На память.

Тема в разделе "Человеческий опыт", создана пользователем Мила, 10 янв 2013.

  1. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    Возвращаясь к написанному.

    Вчера поминали жертв деяний НКВД, которых казнили и захоронили на Бутовском полигоне. Был день их памяти.
    "Самому младшему, Ване, было 13 лет. Беспризорник, который украл 2 буханки хлеба. Расстреливать можно было только с 15, поэтому дату рождения ему исправили. И расстреляли. Расстреливали и за меньшее, например, за татуировку Сталина на ноге. Иногда людей убивали целыми семьями по 5-9 человек".

    [​IMG]
    Миша Шамонин был расстрелян на Бутовском полигоне в возрасте 13 лет.

    "Автозаки (фургоны для перевозки заключенных), в которые вмещалось около 30 человек, подъезжали к полигону со стороны Варшавского шоссе примерно в час ночи. Зона была огорожена колючей проволокой, рядом с местом выгрузки людей, прямо на дереве была устроена вышка охраны. Людей заводили в барак, якобы для «санобработки».
    Непосредственно перед расстрелом их лицо сверяли с фотографией в деле и объявляли приговор. Процедура продолжалась до рассвета. Исполнители в это время пили водку в каменном доме неподалеку. Приговоренных выводили к ним по одному. Каждый исполнитель принимал свою жертву и вел ее в глубину полигона, в направлении рва. Рвы в три метра глубиной, 100 и более метров длиной были специально вырыты бульдозерами во время усиления репрессий, чтобы не тратить время на рытье отдельных могил. Людей ставили на краю рва и стреляли, преимущественно из табельного оружия, целясь в затылок. Убитые падали в ров, устилая дно траншеи. Вечером бульдозер засыпал тела тонким слоем грунта, а исполнителей, обычно уже совершенно пьяных, увозили в Москву. На следующий день все повторялось. За день редко расстреливали меньше 300 человек. К сожалению, имена всех расстрелянных и похороненных на полигоне неизвестны до сих пор. Точные сведения есть лишь за небольшой период с августа 37 по октябрь 38. За этот период были расстреляны 20 тысяч 761 человек".
    С сайта "Нескучный сад".

    [​IMG]
    Схема основных захоронений.
     
  2. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    [​IMG]


    "29 января 1944 года НКВД утвердил секретную «Инструкцию о порядке проведения выселения чеченцев и ингушей».
    31 января Госкомитет Обороны СССР принял постановление № 5073 об упразднении Чечено-Ингушской АССР и депортации её населения в Среднюю Азию и Казахстан «за пособничество фашистским оккупантам».
    Операцией стал руководить лично Л. Берия. Он вместе со своими заместителями И.А. Серовым, Б.З. Кобуловым и С.С. Мамуловым прибыл в Грозный и доложил Сталину, что к операции все готово.
    21 февраля Берия подписал приказ по НКВД о депортации чеченцев и ингушей.
    22 февраля он сообщил о предстоящем выселении руководству ЧИАССР.
    К этому времени на территории республики была развернута 100-тысячная группировка войск, якобы отведенная с фронта для отдыха и переформирования.
    В подготовке и проведении операции «принимали участие 18 тысяч офицеров и до 19 тысяч оперативных работников НКВД, НКГБ и военной контрразведки «СМЕРШ».

    23 февраля 1944 года.
    Операция началась в два часа ночи по переданному по радио кодовому сигналу «Пантера».
    В шесть утра солдаты и офицеры начали стучаться в дома и созывать мужчин на праздничные мероприятия по случаю Дня Красной Армии. Чуть позже военные стали будить женщин и детей. Им сообщали о решении Советской власти выселить чеченцев и ингушей и давали время – от 10-15 минут до двух часов – на сборы.
    Затем женщин и детей присоединяли к находившимся в оцеплении мужчинам, сажали всех в грузовики (машины американского производства, полученные СССР по ленд-лизу) и везли на железнодорожные станции, где наготове стояли эшелоны с вагонами для перевозки скота.
    В одиннадцать часов утра Берия доложил Сталину: «Выселение проходит нормально. Заслуживающих внимания происшествий нет». Вечером Берия устроил застолье в Грозном.
    Из телеграмм Берия и Сталина известно также, что за первые сутки из населенных пунктов вывезли 333739 и погрузили в эшелоны 176950 человек.
    <...>
    Михаил Гвишиани руководил операцией по выселению чеченцев из высокогорных районов. По завершении ее он доложил о ликвидации свыше 700 человек «ввиду нетранспортабельности».
    …В горах лежал снег. Тропы, связывавшие местные селения с равниной, стали непроходимы для большей части населения. Горцев по приказу Гвишиани разделили на две группы. Одну погнали вниз, с гор. Вторую – стариков, женщин, детей, больных – в селение Хайбах в урочище Нашха. Пути этих двух групп пересеклись один раз, недалеко от Хайбаха. Здесь Айбика Тутаева, шедшая с первой группой на равнину, приняла роды у Пойлы, жены председателя Нашхойского сельского Совета Абухаджи Батукаева.
    Пойлу вместе со свекровью и четырьмя детьми вели вверх, в горы. Айбика оторвала от своего платья подол, завернула в него новорожденную и сверху укутала снятым с головы платком. Дальше две группы пошли каждая своим путем.
    На второе утро Ахмед Гамаргаев, находившийся на зимнем пастбище и не знавший о выселении, почувствовал запах гари. Он поднялся на вершину горы и увидел, что внизу, в Хайбахе, горит конюшня колхоза имени Берия. В какой-то момент из дверей конюшни вывалила толпа людей, и Ахмед во весь голос крикнул: «Люди горят!»
    И… смолк.
    Он не мог поверить своим глазам: солдаты, которыми командовал стоявший на склоне горы офицер, в упор расстреливали из пулеметов и автоматов выбегавших из конюшни людей.
    <...>
    Айбика Тутаева, которая приняла на снегу, в окружении солдат роды у Пойлы Батукаевой, сама родила в эшелоне, увозившем чеченцев в неизвестность. Мальчик не прожил и суток, но похоронить сына Айбике не разрешили. «Вынеси из вагона, положи у полотна дороги, кто-то, может, и похоронит», – сказали ей конвоиры.
    На каком-то полустанке в степи, где эшелон остановился, Айбика нашла в земле «дыру» из-под столба, опустили в нее трупик, закидала снегом…
    …Вся семья Ахмеда Мударова болела. Солдаты вывели из дома его мать, сестру, жену и детей и расстреляли на его глазах. Затем выпустили очередь в него. Тут же кто-то воткнул в бок штык и сбросил с обрыва, на котором стоял его дом. Он очнулся ночью. Ран на нем было много, в том числе была перебита пулей челюсть. Он пополз наверх, к убитой семье. Один из сыновей еще дышал. Все, что он смог сказать: «Мне больно!»
    Ахмед прополз в дом, перетащил на улицу одеяла, накрыл ими убитых…
    <...>
    В решении о депортации чеченцев и ингушей есть строки: «В период Великой Отечественной войны, особенно во время действий немецко-фашистских войск на Кавказе, многие чеченцы и ингуши изменили Родине, переходили на сторону фашистских оккупантов, вступали в ряды диверсантов и разведчиков, забрасываемых немцами в тыл Красной Армии, создавали по указке немцев вооруженные банды для борьбы против советской власти». Однако этот аргумент проверки фактами не выдерживает.
    ЧИАССР не была под оккупацией. Не было и нет ни одного доказательства связей населения с фашистской разведкой. История не знает ни одного полицая из числа вайнахов. В составе вермахта также не было формирований, укомплектованных чисто чеченцами или ингушами, или подразделений, в которых они составляли бы большинство.
    За время войны на территорию ЧИАССР было сброшено 77 немецко-фашистских диверсантов, и все они были нейтрализованы, прежде всего, усилиями населения. В то же время известно, что на территории многих других областей, республик тех же диверсантов действовало много больше, и боролись с ними менее успешно, чем в ЧИАССР.
    Тезис о разгуле бандитизма также находится в противоречии даже с официальными данными".
    Источник.


    [​IMG]


    "Свидетельство Берии о личном участии Сталина в сказочно щедром увеличении территории Северной Осетии убедительно дополняют воспоминания Кулова, работавшего в 1944 году Председателем Совнаркома СОАССР. "Хозяин (т.е. Сталин), – пишет он, – мне прямо из Кремля позвонил и на ломаном осетинском языке спросил: (далее фраза на осетинском и ее перевод) "Как наш город назывался раньше?" – "Я сперва растерялся, – продолжает далее Кулов, потом ответил: – Владикавказ". – Далее в тексте вновь следует фраза на осетинском языке и ее перевод: "Нет, я спрашиваю по-осетински, кацо!" – "О, о Дзауджикау!" – попросил извинения. – "Так назовите его, как раньше. Дзауджикау, за то, что наши во время войны показали себя героями". – Тогда же, – завершает этот эпизод своих воспоминаний Кулов, – по Указу ВС СССР город Орджоникидзе был переименован в Дзауджикау".
    Мне же остается обратить ваше внимание лишь на то, что оба разговора Сталина – и с Берией и с Куловым – состоялись в ночь с 26 на 27 февраля. Именно после этих бесед в проект секретного Указа Президиума ВС СССР были внесены изменения, увеличивающие территорию СОАССР не только за счет Пригородного, Ачалукского, Пседахского, Назрановского, части Сунженского районов ЧИАССР, но и дополнительным включением в ее состав нефтеносного Малгобекского района, Курпского района Кабардино-Балкарии и всего Моздокского района Ставропольского края.
    Поэтому с полным основанием в 1949 году тот же Кулов, ставший уже первым секретарем Северо-Осетинского обкома ВКП (б), в отчетном докладе на 13-ой областной партконференции говорил:
    "В начале 1944 года в жизни нашей республики произошли крупные исторические события. Благодаря постоянным заботам большевистской партии, лично товарища Сталина в феврале 1944 года Советским правительством были приняты государственной важности решения по дальнейшему развитию и укреплению Северо-Осетинской АССР.
    К Северной Осетии были присоединены новые районы, среди них – город нефтяников Малгобек, Моздокский и Курпский районы... Территория нашей республики увеличилась до 50 %" ("Социалистическая Осетия", 1949, 12 февраля).
    С безошибочностью можно утверждать, что в этой части своего доклада партийный секретарь был вполне искренним и исторгал признательность "отцу всех народов" действительно из потаенных глубин души. Только вряд ли у него были и душа, и сердце. Ибо и то и другое у любого человека содрогнулись бы от одной мысли назвать последствия страшной трагедии своих ближайших соседей "крупным историческим событием"".
    Источник.


    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
     
  3. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    Постановление Политбюро ЦК ВКП (б)
    «Об испанцах, находящихся в Одессе»
    от 1 июля 1939 г. Строго секретно.
    "Утвердить предложения т. Берия о проведении следующих мероприятий:
    1. переселить уезжающих за границу испанцев (фашистов) в другое помещение;
    2. испанцев едущих в Испанию, доставить группами в Стамбул на советских пароходах, обеспечив получение виз на транзит через Турцию. Фашистов отправить в последнюю очередь;
    3. для испанцев, едущих в другие страны (кроме Испании) обеспечить визы на въезд и отправить также на советских судах в ближайшие от этих стран пункты;
    4. пересмотреть вопрос об использовании испанцев, работающих в качестве чернорабочих;
    5. по линии ВЦСПС обеспечить политико-воспитательную работу среди остающихся в СССР испанцев и оказать им помощь в изучении русского языка".
    РГАСПИФ.17. ОП162, стр. 109

    "Испанские дети. Дети испанских республиканцев (1936 – 1939), которым Советский Союз великодушно предоставил убежище, спасая их от фашистских бесчинств. В то же время дети стали заложниками, гарантирующими просоветскую лояльность родителей, оставшихся в Испании. К чистке 1947 – 1949 гг. эти дети подросли и многие были посланы Особым совещанием в лагеря со сроками 10, 15 лет за «антисоветскую агитацию». Большая группа испанских детей находилась на Колыме (Оленья ферма). После смерти Сталина большинству из выживших испанских детей разрешили вернуться в Испанию...
    <...>
    Дети в возрасте 12 лет и больше осуждались Особым совещанием по формулировке «член семьи врага народа» и направлялись в лагеря со сроками 5 или 8 лет, а в исключительных случаях - 3 года»".
    [Указ от 10 декабря 1940 года предусматривал расстрел детей с 12 лет «за повреждение железнодорожных или иных путей»]
    Жак Росси, "Справочник по Гулагу"

    "Была завезена в Норильск команда испанского корабля, неизвестно чем провинившаяся. Это был приветливый, доброжелательный народ, передававший нам, зекам, искусство плести из ниток заготовки для ажурных женских туфель. Вскоре вся вольнонаемная женская часть населения щеголяла в невиданных у нас ранее красивых туфлях. Шили эти туфли в лагерных сапожных мастерских.
    Испанцы не выдержали испытания суровым заполярным климатом и начали болеть и умирать. Вскоре их из Норильска вывезли, также как и эстонских генералов".
    Александр Гайваронский

    "...В эти годы [1938–1939] в Тарасовку привезли испанских детей. Под детдом отдали усадьбу и дали дачу №3. Об их приезде стало широко известно. Тогда все интересовались Испанией, испанцам сопереживали, это была главная тема разговоров в дачном поселке. Жители даже гордились, что к ним в Тарасовку привезли испанских детей, что маленькие испанцы получили у нас защиту и заботу.
    Я вспомнила о них в 1962 году в Норильске: была потрясена, услышав, что в Норильлаге сидели испанцы. В тот же год какое-то короткое время я работала в химлаборатории цеха разделения файнштейна. Коллектив в основном женский, кроме одного литовца. Это был средних лет интеллигентный приветливый и очень тактичный человек, попавший в Норильск не по своей воле. <...> Днем-то не поболтаешь, а вот в ночную смену, когда работы меньше, можно. Не прекращая колдовать над колбами, Миша, как все его называли, рассказал о том, как однажды в лагерь привезли испанцев. То, что друзья всех советских людей испанцы вдруг оказались в лагере, меня привело в шок! Не хотелось верить, что такое возможно! Может, потому рассказ литовца так врезался в память…
    Не привыкшие к суровому климату Крайнего Севера испанцы стали болеть и умирать. Литовец сочувственно объяснил, что испанцы не могли жить без солнца и апельсинов. А тут длинная ночь, морозы, вьюги, и не то, что апельсинов, картошки-то нет. Испанцев в лагере полюбили все. И тогда заключенные лагеря, где содержались испанцы, написали руководству лагеря коллективное письмо-просьбу перевезти испанцев в более теплые края. Во избежание их полной гибели из-за морозов и отсутствия витаминов. Петицию подписали все: и политические, и уголовники. Редкое единодушие! Это был уникальный случай в лагерной жизни…"
    Вера Коровина-Паузер

    "Шестеро испанцев оказались военными моряками – антифашистами, служащими испанского морского флота. Старшим по званию (капитан-артиллерист) был 45-летний Сервантес. Вот названия кораблей на которых они служили: «Кабо Сан Агустин» (или просто «Сан Агустин»), пароход «Хуан-Себастьян Элкеро», а также «С.Тома». На них все шестеро прибыли в Одессу в 1937 году… не подозревая, что попадут в советские лагеря. В деле каждого запись: «Говорит только по-испански». По происхождению все из рабочих семей, образование ниже среднего, 10 классов только у Сервантеса. У него оказалась самая большая семья – шестеро детей и жена по имени Кармен, которая так его и не дождалась. Возраст: самому старшему Сервантесу 45, самому младшему Наварро Диего Мартинесу – 24 (о нем в личном деле сказано, что собирался выехать на фронт, но в Феодосии опоздал на судно и остался в СССР).
    Некоторое время они работали в Одессе (жили на улице Чкалова, 31), один из них – в Ростове на машиностроительном заводе слесарем. Никто из них не пожелал остаться в СССР, все хотели вернуться в Испанию, либо уехать в Мексику. За ними, конечно, была установлена слежка, постоянно писались доносы: «Хулиганит, ругает советский режим и русских». «Связывается в интерклубе с иностранцами для передачи писем в Испанию. От работы отказывается категорически». Аскута Хосе Эчеварриа даже подал заявление о приеме в английскую армию – «англофил»…
    Когда началась война с фашистской Германией, в делах шестерых испанцев появилась запись: арестованы, согласно указанию наркома внутренних дел СССР Берии и должны оставаться в Норильлаге до особого распоряжения. Это значит, что 27 июня для каждого из них начался долгий изнурительный этап в Сибирь, куда они были отправлены без суда и следствия. У них не было шансов выжить – первый умер вскоре после прибытия в Норильск в ноябре, шестой и последний – 1 января 1942 года".
    Светлана Эбеджанс

    "Я прошел такую школу, какую бы не смог дать ни один университет мира… В лагере я убедился, что Советский Союз собрал людей со всего мира так же, как коллекционер почтовые марки. Только разница была лишь в том, что тут собирали не марки, а людей. Я встретил испанца, которого во время Гражданской войны малолетним привезли в Союз вместе с золотым резервным фондом Испанского национального банка. Здесь сидел младший двоюродный брат персидского шаха, которого во время мятежа похитила советская подсобная воинская часть. В начале 50-х годов его увезла московская делегация из Кайеркана в неизвестном направлении. Так же я познакомился с матросами США, которые были задержаны в Мурманске во время драки в кабаке. Иногда органам удавалось похищать финских пограничников, японских и корейских рыболовов, которые попали в cоветские сети на морском пространстве, которое впоследствии стало советским… В советскую коллекцию людей со всего света попали и несколько китайцев, корейцев и маньчжурцев. В лагере можно было услышать немецкий, итальянский, польский, словацкий, чешский, венгерский, румынский языки, а так же языки осужденных украинцев, эстонцев, латышей и литовцев… А личный шофер Гитлера сидел возле нас и хлебал свой жидкий суп с капустой… Было впечатление встречи со всем миром".
    Бела Ирани

    [​IMG]
     
  4. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    "На заре своего существования весь Норильск был буквально опутан колючей проволокой: каждый строящийся дом, каждый отдельный объект, не считая целых «рабочих зон». Повсюду торчали вышки, на которых маячили «попки», так называемые самоохранники, то есть заключенные-уголовники, которых использовали как военизированную охрану. Тоже своего рода класс, военное сословие: они старались доказать, что достойны доверия, и поэтому были беспощадны к тем заключенным, которых конвоировали.
    Заключенные работали даже на командных постах. И удивляться нечему: условия жизни тут крайне тяжелые, и по доброй воле в Норильск никто бы не поехал. В то же время это не просто место, куда можно загнать тех, кто по той или иной причине должен был исчезнуть, как, например, загоняли людей в болота Нарымского края.
    Норильск тоже являлся местом, откуда не возвращаются, но тут была работа, которую необходимо выполнить прежде, чем умереть. Что же касается начальников-заключенных, то для них создавались условия, при которых можно руководить ответственными работами и по отбытии срока остаться на той же работе в качестве ссыльного. По мере того как Норильск обживался, менялся его внешний облик. Палатки сменились бараками, потом построили двухэтажные деревянные домики, а затем дома городского типа. Тогда уже стали приезжать направленные партией вольнонаемные работники.
    Вначале ехали «добровольно искупать свою вину» те партийцы, которым в противном случае угрожала тюрьма. Затем «на ловлю счастья и чинов» устремились в Норильск те, у кого был партбилет, но никаких знаний. Как те, так и другие, за очень редким исключением, ни уха ни рыла не понимали в работе. Таким партийным митрофанушкам придавали в подчинение опытных, знающих инженеров и ученых — заключенных или бывших заключенных, ссыльных. Они-то фактически и стали настоящими создателями огромного и богатейшего Норильского горно-металлургического комбината — проектантами, строителями и главами производств, выполнявшими всю ответственную работу, требовавшую опыта и ума.
    Решительно все посаженные по статье 58 с целым букетом пунктов, эти «шпионы, диверсанты, вредители, террористы, изменники» — умные, честные, талантливые — занимались умственным трудом по своей специальности и лезли из кожи вон, чтобы их не послали на общие работы: кайлить мерзлый грунт, таскать тяжести, мерзнуть, выбиваться из сил и подвергаться издевательствам со стороны уголовников.
    Этот класс был «мозгом» Норильска, но они вели себя, как говорится, тише воды, ниже травы и чувствовали постоянную угрозу смерти.
    Несмотря на все их старания в течение уже четырех-пяти лет искупить не совершенные ими преступления, в 1941–1942 годах многих из них ликвидировали — по спискам, составленным Берией по приказу Сталина. В одной лишь Дудинке были пущены под лед несколько сотен (говорят — 700) жертв 1937 года.
    Заключенные работали всюду, но это слово не встречалось нигде и никогда. Вместо него писали «з/к», а произносили «зэка», что расшифровывалось как «засекреченные кадры».
    Например, нужны инженеры, врачи, техники… Правление комбината делает заявку:
    — Пришлите столько-то белых конвертов.
    Или — «голубых», «серых», «желтых»… А там уже знают, кого нужно. Правда, из тюрьмы сразу не отправляли работать по специальности. Сначала те же инженеры и врачи проходили физическую и психическую подготовку: разгружали баржи, разбирали плоты круглого леса, вытаскивая бревна из ледяной воды, долбили в вечной мерзлоте котлованы для ТЭЦ.
    Лишь после того как они хлебнули горького до слез, те из них, кто выжил, были без ума от счастья, когда им предоставлялась возможность работать по специальности, и радовались тому, что получают талон на 200 граммов каши и 150–200 граммов соленой трески.
    Никому из них и в голову не приходило сетовать на то, что жизнь разбита, что пришлось покинуть, быть может навсегда, родные места, друзей, близких. За счастье считали, что не надо стоять на вахте, а затем весь день мучительно мерзнуть от безжалостной пурги и надрываться на непосильной работе.
    Жили они, как и мы, в бараках за колючей проволокой, но у них, так называемых «лордов», в бараке было тепло и чисто. Совсем другое дело — иметь одеяло и даже простыню, спать на тюфяке, набитом стружками (лагерный пуховик, «каждая пушина — полтора аршина»), а случалось, и на подушке из того же «деревянного пуха». Это не голые нары, где телогрейка — и тюфяк, и одеяло.
    На вахте их считали совсем иначе. Они ходили по бригадному пропуску. У бригадира, тоже зэка, был список, и он отвечал за всех. Самые привилегированные имели индивидуальный пропуск, в котором значились место работы, часы и маршрут. Ну как не разбиться в лепешку, чтобы не потерять права на этакое благополучие!
    Так обстояло дело с «засекреченными кадрами».
    Мы, рабочие, тоже считались з/к, но для нас это слово расшифровывалось иначе — «заполярные казаки».
    В царское время казаки с гордостью говорили:
    — Граница империи Российской привязана к арчаку казачьего седла!
    С не меньшим правом, хотя и без особой гордости, могли сказать и мы, «заполярные казаки»:
    — Граница, по крайней мере северная, привязана к хлястику телогрейки заключенного!
    Не найти такой необжитой, угрюмой сторонки, где заключенные, замостив своими костями болота, не добывали бы из недр земли несметные богатства.
    Мурманск, Воркута, Норильск, Магадан, Колыма — все это поднято из болот «заполярными казаками». Могилы их, огромные братские могилы, вырытые еще летом «про запас» в тундре, ничем не отмечены и никем не помянуты. Теперь их вообще вычеркнули из истории северного края. По «новейшим данным», его освоили энтузиасты-комсомольцы!"

    Евфросиния Керсновская, "Сколько стоит человек"


    [​IMG]


    "17 октября 1938 года А.П.Завенягин подписал приказ № 409:
    «...п.8. Заместителю начальника Норильлага Лейтенанту Государственной Безопасности тов.Алексеенко в 5-тидневный срок закончить оборудование барака усиленного режима вне лагерной зоны.
    П.9. Моему заместителю тов.Бусыгину в 2-х дневный срок закончить постройку карцера вне лагерной зоны.
    П.10. Начальникам цехов и их заместителям по лагерю, привлекая к этой работе прорабов и десятников, всех уклоняющихся от работы лодырей и саботажников, ежедневно по окончании смены направлять в распоряжение коменданта барака усиленного режима.
    П.11. Комендантом барака усиленного режима назначить тов.Муканд Г.
    П.12. Питание в бараке усиленного режима ограничить штрафным пайком с выдачей хлеба 300 г и обязательным выводом всех людей на работу под конвоем.
    П.13. Возвращение из барака усиленного режима на прежнее место работы допускать не ранее как после 5-ти дней первого раза и последующие после 10 дней выполнения производственных норм на 100%...
    П.15. Наиболее упорствующих в отказе от работы заключать в карцер с принудительным выводом на работу по очистке территории лагеря...»
    ШИЗО существовал на Амбарке, а потом, когда через Амбарку прошла железная дорога, ШИЗО перенесли на Коларгон. Начальник лагеря мог определить туда заключенного на срок до 6 месяцев. Дольше на штрафном пайке, видимо, не могли протянуть — «отправлялись под Шмидтиху», на известное в Норильске кладбище. О Коларгоне, как о месте, куда пригоняли смертников, вспоминает, в частности, А.Мильчаков, видный деятель комсомола, попавший туда в 1939 году в числе двадцати, по его словам, спасенных Завенягиным.
    Здание штрафного изолятора на Коларгоне использовалось по прямому назначению до 1982 года. Мне пришлось побывать там на экскурсии в начале 90-х. Стены камер, в большинстве которых почему-то не было отопления, были сделаны «под шубу», двери изнутри были обиты листовым железом, обработанным предварительно в виде терки. Стучать в такую дверь было невозможно...
    Норильск стоит на костях человеческих, на костях людей, которые его строили. Многие были расстреляны, но еще больше умерли сами от голода и холода, от невыносимых условий жизни и работы.
    <...>
    В 1990 году, когда я работала в Норильском музее, там я разговаривала с господином Новаком. По национальности он чех, но проживал в Бонне. По специальности Новак был орнитологом и входил в группу сотрудников института природных ландшафтов и экологии, которые работали на полуострове два последних года.
    Господин Новак объяснил мне свой интерес как орнитолог к побережью Таймыра: «Птицы, гнездящиеся у вас, прилетают на зиму в Европу. И ученые заметили, что некоторые из них изменили в пятидесятые годы свой рацион питания из-за того, что здесь, на полуострове, питались человеческими трупами». Честно говоря, в это не верилось. Тогда я сразу вспомнила расхожий «совковый» комментарий: клевещут. Даже до птичек добрались... Но ведь массовых захоронений на Нордвике не было. Иногда умерших хоронили в акватории северных морей. Было птицам чем питаться".
    Нина Дзюбенко

    "По очень скудным, обусловленным подпиской о неразглашении, данным, в то страшное время в Норильске происходили казни людей в штольне, находившейся в так называемом Норильске-2, в восточной части норильских гор. А происходило это примерно по такой схеме: обреченных заводили в указанную штольню, расстреливали, а следующие обреченные извлекали трупы из штольни, обливали их горючим, железные бочки из-под которого долго еще валялись на площади перед штольней, сжигали, а затем самих их расстреливали".
    Фёдор Бортников


    [​IMG]

    Источник.
     
  5. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    "В 1939 году из Елецкого политизолятора нас, измученных сталинским режимом, цингой и дистрофией, привезли в Красноярскую пересыльную тюрьму. Там погрузили на деревянные баржи, оборудованные восьмиярусными нарами, и на буксире колесного парохода «Мария Ульянова» вслед за ледоходом повезли по Енисею в Дудинку. Этот этап длился два месяца. Кормили «затирухой» — сырая вода из Енисея, соль и мука. Вся порция состояла из трех черпаков на душу. Вместо посуды каждый получал свой черпак кто во что: в ботинок, фуражку, шапку, рукав или полу пиджака. Не получил — подыхай. Алюминиевые ложки отобрали, а деревянных не дали. Поэтому есть приходилось по-собачьи — вылизывать содержимое языком. Воды, кипятка и хлеба не давали.
    В барже было 600 з/к. На каждом этаже нар для оправки стояла большая деревянная бочка, которую раз в сутки подавали через люк на палубу и выливали за борт. Так как бочки были без ручек, то часто соскальзывали из рук ослабевших людей, опрокидывались на нары, постели, на людей. На наших глазах они умирали от отсутствия воздуха, воды, человеческой пищи и от антисанитарии. Трупы умерших не выдавали на палубу конвою до терпимого разложения. Это позволяло получать на усопших три лишних черпака «затирухи» в сутки. За два месяца только наша баржа потеряла более 150 человек.
    По прибытии в Дудинку мало кто по трапам через льдины мог выйти на берег — в основном нас выносили и клали на землю вечной мерзлоты Таймыра. Так к цинге и дистрофии добавляли еще и воспаление легких. И снова потери среди живых «трупов». Оставшихся в живых через две недели погрузили на открытые платформы узкоколейной железной дороги, и паровой маломощной тягой 100 км пути до Норильска мы преодолели за двое суток. В дорогу каждому дали по два куска соленой трески и по две пайки хлеба.
    И в этом этапе не обошлось без потерь, так как всему этому способствовал освежающий порывистый таймырский ветер, очень холодный, дувший на истощенных и полураздетых людей. Оставшиеся в живых и доехавшие до Норильска запомнили его на всю оставшуюся жизнь. Очень хочется, чтобы об этих этапах сталинского произвола знало новое поколение людей. Норильск запомнился мне своим Нулевым пикетом, рудником Морозова, шахтами Шмидтихи, зонами палаток шестого и второго лаготделений, бревенчатым домиком легендарного геолога Урванцева, добротным двухэтажным домом НКВД и т.д.
    По воле судьбы я попал на работу в шахту «Шмидтиха» (шестое лаготделение). Сначала мы жили в палатках и строили себе из досок бараки. Бараки отапливались «буржуйками», сделанными из железных бочек. Воду добывали из снега. За баландой ходили в барак-кухню, первое время — по канатам, так как из-за частых метелей без канатов можно было пойти и не вернуться. Уборных не было — оправлялись на открытом воздухе. В лагере нас обмундировали. Выдали телогрейки, ватные штаны, бушлаты, валенки, шапки и рукавицы. Спали в полном обмундировании, промокшую одежду сушили на себе. Утром просыпались и отрывали примерзшие к нарам бушлаты и шапки. На работу нас погнали в первую очередь строить тюрьму для себя, а «вольнягам» — дома и коттеджи. Также долбили фундаменты в вечной мерзлоте для ТЭЦ, металлургических заводов..."

    Виталий Бабичев, из воспоминаний


    [​IMG]
     
  6. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    [​IMG]

    Из военных репортажей Роберта Капы.

    [​IMG]
    Испания, сентябрь 1936г.

    [​IMG]
    Испанская беженка по дороге во Францию, 1939г.

    [​IMG]
    Американский лётчик, 1943г.

    [​IMG]
    [​IMG]
    Высадка союзных войск в Нормандии, 1944г.

    [​IMG]
    Франция, 1944г.

    [​IMG]
    Лейпциг, 7 мая 1945г.

    [​IMG]
    Берлин, август 1945г.
     
  7. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    [​IMG]

    11 апреля 1945 года.
    Американские солдаты вступают в концлагерь Бухенвальд.
    Фотографии Элизабет Миллер.
    Внимание: содержит страшные кадры. Хотя, впрочем, таких здесь было уже достаточно.

    [​IMG]
    [​IMG] [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    Жители немецкого города Веймар в концлагере Бухенвальд у тел погибших узников. Американцы привели в лагерь жителей Веймара.

    [​IMG]
    [​IMG]
    Освобождённые узники Бухенвальда.

    [​IMG]
    Советский военнопленный после полного освобождения американскими войсками лагеря Бухенвальд указывает на бывшего охранника, жестоко избивавшего заключенных.

    [​IMG]
    Освобожденный семилетный узник концлагеря Бухенвальд в очереди перед отправкой в Швейцарию.
     
  8. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    [​IMG]


    1944 год. Освобождение Франции.
    "Мимо нас, под аккомпанемент ругани и угроз, медленно ехал открытый грузовик. В кузове было около дюжины женщин, все — с обритыми наголо головами, низко опущенными от стыда".
    Из воспоминаний очевидца расправ с женщинами, имевшими личные отношения с немецкими офицерами и солдатами во время оккупации.


    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]

     
  9. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    [​IMG]

    29 апреля 1945 года, освобождение узников концентрационного лагеря Дахау армией США.

    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    Захваченные охранники.

    [​IMG] Расстрел охранников лагеря.

    [​IMG]
    Убитый охранник во рву с водой у вышки.

    [​IMG]
    Комендант лагеря Генрих Виккер (на заднем плане в форме) перед расстрелом своих подчинённых. Самого его не расстреляли, но потом его растерзали узники лагеря.

    [​IMG]
    Временный американский госпиталь на территории Дахау для узников лагеря.
     
  10. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    [​IMG]
    7 мая 1945г., 2:41 ночи, Реймс. Подписание акта о безоговорочной капитуляции Германии. От имени немецкого Главнокомандования Акт о капитуляции подписал генерал Йодль в присутствии генерала Уолтера Смита (от имени союзных экспедиционных сил), генерала Ивана Суслопарова (от имени советского Главнокомандования) и генерала французской армии Франсуа Севеза в качестве свидетеля.


    "7 мая 1-я дивизия РОА (власовская армия) под руководством генерала Буняченко, повернуло штыки против немецких войск, и стало на сторону восставших пражан. В ходе ожесточённых боёв Прага была освобождена войсками РОА. В конце войны Сталин очень щепетильно относился не только к сугубо военному аспекту, но и к политическому.
    Известно, что 7 мая в Прагу, занятую РОА, с парашютами была сброшена спец.миссия, и любопытен состоявшийся телефонный разговор между главой этой миссии капитаном Соколовым и командиром 1-го полка РОА полковником Архиповым:
    "Скажите, товарищ полковник, могу ли я сообщить в Москву, что ваш полк идёт в бой за Сталина, за Россию?"
    Архипов ответил: "За Россию - да, но не за Сталина".
    "Но ведь вы присягали товарищу Сталину, и наверное закончили военную академию в Советском союзе?"
    Полковник Архипов: "Я закончил военное училище в Москве в 1914 году, и Сталину никогда не присягал. Я офицер РОА, и иду в бой за Россию".
    Вот такой разговор приводит бывший капитан РОА Павел Бутков в своих мемуарах.
    Что было потом, мы знаем. Всю ночь с 7 на 8 мая пражане носили на руках бойцов РОА, своих освободителей, отмечая освобождение родного города. Через день они же их и сдали подошедшим советским войскам. 9 мая в Прагу торжественно зашли "освободители", советские воины. Таким образом в советской историографии считается что Прага была освобождена 9 мая. И лишь после этого войну можно было считать оконченной, это была такая жирная точка над "i". Этот момент был очень важен и для последующего нового порядка в послевоенной Европе, и для позднейших историков, писавших летопись побед Второй Мировой".
    Источник.
     
  11. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    [​IMG]
    Резня в Неммерсдорфе, октябрь 1944г.

    [​IMG]
    Восточная Пруссия, Метгетен, январь 1945г.

    [​IMG]

    1945-й год. Американцы заставляют простых немцев откапывать тела из общих могил,
    собирать мертвецов, жертв марша смерти, по окрестным лесам и дорогам - и хоронить по-человечески.

    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
     
  12. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    7-8 мая 1945 года, народное ликование в разных странах после подписания Германией капитуляции.

    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    Канада

    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    Великобритания
     
  13. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    7-8 мая 1945 года.

    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    США

    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    Франция
     
  14. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    [​IMG]

    Париж, Лувр, июнь 1945г.

    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]

    Когда Парижу угрожала оккупация, не раз самые ценные экспонаты Лувра эвакуировались. Первый раз 29 августа 1870 шедевры вывезли в Брест, где на военном складе они хранились целый год. В 1914 году четыре вагона картин и скульптур вывезли в Тулузу, где их прятали в церкви, некоторые картины тогда пострадали от сырости. Самая большая эвакуация была в августе 1939 года, в течение трех недель 20 грузовиков каждый день вывозили шедевры на юг Франции. Было вывезено среди прочего 3691 картина, в том числе и самые большие "Плот "Медузы" и "Брак в Кане". Сначала все пряталось в аббатстве Loc Dieu (Aveyron), потом в Музее Энгра в Montauban. С 1943 года, опасаясь бомбежек, сокровища развезли по разным местам в Центральном Массиве. В июне 1945 года все вернулось в Париж. В октябре 1947 года Лувр был снова открыт для посещений, ни один шедевр не пропал, только один портрет кто-то поцарапал гвоздем за время эвакуации.
     
  15. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    "В Ленинград В. М.* вернулась (из Ташкента) уже без Андрея Романовича. Летом 1944-го мы одновременно проезжали через Москву и с ней связаны чуть ли не самые четкие воспоминания: выставка Павла Корина, портрет «Тимоши» (Н. А. Пешковой), визит – именно визит – в горьковский дом, где я познакомилась с Валей Берестовым и услышала от него «Стихи о неизвестном солдате».
    Когда мы все приехали в Питер – наверное, не сразу – дела у В. М. пошли хуже. Вроде бы она была не самым «левым» художником; во всяком случае, портреты и театр свидетельствуют скорее о чем-то относительно «правом». Но года с 1948-го ленинградская жизнь стала такой, что теперь и не поверишь. Когда умер Басов, В. М. часто ездила в Москву и привозила мучительно-наивные рассказы о дачах «на Николиной» и какой-то особенной жизни – не «роскошной», даже не «блестящей», а скорее, честное слово, нормальной для англичанина или молодых Дидерихсов. Речь шла даже о верховой езде. Были и сведения о науках, особенно – о физике. И действительно, виделась она в Москве не только с женами «прикормленной верхушки», но и с семьей Капиц. Вот и суди, кто как жил «при Советах»!
    __________
    * Валентина Михайловна Ходасевич"

    Наталья Трауберг


    [​IMG]
    Павел Корин, портрет Н. А. Пешковой
     
  16. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    [​IMG]

    Сталинград, 1947 год.

    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
     
    Василий нравится это.
  17. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    "7-го августа [1945г.]. Включив, как обычно, радио в 9 ч. утра услышал я сегодня поразительный рассказ лондонского диктора об атомной бомбе, сброшенной как будто бы рано утром (по нашему времени) 6-го числа на Японию. Это есть и в газете (заявление Трумэна), и вот сейчас, под вечер, снова включив эфир, убедился, что он переполнен все той же атомной сенсацией. Мелькают такие определения: “Новая эра в истории человечества”.
    На литерных и дополнительных карточках в этом месяце срезан жир, от 300 до 500 гр. срез компенсирован хлебными, крупяными и, кажется, рисовыми допталонами.

    9-ое августа. Вчера возвращался я в город ночным поездом из Вырицы (предшествующий ему ушел раньше на 8 минут раньше срока и я сердился). Этот ночной поезд ведет себя странно. Короткое время несется он с невероятной скоростью, со свистом и адским стуком, затем останавливается у совершенно темных, черных, безлюдных станций и полустанков и долго, долго стоит. Кажется, что он забыт, брошен, что все железнодорожники ушли, закрыли свои станции, что ушел и лег где-нибудь спать машинист и его кочегар. Мерно и сонно, небрежно посапывает паровоз, в вагоне все на скамейках спят привалившись, согнувшись, свесив головы-тыквы книзу или закатив их навзничь за спинку сидения, бессмысленны-отяжеленные сонною одурью лица искажены полутенями от тусклой электрической лампочки — высоко, далеко в потолке. Потом вдруг срывается с места странный поезд и снова с удалым свистом несется вперед.
    Так стояли мы у какой-то станции (Царское?). На фоне темного неба едва выделялись дикие контуры разрушенного станционного здания. Все спало. Было без четверти полночь. И вдруг в этой тишине, в пустоте, шипя, прерываясь, искажаясь, каким-то адским металлическим прихрипом злобно захаркало радио слова объявления войны на Дальнем Востоке (только дома потом я узнал точно, тут не разобрал, но догадывался). Напряженно вывешивался я из окна, стараясь угадать смысл. Но вдруг прекратилось все и раздалась резкая трель отправного свистка, разбойничий свист паровоза его подхватил, рванулись с лязгом вагоны и мы покатили. Последнее слово, которое я слышал было: “...учитывая”...
    <...>
    Сейчас, 23 ч. 30 м. “Последние известия” начались снова с оперативной сводки Совинформбюро. Снова бесстрастный, даже зловещий голос диктора читал о “прорванных железобетонных линиях” и о “преодоленных ожесточенных сопротивлениях”. Давно не приходилось цитировать “псевдо-усвоенный язык”. Вот новый пример: “Гарнюр (по типу "бордюр"), вместо — гарнир”.
    12-ое августа. Управхоз Чайникова. Она поэтесса, и почти в каждом номере стенной газеты есть ее стихи. Японцы преодолеваются. Кажется, это будет самая короткая война в истории, если не считать болгарскую войну.
    17-ое августа. <...> ...направился к Николаю Чудотворцу, от Калинкина моста пешком на Пряжку к Офицерской. Восстановление не коснулось еще этого района. Там до сих пор не ходят трамваи (по Екатерингофскому), зияют бреши от снарядов, свежи огромные красно-белые оползни разорванных бомбой домов. На улицах растет трава, стены кажут все язвы блокадной облезлости и фанерной своей слепоты. По углам груды мусора и ржавого исковерканного железа (Почему в этих кучах железа очень много кроватей?).
    Потрясенный, быстро шел я по берегу мутной, вонючей Пряжки, и вдруг слева — странный проулок, скорее — тупик, с развороченным бомбой домом посередине, весь мертвый, весь как бы в следах насильственной смерти, а на углу дощечка косая и ржавая и надпись на ней: “улица имени Александра Блока”. Он жил последние годы в большом доме на углу Офицерского и Английского проспектов и умер там, в страданиях и так кричал перед смертью, что прохожие останавливались на улице. А потом его именем назвали этот тупик на противоположном другом берегу славной российский реки Пряжки.
    25-ое августа. На площадке трамвая мать ругательски ругает за что-то девчоночку, лет 8—9. Та ревет белугой. Мать: “Смотри ты у меня, если еще раз замечу, — с учёбы сниму!”. Зубную бормашину Маша называет “сверлюга”. В журнале “Звезда”, №№ 5—6, вышла моя статейка “Хрустальный трон”.
    29-ое августа. Благодаря неопытности и бестолковости новой секретарши редакции “Звезда”, сегодня мне попала в руки на две-три минуты записка на имя Саянова от человека, проводившего редакцию упомянутого “Хрустального трона” (подпись мне не знакома), в которой он очень определенно высказывается против того, что собираются печатать этот “плохонаписанный полуочерк”. Возможно, что он был и прав.
    Я ехал в туго набитом трамвае. Майор с голубыми кантиками и с длиннейшей колодкой, лаялся с двумя-тремя женскими голосами (сзади) — они потолкались при входном штурме. Он: “Вас нужно палкой десять лет подряд учить!!”. Они бледно отругиваются. Он (разъяряясь): “Дубиной нужно десять лет учить, а то хамства у нас много, а другого что-то ничего не заметно!”. Одна из них (со злобной ядовитостью): “Холку то отрастил...”. (Он кричит и брызжет слюной.) “Вот скоро начнут опять заселять сто первый километр, тогда вам там найдется место!”. Они — мгновенно замолкают, и вдруг во всей этой части вагона устанавливается тяжелое, словно ощутимое на ощупь молчание. Равнодушные лица без выражения. Глаза, никуда не смотрящие.
    Отправил Леле посылку.
    31 января 1947 г. Полтора года не записывал сюда ничего. Много произошло перемен. Уже начали дырявиться многие вещи, привезенные мною из Германии. “Событий, событий” было много. Описать даже вкратце — невозможно. Вместо того, отмечу такие на сегодня интересные черточки: Анне Андреевне на прошлой неделе перевели 27 тысяч за книгу, которая не выйдет. Значит, она в какой-то мере помилована, и облегчится ее жизнь на служащей карточке.
    <...>
    На прошлой неделе несколько дней незамеченно горели книжные и рукописные фонды религиозной литературы (в том числе все фонды Духовной Академии), сложенные в костеле на Невском. Воры бросили окурок, работая над снятием и распотрошением серебряного голубя под куполом. Он оказался деревянным, лишь обложенным листовым серебром, которое они и взяли. Горело, тлело, видимо, несколько суток пока пламя не выбросилось где-то из окон и благополучно сгорело, а остатки были залиты водой. Сейчас черные горы этой продукции лежат на дворе под охраной мильтона. Там было и что-то трофейное в ящиках, это спасли.
    Вчера утром, в минуты сразу вслед за просыпанием наступающей предельной ясности сознания, пришла мысль о “колумбовом переселении”. Значит, эта весна будет решать все.
    8-ое февраля 1947 г. Завтра выборы в Верховный Совет РСФСР и я, как член комиссии, должен идти сегодня на Васильевский остров к 5 ч. утра и быть там весь день и часть ночи на 10-ое. Стоят несколько дней уже злые морозы, 20—25°. Приказом в ЛГУ от 6-го февраля № 217 мне зачтен 10-ти летний стаж преподавания в высшей школе и установлено полставки в размере 1600 руб.
    21-ое февраля. С выборами было очень интересно, напряженно и бессонно: в ночь на 9-ое не спали вовсе, а в следующую ночь пришел домой в четвертом часу.
    На днях открылся Пассаж, и первый раз в истории нашего времени в продажу поступили автомобили, малолитражки наши и заграничные, ценой в 6—7 тысяч, то есть почти совершенно доступные для высокооплачиваемых. Впрочем, многие этот слух опровергают. Не знаю, не был.
    23 мая 1947 г., пятница, около 7-ми часов вечера, у ворот: “Ну, Мокс, прощайте!”. А началось в Александровском сквере, на скамеечке, первый раз в этом году. Часы на Адмиралтействе пробили половину седьмого и уже все было сказано. Когда раздался бой часов — “пошли домой!” (домой! — по домам, надо было сказать). Весь май очень холодный.
    28 декабря 1947 г. Ровно месяц тому назад, 28-го ноября, пошел утром в сберкассу, чтобы снять с книжки 300 руб. (нам с Торой не хватило зарплаты). В сберкассе народу никого не было, только передо мной грубо плохо одетый человек с красным обветренным лицом вынимал со своей книжки 5000 руб. Я еще обратил внимание на его мрачное, почти злобное выражение. А через несколько часов в этой же сберкассе — и во всех сберкассах и банках города — свирепо мялась, прела, гудела и “пассивно дралась” огромная обезумевшая толпа “вынимающих” вкладчиков. Наличность касс мгновенно была исчерпана, и принимали только заявки на следующий день. Одновременно другая толпа с такой же стихийной яростью очищала государственные и комиссионные магазины. Цены выросли до чудовищных размеров, сбывалось все, лежавшее на прилавках годами. Обезумевшие люди тащили картины, ковры, вазы. Шло великое превращение денег в вещи. В течение трех или четырех дней безумствовало население, перемещались огромные миллиардные суммы. Затем все успокоилось. Только у инкассаторских пунктов стояли многочасовые очереди. И вот началось даже обратное вкладывание в сберкассы. Все многообразие диких слухов сменилось одним определенным: обмен старых денег будет производиться по месту работы — два или три оклада.
    Затем, в воскресенье 14-го декабря, часов в 6 вечера “знаменитый диктор” читал на всю страну постановление о денежной реформе — “последняя жертва”. Стало вдруг ясно: все, что на руках, — горит в соотношении 1 к 10. Через несколько минут по всем улицам, со всех сторон, ко всем сберкассам неслись вскачь обыватели, думая в наивности еще успеть переложить свои кубышки на книжки. Увы, сберкассы были закрыты с часу дня! А до часу еще принимали! У нас с Торой сгорели три косых, на Загородном — около 5-ти..."

    Александр Болдырев, "Осадная книга (блокадный дневник)"


    [​IMG]
     
  18. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    Ещё пара документов, пока они находятся в доступе.

     
  19. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    [​IMG]


    "Хуже всего пришлось силезцам, бежавшим в Богемию и Моравию, и там в конце войны наряду с вступлением Красной Армии, пережившим чешское восстание. Хотя ненависть чехов была направлена в первую очередь против судетских немцев, немецкие беженцы из Силезии, находившиеся в мае – июне на территории Чехословакии, во время мер возмездия против немцев подверглись прямо-таки садистскому обращению, во многих отношениях худшему, чем жестокие акты насилия советских войск, от которых они бежали".

    "Хотя советские методы ведения войны мало изменились, в советской пропаганде ненависти и мести, нацеленной против немецкого гражданского населения с марта 1945 года, произошли перемены. Очевидно, принимая в расчет моральное состояние войск и необходимость поддержания военного порядка, призывы к мести немцам были прекращены.
    Последовали приказы по воинским частям с требованием укрепить воинскую дисциплину. Поэтому в последние недели и дни войны в отношении беззащитного гражданского населения больше не происходили такие ужасные эксцессы, как в Восточной Пруссии при первом прорыве Красной Армии на территорию рейха. Но вступление русских все же принесло достаточно ужаса, многие судетские немцы пережили здесь самое глубокое унижение".

    "Ужасающие сообщения беженцев и потрясающие собственные переживания вели к разновидности психоза самоубийства, распространившегося в это время среди немецкого населения.
    Хотя часть тех, кто в эти дни наложил на себя руки, и относилась к группе национал-социалистических функционеров, боявшихся возмездия, большая часть жертв относилась к далеким от политики слоям граждан. В Карлсбаде и Брюксе, например, случаи самоубийств исчислялись сотнями. Под впечатлением бесчинств, прежде всего изнасилований женщин и девушек, целые семьи выбирали смерть".

    "Хотя поведение красноармейцев оставалось непредсказуемым и переживания советского вторжения не забылись, уже в первые месяцы после окончания войны можно утверждать, что очень часто русские солдаты выступали защитниками и помощниками преследуемых. Чем сильнее чехи выступали проводниками политики возмездия в отношении судетских немцев, тем положительнее можно расценивать поведение советских солдат, и это подтверждают сообщения".

    Из выводов Научной комиссии Федерального правительств Германии.


    [​IMG]


    "В течение нескольких ночей перед этим [перед капитуляцией Германии] отходили войска и боевая техника немецкого вермахта. Все лазареты и школы были заполнены ранеными, при этом население даже не догадывалось, что происходило. Вдруг повсюду на домах появились большие красные плакаты, на которых было написано, что приближается Красная Армия.
    Сигналом будет низкий звук сирены, при этом необходимо сохранять спокойствие. В городе все еще висели немецкие транспаранты: "Лучше умереть, чем стать рабом!" или "Дорога в рейх ведет только через наши трупы!". Женщины молились: "Господи Боже, не допусти, смилуйся над нами". В полночь в течение двадцати минут низко звучала сирена. Потом двинулись войска в необозримых количествах: танки, грузовики, повозки".

    "Немцы должны были встать на колени по краю дороги и молиться, а сзади чешские женщины и дети били их прутьями".

    "...когда дети выбежали из школы, на улице раздался звон. Приближалось необычное шествие. Впереди – гласный обшины с колоколом, за ним – немецкий полицейский в безупречной форме со всеми знаками отличия и наградами. Руки его были связаны за спиной.
    С рук до ножных кандалов, позволявших делать лишь мелкие шажки, свешивалась цепь, которой привязывают коров. Закованного сопровождали вооруженные чехи, которые вели его к родному дому. Чех зашел в дом, и жена полицейского выставила миску с едой на лестницу, ведущую к входной двери. Закованный встал перед миской на колени, и был вынужден есть из нее, как животное. Так как он долгое время не брился, еда повисала у него на щетине бороды, и мужчина имел жалкий вид".

    "Русские сразу же начали обыски: искали часы, кольца и другие ценные вещи. Они забирали все, что находили, угрожали пистолетом и заявляли, что расстреляют всех, если через пять минут им не отдадут все часы. Я видел русских, у которых часы были уже надеты на обе руки".

    Из свидетельств очевидцев.


    "Большие написанные маслом картины были порезаны ножами, клавикорды разбиты. В оружейном собрании музея красноармейцы нашли арбалеты, стрелы и луки и развлекались тем, что пускали стрелы в картины и барельефы. 25 тысяч книг из библиотеки музея валялись на земле. Полностью было опустошено музейное собрание тканей. Женский манекен, одетый в национальный костюм, лежал в однозначной позе на кровати, а мужской манекен – на нем. В музейном собрании часов не осталось ни одного экспоната".

    Из свидетельства бургомистра округа Хикля.


    [​IMG]
    Расстрелянные немцы.


    "Там подолгу на солнцепеке стояли усталые, дрожащие старики, кричащие дети, запуганные женщины и безмолвно ожидающие мужчины, пока, наконец, не объявляли, зачем сегодня здесь нужно стоять. Но самым ужасным были публичные расстрелы на рыночной площади, на которых должны были присутствовать все немцы: от мала до велика.
    После казни из присутствующих отбирались немецкие женщины. Они должны были грузить казненных на телеги и мыть мостовую от крови. Публичные казни на рыночной площади продолжались двенадцать дней подряд".

    "Русские были немного зловещими. Никогда невозможно было понять, чего от них ждать. Но и они иногда приходили на помощь. Даже при бесчинствах чехов. То, что они забирали, было военной добычей. Но чехи, которые жили с нами и против нас не воевали, отбирали у нас все".

    "Один пленный достал из посеребренного портсигара сигарету. С дороги это увидел чех, подскочил к военнопленному, отобрал у него портсигар, кулаком несколько раз ударил его по лицу и обругал пленного. Русский часовой заметил это, подошел с автоматом наперевес к чеху и заставил его вернуть портсигар пленному. Потом он дал чеху пинка ногой и сказал: "Это – немецкий солдат, а ты – свинья!""

    Из свидетельств очевидцев.


    [​IMG]


    30 мая 1945 года выдался прекрасный теплый день. Люди в большом моравском городе Брно удобно разместились у открытых окон. Многие жители сидели, свесив ноги, на стенах палисадников. Они смеялись. Повсюду из радио и проигрывателей доносилась музыка. Чехи ждали события, которое еще никогда не происходило и которого больше никогда не будет в городе Брно, – вывода немцев.
    И вот по улице началось шествие женщин, мужчин и детей. На спинах они несли рюкзаки, в руках – сумки и чемоданы. Перед собой они катили детские коляски и ручные тележки. У домов Брно слышались удары плетей и раздавались злобные нетерпеливые выкрики: "Быстрей, быстрей!". Из-за этого люди в колонне спотыкались и спешили, дети плакали. "Скорее, скорее!". Более 20 тысяч в тот весенний вечер должны были покинуть город, охраняемые и подгоняемые чешскими солдатами и милиционерами, за плечами у которых были карабины и автоматы, а в руках – плетки.
    Поверх голов идущих гремели выстрелы. Быстрее, быстрее! И снова выкрики: "Быстрей, говорю, ты, старая кошелка!". Крики чешских зрителей с тротуара: "Смотрите, они то же самое делали с евреями!". Колонна шла на юг к австрийской границе. Но когда австрийцы увидели, кто подошел к ним в дождь по грязи и лужам, то закрыли границу.
    Двадцать тысяч немцев из Брно не могли пройти в Австрию, но и домой их не пускали. Чехи загнали немцев в Порлиц, в бараки и в помещение элеватора без окон. Часть мужчин, женщин и детей должна была проводить дни и ночи под открытым небом. Голодающие искали в земле картошку, которая не была собрана в прошлом году. Воду они пить не могли – свирепствовал паратиф.
    После трех недель пребывания в лагере чехи погнали выживших женщин и детей дальше – сначала в женскую тюрьму, потом опять к австрийской границе. На этот раз австрийские пограничники пустили изгнанников в страну. Марш смерти немцев из Брно был прологом того, что происходило весной и летом 1945 года во многих городах Чехословакии и Судетской области и часто сопровождалось еще худшими условиями.
    Колонна несчастных, выведенная из Брно в Австрию, стала авангардом целого народа, измученного, избитого, вышвырнутого со своей родины, из своих дворов и домов. Цель чехов состояла в том, чтобы изгнать немцев из внутренних районов Чехословакии и Судетской области, где они жили более 700 лет.
    Сталин и союзники полностью поддерживали политику выселения судетских немцев в Германию, не только немцев, которые сотрудничали с нацистами против Чехословацкой республики, но и всех немцев без исключения. Ценой была передача Чехословакии под влияние Советского Союза, с помощью которого это решение могло быть проведено. К одежде немцев должен быть пришит большой кусок белой ткани – таким летом 1945 года был опознавательный знак немцев в Чехословакии.
    Чешские власти под угрозой наказания приказали всем немцам в стране носить белую или желтую повязку на рукаве или пришить к своей одежде кусок белой материи, на которой должна быть написана большая буква "К" ("немец"). Этот опознавательный знак отдавал немецких мужчин, женщин и детей на произвол и преследование и позволял чехам контролировать, придерживаются ли немцы предписаний, запрещавших им пользоваться общественным транспортом, посещать кино и рестораны.
    Так как немцам было запрещено иметь в собственности велосипеды, они должны были ходить только пешком. Кроме того, им было запрещено в городах и деревнях ходить по тротуарам. Их место было в грязи на обочине дороги.


    "Эти дискриминационные и унизительные меры, направленные против немцев, исходили из идеи коллективной вины и ответственности. Большая часть из них была перенята из нацистской политики в отношении евреев и оправдывалась ею".

    "Так как из Судетской области и из соседней Силезии в одно и то же время в Саксонию устремились сотни тысяч изгнанных, там сосредоточились огромные массы людей. Фантастические слухи усиливали растерянность толпы, которая, страдая от голода и болезней, без плана и цели перемещалась от одного населенного пункта к другому. Некоторые потеряли здесь последнее спасенное имущество из-за мародерства советских солдат".

    "Радикальные законы об отчуждении собственности написаны уже языком коммунистической революции. Только направлены они были не против классового врага, в духе крайнего национализма – против национального врага. Его предстояло уничтожить экономически.
    В первые месяцы после перемирия вряд ли могла быть речь об организованном и контролируемом чешском выезде и заселении Судетской области уже потому, что большая часть первых переселенцев совсем не хотела оставаться на жительство в приграничных районах. Административные меры, частный произвол, грабежи и разбой часто не имели друг от друга особых отличий".

    "Из-за переполненности лагерей [с заключёнными-немцами], примитивной санитарии, не поддающейся описанию, распространения паразитов, отсутствия условий для гигиены начавшиеся эпидемии унесли много жертв среди ослабленных заключенных. И здесь особенно высокой была смертность среди новорожденных, детей младшего возраста и стариков, которых не посылали на работы вне лагеря, поэтому возможность добыть себе дополнительное питание у них отсутствовала".

    Из материалов Научной комиссии Федерального правительства.


    Из лагерей и из городков чешские предприятия, чешские власти и чешские крестьяне получали самую дешевую рабочую силу, которая у них была когда-либо: немецких женщин, немецких мужчин и детей старше 14 лет. Немцев строили рядами, затем появлялись крестьяне и руководители предприятий. Они осматривали телосложение, щупали мускулатуру, часто даже заглядывали в рот мужчинам и женщинам, чтобы по зубам определить состояние здоровья, а потом уводили людей на тяжелые работы.
    Немецкие женщины и дети пропалывали поля, окучивали свеклу и картошку, убирали урожай, размалывали зерно в крупу, работали в сырости и холоде, в разорванной одежде и чаще всего без обуви. Чешские хозяева часто не давали им хлеба, гоняли их до полного измождения, а некоторые крестьяне отправляли на ночь в свиной хлев людей, которые работали на них целыми днями. Многие немцы, которых после дневной работы пригоняли в лагерь, спали на гнилой соломе прямо в одежде, и у многих не было ни пальто, ни одеяла, чтобы ночью хоть чуть-чуть согреться. Бесправие немцев, их унижение и подавление не ограничились только летом 1945 года. Они продолжались еще долго. Во многих местах, из которых уже были изгнаны немцы, чехи искореняли любую память о том, что здесь когда-то жили немцы.


    [​IMG]


    "Хотя Потсдамские заявления требуют прекратить неупорядоченное и бесчеловечное массовое изгнание немцев, насильственное перемещение из восточно-немецких провинций продолжается... Изгнание трех с половиной миллионов судетских немцев из Чехословакии также будет продолжено.
    Совет министров иностранных дел должен положить конец этой потрясающей трагедии. Миллионы изгнанных остаются практически без крова и пищи. Пригодные для жилья районы городских центров уже переполнены их наплывом, а сельская местность может принять лишь ограниченное количество. Поэтому неизбежно миллионы умрут от голода и измождения. Само собой разумеется, что немцы заслужили кару, но не мучения подобного рода. Если поляки и чехи хотят считать себя более цивилизованными, чем нацисты, то должны немедленно прекратить изгнание".

    Из английского журнала "Экономист".

    Источник.
     
  20. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    Какая интересная фотография.

    [​IMG]

    Албания, 1 сентября 1943 года.
    Фатима Везели. В её доме прячется еврейская семья. Об этом знает вся деревня, но никто не выдаст, и семья уцелеет в этой войне.

    Ещё немного фотографий.

    [​IMG]
    Польша, 1940 год. Еврейская семья в гетто польского города Пётркув-Трыбунальски. Все члены семьи, изображенные на фотографии, погибли в Холокосте.

    [​IMG]
    СССР, 4 июля 1941 года. Члены айнзатцкоманды (мобильной исполнительной команды — подразделения айнзатцгруппы) перед расстрелом еврейского подростка. На земле перед мальчиком лежат его убитые родственники.

    [​IMG]
    Австрия, январь 1942 года. Советские военнопленные в концентрационном лагере Маутхаузен.

    [​IMG]
    Польша, май 1943 года. Германские солдаты арестовывают евреев во время восстания в Варшавском гетто.

    [​IMG]
    Отец Бруно с еврейскими детьми, которых он укрывал от нацистов. "Яд Вашем" удостоил отца Бруно звания "Праведника народов мира". Бельгия, во время войны.

    [​IMG]
    Шамбон-сюр-Линьон, Франция, август 1942 года. Группа детей, получивших убежище в городке Шамбон-сюр-Линьон на юге Франции.

    [​IMG]
    Каунас, Литва, февраль 1944 года. Двое маленьких братьев позируют для семейной фотографии в Каунасском гетто. Месяцем позже они были депортированы в концлагерь Майданек.

    [​IMG]
    Польша, 18 февраля 1945 года. Вскоре после освобождения Освенцима: советский врач осматривает уцелевших узников лагеря.

    [​IMG]
    Берген-Бельзен, Германия, после 15 апреля 1945 года. Заключенный лагеря Берген-Бельзен после освобождения.
     
  21. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    "Замечу мимоходом, что я далека от того, чтобы утверждать, будто я — единственный рыцарь без страха и упрека Норильского комбината. Однажды я присутствовала, только присутствовала на вскрытии…
    Впрочем, об этом случае стоит рассказать подробнее.
    В тот день — дело было в конце зимы 1947 года — я была в морге одна. Вечерело. Я сидела у окна и до того погрузилась в воспоминания, что даже не обратила внимание на подъехавший к моргу грузовик. Из машины повыскакивало около десятка солдат, и вскоре все заходило ходуном.
    В «разгрузке» я участия не принимала, а поскольку санитаров не было, то солдаты сами таскали трупы.
    Через несколько минут на полу зала, или аудитории, уже высилась груда тел, вернее — окровавленных лохмотьев, из которых торчали то пара ног, то рука со скрюченными пальцами, то окровавленное лицо…
    Я пыталась протестовать:
    — Отнесите тела в покойницкую! Завтра утром будет произведено вскрытие. Сегодня уже поздно…
    Тот, кто был за старшего, возразил:
    — Некогда возиться! У нас свой врач. Нам нужен протокол! И без промедления!
    Тут я заметила врача. «Своего», как они сказали, врача.
    Представьте себе восточного человека роста ниже среднего, гладко остриженного, одетого в «лагерный фрак» — бушлат, в котором рукава разного цвета. В глаза бросался мертвенный цвет лица и крайне растерянный вид.
    Я приготовила инструмент и, пока мы надевали халаты, узнала, что это за трупы. Еще одна неудачная попытка побега. Одна из многих… И, как все без исключения неудачные попытки, закончилась она в морге.
    Обычно беглецов бывает один или двое, реже — трое. Живьем их не берут.
    Впервые видела я сразу семерых и, откровенно говоря, усомнилась, что это беглецы: полураздетые, изможденные…
    Куда бежать из Норильска? Из Норильска, откуда бежать просто невозможно!
    Знала я также, что Павел Евдокимович все такого рода вскрытия, которые должны были, по правде говоря, считаться судебно-медицинскими, сводил к простой формальности: доказательству того, что они были застрелены при попытке побега. Об этом я думала, когда садилась записывать протокол вскрытия.
    Извини меня, мой брат-прозектор! Я неправильно оценила твою бледность. Ты понимал опасность. Ты боялся… Но ты оказался человеком. Притом мужественным. Человеком с большой буквы.
    — Внешний осмотр… Три пулевых отверстия… Дайте пуговчатый зонд. Так. Первое огнестрельное ранение… Входное отверстие сзади, в нижней части бедра. Кость раздроблена. Второе входное отверстие — в левом подреберье, выходное — в области правой ключицы. Стреляли по лежачему… Третье — в лицо. В упор…
    — Да ты бредишь, гад! Они все застрелены на бегу!
    — Возможно… Если он продолжал бежать с раздробленным бедром, не останавливался и после второго ранения, которое само по себе смертельно. Затем он продолжал бежать… задом наперед, пока пуля, попавшая в лицо, его не остановила. Следы ожога — на лице…
    Я записывала, вертясь, как черт на заутрене, и сажала кляксы от восхищения.
    — Ты брось эти штучки, фашист! — хрипел старшина, поднося кулак к самому носу врача.
    Тот побледнел еще больше, если только это вообще было возможно. Вид у него был совсем несчастный, но — решительный.
    — Следующий… Входное отверстие — спереди, в правую сторону шеи… Висок проломлен твердым тупым предметом, должно быть, прикладом. Следующий… Огнестрельное, в лицо… Выходное — в затылке, размер шесть на десять сантиметров. Следующий… Два огнестрельных ранения в грудь, спереди; одно — сквозное, другое — пуля в позвоночнике. Следующий… Два огнестрельных ранения в живот, спереди… Грудная клетка в области сердца проломана: след каблука…
    — Ну, постой же, гад! Твое место, фашистский подонок, с ними — вот в этой куче!
    Слабое подобие улыбки слегка тронуло абсолютно бескровные губы. Не подымая глаз:
    — Знаю! Но вскрытие, пожалуй, сделаю не я…
    Ты пристыдил меня, бесстрашный ученик Гиппократа (или Зенона, быть может?). Он знал, что ему, носящему клеймо 58-й статьи, пощады не будет. И — не дрогнул… Не тот храбр, кто не боится, а тот, кто, боясь, не гнется!
    Я знала, что рано или поздно (скорее, рано, чем поздно) его доставят в морг. Но я его не узнаю: все доходяги, умирающие на общих работах, на одно лицо. А имени его я не знала…"

    Евфросиния Керсновская, "Сколько стоит человек"

     
  22. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    [​IMG]


    "ПОЛЬСКИЕ ДЕТИ ВОЗВРАЩАЮТСЯ НА РОДИНУ​
    28 февраля в Московском центральном доме пионеров состоялась организованная Всеславянским комитетом, Союзом польских патриотов в СССР и Комитетом по делам польских детей в СССР встреча представителей советской и польской общественности с воспитанниками польских детских домов в СССР, отъезжающими на родину.
    Большой зал Дома пионеров, украшенный национальными флагами Польши и Советского Союза, переполнен гостями. В зале весёлые лица малышей и старших школьников. Повсюду звенят детские голоса, русская речь переплетается с польской.
    Ответственный секретарь Всеславянского комитета гвардии полковник Мочалов тепло приветствует юных польских граждан.
    Посол Польской республики Генрик Раабе приветствует возвращающихся на родину ребят и выражает благодарность советскому правительству и советскому народу за огромную заботу о польских детях. Посол отмечает, что советское правительство создало более 60 школ для польских детей. Эти школы были действительно польскими. Дети в них обучались на родном языке и воспитывались в духе любви к своей родине, к свободной, демократической Польше.
    Заместитель народного комиссара просвещения РСФСР Сергей Новиков, руководитель Комитета по делам польских детей в СССР, рассказал собравшимся о работе этого комитета.
    20 тысяч польских детей на территории СССР обучались в польских школах и находились в детских домах. Кроме того было создано 84 детских сада, а также польские группы при советских детских садах, в которых, в общей сложности, было до трёх тысяч малышей. Все польские детские дома были обеспечены одеждой и продуктами питания. Для польских школ издано более 75 тысяч учебников на польском языке и около 18 тысяч различных учебных пособий. Польские дети, окончившие среднюю школу, поступили в высшие учебные заведения страны.
    Речь Сергея Новикова неоднократно прерывалась аплодисментами.
    Директоры Чкаловского и Загорского польских детских домов Соломон Мильштейн и Евгения Пендзон, рассказывая о напряжённой работе польских педагогов и воспитателей, обращаются к ребятам с призывом так же хорошо учиться по возвращении на родину, как они учились здесь.
    Взрослых ораторов сменяют дети.
    Воспитанница одного из московских детских домов Рене Кордес желает своим польским друзьям счастливого пути, успешной учёбы на родине. Она просит не забывать о дружбе, связавшей детей двух братских народов.
    Слова маленькой пионерки зал встречает дружными аплодисментами и возгласами одобрения.
    Воспитанница польского детского дома Антонина Стераль зачитывает телеграмму отъезжающих польских детей Генералиссимусу Сталину. Трогательно звучат горячие слова детской благодарности великому вождю советского народа. Присутствующие, взрослые я малыши, восторженно аплодируют.
    Под общие аплодисменты принимается также приветственная телеграмма президенту Крайовой Рады Народовой Болеславу Беруту.
    Генеральный секретарь Союза польских патриотов Александр Юшкевич пожелал отъезжающим детям расти достойными сынами и дочерьми своей родины — новой, демократической Польши.
    Торжественное заседание заканчивается исполнением государственных гимнов Польши и Советского Союза.
    После перерыва — на сцене самодеятельность польских детских домов.
    Хор воспитанников Загорского дома сменяют талантливые юные танцоры, исполняющие польские и русские народные танцы в национальных костюмах. Яркость красок, свежесть выдумки и живость исполнения маленьких артистов покоряют всех присутствующих.
    Тепло и сердечно простились москвичи с польскими детьми, возвращающимися на родину".

    "Польские дети возвращаются на родину" // "Славяне". – 1946. – №2–3. – с. 48.


    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]

    Фотографии Давида Сеймура из серии о польских школьниках, которые ежедневно возвращались домой через руины Варшавского гетто. 1948 год.
    Родители фотографа погибли в Варшавском гетто/Треблинке.
     
  23. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    [​IMG]

    Ленинабад, 1946 год.

    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
     
  24. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    [​IMG] [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    Посёлок Чистое, Чкаловский район Горьковской области, 1948 год. Торфоразработки.
     
  25. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    [​IMG]

    Сталинград, апрель 1947г.

    [​IMG]
    [​IMG] [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG][​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
     

Поделиться этой страницей