталина висит на стене?
     
  6. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.871
    Симпатии:
    9.177
    А тогда при Сталине и была его настоящая жизнь.
     
  7. Василий

    Василий Модератор

    Сообщения:
    9.007
    Симпатии:
    1.476
    А Аленка что думает? )
     
  8. TopicStarter Overlay
    Алёнка

    Алёнка Гость

    Сообщения:
    1.655
    Симпатии:
    38
    в смысле? Ондатр, можно разъяснить ? Вы имеете ввиду,что при Сталине он жил лучше чем щас?
    вот пока ничего,поэтому и решила здесь на сей счет порассуждать.
     
  9. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.871
    Симпатии:
    9.177
    Нет не лучше. Осмысленней. В жизни людей бываю периоды (это может быть и самое тяжёлое время) когда жизнь переживается максимально ярко, как имеющая ясный смысл и цель. Для нескольких поколений, та война стала таким моментом . Потом будни, не сбывшиеся (у большинства ) мечты, потери, возраст, болезни. Остаётся только память о часе икс, когда всё было по-правде и того стоило, моменте максимального напряжения, когда он смог. Этим часом и его символами многие так и живут
     
    Алёнка нравится это.
  10. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.823
    Симпатии:
    2.645
    Это было время его Юности - и все совпало - и война, и юность, и, возможно, первая Любовь. И смерть, которая всегда рядом, а ведь - Юность, и так хочется ЖИТЬ.
    Так часто было, мне рассказывали те, кто вернулся с этой войны (а многие уже лет двадцать как умерли).
     
  11. Мила

    Мила Guest

    Я думаю, что Марк Александрович, бывший молодым и живший ярко и насыщенно, когда ещё был жив Сталин, вряд ли держит дома его портретик. Я тоже вспоминаю брежневские времена без тепла, да и перестройка вспоминается прохладно, хотя жизнь была и насыщенна, и осмысленна.

    Ондатр, это попытка рационально объяснить иррациональное. Это для вас важна осмысленность и плодотворность жизни. Не всегда эта модель оказывается впору другим.
    Скорее, именно то, что цели и смыслы тогда не принадлежали людям, которые до сих пор хранят верность Сталину (или тому времени), то, что можно было следовать указаниям, не отягощать себя ответственностью, чувствовать себя частицей чего-то большого, гарантирующего какую-то безопасность, и есть причина этой верности. Это же вневременное, да и не имеющее отношения к возрасту. Человек, существо мыслящее и способное к выбору, ищет возможность не мыслить и не выбирать. Где тут рациональность?
     
  12. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.871
    Симпатии:
    9.177
    А почему вы решили , что это имеет отношение к рациональности?
     
  13. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.871
    Симпатии:
    9.177
    Рациональность в объясненнии обычно как раз хромает. Скорее всего это будет что-то вроде:
    "Эх, Сталина на вас нет!", " При Сталине цены каждый год снижали!", "Какую страну про....ли!"
     
  14. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.871
    Симпатии:
    9.177
    Ив перестройку и в брежневский период народ не ощущал себя актором. Там просто что-то происходило или не происходило. У Марка его время причастности выпадет на конец 50-х, 60-е когда читали стихи на площадях. У того времени свои символы.
     
  15. Мила

    Мила Guest

    Это бесспорно.
    И во времена сталинизма тоже "что-то происходило" помимо воли рядового гражданина (выбор заключался в том, чтобы быть бессловесным исполнителем либо жертвой или активно содействовать происходящему).
    Но ведь не портреты Хрущёва или Брежнева, нет?
    Вопрос был о портрете Сталина на стене. Я сильно сомневаюсь в том, что причина такой верности тому времени заключается в том, что оно кажется более осмысленным и ярким. Что я считаю причиной этой верности, я уже написала.
    "Жили лучше", "всё было лучше" "гордость за страну была" и пр. - это может касаться любых времён. Вполне возможно, что всякая оценка времени в категориях сытости, достатка, гордости за что-то и пр., деление таким образом времён на "хорошие" и "плохие" - это шажок в сторону тоталитаризма, может, и маленький, но направленный. Пусть неосознанно.
    Внутренняя свобода, наверное, заключает в себе восприятие времени без таких оценок.
     
  16. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.871
    Симпатии:
    9.177
    Мы говорим о войне.
     
  17. Мила

    Мила Guest

    В плане безупречности дискуссии, раз речь идёт о ветеране войны, надо, видимо, действительно говорить о войне. Хотя в том, что война объемлет предмет дискуссии, я не уверена. Как скажете.
    В последнее время я прочитала очень много документов и воспоминаний о войне. Поэтому снова спотыкаюсь на
    Простите, Ондатр, но из дискуссии я выйду.
     
  18. TopicStarter Overlay
    Алёнка

    Алёнка Гость

    Сообщения:
    1.655
    Симпатии:
    38
    очень жаль. а то мне как раз Ваши Мила размышления очень понравились. я так поняла,что Вы говорите о том, что портрет висит ни как воспоминания о юности и любви. Действительно на противоположной стене как раз они и висят: многочисленные родственники,дети,может даже любимая женщина. Ну так вот а почему же тогда именно Сталин??:think:
     
  19. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.871
    Симпатии:
    9.177
    Потому что Сталин это не человек , а символ.
     
  20. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.823
    Симпатии:
    2.645
    Нам повезло - мы ничего не знаем о войне.

    " Она знала о войне – все… А было ей тогда только девятнадцать. Косы, которые она почитала своей единственной красою и берегла, несмотря на все сложности фронтового быта, обрезали практически под ноль, когда ее в беспамятстве привезли в госпиталь. Она была ужасно худа и очень похожа на мальчишку. К тому же в том госпитале вообще не было палаты, предназначенной для женщин, и Юля лежала в мужской. Раненые с соседних коек деликатно отворачивались, когда приходили санитарки, чтобы осуществить необходимый уход за тяжелораненой, не встававшей с койки «сестричкой». Они вообще были очень почтительны с единственной в палате девушкой и каждого новоприбывшего предупреждали, чтобы не вздумал матюгаться во время перевязок…"
    [​IMG]

    Поэт Юлия Друнина.

    "Она сказала о себе: "Я родом не из детства, из войны..." И это казалось правдой. Будто не было детства. Будто сразу - война, первое и самое яркое впечатление жизни. Как у других - любовь.

    У Юлии Друниной тоже была любовь. Но война заслоняла все. Большая часть ее стихов – на военную тему, и эта тема просверкивала неожиданно в творчестве поэтессы и через двадцать, и через тридцать, и через сорок лет после войны. Война пробудила когда-то ее душу – и бередила память до последнего дня, когда поэтесса сама решила, что пора уходить...
    Юлия Друнина родилась 10 мая 1924 года, в Москве, в интеллигентной семье: отец – учитель истории Владимир Друнин, мать — Матильда Борисовна, работала в библиотеке и давала уроки музыки. Жили в коммуналке. Жили бедно. Но дочь с самых ранних лет приобщали к культуре.

    Читала девочка много, отец давал ей классиков, от Гомера до Достоевского, сама она, правда, тянулась к Дюма и Чарской – у них находила ту запредельную отвагу и искренность чувств, которые классиками никогда не описывались, как нечто в реальной жизни невозможное.
    Но Юля Друнина верила что возможно – все. Все ее поколение верило. И жизнью своей все они доказали: действительно – все возможно… Надо только в это верить.

    Как и все ее поколение, Юля мечтала о подвигах и отчаянно жалела о том, что сама еще так молода, что ни в чем не может поучаствовать, ей казалось, что все самое главное проходит мимо: «Спасение челюскинцев, тревога за плутающую в тайге Марину Раскову, покорение полюса, Испания — вот чем жили мы в детстве. И огорчались, что родились слишком поздно… Удивительное поколение! Вполне закономерно, что в трагическом сорок первом оно стало поколением добровольцев…»
    Она была из одного поколения с молодогвардейцами и Зоей Космодемьянской. Она была так же светла, наивна и изначально готова к подвигу и даже к гибели во имя Родины, как и они. В поэме «Памяти Клары Давидюк», посвященной радистке, погибшей в тылу врага, героически и романтически подорвавшей одной гранатой себя и своего смертельно раненного возлюбленного на глазах у группы фашистов, Юлия Друнина написала – ну, совершенно как бы про себя:

    Застенчивость. Тургеневские косы.
    Влюбленность в книги, звезды, тишину.
    Но отрочество поездом с откоса
    Вдруг покатилось с грохотом в войну…

    Она и сама была совершенно тургеневской девушкой. Книжной. Романтической. Она, кажется даже не подозревала, что в жизни существует жестокость, грубость, грязь… И всего этого ей пришлось хлебнуть с лихвою.

    В начале войны, по совету отца, она работала санитаркой в глазном госпитале в Москве. Набиралась опыта для будущей работы в военных госпиталях. Окончила курсы медсестер. Немцы рвались к столице – к концу лета Юле пришлось оставить госпиталь и идти рыть окопы. Там, во время одного из авионалетов, она потерялась, отстала от своего отряда, и ее подобрала группа пехотинцев, которым была очень нужна санитарка. Юля умела перевязывать… Правда, она с самого детства ужасно боялась крови, ей дурно становилось при виде даже крохотной ранки…

    Пехотинцы попали в окружение, им пришлось выбираться, тринадцать суток они шли к своим: «Мы шли, ползли, бежали, натыкаясь на немцев, теряя товарищей, опухшие, измученные, ведомые одной страстью – пробиться! Случались и минуты отчаяния, безразличия, отупения, но чаще для этого просто не было времени – все душевные и физические силы были сконцентрированы на какой-нибудь одной конкретной задаче: незаметно проскочить шоссе, по которому то и дело проносились немецкие машины, или, вжавшись в землю, молиться, чтобы фашист, забредший по нужде в кусты, не обнаружил тебя, или пробежать несколько метров до спасительного оврага, пока товарищи прикрывают твой отход. А надо всем – панический ужас, ужас перед пленом. У меня, девушки, он был острее, чем у мужчин. Наверное, этот ужас здорово помогал мне, потому что был сильнее страха смерти».

    Именно там, в этом пехотном батальоне – вернее, в той группе, что осталась от батальона, попавшего в окружение, — Юля встретила свою первую любовь, самую возвышенную и романтическую.
    В стихах и в воспоминаниях она называет его Комбат – с большой буквы. Но нигде не упоминает его имени. Хотя память о нем пронесла через всю войну и сохранила навсегда. Он был ненамного старше ее… Красивый парень с голубыми глазами и ямочками на щеках. А может, красивым он стал потом, в воспоминаниях поэтессы, в ее воображении:

    «…конечно, помогала моя вера в комбата, преклонение перед ним, моя детская влюбленность. Наш комбат, молодой учитель из Минска, действительно оказался человеком незаурядным. Такого самообладания, понимания людей и таланта молниеносно выбрать в самой безнадежной ситуации оптимальный вариант я больше не встречала ни у кого хотя повидала немало хороших командиров. С ним солдаты чувствовали себя как за каменной стеной, хотя какие «стены» могли быть в нашем положении?»

    Есть такая профессия – Родину защищать… Но у молодого учителя из Минска профессия была совсем другая – учить детей. Так же, как у влюбленной в него юной санитарки – совсем иное предназначение: писать стихи.
    Однако Родине в 1941 году воины и санитарки оказались нужнее учителей и поэтесс. И молоденький Комбат-учитель вдруг оказался прирожденным воином. Когда их осталось только девять человек, они вышли к немецкому переднему краю, и единственным местом, где они могли проскочить, оказалось минное поле. И Комбат пошел по полю, пошел на мины… Которые, к счастью, оказались противотанковыми и от веса человека не детонировали. Тогда он позвал за собой солдат. И уже на краю поля, когда они все почитали себя в безопасности, одна из мин оказалась противопехотной… Комбат погиб и два человека, которые шли за ним, тоже погибли. Юля уцелела.

    «Мина, убившая комбата, надолго оглушила меня. А потом, через годы, в стихах моих часто будут появляться Комбаты…».

    «Два с лишним года понадобилось мне, чтобы вернуться в дорогую мою пехоту!» — сокрушалась Юлия Друнина и через сорок лет. Она радовалась, что попала на фронт, она радовалась, что ей удалось поучаствовать в великих сражениях, но насколько тяжело это было каждый день, изо дня в день… Холод, сырость, костров разводить нельзя, спали на мокром снегу, если удавалось переночевать в землянке – это уже удача, но все равно никогда не получалось как следует выспаться, едва приляжет сестричка – и опять обстрел, и опять в бой, раненых выносить, и многопудовые сапоги с налипшей грязью, длительные переходы, когда она буквально падала от усталости, а надо было все равно идти, просто потому, что надо… А еще грязь и как следствие – чирьи, непроходящая простуда, перешедшая в болезнь легких, и голод, потому что еду не всегда успевали подвезти…

    Я ушла из детства в грязную теплушку,
    В эшелон пехоты, в санитарный взвод.
    Дальние разрывы слушал и не слушал
    Ко всему привыкший сорок первый год.

    Я пришла из школы в блиндажи сырые,
    От Прекрасной Дамы в «мать» и «перемать»,
    Потому что имя ближе, чем «Россия»,
    Не могла сыскать.

    И это не говоря уж об артобстрелах, о ежедневных свиданиях со смертью, об отчаянии, которое охватывало ее от сознания собственной беспомощности, когда раненые умирали у нее на руках – порой ведь можно было бы их спасти, если бы поблизости был настоящий госпиталь, настоящие врачи и инструменты! Но довезти не всегда успевали… А еще чисто женские проблемы, о которых так часто забывали и писатели, и кинематографисты послевоенной поры – о которых они просто не подозревали!

    ...Какие только не случались были
    - Сравнится ль сказка с правдою иной?
    .. Тригорское, Михайловское были
    Всего лишь селами, разбитыми войной.


    И в тех аллеях, что для сердца святы,
    Там, где поэт бродить часами мог,
    Фельдфебель из Баварии впечатал
    Следы своих подкованных сапог...

    «И сколько раз случалось – нужно вынести тяжело раненного из-под огня, а силенок не хватает. Хочу разжать пальцы бойца, чтобы высвободить винтовку – все-таки тащить его будет легче. Но боец вцепился в свою «трехлинейку образца 1891 года мертвой хваткой. Почти без сознания, а руки помнят первую солдатскую заповедь – никогда, ни при каких обстоятельствах не бросать оружия! Девчонки могли бы рассказать еще и о своих дополнительных трудностях. О том, например, как, раненные в грудь или в живот, стеснялись мужчин и порой пытались скрыть свои раны… Или о том, как боялись попасть в санбат в грязном бельишке. И смех и грех!..»
    Юле и самой пришлось однажды скрывать свое тяжелое ранение – осколок артиллерийского снаряда вошел в шею слева и застрял в нескольких миллиметрах от артерии. Но Юля не подозревала, что рана опасна, до госпиталя было далеко, и она просто замотала шею бинтами и продолжала работать – спасать других. Скрывала, пока не стало совсем плохо. А очнулась уже в госпитале и там узнала, что была на волосок от смерти.
    В госпитале, в 1943 году, она написала свое первое стихотворение о войне, которое вошло во все антологии военной поэзии:

    Я столько раз видала рукопашный,
    Раз наяву. И тысячу — во сне.
    Кто говорит, что на войне не страшно,
    Тот ничего не знает о войне.

    В Москве Юля – награжденная Орденом Красной Звезды – оказалась в конце декабря, как раз в середине того учебного года, и сразу же пришла в Литинститут.
    Просто вошла в аудиторию, где сидели первокурсники, и села среди них:
    «Мое неожиданное появление вызвало смятение в учебной части, но не выгонять же инвалида войны!»

    Она сдала сессию и даже получила стипендию: сто сорок рублей, тогда как килограмм картошки на черном рынке стоил сто рублей. Правда, в первые пол года она получала военную пенсию – еще сто пять рублей. Из одежды у нее имелись ... черное шелковое платье, кофточка, несколько шерстяных чулок, рейтузы, галифе, гимнастерка, шинель и сапоги.
    Но в тот год едва ли не весь Литинститут ходил в шинелях.
    А кое-кто – еще и на костылях. Было и голодно, и холодно, в аудиториях замерзали чернила. И все-таки это было такое счастливое время – для всех! И позже она вспоминала его со светлой тоской:

    «Несмотря на невыносимо тяжелый быт, время это осталось в памяти ярким и прекрасным. Хорошо быть ветераном в двадцать лет! Мы ловили друг друга в коридорах, заталкивали в угол и зачитывали переполнявшими нас стихами. И никогда не обижались на критику, которая была прямой и резкой. Мы еще и понятия не имели о дипломатии».

    Фрагмент из воспоминаний бывшего мужа Юлии Друниной Николая Старшинова

    Смешная, наивная, трогательная

    "ЮЛИЯ Друнина была человеком очень последовательным и отважным.
    Выросшая в городе, в интеллигентной семье, она вопреки воле родителей девчонкой в 1942 году ушла на фронт. После тяжелого ранения — осколок едва не перерезал сонную артерию, прошел в двух миллиметрах от нее — снова ушла на фронт добровольцем…

    Мы встретились в конце 1944 года в Литературном институте им. А. М. Горького. После лекций я пошел ее провожать. Она, только что демобилизованный батальонный санинструктор, ходила в солдатских кирзовых сапогах, в поношенной гимнастерке и шинели. Ничего другого у нее не было.
    Мы были студентами второго курса, когда у нас родилась дочь Лена.
    Ютились в маленькой комнатке, в общей квартире, жили сверхбедно, впроголодь.


    В быту Юля была, как впрочем, и многие поэтессы, довольно неорганизованной. Хозяйством заниматься не любила. По редакциям не ходила, даже не знала, где многие из них находятся и кто в них заведует поэзией. Лишь иногда, услышав, что я или кто-то из студентов собирается пойти в какой-нибудь журнал, просила: «Занеси заодно и мои стихи…»

    Бескомпромиссная

    ЮЛИЯ была красивой и очень обаятельной. Привлекательная внешность нередко помогала молодым поэтессам «пробиться», попасть на страницы журналов и газет. Друниной она — напротив — часто мешала в силу ее бескомпромиссности…
    В свое время нашумела история ее взаимоотношений с поэтом Павлом Антокольским. Сначала он очень положительно отнесся к ее стихам. И вдруг объявил ее бездарной.
    Потом последовало резкое выступление Юли на собрании в Союзе писателей против П. Антокольского. Да еще оно совпало с тем временем, когда шел разгром так называемых космополитов.

    А дело было в том, что Павел Григорьевич пытался очень активно ухаживать за ней, а когда она отвергла его притязания, проявив своего рода отвагу — еще бы, такого мэтра! — обрушил на нее свой гнев.
    А ее реакция на его поведение, ее выступление против него — всего лишь реакция обиженной девочки. Девочки, которую оскорбили…

    А вот еще одна история. Юле позвонил Степан Щипачев, занимавший тогда пост заместителя главного редактора журнала «Красноармеец» и одновременно являвшийся членом редколлегии журнала «Октябрь». Он пригласил ее принести стихи, пообещав опубликовать их в обоих журналах…
    Я ждал Юлю на улице. Не прошло и четверти часа, как она выбежала ко мне, раскрасневшаяся и возмущенная:
    — Ты представляешь, что придумал этот старый дурак? Только я вошла к нему в кабинет, он весь расплылся в доброй улыбке: «Мы непременно напещатаем ваши стихи и в «Красноармейсе» и в «Октябре» (говорил он именно так, произнося вместо «ч» — «щ», а вместо «ц» — «с»). А сам сел со мной рядом на диване. Я немного отодвинулась от него, а он снова сблизился и обнял меня за талию. Я стала отстраняться от него. И тогда он произнес такую дурацкую речь:
    «Ну, щего вы боитесь нашей близости? Ведь об этом никто не узнает. А зато у вас на всю жизнь останутся воспоминания о том, что вы были близки с большим совеским поэтом!..» Я вскочила с дивана и стрелой вылетела на улицу…
    Разумеется, стихи Юли не появились ни в «Красноармейце», ни в «Октябре».
    Историю эту хочется закончить стихами «большого совеского поэта», которые лучше всего иллюстрируют его "джентльменское" поведение:

    Любовью дорожить умейте,
    С годами дорожить вдвойне:
    Любовь — не вздохи на скамейке
    И не прогулки при луне…

    Незаурядная

    МЕНЯ и нашу дочь Лену неоднократно спрашивали о причине, вызвавшей ее добровольный уход из жизни. Односложного ответа на этот вопрос нет. Причин много…
    Она никак не хотела расстаться с юностью. Наивно, но она была категорически против, чтобы в печати появлялись поздравления с ее юбилеем, поскольку там указывался возраст. Она хоть на год, но старалась отодвинуть год своего рождения. Мало того, ей не хотелось, чтобы внучка называла ее бабушкой. И уйти из жизни она хотела не старой и беспомощной, но еще здоровой, сильной и по-молодому красивой.
    Она была незаурядной личностью и не могла пойти на компромисс с обстоятельствами, которые были неприемлемы для ее натуры и сильнее ее. И смириться с ними она не могла.
    Одно из последних стихотворений она начала так:

    Безумно страшно за Россию…

    Она как кровную обиду переживала постоянные нападки на нашу армию. И немедленно вступала в яростные споры, защищая ее.
    Хорошо зная ее нелюбовь и даже отвращение ко всякого рода заседаниям и совещаниям, я был удивлен, что она согласилась, чтобы ее кандидатуру выдвинули на выборах депутатов Верховного Совета СССР. Я даже спросил ее: зачем?

    — Единственное, что меня побудило это сделать, — желание защитить нашу армию, интересы и права участников Великой Отечественной войны.
    Когда же она поняла, что ничего существенного для этого сделать невозможно, перестала ходить на заседания Верховного Совета, а потом и вышла из депутатского корпуса…

    О ее душевном состоянии лучше всего говорит одно из писем, написанных перед уходом из жизни:

    «…Почему ухожу? По-моему, оставаться в этом ужасном, передравшемся, созданном для дельцов с железными локтями мире такому несовершенному существу, как я, можно, только имея крепкий личный тыл…»

    Ухожу, нету сил.
    Лишь издали
    (Все ж крещеная!)
    Помолюсь
    За таких вот, как вы, —
    За избранных
    Удержать над обрывом Русь.

    Но боюсь, что и вы бессильны.
    Потому выбираю смерть.
    Как летит под откос Россия,
    Не могу, не хочу смотреть!


    Я знаю, что Алексей Яковлевич Каплер (второй муж Друниной) относился к Юле очень трогательно — заменил ей и мамку, и няньку, и отца. Все заботы по быту брал на себя. Но после смерти Каплера, лишившись его опеки, она, по-моему, оказалась в растерянности. У нее было немалое хозяйство: большая квартира, дача, машина, гараж — за всем этим надо было следить, поддерживать порядок. А этого делать она не умела, не привыкла.
    Ну и переломить себя в таком возрасте было уже очень трудно, вернее — невозможно.

    Вообще она не вписывалась в наступавшее прагматическое время, она стала старомодной со своим романтическим характером".

    Как совместить Женщину и войну?..
    Стихотворение "Зинка" написано Юлией Друниной в память о реальных событиях и о реально существовавшем человеке - старшем сержанте медицинской службы Зинаиде Самсоновой.

    Зинка

    1
    Мы легли у разбитой ели.
    Ждем, когда же начнет светлеть.
    Под шинелью вдвоем теплее
    На продрогшей, гнилой земле.

    — Знаешь, Юлька, я — против грусти,
    Но сегодня она не в счет.
    Дома, в яблочном захолустье,
    Мама, мамка моя живет.

    У тебя есть друзья, любимый,
    У меня — лишь она одна.
    Пахнет в хате квашней и дымом,
    За порогом бурлит весна.

    Старой кажется: каждый кустик
    Беспокойную дочку ждет...
    Знаешь, Юлька, я — против грусти,
    Но сегодня она не в счет.

    Отогрелись мы еле-еле.
    Вдруг приказ: "Выступать вперед!"
    Снова рядом, в сырой шинели
    Светлокосый солдат идет.

    2

    С каждым днем становилось горше.
    Шли без митингов и знамен.
    В окруженье попал под Оршей
    Наш потрепанный батальон.

    Зинка нас повела в атаку.
    Мы пробились по черной ржи,
    По воронкам и буеракам
    Через смертные рубежи.

    Мы не ждали посмертной славы.

    — Мы хотели со славой жить. ...
    Почему же в бинтах кровавых
    Светлокосый солдат лежит?

    Ее тело своей шинелью
    Укрывала я, зубы сжав...
    Белорусские ветры пели
    О рязанских глухих садах.

    3

    — Знаешь, Зинка, я против грусти,
    Но сегодня она не в счет.
    Где-то, в яблочном захолустье,
    Мама, мамка твоя живет.

    У меня есть друзья, любимый,
    У нее ты была одна.
    Пахнет в хате квашней и дымом,
    За порогом стоит весна.

    И старушка в цветастом платье
    У иконы свечу зажгла.
    ...Я не знаю, как написать ей,
    Чтоб тебя она не ждала?!

    1944
    Из Википедии:
    Зинаида Александровна Самсонова родилась 14 октября 1924 года в деревне Бобково Егорьевского уезда Московской губернии РСФСР СССР (ныне деревня Егорьевского района Московской области Российской Федерации) в семье сельского кузнеца.
    В начале 30-х годов семья Самсоновых переехала в соседнюю деревню Колычёво. Здесь Зинаида Самсонова в 1939 году закончила семилетнюю школу. Работала санитаркой в доме инвалидов.
    Летом 1941 года была мобилизована на строительство оборонительных укреплений на подступах к Москве.
    Работала на объектах в Бабушкино и Наро-Фоминске. В феврале 1942 года поступила на курсы медицинских сестёр в Егорьевское медицинское училище, которые закончила в августе 1942 года.
    В ряды Рабоче-Крестьянской Красной Армии З. А. Самсонова была призвана Егорьевским райвоенкоматом в октябре 1942 года. Воевала на Сталинградском и Воронежском фронтах, участвовала в Сталинградской и Курской битвах. Особо отличилась в битве за Днепр на Букринском плацдарме.

    26-27 сентября 1943 года, находясь в первой линии обороны во время многочисленных контратак противника, санинструктор под огнём противника вынесла с поля боя 30 раненых и эвакуировала их на левый берег.


    Вечером 27 сентября 1943 года в бою за село Пекари принимала участие в отражении вражеской контратаки, умело действуя автоматом и трофейными гранатами.
    В дальнейшем старший сержант З. А. Самсонова участвовала в Киевской наступательной, Киевской оборонительной и Житомирско-Бердичевской операциях, освобождении города Житомира. В конце ноября 1943 года дивизия, в которой служила санинструктор Самсонова, была переброшена на Белорусский фронт. В ходе Калинковичско-Мозырской наступательной операции.

    27 января 1944 года в бою за белорусскую деревню Холм (Гомельская область) старший сержант Зинаида Самсонова погибла от пули немецкого снайпера при попытке вынести раненого солдата с нейтральной полосы.

    Похоронена в братской могиле в посёлке Озаричи Калинковичского района Гомельской области Республики Беларусь.
    Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 июня 1944 года старшему сержанту Самсоновой Зинаиде Александровне было присвоено звание Героя Советского Союза.


    [​IMG]
    Портрет Зинаиды Самсоновой.
    Художник Л. Котляров
    * * *
    За утратою — утрата,
    Гаснут сверстники мои.
    Бьет по нашему квадрату,
    Хоть давно прошли бои.
    Что же делать?— Вжавшись в землю,
    Тело бренное беречь?
    Нет, такого не приемлю,
    Не об этом вовсе речь.
    Кто осилил сорок первый,
    Будет драться до конца.
    Ах обугленные нервы,
    Обожженные сердца!..

    По материалам:
    http://www.drunina.ru/biography.html#biography4,
    http://rupoem.ru/drunina,
    http://poem.com.ua/info/drunina2.html.
     
    Раос, Василий и Алёнка нравится это.
  21. TopicStarter Overlay
    Алёнка

    Алёнка Гость

    Сообщения:
    1.655
    Симпатии:
    38
    В этом году очень рассчитываю встретить День Победы на Красной площади:D
     
    La Mecha и Раос нравится это.
  22. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.823
    Симпатии:
    2.645
    Ole, guapa! Vamos ya! :)
     
  23. Natari

    Natari Гость

    Сообщения:
    1.757
    Симпатии:
    172
    Сегодня проходил наш фестиваль образовательных инициатив "Я и мои ученики". Мы защищали свои проекты, над которыми работали с сентября 2012 года. Один из проектов был посвящен городам - героям. Делали дети. Потрясающе проникновенно.
    Нашла видео, которое стало частью работы над проектом, и которое мы сегодня смотрели на защите проектов.



     
    Раос и La Mecha нравится это.
  24. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.823
    Симпатии:
    2.645
    В нашей театральной студии сделали потрясающий мини-спектакль на тему военных лет - на 20 минут, а все плачут...
    Будет возможность - загружу.
     
  25. Natari

    Natari Гость

    Сообщения:
    1.757
    Симпатии:
    172
    Да, 4 года, а как будто целая эпоха....
     

Поделиться этой страницей