Опыт художника

Тема в разделе "Опыт художников и его синтез", создана пользователем Мила, 15 фев 2012.

Статус темы:
Закрыта.
  1. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG]

    "Современное искусство пришло в новую, небывалую область. Приключение - это искусство, прыжок в неведомое, встреча с демонами и ангелами".
    Эдгар Энде


    [​IMG]

    "Есть такое множество вещей, в которые нас с детства приучали верить, что вам потребуется довольно много времени для понимания того, что они – это не вы".
    Эдвард Гори


    [​IMG]

    "Художником можно стать двумя способами. Первый: делать то, что все считают искусством. Второй: заставить всех считать искусством то, что делаешь ты".
    Том Стоппард
     
  2. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG]

    "В живописи, как и в других жанрах искусства, нет ни единого приема, который можно было бы подогнать под словесную формулировку".
    Огюст Ренуар


    [​IMG]

    "Мир живописца — это почти мир помешанного, поскольку он полностью закончен и целен, будучи при этом лишь частичным. Видение художника — это своего рода непрерывное рождение. Глубина — это третье измерение, производное от двух других".
    Морис Мерло-Понти


    [​IMG]

    "Краски традиционно наполняются морально-психологическими смыслами".
    Жан Бодрийар
    Но:
    "Мир красок противостоит миру смыслов".
    Жан Бодрийар
     
    Последнее редактирование: 1 сен 2014
  3. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    Вспомнилась поговорка, которую говорят при внезапном общем молчании. "Дурак родился..." И добавляют: "Ангел пролетел". "Мир помешанного" и "непрерывное рождение" напомнили первую часть поговорки. "Третье измерение" - вторая часть.
    Значит, что?..
    Произведения изобразительного искусства ждут молчания.:)
    Молчаливого созерцания.
     
    La Mecha нравится это.
  4. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG]

    "Пение лампы или голос бури, дыхание вечера или вздохи моря — что бы тебя ни окружало, за твоей спиной никогда не затихает просторная мелодия, сотканная из тысячи голосов, в которую твой одинокий голос вплетается лишь время от времени. Знать о том, когда твои черед вступать, — вот тайна твоего одиночества, так же как и искусство истинного общения: выпасть из высоких слов в единую общую мелодию".
    Райнер Мария Рильке


    [​IMG]

    "Жизнь сама по себе является самой прекрасной сказкой".
    Ганс Христиан Андерсен


    [​IMG]

    "Пусть другие отделывают свои образцы, я никогда не отделываю свои образцы,
    Я творю их по неистощимым законам, как сама Природа, всегда наново и набело".
    Уолт Уитмен


    [​IMG]

    "Литература деградирует до простой хроники событий, до выхолощенных, холодных фантазий и столь же холодных размышлений, если только ее не питают страсти и верования древности, а из всех европейских источников древних страстей и верований – славянского, финского, скандинавского и кельтского, - лишь последний на протяжении многих веков был близок основному потоку европейской литературы. И именно он вновь и вновь вносил "животворящий дух преувеличения" в искусство Европы".

    "Я слышал, нервные дамы злятся,
    Что, мол, поэты — странный народ:
    Непонятно, с чего они веселятся,
    Когда всем понятно, в какой мы год
    Живем и чем в атмосфере пахнет;
    От бомбардировок смех не спасет;
    Дождутся они — налетит, бабахнет
    И все на кирпичики разнесет.
    Каждый играет свою трагедию:
    Вот Гамлет с книгой, с посохом Лир,
    Это — Офелия, а это Корделия,
    И пусть к развязке движется мир
    И звездный занавес готов опуститься -
    Но если их роль важна и видна,
    Они не станут хныкать и суетиться,
    Но доиграют достойно финал.
    Гамлет и Лир — веселые люди,
    Потому что смех сильнее, чем страх;
    Они знают, что хуже уже не будет,
    Пусть гаснет свет, и гроза впотьмах
    Полыхает, и буря с безумным воем
    Налетает, чтоб сокрушить помост,-
    Переиродить Ирода не дано им,
    Ибо это — трагедия в полный рост.
    Приплыли морем, пришли пешком,
    На верблюдах приехали и на ослах
    Древние цивилизации, огнем и мечом
    Истребленные, обращенные в прах,
    Из статуй, что Каллимах воздвиг,
    До нас не дошло ни одной, а грек
    Смотрел на мраморные складки туник
    И чувствовал ветер морской и бег.
    Его светильника бронзовый ствол
    И года не простояв, был разбит.
    Все гибнет — творенье и мастерство,
    Но мастер весел, пока творит".
    Уильям Батлер Йейтс
     
    La Mecha нравится это.
  5. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG]

    "...Упрощение формы, сведение ее к основным геометрическим фигурам, как в картинах Сера, было тогда великим нововведением. Этот новый прием произвел на меня большое впечатление: наконец-то живопись свели к научной формуле и покончили с эмпиризмом прошлых лет. Новый метод так заинтересовал меня, что я принялся изучать постимпрессионизм, хотя на самом-то деле я очень хорошо знал, что возможности этого метода ограничены слишком строгой приверженностью к чисто логическим правилам. Окружающие знали о мои мыслях, и, стоя перед моим только что законченным полотном, Кросс сказал мне: «Вы с нами ненадолго».
    В неоимпрессионистических картинах тема выделяется целой серией контрастирующих планов, которые всегда остаются второстепенными. Для меня же одинаково ценны и предмет картины, и ее фон или, точнее говоря, ни одна ее часть не важнее другой, а важна лишь композиция. Картина образуется из сочетания поверхностей разного цвета, что и создает «выразительность». В музыкальной гармонии каждая нота — часть целого, и я хотел, чтобы каждая краска служила общему. Картина — это координация управляемых ритмов, и можно заменить поверхность, которая кажется красно-зелено-сине-черной, на бело-сине-красно-зеленую, и картина останется той же, как и тем же останется выраженное ею чувство, изменятся только ритмы. Разница между этими двумя полотнами та же, что между двумя положениями в ходе одной и той же шахматной партии. Во время игры вид доски постоянно меняется, но намерения игроков, перемещающих фигуры, — неизменны".

    [​IMG]

    "Мне стало неинтересно копировать предмет. Зачем писать внешний вид яблока, как бы похоже ни получалось? Что пользы в копиях предмета, который природа и без того поставляет в несметных количествах и который всегда можно вообразить себе еще более красивым? Важно показать отношение предмета к художнику, к его личности, и способность художника организовать свои ощущения и чувства.
    Я очень люблю яркие, ясные, чистые краски и всегда удивляюсь, когда красивые цвета зачем-то грязнят и затемняют. В наши дни произошло важное открытие: научились выражать чувство цветом, а фовизм и более поздние течения добились выражения чувства и графическими средствами — контуром, линией и их направленностью. В общем, новые приемы выражения продолжили традицию и обогатили ее".

    Анри Матисс

    [​IMG]
     
  6. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG]

    Радость от постижения и изобретения форм, мне кажется, - "юность" души художника. Согласитесь, есть "хронически" жизнерадостные художники, хранящие всю жизнь детскость восприятия, но есть художники, приходящие в этот мир со "старыми", скорбящими душами. И переучить ни весёлых, ни печальных художников нельзя.

    Конечно, их язык весьма разный. Взять хотя бы цвет. Он может рассказать нам и о темпераменте художника, и о его творческих целях, творческих принципах.
    Цвет - это роскошь, избыточность реальности. Он не дурен и не хорош как образ, его лишь по-разному ценят, и им по-разному пользуются.


    [​IMG]

    "Я исключаю демонстративный цвет, имеющий самостоятельную ценность, пусть даже высокую. Цвет в драматургической, тематической, символической функции — мне не нужен".

    "В кино фактура имеет первостепенное значение. Одновременно работать и с цветом, и с фактурой будет, вероятно, нелегко. Но если окажется, что я не могу согласовать точное цветовое решение кадра с точным фактурным решением,— я отдам предпочтение фактуре".

    "Вот для чего мне нужен цвет! Сделать как можно более достоверными особенности именно этого, данного момента, его дыхание, то, что можно назвать психологическим состоянием природы... Добиться предельно точной аналогии с конкретным, неповторимым жизненным впечатлением..."

    Андрей Тарковский


    [​IMG]

    "Все мои фильмы могли быть черно-белыми, кроме "Шепотов и криков". В сценарии написано, что я задумывал красный цвет как выражение сути души. Ребенком я представлял себе душу в виде дымчато-синего, похожего на тень дракона, некоего громадного парящего крылатого существа - наполовину птицы, наполовину рыбы. Но внутри дракон был сплошь красный".

    Ингмар Бергман


    [​IMG]

    "Конечно, работа с цветом очень сложна, им нужно управлять, учитывая множество технических моментов (свет, выдержка и т.д.). Приведу такой пример: в Японии есть два вида черных кимоно. Дорогое кимоно отличается глубоким насыщенным цветом. Чтобы добиться такого цвета, сначала кладут красную краску и только потом черную. А дешевое кимоно сразу окрашивают в черный цвет. Так вот, когда снимаешь на цветную пленку оба эти кимоно, они по цвету резко отличаются друг от друга. Приходится много продумывать в техническом отношении, чтобы цвет был таким, какой хочешь получить.
    Снимая «Под стук трамвайных колес», мы почти все рисовали: тени на земле, небо, облака, даже солнце. Старались сделать так, чтобы в это нарисованное солнце все время попадало настоящее, находящееся в постоянном движении.
    Съемки напоминали игру. Могло быть пасмурно, а мы говорили: «Давайте сделаем сегодня солнечный день». Окрашивали землю, предметы, пульверизатором наносили краску на декорации, снимали через раскрашенное стекло, чтобы имитировать блики. Словом, экспериментировали вовсю".


    Акира Куросава


    [​IMG]
     
  7. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG]

    "Я всегда считал, что окружающие меня люди выказывают слишком мало интереса к моей персоне. Когда действительности оказывалось недостаточно, я принимался фантазировать и развлекал ровесников невероятными историями о моих тайных подвигах. То была опасная ложь, которая неизменно опровергалась трезвым скепсисом окружающих. В конце концов, я вышел из общего круга, сохранив мир грез для себя одного. Довольно скоро ищущий общения, одержимый фантазиями ребенок превратился в оскорбленного, изворотливого мечтателя. Но праздный мечтатель является художником только в своих мечтах. То, что моим способом выражения станет кинематограф, было вполне самоочевидно. Я достигал понимания на языке, обходившемся без слов, которых мне не хватало, без музыки, которой я не владел, без живописи, которая меня не трогала. Внезапно у меня появилась возможность общаться с окружающим миром на языке, идущем буквально от сердца к сердцу путями, чуть ли не сладострастно избегающими контроля интеллекта.
    С долго сдерживаемой детской жадностью я набросился на своего медиума и двадцать лет без устали, в каком-то неистовстве передавал сны, чувственные переживания, фантазии, приступы безумия, неврозы, судороги веры и беззастенчивую ложь. Мой голод был неутолим. Деньги, известность и успех были поразительными, но в основе своей безразличными для меня результатами этого буйства. Этим я вовсе не хочу умалить того, что у меня случайно получилось. Искусство как самоудовлетворение может, безусловно, иметь определенное значение - в первую очередь для художника. Таким образом, если быть до конца откровенным, я воспринимаю искусство (не только киноискусство) как нечто несущественное. Литература, живопись, музыка, кино и театр сами зачинают себя и сами себя производят на свет. Возникают и исчезают новые мутации, новые комбинации, движение извне кажется нервозно-жизнедеятельным - величественное рвение художников спроецировать для самих себя и, для все более скучающей, публики картину мира уже не интересующегося ни их мнением, ни их вкусами. В немногочисленных заповедниках художников карают, считая искусство опасным и потому достойным удушения или контроля. В основном же, однако, искусство свободно, бесстыдно, безответственно, как сказано: движение интенсивно, почти лихорадочно и напоминает, как мне представляется, змеиную кожу, набитую муравьями. Сама змея давно мертва, съедена, лишена яда, но оболочка, наполненная суетливой жизнью, шевелится".

    Ингмар Бергман

    [​IMG]
    "Земляничная поляна"

    [​IMG]
    "Персона"

    [​IMG]
    "Седьмая печать"
     
  8. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    "Лоренс был суровый учитель. Он беспощадно критиковал меня, заставляя переснимать не понравившиеся ему сцены. Он мог сказать: "Я говорил с Хассе Экманом, который видел материал, говорил и с Чильбумом. Я обязан обезопасить себя. Не исключено даже, что тебе не дадут довести фильм до конца. Ты обязан понимать, что Биргер Мальмстен не Жан Габен, а самое главное, что ты не Марсель Карне". Я пытался вяло защищаться, обращая его внимание на некоторые, с моей точки зрения, удачные сцены. На что Лоренс, подняв на меня свои холодные голубые глаза, ответствовал: "Не понимаю этого прущего из тебя самодовольства".
    Я был взбешен, доведен до отчаяния, унижен, но все же не мог не признать его правоты. Он возложил на себя пренеприятнейшую обязанность ежедневно просматривать отснятый материал. Конечно, он устраивал мне выволочки на глазах у персонала, но приходилось терпеть, поскольку он принимал страстное участие в рождении картины. Насколько я помню, за все время съемок фильма "Дождь над нашей любовью" Лоренс ни разу меня не похвалил. Зато преподал мне урок. Он сказал: "Просматривая отснятый за день материал, вы с друзьями находитесь в состоянии эмоционального хаоса. Вам непременно хочется, чтобы все было хорошо. По этой причине в вас сидит естественная потребность отмахиваться от неудач и переоценивать то, что вы видите. Вы поддерживаете друг друга. Это объяснимо, но опасно. Попробуй применить психологический трюк. Умерь пыл. Но и не будь критичным. Приведи себя в нейтральное состояние. Не вовлекай чувства в то, что видишь. Тогда ты видишь все". Этот совет оказал решающее влияние на всю мою профессиональную жизнь".

    Ингмар Бергман

    Искусство - это не психотерапия. "Надежд больного на доктора", обращаясь к искусству, питать не стоит. Я кажусь занудой, но постоянно вижу, как на искусство возлагаются функции психотерапии, психотехник и пр.
    Но от этого заблуждения приходится освобождаться не только зрителям, читателям, слушателям, но и художникам, иначе из детской западни - когда мы впервые получаем от взрослых цветные карандаши - до старости не выбраться. Удовольствие, прочие приятные ощущения - это приманка для ребёнка.
    Немногие потом, когда удовольствие тихо уступает место вечной неудовлетворённости, готовы продолжать творить.

    [​IMG]
    "Седьмая печать"
     
  9. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG]
    "Дорога"


    "Есть один фильм — я хочу сказать: идея, чувство, предощущение фильма, — с которым я ношусь уже пятнадцать лет, а он всё никак не даётся в руки, не удостаивает меня своим доверием, не раскрывает своих намерений. Каждый раз, как только я заканчиваю какую-нибудь работу, он неизменно даёт о себе знать, словно желая напомнить, что теперь наступил его черёд; какое-то время он держится где-то рядом, выжидая, но в одно прекрасное утро глядь — а его и нет. И каждый раз, когда это случается, я даже радуюсь: слишком уж он серьёзен, ответствен, суров, родства между нами пока нет. Порой я даже начинаю подозревать, что это не фильм вовсе, а нечто иное, чего я ещё не в состоянии осмыслить, и тогда мне становится немножко не по себе".

    "Творческой можно считать такую личность, которая стоит на грани между утешительными, удобными для нас канонами сознательной культуры и бессознательным — первозданной магмой, мраком, ночью, морской пучиной. Эта особенность, такое вот промежуточное состояние, и делает человека творческой личностью. Он живёт, утверждается, существует в этой пограничной полосе, чтобы осуществлять некую трансформацию — символ жизни, причём ставка здесь сама его жизнь, его душевное здоровье".

    "То, что фильм не был снят, связано в основном с моей болезнью. Может быть, я заболел из-за страха перед поставленной самому себе задачей, может быть, чувствовал, что не готов к ней. Уже были построены декорации, наняты люди, потрачены деньги, а я не мог начать съёмки. У меня случился острый приступ неврастении, отягощённый не только необходимостью сделать нечто большее, чем я делал ранее, но и обычными, мучительными спорами с продюсерами".


    [​IMG]


    "...главное очарование этих фантазий — как раз в их неопределённости. Придать им определённость — значит неизбежно лишить их прелести сновидения, покрова таинственности. Нужно стараться во что бы то ни стало сохранить это очарование, ибо успех всего предприятия, доказательство его жизнеспособности, самобытности, поэтичности зависит именно от того, сумеешь ли ты сохранить в получившемся изображении как можно больше невысказанного, прозрачного, размытого, колеблющегося, неопределённого, что было в пригрезившейся тебе (фантастической) картине".

    "Человек, обретающий способность летать, — вот сюжет, страстно интересовавший меня с юности. Даже мальчишкой я думал о том, как было бы здорово взять и полететь. Мне всегда снилось, что я умею летать. Взлетая во сне, я ощущал необыкновенную лёгкость. Я обожал эти сны. Они приводили меня в экстаз".

    "Мне хотелось бы, подойдя вплотную к последнему рубежу, находясь в предсмертной коме, познать то мистическое озарение, в котором раскрылись бы извечные тайны мироздания. А затем прийти в себя настолько, чтобы быть в силах запечатлеть увиденное в фильме".

    Федерико Феллини


    [​IMG]
    "8 1/2"​
     
  10. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG]


    "Побывали в гостях у человека, почитаемого мной одним из самых великих художников мира. Он живет на окраине Москвы в районе новостроек, где все так широко и просторно. За исключением квартир. С трудом преодолев сугробы и гололед, наконец оказались у его двери. Мне показалось, что Михаил Матвеевич Шварцман еще больше поседел, его борода совсем побелела. Глаза полузакрыты - ему почти неинтересно все окружающее, он сосредоточен лишь на своих мыслях. В одной из двух комнат его квартиры, в той, где обедают и угощают чаем, свалены в кучу, но в определенном порядке, его работы. Милейшая жена - Ира. Показывает одно за другим полотна. Затем складывает их вдоль стены, разделяющей комнату и коридор. В коридоре рядом с картинами горы тапочек. Это для гостей, оставляющих в прихожей грязные от налипшего снега сапоги. И вот какая мысль возникла у меня при виде его полотен: Михаил Матвеевич Шварцман замыслил построить Собор. Грандиозное сооружение в разобранном виде умещается в московской комнатушке. Время от времени, когда к нему попадают счастливцы, которым он решил показать результаты своего труда, Собор растет на глазах - деталь за деталью. Он напоминает готический храм. В нем, правда, отсутствует вязь уступов, удерживающих на лету каменные кружева. У Шварцмана ввысь вздымаются механические структуры, образуя некое одухотворенное индустриальное сооружение. В его недрах трепещут отблески фресок и великой живописи прошлых эпох. Любуясь великим старцем, я вдруг понял - по мере возведения Собора автор все более превращается в его узника. И правда - когда Лора спросила художника, погрузившегося на мгновение в свои мысли: Михаил Матвеевич, где вы только что были? - он откликнулся по-детски наивно: Похоже - был у себя".

    Тонино Гуэрра


    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]


    "Работы свои называю «иературами». Дело мое — иератизм. Я иерат — термин явился мне в видении. Я иерат — тот, через кого идет вселенский знакопоток. Знаменую молчаливое имя — Знак Духа Господня. Схождением в мириад знаков, жертвенной сменой знаковых метаморфоз формирую иературу. А в иературе архитектонично спрессован мистический опыт человека".


    [​IMG]


    "Моя концепция – миф и противоконцепт. Миф же – иррацио. Движение сквозь культуры, взрывая „лабиринты“ их, давясь, втягивая, всасывая „ариаднину нить“ памяти, замурованную в плоти, следуя видéниям тысячелетних заданий, себе оставляемых, прозревая знаки обетования, узнавая их в пересечениях и гибели метаморфоз. Обретаю правду, единственную правду мифа. Знак Духа спрессовывает в себе мириады прилежных истин, одолевая их мифа ради – зрения Господня".


    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]


    "Тысячи мучительных метаморфоз, умирающих под глазастой рукой. Косная рука становится вещей, каждый перст завершается глазом, следящим (преступно) рождение знака. Зрение так осчастливлено болью. Это так редко!"

    Михаил Шварцман


    [​IMG]
     
    La Mecha нравится это.
  11. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    "Я всегда работаю параллельно над несколькими проектами. В то время я ухаживал за своим отцом и фотографировал его. Ему было 95 лет, и я, в сущности, ждал, когда он умрёт – это было очень странное состояние. Я постоянно думал о бренности и смерти. Журнал, с которым я сотрудничал, послал меня фотографировать какого-то невообразимого типа, полностью преображённого пластической хирургией. Меня он заворожили физически, и я понял, что глядя на него, я в принципе смотрю на отрицание смерти, ибо чем же ещё является пластическая хирургия? Это было полной противоположностью моим переживаниям в связи с отцом. Начав всё это обдумывать, я обратился к идеям красоты и эволюции. Но в первую очередь привёл меня к этому уход за отцом".

    "Вот я только что сделал невероятное открытие. Я никогда об этом не думал. Моя сестра умерла, когда я был довольно юн – ей было девять, мне шесть лет. И мы создали иллюзию. В семье это никогда не обсуждалось. Мы обманывали себя, держались так, словно лучше не говорить об этом, оттеснить это туда, где это незаметно. Видимо, оттуда идёт мой интерес к иллюзиям".

    "Я надеюсь, что каким-то образом раздвигаю границы. Если искусством вы не побуждаете других думать о том, что их волнует, то какой смыл? Красота проста, и я рассчитываю, что, прочитав моё художественное послание, надеюсь, не слишком длинное и не совсем непонятное, люди на что-то посмотрят иначе".

    "Вы знаете фотографа Софи Калле (Sophie Calle)? Недавно был во Франции, и она работала над проектом о слепоте. Каждый раз, когда это представляю, мурашки по коже. Мощнейшая идея! Она просила ослепших людей описать последнее, что они видели. Красиво! На мой взгляд, это очень сильная идея. Это искусство, ибо заставляет думать. По-моему, искусство должно стимулировать людей свернуть с протоптанного курса".


    [​IMG]
    [​IMG]
    [​IMG]
    Из серии портретов операторов служб "секса по телефону".


    "Не думаю, что искусство можно творить, думая о других, это очень нарциссическое и пронизанное иллюзиями занятие. Вы занимаетесь искусством, думая скорее о том, что хотите сказать о мире и о себе, и только надеясь, что это будет интересно кому-то ещё".

    "Некоторые мои работы посвящены иллюзиям, в том числе Kim Jong Phil. Меня пленяет самообман. Нет границ тому, как упрямо мы верим в своё собственное вранье о морали, этике, политике, сексе – о чём угодно. Способность лгать себе – это удивительная черта человечества".

    "Почему искусство обязано быть серьёзным? Это работа для моей потребности, чтобы я мог действовать как художник. Работа об иллюзии..."

    "Мне как художнику требуется несколько вещей. Нужна иллюзия, что я делаю творческую работу, которую до меня никто не делал. И не только это. Нужна изрядная доля нарциссизма, чтобы верить, что я не просто делаю что-то совершенно новое, а весь мир с нетерпением ждёт, что же ему поведает Толедано. Будучи диктатором, ты строишь мир, основанный на абсолютной иллюзии, и ты должен наполнить этот мир верующими в твои слова и идеи. Единственное, что отличает меня как художника от диктатора – отсутствие необходимости уничтожать людей в больших количествах. Но на уровне метафоры это сходство работает хорошо".

    "...рождать идею не так больно, как женщине рожать ребенка, хотя временами почти или так же мучительно".

    "Работой я озвучиваю свои мысли, но при этом часто не знаю, о чём думаю. И только работая над каким-то проектом, я понимаю, что думал о какой-то вещи уже давно. Это открытие самого себя в процессе".

    "Большинство моих работ – это способ поговорить с собой о важных вещах. Именно это я и делал, работая над Days With My Father. Я говорил с собой и стремился понять, что со мной происходит".

    Филипп Толедано, фотограф


    [​IMG][​IMG]
    Из серии "Days With My Father"
     
  12. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG]
    Леонардо да Винчи


    Коснусь-ка я ещё раз сферы, к которой нельзя прикоснуться.

    "Живопись - занятие для слепцов. Художник рисует не то, что видит, а то, что чувствует".
    Пабло Пикассо

    "Пользуются красками, но пишут чувствами".
    Жан Шарден


    [​IMG]
    Жан Батист Шарден


    "В сущности, нет ни прекрасного стиля, ни прекрасной линии, ни прекрасного цвета, единственная красота - это правда, которая становится зримой".
    Огюст Роден

    "Где дух не водит рукой художника, там нет искусства".
    Леонардо да Винчи


    [​IMG]
    Пабло Пикассо
     
    La Mecha нравится это.
  13. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    "Заключительная сцена, где Смерть, танцуя, уводит за собой странников, родилась в Ховсхаллар. Мы уже все упаковали, приближалась гроза. Вдруг я увидел удивительную тучу. Гуннар Фишер вскинул камеру. Многие актеры уже отправились на студию. Вместо них в пляс пустились техники и какие-то туристы, не имевшие ни малейшего представления, о чем идет речь. Столь известный потом кадр сымпровизирован за несколько минут. Так вот порой бывало. Мы закончили фильм за 35 дней. "Седьмая печать" - одна из немногих картин, по-настоящему близких моему сердцу. Не знаю, собственно, почему. Произведение это поистине не без пятен. В нем хватает ляпов, заметна спешка. Но мне кажется, в фильме отсутствуют признаки невроза, он проникнут жизненной силой и волей. Да и тему свою разрабатывает с радостью и страстью".
    Ингмар Бергман

    "Я пишу так, как великие французские живописцы, которые создавали свои полотна, нанося на холст точки. <...> Ты просто наносишь отдельные точки, а потом они складываются в картину. Когда приступаешь к полотну, ты не видишь целого. Ты кладешь отдельные точки. Одну, потом другую. Потом третью. Наконец, отходишь — глядь, а точки-то сложились в картину. И ты говоришь себе: «Черт возьми, кажется, ты сделал неплохую картину!» А ведь все начиналось с одной-единственной точки".
    Рэй Ррэдбери

    "Сильный ветер. С миндаля осыпаются цветы. Ловим их на лету в опрокинутые зонты. Один лепесток приклеивается ко лбу. Не смахнул его. Буддийские монахи отдают лепесткам последние почести. Как нужно преуспеть в смирении самолюбия и гордыни с тем, чтобы научиться уважать жизнь другого существа. Все вокруг говорит о единстве вселенной, и о том, что каждая вещь в Творении равноправна. Одним дан - голос. Они общаются при помощи звуков и слов. Другие беседуют посредством цвета и аромата. Жизнь - это дыхание даже крохотного листка на дереве. Надо научиться понимать страдание цветка и распознавать в его аромате приветливое слово".
    Тонино Гуэрра
     
    La Mecha нравится это.
  14. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    "Когда я один, полностью наедине с собой, и в хорошем настроении – скажем, путешествую в карете, или гуляю после хорошего обеда, или ночью, когда не могу заснуть – именно тогда ко мне приходят лучшие идеи и в большом количестве".
    Вольфганг Амадей Моцарт

    "Получить инструкции можно в обществе, найти вдохновение – только в одиночестве".
    Иоганн Вольфганг Гёте

    "Без великого одиночества серьезная работа невозможна".
    Пабло Пикассо


    [​IMG]
    Пабло Пикассо
     
    La Mecha нравится это.
  15. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    "...смотреть — это совершать выбор".
    Джон Бергер

    Идея "верховенства" зрения над другими органами чувств меня вполне устраивает, поскольку я сама - ярко выраженный визуал. С этой идеей я встречаюсь в разных текстах, и Джон Бергер в своём эссе (в 1972г.) любопытно её развивает.

    "Мы никогда не смотрим просто на одну вещь, мы смотрим на отношения между вещами и нами. Наше зрение все время активно, оно подвижно, оно удерживает вещи в пространстве вокруг себя, оно утверждает все то, что существует для нас таких, какие мы есть.
    Вскоре после того, как мы начинаем видеть, мы понимаем, что и нас можно увидеть. Этот чужой взгляд соединяется с нашим собственным взглядом, чтобы наша принадлежность к видимому миру стала вполне бесспорной.
    Если мы осознаем, что можем видеть тот холм вдалеке, то неизбежно предполагаем, что и нас можно увидеть с того холма. Взаимность зрения более глубинна, чем взаимность словесного диалога. И нередко диалог — это попытка вербализовать наше видение, попытка объяснить, как (метафорически и буквально) «ты видишь вещи», попытка выяснить, как «он видит вещи».
    <...>
    Изображение — это воссозданное видение. Это явление (или множество явлений), изъятое из пространства и времени, где оно впервые явилось, и сохраненное — на несколько мгновений или на несколько веков. Всякое изображение воплощает в себе некоторый способ видеть. Даже фотография. Поскольку фотография, вопреки распространенному мнению, не есть автоматическая фиксация. Всякий раз, смотря на фотографию, мы помним (пусть хотя бы краем сознания) о фотографе, выбравшем именно этот предмет и перспективу из бесконечности других возможных предметов и перспектив
    <...>
    Никакие другие реликвии и тексты не способны предоставить нам столь непосредственное свидетельство о мире, окружавшем людей в иные времена. В этом аспекте картины точнее и богаче литературы. Это не значит, что мы отрицаем экспрессивность и художественную силу искусства, толкуя его как исключительно документальное свидетельство; чем более образным и художественным является произведение, тем глубже оно позволяет нам разделить опыт, полученный автором от увиденного".

    Во вступлении всё бесспорно для всяких ценителей прекрасного (если не коробит сама позиция особого положения изображения относительно других продуктов человеческого творения).
    Но Бергер не склонен любоваться милой стариной и вовлекать в любование других. Он заговаривает об "искажении смысловой нагрузки искусства", один из примеров чему он видит в традиционном в нынешнее время умилении ценителей искусства "Регентами..." и "Регентшами приюта для престарелых" Хальса (возвышающая сила искусства, величественность человека, дыхание вечности захлёстывают зрителей, как положено). Бергер предлагает всмотреться в картины иначе. Искусствоведы, перебирая детали изображения, славословя о "предельной выразительности и силе", "гармоничном единстве целого" и "незабываемых контрастах", избегают касаться того основного конфликта, о котором заявляет автор эссе:
    "Это конфликт между регентами и живописцем: первые смотрят на Хальса — одинокого, старого художника, растерявшего славу и живущего за счет общественной благотворительности; а он рассматривает их глазами нищего, который, тем не менее, должен пытаться быть объективным, то есть должен преодолеть свое видение мира, присущее ему как нищему. Вот в чем драма этих картин. Драма «незабываемого контраста»".
    "Две последние крупные картины Хальса изображают попечителей и попечительниц богадельни для престарелых бедняков в средневековом голландском городе Харлем. Это были заказные портреты. Хальсу было уже за восемьдесят, и жил он в нищете. Большую часть своей жизни он прожил в долгах. Зимой 1664-го, в тот год, когда он начал писать эти картины, он получил в качестве благотворительной помощи три телеги торфа, иначе он умер бы от холода. А те, кто теперь позировал ему, как раз и распределяли такую благотворительную помощь".


    [​IMG]
    [​IMG]
    Франс Хальс


    "Искажение вовсе не сводится к используемой терминологии. Искажение — это забалтывание того, что в противном случае было бы очевидным. Хальс был первым художником, изобразившим новые характеры и новые лица, созданные капитализмом. Он сделал в живописи то, что два столетия спустя Бальзак сделает в литературе. Однако автор нашей авторитетной работы, посвященной этим картинам, резюмирует достижения художника, отсылая к «решительной преданности Хальса его собственному видению мира, которое обогащает наше понимание людей и увеличивает наше благоговение перед все возрастающей мощью могущественных импульсов, давших ему возможность так близко показать нам жизненные силы бытия»".

    Возможно, позже продолжу.
     
  16. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    Продолжу.

    "Сегодня мы видим искусство прошлого так, как никто никогда его не видел. Мы даже воспринимаем его иначе. Эта разница может быть проиллюстрирована на примере того, как в разные времена понималась перспектива. Перспектива — условность, присущая только европейскому искусству и впервые возникшая в эпоху Раннего Возрождения, — центрирует все во взгляде зрителя. Это как луч маяка, только место света, идущего наружу, занимают образы, идущие внутрь. Образы эти принято было называть реальностью. Перспектива делает глаз центром видимого мира. Все сходится в глазу, как в исчезающей точке бесконечности. Видимый мир оказывается устроенным для зрителя, как когда-то Вселенная мыслилась устроенной для Бога.
    Согласно условности перспективы визуальность не взаимна. Богу не нужно ставить себя ни в какие отношения с другими: он везде. Перспектива обладает внутренним противоречием: она структурирует все образы реальности так, чтобы они были адресованы только одному зрителю, но этот зритель, в отличие от Бога, может находиться только в одном месте в данный момент времени. После изобретения камеры это противоречие постепенно стало очевидным.
    <...>
    Камера изолировала мгновенные образы и таким образом разрушила представление об их вневременной природе. Или, иными словами, камера показала, что идея проходящего времени неотделима от визуального опыта (это справедливо по отношению ко всему, кроме живописи). То, что ты видел, зависит от того, где ты был и когда. То, что ты видел, стало производной от твоего положения во времени и пространстве. Стало невозможным дальше считать, что все сходится в глазу, как в исчезающей точке бесконечности.
    Я не хочу сказать, что до изобретения камеры люди верили, что каждый видит все. Но перспектива организовывала зримое пространство так, словно это на самом деле был идеал. Всякий рисунок или живописное полотно, использующее перспективу, говорит своему зрителю, что он — центр мира. Камера же — а особенно кинокамера — демонстрирует, что центра нет.
    Изобретение камеры изменило способ видения мира. Видимое стало значить для нас нечто иное. Это мгновенно сказалось и на живописи. Для импрессионистов видимый мир уже иной, он не ждет, когда же человек его рассмотрит. Напротив, видимое становится текучим и мимолетным. Для кубистов видимое — это уже не то, что может поймать один взгляд, но все множество возможных взглядов на изображаемый предмет или изображаемого человека".
    Джон Бергер

    Мысли других мастеров относительно изменений взгляда человека на мир после изобретения объектива подкрепляет позицию Бергера:

    "Оскар Уайльд сказал, что искусство в большой мере определяет то, как мы видим мир. Глаза у людей были всегда, но на то, как именно мы видим сейчас, свой отпечаток накладывает процесс кадрирования и отбора. Этот фактор возник благодаря разглядыванию изображений. Фотография - форма искусства, которая фундаментально связана с технологией, основными добродетелями которой являются простота и скорость".
    Сьюзен Зонтаг

    Бергер описал условия, в которых искусство присутствует теперь в жизни человека, ситуацию, в которой находятся и зрители, и художники:

    "Уникальность всякой картины была частью уникальности того места, где она висела. Иногда картина перевозилась с места на место. Но никогда ее нельзя было увидеть в двух местах одновременно. Когда камера воспроизводит изображение, она разрушает его уникальность. В результате меняется его значение. Или, вернее, значение умножается и разбивается на много значений.
    Яркая иллюстрация этому — то, что происходит, когда картину показывают по телевизору. Картина входит в дом каждого телезрителя. И вот она там, у него, в окружении его обоев, его мебели, его воспоминаний. Она входит в атмосферу его семьи. Она становится предметом для их разговора. Она приспосабливает свое значение к их значениям. В то же время она входит и в миллионы других домов и в каждом из них оказывается увиденной в разном контексте. Благодаря камере не зритель приходит к картине, а картина приходит к зрителю. В этом путешествии значение картины меняется.
    <...>
    ...в любом случае уникальность оригинала теперь заключается в том, что это оригинал репродукции. Воспринимается как уникальное уже не то, что на картине изображено; ее основное значение обнаруживают теперь не в том, что она говорит, а в том, чем она является. Этот новый статус оригинала — вполне естественное следствие новых способов воспроизводства изображений. Но именно на этой стадии в дело вновь вступает процесс искажения. Значение оригинала теперь заключается не в том, что он, один-единственный, говорит, а в том, чем он, один-единственный, является. Как его уникальное существование оценивается и определяется современной культурой? Он воспринимается как объект, ценность которого определяется его редкостью. <...> Произведения искусства обсуждаются и преподносятся так, словно это святые реликвии — первые и важнейшие свидетельства их собственной долговечности. Прошлое, в котором они были созданы, изучается для того, чтобы дать объяснение этой долговечности. Они объявляются искусством в том случае, если их происхождение оказывается подтвержденным.
    <...>
    ...репродукция, отсылая к оригинальной картине, сама становится предметом отсылок для других изображений. Смысл изображения меняется в зависимости от того, что можно увидеть непосредственно рядом с ним или что показывается непосредственно после него. И власть, которой обладает изображение, распространяется на весь контекст, в котором оно обнаруживается".

    Написанное сорок лет назад эссе (автор которого был вдохновлён другим источником - эссе "Произведение искусства в эпоху его технической воспроизводимости" Вальтера Беньямина, написанным за сорок лет до "Искусства видеть" Джона Бергера) меня немного пугает мотивами "социальной" критики (я её не цитировала), но это дело привычки. Описание метаморфозы нашего видения реальности не устарело. В этих условиях мы созерцаем картины, и в этих же условиях творим.
     
  17. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    "Когда я начинал, мне казалось, что сделать инди-фильм и пробиться с ним к аудитории — это как попасть по бейсбольному мячу. Это и правда как попасть по бейсбольному мячу, только в воздухе рядом с ним летят и другие мячи. Вот почему я столько времени рассуждаю о бизнесе и деньгах: именно эта сила способствует исчезновению из мейнстримовых фильмов настоящего кино. Я был на встречах, где кожей ощущал, как кино растворяется в воздухе; я видел, как идеи, которые я предлагаю, кажутся всем слишком спорными или странными, буквально чувствовал это. Я понимал, что никогда не заставлю их подписаться на проект, который рисую в своем воображении. Мне хотелось вскочить на стол и закричать: «Вы понимаете, как нам вообще повезло, что мы этим занимаемся? За нами кармический должок, и единственный способ по нему расплатиться — это сделать что-то хорошее, что-то сложное, что-то красивое, что-то, что запомнится людям». Но я этого не сделал. Просто сидел и улыбался".
    "...чем больше бюджет, тем большее количество людей следует затащить в кинотеатры, тем более разжеванным и простым должен быть проект. Таким образом, штуки вроде культурной индивидуальности, сложности повествования и, боже упаси, двусмысленности становятся настоящими препятствиями для успеха фильма здесь и за границей".
    Стивен Содерберг

    А что есть кино, как не гипертрофированная репродукция, апофеоз тиража? В нём, его создании описанное Бергером обнаруживается тоже в гипертрофированном виде вплоть до совсем карикатурного: герой фильма и его исполнитель сливаются в глазах зрителей в единую личность, а большой бюджет воспринимается как художественное достоинство без всякой иронии.

    "Поскольку произведения искусства воспроизводимы, то теоретически они могут быть использованы кем угодно. Однако чаще всего — в книгах об искусстве, в журналах, в фильмах и в золоченых рамах на стенах гостиных — репродукции по-прежнему используются для поддержания иллюзии, что ничего не изменилось, что искусство, с его уникальной, не ослабшей властью, оправдывает все остальные формы власти, что благодаря искусству неравенство выглядит благородно, а иерархия — волнующей".
    "Репродукции этюда Леонардо «Мадонна с младенцем, святой Анной и святым Иоанном Крестителем» продаются лучше, чем репродукции любой другой картины из коллекции Национальной галереи. А всего несколько лет назад эта работа была известна только специалистам. Она стала популярной благодаря тому, что некий американец хотел купить ее за два с половиной миллиона фунтов стерлингов. Теперь она висит в отдельном зале. Этот зал напоминает часовню. Рисунок находится за пуленепробиваемым стеклом и стал производить совершенно новое впечатление. Не тем, что он изображает, не своим значением. Он стал таким эффектным и таинственным благодаря своей рыночной цене".
    Джон Бергер

    Закончу рассказ об этом эссе ещё парой цитат из него, но сначала скажу: противоборство слова и визуального образа драматичнее, чем надеялся Джон Бергер. Сам принцип тиражирования, умножения форм пришёл в мир изображений из мира слов. Может быть, ситуация с текстом, словом, когда они имитируют изображение ради "самосохранения", опасна больше для слова. Но репродукция органично включает в себя все особенности и слабости слова, как и свою вторичность. Зритель одурачен, выхода из этого нет. Нужно с этим жить.

    "Оригинальные полотна тихи и спокойны в том смысле, в каком информация никогда не может быть тиха. Даже репродукция, висящая на стене, несравнима в этом отношении с оригиналом, в котором тишина и покой пронизывают сам материал, краску, позволяющую проследить непосредственно за движениями художника. И таким образом сокращается временная дистанция между созданием картины и нашим разглядыванием ее. В этом специфическом смысле все картины абсолютно современны. Отсюда — непосредственность их свидетельствования. Исторический момент в буквальном смысле стоит перед нашими глазами. Сезанн сделал сходное наблюдение с точки зрения художника. «Это всего лишь мгновение мировой жизни! Написать его во всей его реальности и забыть для этого обо всем! Стать этой минутой, быть чувствительной пластинкой… изобразить то, что видишь, забыв обо всем, что было до того…». Что мы сделаем с этим изображенным мгновением, когда оно встанет перед нашими глазами, зависит от того, чего мы ждем от искусства, а это, в свою очередь, зависит сегодня от нашего прежнего опыта переживания смысла картин, увиденных на репродукциях".
    "Если бы новый образный язык использовался иначе, он бы, непосредственно в ходе своего использования, создал новый вид силы. С его помощью мы могли бы точнее описывать свой опыт в тех сферах, которые неадекватно описываются словами. (Зрение первичнее слов.) И речь идет не только о личном опыте, но также и о важнейшем историческом опыте наших отношений с прошлым, то есть об опыте поиска смысла нашей жизни и о попытках понять историю, действующей силой которой мы можем стать.
    Искусство прошлого уже не существует в том виде, в каком существовало когда-то. Его власть утеряна. Его место занял язык изображений..."
    Джон Бергер

    Источник.
     
  18. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    И всё же - о словесности в этом же русле, от Сергея Аверинцева:
    "...Литературная теория и литературная критика любили рассуждать о соответствии формы и содержания в классической литературе. Пора поговорить о том, что это соответствие контраста. В "Евгении Онегине" всячески тематизируется настроение, достаточно близкое к отчаянию; и притом весь роман - тут исключительно к месту вспомнить все рассуждения Бахтина о романе как противоположности эпосу! - развертывается как причудливо непринужденная causerie автора с читателем, принципиально начинающаяся ни с чего и заканчивающаяся ничем. Однако онегинская строфа принадлежит к числу самых строгих, самых сложных и музыкально-упорядоченных строф. Какие ужасы встают перед нами, когда мы свежими глазами читаем, скажем, 2-ю песнь "Энеиды", прямо-таки предвосхищающую макаберные темы эпохи мировых войн; но движение вергилиевских гекзаметров дает контрастный противовес неприкрашенным кошмарам.
    Так называемая форма существует не для того, чтобы вмещать так называемое содержание, как сосуд вмещает содержимое, и не для того, чтобы отражать его, как зеркало отражает предмет. "Форма" контрапунктически спорит с "содержанием", дает ему противовес, в самом своем принципе содержательный; ибо "содержание" - это каждый раз человеческая жизнь, а "форма" - напоминание обо "всём", об "универсуме", о "Божьем мире"; "содержание" - это человеческий голос, а "форма" - все время наличный органный фон для этого голоса, "музыка сфер". Содержание той или иной строфы "Евгения Онегина" говорит о бессмысленности жизни героев и через это - о бессмысленности жизни автора, то есть каждый раз о своем, о частном; но архитектоника онегинской строфы говорит о целом, внушая убедительнее любого Гегеля, что das Wahre [истинное] - это das Ganze [целое (нем.). - Примеч. ред.]. Классическая форма - это как небо, которое Андрей Болконский видит над полем сражения при Аустерлице. Она не то чтобы утешает, по крайней мере, в тривиальном, переслащенном смысле; пожалуй, воздержимся даже и от слова "катарсис", как чересчур заезженного; она задает свою меру всеобщего, его контекст, - и тем выводит из тупика частного".

    Ведь это не о том, что эффектней, когда величественно - о ничтожном, а о высоком - ерничая. И это уже не в русле постмодернизма, потому что драма бытия в литературе - по Аверинцеву - срослась с духовным порывом в целое:

    "Честно говоря, если я вижу в чем религиозную ценность пушкинской поэзии, так уж не столько в учтивом ответе владыке Филарету или в переложении преп. Ефрема Сирина, сколько в неуклонной верности контрапункту, в котором человеческому голосу, говорящему свое, страстное, недоброе, нестройное, отвечает что-то вроде хора сил небесных - через строфику, через отрешенную стройность ритма. Старые поэты - всё больше грешники, но вящий грех и притом непроходимая глупость - пытаться словить их поэзию на слове, потому что в ней-то всегда есть не только слово, но и тайный, потому что метасловесный, музыкальный ответ на слово; кто имеет уши, пусть слышит этот ответ, а кто не имеет, пусть воздерживается от чтения стихов. "А вот он, гад, сам сказал то и то! Вот где он проговорился!" Да, сказал, да, проговорился, - и ритм дал на все свой ответ. С некоторым преувеличением рискнем сказать, что когда мятеж и отчаяние выражают себя в такой безупречно дисциплинированной и притом живой форме, как у Пушкина, - это почти так, как когда псалом принимает вовнутрь своего пространства слова безумца, как известно, сказавшего: "несть Бог", - и тем преодолевает их".

    Отчаянное положение Хальса, за три телеги торфа пишущего два шедевра мирового искусства - тоже часть духовного порыва в масштабе большем, чем страдание одного художника. Контрапунктом к этому "высокому" выводу могу предложить вопрос: как всё это может согреть замерзающего нищего художника?

    Пойду выпью горячего чаю)
     
    La Mecha нравится это.
  19. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    "«Лир» у меня уехал куда-то в отдаленные времена. Работы еще осталось на месяц, но для себя я с фильмом уже расстался. Обычно так случается: наступает минута, и вдруг труд закончен. Дальше тобой движет лишь привычка к тому, что мелочи следует доделать, а крупные недочеты хоть как-то прикрыть. Но мысли уже совсем об ином; какой-то период жизни завершился".

    "Я, к счастью, никогда не считал, что людям, к которым я хорошо отношусь, обязательно должны нравиться мои фильмы. Я их всегда снимаю очень мучительно, с трудом выходя из длительных приступов отчаяния. Удовлетворение, хоть небольшое, бывает редко".

    Григорий Козинцев

    [​IMG]
    Г.Козинцев, "Король Лир"


    "Есть книга, в которой автор, Кастанеда, написал историю журналиста, то есть свою историю о том, как он учился у одного мексиканского колдуна. Это потрясающе интересная книга. Но дело даже не в этом. Возникла легенда, что никакого колдуна не было, что это никакие не дневниковые записи, а все выдумано Кастанедой — и способ собственного обучения, при помощи которого он хочет изменить мир, и сам колдун, и его метод. Но это нисколько не упрощает суть дела, наоборот, усложняет ее. То есть если все это изобретено одним человеком, то это еще большее чудо, чем если бы существовало на самом деле. Короче говоря, моя мысль сводится к тому, что художественный образ, в конечном счете, всегда является чудом".

    "По правде говоря, я никогда не понимал, что художник может быть счастлив в процессе своего творчества. Или слово это неточное? Счастлив? Нет, никогда. Человек живет не для того, чтобы быть счастливым. Есть вещи гораздо более важные, чем счастье".

    Андрей Тарковский

    [​IMG]
    А.Тарковский, "Андрей Рублёв"
     
    La Mecha нравится это.
  20. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG]
    Эгон Шиле


    "...если гламур пронизан чувством юмора, это нормальное отношение к жизни, с этим можно жить и расти. А вот когда гламур всерьез — тогда беда!"

    Юрий Норштейн, из интервью


    [​IMG]
    Геогр Гросс


    "...я хочу сразу поставить вопрос: может ли хорошее (удивительное, потрясающее даже, иногда почти великое) искусство быть банальным? Отвечаю: может. В том случае, когда оно идеально соответствует контексту своего времени – и нашим ретроспективным ожиданиям от него. Оно вписывается в современный ему ландшафт, как хорошая, даже почти великая готическая архитектура или барочная музыка вписываются в свой. Интерес, который мы испытываем к такому искусству, – чисто исторический; но кто сказал, что это плохо? После того, как развеялась иллюзия, что, мол, великое искусство – это то, чему мы сопереживаем, наслаждаемся, испытывая невиданные до тех пор чувства и мысли, так вот, теперь, после конца той иллюзии, стало ясно – хорошее искусство это то, что мы с интересом принимаем к сведению в качестве предмета для дальнейших размышлений".

    Кирилл Кобрин о творчестве Георга Гросса


    [​IMG]
    Павел Филонов
     
  21. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    "Сложно описать, что мы имеем в виду, когда говорим, что некоторые произведения искусства остаются на рациональном уровне: они хороши, но их трудно назвать великими. Очень трудно определить, что делает работу художника, поэта или музыканта чем-то действительно великим, но мы точно чувствуем это. Мы переживаем то, что Эмили Дикинсон удалось описать очень образно: «как будто у вас сняли верхушку головы».
    <...> Вся эпическая поэзия начинается с того, что певец произносит: «Помоги мне, о небесная муза». И я начал удивляться – почему? Почему Данте призывает Вергилия? Почему поэты обращаются к ангелам? И сам Лорка призывает дуэнде? Да, в создании произведения искусства есть что-то, что не поддаётся рациональному контролю. Не поддаётся нашей воле. Шелли пишет в своей замечательной «Защите поэзии»: «Даже самый великий поэт не может сказать: я буду писать поэзию». Потому что есть какой-то аспект, который связан с подсознательным. И когда поэты полагаются на музу или же говорят о коллективном бессознательном (позаимствовав термин у Юнга), они приглашают к взаимодействию нечто изначально неконтролируемое. Все поэты так или иначе твердят это: «Помоги мне, о небесная муза!» И дуэнде – это тоже одно из имён этой субстанции вдохновения. Призываете ли вы к чему-то, что внутри вас, как это делали поэты-романтики, или вне вас – как это было принято в эпической традиции.
    <...> ...муза, ангел, который спускается свыше, не подходит для некоторых видов искусства. Это не подходит для Гойи, когда он рисует чёрные полотна у себя дома, это не подходит Пикассо, когда под впечатлением от мировой войны он начинает рисовать совершенно по-другому. Это не подходит Чарли Паркеру, когда он начинает своё соло, которое способно увести нас куда-то за горизонт наших ожиданий. <...> ...Лорка пытается соотнести себя с чем-то очень древним и примитивным, но в то же время жизненным и актуальным. Как вы знаете, модернисты вообще часто черпали вдохновение в очень примитивном искусстве. Поэтому я думаю, что образ музы слишком симпатичен, слишком мил, слишком неэффективен, чтобы соответствовать тому уровню террора и насилия, который повлиял на создание некоторых произведений искусства.
    <...> ...сразу приходят на ум художники абстрактного экспрессионизма. Они разделялись на две группы, два типа. Один – это авторы, наподобие Марка Ротко и Барнетта Ньюмана, которые создавали эти плавающие в пространстве прямоугольники. И я особенно интересуюсь Ротко и Ньюманом, потому что они создавали чёрные картины. Использовали чёрное пространство, как некое тёмное присутствие, чтобы заполнить свои холсты. Как некие призрачные сущности. Помимо этого, мне были интересны и абстрактные экспрессионисты, ставившие во главу угла сам процесс, например, де Кунинг и Поллок. И особенно некоторые картины Поллока из чёрных точек-капель. И мне кажется, что в них можно увидеть, как это чувство тёмного вдохновения выплёскивается на холст. Это же можно сказать и о некоторых картинах де Кунинга, при этом на них не обязательно преобладает чёрный цвет. Но есть и другие примеры: скажем, Эдвард Хоппер и его живопись, имеющая мало общего с абстракцией, но излучающая какое-то невероятное одиночество со вполне реалистичных полотен..."


    [​IMG]
    Джексон Поллок в мастерской


    "Эзра Паунд называл поэтов антеннами расы. И я думаю, что дадаисты тоже были одержимы радиоволнами и идеей творца как своего рода радиоприёмника. И великий русский футурист Хлебников размышлял в том же направлении. Он хотел преломить слова, вернуть их звуковую магию, и у него была почти шаманистская теория звуков, которые проходят сквозь нас как радиоволны. Ведь многие его тексты – это уже почти не слова, это прежде всего звуки. Как в этом гениальном стихотворении о смехе, насквозь проникнутом звуками самого смеха. Я думаю, это замечательный текст и он переносит тебя куда-то. Возможно, к первоосновам примитивной или архаической поэзии – я вижу это как попытку работать с ещё доязыковыми структурами или использовать язык как магическую формулу, как заклинание.
    Я думаю, что во многом современное искусство сейчас продолжает тот импульс, который придал ему концептуализм, а он по своей сути был абсолютно рационален: художник видит проблему и пытается её решить. На многое здесь повлияли и технологии, с которыми было столько экспериментов. Но дуэнде может сыграть свою партию только тогда, когда вы осознаёте, что искусство связано с человеческим телом, размером тела, его границами, если вы думаете, что оно исходит из этого тела, из нас как дышащих машин. Если же вы представляете себе, скажем, поэзию как серию языковых игр – просто лингвистических игр, достигающих определённого эффекта, вы вполне можете добиться интересных результатов, но рациональных, систематичных и привлекающих внимание именно как определённые эксперименты. Для меня же самые глубинные вещи – те, которые вы не можете объяснить. В те времена, когда Лорка выступал перед публикой, он рассуждал о том, что на дверях зала, где это происходило, должна висеть табличка: «Только тайна». И тут – ты или веришь в эту тайну или нет, многие полагают, что у нас нет никакой внутренней жизни, что мы полностью представляем собой культурные или лингвистические конструкты. Что мы – языковые игры, или видеоигры, или звуковые игры. Но для искусства, ориентированного на человека и на старомодную идею того, что мы люди и нуждаемся в том, чтобы выразить себя, – для такого искусства «тёмное вдохновение» ещё держит наготове немало новых ходов. Я думаю, и самих художников можно разделить на тех, кому важно выразить свои эмоции в том или ином медиа, и на тех, кто не желают эмоционально присутствовать в своих работах".


    [​IMG]
    Барнетт Ньюмен


    "Мне кажется, что и в живописи, и в визуальном искусстве (а это и видеоарт, и различные формы инсталляций и тому подобного), и в то же время в поэзии нарастает интерес к фрагментарности, к ощущению фрагментарности и к тому, как дискретность проявляет себя в произведении искусства.
    <...>
    Я думаю, тут важно, что объект искусства не является чем-то абсолютно целостным и незименным, что в каждое новое мгновение времени он уже иной. Что это какой-то процесс. Это особенно близко американским идеям об искусстве, которые всегда были органичны – с тех пор, как Эмерсон воспринял от Колриджа органичную идею искусства, которое принимает форму в соответствии с содержанием. Это идея искусства как чего-то, что Эмерсон называл «ритмообразующим аргументом» – аргументом, который раскрывается по ходу дела, была смыслообразующей для многих – от Чарльза Олсона до Кейджа.
    Когда ты пишешь, ты не думаешь на таком абстрактном уровне. Ты борешься с самим материалом. Ты не анализируешь – ангел ли это или дуэнде постарались, ты просто пытаешься превратить свой опыт в произведение, придать ему форму.
    По сути, в искусстве все духовные проблемы – это и технические проблемы. Тебе надо найти строку, форму линейности, тебе надо найти форму, выбрать уровни речи, надо найти структуру и те в общем-то технические вещи, которые воплотят в себе и то, что ты хочешь сказать. Я думаю, что все великие произведения искусства в своей форме разыгрывают, воплощают то, о чём они говорят нам.
    И это не до конца поддаётся нашему контролю. Потому в процессе создания работы или текста может произойти что-то неожиданное. И работая над стихотворением, ты вдруг пишешь что-то лучшее, чем твой первоначальный замысел. Это замечательные моменты для поэта. Это настоящие маленькие триумфы. И прогнозировать их невозможно, можно только надеяться, можно только делать свою работу и быть готовым к тому, что в какой-то момент произойдёт что-то неожиданное. И когда такие вещи происходят, могут быть даже мурашки по коже. И в какой-то степени ты можешь стараться «заработать» их, идти к ним, но нет смысла их «призывать».
    Американский поэт Рэндалл Джаррел говорил: «Поэт – это тот, кто стоит снаружи в грозу. Хороший поэт – тот, в кого молния попадает 6 раз. Великий поэт – тот, в кого попадает двенадцать раз». Мораль этого такова: ты хочешь, чтобы в тебя попала молния, но она тебя не коснётся, если ты не будешь выходить в грозу и стоять под дождём. Тебе надо научиться своему делу. Тебе надо пробовать и делать искусство. Ты должен узнать предшествующую историю своего искусства. И потом ты можешь надеяться на то, что тебя «осенит» молния. Эта часть процесса не в нашей власти. Но другая часть – под нашим рациональным контролем: это ваше творческое мышление о своём художественном медиа, и вам стоит хорошенько разузнать об этом медиа, если это в ваших силах".

    Эдвард Хирш, из интервью
     
    La Mecha нравится это.
  22. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    "Я уверен, что это – наказание. Быть художником или творческим человеком вообще – наказание, а не подарок. Вот и студентам я всегда говорю – если у вас только есть ещё что-нибудь, чем вы охотно занимались бы, пожалуйста, оставьте искусство. Конечно, есть разные художники, но чаще всего это ноша, которую просто надо нести – искусство всегда будет вместе с тобой, ты не можешь выбросить его из головы. Поэтому искусством могут заниматься только те, у которых действительно нет никакой другой возможности чем-то заняться в жизни. Кто просто не способен не быть художником – вот для таких искусство – это спасательная лодка, чтобы выжить. Если это так, тогда берись за дело и начинай себя выражать! Заниматься искусством – это как громко разговаривать с самим собой. У моего бывшего школьного соученика много лет назад были проблемы с головой, и он расхаживал кругом, рассуждая вслух. Когда он вылечился, он мне позже рассказывал, как это было. Мысли в голове проносились с такой сумасшедшей быстротой, что единственной возможностью уследить за ними и не свихнуться ещё сильнее было громко произнести, проговорить хоть одну нить мыслей. По-моему, у художника это происходит похоже, поэтому он и творит. Чтобы не сойти с ума".

    "...я в какой-то степени счастлив, что мне дана эта удивительная судьба – быть художником. Монотонная рутинная работа меня, скорее всего, сломала бы. Хотя, конечно, звучит заманчиво – в пять вечера закрыть двери мастерской, оставив все мысли там, и отправиться домой играть с детьми или повести жену в кино. Всем этим тоже можно заниматься, но искусство в твоей голове будет всегда. От проблем, которые ты решаешь в своих работах, никуда не убежать".

    "...никогда нельзя до конца насладиться профессией художника, потому что ты регулярно остаёшься непонятым. Мнение, что у художественной работы нет одного единственного значения, это pain in the ass для художника. Т.к. язык, который ты выработал и на котором ты разговариваешь в своих работах, надеясь на коммуникацию, в действительности понятен только одному человеку в мире – тебе самому. Самое ироничное, что начав заниматься искусством, ты лелеешь иллюзию, что тебе удастся передать своё повествование достаточно ясно. Что тебя услышат и поймут правильно. Надо, чтобы такая иллюзия существовала, потому что она побуждает совершенствовать стиль, постоянно развиваться. Для меня коммуникация в искусстве – главное. Не вижу смысла разговаривать самому с собой. Хотя есть, конечно, разные художники".

    Марко Мяэтамм, художник-график
     
    La Mecha нравится это.
  23. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    "Культура – это историческая память, но не память прошлого. Мы обязаны жить сегодняшним днём, а не думать о том, какими бы мы хотели быть двадцать или тридцать лет назад. Неумение увидеть себя в контексте сегодняшнего дня, непонимание того, что мы – часть галактики и что прошли миллиарды лет, пока до нас дошла волна большого взрыва, нежелание видеть себя со стороны и желание жить лишь собственными амбициями – это губительно для культуры как таковой. Для меня культура – это не только занятия искусством, но и внутренняя составляющяя, которая передаётся в любую область человека, чем бы он ни занимался: был бы он политиком, военным главнокомандующим, художником или музыкантом".

    Владимира Тарасов, художник, музыкант. Из интервью.


    [​IMG]
    Виталий Пацюков и Владимир Тарасов.


    "Для меня звук связан с детством, когда я просыпался маленьким в крошечной комнатке в коммуналке на Таганке и падал свет в окошко, который давал тень, а за окошком шёл точильщик, который кричал: «Точу ножи, ножницы, бритвы». За окошком шёл старьёвщик и тоже что-то кричал. Я ощущал, что всё вокруг меня живое, что звук не просто сам по себе, а он лежит в пространстве. Звук и свет… Человеку нужно вернуться к такому состоянию, когда весь его организм – сплошной датчик, чтобы увидеть и услышать пространство вокруг себя. <...>
    Мне кажется, что нельзя разделить голос и образ, звук и изображение. Нам все органы осязания даны на этот синтез. И желание обрести одновременную возможность слушать и видеть, соединять образ и слово, текст и звук побеждает в искусстве и даёт надежду".

    "Цивилизация заранее обладает наличием смерти и тупика. Все большие культуры заявляют о собственном конце и катастрофе, но о катастрофе как об обновлении. Прежде чем родиться, нужно умереть, преобразиться. Мартынов [Владимир Мартынов, композитор] говорит о том, что всё придёт к гибели, но к гибели, благодаря которой возникнет новая система. В исторической протяжённости мы обречены, и, как ни странно, все великие произведения – Гомера, Достоевского или моя любимая «Анна Каренина» Толстого – говорят о трагедии. Для Мартынова очень важна «Элегия» Введенского, которая заканчивается словами: «На смерть, на смерть держи равненье певец и всадник бедный»: ты должен осознать, что есть смерть. Сегодняшняя культура словно говорит нам: «Нет, нет, всё в порядке» и занимается тем, что декорирует умирание, и не хочет признать, что пора обновить старые принципы полностью. Мартынов бы хотел их как-то обновить, но не знает, как это сделать. Он хочет жизни, но чувствует смерть.
    Нам нужно новое, но ведь мы ещё толком не осознали позиции Кейджа, Дюшана, Малевича. Не пережили слова Малевича, когда он, будучи художником, сказал: «Цель музыки – молчание». Нам надо замолчать.
    Мы живём в настолько плотной культуре, что она стала заслонять нам мир. И мы пытаемся прорваться сквозь культуру к жизни, но как это сделать? Как? Это драматическая ситуация. Мы сегодня, как Буратино из сказки, который хочет пробить своим носом изображение очага и прийти в настоящий театр, где все куклы живые".

    Виталий Пацюков, искуствовед. Из интервью.
     
  24. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG]

    "— ...Культура истончилась до предела, стала настолько поверхностной ... Жажда впечатлений — теперь самое важное, углубляться уже недосуг. Бегут, бегут, бегут.
    Клиповое мышление, клиповое сознание, картинки, в бешеном ритме сменяющие друг друга. Вот на премию «Золотой орёл» в категории «Лучший монтаж» выдвинули какой-то фильм — шесть тысяч склеек на полуторачасовую картину.
    Мастера делали по 300, по 500. А тут 6000! Мельтешня, коллапс восприятия. Капля крови, морда, сжатый кулак, агрессивный взгляд, удар, рассечённая бровь.
    Это всё знаки, даже не символы. Возникает эффект скольжения. Человеческое лицо превращается в знак.

    — Теряется культура созерцания…

    — Великим фильм делает не режиссёр, а зритель. Нужно быть алхимиком, чтобы увидеть невидимое. Акт восприятия — алхимия чистой воды.
    <...>
    Человек считает, что он причастен к каким-то тайнам…

    — Если он так считает, следует поделиться знанием.

    — Наверное. Но поделиться тайной напрямую нельзя. Всё по-прежнему должно оставаться столь же герметичным. Удивительно, к каким мы с вами мыслям пришли...
    Мария и Авраам делали то, что должен делать художник. Если ему открылись тайны, не стоит выбалтывать их.
    В рассказе Борхеса «Сад ветвящихся тропок» есть такая фраза: «Какое слово не употребляется в условиях загадки?» «Отгадка».
    Откровение — это загадка, парадокс. Оно всегда граничит с чем-то непостижимым.
    Истина говорит языком парадокса. «Парадокс» в переводе с греческого — «лежащее дальше знания». Помните парадокс Зенона?
    Вот это — знаемое нами, вот это — незнаемое, а это — граница с незнаемым. Чем обширнее наше знание, тем протяжённей граница с незнаемым. Потому Сократ и утверждал: «Я знаю, что ничего не знаю, но другие не знают даже этого».
    Кто-то из нас знает одно, кто-то другое. Мы движемся навстречу друг другу, но взаимопониманию мешают предубеждения.
    Каждому из нас открывается очень многое. Но донести сокровенное нелегко и, прямо скажем, глупо вываливать его на стол с кулинарными рецептами.
    Язык искусства — это образ, а не прямое высказывание. Нельзя писать пояснительные записки. Нужно работать так, чтобы то, что ты создал, затягивало в воронку.
    Как Рембрандт. Чернота на его полотнах — не просто чёрная краска, это бездна, засасывающая тебя. Ты улетаешь туда, когда начинаешь вглядываться.
    Рембрандт лишь предчувствовал, что там. Хотя и не мог знать наверняка. Тот, кто создаёт парадокс, не всегда осознаёт, что именно лежит «за пределом».
    Но чует: нечто невероятное.

    Андрей Звягинцев (интервью взял Сергей Анашкин).

    [​IMG]
     
  25. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.942
    Симпатии:
    2.647
    [​IMG]
    Питер Брейгель Старший



    "Я теперь в таком возрасте, когда могу никого не любить".
    Виктор Соснора (в ответ на вопрос о любимых поэтах)

    Сразу вспоминается ефимовское "Мы слишком мало живём, чтобы терпеть плохое искусство".
    Проблема живой темы, рвущейся наружу из воображения художника, и удушающего бестемья - это насущно. "Хорошие" поэты и "хорошее" искусство - всё это определяется по принципу, который трудно окончательно очертить: что в этом искусстве, у этого поэта было первоосновой, из чего всё сделано, чем художник побрезговал и чего не гнушается, как он это пересказывает для людей (или для себя).
    Хорошо, что сфера культуры и искусства не поддаётся полному регулированию. Одновременно от этого у художников возникает то ощущение изоляции, то чувство избранности, то идёт кругом голова от мельтешения множества картинок разных мирков.

    "Жизнь и так называемое искусство противопоказаны друг другу. Художник – это тот, кто видит не так, как все, и делает не так, как все. А это никаким образом не может нравиться тем, кто видит и действует, как все. Художническое видение их раздражает и возмущает, они выглядят в нем, по их мнению, уродами, монстрами, поэтому они стараются уничтожить художников, прежде всего, физически, а не получается – так, создав атмосферу, невозможную для деятельности. Художники с сильной психикой как-то выдерживают, бывает, и до глубокой старости. А другие кончают с собой. <...> ...каждый должен для себя выбрать – или жизнь, или искусство. Если выбирать жизнь, то выбирать рабство. Так это и понимай. Выбираешь искусство – значит, выбираешь свободу, то есть делаешь то, что тебе хочется (внутренне, разумеется, в воображении), и пишешь, как ты хочешь. Видеть – это всё. В литературе, в русской, видел только один Гоголь. В живописи, конечно, больше, в русской живописи ХХ века. Ни Глазунов, ни Репин, ни Делакруа и многие другие – ничего не видели. Нули. Также в литературе. Рассуждения своего вонючего «я». Ну и что? И у лягушки то же самое «я», ничуть не меньше. Но при чем тут искусство? Тупость, тупость. Нет в них никакой игры, никаких вариантов. Реалисты. Омерзительнейший Тургенев. Ведь у них какой метод: появились, скажем, в жизни революционеры. Значит, надо нарисовать революционера. Садится за стол и катает дневник Базарова. Не свой дневник, нет. А входит в роль какого-то тупого маньяка, ничтожества, который просто не может быть объектом искусства, противопоказан искусству. Это просто-напросто недостойно пера. Ну, о чем тут писать и распространяться – о дураке, о тупице? <...> Литература – одно, а жизнь – другое. Между ними непроходимая пропасть. Литература только использует жизнь, и только как декорации, но не как существенное. Два полюса литературы: Бокаччо – неслыханные, полные вымысла новости; и Чехов – скучные факты жизни".
    Виктор Соснора

    "Жизнь и так называемое искусство противопоказаны друг другу..." Даже связь искусства с жизнью - не решённый вопрос. Я уже цитировала здесь высказывания, совершенно не соединяемые:
    И всё (говорю это довольно мрачно, но, как могу, смиренно) имеет право жить.


    [​IMG]
    Гюстав Курбе. Автопортрет
     
Статус темы:
Закрыта.

Поделиться этой страницей