Грезы о море

Тема в разделе "Искусство и литература", создана пользователем La Mecha, 9 фев 2013.

  1. Марк Ляндо

    Марк Ляндо Автор

    Сообщения:
    814
    Симпатии:
    139
    La Mecha Апофеоззззно...! Лучшая ветка,дорогая...ФЛАМЕ-:D:D:D-Н-К-ААААА-А...!
     
    La Mecha нравится это.
  2. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Автор

    Сообщения:
    8.739
    Симпатии:
    2.096
    Ох, Марк Александрович!
    В таких случаях мне всегда хочется сказать "хвалите меня, хвалите!":)
    Море - это великая кладезь. Океан -радость!

    Спасибо им, что они есть на нашей планете. И как же хочу к ним!
    Конечно - Его.
     
    Марк Ляндо нравится это.
  3. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Автор

    Сообщения:
    8.739
    Симпатии:
    2.096
    Марк Александрович, красота какая!
    Как здорово, и Вы вот - про то же... Спасибо.
    Марк Александрович, дорогой, а ведь у меня с детства и посейчас - от этого стихотворения Грина - мороз по коже, и мурашки, и дыхание перехватывает , как впрямь от морского соленого ветра.

    "Млечный путь там сияет вдали,
    С первым ветром проснется компас.
    Бог, храня корабли,
    Да помилует нас!"
     
    Марк Ляндо нравится это.
  4. Марк Ляндо

    Марк Ляндо Автор

    Сообщения:
    814
    Симпатии:
    139
    Да,дорогая....Это одно из моих ЗВЕЗД...! :) :) )
     
  5. Марк Ляндо

    Марк Ляндо Автор

    Сообщения:
    814
    Симпатии:
    139
    ЧАЙКА : ПЕРЕФОРМАТИРОВАЛ ТЕКСТ
     
  6. Ондатр

    Ондатр Super Moderator

    Сообщения:
    24.944
    Симпатии:
    6.510
    Георгий Дмитриев

    георгий дмитриевd912_110.jpg

    георгий дмитриев1_07_2009_0083372001248166484_georgij-dmitriev.jpg

    георгий дмитриевsea-painting-04.jpg

    георгий дмитриев643185_m.jpg

    Георгий Дмитриев5228_4.jpg

    Георгий Дмитриев1342249344_33-na-rassvete.-vozvraschenie.jpg

    Георгий Дмитриев5262_4.jpg

    георгий дмитриев1179160830_g.jpg

    георгий дмитриевb45d0d81e154e16205de583e4a2.jpg

    Георгий Дмитриевd320_110.jpg
     
    list и La Mecha нравится это.
  7. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Автор

    Сообщения:
    8.739
    Симпатии:
    2.096
    Перечитала ... из любимого.
    "
    К вечеру океан успокоился — кругом, насколько хватало глаз, были видны могучие пологие волны зыби, кое-где на них появлялся невысокий гребень. Я по-прежнему тщательно следил за дыханием. Дышать было легко, я даже мог позволить себе более свободный ритм, без первого пробного вдоха, но поднять маску все же не решался.

    Солнце выглянуло из-за облаков в последний раз, будто попрощаться со мной, и скрылось. Небо заполыхало всеми цветами радуги, краски сменяли друг друга прямо па глазах. В несколько минут облака из огненно-красных стали оранжевыми, потом сиреневыми и густо-фиолетовыми. Стало быстро темнеть. Наконец тьма и тишина опустились на океан.

    Наступила моя вторая ночь в океане.

    Незаметно зажглись звезды. На западе, там, где должен был находиться мой таинственный остров, я увидел множество огней. Они мерцали на уровне горизонта и гораздо выше над ним — это, наверное, были маленькие деревушки по склонам гор.

    После суток плавания я не чувствовал ни усталости, ни болезненных ощущений. Мое дыхание было глубоким и ритмичным, плылось легко, меня не мучили ни жажда, ни голод. Видимый мир замкнулся на вершинах ближайших волн. Я как бы растворился в них и все движения бессознательно делал так, чтобы слиться с их шумом и не тревожить океан понапрасну.

    Океан дышал как живое, родное, доброе существо, его равномерное, теплое дыхание было густо насыщено ароматными запахами. Иногда на склоне черных холмов дождем осыпались какие-то огоньки и тут же уносились вверх, в небо. Вода касалась кожи незаметно, ласково — было даже как-то уютно. Если бы не сознание того, что я человек и должен куда-то плыть, я был бы, наверное, почти счастлив...

    Я медленно парил на границе двух миров. Днем океан казался стихией, вызванной к жизни ветром, и только ночью, когда ветер стих, я увидел его настоящую, самостоятельную жизнь.

    Стоило наклонить голову к воде, и взгляду открывался фантастический фосфоресцирующий мир.

    Подо мной был крутой склон двухтысячеметровой Филиппинской впадины, одной из самых глубоких в мире. Мне было видно в глубину примерно метров на сто.

    Я видел, как внизу мигают далекие и близкие звезды, летят какие-то светящиеся стрелы, как проносятся загадочные торпеды, оставляя дымящийся световой след. Я видел вспышки взрывов и победные фейерверки, огни городов и селений, дымовые завесы и извержения вулканов. Вглядываясь в глубину, я открыл для себя захватывающее дух ощущение полета над бездной. Я зависал над ней, вглядываясь в россыпь огней, сверкающих внизу, чувствуя себя как бы парящим в невесомости над бесчисленными огнями ночного города. Стоило перевести взгляд на другое скопление, лежащее ниже, как возникал волшебный эффект снижения высоты полета. Так я медленно спускался по этим огненным уступам глубоко вниз, сердце начинало колотиться от страха — и я взлетал к поверхности, но меня тут же тянуло снова заглянуть в пропасть, над которой я висел. Порой огни подо мной исчезали внезапно — тогда я срывался вниз и падал, замирая, пока не хватался взглядом за вспышку света как за опору. Я боялся слишком долго засматриваться в глубину — мне могло показаться Бог знает что.

    [​IMG]

    Когда-то я читал рассказы моряков и потерпевших кораблекрушение о том, как в такие звездные ночи всплывают на поверхность гигантские морские чудовища, выходят на охоту огромные акулы, десятиметровые скаты-манты выпрыгивают из воды во весь свой рост, как заводят ночное сражение исполины-кашалоты и кальмары и неизвестно отчего вода вокруг начинает бурлить и засасывает в бездонную черную воронку все, что находится поблизости.

    С тихим ужасом и жгучим любопытством я ожидал, что вот-вот увижу что-нибудь подобное.

    В первую ночь опрокидывающиеся гребни волн вызывали свечение всей водной поверхности, но теперь, когда океан затих, каждое мое движение сопровождалось голубоватым языком пламени, и было похоже, что я горел на медленном огне, а за ластами тянулся сверкающий след, словно шлейф бального платья. Я попробовал грести, погрузив руки в воду, но и там искры, не угасая, обтекали плечи, локти и кисти. Свечение прекращалось только когда я совсем не двигался, а ведь мне надо было плыть… Разумеется, я был виден из глубины, как на ладони. Мне ничего не оставалось, как плыть, не обращая на это внимания и сохраняя спокойствие, насколько возможно. Пусть акулы думают, что я тоже здесь живу. В конце концов, это моя единственная защита.

    Иногда мне казалось, что волны вокруг меня изменяют свои очертания, в ночной темноте рождались смутные, неясные формы, исчезающие прежде, чем я успевал их разглядеть. Временами я слышал звуки, напоминающие журчание ручья в лесу, шорохи крыльев и шелест листьев. Отчетливее я улавливал приятную музыку, как бы нежный женский хор. Так часто бывает у воды — я слышал такое же тихое, нежное пение на берегу Иртыша во время рыбной ловли и на диком берегу острова Ольхон на Байкале. Я помню, как пытался отыскать его источник: вслушивался во все окружающие звуки, лазил по деревьям, ползал в траве, взбирался на большие камни и скалы — хор голосов был слышен только у самой кромки воды. Я оставил свои попытки, успокоился и уже не пытался узнать причину.

    [​IMG]

    Часто за моей спиной раздавались вздохи и шорохи, заставлявшие меня оглядываться. Иногда я слышал, как со всех сторон на разные голоса повторяется мое имя — все громче и ближе, а потом голоса постепенно удаляются, и я долго слышу, как они стихают в отдалении. Я постоянно ощущал рядом чье-то присутствие. Временами раздавались звуки, которых не могло быть на Земле.

    Потом, как по взмаху волшебной палочки, все смолкало, и становилось еще более жутко от этой живой, обволакивающей тишины. Меня успокаивали мерные всплески волн, они, как легкие музыкальные аккорды, так незаметно прерывали тишину, что казалось, это плещутся о берег волны спокойного озера. Я наконец решился поднять маску на лоб и теперь мог дышать свободно...

    Иногда на волнах возникали какие-то непонятные светящиеся всплески, похожие на языки пламени. То, что вызывало эти всплески, оставалось в тени или было едва различимо. Я пугался, когда они вплотную приближались ко мне, — тогда казалось, что это движется что-то живое, а то вдруг чудилось, что со склона волны, как с горы, прямо на меня скатывается огненная бочка. Когда эти всплески появлялись вокруг, казалось, что какие-то неразличимые существа бегают, прыгают, скользят и летают над поверхностью океана.

    Началось что-то похожее на галлюцинации: стоило сознанию задержаться на мимолетных мыслях и образах, как они тут же обретали осязаемые формы. Я видел старинные корабли, финикийские галеры, каравеллы Колумба, клипера, идущие на всех парусах; ко мне подплывали шлюпки с людьми — я ясно видел их лица, они разговаривали со мной и проплывали дальше. Я видел, как пираты-мавры бросались на абордаж купеческих судов и перетаскивали сундуки с товаром и кувшины с вином на свой парусник, как совсем близко от меня бесшумно скользил «Летучий Голландец»…

    http://surfingbird.ru/surf/gzV1ee73B#.VZfmUPntmko

    [​IMG]
    Картины американской художницы Саманты Келли Смит.
     
    Марк Ляндо и list нравится это.
  8. Марк Ляндо

    Марк Ляндо Автор

    Сообщения:
    814
    Симпатии:
    139
     
  9. Марк Ляндо

    Марк Ляндо Автор

    Сообщения:
    814
    Симпатии:
    139
    [​IMG] [​IMG] ИЗ ПОЭМЫ, ПОСВЯЩЕННОЙ Ст.КУРИЛОВУ: "ОН ПРЫГНУЛ"

    4. В ОКЕАНЕ. НОЧЬ ВТОРАЯ
    *
    И снова звездных
    Гроздий сад,
    Средь млечнопыльных тех
    Ветвей, лиан
    Пал на океан...
    И вот, дыша все также ровно,
    Хоть миновали сутки,
    Вне голода и жажды,
    Он — плавниками рук и ног
    Колебля толщь воды —
    Стремился вдаль...
    *
    Нет, днем океан
    Не увидать.
    Но вот когда
    Корона Феба
    Тонет под волнами —
    Чудес
    Не описать!
    ....................
    39
    — Плыву и отворен
    Ночной океан:
    Он мне,
    А я ему глубинно дан!..
    Как будто теплый
    Светоносный лед
    Раскалывается
    И вот — полет
    В той Филиппинской впадины
    Глубины:
    За слоем слой —
    В разъятый грозно низ!
    Вон там уступ,
    А там висит карниз!
    По вертикали вниз
    Уходит склон.
    И как миллиард миров
    Горит планктон!
    А там — как галактический собор
    Горят во мгле
    Огни сифонофор!
    «Венерин пояс»
    Искристых чудес
    Колышется
    Сквозь водорослевый лес!

    .......................
    От изначальных
    Век палеозоя
    Неся мерцания
    Голубого зноя —
    Форамениферы,
    Морские лилии,
    40
    Рачки,
    Как бездны
    Иероглифы, значки —
    Текут в
    Прохладный турмалин
    Глубин...
    А он парит средь них-
    Свободы паладин!
    Как бы сквозь толщь
    энциклопедии
    Плывя,
    Конечно же Брокгауза и Эфрона! —
    У деда за столом
    Во время оно —
    Мальчишкой...
    *
    — Океан в тебя,
    А ты простерт в океан.
    И в этот миг
    Ты с ним навек слиян!
    Хоть в бесконечность
    Раз ты менее чем он,
    Ты как планктон,
    Но духом наделен!
    И он глядит в тебя,
    Где весь он
    Отражен! —
    Ококеан
    Дивокеан.
    Богокеан!..
    *
    Но страшно вдруг
    Парить над глубиной —
    Ведь миллионы лет
    Ты им чужой!
    ....................
    41.
    А это что же?

    Город световой
    Из бездны
    Подымается самой!
    ...Ты вспомнил фильм
    Про них, аква-людей,
    Живущих там
    Средь донных эмпирей!
    Их лица, как прозрачие медуз
    И всплески голосов
    Сапфирных муз!..
    *
    И вот в сиянье движется Лицо
    К тебе и ты навеки взят в кольцо
    Океанных нег.
    В невероятный свет,
    Которого нигде на свете нет!
    .........................................
    Но, чу!
    Как будто
    Аромат цветов
    Плывет от скрытых тьмою
    Берегов!..
    Иль это только глюк,
    Усталый бред?
    Нет, вспыхнул, замерцал
    Какой-то свет!..
    .....................
    И вот океан —
    Мерцающий экран
    И будто Зодчий
    В нем рисует план
    Грядущего прозрачных городов
    Из волноюных
    И премудрых снов! —
    Дома как деревья.
    Дома — кораллы.
    Света кочевья —
    Лирокристаллы!
    42
    Люди как рыбы
    Люди, как птицы —
    Вод и ветров
    Листая страницы
    .........................................
    *
    А там — круги.
    В них лопастями — свет!
    ................................
    Иль это корабли с иных планет?
    И здесь они нашли себе приют
    И видят, видят из своих кают
    Наш образ.
    Но не тот, что окаян
    И страшен,
    А как в зорях океан! —
    На дне души,
    В подводной глубине,
    Который в детском
    Отражался сне...
    ..........................
    *
    ...Я твой океан,
    Ты боль моя и даль!
    О, донеси
    До тех прибрежных пальм!
    Я твой океан,
    Чешуйчат и хвостат
    Когда-то был!
    Я брат сифонофор
    И вот теперь
    Вернулся я назад
    Приникнуть к вам
    От человечьих форм!..
    ..............................
    43
    И вновь он
    В красных в
    Голубых огнях
    И искристый от ласт
    Струится след...
    А остров где-то там
    В потьмах и снах...
    А он — словно
    Скопление комет-
    К ногам, к спине, к рукам
    Прилип планктон —
    Для этих искр живых
    Он общий дом...
    .............................
    И снова взмах!
    За взмахом
    Новый взмах!..
    Но сколько же еще
    Мне быть в волнах?..
    ......................................
     
    Последнее редактирование: 4 июл 2015
    list и La Mecha нравится это.
  10. Марк Ляндо

    Марк Ляндо Автор

    Сообщения:
    814
    Симпатии:
    139
    Юля! Прекрасные картины и Курилов! А как мне вставить картинку не из УРЛА, а из своего ФАЙЛА? :) :)
     
    La Mecha нравится это.
  11. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Автор

    Сообщения:
    8.739
    Симпатии:
    2.096
    Это одна из немногих книг, которые я много раз перечитываю.
    Как Новый Завет, например.
    Наверное, как Слава Курилов, я могла бы сказать, что у меня есть прелюбимая троица "Бог, Океан и Фламенко"... :) :
    Вот только живу я вдали от Океана...
     
    Марк Ляндо нравится это.
  12. Ондатр

    Ондатр Super Moderator

    Сообщения:
    24.944
    Симпатии:
    6.510
  13. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Автор

    Сообщения:
    8.739
    Симпатии:
    2.096
    М. Волошин

    Одиссей в Киммерии

    Лидии Дм. Зиновьевой-Аннибал

    Уж много дней рекою Океаном
    Навстречу дню, расправив паруса,
    Мы бег стремим к неотвратимым странам.
    Усталых волн всё глуше голоса,

    И слепнет день, мерцая оком рдяным.
    И вот вдали синеет полоса
    Ночной земли и, слитые с туманом,
    Излоги гор и скудные леса.

    Наш путь ведет к божницам Персефоны,
    К глухим ключам, под сени скорбных рощ
    Раин и ив, где папоротник, хвощ

    И черный тисс одели леса склоны...
    Туда идем, к закатам темных дней
    Во сретенье тоскующих теней.

    [​IMG]

    И. Бродский

    Одиссей - Телемаку

    Мой Tелемак,
    Tроянская война окончена.
    Кто победил - не помню.
    Должно быть, греки: столько мертвецов
    вне дома бросить могут только греки...
    И все-таки ведущая домой
    дорога оказалась слишком длинной,
    как будто Посейдон, пока мы там
    теряли время, растянул пространство.

    Мне неизвестно, где я нахожусь,
    что предо мной. Какой-то грязный остров,
    кусты, постройки, хрюканье свиней,
    заросший сад, какая-то царица,
    трава да камни... Милый Телемак,
    все острова похожи друг на друга,
    когда так долго странствуешь; и мозг
    уже сбивается, считая волны,
    глаз, засоренный горизонтом, плачет,
    и водяное мясо застит слух.
    Не помню я, чем кончилась война,
    и сколько лет тебе сейчас, не помню.

    Расти большой, мой Телемак, расти.
    Лишь боги знают, свидимся ли снова.
    Ты и сейчас уже не тот младенец,
    перед которым я сдержал быков.
    Когда б не Паламед, мы жили вместе.
    Но может быть и прав он: без меня
    ты от страстей Эдиповых избавлен,
    и сны твои, мой Телемак, безгрешны.
    1972
     
    list нравится это.
  14. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Автор

    Сообщения:
    8.739
    Симпатии:
    2.096
    А. Беляев "Острв погибших кораблей":

    " В царстве мертвых

    Казалось, что пароход стоит неподвижно. Но, по-видимому, какое-то медленное течение увлекало его на середину Саргассова моря: все чаще стали встречаться на пути полусгнившие и позеленевшие обломки кораблей. Они появлялись, как мертвецы, с обнаженными «ребрами» – шпангоутами и сломанными мачтами, некоторое время следовали за кораблем и медленно уплывали вдаль. Ночами Симпкинса пугали «привидения»: из зеленой поверхности моря появились вдруг какие-то столбы бледного тумана, напоминавшие людей в саванах, и медленно скользили, колыхались и таяли… Это вырывались испарения в тех местах, где в сплошном ковре водорослей находились «полыньи».

    В одну из лунных ночей какой-то полуразрушенный бриг голландской постройки близко подошел к пароходу. Он был окрашен в черный цвет с яркой позолотой. Его мачта и часть бульварков были снесены, брашпиль разбит.

    Со смешанным чувством любопытства и жути смотрела Вивиана на этот мертвый корабль. Быть может, это их будущее; настанет время – их пароход будет так же носиться по морю, не оживленный ни одним человеческим существом. И вдруг она вскрикнула:

    – Смотрите, смотрите, Гатлинг!

    Прислонившись к сломанной мачте, там стоял человек в красной шапке. В лучах яркой луны на темном, почти черном, лице сверкали зубы. Он улыбался, улыбался во весь рот. У ног его лежала бутылка.

    Сознание, что они не одни, что в этой зеленой пустыне есть еще одно живое человеческое существо, взволновало всех. Симпкинс и Гатлинг громко крикнули и замахали руками.

    Человек в красной шапке, все так же улыбаясь, махнул рукой, но как-то странно, будто показав что-то позади себя. И рука сразу опустилась, как плеть. Луна зашла за облако, и человека уже не стало видно. Но бриг подплывал все ближе к пароходу.

    Наконец бриг уже почти вплотную подошел к борту корабля. В этот момент луна взошла и осветила странную и жуткую картину.
    К обломку мачты был привязан скелет. Лохмотья одежды еще сохранились на нем. Уцелевшие кости рук болтались на ветру, но остальные уже давно выпали из плечевых суставов и валялись на полу палубы. Кожа на лице сохранилась, иссушенная горячим солнцем. На этом пергаментном лице сверкала улыбка черепа. Полуистлевшая красная шапка покрывала его макушку.
    Один момент, и Гатлинг прыгнул на палубу брига.

    – Что вы делаете, Гатлинг? Бриг может отойти от парохода. Тогда вы погибли.

    – Не беспокойтесь, мисс, я успею. Здесь есть что-то интересное.

    Гатлинг подбежал к скелету, схватил запечатанную бутылку и прыгнул на палубу парохода в тот момент, когда бриг отошел уже почти на метр.

    – Сумасшедший! – встретила Гатлинга побледневшая мисс Кингман, радуясь его благополучному возвращению.

    – Ну, ради чего в самом деле вы так рисковали? – спросила Вивиана, глядя на бутылку. – Этого добра у нас достаточно.

    – А вот посмотрим. – Гатлинг отбил горлышко бутылки и извлек полуистлевший листок синеватой бумаги. Выцветшие, почти рыжие буквы еще можно было разобрать.

    Очевидно, гусиным пером, со странным росчерком и завитушками, было написано:

    «Кто бы ты ни был, христианин или неверный, в чьи руки попадет сия бутылка, прошу и заклинаю тебя исполнить мою последнюю волю. Если меня найдешь, после смерти моей, на бриге, возьми деньги, что лежат в белом кожаном мешке, в капитанской каюте 50 000 гульденов золотом. Из них 10 000 гульденов себе возьми, а 40 000 гульденов передай жене моей. Марте Тессель, в Амстердаме, Морская улица, собственный дом. А если потонет бриг, а бутылку одну найдешь в море, перешли, ей. Марте Тессель, жене моей, мое последнее приветствие. Пусть простит меня, если огорчал ее в чем… Все наши умерли… Весь экипаж до матроса… Карл, Губерт… первые… Я один жив, пока. Неделю… без пищи… привяжусь к мачте… кто заметит… Прощайте…
    Густав Тессель.
    Бриг «Марта».
    1713 года. Сентябрь 15 дня».


    Когда Гатлинг кончил читать, наступило молчание.

    – Как это жутко и странно! Мы получили поручение от мертвеца передать привет его жене, которая уже двести лет как в могиле… – и, вздрогнув, мисс Кингман добавила: – Сколько ужасных тайн хранит это море!.."

    [​IMG]
     
  15. list

    list Администратор

    Сообщения:
    4.467
    Симпатии:
    1.434
    О... Читая стихи Макса в нескольких десятках метров от его дома на пустынном берегу Киммерии, я испытала сильный резонанс. )

    Киммерийский космос
    (Максу Волошину)

    До синих берегов доплыл мой Одиссей.
    Зелёный перламутр дышал меж свай причала.
    Он был совсем один. Наедине со всей
    Вселенной, что корабль истерзанный качала.

    Зачем он здесь? Куда? Откроет ли ему
    Пустынная звезда холмов небесно-синих
    Неведомый маршрут ответом на мольбу?
    Прочертит ли, как взгляд ласкает плавность линий

    Синеющих вершин, колышущихся вод?
    Мой Одиссей устал, сложил свои доспехи
    К предгориям. К чему был начат сей поход?
    Беспомощен и наг. Тут шрамы, там прорехи.

    За синею грядой укрылся светлый лик.
    Земля тиха во мгле туманной и глубокой.
    Просоленный дотла, мой Одиссей приник
    К молчанию миров, как к вечному истоку.


    Мне неловко становиться в один ряд с Максом и Иосифом Александровичем, но как-то увязалось неразрывно...
    А вообще у меня эссе поэтическо-прозаическое и с картинками получилось тогда об этом:

    Гаснут во времени, тонут в пространстве
    Мысли, событья, мечты, корабли…
    Я ж уношу в своё странствие странствий
    Лучшее из наваждений земли…

    (М. Волошин)
     
    Марк Ляндо и La Mecha нравится это.
  16. Марк Ляндо

    Марк Ляндо Автор

    Сообщения:
    814
    Симпатии:
    139
    Весьма мастеровито, НО....Моря и НЕТ...! :) :) :)
     
  17. Марк Ляндо

    Марк Ляндо Автор

    Сообщения:
    814
    Симпатии:
    139
    СОСЕД В ГУРЗУФЕ
    Высокий. Скошен набекрень.
    Похож на Грина.
    Был парализован...
    Хотя не старый — проиграл квартиру:
    Рискнуть хотелось — аховые деньги
    Тогда крутились в постсоветской свалке...
    И впрямь похож он на певца Ассоли
    Щеками впалыми, усами —
    Там, где с ним рядом сокол
    Ручной, на фотографии последней
    В музее, в Феодосии, со взглядом —
    Ну как бы цвета темного базальта,
    Обточенного морем...
    Что ж... Торгует сосед наш
    На углу, у гастронома:
    От кедра шишки, семечки, ракушек
    Цветная мелочь...
    Утром — ругается с женой,
    Довольно молодая.
    Осипшим басом.
    Бомжи. — Живут бесплатно у соседки,
    Что к дочери на зиму откатила —
    «Тетей-падлой» ее хозяйка наша величает —
    Не ладят! —
    Мы же в это не вникаем,
    Снимая «за недорого» свой угол,
    Сбежавши от зимы в лоток долины
    Гурзуфа, за яйлой — спасясь от стужи.
    Лезем в море в ноябрьском солнце
    С ужасом и воплем,
    Вздымая брызги в счастии великом!

    Потом в штаны двойные залезаем
    И в свитрах, и в шарфах сидим на гальке,
    От ветра спрятавшись за буном,
    Нежась в лучах горячих,
    В пылевидной влаге
    От гребней пенных...
    Виноградом с хлебом и ряженкой
    Со скумбрией копченой
    Себя утешим — что нам все Канары
    И прочие Анталии впридачу!
    ...Шагаем вверх меж трав и ежевики
    Гурзуфской осиянною долиной —
    О, что за прелесть пашни винограда
    И эти клены, тополя, платаны —
    Как трубы и тромбоны золотые
    Средь сумрачных громадин кедров, елей...
    А там, на юге — синедаль топаза
    За коей — Лисс, Гель-гью и Зурбаганы!...
    ...А наш сосед сидит в мохнатой шапке
    Пред ящиком с цветною дребеденью
    В артековском поблекшем балахоне,
    Наверное подаренном завхозом.
    Псом с перебитою спиной, иль Грином? —
    Все с тем же взглядом темного базальта,
    А в нем вопрос — от Иова! —
    Все тот же,
    От Ветхого Завета...
    Нету силы
    Ходить мимо него, и мы не ходим.
    Рассказ я вспоминаю коктебельский
    Вдовы волошинской о пьяном Грине:
    Она ему от дома отказала
    За то, что в вазу он однажды помочился
    Китайскую... Иль желчь в нем разыгралась
    От игрищ коктебельского бомонда?

    И всплыли строки давнего поэта
    Что как-то описал того же Грина
    За горькой водкой в бешеных 20-х:
    «...И грудью опершись о стол тяжелый
    Он говорил: теперь мы снова юны.
    Так выпьем за далекие атоллы,
    За Южный Крест и призрачные шхуны!..»
     
    Последнее редактирование: 5 июл 2015
    list и La Mecha нравится это.
  18. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Автор

    Сообщения:
    8.739
    Симпатии:
    2.096
    "
    Поддайся, отступи, вернись в исходную точку. Чтобы ощутить собственную слабость. Великую силу смирения. Понять, что ты упустил Встречу. Осознать, что другого пути нет: выйти на «мостик» можно только по этой узкой тропе на высоте между двумя безднами, преодолев себя самого. Никто кроме тебя не сделает этого. И когда сделаешь шаг над пропастью, крепко держась взглядом за беспредельную высь, две бездны превратятся в два крыла…

    Красота всегда сильнее страха, она восхищает дух, возносит его, настраивает на более высокую частоту, вливается в сознание ошеломляющим и всевскрывающим потоком, и вот ты обнаруживаешь, что оно более не сковано – оно свободно. Тело более не вжимается в скалу с целью найти в ней опору, но сливается с ней в единении любви, и я смотрю в небо южным выступом скалистой вершины, а он, выступ, смотрит в небо мной. Здесь стираются любые границы. Их нет. И тебя самого нет тоже. И это лучшее, что может с тобой произойти..."


    Лист, СПАСИБО! За драгоценность встречи с таким вИдением.
    Марк Александрович, а за Южный Крест (пока мной не виденный), атоллы и призрачные шхуны всегда рада... :) :
     
    Марк Ляндо нравится это.
  19. list

    list Администратор

    Сообщения:
    4.467
    Симпатии:
    1.434
    :bow:
     
  20. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Автор

    Сообщения:
    8.739
    Симпатии:
    2.096
    Знаете, если и есть у меня к кому -то в этой жизни зависть - настоящая, истинная, так это к Курилову и к Конюхову, который , слава Создателю, ныне здравствует (надеюсь).
    Ибо этим людям, нашим современникам, была дана возможность "дышать бесконечностью" и всем своим бренным человеческим естеством испить совершенную Свободу.
     
    Марк Ляндо нравится это.
  21. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Автор

    Сообщения:
    8.739
    Симпатии:
    2.096
    Висенте Бласко Ибаньес. "В поисках Великого Хана":

    "Нa следующее утро aдмирaл рaспорядился вытaщить "Сaнтa Мaрию" нa берег, и вся комaндa этого корaбля вместе с чaстью мaтросов двух других кaрaвелл принялaсь чистить его днище и конопaтить швы нa его корпусе. Судно было постaвлено посреди устлaнного мельчaйшим песком обширного пляжa, и те, кто чистил его, двигaлись вокруг корaбельного остовa, соскaбливaя трaву, успевшую нaрaсти нa доскaх зa время плaвaния по океaну, чтобы зaтем покрыть их основaтельным слоем вaрa.
    Лусеро, кaк пaж aдмирaлa, былa свободнa от этих рaбот. Дон Кристобaль, нaблюдaвший зa ремонтом своего корaбля, в этот понедельник откaзaлся от обычной поездки вверх по реке. Фернaндо Куэвaс был тоже освобожден от рaбот и не конопaтил, кaк другие мaтросы, днище "Сaнтa Мaрии".
    Мaгистр Диэго, ботaник, оценивший сметливость и добросовестность этого юноши и постоянно хвaливший его зa рaстения и цветы, которые, возврaщaясь с суши, тот всегдa приносил ему для изучения, попросил aдмирaлa снять с этого корaбельного слуги всякие другие обязaнности, чтобы он мог в течение целого дня зaнимaться сбором рaстений в этих тaинственных лесaх.

    Итaк, двое молодых людей углубились в зеленый сумрaк тропических зaрослей. Лес покaзaлся им еще необъятнее и тaинственнее, чем нaкaнуне. Теперь в его пределaх не было никого из испaнцев. Исчезли дaже индейцы. Все были возле рaзливa, вокруг вытaщенного нa пляж корaбля, и против тех кaрaвелл, которым предстояло, в свою очередь, быть вытaщенными нa сушу.

    Существовaние человекa чувствовaлось лишь тaм; чуть подaльше - и оно стaновилось неощутимым, подaвляемое, кaзaлось, кипучей деятельностью животного мирa и могучим дыхaнием роскошной рaстительности. Переходя от восторгa к восторгу, продвигaлaсь юнaя пaрa по этому хaосу из прижимaющихся к земле цветущих рaстений или исполинских деревьев, связaнных между собой густыми с плетениями лиaн. По временaм между колоннaми древесных стволов поблескивaли, сейчaс же зa устьем реки, вольные океaнские воды. Этa лaзурнaя полосa, игрaя контрaстaми светa и тени, приобретaлa близ берегa розовaто-опaловую окрaску, переливaясь цветaми рaдуги, словно створки огромной рaковины-жемчужницы.

    Прибрежные скaлы, влaжные и блестящие, кaзaлись вылитыми из чистой меди покоящимися нa воде существaми с огромными ожерельями из рaскрытых рaковин и копнaми зеленых волос. Иные из этих крошечных гровков были похожи нa головы, увенчaнные пышными плaвучими диaдемaми из морских трaв, в тени которых мелькaли, кaк вспышки искры, стaйки золотых, розовых, aлых рыбок. При впaдении реки в море колыхaлись стебли бaмбукa, нaступaвшего нa прибрежный песок, чтобы окунуть свои корни в уже не речную и еще не морскую воду.

    Молодым людям приходилось силой проклaдывaть себе путь сквозь живую стену цветущих лиaн, приютивших в себе целый мир невидимых, но шумных существ.

    У Фернaндо был нож, одолженный ему одним из мaтросов флaгмaнского корaбля. Действуя этим ножом, он прорубaл отверстие в очередной сплетенной рaстениями непроходимой прегрaде и, рaсширяя это отверстие сильными рывкaми обеих рук, втискивaлся в него, увлекaя зa собой свою спутницу. И всякий рaз, кaк Фернaндо пробивaл подобную брешь, вокруг молодых людей возникaло поспешное и шумное бегство испугaнных нaсекомых, во время которого их пaнцири сверкaли и переливaлись цветaми дрaгоценных кaмней, зеленым, кaк изумруды, крaсным, словно рубины, или мягкими тонaми бирюзы и сaпфиров. Порхaли огромные бaбочки, похожие нa летaющие, цветы. Были тут и другие цветы - орхидеи редчaйших видов; эти сохрaняли полнейшую неподвижность и, тем не менее, вели жизнь хищников. Ковaрно рaскрыв свои лепестки, чтобы зaмaнить нaсекомых и сомкнуть их зaтем нaд своею добычей, они принимaлись перевaривaть и освaивaть эту животную пищу, преобрaзуя ее в новые крaски и aромaты.

    Шумным, будорaжившим лес полетом пугaли молодых людей попугaи и лоро, перебирaвшиеся нa кaкое-нибудь дерево чуть подaльше, чтобы возобновить нa нем свое немолчное лопотaние почти человечьими голосaми. Рядом с этими ярко рaсцвеченными обитaтелями тропических чaщ здесь можно было видеть прыгaвших с порaзительной легкостью и стремительно перелетaвших с местa нa место колибри, или птичек-мух, этих поистине дрaгоценных изделий ювелирa с тончaйшим и многоцветным, кaк китaйские шелкa, оперением крылышек.

    В этих укромных местечкaх с нежней девственною рaстительностью все было зелено и все хрaнило молчaние. Обрaзуя непроницaемый для солнечных лучей свод, смыкaлись вершинaми древовидные пaпоротники. Освещение тут было рaссеянное и с зеленовaтым оттенком, и молодые люди, лицa и руки которых стaли мертвенно бледными, кaк если бы они брели по дну океaнa, продвигaясь вперед, то и дело обменивaлись удивленными взглядaми. Здесь никогдa не просыхaлa земля, и они промочили ноги, что еще больше усугубляло иллюзию, будто они идут по кaкой-то подводной стрaне.

    Кое-где почвенные воды стекaли в ближaйшие оврaги и рытвины, обрaзуя большие лужи или дaже целые пруды, покрытые плотным слоем круглых и прочных, кaк щиты, листьев, среди которых рaспускaлись крупные цветы водяных лилий. Эти воды, кaзaвшиеся объятыми вечным сном, по временaм бурно вскипaли, потревоженные незримыми существaми...

    Они вышли из лесу нa большом рaсстоянии от устья реки. Это был берег открытого моря. Водa близ пляжa былa спокойной, неподвижной, нa редкость чистой, кaк если бы ее чистоту поддерживaли никому не ведомые ключи. И все же, зaчерпнув ее в горсть и попробовaв нa вкус, Фернaндо нaшел, что онa не менее соленaя, чем в океaне. Этот обширный учaсток моря, глaдкий и блестящий, кaк зеркaло, зaпирaлa цепь мaлозaметных рифов, большaя чaсть которых былa под водой. Легкaя бaхромa пены и черные, окруженные зелеными венкaми верхушки немногих выступaвших из воды скaл отмечaли грaницу этой береговой отмели. Зa нею простирaлось уже Антильское море, тропический океaн, окрaшенный в более густой синий цвет, чем поверхность воды возле пляжa, с легкой, отсвечивaющей нa солнце рябью, полный до крaев неуемной жизненной силы.

    Фернaндо, глaзa которого зa время плaвaния приобрели остроту зрения зaпрaвского морякa, стaрaясь рaзглядеть в мельчaйших подробностях происходившее нa этой бескрaйной и зыбкой рaвнине, зaметил по ту сторону отмели кaкие-то стремительно перемещaвшиеся черные пятнa, зa которыми время от времени появлялись, высовывaясь из воды, небольшие темные треугольники, похожие нa плaвники. То были aкулы, вечные обитaтельницы океaнских рaспутий, кишaщие среди скопления островов, стрaшные и опaсные попрошaйки, не остaвлявшие флотилии после ее отплытия с Гуaнaaни и следовaвшие зa ней по пятaм в ожидaнии, не свaлится ли с корaблей кaкой-нибудь поживы и нa их долю.

    Зaметил слугa и то, что эти вызывaвшие тревогу соседи, достигнув внешнего крaя отмели, отскaкивaли нaзaд, точно столкнувшись рылом с кaким-то неодолимым препятствием, и упускaли добычу, зa которой гнaлись. Рыбы помельче, проскaльзывaя между подводными рифaми, искaли убежищa в водaх отмели, отдыхaли и рaзмножaлись, словно тут был огромный сaдок, устроенный для их рaзмножения.

    Перескaкивaя с одной нaполовину вросшей в прибрежный песок скaлы нa другую, Лусеро любовaлaсь сплошной мaссой зеленовaтого рaсплaвленного стеклa, прорезaемого время, от времени золотыми или цветными молниями - мгновенными вспышкaми рыбьих стaек.

    Онa виделa коротких и толстобрюхих, почти совсем круглых рыб цветa бледного золотa, зaгребaвших воду рaздвоенным кормилом своего хвостa. Другие рыбы были огненно-золотые, цветa золотистого деревa, лимонно-эолотые, зеленовaто-золотые с бaхромой спинных плaвников и пурпурными или белыми пятнaми нa бокaх. В некоторых местaх просвечивaвшaя нaсквозь водa кaзaлaсь не водой, a воздухом, и нужно было швырнуть в нее кa" н нем, чтобы по возникшим в месте его пaдения рaсходящимся кругaм убедиться нa время в ее зыбкой вещественности. Крупные рaковины покaзывaли свои убрaнные внутри перлaмутром чертоги и густую слизь, обитaвшую в них и трепетaвшую, словно студенистый язык. Крошечные рaчки, нaпоминaя своими движениями лесных нaсекомых, порхaли вокруг рaковин и корaллов. Чуть подaльше в этом озере-море, сжимaя и рaзжимaя свой колокол, кaзaвшийся белым зонтиком с крaсной или лиловой кaймой, плaвaли нa небольшой глубине многочисленные медузы, передвигaвшиеся с местa нa место блaгодaря сокрaщениям крaев этого зонтикa, с которого свешивaлось вниз несколько вполне безобидных щупaльцев, похожих нa щупaльцы осьминогa.

    Зрелище этого морского рaя пробудило в сердцaх молодых людей новые желaния и порывы. Хотя, пробирaясь по тaинственному зеленому лесу, они и прижимaлись друг к другу, но рокочущaя пустынность деревьев, голосa птиц и своды, вознесенные нaд их головaми рaстениями, нaстолько ошеломили их, что они совсем не думaли о себе и зa все время обменялись лишь одним-единственным поцелуем.
    Все их внимaние было нaпрaвлено только нa явления внешнего мирa. Восхищaясь окружaющей природой, они в то же время вынуждены были следить зa ней. Блaгорaзумие побуждaло их держaться неизменно нaстороже, быть готовыми встретить опaсности, кaзaлось нa кaждом шaгу подстерегaвшие их в этих тaинственных и глухих лесных чaщaх, зaпрещaло впaдaть в беспечность, бессильную перед лицом неожидaнности.

    Но здесь нa сaмом берегу моря, чувствуя себя сновa бодрыми и доверчивыми, они потянулись друг к другу. Усевшись нa песок зa кaмнем, служившим им и укрытием и, вместе с тем, кaк бы спинкой креслa, они принялись целовaться, предвaрительно осмотревшись кругом и не обнaружив ничего подозрительного.

    И целуясь тут, по соседству с водой, они впервые осознaли по-нaстоящему, нaсколько они опустились и в кaкой грязи живут нa протяжении уже многих недель.

    Фернaндо, смело плaвaвший в Гвaдaлкивире, не рaз прыгaл зa борт вместе с юнгaми и корaбельными слугaми флaгмaнского корaбля, чтобы, рaзвлекaясь купaнием и море, рaзгонять скуку плaвaния в те дни и чaсы, когдa "Сaнтa Мaрия", остaновленнaя внезaпным безветрием, зaмирaлa посреди океaнa. Лусеро же не имелa возможности освежaть свое тело инaче, кaк обливaясь тaйком, чтобы никто не мог зaподозрить ее нaстоящий пол, в своей кaморке нa кормовой бaшне.

    Здесь, однaко, бодрящaя свежесть утрa и вечнaя молодость моря, цветa которого нaпоминaли окрaску огромных хвостов королевских пaвлинов - золото с одной сто-: роны, синевa индиго с другой, нежные тонa лепесткa розы, зеленые - изумрудa, белые - жемчугa нa остaльной его отливaющей перлaмутром поверхности, - все это зaстaвило молодых людей устыдиться своего грязного мaтросского плaтья и ощутить нaстоятельную потребность поскорее сбросить с себя эту оболочку, нaвязaнную цивилизaцией.

    Они ощутили, кроме того, потребность увидеть себя нaгими, кaкими были люди в рaю, кaкими были индейцы, увидеть себя нaгими посреди невинной, щедрой и по-детски чистой природы, тaкой, кaкaя существовaлa в древнейшие временa, до первородного грехa библейской легенды..."
     
    Марк Ляндо нравится это.
  22. Лис

    Лис Активный участник

    Сообщения:
    1.390
    Симпатии:
    93
    Фитилёк -- спасибо за море!

    Лист -- за "Киммерийский космос"!
     
    La Mecha нравится это.
  23. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Автор

    Сообщения:
    8.739
    Симпатии:
    2.096
    Ф. Конюхов:

    " По неведомым мне причинам я родился не для легкой жизни, а для наслаждения ею через преодоление трудностей.

    Искру в меня заронило Азовское море, моя деревня Троицкое. Я с раннего детства мечтал стать путешественником. Родился в 1951 году, 12 декабря, под созвездием Стрельца. Уже этим было предсказано, что я стану путешественником, так как «стрельцы» — это авантюристы, художники, ученые. Мой род происходит от поморов Белого моря. Многие поколения моих прародителей были рыбаками. Но я появился на свет далеко от севера, на теплом берегу Азовского моря. Когда я в своей автобиографии указывал, что родился на берегу Азовского моря, то чиновники в недоумении спрашивали: как это так, ты что, появился на свет не в родильном доме?
    Многие представляют, что человек выходит на свет Божий только в больнице, где запах камфары и всяких лекарств. Вот и получается, что младенец — беспомощный ангел — наполняет свои легкие этим смрадом. Меня же мама родила под шум прибоя, моя грудь сразу наполнилась чистым солоноватым воздухом. А мои чуть приоткрытые глаза увидели восходящее из морской пучины солнце...
    Уже в десять лет я мечтал о кругосветном плавании под парусами.

    Годы шли, а кругосветное плавание все откладывалось по каким-то причинам. То я служил в армии, то меня направили воевать во Вьетнам. То я в джунглях Сальвадора взрывал мосты.
    Но вот однажды я собрал рюкзак и улетел в Австралию, чтобы от берегов Зеленого континента уйти в мечту детства — к мысу Горн.
    Помню, когда я пришел в яхт-клуб «Антарес» города Находки и сказал, что собираюсь вокруг света в одиночку, а это были семидесятые годы, все яхтсмены смотрели на меня, как на чудо. В их глазах можно было прочесть: «C ума сошел, кто же тебя выпустит одного, да и где ты достанешь яхту?»
    Все эти вопросы стояли и передо мной. Но я знал, что рано или поздно железные двери, за которыми мы жили, приоткроются. И не может быть, чтобы не нашлась яхта, на которой я совершу свое плавание. Я даже сам хотел построить парусник.
    В осуществление этой мечты верил только один человек, который был моим первым капитаном по крейсерским плаваниям, — Юра Куликов. Мы с ним часто обсуждали мое решение. Он даже утверждал, что можно уйти в кругосветку на яхте четвертьтонного класса.

    Юра был капитаном такой яхты, названной в честь любимой девушки «Оля». Что мне нравилось в Юре, так это то, что он, как и я, верил в лучшие времена. И говорил: «Федя, готовься и будь готов. Как только что-нибудь произойдет, ты тут же уходи. Может быть, это будет скоро, а может быть, еще долго придется ждать. Но в кругосветку можно идти и стариком, как англичанин Фрэнсис Чичестер или поляк Леонид Телига». Я так и настраивал себя, верил, что все равно пойду, не может быть, чтобы за всю мою жизнь так ничего и не произошло.
    Судьбе было угодно распорядиться так, что я ушел не в шестьдесят лет, а в сорок. Хотя это и не молодость, а все-таки лучше, чем в шестьдесят.

    Вспоминаю другие экспедиции, в которых я участвовал. И не могу назвать ни одной, которая была бы одобрена нашими властями. Всегда приходилось что-то доказывать или просто так уходить, не добившись разрешения.
    Так же я сделал и сейчас: ушел в плавание без чьего бы то ни было соизволения. Мой товарищ из Австралии, Азик, сделал вызов к нему в гости на три месяца. Он пригласил нас троих — меня, моего яхтенного капитана и наставника из Находки Леонида Лысенко и генерального директора страховой компании «Дальроссо» Владимира Шахова, который выписал мне чек на сто тысяч долларов для покупки яхты. Я нигде не говорил, что буду покупать яхту, иначе бы нас не выпустили из Союза..."
     
    Марк Ляндо нравится это.
  24. Марк Ляндо

    Марк Ляндо Автор

    Сообщения:
    814
    Симпатии:
    139
    Талассса! Таласса....! :good3::good3:
     
    La Mecha нравится это.
  25. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Автор

    Сообщения:
    8.739
    Симпатии:
    2.096
    :) Эх, Марк Александрович, сухопутные мы с Вами черепахи, мечтающие о морской стихии!:sunny:
    У меня к Вам просьба - запостите здесь, пожалуйста, стихотворение об Океане, о том, что , кто видел Океан, тот видел Бога.
    Так оно мне понравилось!
     

Поделиться этой страницей