1. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    [mod=Мила]Из закрытого подраздела[/mod]

    Поскольку Ондатр не первый год настаивает на том, что творчество Андрея Тарковского требует более подробного исследования, чем то, на которое я иногда решаюсь, я открываю для дополнительной работы ветку в этом разделе.
    После того, как недавно в официальном киношном разделе форума по поводу творческого метода Тарковского случилась полемика такого плана, который вызывает у меня отторжение, я решила больше не говорить о Тарковском на форуме (кроме моего заповедника). Но Ондатр считает, что ветка с обсуждением творчества Тарковского нужна (мой заповедник его, возможно, не устраивает), поэтому эта ветка пока здесь.
    Вы знаете, что на настоящую, полнокровную полемику я не способна. Поэтому не гарантирую, что смогу поддержать острый диалог, скорее замолчу. Заранее прошу прощения, если так случится.
    Вот несколько цитат из статей и интервью, отчётливее обрисовывающие метод режиссёра, которого многие считают мистиком в кино, фантастом и ещё чёрте чем.

    "Если угодно, одна из важнейших условностей кино в том и состоит, что кинообраз может воплощаться только в фактических натуральных формах видимой и слышимой жизни. Изображение должно быть натуралистично. Говоря о натуралистичности, я не имею в виду натурализм в ходячем литературоведческом смысле слова (то, что вокруг Золя, и тому подобное), я подчеркиваю характер чувственно воспринимаемой формы кинообраза.
    Мне могут сказать: а как же тогда быть с авторской фантазией, с миром внутренних представлений человека, как воспроизводить то, что человек видит «внутри себя» — всякого рода сновидения, ночные и «дневные»?..
    Это возможно при одном условии: «сновидения» на экране должны складываться из тех же точно видимых, натуральных форм самой жизни. Иногда поступают так: снимают нечто рапидом или сквозь туманный слой, или употребляют старозаветное каше, или вводят музыкальные эффекты — и зритель, уже приученный к этому, сразу реагирует: ага, это он вспоминает! Это ей снится! Но ведь такими способами таинственного размазывания мы не достигнем настоящего кинематографического впечатления снов или воспоминаний. Кинематографу нет дела, не должно быть дела до заимствованных театральных эффектов. Что же нужно? Нужно прежде всего знать, какой сон приснился нашему герою. Нужно точно знать реальную, фактическую подоплеку этого сна: видеть все эти элементы реальности, которые преломились в бодрствующем среди ночи слое сознания (или которыми оперирует человек, воображая себе какую-то картину). И нужно точно, без затуманиваний и без внешних ухищрений, передать все это на экране. Мне снова могут сказать: как же быть со смутностью, неясностью, невероятностью сна? Я отвечу: для кинематографа так называемая «смутность» и «несказанность» сна не означает отсутствия четкой картины: это есть особое впечатление, которое производит логика сна, необычность и неожиданность в сочетании и столкновении вполне реальных элементов. Их же нужно видеть и показывать с предельной точностью. Кинематограф самой своей природой обязан не затушевывать реальность, а выявлять ее. (Кстати, самые интересные и самые страшные сны — это те, из которых вы помните все, вплоть до мельчайших деталей)".

    "...В кино фактура имеет первостепенное значение. Одновременно работать и с цветом, и с фактурой будет, вероятно, нелегко. Но если окажется, что я не могу согласовать точное цветовое решение кадра с точным фактурным решением,— я отдам предпочтение фактуре. По-моему, только в связи с фактурой, выявляя ее, цвет сможет передать состояние изображаемого, его «историю» и его «сиюминутность» так, чтобы зрителю казалось, что он ощущает это своей кожей".

    "Что касается идеи «Сталкера», то ее нельзя вербально сформулировать. Говорю тебе лично: это трагедия человека, который хочет верить, хочет заставить себя и других во что-то верить. Для этого он ходит в Зону. Понимаешь? В насквозь прагматическом мире он хочет заставить кого-то во что-то поверить, но у него ничего не получается. Он никому не нужен, и это место — Зона — тоже никому не нужно. То есть фильм о победе материализма…
    Раньше, в «Солярисе», мне важна была мысль о том, что человеку нужен только человек. В «Сталкере» она выворачивается наизнанку: зависимость от других людей, даже любовь к ним, перерастающая в невозможность своего отдельного существования, — это недостаток, выражающийся в неумении построить собственную жизнь независимо от других. И это настоящая трагедия, когда человек ничего не может дать другому человеку!"

    Андрей Тарковский
     
    Нафаня нравится это.
  2. Ондатр

    Ондатр Super Moderator

    Сообщения:
    24.713
    Симпатии:
    6.366
    Да ради Бога, устраивает, просто это сейчас самый закрытый из разделов, а мне показалось, что вы хотите избежать публичности.
     
  3. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Я сразу объясню, почему я избегаю публичности. Для меня всякое занятие, всякий разговор, когда в нём участвуют многие, являются "энергозатратными" и сжирают творческий порыв. Поэтому из чувства самосохранения я работаю или одна, или в маленьких коллективах.

    В конкретном недавнем случае я была неприятно удивлена поверхностной критикой Тарковского. Когда на мастеров замахиваются дилетанты просто из куража или от непонимания языка мастера, я считаю это времяпровождение бестолковым.
    Возможно, нам удастся не въехать ни в какую колею, и мы напишем что-нибудь небанальное и интересное. Смутно представляю себе, как будет идти обсуждение, но давайте попробуем.
     
  4. Ондатр

    Ондатр Super Moderator

    Сообщения:
    24.713
    Симпатии:
    6.366
    А так оно и есть ). Если ориентировать на изначальный смысл слова. Для того что в кино сейчас называют мистикой, я в своё время придумал термин "окультятина". )
     
  5. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Вот любопытный отрывок из интервью.

    "Корреспондент. Согласились бы вы, если бы ваши фильмы были определены как романтические?

    А. Тарковский. Нет, не согласился бы.

    Корреспондент. Но ведь мы находим в них такие постоянные мотивы, как поиски собственного «я», находим сакрализацию мира, поиски sacrum, мифы, наконец, веру в первозданную чистоту духовной культуры, которую художник должен отображать. По духу это все романтизм.

    А. Тарковский. Вы хорошо об этом сказали, но мне кажется, что так вы объяснили не романтизм, к которому это не имеет никакого отношения. Когда произносится слово романтизм, я пугаюсь. Потому что романтизм — это способ изображения действительности, это мировоззрение, при котором человек за реальным миром видит нечто большее, чем в нем находится. Когда вы говорите о чем-то святом, о каких-то поисках истины, для меня это...

    Корреспондент. Это не романтизм.

    А. Тарковский. Да, не романтизм, потому что я не преувеличиваю реальности. Для меня в ней заключается гораздо большее, чем то, что я нахожу, и гораздо больше глубокого и святого, чем я умею увидеть. Романтики верили в то, что жизнь не такая плоская, что в ней много глубины и много того, что мы называем эзотеричность, метафизика, потусторонность...

    Корреспондент. Духовность.

    А. Тарковский. Да, много того, что не улавливается при помощи познания. Они догадывались об этом и пытались это изобразить... Есть люди, видящие ауру человека. Они просто обладают некоторыми свойствами, развитыми у них в большей степени, чем у других. И они видят ауру! И могут лечить, потому что знают это. Я сейчас разговаривал в Берлине с таким человеком. С китайцем.

    Корреспондент. Это подтверждено экспериментально с кирлиановскими фотографиями.

    А. Тарковский. Да, это имеет к нему отношение. Он ауру просто глазами видит, он может сказать, что у вас, как вы себя чувствуете, какие у вас проблемы.

    Корреспондент. Я думаю, что он романтик.

    А. Тарковский. Да нет, он не романтик, он считает это реальностью. Романтик пытался бы эту ауру придумывать, потому что он догадывается, что она должна быть. А поэт ее видит. Вы можете сказать, что и среди романтиков были поэты. Конечно, я не спорю. Был Гофман, которого я просто обожаю.

    Корреспондент. Был Лермонтов.

    А. Тарковский. Был Лермонтов. Был Тютчев! Мистик глубочайший. Потрясающий поэт! Но разве можно их назвать романтиками? У романтиков предмет изображения приобретает форму какую-то приподнятую, преувеличенную, приукрашенную, облагороженную. Мне кажется, что жизнь настолько прекрасна, настолько глубока и настолько полна духовности, что ее не надо преображать. Это нам нужно заботиться о своем духовном воспитании, а не о том, чтобы каким-то образом приукрашивать жизнь. Вы понимаете, что я хочу сказать?

    Корреспондент. Да.

    А. Тарковский. И вот этот плащ романтический... это результат не веры в человеке, а в большей степени веры в собственное воображение.

    Корреспондент. Такой солипсизм.

    А. Тарковский. Да. Для меня это и есть романтизм. Во всяком случае, существенная его часть, которая мне совершенно противопоказана. В свое время очень хорошо сказал в отношении меня Довженко: в луже грязной он видит отраженные звезды. Этот образ мне понятен. А если мы будем видеть звездное небо и летящего в нем ангела, то это уже какая-то очищенная аллегорическая форма.

    Корреспондент. Стилизация.

    А. Тарковский. Совершенно верно, оторванная от жизни..."

    "...я не преувеличиваю реальности. Для меня в ней заключается гораздо большее, чем то, что я нахожу, и гораздо больше глубокого и святого, чем я умею увидеть". Это напомнило мне недавно сказанное Норштейном: "...всегда творческий человек испытывает и чувствует гораздо больше того, что ему удается воплотить. Всегда". Тарковский сомневался в том, что может достаточно полно видеть мир, Норштейн уверен, что даже то, что художник видит, он не сможет достаточно полно вложить в свой труд.
    А то, что обычно называют "мистикой", вы, Ондатр, называете "оккультятиной", а в интервью Тарковского с польским и шведским журналистами определено как "романтизм", - декоративные излишества на реальности, "околодуховная" вычурность.
     
    Нафаня нравится это.
  6. Ондатр

    Ондатр Super Moderator

    Сообщения:
    24.713
    Симпатии:
    6.366
    Хорошее определение романтизма ). Может разместите в ветке ему посвящённой?
     
  7. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Какое определение романтизма, как вы считаете, стоит там разместить?
     
  8. Ондатр

    Ондатр Super Moderator

    Сообщения:
    24.713
    Симпатии:
    6.366
    да весь этот кусок интервью.
     
  9. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    "Для меня «Зеркало», с точки зрения структуры, конструкции, драматургии, в общем, самый сложный, путаный фильм. <...>
    Это не просто ретроспекция. В фильме много таких хитросплетении, которые даже я сам не всегда понимаю".
    "В последнее время я стремился ко все большей простоте в кино. Мне кажется, что в «Сталкере», в «Ностальгии» я добился какого-то аскетизма в конструкции.
    Мне гораздо милее микро-, чем макромир. Например, я люблю ограниченное пространство. Мне очень нравится отношение к пространству японцев — их умение в маленьком пространстве находить отражение бесконечности... И вода для меня — отражение. Но не только. Может быть, это какая-то древняя память. Вода, речка, ручей — для меня очень много говорят..."
    А.Тарковский

    Стремясь к сложному философскому содержанию картин, Тарковский не был скован тем образным языком, который у него сформировался. "Чувственно воспринимаемая форма кинообраза" состояла из предельно точных деталей. У всего, что достойно быть в фильме, должны были быть не только "ветви" (возбуждаемые ассоциации и расшифровки символов), но и "корни" (осмысленность и обоснование выбора деталей, наполненных собственной историей).

    Хочу сказать вот ещё что. Мы, зрители, потребители искусства, переоценивая всякую формальную фантастичность, всё эффектно-иррациональное, недооцениваем простое предметное проявление духа.
    Вот вам история.

    "...Однажды Тарковский вызвал дух Пастернака и спросил, сколько он снимет фильмов.
    Ответ был - "семь".
    Он семь и снял".
    Аркадий Стругацкий
    Сразу условимся, что всегда считают те фильмы, которые сам Андрей Арсеньевич считал самостоятельными полноценными работами: "Иваново детство", "Андрей Рублёв", "Солярис", "Зеркало", "Сталкер", "Ностальгия" и "Жертвоприношение".
    Творческий принцип зеркала, о котором я говорила на форуме вскользь, не выдуман Тарковским, это не умственное построение. Этот цикл рождения, развития, пика расцвета, увядания и конца, обнаруживающий странную симметрию, - принцип жизни. Творчество художника - то же явление жизни, как и прочие. В нём иногда происходят такие естественные чудеса, которые не спроектируют фантасты. Ведь это не вымысел, а прожитая жизнь. Посмотрите на первые кадры первого фильма и на последние кадры последнего фильма Тарковского.
    Художник - инструмент жизни и искусства. Талантливый художник, даже не зная этого или не соглашаясь с этим, талантливо исполняет свою функцию.

    [​IMG]
    [​IMG]
    "Иваново детство"

    [​IMG]
    "Жертвоприношение"

    И посередине этой семёрки стоит "Зеркало", являясь главным, богато зашифрованным посланием.
     
    Нафаня нравится это.
  10. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Если по максимуму, то смысл образа в концепции Тарковского таков:

    "Под созерцанием я... понимаю то, что порождает художественный образ или же мысль, которую мы вырабатываем у себя о художественном образе. Это все совершенно индивидуально. Художественный образ, смысл художественного образа могут вытекать только из наблюдения. Если не основываться на созерцании, то художественный образ заменится символом, то есть тем, что может быть объяснено разумом, и тогда художественного образа не существует - ведь он уже не отражает человечество, мир.
    Подлинный художественный образ должен выражать не только поиск бедного художника с его человеческими проблемами, с его желаниями и потребностями. Он должен отражать мир. Но не мир художника, а путь человечества к истине. Простого ощущения контакта с душой, которая где-то здесь, выше нас, но тут, перед нами, живёт в произведении, достаточно, чтобы оценить его как гениальное. В этом - истинная печать гения..."

    В процессе творения Андрей Тарковский был созерцателем, умел отдаваться потоку, находя нужное состояние и вылавливая из него нужные детали.
    Вещи попадались необъяснимые и для него. И он принимал это своё положение между художественным посланием и зрителем:

    "В фильме есть эпизод, когда сын рассказчика сидит в пустой квартире отца, уже в наше время... Раздается звонок в дверь, он ее открывает, и входит женщина, которая говорит: «Ой, я, кажется, не туда попала». Это моя мать, и это бабушка того мальчика, который открывает ей дверь. Но почему она его не узнает? Почему внук ее не узнает? Это совершенно необъяснимо. Во-первых, необъяснимо по сюжету, по сценарию, а во-вторых, я этого не понимаю...
    <...> ...я это отношу, как бы это сказать, к расплате за какие-то сердечные привязанности. Мне ужасно важно было увидеть лицо моей матери (потому что о ней рассказ), которая входит в дверь и испуганно, как-то стеснительно, немножко а ля Достоевский, а ля семья Мармеладовых, вдруг говорит своему внуку: «Ой, я, кажется, не туда попала». <...>
    Мне важно было увидеть мать в этом состоянии. Выражение лица, когда она стесняется, когда она смущена, когда она сконфужена. Но я это понял слишком поздно, для того чтобы разработать какую-то точную сюжетную линию, чтобы вписать ее в фильм, чтобы было понятно, почему она не узнала внука. То ли она плохо видит, ведь мне это очень легко можно было бы объяснить, то ли еще что-то, но тут я просто взял и сказал себе: «Я не буду ничего придумывать. Пусть она откроет дверь, войдет, не узнает никакого внука, и мальчик ее не узнает, и она в таком состоянии уйдет и закроет дверь». И вот это состояние души человека, который мне очень близок, состояние какой-то подавленности, неловкости душевной, мне было важно увидеть. Это как портрет человека в состоянии даже некоторой униженности. И скажем, если срифмовать это с матерью, когда она была молодой, то этот эпизод мне напоминает, как она приходит продавать сережки. Она стоит под дождем, что-то объясняет, пытается взять такой светский тон, совершенно нелепый и неуместный в этой ситуации. И здесь мне было совершенно не важно, насколько это вписывается в фильм. В нем есть несколько таких эпизодов, совершенно мне необъяснимых, непонятных, хотя, может быть, было бы гораздо лучше, если бы не было таких загадок. Меня, например, часто спрашивают: что это за пожилая женщина, которая просит прочитать ей письмо Пушкина к Чаадаеву. Кто это? Ахматова? Все так говорят, потому что она на нее чем-то похожа, у нее профиль такой же. А это директор фильма «Андрей Рублев» Тамара Огородникова, наша большая подруга. Я ее снимал в каждой картине, она для меня была как талисман. И я не знал, не думал, что это может прочитываться, как Ахматова. Для меня это был просто человек, который пытается связать какие-то культурные традиции с этим ребенком, живущим сейчас, связать во что бы то ни стало. Это какие-то культурные корни этого дома, этого человека, который в нем живет, автора. И его сын тоже каким-то образом подпадает под влияние этой атмосферы, этих корней. Здесь нет ничего определенного — кто это именно. Ахматова — это слишком претенциозно. Это просто женщина, которая соединяет порванную нить времен, как, помните, у Шекспира в «Гамлете»..."

    "Фильм состоит из кадров, как мозаика состоит из отдельных частей. Разного цвета и разной фактуры. И, может быть, каждая часть в отдельности не имеет никакого смысла, когда вы вырываете ее из контекста. Она существует только в целом. В фильме не может быть ни одного не осмысленного в конечном счете элемента. Но все вместе окрашивает каждую деталь общим смыслом. То есть, короче говоря, ничто не существует, как символ, а существует лишь как частица какого-то единого мира. В этом отношении «Зеркало» наиболее близко моей концепции кино.
    Ну, а что касается того, какое это зеркало... Фильм сделан по моему сценарию, в котором нет ни одного выдуманного эпизода. Все эпизоды имели место в моей жизни, в жизни нашей семьи. Все до одного. Единственный эпизод, который был придуман, — это эпизод болезни главного героя, которого мы не видим на экране. Этот эпизод был необходим для того, чтобы рассказать о его душевном состоянии. Быть может, он смертельно болен, и именно это является причиной того, что возникает вот это воспоминание, вот этот фильм. То есть это не просто авторское насилие над своей памятью, что хочу, то и вспоминаю, а воспоминания человека, который вспоминает какие-то самые важные моменты в своей жизни, человека умирающего и обладающего совестью. Именно таким его состоянием определяется то, что он вспоминает. Этот единственный выдуманный эпизод является поводом для того, чтобы возникли другие, уже совершенно правдивые воспоминания".

    От этого "придуманного" эпизода, надо сказать, мне не по себе, так как он сейчас не может восприниматься как "придуманный", став пророческим.
    Собственно, на своём роковом фильме, на "Сталкере", Андрей даже дату своей смерти предсказал, не заметив того.
     
    Марк Ляндо и Нафаня нравится это.
  11. Ондатр

    Ондатр Super Moderator

    Сообщения:
    24.713
    Симпатии:
    6.366
    Здесь Тарковский понимает символ не так как символисты. Для них символ именно то, что Тарковский назвал художественным образом.
     
    Марк Ляндо нравится это.
  12. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Он называл символом умозрительную схему.
     
    Марк Ляндо нравится это.
  13. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Неудовлетворённость - нормальное состояние творческой личности (и в сказанное мной можете вкладывать любые смыслы - всё равно будет правильно). Разумеется, Тарковский не был удовлетворён результатами своих трудов, даже если не брать в расчёт горечь из-за помех, которые создавались обстоятельствами и недоброжелателями. Так, при всей авторской последовательности, какая могла быть в тех обстоятельствах, Андрей Тарковский дал слабину как мастер и в "Зеркале", о чём досадовал потом. Сцену убиения петуха, на которую зрители обычно реагируют живо и однозначно ("ах, какая ведьма!"), режиссёр считал подачкой зрителям, своего рода заигрыванием с ними. Перебор, а значит - дурновкусица.

    "...самое трудное для человека, работающего в искусстве, — создать для себя собственную концепцию, не боясь ее рамок, даже самых жестких, и ей следовать. Проще всего быть эклектичным, проще всего следовать шаблонным образцам и образам, которых достаточно в нашем профессиональном арсенале. И художнику легче, и для зрителя проще. Но здесь самая страшная опасность — запутаться.
    Я вижу вернейшее проявление гениальности в том, что художник следует своей концепции, своей идее, своему принципу так последовательно, что никогда не теряет контроля этой своей концепции, своей истины: даже ради собственного наслаждения во время работы".
    А.Тарковский
     
  14. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Взгляните на пирамиду в творчестве Андрея Тарковского, когда он до "Зеркала" разворачивал главные темы собственной духовной жизни, а после "Зеркала" подводил итог, в "Сталкере" - предварительный, в "Ностальгии" и "Жертвоприношении" - окончательный. Чтобы вам были понятнее мои размышления, я объединю части этой пирамиды, дополняющие друг друга, шрифтом.

    Иван из первого фильма находится в стихии разрушения, он сам подвержен разрушительной силе, одновременно сопротивляясь и поддаваясь ей (молодой Тарковский сам находился в стихии времени, и его, как художника, совесть терзала за страшную войну).
    Андрей Рублёв переживает колоссальный творческий кризис и выходит из него, находясь в родной, питающей его вдохновение среде (и это разрешение кризиса было умственнным построением размышляющего о творении Андрея Тарковского, ответом самому себе).
    Крис из "Соляриса" оказался в безвоздушном пространстве (или заключённым в замкнутом отсеке, это уж как вам будет угодно), ощущая, как рвутся человеческие связи. Солярис, как внутренний океан человека, создаёт образ дорогих человеку связей - человек делает всё, чтобы не погибнуть, как человек, вернуть воздух, полноту жизни и простор.
    В "Зеркале" собираются все отражения, все образы - не просто так в фильме играет его родная мать и говорит его родной отец. Это - попытка режиссёра соединить распадающуюся картину. Темы войны и памяти, жертвенности и совести, связи времён и глубокого одиночества человека соединены тут.
    Сталкер лишается и того, что было у Криса - Океана, у него есть только Зона, безнадёжность, ограниченный зловещий ландшафт внутреннего одиночества, но это - всё, что человек знает, в чём может быть уверен в этой стихии разрушения.
    Горчаков из "Ностальгии" лишается родной среды, и через творческую смерть может двигаться только к физическому небытию.
    Александр из последнего фильма переживает ужас разрушения мира и пытается этот мир спасти. Это герой, который обрёл то, что потерял Иван. Он учится жертвовать, и под конец, кажется, у него это получается.
     
    Ондатр нравится это.
  15. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Это - эволюция образа, который примеряет на себя личность, приспосабливаясь к условиям этого мира. За четверть века Тарковский создал целостную картину жизни души, вечного противоборства созидания с разрушением. Человек ранен реальностью и готов её тоже ранить (и опереться не на что); человек полагается на высшие силы (а кругом копошатся ещё люди); человек обнаруживает непрочность связей в мире (возникает тема стыда); человек испытывает стыд и раскаяние (и отказывается от связей); человек совершенно одинок (и ищет "внутреннего" Бога); человек блуждает по обителям Бога (он опустел и готов к смерти); человек спасает мир, жертвуя собой. Вот все семь картин Тарковского, какими я увидела их. Но этот конспект вообще ничего не охватывает. Иначе я не любила бы так этого художника.

    "Если у вас возникает впечатление тайны, то это для меня огромный комплимент. Если зритель вынесет ту мысль, что жизнь — это тайна, я буду счастлив. Потому что для огромного количества людей жизнь не представляет никакой тайны… И если вы видите тайну, глядя кинофильм, значит, мне удалось выразить свое отношение к жизни. Потому что нет более глубокой... тайны, чем тайна нашего существования. И если все… многие так будут думать, то жизнь изменится".
    Андрей Тарковский
     
  16. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    [​IMG]

    Знаете, почему Андрей Тарковский был настолько придирчив к средствам выражения в своей работе? К языку других художников у него было меньше претензий, чем к собственному. Откуда у него была такая строгость стиля и такое крохоборство в деталях? Литературная основа его тяготила, цвет грозил вкусовщиной, музыку он считал костылём для режиссёра, вылезающая на поверхность авторская личность признавалась неудачей автора... Зато он мечтал о суперподробности детали - до полного провала в неё, кадр он ставил по несколько часов, а если ему нужна была зелёная лужайка, съёмочная группа ползала по ней, выщипывая всё не зелёное...

    Ответ можно найти в том, что я написала выше, если немного на это помедитировать.
    Поскольку Тарковский был честным посредником между прочувствованным душой и его предметным изображением, его метод был подчинён тому, чтобы изображать самое значительное, что происходит с человеком во время его земного пути, через земные образы. Андрей Тарковский был инструментом для духа, и он работал, бескомпромиссно избегая умствования и спекуляций. Как тонко настроенный инструмент, он не мог "фальшивить" и тратиться на ерунду. И точный язык с точными деталями - органичные качества такого инструмента.

    [​IMG]
     
    Последнее редактирование: 23 май 2015
  17. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    "Корреспондент. В польском языке есть такое слово wieszcz. Мы, например, говорим: Адам Мицкевич был народным wieszcz, пророком, прорицателем, открывшим народу невидимую для него правду.

    А. Тарковский. Да-да. Это так. И с этим нельзя не согласиться. Но это не романтизм. Потому что Пушкин был таким же. Мне кажется, романтизм в худшем смысле выражается в том, что художник наслаждается тем, что самоутверждается, утверждает себя в искусстве. И это его самоцель. Это свойство романтическое мне отвратительно. Всегда возникают какие-то претенциозные образы, художественные концепции. Как у Шиллера, когда герой на двух лебедях путешествует. Помните, да? Ну, это просто кич. Для поэта неромантика это совершенно невыносимо! А вот Шиллер должен был быть таким. В этом отношении можно понять и Вагнера. Весь этот романтизм во многом ущербен. Это желание самоутвердиться. Это такой эгоцентризм, такой западный эгоцентризм. Кстати, в России, да и в Польше тоже, в общем, такого не было никогда. Чтобы художники так много говорили о себе, как это делал Новалис, как это делал Клейст. Байрон, Шиллер, Вагнер.

    Корреспондент. Это и есть романтический индивидуализм — одна из главнейших особенностей романтизма.

    А. Тарковский. Это самое отвратительное, что для меня может быть. Претенциозность ужасная, желание утвердиться, доказать. Центром мира сделать самого себя. В противовес этому есть другой мир — поэтический, который я связываю с Востоком, с восточной культурой. Сравните, скажем, музыку Вагнера или даже Бетховена, это же вопль, это монолог о себе. Посмотрите, какой я бедный, какой я нищий, какой я Иов. Посмотрите, какой я несчастный, я весь в рубище, как я страдаю, как никто! Видите, как я страдаю, как Прометей. А вот как я люблю! А вот как я... Вы понимаете? Я, я, я, я, я! А вот я недавно специально взял музыку шестого века до нашей эры (китайская даосская ритуальная музыка). Это абсолютное растворение личности в ничто. В природе. В космосе. То есть абсолютно обратное свойство. А романтик говорит: я, я, я, я, я! Я страдаю! Я чувствую. Мои чувства самые главные, все остальное ничто.
    В средние века в Японии многие из живописцев, которые получали пристанище у сегуна, у феодала еще разрозненной Японии и достигали необычайной славы, вдруг исчезали. Они уходили и появлялись при дворе другого сегуна под чужим именем и начинали в совершенно другой манере свою карьеру придворных живописцев. Таким образом некоторые из них проживали до пяти, шести жизней. Вот в чем величие духа.

    Корреспондент. Это скромность.

    А. Тарковский.Ну, можно назвать это скромностью, но это слишком слово такое, как вам сказать...

    Корреспондент. Это служба.

    А. Тарковский. Почти молитва! Где моя личность не имеет никакого значения, потому что талант, который мне дан, он дан свыше. И если он мне дан, значит, я чем-то отмечен. А если я отмечен, значит, должен служить этому. Значит, я уже раб, а не пуп земли. Все очень просто. Вы правильно сказали о скромности, но это чувство гораздо более важное, чем скромность".

    Вот представление Андрея Тарковского о самовыражении художника и о долге художника.
     
  18. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Хорхе Луис Борхес в ответ на сожаления о том, что он слеп, говорил о слепоте как о благе для писателя. Наверное, для него более страшной была бы немота, а скорее - невозможность выразить что-то словом.
    Вот оно, трепетное отношение к делу жизни. Так оно и выражается.
    В фильмах Тарковского немота, обет молчания, продолжительные паузы и такие образы, которые не поддаются расшифровке словами, - обычные приёмы. А вот кроме ослепления в "Андрее Рублёве" иной слепоты я никак вспомнить не могу. Если вспомню - расскажу.

    Слово как шум, мешающий восприятию, затушёвывающий, а не кристаллизующий смысл, режиссёр не признавал. Как кинематографист он был глазом, зеркалом, объективом, а не репродуктором.
    Объективность изображения, а не репродуцирование истины через слово занимало его как художника.
    Отчего у Андрея Тарковского видимый предмет стоял выше слова? Если ошибочно назвать слово звуком, можно перепутать сферу анализа.
    Тарковский доверял образу, исходящему из натуры, доверял образу, исходящему из впечатления от натуры и настроения, но не доверял образу, исходящему из мышления. Человек располагается точно между реальностью и её отражением, ни в реальности, ни в отражении не находясь. Реальность, как вы понимаете - это видимый мир, отражение - человеческое творение. Человек пропускает через себя образы, мигрирующие туда и сюда сквозь него, как через границу. И человек с кинокамерой, конечно, находится там же, - так же, как и зритель, рискующий перестать пропускать образы, поставив на этой грани ловушку для них - от собственного ума.
    Одновременно от сомнения в слове как в точном инструменте Тарковский особо занимался звуком (и словом) в целом.
    Молчание - выразительный приём именно оттого, что в нём зияют невысказанные чувство и понимание, невысказанное слово, его внутренняя суть.

    "«Слова, слова, слова» — в реальной жизни это чаще всего лишь вода, и только изредка и на короткое время вы можете наблюдать полное совпадение слова и жеста, слова и дела, слова и смысла. Обычно же слово, внутреннее состояние и физическое действие человека развиваются в различных плоскостях. Они взаимодействуют, иногда слегка вторят друг другу, часто противоречат, а подчас, резко сталкиваясь, друг друга разоблачают. И только при точном знании того, что и почему творится одновременно в каждой из этих «плоскостей», только при полном знании этого можно добиться той неповторимости, той истинности, той силы факта, о которой я говорил. И если брать мизансцену, то от ее точного соотнесения и взаимодействия с произносимым словом, от их разнонаправленности и родится тот образ, который я называю образом-наблюдением, образ абсолютно конкретный. Вот для чего сценарист должен быть настоящим писателем".
    "Музыка в кино — это костыль. Если режиссер не имеет возможности выразить свою мысль с помощью изображения, чувственно „поднять“ кадр, тогда он прибегает к музыке".
    А.Тарковский

    Вот так Великий Немой жадно прорывался к звуку, словно надеялся на него, как на последнее, победное, управляющее умами качество кино, а спустя несколько десятилетий великому кинорежиссёру всерьёз требовался только тапёр Артемьев с его умением управлять шумами.
     
  19. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    [​IMG]

    Чтобы не казалось, что я представляю кино Тарковского ещё более немым, чем Великий Немой, нужно добавить, что, хотя для меня, как выраженного визуала, максимум информации заложен в изображении, я отдаю должное и звуковому ряду - с диалогами, музыкой и шумами.

    "-...Я предлагаю выпить за Снаута, за его мужество, умение не забывать о долге! За науку! И за Снаута!
    - Наука? Чепуха! В этой ситуации все одинаково беспомощны.
    Должен вам сказать, что мы вовсе не хотим завоевывать Космос. Мы хотим расширить землю до его границ. Мы не знаем, что делать с иными мирами. Нам не нужно других миров, нам нужно зеркало. Мы бьемся над контактом и никогда не найдем его. Мы в глупом положении человека, рвущегося к цели, которая ему не нужна. Человеку нужен человек!.."
    "- ...Нас ведь так мало! Всего горстка! Может мы вообще здесь для того, чтобы ощутить людей как повод для любви?
    - Кажется, у него жар.
    - Как умер Гибарян? Ведь ты до сих не рассказал мне.
    - Я расскажу потом.
    - Гибарян умер не от страха... Он умер от стыда. Стыд! Вот чувство, которое спасет человечество!.."
    "Солярис"

    "- Все будет зависеть от него самого.
    - Неужели ангина могла дать такие последствия?
    - При чем здесь ангина? Это обычный случай.
    - Обычный?
    - Неожиданно умирает мать, жена, ребенок... Несколько дней - и человека нет, а был совершенно здоров.
    - Но ведь у него никто не умирал.
    - Есть ведь совесть... память...
    - При чем тут память? Вы считаете, он в чем-то виноват?
    - Он так считает.
    - Оставьте меня в покое!
    - Вы что-то сказали?
    - Оставьте меня в покое! Я хотел быть просто счастливым.
    - А что будет с твоей матерью, если ты не встанешь?
    - Ничего, все обойдется... Все будет..."
    "Зеркало"

    "Вот, скажем, музыка… Она и с действительностью-то менее всего связана, а если и связана, то безыдейно, механически, пустым звуком, без ассоциаций. И тем не менее музыка каким-то чудом проникает в самую душу! Что же резонирует в нас в ответ на приведённый к гармонии шум? И превращает его для нас в источник высокого наслаждения… И объединяет… И потрясает! Для чего все это нужно? И, главное, кому? Вы ответите: никому. И… И ни для чего, так. Бескорыстно..."
    "Сталкер"

    "- Ты знаешь, что вначале было Слово! Но ты нем, нем как рыба!.."
    "Жертвоприношение"

    "...слово является для меня как кинематографиста таким же материалом, как все остальное. Мы вспоминаем фильм посредством слуха и при помощи зрения. Поэтому я не считаю, что кино должно быть в меньшей степени основано на слове, а в большей — на изображении, или наоборот. Это не имеет значения. <...> ...искусство вообще выражается не при помощи слов — кино тем более, — а при помощи чувств, которые автор вкладывает в свои произведения. Вообще-то я отношусь к словам как к шуму, который производит человек. Я бы не делал такого специального акцента на вербальности моих фильмов. Может, в «Солярисе» действительно слов больше, чем в других, но и в «Сталкере» тоже это есть. Но опять-таки не для того, чтобы при помощи этих слов зритель понимал, о чем я хочу сделать картину".
    А.Тарковский

    Критичность Андрея Тарковского была направлена не только на слово. Стремление к точности относилось ко всем художественным средствам.
    Его товарищам это могло казаться неуверенностью или дотошностью, крохоборством. Если бы он был художником-графиком и сидел в одиночестве дома над листом, размышляя о концепции или примериваясь, чтобы сделать точную линию, заставший его за этим свидетель мог бы признать, что это необходимые размышления.
    Но целая команда ожидала, когда он поставит кадр, иногда - копя в течение нескольких часов против него раздражение... Вот в таком жанре он работал.

    "...Я вспоминаю один разговор с ним -- ситуацию помню отчетливо. Мы ехали со съемки "Андрея Рублева". Между Суздалем и Владимиром у пруда была построена на натуре декорация для сцены со скоморохами: рядом вода, удобно заправлять пожарные машины, чтобы делать дождь, и мы там снимали. Несколько дней. Когда кончили, погода испортилась, водитель заболел, и мне пришлось сесть за руль операторского ЗИСа -- бывшего правительственного,-- хотя прав я не имел. Ехала еще моя жена -- звукооператор, Тамара Огородникова (директор), Петров Игорь, всего человек шесть.
    Дорога шла через поля, неуютная, могли застрять, было чувство какой-то неустроенности, что-то не успели доснять -- витало раздражение, конфликтность какая-то. И вдруг Андрей сказал: "Вот фильм закончится, вы все уйдете, а я останусь с картиной, буду за нее отвечать, приму страдания. Вот почему я имею право на требования".
    Меня это поразило, даже обидело тогда: для меня наша работа была нераздельна. Потом я много раз вспоминал этот разговор и понял, что он был прав: я стал делать какую-то другую картину, остальные тоже, а у него осталась только эта жизнь. И авторское его начало как-никак было больше нашего, даже взятого вместе..."
    Вадим Юсов

    [​IMG]
     
  20. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    :sigh:
     
  21. Ондатр

    Ондатр Super Moderator

    Сообщения:
    24.713
    Симпатии:
    6.366
    Да всё хорошо )
     
  22. Ондатр

    Ондатр Super Moderator

    Сообщения:
    24.713
    Симпатии:
    6.366
    Просто эта жизнь души протекает у Тарковского как диалог. Там есть ещё Оно, даже если оно - зеркало .
     
  23. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Я не знаю, что означает "Оно".

    Николай Гринько сказал о нитях, соединяющих творчество и судьбу Тарковского: "...собственная судьба диктует сюжет фильмов. Ищите все ответы на экране".
    Но нужно держать в уме то, что Андрей Тарковский избегал исповедальности. У него нет такого героя, про которого можно было бы твёрдо сказать - это голос автора в чистом виде. К тому же персонажи, конечно, включают в себя рефлексы от других персонажей и от реальности, в которой находятся.
    Зеркало можно представить жерлом этой реальности. А можно - тонкой мембраной между двумя образами героя. Или тем инструментом, с помощью которого герой правит реальность и освобождается от её гнёта.

    [​IMG]

    "...мне может нравиться, я могу сочувствовать персонажу своему каким-то образом, то есть быть согласным с тем, что он говорит, но сказать, что он высказывает мою точку зрения, я не могу. Потому что он высказывает действительно мою точку зрения в какой-то фразе или в двух фразах, или в каком-то монологе, но и только. Дальше он начинает говорить и действовать совершенно иначе..."
    А.Тарковский

    Цитирую я это не для того, чтобы подтвердить то, что кино Тарковского не исповедально, а вот для чего.
    Зеркало Тарковского при всей правдивости художника само обрело качества художника. Герои делают то, что должны делать, не зеркаля желания автора. В этом смысле зеркало - некое "Оно".
    Наверное, это - признак жизнеспособности мифа Тарковского.
     
  24. Ондатр

    Ондатр Super Moderator

    Сообщения:
    24.713
    Симпатии:
    6.366
    Оно это Зона в Сталкере, океан в Солярисе (там где зеркало персонифицировано") в других фильмах оно присутствует анонимно, но именно с ним ведётся постоянный диалог (часто замаскированный монологом).
     
  25. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.639
    Симпатии:
    2.604
    Так без этого же как раз нельзя. Иначе как будет создаваться напряжение и ради чего переживает герой? Наверное, эксперименты, когда автор полностью выводил за рамки произведения предмет страдания героя, того, что символизировало бы то, на чём герой сосредоточен, или хоть какой-то ответ герою, были провальными? Нельзя же так дурачить читателя и зрителя. Ведь автор и зритель с читателем - партнёры.
    Впрочем, я же не искусствовед, это не моя сфера.

    Я вернусь ещё раз к семёрке фильмов, как цельному произведению, а потом подумаю,что предпринимать дальше.
    По заряженности фильмы выстраиваются так:

    -1 "Иваново детство" (вопрос о жизни и смерти решён в пользу смерти).
    Война. Мирная жизнь как сновидение. Отмщение за утраченный мир.

    1 "Андрей Рублёв" (вопрос о творчестве и смерти решён в пользу творчества).
    Храм и родина. Творение прекрасного в безобразном мире, создание корней.

    1 "Солярис" (вопрос об одиночестве и союзе решён в пользу союза).
    Океан как созидательная сила, дающая надежду на возрождение. Усовершенствованная человеческая реальность воссоздаётся в Океане.

    0 "Зеркало" (нагромождены все вопросы и все ответы).

    -1 "Сталкер" (вопрос об одиночестве и союзе решён в пользу одиночества).
    Зона как оправдание отказа от мира людей. Надежда перенаправляется с мира людей на Зону. Остатки человеческой культуры распадаются в Зоне.

    -1 "Ностальгия" (вопрос о творчестве и смерти решён в пользу смерти).
    Храм и родина. Безобразное почти поглотило прекрасное. Нет жизни без корней.

    1 "Жертвоприношение" (вопрос о жизни и смерти решён в пользу жизни).
    Война как сновидение. Жертва для возвращения мира.

    Это естественное, но от своей естественности не перестающее быть трагичным развитие гения на земле. После того, как художник переберёт все варианты выбора, он приходит к идее жертвы - идее плода или семени, упавшего на землю, погибшего в ней ради других семян и плодов.
    Разумеется, к такому итогу художники приходят, если им хватает сил и времени.
     
    La Mecha нравится это.

Поделиться этой страницей