Другая география

Тема в разделе "Ландшафт", создана пользователем plot, 16 ноя 2011.

  1. Алексей

    Алексей Участник

    Сообщения:
    167
    Симпатии:
    18
    Есть подозрение, что многие знаковые культурно-исторические объекты уже практически непроницаемы для "тонкого" восприятия, потому как везде будет сплошной туристический эгрегор, безликая мутная беспокойная среда.
     
  2. list

    list Администратор

    Сообщения:
    4.581
    Симпатии:
    1.527
    Ощущения (ни на что не претендующие) могут быть примерно такими: 1 - "туристический эгрегор" только внешне, на поверхности восприятия, представляет собой плёнку (через которую несложно проникнуть); 2 - под плёнкой он укрепляет "силу места" впечатлениями каждого туриста, резонирующими в его сердце (однако всё это эгрегор); 3 - под всем этим можно услышать само звучащее пространство, оно никуда не девается, его невозможно "стереть". А ещё глубже - пустота. )
     
  3. TopicStarter Overlay
    plot

    plot Администратор

    Сообщения:
    20.000
    Симпатии:
    1.871
    Да, может и есть места где туристы всё безнадёжно затоптали, но я в таких не бывал.
     
  4. gavrik05

    gavrik05 Участник

    Сообщения:
    14
    Симпатии:
    10
    Совершенно недавно наткнулся в сети на 200-летнее свидетельство, имеющее прямое отношение к моему трансфизическому опыту.

    14.11.2011, 9:41

    Для меня, например, это единственный доступный мир иноматериальных иерархий. Наверное потому, что я вырос и провёл большую часть своей жизни на лоне природы, на границе заповедника и неосознанно ощущал близость стихиалей с самого детства, когда увлекался игрой в индейцев, не в тех кровожадных охотников за скальпами, но в детей природы, полноценно реализующих свой быт в ней. Мы исчезали из дому на целый день с утренней росою и возвращались затемна, когда догорал огонь разведённого на берегу озера или пруда костра и обеспокоенные родители, поглядывая с тревогой на загорающиеся звёзды выходили нас искать.

    Целый день под знойным солнцем, в тени садов, в воде озера, речушки или пруда или в чаще леса за постройкой нехитрых убежищ в виде шалашей или землянок. Целые дни на подножном корме из ягод и плодов и чувство жажды, утоляемое из живого родника или колодца...И первые разговоры о вечном, лёжа на растеленном во влажной от вечерней росы траве покрывале под сенью огромного осокоря, вглядываясь в последние лучи заката, играющие на перистых облаках на невообразимой высоте и загорающиеся первые звёзды, и звёздное небо, разверзающееся над нами до непостижимых глубин...

    И зимние уходы по выходным в природу на целый день. Одинокие походы на лыжах в степь залитую светом яркого низко стоящего солнца отражённым от барханов сугробов, когда кажеться,что ты погружаешься полностью в мир состоящий из мелких бриллиантов горящих и сверкающих на солнце. Или с утра в лес, покрытый инеем: когда поднимается солнце, весь он начинает сверкать и светится, и в тишине ты слышишь звон опадающих под лучами солнца иголок инея. Или под низким сумрачным небом медленно падающие огромные хлопья снега, вызывающие непобедимое желание выбежать из жилья к ним, дурачиться, кидаться снежками и кататься по снегу...Или коллективные катания на санках и лыжах в огромных оврагах, до половины занесённых снегом, копание туннелей в этих самых огромных сугробах. Коньки на замерзшем озере, хоккей или что-то около него, огромные проруби на озере (раньше заготавливали речной лёд в промышленных обьёмах), и мы плаваем по озеру на льдинах по этой самой проруби.

    Ну и особая, необьяснимая любовь :) . Когда поздней весною или летом низкие тучи закроют небо и сам воздух утяжелится в предчувствии грозы — и тут приходит Ветер! Это не буря, он дует ровно и сильно, в такие минуты дышится особенно легко, и энергия бурлит по телу как будто искры вспыхивают то тут то там. Хочется лететь вместе с ним, руки сами непроизвольно поднимаются как крылья и чувствуешь, как сильные потоки воздуха омывают их!

    Не обладаю знаниями относительно разницы между душами рек и стихиалями, воплощенными в их плодородных долинах... Во всяком случае физически они связаны с слоями более близкими к земле чем воде. Масштаб их по человеческим меркам просто грандиозен и они прекрасны и могущественны в своей животворящей силе.

    Колыбели мировых цивилизаций — Нил, Евфрат, Тигр, Ганг, Янцзы, Дунай, Днепр или Волга. А сколько их более мелких, но не менее прекрасных.

    Когда-то на заре своей юности я отправился в поездку на мотоцикле за несколько десятков километров. Было начало июня, стихиали Эстиры в эту пору наиболее близки к нашему слою, и душа моя любовалась красотами природы. После нескольких часов тряски по грунтовой дороге, старинной брусчатке, битому асфальту сквозь сосновый лес и села, я не мог не остановиться при виде панорамы, открывшейся на крутом повороте. Дорога, вырвавшись здесь из теснин леса, делала резкий поворот и сбегала круто вниз по серпантину. Разница высот достигала 100 метров. Когда-то река текла прямо здесь, под кручей, но сейчас её русло угадывалось километрах в пяти, оставив после себя только крутою дугу обрыва. Это уже потом, немного обследовав окрестности, я обнаружил старую трухлявую обзорную вышку с прибитой табличкой, сообщавшей, что это, дескать, геологический памятник...

    Язык ледника когда-то в доисторические времена вздыбил кручи, обнажив срез песка и глины. Слои эти отсвечивают гаммой цветов от ярко розового до терракотового и тёмно-коричневого. Горизонты грунтовых вод здесь смещены и мощные родники выходят на поверхности горы, питая истоки нескольких рек, берущих из них начало (причем текут эти реки не к большой реке, до которой несколько километров, а в противоположную сторону, вбирая в себя воды других и впадая в Днепр уже равной сестрой) и воды глубокого лесного озера, образовавшегося в разломе коры ещё в те незапамятные времена; кажется, что вода его до сих пор сохранила ледяной холод своего родителя.

    Ну а теперь к сути наблюдения, которое до сих пор является одним из моих «брильянтов».

    Панорама, открывшаяся мне, была просто поражающая… На многие километры, сколько достигал взглядом, тянулись хвойные леса и дубравы, перемежающиеся с обширными лугами и ивняковыми и лозовыми зарослями поймы, между ними, сквозь густой утренний туман, освещённый ярким солнцем, проглядывали кое где сверкающие бликами зеркала озёр и стариц, разноцветные крыши маленьких сельских домов.

    Все это было пронизано лучами восходящего солнца и было ЕДИНО в своей иноматериальной сущности, которая красовалась над всем этим в своей грандиозности. Это была Жизнь во всей своей красоте и полноте....

    Я простоял там, ошеломлённый увиденным и потрясённый осознанным некоторое время. Но образ не отпускал несколько дней и живёт во мне до сих пор...

    Наверное, другие миры прорываются к нам в сознание в «местах силы», а это было как раз такое место.

    Возвращаясь домой, я посмотрел на свою «родную» долину другим, изменённым, «сквозящим» взглядом и увидел ту же сущность, несравненно меньшую по масштабам? но всё равно грандиозную и не менее прекрасную! Долина моей «родной» речушки едва ли два километра достигает в ширину и склоны её пологи; плавно змеясь, она тянется почти прямо на пятнадцать километров к своей старшей сестре и всю её видно, стоя на холме в её вершине, вплоть до темнеющей полосы леса на крутом западном берегу в месте впадения в большую реку. То ощущение свободы и пьянящей радости от созерцания этой стихиали вызывало желание оттолкнуться и полететь над ней, сквозь неё, вслед за ней туда, на северо-запад к большой речке. Видно, тем же ощущением свободы руководствовались неизвестные народы, насыпавшие здесь над могилами своих вождей древние курганы. Их четыре в ряд — два побольше и два меньших, едва заметных, есть и несколько стоящих особняком и на этом и на противоположном склоне...

    Место силы... С этих холмов начинаются 4 речки и здесь заповедник. Тоже место силы...Участок невспаханной нетронутой человеком дикой лесостепи он такой же, каким был тысячи тысячи лет назад, когда были насыпаны курганы.

    Это мои «истоки» в прямом и иносказательном смысле, которые в сути своей оказываются едины. И у каждого человека они есть свои, родные. К ним подсознательно человека будет влечь всю его жизнь потому как физически он часть той реки на которой родился и астральное тело его часть той родной «земляной» стихиали долины!

    А вот об этом "месте силы" у Филарета Гумилёвского http://ru.wikipedia.org/wiki/Филарет_(Гумилевский)
     
    Последнее редактирование модератором: 4 май 2015
    list, Владимир, La Mecha и ещё 1-му нравится это.

Поделиться этой страницей