Полозкова

Тема в разделе "Литература", создана пользователем Алёнка, 16 май 2012.

  1. dar veter

    dar veter Guest

    Ну вот, видишь... Значит творчество Полозковой на этом форуме экспертной оценки не получит.
    Может все-таки стоило бы как-то это дело организовать?

    Живо ты про то, что технические критерии под сомнением. Ну ладно, шут с ними. Только скажи, пусть оно и дальше будет? Модные писатели будут сочетаться с классиками, певцы-любители с профессионалами, положившими не один десяток лет на овладение мастерством, и т.д.?
    А зачем тогда раздел поп-культура нужен?
     
  2. plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.857
    Симпатии:
    2.068
    С твоей помощью?
     
  3. dar veter

    dar veter Guest

    Нет. На роль эксперта не только с ваших позиций не качу, но и сам не претендую. Это скорее частное пожелание, но в общем могу забрать его назад. Я подумал, что не подобающе человеку, только-только появившемуся на форуме пытаться наводить здесь порядок. Прошу прощения. Удаляюсь.
     
  4. Glenn

    Glenn Модератор

    Сообщения:
    10.001
    Симпатии:
    2.077
    Вот, например, похоже на катарсис, вполне себе сравниваются состояния "без него" и "с ним", переход к состоянию с "ним" рассматривается, по всей видимости, как качественное улучшение, преобразование к лучшему ("живая женщина, а не голем", "он твой горячий обжиг"), более высокому состоянию (в системе координат автора).
    К тому же, катарсис - это, конечно, важно, но кто сказал, что искусство только там, где катарсис?
    —— добавлено: 23 июн 2012 в 12:44 ——
    Замечу, меня лично поэзия Полозковой цепляет слабо. :pardon:
     
  5. Natari

    Natari Гость

    Сообщения:
    1.757
    Симпатии:
    175
    Я, например, послушав "Снова не мы", расчувствовалась. Для меня такое редкость, а потому - катарсис был.


    —— добавлено: 23 июн 2012 в 14:24 ——
    А самый-самый-самый потрясающий катарсис в поэме "Катя".

    Катя пашет неделю между холеных баб, до сведенных скул. В пятницу вечером Катя приходит в паб и садится на барный стул. Катя просит себе еды и два шота виски по пятьдесят. Катя чернее сковороды, и глядит вокруг, как живой наждак, держит шею при этом так, как будто на ней висят.

    Рослый бармен с серьгой ремесло свое знает четко и улыбается ей хитро. У Кати в бокале сироп, и водка, и долька лайма, и куантро. Не хмелеет; внутри коротит проводка, дыра размером со все нутро.

    Катя вспоминает, как это тесно, смешно и дико, когда ты кем-то любим. Вот же время было, теперь, гляди-ка, ты одинока, как Белый Бим. Одинока так, что и выпить не с кем, уж ладно поговорить о будущем и былом. Одинока страшным, обидным, детским – отцовским гневом, пустым углом.

    В бокале у Кати текила, сироп и фреш. В брюшине с монету брешь. В самом деле, не хочешь, деточка – так не ешь. Раз ты терпишь весь этот гнусный тупой галдеж – значит, все же чего-то ждешь. Что ты хочешь – благую весть и на елку влезть?

    Катя мнит себя Клинтом Иствудом как он есть.

    Катя щурится и поводит плечами в такт, адекватна, если не весела. Катя в дугу пьяна, и да будет вовеки так, Кате хуйня война – она, в общем, почти цела.

    У Кати дома бутылка рома, на всякий случай, а в подкладке пальто чумовой гашиш. Ты, Господь, если не задушишь – так рассмешишь.

    ***

    У Кати в метро звонит телефон, выскакивает из рук, падает на юбку. Катя видит, что это мама, но совсем ничего не слышит, бросает трубку.

    ***

    Катя толкает дверь, ту, где написано «Выход в город». Климат ночью к ней погрубел. Город до поролона вспорот, весь желт и бел.

    Фейерверк с петардами, канонада; рядом с Катей тетка идет в боа. Мама снова звонит, ну чего ей надо, «Ма, чего тебе надо, а?».

    Катя даже вздрагивает невольно, словно кто-то с силой стукнул по батарее: «Я сломала руку. Мне очень больно. Приезжай, пожалуйста, поскорее».

    Так и холодеет шалая голова. «Я сейчас приду, сама тебя отвезу». Катя в восемь секунд трезва, у нее ни в одном глазу.

    Катя думает – вот те, милая, поделом. Кате страшно, что там за перелом.

    Мама сидит на диване и держит лед на руке, рыдает. У мамы уже зуб на зуб не попадает. Катя мечется по квартире, словно над нею заносят кнут. Скорая в дверь звонит через двадцать и пять минут. Что-то колет, оно не действует, хоть убей. Сердце бьется в Кате, как пойманный воробей.

    Ночью в московской травме всё благоденствие да покой. Парень с разбитым носом, да шоферюга с вывернутой ногой. Тяжелого привезли, потасовка в баре, пять ножевых. Вдоль каждой стенки еще по паре покоцанных, но живых.

    Ходят медбратья хмурые, из мглы и обратно в мглу. Тряпки, от крови бурые, скомканные, в углу.

    Безмолвный таджик водит грязной шваброй, мужик на каталке лежит, мечтает. Мама от боли плачет и причитает.

    Рыхлый бычара в одних трусах, грозный, как Командор, из операционной ломится в коридор. Садится на лавку, и кровь с него льется, как пот в июле. Просит друга Коляна при нем дозвониться Юле.

    А иначе он зашиваться-то не пойдет.
    Вот ведь долбанный идиот.

    Все тянут его назад, а он их расшвыривает, зараза. Врач говорит – да чего я сделаю, он же здоровее меня в три раза. Вокруг него санитары и доктора маячат.

    Мама плачет.

    Толстый весь раскроен, как решето. Мама всхлипывает «за что мне это, за что». Надо было маму везти в ЦИТО. Прибегут, кивнут, убегут опять.

    Катя хочет спать.

    Смуглый восточный мальчик, литой, красивый, перебинтованный у плеча. Руку баюкает словно сына, и чья-то пьяная баба скачет, как саранча.

    Катя кульком сидит на кушетке, по куртке пальчиками стуча.

    К пяти утра сонный айболит накладывает лангеты, рисует справку и ценные указания отдает. Мама плакать перестает. Загипсована правая до плеча и большой на другой руке. Мама выглядит, как в мудацком боевике.

    Катя едет домой в такси, челюстями стиснутыми скрипя. Ей не жалко ни маму, ни толстого, ни себя.

    ***

    «Я усталый робот, дырявый бак. Надо быть героем, а я слабак. У меня сел голос, повыбит мех, и я не хочу быть сильнее всех. Не боец, когтями не снабжена. Я простая баба, ничья жена».

    Мама ходит в лангетах, ревет над кружкой, которую сложно взять. Был бы кто-нибудь хоть – домработница или зять.

    ***

    И Господь подумал: «Что-то Катька моя плоха. Сделалась суха, ко всему глуха. Хоть бывает Катька моя лиха, но большого нету за ней греха.

    Я не лотерея, чтобы дарить айпод или там монитор ЖК. Даже вот мужика – днем с огнем не найдешь для нее хорошего мужика. Но Я не садист, чтобы вечно вспахивать ей дорогу, как миномет. Катерина моя не дура. Она поймет».

    Катя просыпается, солнце комнату наполняет, она парит, как аэростат. Катя внезапно знает, что если хочется быть счастливой – пора бы стать. Катя знает, что в ней и в маме – одна и та же живая нить. То, что она стареет, нельзя исправить, - но взять, обдумать и извинить. Через пару недель маме вновь у доктора отмечаться, ей лангеты срежут с обеих рук. Катя дозванивается до собственного начальства, через пару часов билеты берет на юг.

    …Катя лежит с двенадцати до шести, слушает, как прибой набежал на камни – и отбежал. Катю кто-то мусолил в потной своей горсти, а теперь вдруг взял и кулак разжал. Катя разглядывает южан, плещется в лазури и синеве, смотрит на закаты и на огонь. Катю медленно гладит по голове мамина разбинтованная ладонь.

    Катя думает – я, наверное, не одна, я зачем-то еще нужна.
    Там, где было так страшно, вдруг воцаряется совершенная тишина.
     
  6. Яник

    Яник Вечевик

    Сообщения:
    4.234
    Симпатии:
    873
    Господа!
    Стихи прекрасные.
    100%
    Будущее великолепное (если, конечно, не наркотики, водка и пр.)
    С другой стороны ей и сейчас уже 26 лет. В-общем, безусловно состоялась.
    Я впервые о ее существовании из этой ветки узнал.
    Аленке спасибо.
    А некоторые стесняются признать, что поэт настоящий. Подтверждения от экспертов просют. А самим подумать?
     
  7. TopicStarter Overlay
    Алёнка

    Алёнка Гость

    Сообщения:
    1.655
    Симпатии:
    38
  8. Natari

    Natari Гость

    Сообщения:
    1.757
    Симпатии:
    175
    Аленке я однажды предложила послушать Веру. Сама ее недавно только обнаружила. Так вот вирус этот и распространяется :)
     
  9. plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.857
    Симпатии:
    2.068
    Я например просто не знаю что такое настоящий поэт, а что - нет. Мне просто нравится.
     
  10. TopicStarter Overlay
    Алёнка

    Алёнка Гость

    Сообщения:
    1.655
    Симпатии:
    38
    Безразличие
    Строки стынут кровоподтеками
    На губах, что огнем иссушены.
    Люди, пряча глаза за стеклами,
    Напряженно меня не слушают.

    Злое, честное безразличие -
    На черта им мои истерики?..
    Им машину бы поприличнее
    Без метафор и эзотерики,

    Им, влюбленным в пельмени с кетчупом,
    Что мои словеса воздушные?
    Мне понятно ведь это вечное
    Ироничное равнодушие!

    Они дышат дымком и сплетнями,
    В их бутылочках пиво пенится,
    Что им я, семнадцатилетняя
    Многоумная проповедница?..

    Они смотрят, слегка злорадствуя,
    По-отцовски кривясь ухмылками:
    "Подрасти сперва, моя страстная,
    Чай, и мы были шибко пылкими!"

    Я ломаю им представления -
    Их дочурки дебильнолицые
    Не над новым дрожат Пелевиным,
    А флиртуют с ночной милицией.

    Я же бьюсь, чтобы стали лучшими
    Краски образов, чтоб - не блеклыми,
    Но...Ты тоже меня не слушаешь,
    Флегматично бликуя стеклами...
    —— добавлено: 1 июл 2012 в 16:01 ——


    Вот это обажаю. Знаю наизусть.)

    С ним ужасно легко хохочется, говорится, пьется, дразнится; в нем мужчина не обретен еще; она смотрит ему в ресницы – почти тигрица, обнимающая детеныша.

    Он красивый, смешной, глаза у него фисташковые; замолкает всегда внезапно, всегда лирически; его хочется так, что даже слегка подташнивает; в пальцах колкое электричество.

    Он немножко нездешний; взор у него сапфировый, как у Уайльда в той сказке; высокопарна речь его; его тянет снимать на пленку, фотографировать – ну, бессмертить, увековечивать.

    Он ничейный и всехний – эти зубами лязгают, те на шее висят, не сдерживая рыдания. Она жжет в себе эту детскую, эту блядскую жажду полного обладания, и ревнует – безосновательно, но отчаянно. Даже больше, осознавая свое бесправие. Они вместе идут; окраина; одичание; тишина, жаркий летний полдень, ворчанье гравия.

    Ей бы только идти с ним, слушать, как он грассирует, наблюдать за ним, «вот я спрячусь – ты не найдешь меня»; она старше его и тоже почти красивая. Только безнадежная.

    Она что-то ему читает, чуть-чуть манерничая; солнце мажет сгущенкой бликов два их овала. Она всхлипывает – прости, что-то перенервничала. Перестиховала.

    Я ждала тебя, говорит, я знала же, как ты выглядишь, как смеешься, как прядь отбрасываешь со лба; у меня до тебя все что ни любовь – то выкидыш, я уж думала – все, не выношу, несудьба. Зачинаю – а через месяц проснусь и вою – изнутри хлещет будто черный горячий йод да смола. А вот тут, гляди, – родилось живое. Щурится. Улыбается. Узнает.

    Он кивает; ему и грустно, и изнуряюще; трется носом в ее плечо, обнимает, ластится. Он не любит ее, наверное, с января еще – но томим виноватой нежностью старшеклассника.

    Она скоро исчезнет; оба сошлись на данности тупика; «я тебе случайная и чужая». Он проводит ее, поможет ей чемодан нести; она стиснет его в объятиях, уезжая.

    И какая-то проводница или уборщица, посмотрев, как она застыла женою Лота – остановится, тихо хмыкнет, устало сморщится – и до вечера будет маяться отчего-то.
     
  11. TopicStarter Overlay
    Алёнка

    Алёнка Гость

    Сообщения:
    1.655
    Симпатии:
    38
    Меня любят толстые юноши около сорока,
    У которых пуста постель и весьма тяжела рука,
    Или бледные мальчики от тридцати пяти,
    Заплутавшие, издержавшиеся в пути:
    Бывшие жены глядят у них с безымянных,
    На шеях у них висят.
    Ну или вовсе смешные дядьки под пятьдесят.
    Я люблю парня, которому двадцать, максимум двадцать три.
    Наглеца у него снаружи и сладкая мгла внутри;
    Он не успел огрести той женщины, что читалась бы по руке,
    И никто не висит у него на шее,
    ну кроме крестика на шнурке.
    Этот крестик мне бьется в скулу, когда он сверху, и мелко крутится на лету.
    Он смеется
    и зажимает его во рту.
    —— добавлено: 1 июл 2012 в 18:44 ——
    1ц.jpg
    —— добавлено: 1 июл 2012 в 18:45 ——
    Мякоть неба прожорливой пастью шамая,
    Солнцем скалится морда дня.
    Забывай, забывай обо мне, душа моя.
    Ампутируй себе меня.

    Я сама так болею – сосредоточенно
    Провоцируя боль в груди.
    Мне не радостно быть твоей червоточиной,
    Растравившей до «пощади!» –

    Не богиня, чтоб жгла, упиваясь жертвами,
    И не хищница, чтоб сожгла.
    Изживай, избывай же меня, бессмертный мой –
    Так, как я тебя
    Изжила.
     
  12. dar veter

    dar veter Guest

    Ох, довела ты меня, Алёнка!
    Я же зарекся на этот форум писать...
    но, прочитав Это творение, я совсем не смог устоять....
    Это, вот это - действительно крутое стихотворение.
    И ритм выдержан.
    Это действительно Стихотворение.
    Удивили Вы меня.
     
  13. Natari

    Natari Гость

    Сообщения:
    1.757
    Симпатии:
    175
    Рады :D:give me five:
     
  14. TopicStarter Overlay
    Алёнка

    Алёнка Гость

    Сообщения:
    1.655
    Симпатии:
    38
  15. TopicStarter Overlay
    Алёнка

    Алёнка Гость

    Сообщения:
    1.655
    Симпатии:
    38
    вот это просто шедевр!
    выговор с занесением в личное дело
    ну вот так и сиди, из пальца тоску высасывая, чтоб оправдывать лень, апатией зарастать. и такая клокочет непримиримость классовая между тем, кто ты есть и тем, кем могла бы стать. ну сиди так, сквозь зубы зло матерясь да всхлипывая, словно глина, что не нашла себе гончара, чтоб крутилась в башке цветная нарезка клиповая, как чудесно все было в жизни еще вчера. приключилась опять подстава, любовь внеплановая, тектонический сдвиг по фазе – ну глупо ведь: эта жизнь по тебе катается, переламывая, а ты только и можешь дергаться и реветь.
    вера-вера, ты не такая уж и особенная, это тоже отмазка, чтоб не пахать как все; а война внутри происходит междоусобная, потому что висишь на чертовом колесе, и повсюду такое поле лежит оранжевое, и дорог сотня тысяч, и золотая рожь, и зрелище это так тебя завораживает, что не слезешь никак, не выберешь, не допрёшь; тот кусок тебе мал и этот вот не хорош.
    да, ты девочка с интеллектом да с горизонтом, с атласной лентой, с косой резьбой; и такой у тебя под сердцем любовный склеп там, весь гарнизон там, и все так счастливы не с тобой; потому что ты, вера, жерло, ты, вера, пекло, и все бегут от тебя с ожогами в пол-лица; ты читаешь по пальцам смугло, ресницам бегло, но не видишь, где в этот раз подложить сенца.
    выдыхай, вера, хватит плакать, кося на зрителя, это дешево; встань, умойся, заправь кровать. все ответы на все вопросы лежат внутри тебя, наберись же отваги взять и пооткрывать. бог не требует от тебя становленья быстрого, но пугается, когда видит через стекло – что ты навзничь лежишь полгода и, как от выстрела, под затылком пятно волос с тебя натекло.
    ты же славно соображаешь, ты вихрь, ты гонщица, только нужен внутри контакт проводков нехитрых.
    просто помни, что вот когда этот мир закончится – твое имя смешное тоже должно быть в титрах.
    (с) в. полозкова
     
  16. Natari

    Natari Гость

    Сообщения:
    1.757
    Симпатии:
    175
    Круто...:clapping:
     
  17. Яник

    Яник Вечевик

    Сообщения:
    4.234
    Симпатии:
    873
    Правда классно!
    Почему я не женщина? ](*,) (Шутка, поясняю на всякий случай)
     

Поделиться этой страницей