Неигровое

Тема в разделе "Театр, кинематограф и фотоискусство", создана пользователем Мила, 23 фев 2013.

  1. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    [​IMG]

    Так мы называли в институте документальное кино.
    Я открываю специальную ветку о документалистике как о явлении искусства, сомневаясь в её необходимости (к тому же ветка о не игровом кино уже есть). Но попробую - тем более, что её можно будет изъять из этого раздела, как не оправдавшую надежд или лишнюю.
    Начинать её, может быть, лучше с "Прибытия поезда" братьев Люмьер, но я начну с того, ради чего и открываю эту тему - с интервью Иосифа Пастернака "Литературной газете" прошлой осенью.
    А там как звёзды сойдутся.

    "До 1990 года документалист Иосиф Пастернак работал в России, но после фильма о русском андеграунде «Черный квадрат» его пригласили во Францию снимать фильмы о России для европейского зрителя. И уже 24 года он живет на две страны, сделал более 20 фильмов. Создание Евросоюза помогло расширить диапазон телеканала Entre — для культурного единения Европы. И сейчас германо- и франкоязычные страны одновременно смотрят его программы. В Москве на VI МКФ «Русское зарубежье» Гран-при в неигровом конкурсе получил фильм И. Пастернака «Ромео и Джульетта в стране Советов».
    <...>
    — «Художник и власть» — тема столь же бессмертная, как и тема любви...
    — В 1920-е у советской власти появилась большая мечта — под любые гарантии вернуть трех великих: Сергея Рахманинова, Игоря Стравинского и Сергея Прокофьева. И все плохое, что раньше они говорили о большевиках, было решено забыть. Но Стравинский ни одного кривого слова о советской власти никогда не говорил, а вернуться отказался. И Рахманинов отказался. Согласился Прокофьев. Половину жизни композитор прожил за границей, где стал великим Прокофьевым, создав очень много вещей. И вдруг он решает вернуться в Советский Союз.
    — Но ведь не сразу, пришлось долго уговаривать!
    — Первый раз он приехал сюда на гастроли в 1927 году. При советской власти решили, что оркестрам не нужны дирижеры... Концерт состоялся в Большом театре, и был там Сталин, который сказал: «Прокофьев наш». После этого стали регулярно приглашать композитора на выступления в Россию, он написал музыку к советскому фильму «Подпоручик Киже», был приглашен на вакантную должность профессора Московской консерватории, на которую претендовал также и Арнольд Шенберг, бежавший от нацистов, но утвердили Прокофьева. В 1935‑м Большой театр заказал ему балет «Ромео и Джульетта», и он принял решение окончательно вернуться. Основная моя идея в фильме заключается в том, что история балета, со всеми ее коллизиями, и жизнь самого Прокофьева, которая так хорошо начиналась и так трагически закончилась, перекликаются: Ромео погибает от любви — Прокофьев погиб от любви к Родине...
    <...>
    Прокофьева связывала огромная духовная и эстетическая дружба с Сергеем Эйзенштейном — помимо работы над фильмом «Иван Грозный». То, что Сталин увидел в образе опричнины там своих вассалов и запретил фильм, и начавшаяся вскоре после этого борьба с формализмом, от которой пострадали многие талантливые люди, и личные семейные переживания — все это сошлось почти одновременно в жизни Прокофьева! Он думал, что, каким бы ни был режим в стране, сам он будет совершенно независим и свободен от всего внешнего. А жизнь показала, что тоталитарная система может очень многое разрушить, и человеческая личность перед ней бессильна и беззащитна. «Нет повести печальнее на свете, чем повесть о Ромео и Джульетте».
    — А какие еще композиторы, кроме Прокофьева, отобраны вами в цикл?
    — Мы привлекли нескольких режиссеров. И появились ленты о Девятой симфонии Бетховена (заключительная ее часть, «Ода к радости» — сейчас гимн Евросоюза, а раньше была гимном расистов), Шестой «Патетической» симфонии Чайковского (это его последняя симфония, он продирижировал ее и через две недели умер), Пятой симфонии Малера (в основе — его переписка с Фрейдом), «Временах года» Вивальди, «Фантастической симфонии» Берлиоза, «Болеро» Равеля. Пока семь фильмов. Не буду рассказывать всех перипетий, но меня интересовало все, что связано с этой музыкой.
    — Будет ли продолжение?
    — Культурное пространство для авторского документального кинематографа в Европе сужается. Иногда мне кажется, что и то потепление, когда интерес к подобным картинам стал наиболее высоким, потихонечку проходит. Трагедия нашей жизни — документалистов — заключается в том, что мы когда-то приходили работать в кино художественное. Я же настолько доисторический, что еще помню, что были в СССР кинотеатры, где показывали документальное кино. Человек приходил в зал, тушили свет и начиналось таинство. И я был воспитан, что во время таинства нужно сосредоточиться, молчать, переживать. Потом мы все оказались в этом проклятом ящике. Зазвонил телефон, заплакали дети, захотелось поесть... И таинства больше нет.
    <...>
    — Можно ли говорить о кризисе самого жанра?
    — Авторский документальный кинематограф, безусловно, жив. Но подобные фильмы — для избранной публики, которой это интересно. Время засорило чистый жанр документалистики, который способен создавать произведения искусства. Ведь надо было 15 лет учиться, чтобы нам доверили персональную камеру и разрешили делать самостоятельную работу! Сейчас во всем мире существуют человек двадцать, которые могут считаться в этой профессии Мастерами. Мы затерялись в толпе многих, которые «что вижу, то и снимаю» — от живота и все, что ниже. Такова наша спортивная жизнь в искусстве..."
     
  2. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Трейлер к документальному фильму "Вагрич и Черный Квардрат".
    Режиссёр Андрей Загданский.



    Наверное, хорошее кино. Если увижу - расскажу.

    Так почему же оно "неигровое"? Деление кино на "художественное" и "документальное" некорректно, потому что документальное кино может быть сделано совершенно художественно, а какие-то фильмы их художественных могут оказаться совершенно антихудожественными. Игровое кино - это лепка реальности, инсценировка и фикция, неигровое - следование реальности, даже если выбор темы узок и субъективен.

    [​IMG]
    Дзига Вертов, "Человек с киноаппаратом"

    [​IMG]
    Михаил Вертанов, "Параджанов: Последняя весна"


    [​IMG]
    А.Сокуров, "Московская элегия"
     
    Последнее редактирование: 2 сен 2014
  3. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    И вот уже есть фильм.

    [​IMG]

    Источник.

    [​IMG]
    Кадр из фильма: Вагрич Бахчанян читает из книги "Ни дня без строчки".
     
  4. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    [​IMG]
    Александр Гутман, "Три дня и больше никогда"

    [​IMG]
    Александр Гутман

    Источник.

    Источник.

    Вряд ли, реализуя подобные проекты, следует ориентироваться на аномальные впечатления и выводы неподготовленных подростков. Люди большей частью только и делают, что недопонимают и делают ошибочные умозаключения, как ни пытаются авторы быть предельно ясными и честными.
    Мы не увидим "Путешествие в юность" на больших экранах. Возможно, и совсем не увидим. За годы после премьеры фильма Гутмана копятся новые документы об ужасах войны, и они снова толкуются так, как требует чья-то воля и сила (а за ней - покорная этой силе толпа), а не правда жизни. Части же интеллигенции от документов больно и плохо, и они винят в этом автора, а не натуру. Но это не причина ставить крест на документалистике.
     
  5. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604

    Герц Франк, «Старше на 10 минут»

    Это кино 36-летней давности. Вот нынешнее кино, которое напомнило мне этот фильм Герца Франка.


    Годфри Реджио, "Посетители"


    Годфри Реджио, "Свидетельство"

    Различие концепций в том, что в "Старше на 10 минут" авторский взгляд, отечески-добрый, побуждает зрителей к такому же внимательному созерцанию прекрасного явления - ребёнка наедине с искусством. Мы сидим по одну сторону экрана - чудесное явление находится по другую сторону.
    Теперь дети, которые смотрят "Дамбо" в "Свидетельстве", скорее разбудят в зрителе что-то из его собственного, глубоко упрятанного, горького, странного детского опыта или вовлекут в размышления об общечеловеческом. Герои эпизода из "Посетителей" не дают утонуть зрителю в прекрасных эмоциях. Более того - это скорее бездна всматривается в нас, чем мы в неё.
    Мы видим качественное изменение концепции. Теперь зрители беззащитны, они не отгорожены от героев надёжным экраном. Они уже не наблюдатели, а подглядывающие за подглядывающими, вовлечённые в цепь объектов. Это действительно своего рода режиссёрская провокация.

    "Есть такой миф о том, что когда на свет появляются львята, их мать, львица, издаёт рык для того, чтобы вдохнуть в них жизнь. Такой рык я сегодня попытаюсь донести до ваших сердец.
    Я сегодня буду говорить о технологии, которая вас провоцирует. Люди жили на планете в течение трёх великих эпох. Первая – это природа, естественный образ жизни, затем – цивилизация и культура, и третья – это технология.
    Технология, о которой я говорю, это Технология с большой буквы «Т». Люди – дети природы, и совершенно очевидно, что если природа радикальным образом меняется, то и мы с вами радикальным образом меняемся тоже.
    Для того, чтобы пояснить свою мысль, я сейчас приведу некоторые сравнения. Я буду сравнивать старую природу и новую природу.
    Итак:

    Старая природа – дыхание. Новая природа – отсутствие дыхания.
    Старая природа имеет Animamundi, душу мира. Новая природа – это техномир.
    У старой природы есть реальность. У новой природы – виртуальная реальность.
    У старой природы есть времена года. У новой природы – программное обеспечение.
    У старой природы есть слово. У новой природы – цифра.
    Старая природа непосредственна. Новая природа живет через посредников.
    У старой природы есть тайна. Новая природа ясна и определённа.
    У старой природы есть рассказы. Новая природа имеет хранилища.
    У старой природы есть память. Новая природа имеет данные.
    Старая природа органична. Новая природа синтетична.
    У старой природы есть солнце. У новой природы есть энергетические компании.
    Старая природа имеет естественную природную среду. Новая природа имеет техногенную среду.
    Старая природа – это люди. Новая природа – это киборги. Мы с вами киборги.

    Что я хочу сказать этими сравнениями? Я хочу сказать, что старая природа создана планетой Земля. А новая природа – это некая другая планета. Девизом нового мира, новой природы является «Вместе мы выстоим». В то время как девизом старого мира было «Порознь мы выстоим».
    <...>
    Какую же цену мы платим за то, что мы пребываем в поисках нашего технологического счастья? Мы платим разрушением природы – именно такова цена нашего аппетита. Мы ненасытны, мы всё время хотим чего-то ещё. Так звучит молитва сегодня: «Дайте нам чего-то большего».
    Для меня технология – это не столько наука, сколько религия, это один из «измов». Я думаю, что можно чуть-чуть поскоблить поверхность, и мы обнаружим, что внутри каждого из нас скрывается какой-нибудь «изм».
    Кажется, что технология – это наша судьба, но ещё со времен древних греков мы знаем, что нет такой судьбы, которую нельзя было бы преодолеть. Как её преодолеть? Через мятеж. Через отстранение. Через сопротивление.
    Вероятно, наша свобода заключается в том, чтобы сказать «нет» технологической необходимости.
    Самый сильный поступок в нашем распоряжении здесь – умение сказать «нет». Я хотел бы говорить о силе, скажем так, отрицания, о силе негатива. Я – кинематографист со стажем, и в своё время мы снимали фильмы на пленку. Я думаю, что и вы также знаете о том, что для того, чтобы получился позитив, нужно сначала отснять негатив.
    Надеюсь, что вы не впали сейчас чересчур в негативное настроение, в ощущение безнадёжности, потому что я бы хотел провести черту между надеждой и отсутствием надежды.
    Есть такое будущее, которое укоренено в настоящем, которое уже сейчас произрастает из настоящего. Именно в этом будущем мы с вами живём. Вот надежда наша заключается в том, чтобы выйти за рамки этого укоренённого в нашем настоящем будущего и начать жить в будущем, которое не укоренено в настоящем.
    <...>
    Люди – хрупкие существа. Их красота не в совершенстве, а в хрупкости, технология же не имеет предела, она очень прыткая. Человек делает один шаг, технология – миллион. Мы вынуждены ей доверять. Мы не можем из этого выбраться, это те рамки, в которых существуем. Таким образом, технология гомогенизирует. Получается, что вокруг нас один мир, одна идея, одно начало, мы живем в эпоху технофашизма.
    Эта среда не замечается, воспринимается как нормальная. Именно такова наша сегодняшняя рутина. Мы уже с вами не люди, а киборги, причем не те киборги, которые живут в мире научной фантастики, а те, которые живут в мире фикции науки. Мы развлекаемся до смерти. Технологическое счастье, которое нам обещают, на самом деле ведёт к тупику.
    Моя же задача – провоцировать.
    Я – как львица, которая пробуждает своих детенышей к жизни".


    Годфри Реджио


    [​IMG]
     
  6. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    [​IMG]


    Вот и дождались.

    Москва, кинотеатр "Горизонт", зал №2
    12 декабря 2014г., 18:45
    СПЕЦПОКАЗ в рамках фестиваля АртДокФест
    «Вагрич и черный квадрат»
    , реж. Андрей Загданский

    Источник.


    [​IMG]
    Вагрич Бахчанян
     
  7. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604


    Небольшая выжимка из 6-серийного фильма Андрея Лошака "Путешествие из Санкт-Петербурга в Москву: особый путь".
    Знакомая мне жизнь, которую я вижу изо дня в день, лица, которые кажутся тоже знакомыми - такие же люди живут рядом, знакомые истории, пейзажи, детали.
    Ценный опыт Андрея Лошака и всей съёмочной группы, честное исследование.


    [​IMG]
     
  8. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Замечательная история. Она должна тут быть. У чувствительных людей, если они дочитают до конца, прошу прощения: авторский текст редакции почти не подвергался. Я перетерпела, несмотря на то, что сама в выражениях разборчива.
    И фотографии, хотя автор и сокрушается, какие они все были растяпы, тоже были отличные.


    "Уже второй день я провожу в компании Леонида Парфенова и его съемочной группы. Они работают над своим новым интереснейшим проектом, а я просто нахожусь рядом. В основном мешаюсь, громко говорю во время дублей, стою не там где надо и немного фотографирую их титанический труд. Сегодня была съемка по адресу Мортон стрит 44. Этот дом знаменит тем, что в нем с 1974 по 1991 год жил Бродский. По сценарию Леонид Парфенов немного проходит по улице и садится на ступени этого дома, увлеченно рассказывая то, что предусмотрено сценарием. Перед ним идет съемочная группа. Камера в руках у Сергея Нурмамеда, а с ним Юрий Мелюшин и Андрей Лазарев.
    Дубле на пятом к месту съемки приближается пожилой мужчина и женщина. Мужчина явно в возрасте, тучен, но не сказать, чтобы толст. С небольшой аккуратной седой бородкой и в темном пальто. Его спутница несколько моложе его, в чем-то темном и с короткими пепельными волосами. Видно, что они не молоды и живут той жизнью, когда никто уже никуда не торопится. Мы на все это обращаем внимание постольку поскольку ибо съемка идет на городской улице и там все время кто-то ходит. Единственное, что привлекает внимание к этой паре, так это то, что они не проходят мимо, а останавливаются у входа в тот самый дом. Какое-то время они просто стоят, потом фотографируются, а потом мужчина и вовсе присаживается на ступени. Как раз туда, где по сценарию должен сидеть Парфенов.
    Неудобно, конечно, но так бывает. Происходящее мы воспринимаем, как некую техническую задержку, а пешеходов, как поклонников таланта Бродского, которые решили посетить памятное место и сделать пару снимков. Бадиков метко называет их "бродскофилами" и мы терпеливо ждем их ухода, списывая излишнюю медлительность на возраст и обстоятельства (а вдруг они приехали с другого конца страны, ради этого момента?) К тому же это Нью-Йорк и вселенная крутится вокруг каждого из его жителей, а никак не иначе. И каждый делает то, что именно он лично считает нужным и важным для себя. У нас съемка на первом месте, а у них посиделки на ступенях дома номер 44.


    [​IMG]


    Проходит какое-то время, но ситуация не меняется. Все кто курят достают сигареты и нервно затягиваются, а остальные терпеливо ожидают, когда же они наконец насладятся моментом и пойдут дальше. Но они не уходят. Минут через пятнадцать мы начинаем излучать такую любовь и доброту, что даже слепой бы догадался, что уже пора валить. И как можно быстрее. Но ничего не происходит. Мужчина видит наши косые взгляды, но как ни в чем не бывало продолжает сидеть на ступенях мило беседуя со своей спутницей. Он явно испытывает наше терпение и оно не безгранично. В какой-то момент Парфенов говорит, что мужик уж больно на Копполу похож. Мы дружно смеемся над его шуткой, вспоминая других известных режиссеров и степень их похожести на мужика в пальто. Проходит еще какое-то время и мы утомленные ожиданием заготавливаем вежливую но очень убедительную речь, где в коротких и емких выражениях объясняется вся суть фразы "ходят тут всякие в темных пальто, пока мы в поте лица и не жалея сил снимаем большое и серьезное кино", но тут мужик встает и они, наконец, идут к соседнему дому.
    Из него выходит девушка со связкой ключей в руках и идет навстречу им. Они встречаются, перекидываются парой фраз и расходятся. Девушка и мужчина в пальто идут обратно к лестнице, а женщина с пепельными волосами уходит в другую сторону и исчезает за углом. Мы с Бадиковым на автомате делаем совершенно неудачные фотографии из серии "Парфенов и прохожие". Какой-никакой а все-таки толк с мужика. Лучше, чем тратить наше время и просиживать штаны.
    Подходя к съемочной группе, мужик в плаще притормаживает и вежливо спрашивает: можно ли пройти? Мы вам не мешаем? Нурмамед на автомате отвечает да, оборачивается, смотрит на девушку и понимает, что она никто иная, как режиссер София Коппола. Картинка становится четче. Она берет за руку мужчину в темном пальто и тут до нас доходит, что тот, кто раздражал нас 15 минут кряду никто иной, как ее отец - знаменитый американский режиссер Френсис Форд Коппола. Парфенов-то был прав! Тела наши охватывает паралич. Рты открываются, но звуков не издают. Ноги хотят броситься вслед, но вместо мускул вата. Мозг кричит - жми, жми кнопку! Но руки не слушаются. Дочь с отцом заходят в соседний дом. К нам возвращается жизнь и глядя друг на друга безумным взглядом мы только и способны произнести - Коппола! Это был Коппола, б*ять!
    Вот так бывает в Нью-Йорке. Ты снимаешь кино, а в кадр тебе заходит мужик, который оказывается Френсисом Фордом Копполой. Но понимаешь ты это только тогда, когда он уже ушел".


    Источник.


    [​IMG]
     
  9. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    [​IMG]


    Москва, Международный Мемориал (Каретный ряд, 5/10)
    Фильм "Ханна Арендт". Режиссер Маргарете фон Тротта
    13 мая 2015г. Начало в 19:00
    Источник.


    [​IMG]
     
  10. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    [​IMG]


    Их мастер-класса Леонида Парфенова в Школе гражданской журналистики после показа документального телевизионного фильма Л.Парфенова «Цвет нации».
    3 апреля 2015г.

    "— ...К сожалению, Дмитрий Николаевич Свечин [внук Прокудина-Горского. — Ред.] за это время скончался, больше нет ни одного здравствующего человека, который был бы снят Прокудиным-Горским. Я не накручиваю себя, это, по-моему, естественная реакция, просто не верится — неужели все уже умерли, неужели никого? Нет, никого... Он был замечательный наследник. Он в течение 10 минут отвечал на любые мейлы и присылал сканы недостающих фотографий. Ему было 94, и он продолжал водить машину, за год только за этого перестал водить скутер. И он выражался тем исключительным русским языком, который слышен здесь, который был слышен даже в мейлах. И особенно странно, когда на экране видишь написанное и слышишь этот звук! «Мой друг Леонид, дни бегут, и мы должны поскорее назначить дату нашей встречи...» Вот. Увы...

    — Сколько времени заняла съемка?

    — Вы знаете, я никогда не занимаюсь одним проектом, и мне сложно посчитать. Была огромная пауза. Мы сняли осенью 2012-го Свечиных, потому что я очень беспокоился — все-таки и тогда уже было 92 Дмитрию Николаевичу, да и 30-го года Иван Николаевич [Свечин, еще один внук Прокудина-Горского. — Ред.]... А потом у нас был огромный перерыв, потому что зимой было снимать нечего. А потом очень быстро снимали апрель, май, июнь и сняли, в общем, все. А потом довольно долго монтировали.
    Естественно, были придуманы замещения, фоны. Потому что для того, чтобы фотография жила… Не то что я так себя люблю... ну, люблю, конечно… Но ее нужно согреть внутренне, там должно быть какое-то движение, какие-то взаимоотношения между нами сегодняшними и тем снимком. Потому что красная цена хронометража — пять секунд, ну семь — вы ничего не сумеете разглядеть. Вот семья на покосе, над Шексной... Это просто не вяжется с экраном. Вы привыкли на нем к динамике. И нам нужен был такой вот песочек, чтобы такой уклончик шел — и я по этому песочку... Песок, и трава, и вода, они-то неизменны. На чем все и строится, что из XXI века можно перейти на сто лет раньше. И нам нигде не попадался песочек. Я уже плюнул, думаю, ладно, купим полсамосвала песку, это недорого стоит в масштабах бюджета фильма, насыплем в нужном месте и снимем. Но на турбазе, где мы жили, снимая Кивач, вдруг нашелся такой откосик. В общем, ерунда, но из такой ерунды все и состоит. Поэтому, в принципе, получается делать один фильм в год-полтора.
    <...>

    — Почему в фильме очень мало, практически нет героев?


    — Ну а какой там герой?

    — Нет людей, которые живут в этих деревнях, если они там живут.

    — А мне они зачем здесь?

    — Они вам неинтересны были?

    — Нет, вопрос не в этом. Послушайте, как они живут в этой деревне Крохино [рядом с затопленным и развалившимся храмом Рождества Христова. — Ред.], отношением к этому храму они и так все рассказали. Что, я к ним пойду спрашивать? Ходить по хаткам и говорить: «Что же тут у вас распадается столько лет, а что же вы... Давайте на субботник выйдем...» Ну нет. В других фильмах сплошные герои!
    <...>

    — В современной российской документалистике вы на кого-то ориентируетесь, кого-то выделяете для себя?


    — Вы знаете, я ничего не смотрю, честно говоря. Вообще мне представляется, что жанр этот в загоне, поскольку никакого спроса на него не существует. Вот эти все фильмы — они там за последние годы, как правило, представляли Россию на всяких международных фестивалях. Что касается «Цвета нации», то я его показывал от Красноярска до Лондона, и я твердо знаю, что, куда ни придешь, все равно никто ничего не видел. Ну найдется один-два человека, но, как правило, это все с нуля. Раньше показ такого блокбастера про русского, который изобрел телевидение, — со всей мощью промоушена Первого канала!.. Когда на следующий день на работе все это обсуждали, потому что все смотрят одно и все живут более-менее ноздря в ноздрю. Сейчас никакой документальный фильм не может оказаться явлением, о котором спорят. Не то что там он изменит мир, а который просто критическая масса людей бы посмотрела.

    — А зачем тогда вы это снимаете?

    — Но есть еще такая глупая подробность — до сих пор доживающие люди со старой профессией! Ну что теперь делать? Есть такая ужасная штука, надо потерпеть".


    [​IMG]
     
  11. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604

    "Взгляд тишины", реж. - Джошуа Оппенхаймер. Трейлер

    "Джошуа Оппенхаймер снял невыносимый фильм. «Взгляд тишины» – продолжение «Акта убийства» (2012) о геноциде в Индонезии в 1965–1966 гг., когда каратели-добровольцы при поддержке армии массово вырезали коммунистов и китайцев. Живущий в Дании американец Оппенхаймер, приехав в Индонезию, не просто встретился с ничуть не раскаявшимися палачами, но предложил этим ныне уважаемым людям разыграть давние преступления в условном антураже любимого ими американского жанрового кино, чем простодушные головорезы с удовольствием занялись.
    Предпринятое в «Акте убийства» радикальное остранение подрывало все привычные принципы рассказа о массовых трагедиях. Оппенхаймер не приглашал зрителя ужаснуться, давал слово не жертвам, а палачам и превращал психологическую терапию в карнавал, потому что исполнители в ней совершенно не нуждались: совесть их не мучила. Сюжетом становилась не сама трагедия, а невозможность (и нежелание) ее отрефлексировать (нашему обществу это тоже знакомо).
    «Взгляд тишины» сделан иначе, и тут Оппенхаймер все-таки наносит удар, наводит на трагедию резкость. В буквальном смысле: его герой – офтальмолог, чей брат был зверски убит в 1965-м. Посмотрев «Акт убийства», он узнал палачей – и вместе с Оппенхаймером отправился к ним, чтобы выписать старикам-живодерам очки: вдруг что-то увидят по-новому, особенно узнав, что брат окулиста – тот самый парень, которого они изрубили мачете с особенной жестокостью.
    Очки им как мартышкам. Они даже не просят прощения, говорят: «Забудь, мы ведь соседи». Забыть пытаются и жертвы – те, кто случайно выжил, или родственники убитых. Столетний отец офтальмолога давно ослеп и потерял память: его немощное тело в фильме – живая метафора. Мать, которая моложе, помнит, но знает, что прошлого не изменить: «Я просто с ними не здороваюсь», – говорит она про убийц. Офтальмолог смотрит записи, на которых каратели с удовольствием рассказывают и показывают, как именно убивали (один даже сделал про это книжку с иллюстрациями), и идет задавать новые вопросы. Например: «А кровь вы пили зачем?» – «Чтобы с ума не сойти. В день по два стакана».
    Волосы становятся дыбом. Не только от подробностей. Едва ли не больше от того, что вот так они годами бок о бок и живут, по-соседски. А учитель в школе рассказывает детям небылицы о диких зверствах коммунистов, чтобы оправдать их массовое уничтожение. И снова невозможно отмахнуться от проекции этой ситуации к нам – только теперь уже не в прошлое, а в настоящее и возможное будущее. Потому что неотрефлексированность трагедии – залог ее повторения".
    Олег Зинцов

    "Год назад режиссер-документалист Джошуа Оппенгеймер представил публике свой фильм, который снимал больше десяти лет. «Акт убийства» о виновниках массовой резни 1966 года в Индонезии. Его сорежиссер был анонимен. Один из продюсеров тоже был анонимен. Половина съемочной группы — анонимна. Загадочная, как будто даже претенциозная премьера фильма...
    После показа случилось сразу несколько событий. Одно событие — в жизни самого Оппенгеймера, до этого никому не известного режиссера. Он получил 30 призов крупнейших кинофестивалей. Его стали приглашать во все жюри фестивалей класса А. Но совершенно не про кинематографическую карьеру эта история. Второе событие — то, что фильм «Акт убийства» стал классикой документалистики. Но и не об этом речь. И третье — что о геноциде 1966 года в Индонезии узнал весь мир. И что самое важное, о геноциде в Индонезии узнала сама Индонезия. Потому что она, зная, не знала. Теперь это самый обсуждаемый в стране фильм.
    Про «зная, не знать» эта история.
    В этом году Оппенгеймер выпустил второй фильм о той же проблеме, «Взгляд тишины», он стал фильмом открытия Венецианского фестиваля, получил Гран-при жюри. Был привезен на 37-й Московский кинофестиваль и стал чуть ли не единственным шедевром всей нашей программы.
    Анонимность части съемочной группы вовсе не рекламный ход, как сперва показалось нам, живущим в городе карнавальных ценностей. Каждого, кто принимал участие в создании фильма, могут убить в любую минуту впечатленные герои фильма. Они так прямо в кадре об этом и говорят.
    Итак. В 1965 году в Индонезии произошел переворот, и военные, оказавшиеся у власти, уничтожили всех своих оппонентов. Китайцев и коммунистов. То есть тех, кого они посчитали «коммунистами».
    Никто из убийц до сих пор не раскаялся. Но и повода-то не было. Виновные остались при власти.
    Изучение этого преступления и покаяния длилось с 2001 года. Все это время Оппенгеймер записывал и записывал. Он снимал каждого (!) убийцу, которого смог найти.
    В фильме «Акт убийства» режиссер придумывает для преступников одну каверзную штуку. Он предлагает им снять фильм о тех событиях. Самим его снять, самим исполнить роли. Они соглашаются запечатлеть убийства 1966 года (вот она, душевная-то простота!), так как считают те славные дела достойными увековечения. Они не приукрашивают их, не оправдывают, не переиначивают, не скрывают садизма (все, чего мы могли бы ожидать от преступников). Они с удовольствием рассказывают, как насиловали, как резали на куски тех, кого назвали «коммунистами».
    Мы узнаем от них, как выглядит отрезанная женская грудь и с какой стороны лучше отрубать голову. И теперь нам уже никогда не забыть это знание.
    Но Оппенгеймер предлагает им исполнять роли не самих себя, а... своих жертв. А в качестве консультантов приглашает уцелевших родных.
    <...>
    Моральный эксперимент Оппенгеймера удался. Ни один из героев не выказывает ни малейших признаков раскаяния. Кроме одного. Его Оппенгеймер достает до печенок. И если в начале фильма тот спокойно рассказывает о том, как душил металлическим жгутом своего соседа, то в финале он вдруг прерывает свой рассказ об убийстве... Он больше не может говорить. У него начинаются страшные позывы к рвоте, которые никак не могут разрешиться.
    Последние очень долгие десять минут фильма — это физиологический катарсис героя. И надо смотреть. Нельзя отворачиваться.
    В фильме «Взгляд тишины» Оппенгеймер рассказывает ту же историю иначе. Он устраивает встречу палача и его жертвы.
    Надо сказать, что эти массовые убийства происходили под флагом «за демократию против коммунистов». И вдруг в речи одного из героев проскальзывает явная ирония, злобная и нагло-вызывающая. «Мы же ради США старались! Это ведь Америка нас учила не любить коммунистов, вот мы какие хорошие ученики», — говорит он в «американскую» камеру (снимает американец).
    Ну это же почти цитата из речи Смердякова!
    Смердякова, который убеждал Ивана Карамазова, что убил старика Карамазова ради него, Ивана, из любви к нему, по его подсказке, в рамках его идеологии. По прямому благословению воспитаннейшего, честнейшего Ивана: «Если предчувствовали, значит, мне тем самым точно как бы сказали: ты можешь убить родителя, я не препятствую».
    Раз позволено, так уж резать всех! За три месяца в Индонезии было убито более двух миллионов человек.
    Но во втором фильме убийцы уже не такие спокойные. Они нервничают, они агрессивны, они паникуют. Это какая-то новая стадия без раскаяния. Защитная фаза...
    Главный герой Ади (брат зверски убитого «коммуниста») задает вопрос палачу и молчит, и я не помню в кино такого содержательного, насыщенного молчания. Такого ударом-в-глаз-молчания. Этот герой дорогого стоит. А убийцы — или ерзают, или хихикают, или прямо угрожают.
    Оппенгеймер совершил подвиг, и его претензия к убийцам прозвучала настолько громко, насколько громко может звучать голос жертвы. Не знаю, у кого еще так получилось бы...
    Этот фильм надо бы нам сюда в прокат. Где собираются проводить референдум о восстановлении на Лубянке памятника Дзержинскому. Где министр культуры предлагает «перестать сваливать на Сталина все свои сегодняшние проблемы и разногласия». Где информация о Катыни до сих пор не рассекречена. Где нет до сих пор оценки насилия после 1917 года. Где 45% опрошенных считают сталинские жертвы оправданными.
    <...>
    Будем ждать, пока к нам приедет иностранный режиссер, который сможет объяснить наглядно, убедительно и сильно, что здесь произошло в последние 100 лет. Который сунет в наши лукавые рожи доказательства нашей вины. Чтобы смотрели. Не отворачивались".
    Юлия Меламед


    "Акт убийства", реж. - Джошуа Оппенхаймер. Промо
     
  12. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604


    "Мой отец Евгений" (русская версия). Режиссёр - Андрей Загданский

    Сегодня (а это "сегодня" уже заканчивается) и завтра фильм ещё в свободном доступе. Те, кому интересна жизнь потомственных интеллигентов, вообще - жизнь наших соотечественников с не бедной духовной культурой, смотрите, пока это возможно.

    "…история отца и сына состоит из нескольких элементов: кинохроника советской эпохи, блестяще снятые кадры Нью-Йорка, сегодняшнего Киева и заброшенной киностудии, семейные кинокадры и фрагменты писем отца к сыну. Все это соединено в приятно «дрейфующий» биографический рассказ, который охватывает десятилетия в жизни Евгения и Андрея. Фильм абсолютно персональный, но, к счастъю, никогда не слезливый. Мне особенно понравилось, как Загданский комментирует каждый новый фрагмент кинохроники: «Здесь мне столько-то лет». Автора нет в кадре, и это не домашние кинофильмы, нет. Его выбор синтаксиса подчеркивает сложное отношениe к кадрам на экране (оба, и покойный отец, и сын, - кинематографисты) и к истории (и взаимоотношения этих кадров с историей) и последовательно проходит через весь фильм. Спокойная эстетика фильма нарочито старомодна, отчего мне еще больше понравился этот погружающий в мечты фильм".
    Джефф Райхерт, "Sundance Now"


    [​IMG]
     
  13. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Трейлер к документальному фильму о Наталье Горбаневской, приуроченный к ее 80-летию. Фильм находится в процессе производства. Премьера запланирована на 48-ю годовщину демонстрации 25 августа 1968 года на Красной площади.


    "Наталья Горбаневская: "Я не героиня"", реж. Ксения и Кирилл Сахарновы
     
  14. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604


    Наконец вы можете посмотреть фильм Андрея Загданского "Вагрич и чёрный квадрат", о котором я то и дело вспоминала в этой ветке три года.
    Не откладывайте на потом. Я плохого не посоветую, да и висит этот фильм в сети ограниченное время. Не прозевайте.

    P.S. Переходите на vimeo.
     
  15. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    [​IMG]
    "Церемония", реж. - Елена Ласкари

    Кинофестиваль "Послание к человеку".
    Из обсуждения национального конкурса фестиваля экспериментальным жюри философов.

    "Я все время пытался понять: чем отличается документальное кино от автоматического фиксирования реальности? И пришел к выводу, что в документальном кино существует разница между тем, о чем рассказывает фильм, и как это воплощается технически. В документальных фильмах должна появляться рефлексия, отличающая повествование от структуры картины. Но большая часть представленных фильмов отражает только плоскость реальности, а повествование не создает никакого напряжения.
    Я не выступаю с оппозиционных или государственных позиций, но документальное кино, возможно, отличается от всего остального тем, что отвечает на политическое и идеологическое окружение. Существуют идеологические пласты, с которым документальное кино может бороться, полемизировать или иронизировать над ними, но режиссеры решили от этого отказаться. Их фильмы отражают какой-то сентиментальный национализм: глубина, снег, тайга, русский народ. А в обществе есть такие проблемы, с которыми режиссерам действительно стоило бы столкнуться".
    Драган Куюнжич, член жюри

    "Основной интерес к этому опыту связан у меня с возможностью изучить коллективное воображаемое. Для большинства представленных фильмов характерна общая интонация: усталость, смиряющаяся с действительностью, нечто меланхолическое. После просмотра она стала для меня реальностью: она начинает тебя преследовать, врываться в сны, ты как будто начинаешь комментировать свои действия с этой интонацией. Я почувствовал, что от нее необходимо очищение, какая-то дезинфекция.
    В нескольких удавшихся фильмах есть какая-то ироническая, риторическая, концептуальная, либо техническая разница внутри картины, которая создает художественно-документальное, живое время и рефлексию. А в остальных получается какая-то визуальная антропология: поставил камеру и она снимает без интереса.
    В фильмах очевидна абсолютная деполитизированность в широком смысле - отсутствует конфликтное измерение реальности. Это приводит к монотонности и к созданию видимости, что в фильмах поднимаются какие-то проблемы. Эти проблемы тысячу раз уже были подняты, тысячу раз сформулированы, а здесь все то же самое воспроизводится в 1001-й раз".
    Йоэль Регев, член жюри

    "Я понимаю, что для нас отобрали лучшее из российского документального кино за последний год. К отборщикам у меня претензий быть не может, я им доверяю. Но мы вдруг видим какие-то устоявшиеся вещи, одни и те же пороки, одни и те же эстетические склонности.
    В глаза бросаются сразу несколько таких очевидных моментов. Практически во всех фильмах кроме «Ямахи» не было больших городов - всюду представлена глубинка, какие-то умирающие деревни, изолированные места. Другой повторяющийся мотив - это люди, которые постоянно уезжают в некую «робинзонаду», которая читается, как бегство от социальной реальности в попытке спасти свое человеческое «я». Еще одна общая черта - это аффективная бедность, какое-то эмоциональное оскудение, унылая, меланхолическая обстановка. Тоска, конечно, - главная интонация этих фильмов. В «Ямахе», которая отличается от остальных, можно было хотя бы посмеяться.
    К тому же, все они композиционно выстроены по открыточной схеме. Большое внимание уделяется местам, где происходит действие: тундра, тайга, пустыня, но это поразительно стертые места. Возникает ощущение, что пространство остается совершенно бессодержательным.
    Эти фильмы провинциальны из-за использования в них огромного количества тематических и стилевых клише: переизбыток крупных планов, пейзажных панорам и выведение в фокус капелек и веточек становится невыносимым. Часто используется навязчивое и неприятное дрожание портативной камеры, которая изображает некую спонтанность. Абсолютно во всех фильмах раздражает фоновая музыка, которая вносит интонацию в то, что интонации не имеет. С помощью таких риторических дешевок начинают мобилизоваться смыслы, которых там нет, создается иллюзия смысла.
    Когда ты выбираешь персонажа и за ним следишь, нужно чтобы происходила эволюция человека. Он должен войти в кадр в одном качестве, а выйти из кадра в другом. Что-то должно происходить. Но когда есть эта плоскость, когда первый кадр не отличается от последнего и внутри ничего не происходит вообще, тогда конечно нужны музыка, крупные планы, чтобы хоть какую-то псевдожизнь впрыснуть в эту монотонность.
    Вообще, провинциальность российского искусства заключается в задушевности. Вся эта задушевность, эти «робинзонады» подвергаются очень жесткой критике, например, в фильме «Церемония», где есть артист смерти, дрессирующий и учащий служащих крематория быть душевными. Там, где наступает смерть - там и наступает царство задушевности, наступает та самая искусственная задушевность. Второй фильм, который идет против этих клише – «За счастьем». Там главный герой уезжает на Кавказ к людям, которые живут полной «робинзонадой» и идиллией, которая постепенно выворачивается в ад. Создатели двух этих фильмов настолько отталкиваются от господствующих в российском документальном кино интонаций, что ты начинаешь видеть, что их тошнит от тоскливой задушевности, которая царствует в подобном кино.
    Во многих картинах есть еще такая вещь, как псевдоэмпатия: дать крупный план старика, показать его морщинистые руки. Когда все 23 фильма такие, это тошнотворно. Начинает казаться, что гуманизм - самое худшее из возможного. Он не позволяет увидеть ситуацию такой, какая она есть. Для того чтобы ее понять, надо немножко от нее отойти и взглянуть на то, что происходит, тогда возникает более сложная конфигурация вещей. А псевдогуманизм «сдирает» сложность, подменяя ее клише.
    Когда все снимают одно и то же и все снимают одинаково, это вызывает тревогу. Ошибочно считать, что если жизнь тосклива и однообразна, то и в кино она должна отражаться тоскливо и однообразно. Искусство - всегда способ интенсификации жизни. Если искусство будет разжижать жизнь и доводить ее до еще большей монотонности и тоски, то оно будет абсолютно никому не нужным".
    Михаил Ямпольский, председатель жюри

    По итогам решения философского жюри лауреатами национального конкурса кинофестиваля стали два фильма - «Ямаха» Инны Омельченко и «Церемония» Елены Ласкари.


    [​IMG]
    "Ямаха", реж. - Инна Омельченко
     
  16. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    [​IMG]

    Отечественная Документалистика



    Коллекция советского и постсоветского неигрового кино. Не знаю, как кто, а я, скорее всего, буду периодически уходить туда с головой.
    Постараюсь делиться здесь самым интересным.
     
  17. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    [​IMG]


    "В Петербурге произойдет «Событие». Самый важный и болезненный российский документальный фильм прошлого года, показанный лишь раз в нашем городе на открытии фестиваля "Артдокфест-2015", приезжает на гастроли. Вновь ненадолго: лишь на три показа. Зато очень вовремя.

    25 лет назад, после неудачной попытки государственного переворота гэкачепистами, мы прошли роковой рубеж исчезновения СССР и рождения новой страны. Она поменяла имя (аббревиатура стала короче – РФ), обрела статус независимой (так нам казалось, по крайней мере) и потрясла хорошенько мир. Товарищи стали господами. Ленинград обернулся Петербургом. История сделала кувырок.
    Осознать события четвертьвековой давности и намекнуть на их последствия, используя исключительно кинохронику, мог только художник уровня Сергея Лозницы. Драматические сцены трех августовских дней 1991 года на улицах Ленинграда уместились в 80-минутное высказывание, сотканное, как лоскутное одеяло, из съемок доброй дюжины первоклассных профессиональных операторов студии «Лендок», вышедших тогда снимать народные волнения (отправлял их «в бой», кстати, Михаил Литвяков, основатель фестиваля «Послание к человеку»).
    Огромный объем живой истории был снят и положен на архивные полки. Почему-то за четверть века никому не пришло в голову воспользоваться этим уникальным достоянием. А Лозница взял и филигранно смонтировал кино, которое стало кинематографическим событием прошлого года: премьера фильма состоялась на Венецианском фестивале. К слову, его предыдущая не менее нашумевшая картина «Майдан» о киевской революции была представлена в Каннах годом раньше. Эти две выдающиеся картины смотрятся как философская дилогия о двух путях революции.
    <...>
    Всего три показа картины «Событие» пройдут ровно в те августовские дни, в которые 25 лет назад разворачивались реальные события тихого русского бунта. Примечательно и неслучайно то, что организаторами показов стали кинотеатр «Англетер», расположенный на Исаакиевской площади – на одном из главных мест массовых собраний ленинградцев в августе 1991-го, – и кураторы опального фестиваля документального кино «Артдокфест», на котором в декабре 2015 года прошла российская премьера «События». Тогда зал не вместил и половины желающих увидеть картину. Теперь у петербуржцев появился еще один шанс".

    Источник.


    [​IMG]
     
  18. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    "Михаил Ратгауз: Разговор про бум документального кино потому так хочется продолжать, что это в большой степени разговор про нас, про то, как мы сегодня устроены.

    Марина Разбежкина: Меня беспокоит, что перестали существовать люди, для которых проживание жизни является главной ценностью. И скоро, мне кажется, число проживающих сократится, это вообще точка, близкая к нулю (смеется). Мы сейчас находимся на таком перекрестке, когда событие не переживается, если оно не показано, его практически нет, а ценностью становится наблюдение за жизнью. Вот, допустим, пожар, который все снимают, забывая вызвать пожарных. Или мы делали «Зима, уходи!», и я видела, как толпа может избивать человека, и вокруг огромное количество мужиков с камерами, которые просто это фиксируют. Потому что если это не зафиксировано, то никто никого не бил, человек только инвалидом остался. А предложив визуальное событие, мы можем спокойно, как в кегли, играть идеями и зрителями. Потому что человек, который хочет пережить что-то через визуальное, очень редко способен к собственной точке зрения. У него нет сил, нет никакого инструментария для того, чтобы без визуального вообще рассматривать эту жизнь. А когда визуальное становится сильнее, чем сама реальность, появляется огромное поле для манипуляций.

    Михаил Ратгауз: А как мы здесь оказались?

    Марина Разбежкина: Я об этом все время думаю, я не могу ответить на эти вопросы. Если бы я ответила, то мне бы, наверное, было легче существовать. Вот у меня ощущение, что я прожила жизнь по времени гораздо большую, потому что во второй половине 20-го века я чувствовала, что помню 19-ый. Существовали парки, огромные архитектурные комплексы, выстроенные в другую эпоху. И это давало возможность прожить очень длинное время. Не просто читая Чехова и Толстого, а ты в этой усадебке визуально существовал. Сейчас эти доказательства если и есть, то в каком-то частном мире человека, закрытого, уходящего. Вот в Китае, где я прожила месяц, я увидела, как они стирают всю историю, всю культуру. Все ограничивается памятниками знаковым фигурам, Конфуцию, про которого уже не очень помнят, но дяденька везде стоит огромной глыбой. И все стирается, стирается. Материальные маркеры исчезли. А то, что мы называем духовными маркерами – противное слово «духовные», – это такие сидения у камелька. Огня нет, ничего нет, а этот маркер остался как воспоминание, для меня не очень убедительное. 21-ый век – это как бы начало жизни. Ее не было до того, она только началась. И ее очень хочется зафиксировать. И вдруг появилась тотальная возможность фиксировать здесь и сейчас, потому что назад фиксировать сложно. Вот даже наша Школа занимается только «здесь и сейчас».

    Михаил Ратгауз: За вашей Школой стоит законченная эстетическая программа. И она укоренена в чувстве современного.

    Марина Разбежкина: Да, я говорю всегда студентам и себе, что проколоться в ощущении времени – это, значит, полностью уничтожить в себе документалиста. И поэтому так должны измениться формы. Потому что те смыслы, которые существуют сегодня, меняют формальную ткань, язык. Мне всегда смешно, когда говорят: «Ну, какой там у Разбежкиной в Школе язык, что видят, то и снимают»… Но все снятое – это и есть язык. И эта небрежность, неотточенность тоже. И я не хочу, чтобы это называлось постмодернизмом. Терминология может появиться тогда, когда действие уже закончилось. А здесь все кипит, все начинается, и тебе просто необходимо ловить этот изменяющийся мир постоянно. И быть небрежным, потому что ты не можешь быть сегодня Львом Толстым, время не прошло. Хотя время, конечно, быстро идет сегодня, каждые два года мы принимаем новых студентов, и они все разные! Есть ощущение, что это разные поколения. Каждые два года!
    Перед ними, студентами, культура-музей. И значит, не действующая, не работающая культура, она не внутри, а снаружи, она не проживаемая. А пространство становится культурным, только когда мы его проживаем. Вот Светлана Борисовна Адоньева (антрополог – М.Р), у нее была какая-то лекция, и она странно перед ней беспокоилась. Я спросила, как отреагировали. Она говорит, что народу было много, и отреагировали молчанием. Они не могли понять, о чем она разговаривает. Потому что они пошли слушать репутационно, их интересует Деррида-Мерида, а про то, в какое время мальчик начинает самостоятельно осмыслять, что ему, допустим, надо уступить место, и почему это происходит, их не интересует совершенно. Потому что они не проживают реальную жизнь как культурную, они ее так не осознают. К нам приходят люди, у которых за плечами двадцать спецкурсов, и они все время транслируют пустоту на экзаменах. Они не понимают, как это действует на их личное поведение, что с ними происходит.

    Михаил Ратгауз: Мне кажется, что реально не то, что зафиксировано, а только то, что мы осознали. И люди, снимающие пожар или самоубийцу на мосту, делают слепки, каталог фальшивых свидетельств, что что-то случилось. Но это индульгенция, что для них-то ничего не произошло, это каталог подобий.

    Марина Разбежкина: Может быть, вы и правы.

    Михаил Ратгауз: Как и в социальных сетях, я в Фейсбуке – это копия, которую я сам создаю и которая избавляет меня от необходимости разбираться с собой настоящим детально. Есть отличный разговор Виктора Голышева с Сергеем Гандлевским 1997 года, почему нон-фикшн становится важнее беллетристики. И Голышев говорит в связи с наступившей эрой картинок, что визуальное убивает воображение. Вот человеку на фото бьют морду, и ты видишь – да, бьют, и точка. А когда ты читаешь про это же, ты совершаешь работу, представляешь. Сплющивание смыслов в визуальном обедняет сам процесс воображения. Мне кажется, бум документального сильно купирует наше внутреннее пространство, мир воображаемого, мир мечты.

    Марина Разбежкина: Это же не какой-то дядя насадил, и началось визуальное. Это то, что человек уже потерял. И тогда мы говорим: надо посмотреть поглубже. Вот взгляните, эта мать девочку бьет не потому, что она ее не любит, а потому что она ее любит… И люди начинают разглядывать, потому что реальная жизнь уже им не дается. Наступил какой-то провал на этой смене веков, на котором мы потеряли способность интересоваться жизнью и самостоятельно делать по ее поводу эмоциональные и рациональные выводы. А мы в документальном кино время задерживаем, оно не пробегает так быстро. Вот человек повернулся, какая у него линия щеки-шеи, смотрите, как он взмахнул рукой. 7 минут держим план. И зритель рассматривает эту жизнь и начинает ей что-то прощать, чего он не прощает, пробегая мимо. Сейчас более энергетически наполненная жизнь, у него нет времени. Но когда ты его сажаешь, он вдруг так сел и смотрит. Меня совершенно потрясает тот же Лейпцигский документальный фестиваль, там залов, наверное, 15, и они все заполнены, там очереди стоят. Молодые люди смотрят, не шелохнувшись. Сегодня визуальное – это помощь, чтобы остановиться и отрефлексировать. Сами люди уже не способны это сделать".

    Источник.
     
  19. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    "Социальный и политический пафос постепенно уничтожает документальный кинематограф. Нет больше людей индивидуального страдания и поведения, есть палачи и жертвы.
    Кино превращается в часть газетного заголовка, и вспоминает себя лишь иногда в туманном пейзаже. Типическое больше личного. Это внятная победа тоталитарного взгляда на человека, какими бы демократами мы себя не воображали".

    Марина Разбежкина

    И единственный способ сопротивления этой тенденции - не поддаваться, не стать таким же, - по Марине Александровне, не может что-то изменить, потому что без отклика общества этот акт сопротивления уйдёт в никуда.
    Вечная битва между личным и типичным, лирическим и эпическим, характерным и общим, протекающая с перевесом то в одну, то в другую сторону, похоже, сейчас в той фазе, которая вызывает у документалистов пессимизм.
     
  20. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
  21. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Вот уже четыре года я рекламирую здесь фильм "Вагрич и чёрный квадрат" и даже вывешивала его тут.
    Тогда он сверкнул и пропал из сети. И вот снова:

    "ко дню иронии - "Вагрич и чёрный квадрат".
    всем, кто хотел бы улыбнуться.
    в свободном просмотре".

    Андрей Загданский



    Смотрите - на этот раз всего сутки провисит.

    P.S. 2 апреля: ещё висит. )
     
    Последнее редактирование: 2 апр 2017
  22. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    [​IMG]

    Источник.



    О некоторых из фильмов можно прочитать здесь.
    О программе фестиваля - здесь.
    Про "Кота" Джейды Торун ещё и здесь.


    "Потерянный город", реж. - Франциско Херв, Чили

    [​IMG]
    "Волосы Ахмада", реж. - Сьюзен Коенен, Нидерланды

    [​IMG]
    "Границы", реж. - Дамьан Козоле, Словения

    [​IMG]
    "Вавилонские мечтатели", реж. - Роман Шумунов-Агаранян, Израиль

    [​IMG]
    "Плацкарт", реж. - Родион Исмаилов, Россия


    "Игра в одиночку", реж. - Сильвана Борреро, Аргентина

    [​IMG]
    "Кот", реж. - Джейда Торун, Турция
     
  23. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    [​IMG]
    "Город призраков", реж. - Мэттью Хайнеман


    "Сходила сегодня на два фильма на фестивале Beat фильм. Сначала на «Город призраков» про Сирию и город Ракка, куда пришел ИГИЛ и начались расстрелы, пытки и др. И группа журналистов, вернее мужчин, ставших под это дело журналистами, стали пытаться об этом писать, чтобы донести информацию из закрытого города до других мест и запада. Понятно, что с риском для жизни, их хватали, пытали, убивали, они уезжали в другие города и страны, работая с тайными информаторами, их находили и там. В общем, жестко и страшно. Две самые сильные сцены: один из ребят уже в Германии все время пересматривает снятое игилом видео с его отцом, сначала арестованным за сына, а потом то, как его, привязанного к столбу, убивают в упор в голову. А второе – в Германии митинг против беженцев, молодчик фашистского вида скандирует что-то вроде «убирайтесь!» и толпа довольных обывателей подхватывает. А рядом кучка людей – тех же сирийцев и других - с плакатами «Алеппо пылает». А второй фильм – «Дай мне будущее» про группу Major Lazer , приехавшую первой из актуальных музыкантов на Кубу после потепления с Америкой и давшей там бесплатный концерт, куда пришло 400 тысяч человек. Очень драйвовое кино, сплошное ликование (лечебно было его после Сирии смотреть). Вещь, которая больше всего поразила – кубинский оффлайновый интернет (с обычным у них очень плохо) которые они называют пакет. Буквально один человек раз в неделю распространяет на терабайтном жестком диске по всей стране самую свежую скачанную информацию, пиратскую, конечно, – музыку, сериалы, кино, детский контент и проч, то, что обычно люди скачивают. И это разлетается по всей стране, все его знают".

    Дина Годер


    [​IMG]
    "Дай мне будущее", реж. - Остин Питерс

    [​IMG]
     

Поделиться этой страницей