Мерзость.

Тема в разделе "Привал", создана пользователем Мила, 23 июн 2017.

  1. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Кроме почти младенческого обаяния старости - беспомощной, трогательной, по-детски наивной и пр. - есть у неё и мерзость. Я не о немощи, не об эстетике, не о близости смерти.
    Зрелость тоже не лучше. Собственно, отвратительные черты старости оттуда и происходят, это же не небесный дар за прожитые годы.
    У каждого, наверное, есть пара-другая историй про злобных, изворотливых, подлых людях, о минутах общения с такими где-нибудь в публичном месте, после чего не знаешь, как расплеваться от отвращения, как забыть это. Если у кого-нибудь найдётся, что сказать - пишите тут, будем считать эту ветку местом для избавления памяти от разных нечистот.
    А воспитывать меня здесь не пытайтесь. Не рассказывайте, что людей нужно любить такими, какие они есть, что все люди в принципе хорошие, что нужно глядеть в корень и находить истинные причины зла, что начинать нужно с себя и так далее. Это где-нибудь в другом месте, пожалуйста.


    "...я на всю жизнь запомнил случай, как то пропускаю женщину, выходящую в дверь, ещё и дверь придерживаю, и вдруг такой толчок в спину! Оборачиваюсь, а там такой божий одуванчик, лет под 70, топай, говорит, ШАРКУН!"

    "...вдруг на выходе на мне выросла шапка-невидимка. Народное тело (тм), перестало меня замечать. Несколько раз я порывалась покинуть это чертово место, а народ пер и пер вовнутрь сквозь меня. Надоело ждать прущих мужиков, сделала шаг вперёд. И пергидрольная баба, направляющаяся, видимо, гасить свой кредит на стиральную машину, не только не подождала, а поперла на меня грудаком, чтобы я отступила. Не отступила, глядя ей в глаза. Баба стала пытаться протиснуться между мной и дверью. Что это было, Бэрримор?!"

    "Однажды я выходила, но мне навстречу шел человек на костылях. Я отступила и подержала ему дверь. Вслед за ним ломанулась толпа мужиков, сильно радующихся тому, что хрупкая женщина держит им тяжелую дверь".


    из сети


    Вспомнила, прочитав это, как несколько лет работала художником на большом заводе. Там я узнала такую народную забаву: когда утром толпа работяг заходит в заводской корпус и народное тело течёт по коридорам, оттянуть дверь (а этих дверей в длинных коридорах было зачем-то очень много - все коридоры были разбиты на короткие секции) и, проскочив в неё, отпустить, чтобы она полетела в лоб тому, кто идёт следом. Я, как новичок, получила несколько раз дверью по лбу. Уворачиваться от таких хлопающих по лицу дверей я научилась, но этой забаве не научилась и всегда аккуратно придерживала дверь, проходя через неё. Представляю, с каким презрением смотрели на меня вслед работяги. А про то, чтобы пропустить кого-то, вообще можно не говорить. Народное тело этих "шарканий" не понимает.
    На сегодня всё.
     
  2. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    19511486_10207240417608196_487309931275203658_n.jpg


    "Фотографии весёлые, но история грустная.
    Когда все уходят из дома, Лис (если кто не в курсе — большая взрослая дворняга, которую я под новый год забрал с улицы, пристраивал-пристраивал, да так и не пристроил, спит теперь на моей подушке, а я, почти как в известном мультфильме, «в прихожей на коврике») выбегает на балкон и может просидеть там до глубокой ночи, контролируя в ожидании периметр двора.
    И тут пару недель назад, во время нашей с Лисом прогулки, ко мне подходит женщина из соседнего дома и говорит: «Что-то у вас собака на балконе как-то странно вчера выла. Я уж думала, случилось у вас что, а он так о помощи просит».
    Странно, думаю. Не выл он раньше.
    Спустя несколько дней сижу в комнате, работаю за компьютером, и вдруг слышу во дворе стройный детский хор: «Ли-и-и-и-и-с! Ли-и-и-и-и-с! Ли-и-и-и-и-с!». Выбегаю на балкон, а внизу - трое детей. Увидели меня: «Простите, а Лис выйдет?».
    Оказалось, что дети, обычно целый день болтающиеся по двору, стали (когда Лис выходит на балкон) садиться на травку и с псом разговаривать. А он - с ними (что соседка приняла за странный вой).
    Ну, и после этого сели эти дети мне на шею. Только с утра встаю — а они уже кричат с улицы: «Ли-и-и-и-и-с!». И приходится им по два раза в день Лиса выводить (тот, конечно, тоже рад). И играют они по целому часу во дворе, а я на лавке сижу, облака считаю, как старый дед.
    А позавчера вечером я никак не мог. Выхожу на балкон — и говорю им (детям): соррян, мол, чуваки, домашние дела. «А можно мы тогда к вам в гости зайдём? Ну, пож-а-а-алуйста. Ну, на пять мину-у-у-уточек. Мы соск-у-у-учились!».
    Совершенно обезоруживает.



    19510238_10207240417648197_4849331061110403024_n.jpg


    «А родители ваши в курсе?», - спрашиваю. «Да-а-а-а-а!». «Может, их тоже позовёте?». «Они за-а-а-а-няты!».
    Ну, ладно, думаю.
    Пять минуточек растянулись на час. Лис, мыши, гитара, пианино, семейный альбом — всё ведь интересно.
    Дети, на самом деле, волшебные. На фотографиях (они в другой день сделаны) с собакой только две девочки, обеих Настями зовут, а вообще с ними ещё мальчик обычно, Даня, он тоже в гости напросился. И видно, что им совсем не хватает ни общения, ни внимания, ни слова доброго, ни просто нормально поиграть (в противном случае они бы целыми днями по двору без родителей не шлялись, а родителей их, к слову, я вообще ни разу не видел).
    Спустя час я их кое-как из квартиры выпер. Выходим во двор — а там стоят те самые родители. Две пары. Взволнованные, мягко скажем. Потеряли детей, а тут очухались. Мужчины явно подвыпившие, один — прям сильно.
    Что я о себе услышал — не суть важно. Тут волнение родительское вполне понятно: твои дети в гостях у какого-то незнакомого мужика (хоть я и живу в этом дворе с самого детства, и в квартире с Дашей был), в то время, когда кругом педофилы, наркоманы, геи и прочие трансгендеры (привет телевизору). К тому же выяснилось, что дети меня обманули — никого они ни о чём не предупреждали... В общем, до поножовщины не дошло (хотя могло) — и слава богу.



    19598927_10207240419008231_8039381990064637181_n.jpg


    Но не в этом суть. А в том, что родители прямо во дворе, при мне и Лисе, стали этих детей избивать. По-настоящему. По-взрослому. Кулаками. С криками: «Ты что, блять, сука, охуела совсем?!». Это дословно. Это одна из доблестных матерей так орала. Одной из Насть (которая на фотографии с длинными чёрными волосами).
    Дети напуганы страшно. Плач, визг. Я попытался как-то заступиться... но как? Дети-то не мои.
    В общем, никогда я таких жутких чувств не испытывал. При тебе избивают (натурально избивают) детей по семь лет, а ты ничего не можешь сделать.
    Потом, правда, один из папаш вернулся, подошёл ко мне и начал извиняться. Не знаю, говорит, чего Юрец (другой папаша, который особо агрессивен и пьян был) такого воспитателя вдруг включил. Он и не отец ей вовсе (одной из Насть), а так, отчим-ебырь.
    И вообще они в другом дворе, как выяснилось, живут, поэтому я их ни разу и не видел. А дети гуляли в моём, с Лисом.
    Теперь, конечно, не гуляют. Вчера выходил в магазин, по дороге наткнулся на них — а они как чертенята от ладана.
    Что из них вырастет — одному Богу известно.
    И Лис печален. Выходит на балкон — а нет никого. Ни поговорить не с кем, ни поиграть".


    Евгений Левкович

    19553909_10207240417208186_7203490845434814473_n.jpg


    И ещё одна "подъездно-дворовая" история.
    Народ, обсуждая это в ФБ, как и я, вспоминает об "отрицательной селекции".
    А так, конечно, все люди хорошие. Только, наверное, в неком абстрактном виде.


    "В моем подъезде живет очень пожилая пара – обоим сильно за 80. Жена – в инвалидной коляске, сама почти не ходит. За те полтора года, что я живу в этом доме, раз пять я вынимала из ящика письмо этой женщины, в котором она просит жильцов высказаться: нужен ли в подъезде пандус. Каждый раз я честно писала, что очень нужен, и бросала бумажку в их ящик. Оказалось, что таких, как я, в подъезде всего несколько человек. Остальные – против. Говорят, что пандус будет мешать, – лестница, что ведет к лифту, нестандартная, идет полукругом. Значит, придется и пандус нестандартным делать, а оно нам надо? Ходить по лестнице станет неудобно. Отчаявшиеся пенсионеры, практически запертые в квартире (по крайней мере – женщина), долго горевали, пока наконец не сообразили: пандус-то есть в соседнем подъезде, а все подъезды в нашем доме соединены коридором на последнем этаже. Коридор проходит через пентхаус, и это удобно – если не работает лифт, всегда можно подняться на лифте в соседнем подъезде, а там уж перейти по коридору в свой подъезд. Теперь муж сможет подниматься с женой в коляске на последний этаж, идти по коридору до соседнего подъезда и – ура – там спускаться на лифте, а дальше – по пандусу во двор. Пенсионеры радовались и предвкушали наконец совместные прогулки. Оставалась самая малость – договориться с жильцами соседнего подъезда, чтобы паре сделали ключи. Соседний подъезд единодушно отказал. «С какой стати они будут через наш подъезд ходить?» - примерно так звучит среднее арифметическое всех высказанных аргументов «против»..."

    Екатерина Барабаш
     
  3. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Когда я жила в летнем лагере среди детей с аутизмом, синдромом Дауна и ДЦП, почти у всех их, совершенно разных, было одно общее: они были из неполных семей, и они были с мамами.


    "Читаю очередную – их, к сожалению, очень, слишком, много, – историю про семью, где маленькому ребенку, девочке, поставлен фатальный онкологический диагноз. Прогноз – отрицательный. Нужны деньги. Буднично, между делом сообщается, что отец, узнав о диагнозе дочери, конечно, из семьи ушел. Не хотел трудностей, тяжело было смотреть, как маленькая дочь мучается, бла-бла… Я не знаю, существует ли статистика, но по частоте упоминания таких случаев, делаю вывод, что подобное поведение мужчин, отцов тяжело больных, обреченных детей, типично, по крайней мере, в России.
    Есть достаточно немного вещей в поведении человека - в том числе мерзких - которые я не могла бы оправдать. Жизнь – совсем не прогулка, и условия поставленной Господом перед его возлюбленными чадами задачи, мягко говоря, далеки от справедливости. Но вот именно это – мужчину, бросающего собственного тяжело больного ребенка, я как-то вместить в себя не могу. Разум не находит аргументов. Можно забыть об ответственности и сострадании, в конце концов это свойства высокоразвитых видов; забыть о чувстве долга, любви и жалости, но должен же быть инстинкт! Увы, адский фокус, по-видимому, заключается в том, что в отсутствии этики, заповедей и вообще человеческих «надстроек» именно инстинкт и срабатывает: потомство признается самцом ущербным, негодным, а значит надо успеть оставить новое, нормальное и т.д. Бонус – избавление от ежедневного кошмара, зрелища растянутой во времени детской смерти. Реакция общества – скорее понурое молчание с оттенком понимания.
    В тщетных поисках этого «понимания», мне приходит и такая мысль: если посмотреть на это дело отстраненно и без эмоций, предательство отцом своего больного ребенка, – деяние совершенно ничтожное по сравнению с деянием силы, которая устроила человеческий мир так, что в нем должны мучиться и умирать маленькие дети. Такой нигилистический взгляд вряд ли одобрит святая церковь, но по крайней мере, он объясняет мне непреходящую остроту собственной реакции: в столь откровенном предательстве родителем обреченного ребенка мне видится проекция всей человеческой участи, отношение создателя к своему обреченному смерти творению. Когда я думаю об этих вещах, приходит самая черная тоска, и стадии «принятия» так никогда и не наступает".

    Ксения Соколова


    12.jpg
     
  4. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Некоторые особо взвешенные - не нам чета - собеседники выдвигают такой аргумент: это не люди плохие, это система плохая. А по отдельности они все хорошие, добрые люди. Были бы вы-де на их месте - тоже были бы такими.
    И у этих собеседников не укладывается в голове ответ "Меня бы там никогда не было". Как это? - так и кажется, что собеседник с силой ворочает мозгами и не верит в этот ответ. Ведь все хотели бы быть на месте чиновников! Это вы просто правду не говорите.


    "Я в ярости. В ярости и в тоске. Весь день провела в Хамовническом отделении ПФР (Пенсионный Фонд России). Потому что моим детям – да и мне, кстати, - полагается пенсия по потере кормильца. А пенсиями у нас ведает ПФР. А ПФР – это ад на земле.

    Я подготовилась. Я в течение месяца собирала – и собрала - хренову тучу документов, список которых они мне выкатили с учетом всех наших обстоятельств. А обстоятельства, как известно, шокирующие, т.к. «кормилец» имел наглость родиться в Белоруссии, жить в Латвии и иметь латвийский паспорт, завести жену и детей в Российской Федерации, а потом еще и умереть в Израиле, и все это, соответственно, зафиксировано в документах на самых разных языках. Поэтому, помимо обычной кипы документов, необходимой в таких случаях, я еще сделала нотариальные переводы всего на свете, получила справку из Латвии о том, что там нам пенсия не полагается, и т.д. и т.п. Я получила выписку из домовой книги. Я сделала дубликат свидетельства о рождении дочери, потому что старый побледнел, а бледные документы чиновники прочесть не в состоянии. Я сделала обоим детям чертовы СНИЛСы , потому что без СНИЛСов оформить им пенсию по потере невозможно. Весь холл отделения увешан рекламными брошюрками типа «Зачем моему ребенку СНИЛС» или там «Пять причин, по которым нужно сделать ребенку СНИЛС». В брошюрках какие-то невразумительные причины – не могут же они честно написать, что СНИЛС «моему ребенку» нужен исключительно для того, чтобы пять снулых государевых теток в нарядных шарфиках с триколором и буковками «П», «Ф» и «Р» каждый день перекладывали туда-сюда двадцать дополнительных бессмысленных бумажек и тыкали одним пальцем в клавиатуру, вводя одни и те же данные в десять разных форм (копи-пейст для слабаков).

    И вот я здесь, в окошке сотрудницы ПФР Зенинковой Елены Михайловны. С горой документов. Я заполняю бесконечные анкеты, с абсолютно одинаковыми данными, во множестве экземпляров, я ставлю подписи, я даю бесчисленные обязательства вернуть Пенсионному Фонду в течение пяти дней их эту копеечку, которую они мне заплатят в связи со смертью моего мужа, если я, ни дай бог, трудоустроюсь на постоянную работу. Я пишу объяснительную, почему предоставляю дубликат свидетельства о рождении дочери, а не изначальный документ. Я пишу заявление, что хочу получать пенсии несовершеннолетних детей на свой банковский счет. Мы с Еленой Михайловной тратим целый шишкин лес бумаги, но ведь это для дела – чтобы у детей были пенсии.

    - А он у вас работал на территории России? – спрашивает Елена Михайловна. «Он» - это так в ПФР называется мой муж Александр Гаррос.
    - Он работал в разных СМИ по контрактам.
    - То есть у него был СНИЛС?
    - У него не было СНИЛСа. Он был иностранцем и работал за гонорары.
    - Если у него не было СНИЛСа, значит, он не делал пенсионные отчисления в пенсионный фонд, значит, он не работал на территории РФ. А это значит, что ваши дети не имеют права на страховую пенсию по потере кормильца, а только на социальную. А социальную пенсию мы вам будем перечислять только с момента принятия документов. То есть то что он у вас умер несколько месяцев назад нам не важно. За период с его смерти и до принятия нами документов вы у нас денег не получите.
    - А какое отношение к моим детям, гражданам России, потерявшим отца, имеет тот факт, что их отец не имел в России права на получение пенсии?
    - Потому что у него не было СНИЛСа.

    Елена Михайловна погружается в изучение свидетельства о смерти. Оно на иврите. К нему подшит нотариальный перевод на английский, на латышский и на русский. В Елене Михайловне, вероятно, от такого количества языков, происходит короткое замыкание.
    - Где тут написано, что он умер? - показываю. – Где тут написано, когда он умер? – опять показываю.
    Но лампочки продолжают мигать. Елена Михайловна листает свидетельство о смерти моего мужа на всех языках. Пытается осилить иврит, потом латышский, мелькает какая-то радость узнавания от английского, потом, уже раз, наверное, в пятый она снова долистывает до русского варианта, но именно он почему-то вызывает у нее самое сильное неприятие:
    - Этот документ я не могу принять. Тут у вас оригинал, а к нему подшит нотариальный перевод.
    - И что?
    - То что мы с оригиналов, если они по-русски, делаем ксерокопию, а нотариальные переводы мы забираем себе. А ваш перевод подшит к оригиналу. Мы не можем его забрать.
    - Ну так сделайте ксерокопию!
    - По нашим правилам ксерокопии делаются только с оригиналов. А нотариальные переводы мы забираем. Вам нужно сделать еще один перевод и нам принести.

    …Елена Михайловна погружается в изучение моего свидетельства о браке. Снова перебирает все свидетельства о смерти на всех языках. Хмурит брови, что свидетельствует о напряженной работе мысли. Рассматривает свидетельство о рождении дочери. Потом сына. Свидетельство о рождении сына на латышском, тоже с нотариальным переводом. Елена Михайловна на минуту подвисает. Потом тычет пальцем в свидетельство дочери.
    - Тут у вас Гаррос с одной «сэ». Тут написано, что отец ребенка – Александр Гаррос.
    - И что?
    - А тут вот, в свидетельстве о браке - с двумя «сэ»: Гарросс. И не Александр, а Александрс.
    - В латышском языке ко всем мужским именам и фамилиям прибавляется «эс», - объясняю я. - Александрс, Иванс, Левс. Это их правила грамматики. При нотариальном переводе на русский «эс», как правило, убирают, потому что в русском таких правил нет. Но иногда оставляют, то есть просто копируют написание из паспорта.
    Она смотрит на меня мутным взглядом:
    - По документам получается, то что отец девочки и ваш муж это как бы два разных человека.
    - Вы издеваетесь, да? У меня умер муж, у детей – отец, а вы мне рассказываете про разного человека.
    - Я все понимаю, но тут одно сэ, а тут два, это как бы разные фамилии. И вот Александрс – это же другое имя, не Александр.
    - По правилам латышского языка к именам в мужском роде прибавляется «эс», - говорю я как можно медленнее.
    - Я не знаю. Я сейчас пойду к начальнице узнавать.
    Елена Михайловна удаляется минут на тридцать. Возвращается окрыленная.
    - Начальница сказала, то что вы должны нам предоставить справку из посольства Латвии об идентичности имени.
    - Об идентичности чему?
    - Об идентичности имени с «сэ», которое у него в паспорте, и имени в вашем свидетельстве о браке, которое без «сэ».
    - Свидетельство о браке выдано российским ЗАГСом. Насколько я понимаю, консульство Латвии не вправе подтверждать никакие документы, выданные другими странами.
    - Моя начальница сказала, то что они должны выдать такую справку.
    - Я боюсь, что консульство Латвии не подчиняется вашей начальнице.
    - Ничего не знаю, она сказала принести справку.

    Мы идем к начальнице, руководителю клиентской службы Золотаревой Елене Павловне. Я снова рассказываю ей про особенности латвийского языка: «эс» в мужском роде. Объясняю, что консульство Латвии не будет проводить сравнительный анализ документов, выданных Латвией и российским ЗАГСом. Елена Павловна раздраженно звонит «самому главному начальнику». Самый главный говорит, что без справки из консульства Латвии об идентичности имени Александр и Александрс пенсию моим детям назначить никак невозможно.
    - Поняли, да? Начальник сказал, чтобы вы взяли справку.
    - А если консульство Латвии не выдаст такую справку?
    - Тогда мы вам пенсию не назначим! – жизнерадостно отвечает Елена Павловна.
    - Вы издеваетесь?
    - Нет.
    - Вы можете выдать мне бумагу с формулировкой, какой именно документ, какую именно справку, какую, я не знаю, форму вы хотите получить от консульства Латвии?
    - Справку об идентичности.
    - Вы можете выдать мне бумагу с запросом?
    При этих словах лицо Елены Павловны вдруг светлеет.
    - Запрос, - мечтательно говорит она. – Точно. Мы сделаем запрос. Сами.
    - Отлично, - говорю. – У Латвийского консульства есть электронная приемная. Они довольно быстро отвечают на письма.
    - Мы не пользуемся электронной почтой, - говорит начальница Елена Павловна.
    - Что?
    - Мы. В пенсионном фонде России. Не пользуемся. Электронной почтой, - с гордостью чеканит она. - У нас тут вообще нет интернета. Мы им не пользуемся.
    - Именно в вашем отделении?
    - Нет, вообще в Пенсионном фонде. Мы пользуемся только почтой России.
    - В 21 веке вы не пользуетесь интернетом и электронной почтой?
    - Именно так.
    - То есть вы собираетесь запросить эту справку у консульства Латвии при помощи почты России?
    - Да. И они по нашим правилам должны нам прислать документ тоже почтой России. Причем не позднее, чем через 90 дней, а иначе мы не примем документ.
    - И пока вы будете почтой России отправлять им запрос, который они не факт, что прочтут, а потом ждать ответа по почте, который они не факт, что отправят, мои дети не будут получать эту пенсию по потере кормильца, я правильно понимаю?
    - Именно так.

    Возвращаемся в будку к Елене Михайловне. Я пишу заявление о несогласии с их требованиями и фотографирую его под крики:
    - Фотографировать наши документы запрещено!
    - Ваш документ – это лист А4, на которым я собственной рукой написала текст собственного сочинения и расписалась?
    - Да!
    Я подписываю еще ворох бумажек, среди которых – информирование меня на тему того, что среди документов недостает «справки с посольства об идинтичности ФИО» (орфография сохранена), которую вправе запросить ПФР либо я.
    - Дайте уже мне этот запрос, я сама его отнесу в консульство, - говорю я. – А то вы годами будете развлекаться с почтой России.
    - Начальница сказала вам запрос не давать.
    - Почему это?
    - Я не знаю, так она сказала.
    - Тогда дайте мне письменный отказ в выдаче.
    - Начальница сказала вам ничего не давать.

    Дорогой Пенсионный фонд. Дорогие люди в шарфиках с триколором. Вы нарост. Вы плесень. Вы паразиты. Я своих детей прокормлю. А все эти старички и старушки, а также их дети, которых вы сосете всю жизнь, которые сидят к вам в скорбной очереди весь день, чтобы узнать, почему вы забыли в июле месяце им перечислить их три копеечки, и которых вы шлете нахуй почтой России, - все эти люди беспомощны, безропотны и бессильны против вас. Но рано или поздно придут другие. Которые вас соскребут. С кровью".


    Анна Старобинец
     
  5. Яник

    Яник Автор

    Сообщения:
    3.756
    Симпатии:
    536
    если Мила не возражает, вставлю замечание.
    После процитированного я основной текст не читал. Только последний абзац.

    Имхо из первой цитаты очевидно, что дело очень сложное и запутанное.
    А чиновники нижнего звена низкоквалифицированные и глупые. А где других взять? Вполне очевидно, что им сложно быстро решить такой вопрос. Ну что ж... Надо бороться. А не обзываться и не грозить "соскрести их с кровью". Такое имхо.
     
  6. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    У Анны Старобинец Аня Старобинец всё разрешилось довольно быстро, потому что она известная личность и умеет писать такие тексты. То есть благодаря именно тому, что многим показалось оскорблениями и угрозами (а с настоящими оскорблениями можно ознакомиться здесь и здесь). Если бы не то, что чиновники были мелкие, а схлестнулись они с известной писательницей, вряд ли всё разрешилось бы так быстро. Предысторию - почему же она захотела получить эти пенсии - можно узнать из её же ФБ, но искать нужно, долго прокручивая ленту. Зато можно было бы прочитать, как болел, а потом умирал её муж Александр Гаррос, как текла жизнь всей семьи, как потом Анна с маленькими детьми возвращалась в Россию. И желание демонстрировать взвешенность и объективность, возможно, пропало бы само.


    12108047_1224639967562126_7253555195282382535_n.jpg
    Александр ещё жив.
     
    Последнее редактирование: 20 авг 2017
  7. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Я бы эту ветку могла назвать не "Мерзостью", а "Расчеловечиванием"; может, так было бы точнее, но по мне - звучало бы слишком свысока, не отражая степени гнева, которую вызывают у меня такие истории.

    "Жена недавно умершего замечательного писателя Гарроса описала в ФБ свои муки в пенсионном фонде, где пыталась оформить пенсию своим детям. Вот какие чувства должна вызывать у людей молодая женщина, недавно потерявшая любимого мужа и оставшаяся одна с двумя маленькими детьми? Какие чувства, кроме горечи и желания помочь, поддержать? Какие?! Я прочла километры злобы, грязи и дебильности, обращённые к этой женщине и до меня впервые дошла степень расчеловечивания наших людей. Как же это случилось? Не Путин же вырвал у них жалость, сострадание, мозги? Ему и некогда, он себе рыбу ловит. Дело в чем-то ином... Все труднее скрыть хвосты и рога, которыми обзавелись наши земляки... И вообще неясно, как это исправить".
    Ганна Оганесян-Слуцки

    Я могу представить: люди, считающие, что ради чувства безопасности надо быть с большинством, желающие к нему примкнуть, согласны совершить для этого парочку-другую ритуальных действий: показать ненависть к каким-то меньшинствам, поддержать бесчеловечные акты, инициированные сверху, пнуть слабого и склониться перед сильным. Кому-то ради надёжного тыла не жалко пожертвовать своей человеческой сутью.

    Я бы не возражала, если бы суждения Яника не содержали в себе всегда "не читал, но мнение имею", "не всё так однозначно" или "автор дурак". То бишь пока у тебя, Яник, не будет что сказать без "не читал, но мнение имею" и пр., не вставляй своих замечаний у меня в ветках.
    Теперь можно обижаться и даже совершать в отношении меня какие-то административные действия. А я в таком случае смогу предположить, что реплики тех юзеров, которые осведомлены - беседовать я с ними не буду, появляются в моих ветках для того, чтобы было потом на что указать: "видите, какая она!" )
    Подумала сегодня: а что я теряю, если выскажу это? Да ничего, о чём стоило бы жалеть.
     
  8. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Ещё такой аспект: сочувствие, внимание, как они выражаются.
    Вот свежая новость: у известной журналистки подожгли автомобиль, была угроза жизни её родителей и ещё одного человека и опасность взрыва и пожара, в котором мог сгореть дом. Среди обсуждающих историю то здесь, то там находятся люди, которые вроде бы не злорадствуют и не злословят с удовольствием о человеке, у которого несчастье, а сочувствуют, но выглядит это так: "её не люблю (не уважаю; программу её терпеть не могу; она плохой человек), но по-человечески сочувствую".
    Я сама как-то здесь получила вот такое поздравление:
    Ведал ли автор, что высказал? "Лучше бы вы не делали то, что делаете, и утихомирьтесь уже", - переводится это на простой язык. Это, конечно, против "сочувствия", выражаемого Латыниной, слабовато, то того же разряда.
    И так не только в интернете.
    Зачем "человеческое сочувствие" обрамляется этим? "Хотя он сволочь...", "при его ошибочных взглядах...", "художник он никакой...", "несмотря на то, что она вообще ничего из себя не представляет..." И это высказывается тогда, когда это суждение никому не нужно - в случившемся несчастье, на встрече друзей, на празднике. Эту бочку дёгтя тащат туда, где и так мёда маловато. Напряжённо сейчас с мёдом. Но её тащат и тащат...
    Видимо, "человеческого сочувствия" в этом нет. А все эти обрамления - "при том, что я её не уважаю...", "хотя он ***..." - и есть основное послание. Не перепутайте, дорогие мои.
     
  9. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    И снова про "человеческое сочувствие".
    Вот, кстати, библейская мудрость "возлюби ближнего твоего, как самого себя", "как хотите, чтобы с вами поступали люди, так и вы поступайте с ними" и пр. как раз про это. Про скотскую натуру простеца, который, может быть, что-то и поймёт, если испытает на своей шкуре или сумеет вообразить, как что-то случилось бы с ним самим. Сострадание к тому, кто испытывает что-то, никогда, заведомо не грозящее его шкуре, ему неведомо. А уж самопожертвование (в истории вообще про такие пустяки, требующие какой-то жертвы, рассказывается, что мороз по коже пробегает от скотства людей) ради других им вообще недоступно.
    Вот и приходиться только геенной огненной или проклятьем пугать, чтобы это вырвавшееся на волю чудовище снова спряталось внутрь человека, подобрало лапки, и человек снова стал похож на человека. 21 век на дворе.

    "По требованию жильцов разрушили пандус для въезда в подъезд. Маме рассказчицы стало трудно выбираться на гемодиализ. Из беседы с инициатором скотства, взрослой женщиной, выяснилось, что они маме сочувствуют, но пандуса не будет, потому что им неудобно ходить. Спотыкаются оне.
    Тоже однажды разбиралась со схожей ситуацией.
    У нас охромела бабушка. Встала по задумчивости на кота. Кот завопил. А она, пытаясь понять, в чем вообще дело, и освободительно топчась, наступила на него еще раз. Кот решил, что над ним издеваются, и вцепился ей в ногу. Хорошего человека много, как и полагается, - 120 килограмм. Соответственно, возраст, вены, все паршиво заживает. Пришлось ей таскаться каждый день в больницу на перевязки, чистки и все прочее. Возвращаясь из больницы, садилась перед подъездом передохнуть - все же на пятый этаж подниматься.
    Как-то прихожу домой - а она кидается ко мне вся в слезах.
    - Соседи выбросили лавочку! Сделай что-нибудь!
    Поначалу мне это показалось сущим бредом. Зачем нашим соседям заниматься вандализмом, тем более что в подъезде еще пара стариков, которым тяжело сразу подниматься.
    Пошла выяснять - и действительно, оказалось, что поскольку у подъезда сидит не только моя хромоногая свекровь, но и подростки с пивом, которые шумят и морально разлагаются, скромной лавочке отказали от места.

    Ну, мысль облить двери соседей бензином у меня возникла первым делом, не скрою. Не хуже людей. И много разных фантазий зашевелилось. Даже перверсий в некотором роде.
    Но я выбрала самый тяжелый путь - взялась за прояснение соседских умов. Что никто не застрахован. И что это нехорошо и стыдно - над человеком в таком безногом состоянии издеваться. Никто конкретно причем не признавался. Дорогие россияне обменивались блудливыми взглядами и сетовали на современную молодежь.
    Попутно я выпросила у жилконторы новое седалище раздора.
    И скандал полыхнул с невиданной силой.
    В какой-то момент Людок, как ее зовет муж, незатейливая коренастая бабень с первого этажа, раздраженная моими увещеваниями, позвонила свекрови. И начала на нее орать. То есть хотела, надеюсь, на меня, но я где-то шлялась. Тишайшая моя свекровь слушала-слушала, глотая слезы... и вдруг внятно сказала:
    - Да будь ты проклята.
    И повесила трубку.
    Скандал потух сказочным образом. Словно где-то нажали кнопку "стоп".
    Людок ходить стала осторожно, не поднимая глаз. Здоровалась исправно. Лавочка стояла на месте. А я подумала, что надо поискать в сети особо забористые проклятия. На будущее. Пригодится лет через тридцать".


    Татьяна Мэй
     

Поделиться этой страницей