Опыт художника

Тема в разделе "Опыт художников и его синтез", создана пользователем Мила, 15 фев 2012.

Статус темы:
Закрыта.
  1. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.379
    Симпатии:
    2.541
    [​IMG]
    Ле Корбюзье, Сергей Эйзенштейн, Андрей Буров


    "Для того чтобы душа нашла свое изображение, существовали правила, оставлявшие художнику миллиметровые «допуски» отклонения от нормы, — и вот, имея в своем распоряжении миллиметры, совсем немного, чуть-чуть, создавались такие произведения, как голова Нефертити, как шейх Эль-Белед, потому что настоящее искусство, большое искусство начинается там, где кончается приблизительное и начинается чуть-чуть. Так же писал Андрей Рублев свою Троицу. Ему достаточно было чуть-чуть не так повернуть головы и опустить руки фигур, чтобы через 500 лет люди столбенели перед его произведениями".

    "Искусство начинается там, где ключ сам собою понимается воспринимающим. И тем больше и универсальнее, чем выше интеллект смотрящего".

    "Греки не украшали архитектуру архитектурой. В Парфеноне нет архитектурных украшений. Тектонические элементы сооружения, приведённые в гармоническую систему, несколько моделированы (каннелюры и т.п.) для приведения в единый масштаб... <...>
    Римляне украшали архитектуру архитектурой.
    Ордера, приставленные к тектонической системе арок Колизея, являются украшением по отношению к тектонической системе сооружения (наивное перенесение ощущения прекрасного, полученного от восприятия греческих памятников, построенных по ордерной системе).
    <...> Ордер становится философским камнем архитектуры, корнем мандрагоры, присутствие которого наверняка должно сделать сооружение прекрасным - в Ренессансе оно (это ордерное украшение) начинает проникать, будучи изображённым на стене, своей пластичной трёхмерностью в тектоническую трёхмерность стены... <...>
    В барокко тектоничкеская трёхмерность полностью нарушается пластической трёхмерностью ордера - и вся тектоническая система разрушается, удерживаясь в пространстве за счёт недифференцированной, тектонически неорганизованной массы материала.
    И так до наших дней живёт вера в магическое действие этого "корня мандрагоры", присутствие которого на фасаде здания должно неминуемо сообщить и красоту и гармонию... <...>
    Греки в театре употребляли маски, а не грим, т.е. то же, что со скульптурными украшениями на фасаде. Они их не вводили в тектонику, а приставляли - надевали, как маску. Ренессанс гримировал свои памятники".


    [​IMG]


    "...это верх пошлости - в наивной безграмотности думать, что русские детали XVII века, понятые через Стасова и повешенные на дырявую
    стену жилого дома, - это по-русски. Семнадцатый век делал не так, как 16, оставаясь русским, а наш 20, чтобы стать русским, не должен делать, как 17. До того ясно, что и писать противно.
    <...>
    Жолтовский для защиты своих ренессансных позиций выдвинул тезис: "Классика конструктивна". Затем "Ренессанс - это тоже классика", следовательно - "Ренессанс конструктивен". <...>
    Я думаю, что Иван Владиславович и сам прекрасно понимает изобразительную сущность Ренессанса. Но с этих позиций можно защищать только пленительное обаяние этой архитектуры, которое к тому же так велико, что не нуждается в защите. Но от вечных принципов не остаётся ничего. <...> ...попытки архитекторов "осовременить" Ренессанс, построить сооружения на ренессансных принципах приводят к систематическим неудачам".

    "Всякое художественное произведение, в том числе и изображение - условно. Ещё Гёте сказал, что если изобразить мопса с предельным реализмом, то произведениек не получится, а будет ещё один мопс.
    <...>
    Таким же "мопсом" являются и разнообразные ренессансные палаццо на улицах Москвы, воздвигнутые с целью "узнавания" хорошей классической архитектуры. И тем "мопсее", чем ближе они к Палладио или к кому угодно".

    "Эклектика есть не только смешение стилей внутри одной вещи - например, живописной вещи в себе. Но введение несовременной по форме вещи в современную среду есть эклектика в архитектуре, так как, в отличие от станковой живописи - вещи в себе, архитектурное произведение есть вещь в среде".

    "...архитектура, прекрасная архитектура, которая всегда была суммой всех представлений своего времени, у нас не получается потому, что мы не знаем усложнившихся представлений о мире и человеке нашего времени".

    "Сходство между академизмом и конструктивизмом в основном в том, что оба делали подделки - одни под прошлое, другие - под будущее, да ещё к тому же неверно предсказанное - у того и у другого не было ни материальных средств, ни предпосылок для того, чтобы делать то, что они делали".

    Андрей Буров


    [​IMG]
     
  2. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.379
    Симпатии:
    2.541
    "Вместо того, чтобы искать внутри своей интуиции, мы делаем что-то, что деформирует наше первоначальное представление и желания. Сквозь это огромное количество заслонов интуиция немедленно разрушается. Тогда дальнейшая работа основывается не на открытии, а на поиске спасения от компромитирования".

    "С духовной установкой человека нельзя дискутировать, можно ей симпатизировать или нет. Хотя случается, что чем дольше мы общаемся с человеком, который в первый момент шокирует или пугает нас экспрессией своего я, то тем скорее оказывается, что его душа в итоге добивается нашего «согласия», иногда любовь происходит через сам процесс узнавания. Это реакции загадочные и хорошие. Нам всем не хватает глубокого диалога с другим человеком, хоть иногда он требует от нас огромного внимания, работы и принятия его настроения. Если бы людям было легко друг с другом общаться по тому или другому поводу, то было бы скучно, и в сущности, не знаю, чем бы мы тогда занимались. Искусство существует в том числе и для того, чтобы нам этот контакт облегчить".

    "Это иллюзия, что мы непрерывно находимся в том, что приобрели, что узнали, воплощая в жизнь своих персонажей. Когда раскочегаришься, возникают другого рода дороги. В театральном пейзаже, как мы это называем, нас приводит в действие психофизический механизм, который управляет нашими движениями. Одно - монолог, который рождается на репетициях, другое - монолог с котором мы выходим на сцену. Это не что-то навсегда закреплённое. Это состояние сегодняшнего дня. Эта ветка вырастает каждый раз с нуля и нужно пускаться в это путешествие, которое до этой поры не знал".

    "Я ценю сопротивление в другом человеке, потому что это не позволяет удовлетвориться первым открытием, так как оно всего лишь камень, взятый сверху целой горы камней, ожидающих своего открытия. И зачастую первый взгляд замечает банальные вещи, которые каждый уже видел, слышал и выбрасывал. Трудно осуществлять искусство в одиночку".

    Кристиан Люпа


    [​IMG]
    Кристиан Люпа на репетиции
     
  3. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.379
    Симпатии:
    2.541
    "Я всегда старался быть верным слову и, конечно, помню, что обещал приехать в Вербье. Но сегодня слово «исполнитель» теряет свой подлинный смысл, свою «ценность». Это больше не мое время. Я оставляю его тем, кто в него верит, будь то слушатели или молодые новые исполнители, превосходно умеющие ублажать публику, оставаясь ПУСТЫМИ. Многие из них (к счастью, не все!) больше, чем творчеством, заняты погоней за признанием на виртуальном пьедестале. Редко речь идет о преданности искусству. Пусть так и будет. Я не ханжа и не судья. Мне просто нужно отдохнуть от этих «фейерверков». Именно по этой причине я решил отстраниться. Мне не по душе участвовать в вездесущей вакханалии, которая за последнее время охватила музыкальный рынок.
    <...>
    Сегодня многие фестивали позволяют себе совмещать раскрутку и развлечение. Показателем этого стала популярность кроссовера и так называемых special events. Этот ширпотреб притягателен и для широкой публики, и для всех, кто хочет продемонстрировать себя, мечтает о признании и славе. Девиз «Все на продажу» хорошо работает и на тех, кто стоит за артистами. Признаемся себе, что кому-то на всем этом удается и зарабатывать. Да, я иронизирую и произношу это с горечью, НАСТОЯЩИЕ артисты еще не исчезли окончательно. Но они редки, как птеродактили, а Вербье, скорее, потворствует созданию мистификаций и подмене тех, кто действительно служил ИСКУССТВУ, теми, кто на нем промышляет.
    Я пытаюсь противостоять этому и сохранить свою внутреннюю гармонию. В последнее время, пройдя через целый ряд сомнительных «сотрудничеств», я, очевидно, нуждаюсь в отдыхе. Хочется надеяться, что он станет лучшим лекарством от псевдоценностей, которые окружают большинство из нас".
    Гидон Кремер


    [​IMG]


    "Россия большая. Театры разные, территории разные, художники разные. Может быть, общая тенденция для всех – какой-то неявный страх, повисший в воздухе после всех скандалов последних. Понимание, что время изменилось.
    Конечно, это все развивается, усиливается. Причем это не извне насаживается, это изнутри идет. Нет никаких внешних запретов, нет открытой цензуры. Но внутренний страх присутствует. Люди боятся потерять место, люди боятся нового. Это даже не говорится открыто, может, режиссеры и директора даже отчет себе не отдают в том, что боятся. Просто, например, прочитали какую-то современную пьесу на злобу дня и не думают: «Мне нельзя это ставить». Они думают: «Нуууу, что-то мне тут не нравится», а потом еще добавляют аргумент, как оправдание: «Да у меня и артистов нет под такие типажи». И все. Это все в воздухе. Некое понимание, что некие угрозы реальны.
    <...> в России театр – это некая миссия. И это остается. Крупные художники не размениваются на повторение каких-то дешевых сериалов, а пытаются говорить серьезно на серьезные темы. Если в каком-то городе театр перешел на формат телевизора, значит, в другом городе появился режиссер новый, который хочет что-то делать, ломать, строить, с людьми взаимодействовать, а не просто давать им жвачку на два часа. На этих весах и держится русский театр. Пока эти весы качаются то вверх, то вниз.
    <...> Надо доверять художнику, режиссеру. Художник что-то знает, в нем рождается послание свыше. Если спросить у зрителя: что вам надо в театре? Зритель будет говорить то, что он уже знает: ему надо Карлсона, комедию, «17 мгновений весны». А художник откроет то, что люди не знают. У него есть чувствилище, дар – то чудо, которое открывает нам жизнь по-новому. И к этому театр стремится.
    <...> Посмотрите на театры по всей стране – это индикатор настроения. Бывает, что какая-то пьеса не идет годами, десятилетиями. А потом – бах! – и ее ставят сразу 10, 30 театров по стране. Сейчас, например, везде время «Тартюфа» (Мольер). Там герой фарисей, он врет. Черное выдается за белое, а народ в это верит. И «Тартюф» по всей России, везде".
    Олег Лоевский
     
  4. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.379
    Симпатии:
    2.541
    "Символом гильдии святого Луки, гильдии живописцев, является упорный вол, поскольку главная добродетель живописца — терпение. Разумеется,
    необходим талант, желательно наличие вдохновения, но это вещи второго порядка. Они не стоят ничего без смиренного упорства. Труд живописца однообразен. Только новичку кажется, что запах краски пьянит, а прикосновение к палитре волнует. К запахам привыкаешь и лет через двадцать перестаешь их различать, прикосновение к холсту и палитре становится делом обычным и волнует не более, чем одевание рубахи поутру. Всякий день живописец начинает с одних и тех же движений: приготовления палитры, составления связующего, разливания скипидара по масленкам, протирания кистей, натягивания холста. Поэзии в этом нет, это ремесленные занятия. Всякий день он берет в руки мастихин и соскабливает вчерашние ошибки с холста, и то, что еще вчера казалось достижением, валится цветными струпьями на пол. Вот он, вчерашний труд, лежит у его ног — каша из бесполезно перемешанных красок. Так всякий день начинается с перечеркивания вчерашнего, еще точнее сказать так: всякий день начинается с низведения вчерашнего вдохновения до ошибок мастерового. В работе нет поэзии. Всякий день художник берет в левую руку палитру и пригоршню кистей и начинает монотонный бег по мастерской, к холсту и обратно: взад-вперед, взад-вперед. Чем лучше картина, тем больших усилий она стоила, тем длиннее была дистанция бега, тем больше однообразных дней прошло возле холста.
    Конечно, бывали случаи, когда картина создавалась быстро, но таких случаев мало, брать их за образец не приходится. Правда, Делакруа любил повторять, что картину надлежит создать враз — так, как Бог создавал Землю. Как невозможно расчленить прыжок, говорил он, как невозможно войти в одну реку дважды, так невозможно и разъять на дни создание произведения. И однако опыт самого Делакруа опровергает это правило: уже закончив и доставив на выставку, в выставочном зале он переписывал «Резню на Хиосе».
    Надо помнить о ежедневных усилиях Сезанна, поклявшегося умереть за работой и сдержавшего слово; надо помнить о больном Ренуаре, который привязывал кисти к непослушным артритным пальцам; надо помнить о Ван Гоге, что каждое утро шел на солнцепек, надо помнить о глухом старике Гойе, который писал свои черные фрески в одиночестве и забытый, надо помнить о немощном Рембрандте, собравшем мужество, чтобы усмехнуться в последнем автопортрете.
    Надо помнить о том, что труды — пусть соскобленные поутру с холста — не вовсе напрасны. Нижние слои не пропадают, но посылают энергию усилия, напитывающую холст. Закон сохранения энергии, сформулированный физикой, в интеллектуальном труде столь же властен, как и в предметном мире. Картина ценна тем количеством терпения и сил, что отдал ей художник. Тот финальный свободный взмах кисти, которым только и дорожит живопись, возможен лишь по следу тщетных и неточных мазков. Опыт живописца есть опыт ежедневных потерь. Надо стереть лишнее, оставить точное. Метод живописца сродни тому, который избирает Гамлет, едва цель делается ясной. Он говорит, что сотрет с таблицы памяти все, что мешает сосредоточиться на главном. Чтобы служить главному, требуется постоянно вытирать из памяти то, что главным не является. Когда ты обозначаешь нечто, что вчера являлось продуктом вдохновения, как не главное, ты делаешь само вдохновение ремеслом. С этим надлежит смириться.
    Ван Гог повторял: в картине пот должен быть спрятан. Это так; но спрятан он от всего, кроме самой картины. Ты стер из памяти ошибки и забыл про усилия, но картина знает, сколько в ней пота — и ровно настолько верна тебе, насколько ты ей уделил внимания. И это единственное, что тебя в этой жизни не обманет.
    Еще раз, и еще, и еще. Встань к мольберту и пиши. Не бросай палитру. Держи кисть тверже. Сотри свои ошибки и начни заново. Плевать, что думают о тебе другие. Безразлично, кто и как предаст тебя. Они, безусловно, это сделают. Работай. Вдохновения нет, есть только труд. Ты должен работать. Работай".

    Максим Кантор


    [​IMG]
    Максим Кантор
     
  5. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.379
    Симпатии:
    2.541
    [​IMG]


    "Речь человеческая есть завершение сложного духовного и физического процесса. В мозгу и в теле человека движется непрерывный поток эмоций, чувств, идей и следуемых за ними физических движений. Человек непрерывно жестикулирует. Не берите это в грубом смысле слова. Иногда жест — это только неосуществленное или сдержанное желание жеста. Но жест всегда должен быть предугадан (художником) как результат душевного движения. За жестом следует слово. Жест определяет фразу. И если вы, писатель, почувствовали, предугадали жест персонажа, которого вы описываете (при одном непременном условии, что вы должны ясно видеть этот персонаж), вслед за угаданным вами жестом последует то единственная фраза, с той именно расстановкой слов, с тем именно выбором слов, с той именно ритмикой, которые соответствуют жесту вашего персонажа, то есть его душевному состоянию в данный момент".
    Лев Толстой


    "...не верю в слова, даже если их нанизывает самый искусный мастер, но верю в язык, а он нечто высшее по отношению к слову, поскольку слова создают только искаженную иллюзию, что он такое. Слова не существуют порознь, так они могут существовать только для ученых — этимологов, филологов и прочих. Отделенные от языка слова становятся мертвой шелухой, и из них не извлечь тайны. Человек открывается в своем стиле, в том языке, который он создал для себя. <...> Мне бы хотелось, чтобы мои слова свободно плыли, как плывет, не ведая маршрутов, сам мир, в своем петляющем движении попадая на совершенно непредсказуемые широты и долготы, оказываясь в незнаемых наперед условиях и климатических поясах, сталкиваясь с измерениями, которых никто не исчислит. Заранее признаю свою неспособность осуществить этот идеал. И меня это нисколько не удручает. В некоем высшем смысле сам мир заряжен неудачей, он представляет собой совершенный образ несовершенства, он есть сознание провала. Когда это понимаешь, провал перестает ощущаться.
    <...>
    Мне пришлось строить кирпичик за кирпичиком, изводить миллионы слов, пока на бумаге не появилось то настоящее, доподлинное слово, которое я вытянул из своего сокровенного нутра. Я умел гладко говорить, и это мне мешало; у меня были все пороки просвещенного человека. Мне предстояло учиться думать, чувствовать, видеть совершенно по-новому, забыв про свое образование, на собственный лад, а труднее этого ничего нет на свете. Надо было броситься в поток, зная, что я, возможно, не выплыву. В большинстве своем художники бросаются в поток, сначала обзаведясь спасательным кругом, и чаще всего этот круг их и губит. Никому не дано странствовать по океану реальности, если отгораживаешься от опыта".
    Генри Миллер


    [​IMG]
     
Статус темы:
Закрыта.

Поделиться этой страницей