О пользе Танца

Тема в разделе "Танец", создана пользователем La Mecha, 15 ноя 2014.

  1. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.384
    Симпатии:
    2.436
    Отсюда http://revistarevol.com/actualidad/los-bailarines-tienen-un-mejor-cerebro/

    [​IMG]

    Исследователи - неврологи в колледже медицины Альберта Эйнштейна в Соединенных Штатах, изучили связь между практикой досуга и началом деменции. Старческой деменцией (или маразмом) является ухудшение умственных способностей, которые происходят у людей старше 70 лет.

    Исследование было сфокусировано на шести видах досуга : чтении, письме, решении кроссвордов, игре в карты, разговорах, музыке, а также на 9 видах физических нагрузок: езде на велосипеде, танцах, гимнастике, командных играх, прогулках, уборке, уходе за детьми, общению с ними. Исследовалась зависимость воздействия этих видов досуга на исследуемых от частоты занятий: несколько раз в неделю, еженедельно, ежемесячно, или никогда. Испытуемые в возрасте 75 и более лет.

    Среди изученных видов физических нагрузок, танцы - единственный, который значительно снижает риск развития слабоумия.

    Регулярно практикуя Танец, занимающийся снижает этот риск на 76%, то есть в два раза больше , чем чтение . Другие физические нагрузки не указывают на такое значительное влияние. В отличие от большинства других физических нагрузкок, танцы предполагают значительные умственные и социальные взаимодействия.
    Танец объединяет различные психические функции в одной - кинетической, различные виды психической активности - рациональную, музыкальную и эмоциональную. Такое слаженное взаимодействие стимулирует нейронную связь. Только физическая активность сама по себе не является доказательством пользы в предотвращении старческого слабоумия, хотя, конечно, это хорошо для общего состояния здоровья.

    Познавательные мероприятия, чтение, игра в настольные игры и игра на музыкальных инструментах также связаны с низким риском развития деменции.

    Более того, в то время, как танец может помочь здоровому старению, он также имеет непосредственное влияние на интеллект, причем, - в любом возрасте. Согласно Говарду Гарднеру , психологу развития при Гарвардском университете, есть 9 типов интеллекта, в том числе телесно-кинестетический.
    Этот тип интеллекта развивается в танце.
    Танцоры имеют возможность манипулировать объектами и показывают разнообразные двигательные навыки: способность сохранять идеальное равновесие, координацию, скорость, силу и гибкость. Великие танцоры часто великие спортсмены. Более того, они легче выражают свои мысли и чувства с помощью движений тела.
    Источник: partenaire-dance.fr
    Перевод: Хосе Мария Laundress
     
  2. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.384
    Симпатии:
    2.436
    Не смогла удержаться...
    Куда я без этого - только, когда похоронят.

     
  3. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.384
    Симпатии:
    2.436
    Здесь о танце интересно.
    http://villanella.ru/_dances/index3.php?doc=%D5%F3%E4%E5%EA%EE%E2&razd2=biblio#2

    "Попавши под власть варваров, начиная с половины 6 века после Рождества Христова, Рим замолк; все уличные торжества и празднества в бывшей столице мира прекратились. Мифологические кумиры с их храмами повергнуты в прах; вместе с ними угас и перенятый от греков дивный культ Муз. Хореографии больше не существовало; только у подвластных Риму народов, особенно в Галлии, довольно долго держались насажденные римлянами зрелища, которые затем были вытеснены обычаями аборигенов, начавших образовывать самостоятельные государства с собственными, характерными особенностями.
    ...
    Совершенно независимо от Рима и Греции, у малокультурных народов Европы, как попавших под власть римлян, так и у тех, кто находились вне сферы их влияния, танцы были во всеобщем употреблении. Несмотря на незначительность письменных источников, можно все-таки безошибочно сказать, что племена, склонные к воинственным предприятиям, танцевали с целью развития физической силы молодежи, а также развлекались плясками и в домашней жизни. Независимо от этого, надо предположить, что при совершении священных обрядов, танцы имели и культовое значение, не такое, конечно, как у греков и римлян, но во всяком случае, исполнялись они, хоть и без символического экстаза, в эллинских, благородных формах, но с настроением, доступным неразвитым и совершенно некультурным нациям.

    То был экстаз дикарей, не считавшихся с требованиями эстетики и с выработанною символистикой.

    То были пляски, имевшие, вероятно, большое сходство с танцами современных дикарей Австралии, Океании и Африки, где обращается внимание не столько на правильность движений, сколько на символизм танцев и на подражательность разным животным.

    Все такие пляски, конечно, гадательны; об них в письменных источниках имеются только намеки; бытописатели отдаленных времен говорят, что такие-то племена, как, например, Скифы, прыгали, скакали кругом истуканов, камней, но определенных названий этим пляскам нигде не встречается. Это, конечно, жаль, потому что по характеру танцев можно было бы сделать довольно точное определение и о нравах, и об обычаях наших языческих предков. - Некоторые исследователи находят в танцах северных дикарей несомненное сходство с древнегреческими культовыми плясками. Такое заключение сделано ими благодаря сходству некоторых исландских саг с греческим сказанием о танце Лабиринта - Тезея. Крайне сомнительные выводы эти по нашему мнению, имеют весьма отдаленное значение для разъяснения вопроса о влиянии танцевального искусства Греции и Рима на танцы первобытных народов Северной Европы; но тем не менее, нельзя не упомянуть о них.

    На востоке Европы, от Карпат до Балтийского моря, проживал совершенно отдельный от скандинаво-германцев народ - славянский. Несмотря на политическое разделение славянской земли и на массу наречий, верования у всех восточных, западных и прибалтийских славян были почти одинаковы. Мифология славян была довольно обширна. Кроме верховного бога Перуна и других племенных богов, славяне почитали реки, озера, рощи и, подобно германцам, одинокие заповедные деревья, где будто бы поселились разные боги, которых народная фантазия отливала в крайне разнообразные формы. Тут собирались и плясали во славу божеств и для собственного развлечения водили хороводы.

    У славянских народностей поверья и обряды язычества имели сходство с германцами. Приносились жертвоприношения как главным кумирам, так и второстепенным божествам. В то время жрецы-гадатели кружились, а народ плясал кругом истуканов, священных камней и священных лиц. Летописец Нестор свидетельствует, что в его время "схожахуся на игрища и на плясанье и на вся бесовския игрища. Видим бо игрища утолченка и лидей великое множество, яко упозати начнут друг друга, позорища деюще от беса замышленногаго дела".

    Приносившие жертву франки, германцы двигались обыкновенно по окружности, делая по несколько шагов то вправо, то влево, или же неистово скакали, доходя до безумного фанатизма перед грубыми предметами поклонения. Очевидно, что во время священнодействий они прибегали к движениям, характеризующим их душевное настроение. Движения производились с песнопениями и в такт музыке. Это может служить доказательством, что первобытным дикарям не было чуждо природное чувство ритма, которое замечается и у современных негритянских и других малокультурных, диких племен.
    У германцев жертвоприношения были настолько тесно связан с танцами, что слова "танец" и "жертва" выражались у них одним древним словом "leich".

    В непроходимых лесах лесах Европы, под вечной тенью колоссальных дубов и в священных сосновых лесах под густым, непроницаемым их сводом, "друидизм" совершал свои таинства посредством танцев.

    Дикари кельты и германцы несомненно имели понятие о вакхических оргиях римлян и о мистериях Самофракии, потому что таинства "Друидов" имели на себе вакхических отпечаток. Во время ночных жертвоприношений, к друидам присоединялись пророчицы и фокусницы, обязанные присутствовать совершенно обнаженными. Тело их было покрыто черной краскою, волосы были распущены и в таком виде они до исступления предавались самым разнузданным танцам, то есть, лучше сказать, бесформенным кривляниям, не имевшим ничего общего с греческой, благородной оркестрикой.

    Уверяют, что подобные оргии друидов, сопровождаемые стонами обезумевшей толпы, слышны были мореплавателями, приходившими в ужас от раздававшихся с берега страшных выкриков и звуков варварских кимвалов и ударных инструментов.
    Танцы принимали у многих народов и более мирный характер. Они носили общее название "танца мечей". Подробное его описание встречается у многих писателей германских и шведских. Копья и мечи втыкались в землю рядами. Нередко обнаженные танцоры с удивительной ловкостью прыгали через симметрически расставленное оружие. Прыгали различно, нередко через три ряда мечей, воткнутых по окружности; затем брали в руки оружие, скрещивали его и вертелись в кругу, образуя то круглые, то шестиугольные фигуры; их называли "розами". Вынимая мечи и снова быстро втыкая их в землю, разнообразили форму фигур. Под конец становились друг против друга, совершая настоящий бой на мечах. После нанесенного удара, с изумительною быстротою отскакивали или назад, или в разные стороны. Пение и звуки флейт регулировали движения. Медленный в начале темп делался оживленнее и к концу пляски доходил до безумной быстроты.

    Этот танец довольно подробно описан Тацитом, утверждающим, что его плясали обнаженные юноши, отличавшиеся удивительно смелостью и ловкостью при прыганье через оружие. Плясали не по найму и не на призы, но исключительно для собственного увеселения и для доставления удовольствия зрителям. - Гримм же утверждает, что танец с мечами исполнялся в честь Цио, бога битвы и меча.

    Танец с мечами в разных вариантах, под разными названиями, держался в Германии до конца средних веков и даже позднее. В Любеке, участвующие в плясках были замаскированы в костюмах великих полководцев. В Англии плясали шуты с мечами, разыгрывая разные пантомимные действия.

    Любимым развлечением был танец мечей у шведов и северных готов, которые исполняли его каждый праздничный день, под аккомпанемент флейты. Этот танец перешел и к гораздо позднейшим временам; о нем рассказано у Олафа Великого, архиепископа Упсальского. Он говорит, что у северных народов, молодежь упражнялась в игре с танцами, состоящей в прыганье между обнаженными мечами. Юноши обучались этой воинственной пляске, предварительно поучаясь у воинов владеть оружием. Этот шумный, бойкий танец, по словам Олафа, исполнялся со щитами и мечами, под звуки флейты, причем темп часто сменялся более быстрым и наоборот. Для публичного исполнения танца мечей, юноши целую неделю подготовлялись к этой пляске, сущность которой заключалась в крайне разнообразных фигурах, напоминавших греческий пиррический танец. По словам Олафа Великого, и духовным лицам разрешалось принимать участие в этих танцах, благодаря тому, что в них соблюдалось полное приличие и показывалась только ловкость участвующих.

    Названный архиепископ сообщил несколько вариантов этого танца, исполнявшегося с разнообразными атрибутами не только воинственного, но и божественного характера. Благодаря этому указанию, можно заключить, что танец мечей, имевший иногда и священный смысл, служил также и способом для гимнастического воспитания юношества, то есть для развития в нем силы и ловкости.

    Традиции танца с мечами сохранились даже до новейшего времени, в разных местностях Европы. В настоящее время в Шотландии танцуют "Chillie gallum", который отличается от своего древнего прототипа тем, что его исполняют с мечами не обнаженными,а заключенными в ножны."

    Сведения о танцах у европейских народов в средние века, начиная с первых веков христианства до XV столетия, то есть до эпохи Возрождения, настолько перепутаны, что разобрать их по отдельным национальностям представляется невозможным. Существовали, конечно, народности,имевшие свои специальные танцы, вылившиеся в определенную характерную форму; но вместе с тем имеется и масса совершенно одинакового свойства танцев, встречаемых у многих народов, очевидно заимствовавших друг у друга подходившие для них темпы и движения во время плясок. Один "танец мечей" в достаточной мере показывает, как разнообразно было его исполнение в разных странах, а между тем оно всюду имело одинаковое значение. Нивелировка и подбор танцев, относящихся к этим отдаленным временам, были бы излишним и непроизводительным трудом, переполненным многими повторениями, котрых, во всяком случае, избежать будет невозможно, так как влияние христианства в одинаковой степени сказалось как во Франции, Германии, так и в других государствах, принявших христианскую веру.

    В виду этого, не придерживаясь строгого хронологического порядка, мы ограничимся общим обзором танцевального искусства в средние века. Прежде всего коснемся особенностей, вошедших в обиход Церкви и имевших прямое или косвенное отношение к хореографическому искусству.

    Христианство вложило в мир новую душу. Суровый покров существа христианской религии, хотя и медленно, но прочно заменял вечно улыбающееся искусство эллинов, оттесняя жизнерадостную картину античного танца, с его символическим экстазом.

    Со введением христианства постепенно изменялись нравы и обычаи. Танцы с песнопением в честь языческих божеств, конечно, должны были также утратить прежний характер; но уничтожение древнего культа совершалось не сразу.

    Язычники, в силу традиций, перенесли в новую, христианскую веру и значительную часть своих обрядов. Вместе с песнопением, в обиход христианского служения перешли и танцы, от которых долго не могли отрешиться новообращенные, полагавшие, что наилучшим способом воздаяния почета Богу могут служить только танцы. Вследствие этого, праздники язычников сделались такими же священными днями и для христиан, чему отчасти способствовало совпадение многих торжеств; так, например, Сатурналии совпадали с днями Рождества Христова и пр.

    Долго продолжался компромисс христианской церкви с язычеством, долго продолжалась связь христианских понятий с языческими представлениями, сохранившимися не только в поэтических сказаниях народов, но и в танцах, то есть в наружных проявлениях чувственных образов языческой эпохи.

    Само духовенство смотрело снисходительно на этот вид прославления Бога. Оно обосновывало свою терпимость на словах библии "хвалите Господа" в пении, плясках и проч.

    Праздничные, мирные танцы в храмах происходили преимущественно в городах, где имели местопребывание епископы. Сюда собирались новообращенные христиане, и духовные власти наблюдали за порядком и благочинием при танцах. Имеются сведения, что Иоанн Златоуст, бывший в конце четвертого века патриархом в Константинополе, даже лично принимал участие в подобного рода скромном развлечении, имевшем чисто божественный характер.

    Точно также, не забывая языческих верований, христиане первых веков водили хороводы и в местах успокоения мучеников. Долго, однако, не могли они свыкнуться в порядком, соблюдаемым при христианском богослужении. В храмах женщины обязаны были сидеть за перегородкою отдельно от мужчин. Точно также раздельно оба пола водили свои праздничные хороводы в храмах и при том настолько благопристойно, что язычники, глядя на колебательные, медленные движения христиан, называли христианские танцы не веселыми, а "скорбными" праздниками.

    От язычества произошел и обычай угощать в храмах едой и питьем, которые приносились богатыми для раздачи бедным, бесприютным и вдовам (Агапы). Во время угощения совершались песнопения и водили хороводы.

    В течение довольно длинного периода времени, такие сборища оставались в скромных пределах. Духовенство даже само поощряло наивные по своей простоте праздники, доставлявшие исключительно душевное и безмятежное наслаждение.

    В то время в храмах, обыкновенно, в дни печали и скорби молились Богу, стоя на коленях. В дни же радости и счастья христиане молились стоя. Этот род молитвы был как бы прелюдией к установившимся впоследствии дальнейшим движениям молящихся, которые принято было называть танцами. Между тем, движения эти, в сущности, не имели ничего общего с современными танцами. Взад и вперед ходили молящиеся по прямой линии или по окружности, при этом то поднимали, то опускали руки, возводя очи к небу. Подобные движения были просты, крайне сдержанны и имели чисто молитвенное значение.

    Со временем, однако, нравы начали портиться. Прежняя святая простота уступила место порочным инстинктам. Так как религиозные танцы происходили преимущественно по ночам у церковной ограды, то собрания эти стали превращаться в места любовных свиданий. Религиозность служила только ширмою для амурных похождений. Плавные танцы с возведением очей к небу превратились в движения самого игривого свойства.

    Языческие верования, хотя и сглаживались постепенно, но они пустили такие глубокие корни, что следы древних суеверных обрядов сохранялись еще очень долгое время.

    Сознавая, что строгие запретительные меры могли послужить во вред развивающемуся христианству, духовенство смотрело снисходительно на остатки языческих обрядностей, частью перешедших в христианские праздники.

    Духовные лица оказывали даже покровительство таким пляскам, исполнявшимся при различных случаях, касавшихся домашней и деловой жизни народа. В присутствии духовных лиц, допускались танцы в честь зарождения весны, по окончании жатвы в полях и лесах, где сохранялись воспоминания о присутствии какого-либо языческого божества.

    Совмещение новой религии с отживающими верованиями сильно способствовало укреплению христианского духа.Даже в значительно позднейшие времена, император Константин Великий, по введении христианской веры в Империю, не только не подвергал запрету некоторые языческие обычаи, но даже заставлял исполнять при своем дворе нечто вроде балетного представления, в которых изображались разные земные символы с танцами.

    Обращаясь снова к принявшим христианство племенам, сплотившимся в разные государства Западной Европы, не трудно усмотреть, а что духовенство, гласно порицая танцы, в то же время само вводило в богослужение такой церемониал, который имел много общего с танцевальными действиями угасшей языческой религии. Отцы церкви оправдывали танцы ссылкою на послания св. Апостола Павла, где имеются тексты, которыми танцы "разрешаются".

    Св. Григория упрекал Императора Юлианне в том, что он танцевал, а в том, что он из танцев делал неприличное употребление:

    "Если тебе нравятся танцы, то пляши сколько хочешь! Но зачем возобновлять перед нашими глазами разнузданную пляску язычников и танец безумной Иродиады, заставившей пролить кровь Святого. Исполняй лучше пляску Давида перед Кивотом Завета для прославления Бога. Такие мирные упражнения вполне подходящи для императора-христианина."

    Знаменитый художник Гвидо Рени, могучею кистью изобразивший на полотне "балет ангелов", находил себе оправдание в послании св. Василия, утверждавшего, что любимое занятие ангелов на небесах - были танцы.

    Святой называл счастливыми и блаженными тех, кто может подражать им на земле.

    Такова была наивная простота первых христиан, смотревших на танцы, как на святое подражание радостным небожителям, славословившим благость Господню. Чтобы составить себе представление о понимании значений танцев в применении их к потребностям религии, достаточно взглянуть во Флоренции на картину художника Беато Анжелико, изобразившего танцующих в раю ангелов.

    [​IMG]
    Фра Беато Анджелико

    И действительно, по свидетельству разных отцов Церкви, танцы первых христиан заключались в "благопристойных" и "благомерных" телодвижениях; так было не только на западе, но и на востоке, в Антиохии, где христиане, прославляя Бога, танцевали во время шествий по улицам к могилам мучеников.

    Вместе с некоторыми языческими особенностями христианство даже и в средних веках сохранило танцы как наружный знак ритуала. В старинных церквях Рима и о сих пор можно видеть возвышенную перед алтарем эстраду, которую называл "хором", т.е. танцы. Она была отделена от верующих и на ней сначала в большие праздники, а затем и каждое воскресенье происходили танцы священнослужителей. Епископы, руководившие движениями причта, назывались "Praesules". Призыв к счастью, к миру и благоденствию выражался спокойными и величавыми жестами и маршами. За ними следом, как сказано выше, водили хороводы в самой церкви верующие: мужчины отдельно от женщин. Историк Мишле очень картинно делает сопоставление древних языческих церемоний с празднествами в католических церквях:

    "Представьте себе, говорит он, эффект от массы свечей в монументальных храмах. Духовенство, облаченное в блестящие ризы, с зажженными свечами в руках,с пением и приседаниями шествует вдоль и поперек погруженных в мрак церквей. Все это двигается величественно, совершая круговые движения; а внизу в таинственной полутьме внимал народ"!

    [​IMG]
    Боттичелли

    В продолжении целого ряда столетий, почти все народные праздники справлялись в церквах, то есть "в месте, принадлежавшем всему народу". Даже, чуть ли не до XV века, в храмах играли в мяч, танцевали для развлечения и даже пировали. В Париже на папертях продавались пасхальные яства, которые тут же поедались, причем после богослужения танцевали.
    Церковь любила свой народ и долго смотрела сквозь пальцы на эти скромные и невинные развлечения.

    [​IMG]
    Донателло. Танцующие путти

    Накануне больших праздников народ собирался по ночам перед дверями храмов, где в ожидании утреннего богослужения, как бы в подражание ангелам, проводил время в пении и скромных танцах. Так было в начале; затем эти ночные религиозные бдения, как мы уже говорили, превращались в места любовных свиданий, где танцы утратили свой благочестивый характер.

    Излишества собиравшихся перед храмами сделались явлением общим для всех народностей, населявших Европу. Танцы начали переходить из храмов на улицу и стали изменять свой прежний, степенный характер. Были случаи, что около церквей, наподобие языческих жертвоприношений, убивали животных и приносили их в жертву в память христиан, принявших мученический венец. При этом, народ дозволял себе всякого рода излишества, и во время плясок, имевших оргиастический характер, скромность была отодвинута на задний план. Тут нарушались старые традиции. Мужчины и женщины танцевали уже не врозь, как прежде, а совместно друг с другом. Впервые сказался новый принцип. Прежнее религиозное значение танца было заменено принципом "любви" танцевавших пар. Положено было начало характерному отличию античных от средневековых танцев.

    [​IMG]
    Боттичелли

    Духовенство, чтобы не раздражать народ, долго терпело происходившие безобразия. Наконец и с его стороны начались преследования.Уже в начале VI века, орлеанский синод указом запретил исполнение светских танцев в храмах и около них. Не помогали однако ни штрафы, ни запретительные меры. В каждом столетии духовные соборы, как во Франции, так и в Германии повторяли свой запрет. Доходили даже до того, что на соборе в Вюрцберге постановлено было лишать покаяния и причастия три года всех неприличных около храма "танцоров". И короли, благодаря давлению епископов, вынуждены были запрещать танцы во всех своих владениях. Никакие, однако, строгие меры и угрозы не могли уничтожить страсти к такому роду развлечений.

    Этому, впрочем, способствовало и само духовенство. Благодаря страсти к стяжанию, сословие это потворствовало прихожанам и ради личной наживы само вносило в церковный ритуал элементы, чуждые святой религии.

    Епископ Валенции Фома де-Вильнев был едва ли не последним ослушником папских булл. Он всю жизнь продолжал танцевать в храме во время богослужения. Так, по крайней мере, удостоверяют местные хроники.

    Церковь, наконец, восторжествовала, и танцы вблизи храмов были осуждены, как "дьявольское занятие, присущее одним демонам и ведьмам".
    Но торжество это было только наружное; несмотря ни на какие репрессивные меры, "хореография", отдалившись от храмов, все-таки продолжала среди народа пробивать себе прочную дорогу наряду с другими искусствами.

    [​IMG]
    Марко дельи Амброджи (Мелоццо да Форли - 15 век)
     
  4. Владимир К

    Владимир К Гость

    Сообщения:
    1.130
    Симпатии:
    301
    Очень интересно.

    Я, в свое время, немного под другим углом зрения, тему танца подымал на rozamira.org. «Выражение религиозных чувств в танце»

    http://forum.rozamira.org/index.php?showtopic=3925
     
  5. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.384
    Симпатии:
    2.436
    Валида Сачакова.
    Уникальный случай излечения самой себя с помощью танца.
    Замечательная женщина, прекрасная танцовщица, актриса кино и театра.
    Из-за перенесенного в детстве туберкулеза костей, носила корсет, в силу чего талия осталась , как у 8-летней девочки...
    "Я очень счастливая женщина. Я все смогу."
    "Как-то меня спросили: "Валида, ты встретишься с Богом, что ты у него попросишь?
    Знаете, что я ответила?
    - Господи, верни меня назад!"

     
    Последнее редактирование: 20 фев 2016
    Владимир К нравится это.

Поделиться этой страницей