Осень

Тема в разделе "Путешествия и прогулки", создана пользователем Владимир К, 27 сен 2015.

  1. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.830
    Симпатии:
    2.648
    Если не знать, что это, например, сердцевина фиалки (ее желтая тычинка), ни за что не догадаешься, что на фотографии. Я бы могла подумать, что ленинградская сахарная помадка. :)
     
  2. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.830
    Симпатии:
    2.648
    [​IMG]
    Это фото Володи.
     
    Иоанн нравится это.
  3. list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.284
    Симпатии:
    2.114
    Иоанн и La Mecha нравится это.
  4. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.830
    Симпатии:
    2.648
    Не знаю, как насчет шаманских, но что-то неуловимо американское, брэдбериевское в них точно есть....
    "— Октябрь, — со страстью в голосе произнес он. — Боже, это мой любимый месяц, готов его поедать, вдыхать, втягивать запахи. Ах, этот мятежный и печальный месяц. Смотри, как от встречи с ним зарделась листва. В октябре мир объят пламенем... "

    Рэй Брэдбери.

    И еще его же.

    "
    Осенний день

    – Как грустно в такое время года разбирать чердак, – сказала мисс Элизабет Симмонс. – Не люблю октябрь. Не нравится мне, как деревья становятся голыми, а небо каким-то выгоревшим.
    – Она в растерянности стояла возле лестницы, нерешительно поворачивая седую голову то в одну, то в другую сторону. -
    Ничего не попишешь – придется вырвать сентябрь из календаря…
    – А если я оставлю его у себя? – спросила племянница мисс Симмонс, маленькая темноволосая Джульетта, держа в руках вырванный месяц.
    – И что же ты с ним будешь делать? – поинтересовалась мисс Элизабет Симмонс.
    – На самом деле он не кончился, он никогда не кончится.
    – Маленькая девочка подняла листик над головой. – Я помню каждый его день.
    – Он закончился, еще не начавшись, – промолвила мисс
    Элизабет Симмонс, поджав губы и уставившись серыми глазами в пространство. Что до меня, то я вообще ничего не помню.
    – В понедельник я каталась на роликах по Шахматному парку, во вторник ела шоколадный торт у Патрисии Энн, в среду получила восемьдесят девять баллов за диктант. – Джульетта спрятала листок в карман блузки. – Это было на этой неделе.
    На прошлой неделе я поймала в ручье рака, качалась на лиане, поранила руку гвоздем и свалилась с забора. Всем этим я занималась до прошлой пятницы.
    – Хорошо, когда кто-то чем-нибудь занимается, – вздохнула
    Элизабет Симмонс.
    – Я и сегодняшний день запомню, – продолжила Джульетта.
    – Сегодня дубовые листья начали желтеть и краснеть.
    – Ну а сейчас иди поиграй, – сказала старая женщина. -
    Мне нужно поработать на чердаке.
    Тяжело дыша, она взобралась наверх. Запахло плесенью.
    – Я собиралась заняться этим еще весной, – пробормотала она. – А теперь уже и зима не за горами, и не хочется думать, что я так и не справилась с этой грудой хлама.
    Она мрачно рассматривала чердак. Растрескавшиеся деревянные брусья, паутина, тяжелые побуревшие сундуки, стопки старых газет.


    Она открыла грязное оконце, выходившее на яблоневый сад.
    Пахнуло осенней свежестью.
    – Эй там, внизу! – крикнула мисс Элизабет Симмонс и принялась выбрасывать во двор старые журналы и пожелтевшие от времени газеты. – Не таскать же их, в самом деле, по лестнице, – прибавила она, с натугой просовывая в окно охапки утиля.
    За газетами последовали старые манекены с проволочной арматурой, птичьи клетки и пыльные потрепанные энциклопедии.
    В воздухе поднялась пыль, закружилась голова. Она присела на старый сундук, посмеиваясь над собственной слабостью.
    – Боже правый, откуда здесь столько хлама! – посетовала она. – А это еще что?
    Взяв в руки коробку с газетными вырезками, заметками и некрологами, она высыпала ее содержимое на крышку сундука и порылась в нем. Помимо прочего она обнаружила странички старых календарей, скрепленные в три аккуратные книжечки.
    – Ох уж эта Джульетта! – фыркнула она. Зачем только она хранит все эти календари?
    Она открыла наугад страничку, на ней стояло: "Октябрь
    1887". Возле некоторых дат были восклицательные знаки и приписки детским почерком типа "Ну и денек!" или "Вот это закат!".
    Она принялась перелистывать маленькую книжечку плохо гнущимися от волнения пальцами. Поднеся книжечку чуть не к самым глазам, в полутьме чердака она с трудом разобрала на обороте: "Элизабет Симмонс, десять лет, средняя классическая школа, пятый класс первого уровня".
    Похолодевшими руками листала она выцветшие страницы. Даты, годы, восклицательные знаки, красные кружки вокруг каких-то особенных дней. Ее брови недоуменно сдвинулись. Потом огонек в ее глазах погас. Она молча сидела на сундуке, уставившись в осеннее небо. Страницы календаря выпали из рук и лежали, пожелтевшие и выцветшие, у нее на коленях.
    Взятое в красный кружок 8 июля 1889 года. Чем же был знаменателен этот день? 28 августа 1892 года, рядом синий восклицательный знак. Что это значит? Бесконечные даты, месяцы, годы.
    Она прикрыла глаза, пытаясь взять себя в руки. Где-то внизу скакала по осенней лужайке маленькая Джульетта.
    Через какое-то время мисс Элизабет Симмонс заставила себя подняться и подойти к распахнутому окну. Джульетта играла среди красных и желтых деревьев.
    – Джульетта! – окликнула ее мисс Элизабет Симмонс.
    – Тетушка Элизабет! Ты кажешься отсюда такой смешной!
    – Джульетта, я хотела попросить тебя об одном одолжении.
    – О каком?
    – Милая моя, мне очень хочется, чтобы ты выбросила тот листик.
    – Но почему? – изумилась Джульетта.
    – Потому что такие вещи лучше не хранить.
    От них потом становится горько.
    – Когда потом? И почему от них становится горько? Мне хочется запомнить каждую неделю, каждый месяц!
    Мисс Элизабет долго смотрела на видневшееся сквозь ветки яблони маленькое личико своей племянницы.
    – Ладно, дело твое, – сказала она наконец и вышвырнула в окно коробку с бумагами.
    – Спасибо, тетушка! Спасибо! – Джульетта прижала руку к карману, в котором помещался весь сентябрь. – Сегодняшний день я тоже никогда не забуду! Я всегда его буду помнить, ты слышишь?
    Мисс Элизабет посмотрела сквозь ветки, едва шевелящиеся от слабого ветра.
    – Конечно, детка, – сказала она. – Да-да, конечно!"
     
    Иоанн нравится это.
  5. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.830
    Симпатии:
    2.648
    Жаль, что Стас не ходит в эти ветки. Он тоже, наверное, мог бы что-то опубликовать. )
     
  6. list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.284
    Симпатии:
    2.114
    Мы просто по-разному воспринимаем это (как и многое другое). Для меня откровенные, в лоб поданные вещи выглядят слишком грубыми что ли. Когда сияние кричит сиянием - это... режет глаз. А вот попробуй увидеть магию в "открыточном" формате... увидеть иначе то, что кажется шаблоном или банальным пейзажем. Это сокрытый дух, это из сфер сокровенного, то, из чего рождается этот взгляд. Что не может быть обнажено и выставлено напоказ. Потому что тогда оно перестаёт быть этим. И становится другим.

    Брэдбери замечательный, но он совсем о другом. Но опять же, это вопрос восприятия. Сколько взглядов, столько и реальностей, столько и комбинаций ассоциативных связей. )

    В нём, видимо, созерцатель@поэт играет не первую скрипку. )
     

Поделиться этой страницей