Пси-скопия

Тема в разделе "Психопрактика", создана пользователем plot, 22 окт 2011.

  1. TopicStarter Overlay
    plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.608
    Симпатии:
    1.918
    Ψ-скопия.

    В этой книге я попытаюсь описать результаты своих опытов созерцания различных объектов, а также некоторые другие аспекты, связанные изменённым восприятием. Я назвал эту область исследования — пси-скопией или перцепциоскопией.

    Содержание.

    Предисловие.

    1. Кратко о «внутреннем безмолвии».

    2. Стихиали: суть явления.

    3. Наблюдения.

    3.1. Природные объекты.

    3.1.1. Реки и моря.

    3.1.2. Деревья, лес, подлесок.

    3.1.3. Ветер.

    3.1.4. Грозовые ливни и атмосферная влага.

    3.1.5. Полярные пространства и снег.

    3.1.6. Небо.

    3.1.7. Огонь.

    3.1.8. Дым.

    3.1.9. Земля.

    3.2. Объекты планетарного или астрономического масштаба.

    3.3. Внутреннее небо.

    Заключение

    Предисловие.

    Представим себе, что некий человек садится в тихом месте и неотрывно, с полным вниманием смотрит на пламя свечи. Проходит час, два, три. В течение полугода или года он смотрит на пламя по восемь часов в день.

    В результате таких упражнений восприятие пламени у этого человека изменяется неким образом. Он фиксирует эти изменения. Что произойдёт в итоге? А если созерцать не пламя, а какие-либо другие объекты?

    В этой книге я попытаюсь описать результаты своих опытов созерцания различных объектов, а также некоторые другие аспекты, связанные изменённым восприятием. Я назвал эту область исследования — пси-скопией или перцепциоскопией. Должен подчеркнуть, что то, что здесь описывается — это именно прикосновение и не более того.

    В идеале, чтобы быть верифицируемым, исследование в этой области должно выглядеть примерно так:

    1. Психотехника (без привязки к каким-либо системам интерпретации)
    2. Описание результатов
    3. Верификация (идентичность результатов у нескольких исследователей)
    4. Рабочая гипотеза
    5. Эксперименты по её подтверждению
    6. Дальнейшие выводы и эксперименты.

    Дополнительной верификацией была бы повторяемость опыта и его практические приложения.

    В определённом смысле, этот способ познания можно назвать бытийным или мистическим в том смысле, как это описал Л.Тираспольский:

    ... под мистикой можно понимать, не слишком отступая от словарного определения, не нарушения законов природы, а бытийное постижение реальности, скрытой от обыденного сознания.​

    При этом, согласно словарному определению:

    Обыденное сознание — совокупность представлений, знаний, установок и стереотипов, основывающихся на непосредственном повседневном опыте людей и доминирующих в социальной общности, которой они принадлежат. Обыденное сознание отличается от сознания, основу которого составляют научные знания, полученные при применении объективных методов исследования и обеспечивающие проникновение в сущностные связи, характеризующие природу и общество. Обыденному сознанию свойственны ошибки, которые могут препятствовать научному познанию мира, способствуя сохранению укоренившихся предрассудков. Вместе с тем фиксация многократно повторяющихся связей между вещами и людьми (народная мудрость), характерная для обыденного сознания, дает возможность делать правильные выводы, что проверяется практикой повседневной жизни.​
    Таким образом, то, что скрыто от обыденного сознания, открывается не только научному знанию, но и бытийному - мистическому - постижению.​

    Подобные исследования можно интерпретировать и с несколько иного ракурса. Философ и писатель Кен Уилбер говорит, что каждое явление имеет как минимум три стороны - я, мы и это (правда, можно добавить ещё и четвёртую сторону - эти, но в данном случае это не существенно). Например, если брать идею Бога, то её можно рассмотреть с точки зрения проявления Бога в нас самих - скажем так, наивысшее состояние сознания, доступное человеку, с точки зрения взаимоотношений я и Бога, и с точки зрения проявления этой силы во вне, в этом мире. Соответственно это будут аспекты "я", "мы" и "это".

    Если же мы теперь возьмём скажем огонь, то собственно физическое пламя будет соответствовать аспекту "это" и оно на сегодняшний день нам хорошо известно. А вот "я"-аспект пламени это уже менее известная область: это то, что в древности называли "стихией огня", отражение огня в нашем сознании. Аспект "мы" для огня современным человеком уже совсем утерян. Никоим образом взаимодействовать с огнём (если не считать физические манипуляции) современный человек не умеет и не понимает что это такое. Современная цивилизация вообще оказывается излишне смещена в сторону "это"...

    Так вот, с этой точки зрения, то, что описывается в этой книге есть не что иное как исследование "я" и "мы"-аспектов явлений этого мира.
    Можно представить себе и ещё одну интерпретацию (на самом деле их множество). Суфии говорят, что существует три мира:
    - физический мир
    - мир чистых сущностей
    - промежуточный мир, называемый барзахом. В нём сознание человека полностью отдано на волю этого самого творческого воображения. В барзахе же происходят встречи человека с сущностями, но он их воспринимает именно посредством творческого воображения, облекая в понятную себе форму.

    То, что современные суфиологи (кажется, с Корбена, но могу ошибаться) называют "творческим воображением", является на самом деле вот чем. Есть воображение произвольное, когда мы можем представить себе тот или иной предмет. А есть - непроизвольное, когда некая форма создаётся нашим мозгом помимо нашей воли. Это особенно часто бывает в сновидениях. Эта форма как бы самотворится. Это самотворящееся воображение и есть "творческое воображение". Поскольку форма эта моделируется непроизвольно, то у нас может возникнуть иллюзия, что она, эта форма, подобна другим объектам физического мира, то есть как бы "истинна". Ну или ещё каким-то образом принять её за чистую монету. Мол, светится - значит ангел, и т.д. Но это, конечно, ошибка.

    С этой позиции, то, что описывается в данной книге есть по сути изучение барзаха.

    Результаты этих исследований заранее предсказать невозможно. Однако, уже сейчас можно сказать, что в результате подобного изучения тех или иных явлений, открываются очень интересные эффекты, и не только психического плана, но и физиологического, и даже (есть основания полагать) физического.

    Возможные результаты подобных исследований можно разделить на три группы:
    1. Психические результаты. Это - некие эффекты восприятия, схожие с галлюцинациями либо со сновидениями. Здесь возможно получение определённого рода знания о предмете исследования.
    2. Психофизические результаты. Это вполне объяснимые научно эффекты, проявляющиеся на уровне физического тела. Например, эффект оздоровления организма, эффект развития внутреннего тепла (туммо) и так далее.

    3. Малообъяснимые эффекты. Разного рода явления, которые не могут быть объяснены современной наукой. Я уже сталкивался с подобными явлениями, объяснений которым не нашёл, поэтому имею основания говорить об их возможности. Например, это то, что в йоге называют сиддхами: способность видеть сквозь стены, зажигать огонь взглядом и тому подобное. Либо - какие-то явления, происходящие сами собой в ходе практики, но тем не менее труднообъяснимые, как, скажем, молния среди ясного неба, ударяющая в ближайший громоотвод.

    Я постарался подходить к результатам исследований строго описательно, стараясь избегать, насколько это вообще возможно, интерпретаций в рамках какой бы то ни было картины мира. Это, на мой взгляд, позволит оставаться максимально беспристрастным, и уберечь результаты исследований от искажений.

    1. Кратко о «внутреннем безмолвии».

    Инструмент в пси-скопических исследованиях (то есть, собственно, восприятие) таков, что на него оказывает влияние множество факторов. Сама картина мира, в которой мы бытуем каждый день, во многом определяет то, как мы воспринимаем и то, что мы воспринимаем. Вот почему, при использовании этого инструмента очень важно отстроить его от этих помех. Если наше внимание постоянно скачет от объекта к объекту, если оно неуправляемо, мы не сможем проводить исследования даже физически, просто-напросто не высидим столько времени в неподвижности.

    Однако, это лишь вопрос навыка. При этом, само созерцание может происходить не только с помощью зрения. Скорее, это вообще удерживание внимания на каком-либо объекте, внешнем, или, так сказать, умственном.

    Созерцания, описанные здесь, проводились в состоянии «внутреннего безмолвия». О нём много говорится со времён первых книг Карлоса Кастанеды, однако, на мой взгляд, термин этот не совсем удачный. Тут имеется парадокс: полное, абсолютное внутреннее безмолвие не может быть зафиксировано самим безмолвствующим, поскольку сама такая фиксация есть уже его нарушение.

    Здесь имеет место некое недопонимание, кажется: такое внутреннее безмолвие само по себе вообще не является целью. Более того, его вряд ли можно достичь специальными усилиями, если не считать радикального, но вредного для здоровья способа «головой об стену».
    Речь идёт скорее об отсутствии аффектов, отсутствии вовлечённости, утишении и отключении "ветхочеловеческих" психических процессов.

    Итак, говоря о «внутреннем безмолвии», мы имеем в виду не более чем приостановку обычных, «ветхочеловеческих», психических процессов: эмоций, мыслей (вседневных, составляющих плоть "ветхого человека"). Это — особое состояние, которое я привык называть «кристальностью». Здесь помрачения перестают проявлять себя. Кристальность обладает своей особой силой, то есть это не просто состояние утишенности помрачений, как чистое небо не является просто отсутствием облаков, а свет — просто отсутствием тьмы. Это состояние безмятежности, чистоты сознания (чистоты от помрачений). Основные пути достижения этого состояния:

    1. Полная концентрация внимания на некоем объекте, когда всё остальное, в том числе и ветхочеловеческие психические процессы, исключаются из поля внимания. А развиваться они могут только им уделяют внимание. Причём внимание вовлечённое, неосознанно направляемое. При концентрации, фактически, все психические процессы сводятся к одному: наблюдению за объектом. Отвлечение «изнутри» происходит только из-за появления «ветхочеловеческих» психических процессов.
    2. Тотальное осознавание психических процессов. Дело в том, что ветхочеловеческое может развиваться только в темноте, если свет осознавания в доме не зажжён. Если за ним, ветхочеловеческим, наблюдают, оно не может развиваться. В конце концов совершенно приостанавливается. В конечном итоге это бодрственное состояние становится самодостаточным, положительным, исключающим развитие «ветхочеловеческого». Поначалу мы пытаемся расчистить поле сугубым наблюдением, потом появляются проблески этого кристального состояния, и, почувствовав его вкус, мы начинаем взращивать его напрямую. И тогда процесс «истончения» «ветхого человека» ускоряется.
    3. Ещё один способ культивирования кристального покоя сознания - воображение. У каждого человека в жизни должны были быть такие мгновения полного внутреннего покоя и тишины. Поэтому этот вкус знаком почти каждому из нас. Если поймать тот образ, который у нас ассоциируется с этой тишиной, можно воспроизвести его, и это поможет. Только воспроизводить надо так, чтобы образ соединялся с нами, проникал в нас каким-либо образом. В гуру-йоге или в некоторых суфийских методах, кажется, используется этот принцип.
    Конкретные методы, использующиеся в тех или иных мистических традициях, зачастую сочетают в себе несколько вышеупомянутых способов.

    Есть ещё мехнические способы, помогающие придти в кристальность. Прежде всего это расслабление дыхания, расслабление мышц, не участвующих в работе, неподвижность тела, либо, если это происходит в движении — особая его плавность.

    Есть ещё некие иные способы приведения сознания в это состояние – «энергетические», но о них речи здесь не пойдёт, поскольку мне они знакомы недостаточно.

    Многие из методик созерцания, описанных здесь, сами по себе ведут к познанию вышеописанного кристального состояния, используя фиксацию внимания, воображение, осознавание.

    В некоторых случаях психические процессы, формирующие «ветхого человека», замирают на время самопроизвольно по каким-либо причинам.

    Представьте, что вы находитесь у себя дома и вдруг слышите странный тихий звук. Он не страшный и не тревожащий, а именно странный. И вот вы застыли и прислушиваетесь внимательно, затаив дыхание. Поймайте это состояние. Это и есть отблеск той кристальности, о которой шла здесь речь.

    2. Стихиали: суть явления.

    Во время пси-скопических исследований я столкнулся с тем, что назвал восприятием индивидуального сознания. Индивидуальное сознание другого существа обычно нами не воспринимается, однако в некоторых случаях это, кажется, всё же возможно. Воспринимается такой феномен, к которому я не смог подобрать другого названия чем индивидуальное сознание. Никакими другими понятиями это явление не определяется.

    Это не умозаключение по косвенным признакам о том, что передо мной - «существо». Это — нечто вроде прямого знания о том, что передо мной — индивидуальное воспринимающее сознание. Рискну предположить, что ощущение это аналогично тому, что Карлос Кастанеда описывал как «чувство тоналя».

    Тем не менее, наличие у меня такого умения ещё необходимо подтвердить с помощью экспериментов, а если оно всё-таки есть, то и отточить его. Однако, таких экспериментов я над собой ещё (или не ещё) не проводил, и потому склонен к своей способности чувствовать иное индивидуальное сознание относиться с максимальным скептицизмом, к чему призываю и читателя.

    Как бы то ни было, индивидуальное сознание, связанное с природными явлениями, имеет вполне определённое название - стихиаль. Этот термин был предложен Даниилом Леонидовичем Андреевым в «Розе Мира». Когда речь в этой книге заходит о созерцании природных объектов, она во многом рассказывает именно о стихиалях.
    Итак, стихиаль — это воспринимаемое нами индивидуальное сознание, связанное с силами природы. Говорить что-либо сверх этого определения я воздержусь, чтобы не углубиться в область фантазии.

    Результат созерцания природных объектов может сильно разниться от предельно благоприятного воздействия, очищающего сознание от помрачений, до весьма сомнительного, зачастую грозящего психическим или физическим уроном. Здесь я постарался рассказать о наиболее благоприятных областях созерцания, не утаивая при этом и возникавших опасностей.

    Если для удобства условно обозначить наблюдаемый феномен как некое существо, можно сказать, что стихиали могут различаться по своему отношению к человеку точно так же как, скажем, животные. Они могут проявлять себя как некие хищные или паразитические существа, либо как существа нейтральные и как бы занятые больше своими делами, но есть среди них и существа определённо дружественные.

    Стихиали хищные и паразитические мы будем для удобства называть агрессивными, остальные - нейтральными и дружественными. Среди нейтральных стихиалей можно выделить и разновидности, приспособившиеся жить рядом с человеком, но при этом не являющиеся паразитами, то есть «синантропные», в биологическом смысле этого слова. Поскольку я не стремился специально созерцать нейтральные и неблагоприятные объекты (т. е. связанные с нейтральными и агрессивными стихиалями), опыт, связанный с ними, в эту книгу не вошёл. Он описан в книге «Иные миры».

    Итак, что же такое по сути то, что названо Андреевым «стихиалями», если к этому явлению подходить описательно? Это — особая разновидность опыта, возникающая при взаимодействии человека с природными явлениями. Этот опыт характеризуется следующими отличительными чертами:

    1. Индивидуальное сознание. Это ощущение говорит нам, что в данный момент мы контактируем с неким «живым», то есть сознающим и воспринимающим, существом. Реагирующим на наши действия, прежде всего — на действия внутренние, на движения нашей психики — чувства, эмоции, мысли. И при этом в связи с этим существом отсутствует восприятие физической формы и других физических свойств.
    2. «Характер». В случае дружественных стихиалей это — ощущение благодатности, чистоты, дружественности. Его трудно определить с помощью других понятий. Это явление, как и ощущение присутствия индивидуального сознания или, скажем, физические ощущения, относится к разряду первичной информации, не определяемой через другие понятия. Можно сказать, что это - ощущение исходящей от воспринимаемого существа особой внутренней теплоты и чистоты, которая отзывается в нашем сердце.
    3. «Масштаб». Опыт, связанный со стихиалями, говорит нам, что перед нами — существо, имеющее тот или иной масштаб, ту или иную мощь. От совсем крошечных, до существ поистине космического масштаба.
    4. «Тонкие восприятия». Это физические или похожие на физические ощущения, не обусловленные какими-либо явными физическими причинами. В случае светлых стихиалей наяву это может быть восприятие волн тепла или прохлады (без наличия таковых на физическом уровне), мурашки по коже, зуд. Кроме того – световые волны и струи различного оттенка, причём именно эти волны и струи в нашем восприятии имеют все остальные вышеперечисленные качества. В состоянии тонкого сновидения всё это воспринимается ещё более отчётливо.

    В случае с нейтральными стихиалями первый и третий пункты остаются без изменений. Восприятие «характера» нейтральной стихиали скорее походит на восприятие того или иного животного. Иногда столкновение с нейтральными стихиалями сопровождается ощущением опасности. Кроме того, «тонкие восприятия» в данном случае тоже отличаются. Прежде всего, может появиться нефизическое ощущение присутствия довольно плотного и как бы темноватого тела. Нейтральной стихиали, как правило, ощущаются именно так. Обычно, конечно, не зрительно.

    Опыт, связанный с агрессивными стихиалями сопровождаются ощущением особой опасности. Если нейтральные стихиали как правило не слишком интересуются человеком, и ощущение опасности (если существо мощное) в их случае скорее похоже на то, как если бы мы увидели, скажем, волка, который не обращает на нас внимания и занимается своими делами, то в случае с демоническими стихиалями это - ощущение сильной и недвусмысленной угрозы или ловушки.

    Ощущаемую при этом опасность трудно передать словами, поскольку в обыденной жизни мы с такими ощущениями практически не сталкиваемся. Кажется, что боится само наше тело. Демонические стихиали всегда воспринимаются "вторым зрением" как плотные и тёмные объекты. В тонком сновидении этот образ обретает дополнительные детали, которые, впрочем, видимо, могут варьироваться от человека к человеку.

    То есть в общем и целом, восприятие стихиалей полностью аналогично восприятию обычных, «физических», живых существ, за исключением всего, что связано с физическим телом. То есть, можно сказать, что это — существа без физического тела.

    Но здесь возникают некоторые проблемы. Мы можем ощутить всё это лишь при определённом навыке или обострённости восприятия. А поскольку такого рода восприятие у нас работает, как правило, не уверенно, то и в самих этих восприятиях мы не можем быть полностью уверены. Более того, пока ещё совсем не является фактом, что сами эти ощущения имеют под собой какую-либо основу. И это всегда полезно иметь в виду, чтобы не выдать желаемое за действительное или наоборот. Это во-первых.

    Во-вторых, нужно ли эти восприятия трактовать именно таким образом, умножая сущности? Не уверен. Однако, у меня слишком мало опыта в подобных упражнениях и исследованиях, чтобы утверждать что-то определённо. В будущем я постараюсь уточнить эту область.

    Например, восприятия стихиалей можно объяснить архетипически. Возможно, обстановка определённого типа генетически отпечатана в нас как угрожающая. В результате мозг в своей обычной виртуозной манере дорисовывает некий урожающий образ. И так далее.

    По данной теме очень рекомендую статью У.Читтика "Встречи с воображающимися людьми". В этой статье речь идёт о том, как этот вопрос освещается в суфизме, в частности - что говорил по этому поводу Ибн Араби. Если быть кратким, то подобные восприятия в суфизме называются "снятием завес". Однако, говорится, что различить природу увиденного - божественное это, ангельское или "джинновое" может только человек, сподобившийся особого дара различения духов.


    3. Наблюдения.

    3.1. Природные объекты.

    3.1.1. Реки и моря.

    1. Созерцание поверхности реки, стоя примерно по пояс, в ясный день, глядя вниз. Методика – созерцание поверхности, как бы фиксируя взглядом сразу общую картину поверхности передо мной, насколько хватает поля зрения, не фокусируя внимание на отдельных деталях.

    Результаты:

    На поверхности фиксируется нежное васильковое сияние. Далее, это сияние как бы отделяется от самой воды, а вода совсем уходит из поля восприятия. Остаётся одно это васильковое струение, у которого есть ещё следующие характеристики:

    - наличие множественного индивидуального сознания

    - очень низкий уровень помрачённости (нет дхарм, связанных с аффектами)

    - небольшой масштаб – словно это множество небольших существ, струящихся друг сквозь друга

    На определённом этапе ориентация в пространстве теряется, можно упасть.

    2. Созерцание реки, сидя на берегу, в тихие ясные дни весны, лета и осени, утром, днём и вечером. Взглядом как бы охватывалась вся река в поле зрения, без фокусировки внимания на отдельных деталях. По сути это - просто медитация на берегу реки, когда она естественным образом попадает в поле нашего внимания.

    Результаты:

    Через некоторое время восприятие реки приобретает следующие особенности:

    - она воспринимается как некий грандиозный плавный и непрерывный поток. Это странно, но обычно мы не очень замечаем за своей суетой этой «потоковости».

    - наличие индивидуального сознания. Восприятие этого потока обладает характеристикой, которую можно назвать «восприятием индивидуального сознания».

    - огромный масштаб. Это индивидуальное сознание, это существо имеет огромную мощь и масштаб. Хотя это, конечно, зависит от размера реки. В данном случае речь идёт о Волге.

    - степень наличия помрачений сильно колеблется от реки к реке. В Волге уровень помрачений средний, но при этом само сознание, конечно, далеко и от человеческого, и от сознания какого-либо животного или растения. Кроме того, этот Поток вмещает в себя индивидуальные сознания меньших масштабов и различной степени помрачённости, от холодных и хищных, до тех, что упоминались выше.

    - отмечаю наличие сострадания к этому существу. Ощущение, что неподобающее поведение людей по отношению к реке причиняет ей страдание.

    Стихотворение, соответствующее этой практике:

    Тихо сидеть с открытым сердцем,
    Словно прибрежной травинки листок...
    Безмолвно несёт живое золото
    Этот Вечный Священный Поток...

    3. Созерцание реки, стоя или сидя в воде примерно по грудь или чуть выше, лицом вверх или вниз по течению. При этом используется воображение: представляем, что вода потоком проходит прямо сквозь грудь, вымывая и унося все помрачения. В случае моря можно то же самое делать в отношении накатывающих и откатывающихся волн.

    Результаты:

    - облегчается достижение восприятия не-помрачённости, внутреннего безмолвия, очищение от аффектов и всё, что с этим связано.

    - река воспринимается теперь иначе - как некий Чистый Поток, свободный от аффектов. Тут уже нет речи об индивидуальном сознании, а скорее - о Со-Бытии. Или точнее, имеет место как бы многослойное восприятие, составляющее, тем не менее, единое целое: физический слой, слой "стихиалей" и - Со-Бытие.

    - может возникнуть очень сильное чувство, которое трудно назвать иначе, чем любовь к этому существу. Если, затаив дыхание, вглядываться в суть этого чувства, очень легко и естественно достигается предельная конценрация внимания.

    - эта практика имеет анестезирующий эффект. Однако позже сама вода уже будет не нужна. Достаточно будет просто вообразить что поток чистой воды промывает больное место.

    4. Когда поверхность реки, моря или озера абсолютно спокойна как жидкое стекло, нужно сесть в воду так, чтобы она находилась на уровне сердца, и представить, что эта спокойная поверхность проходит через сердце, что вы сами и эта поверхность - одно целое.

    Результаты:

    Внутреннее безмолвие приходит легко. Это хороший способ медитации. Примечательно, что бассейн такого ярко выраженного эффекта не имеет. По мере практики уже не нужно будет ни находиться в воде, ни даже быть рядом с ней: достаточно будет просто представить эту поверхность, проходящую через сердце, где бы вы ни были.

    Некоторые другие методы:

    Метод 5. Лёжа в воде на спине, погрузиться в безмолвие и представить, что тело полностью растворилось в воде. Это можно делать и на глубине и на мелководье, лёжа на дне. Можно использовать плавательный жилет или не использовать. Если течение сильное, то на глубокой воде приходится прерываться, возвращаясь на место, иначе река унесёт далеко.

    Метод 6. Плавать, пребывая во внутреннем безмолвии, полностью сосредоточившись на движении сквозь толщу воды так, будто не ты движешься сквозь воду, а она — сквозь тебя. Таким образом можно практиковать и обычное и подводное плавание.

    Метод 7. Созерцание волновой ряби и световых бликов на воде.

    Метод 8. Созерцание мальков на мелководье и околоводных стрекоз. В определённый момент ощущается покой и единение. Кажется, безмолвное бытие этих существ приоткрывается перед тобой, ты как бы приобщаешься к таинству их жизни, к таинству жизни вообще.

    Наблюдения:

    Одна большая «душа» реки составляет как бы среду, в которой обитает несметное множество стихиалей более скромного масштаба. Одни предпочитают самые приповерхностные слои вод, насыщенные солнечным светом, другие же больше стремятся к прохладной глубине, третьи тяготеют к мелководью и берегам. Некоторые животные, кажется, тесно соединены с такими стихиалями и часто словно бы играют с ними. Таковы речные стрекозы, рыбы, планктон.

    Кроме того, реки очень разные. Прежде всего, это связано с окружающими и сопутствующими условиями, а также с влиянием человека.

    Например, тихие небольшие равнинные реки средней полосы, которых не коснулось заболачивание, являют собой как правило чрезвычайно благоприятные в «стихиальном» отношении места. Однако, это не всегда так, поэтому в любом случае нужно быть осторожным: некоторые места на реках отмечены больше присутствием «серых» существ.

    Горные реки часто несут в себе некоторый суровый оттенок «серых» стихиалей горных ущелий и каменистых россыпей.

    Реки крупные и древние, как, например, Волга - это совершенно грандиозные и сложные явления. Стихиали, связанные с ними, очень разнообразны и представляют собой целый спектр от «тёмно-серых» существ дна и заболоченных заводей до очень светлых обитателей поверхностных вод и мелководья. Кроме того, такие реки имеют отражение и в инфернальных, и в благих мирах (см. книгу «Иные миры»), и наличие этих отражений тоже накладывает своё влияние на наше восприятие.

    Однако, углублённые ночные практики на берегах рек и озёр могут быть опасны. И дело здесь не только и не столько «тёмно-серых» придонных или болотных стихиалях.

    Реки в большинстве своём имеют продолжение не только "вверх", но и "вниз" и это "нижнее" продолжение особенно явственно проступает ночью. Воды рек в таких тёмных мирах мертвы как сама смерть, и человек, имеющий определённый склад натуры, может провалиться вниз по дороге такой реки и проснуться в аду. Физическое тело его скорее всего не найдут. Оно утонет в ночных водах. Каждый год только на Средней Волге официально тонут несколько десятков человек. Из них наверняка несколько стали жертвами такой невольной практики, например, приняв галлюциноген или алкоголь и оказавшись во власти этого нисходящего потока.

    Они идут купаться в ночной реке и внезапно оказываются в безбрежном чёрном пространстве, и берега не видно и ставшая вдруг ледяной вода равнодушно и хищно расступается под ними и гасит последний крик о помощи...

    Что касается моря, то я практически не имею опыта присутствия на берегу ночного моря. Знающие люди говорят, что море не столь опасно в этом плане, по крайней мере – в прибрежной полосе. Во всяком случае, морское побережье в значительной мере свободно от влияния «тёмно-серых» стихиалей (кроме, возможно, мангровых зарослей).

    Однако, что касается существования сразу во многих слоях - точно то же, что мы сказали о больших реках, можно сказать и о море. Таким образом, открытое море может свести человека вниз так же легко, как и вверх. Тёмное отражение моря, более явственно проступающее ночью, может повлиять на человека и относительно недалеко от берега. Этому есть свидетельства очевидцев. Цитата:

    Ночные заплывы вглубь могут нести весьма неприятные сюрпризы. Меня пару раз спасало только четкое фиксирование внимания на "нашей реальности" - огни, музыка, голоса с берега.

    Потеря ориентации это первый признак соскальзывания в «нижние» миры - привычное для сознания пространство-время перестаёт действовать. Автор вышеприведённой цитаты нашёл в себе силы зафиксировать внимание на аспектах физического мира (огни, музыка, голоса с берега) и это его, вероятно, и спасло, вернуло сознание в обычное состояние...

    Точно то же можно сказать и о «многослойности» Королевских Деревьев, о которых будет рассказано в следующем разделе. Те деревья так же точно, кажется, существуют в нескольких мирах... Некоторые деревья имеют и «нижние» отражения.

    Ещё одна сторона этой практики - созерцание реки в состоянии сновидения. Как правило, это происходило в слое, который я привык называть Миром Четырёх Владык - ближайшем к нам «парадизном» слое. Подробнее о нём рассказано в книге «Иные миры». От «светлых» стихиалей он практически не отделён какими бы то ни было барьерами. Стоит, находясь здесь, лишь чуть-чуть задержать внимание, скажем, на реке, и сознание начинает совершенно ясно воспринимать мир светлых речных стихиалей, который словно бы протаивает сквозь картину реки.

    Хотелось бы также немного развить тему озёр. Они невероятно разнообразны, то есть существуют озёра, в значительной степени неблагоприятные и даже опасные для созерцания из-за «тёмно-серого» своего характера. Большинство же отмечены этим «тёмно-серым» присутствием лишь частично, иногда в очень малой степени. Его присутствие, как правило, выражается в застойности и заболоченности озера. Есть озёра, глядящие в Небо, есть тихие небольшие озёра, на берегу которых хорошо сидеть в безмолвии.

    Озёра огромные одновременно схожи с морем и с рекой по тем ощущениям, которые рождаются при их созерцании. Один участок берега может быть явно речным, а другой уже - определённо морской. Ну и, конечно, это ощущение « многослойности» - и «вверх» и «вниз».

    Самое крупное пресноводное озеро, которое я видел – это Бодензее в Германии. Совершенно удивительное сочетание речных и морских ощущений, и при этом главная, большая, «душа» этого озера – больше похожа на морскую.

    Общение с «тёмным» озером может быть довольно опасным, особенно если в этой практике мы зайдём далеко. Здесь нужно полагаться на чутьё: если, посидев на берегу озера или реки, вы почувствуете любое внутреннее напряжение и своего рода душевную истощённость, раздражённость или угнетённость - лучше уйти с этого места как можно быстрее. Такие озёра часто соединены со своего рода воронками, затягивающими в бездну. Присутствие в таких местах может быстро разрушить чувствительную психику или как минимум отразиться на ней не самым благоприятным образом и даже привести к физической смерти. Феномен воронок рассмотрен более подробно в книге «Иные миры».

    Напоследок хотелось бы сказать по поводу неприродной воды, например - в водопроводе и тому подобных местах. По моим ощущениям, обычная вода в ванне обладает лишь особой "водяной" структурой-качеством. Одно время я любил подолгу сидеть, созерцая в безмолвии мельтешение бликов на струях душа. Постепенно оказываешься в своеобразном тёпло-золотом пространстве, в котором уже нет падающих струй, а есть только эти живые искорки, снующие туда-сюда. Однако, присутствия «индивидуального сознания» я здесь так и не заметил. Кроме того, вода часто воспринимается как «мёртвая», в случае с разного рода промышленными водами. Но вообще, вода «заселяется сознанием» очень быстро.

    3.1.2. Деревья, лес, подлесок и другие растения.

    Многие из методов, описанных ниже, можно применять, взобравшись на ветви дерева. Если вы будете строить на ветвях подобие гамака, верёвки лучше завязывать, предварительно обернув ветви брезентом или другой прочной тканью, чтобы не повредить кору.

    Метод 1.Прямое созерцание дерева. Если можно устроиться так, чтобы целое дерево было видно целиком, то можно просто удерживать на нём взгляд, стараясь смотреть не на отдельные его детали, а на всё дерево целиком. Весной особенно хорошо созерцать цветущие деревья.

    Результаты.Очень скоро движения кроны дерева под ветром начинают восприниматься как движения живого существа.

    Вокруг дерева начинает восприниматься лёгкое свечение.

    Начинает восприниматься «индивидуальное сознание» дерева.

    Начинает восприниматься разница между отдельными деревьями. Эта разница может быть охарактеризована такими понятиями как «мощь», «мудрость», «характер». Отдельные деревья оказываются превосходящими по своей мощи и мудрости все окружающие деревья, субъективно — примерно на порядок. Я привык называть такие деревья «королевскими». Именно с такими деревьями, при условии, что «характер» их не обладает замкнутостью, я бы рекомендовал практиковать также Метод 3 (см. ниже).

    Кроме того, можно повстречать «морочные» деревья, которые могут привести к восприятию «тёмных миров». В целом, практики, связанные с такими деревьями, я рекомендовать не могу в виду их дестабилизирующего воздействия на психику. Обычно такие деревья выделяются причудливыми, изогнутыми и хищными формами. Но не в этом, конечно, их главная особенность. Основное их отличие заключается в особом ощущении, которое я назвал «чувством тёмной бездны». Возможно, такие деревья также связаны с «воронками», как и некоторые озёра.

    Метод 2.Лёжа на земле под деревом, созерцать крону на фоне неба.

    Результаты.Происходит инверсия зрения: картина начинает восприниматься как множество колышущихся светящихся пятен на тёмном фоне.

    Наблюдается успокоение ума: уходят эмоции, отвлекающие мысли.

    Метод 3.Сидя в корнях дерева или в его ветвях, представлять, что вы — часть дерева. Ваше тело — часть ствола, совершенно равная окружающим растениям.

    Здесь есть некоторые нюансы. По отношению к некоторым деревьям возникает ощущение, что дерево как бы не принимает, отторгает нас. Настоятельно советую, прежде чем карабкаться на дерево, посидеть у его корней в безмолвии, и попытаться ощутить, нет ли этого отторжения. Есть деревья, которые воспринимаются как «не склонные к общению». Если появится малейшее беспокойство, лучше поискать другое дерево. Если же мы будем приходить к одному и тому же дереву, может возникнуть своего рода «дружба», ощущение связи, как бывает при общении с близким человеком.

    Кроме того, нужно иметь в виду, что часто дерево «замечает» нас не сразу, мы как бы слишком быстрые для них. Нужно посидеть около него какое-то время, чтобы оно выразило своё отношение к нам (тем более что и мы часто недостаточно чувствительны, чтобы сразу ощутить это отношение).

    Результаты.Ощущение слияния с деревом и — шире — со всем окружающим миром. Иными словами, ослабляется восприятие границы между «я» и «не-я».

    Глубокий внутренний покой и умиротворённость.

    Жизнь дерева и леса в каждом своём движении и звуке приобретает невыразимую словами осмысленность. Иными словами, каждое событие в лесу — от порыва ветра или появления птицы до восхода или заката вызывает тонкую радость.

    «Королевское» дерево вызывает чувство интенсивной любви и расположенности к себе. Если вглядываться в это чувство остро, как бы пытаясь ответить на вопрос - «в чём твоя суть?», то естественным образом возникает состояние крайней сосредоточенности внимания.

    На некотором этапе, особенно если условия пребывания на дереве комфортны (например, в гамаке), возникают разного рода изменённые состояния сознания, родственные сновидениям. Ниже описаны некоторые примеры таких картин:

    - Лес начинает восприниматься не как скопище отдельных объектов, а как огромная система световых потоков, обладающих индивидуальным сознанием. Эти световые потоки воспринимаются как нежно-зелёные и похожи на струи света или медленные и огромные языки прохладного пламени с отдельными живыми искрами и просверками.

    - «Королевское» дерево провоцирует осознанные сновидения: несколько раз бывало так, что снится сон, в котором я вижу такое дерево и в этот момент понимаю, что это — сон. После этого радостно взлетаю и лечу к этому дереву.

    - «Королевское» дерево провоцирует яркие восприятия «светлых» миров в «тонких» сновидениях.

    - «Морочное» дерево провоцирует яркие сновидения, связанные с тёмными и даже прямо демоническими мирами.

    Метод 4.Слушать шум леса недифференцирующим слухом - как единое целое.

    Результаты.Звук начинает сначала восприниматься как шум океана или что-то подобное. Далее возникает ощущение «только звуки» - то есть все отвлекающие внутренние факторы, такие как мысли и эмоции — уходят. Затем возникает ощущение исчезновения разницы между зрительным и слуховым восприятием. Звуки начинают восприниматься пространственно.

    Метод 5.Уравнивание с цветком или другим растением. Сесть перед ним, поместить его образ в своей груди или в центре, ощутить свою полную равность с ним. Более простой вариант – представить в своей груди зеркало, отражающее растение. Ещё один вариант – совместиться с данным растением мысленно, поместить себя, своё внимание-сознание в него.

    Результаты.Восприятие «индивидуального сознания» цветка. Ощущение нежности и близости к этому существу. Однако, по характеру «индивидуальные сознания» отдельных растений различаются.

    Наблюдения.

    Иногда летом в кроне деревьев мы можем видеть кусочки пространства, в котором лесные стихиали просвечивают более отчётливо. Часто в этом месте летают насекомые в лучах пробивающегося сквозь листву света, кружатся, не желая оттуда улетать, словно заключённые в невидимую банку. Создаётся впечатление, что эти насекомые как бы играют с миниатюрными стихиалями из лесного мира. Говоря "играют", я отдаю себе отчёт, что это слово лишь передаёт некое ощущение. Истинные взаимоотношения этих существ для меня остаются загадкой.

    Осенью же наблюдается постепенное замирание жизни в этом мире, являющее на прощание завораживающий танец стихиалей, который для нас выражается в виде листопада.

    В некоторых сказках и мифах существует также образ Мирового Дерева. Это, по-видимому, не является чистой фантазией. Среди деревьев есть особые существа, соединённые с «парадизными» мирами, как бы продолжающиеся в них, а некоторые из них имеют даже и отражение в мирах адов.

    Мне посчастливилось быть знакомым с одним из таких деревьев (ещё пару я видел мельком), это был дуб.

    Такие Деревья, как правило, стоят несколько наособицу, на открытом месте, и от них словно исходит сияние и благая сила. Повышенное «чувство истинности». Они одновременно присутствуют и в Мире Четырёх Владык, и в мире, названном Андреевым Олирной, и в более высоких мирах. Такое дерево имеет и отражения в тёмных мирах, но - благие. Там оно является напоминанием для обитателей адов, и ничто не может погубить такое Дерево там, пока оно есть здесь.

    Они воистину мудры, и я хорошо понимаю, почему Дерево Бодхи в буддизме окружено таким почётом. Если удастся найти такое Дерево и сблизиться с ним (и если оно допустит нас), это - невероятная удача. Приобщение к бытию такого существа может научить нас многому. В безмолвии сидя в его ветвях, мы начинаем ощущать полный, всепоглощающий покой. Закат или восход солнца, дождь ли, или туман или птица, севшая на ветку - всё воспринимается как акт сокровенного богослужения, как откровение.

    ...При созерцании подлеска постепенно начинается отождествление с ним, с молодыми деревцами, начинающими свою многовековую неторопливую жизнь, тянущими к солнцу нежные листья, играющие с ветром. Появляется чувство растворения, уюта, нежного безмолвия... Словно бы густо-зелёные волны окатывают тебя, в которых ты перестаёшь чувствовать тело и вот - ты там уже полностью, словно бы погрузившись в сон.

    Нужно добавить также, что среди лесных стихиалей есть и «серые» и даже «тёмно-серые». Обычно на физическом плане их преобладание выражается в образовании непролазных удушающих дебрей - густой кустарник, высокая трава, переплетение ветвей и вьющихся растений, в которых можно увязнуть подобно мухе в паутине. Однако, в моих родных краях таких «тёмно-серых» мест относительно мало. «Серых» же стихиалей в более или менее диких лесах весьма много.

    3.1.3. Ветер.

    Метод 1.Созерцать ветер поначалу можно через его проявления: движение листвы или мусора, колыхание трав, маленькие пылевые смерчи на пустырях или в закутках дворов.

    Результаты.При таком созерцании возникает восприятие «индивидуального сознания». Тихий ветерок в солнечные дни даёт ощущение присутствия существа сравнительно небольшого масштаба и в большой степени свободного от помрачений. Ветер же очень сильный и/или слишком жаркий или холодный даёт ощущение присутствия существа мощного и бесстрастно-безжалостного. В некоторых других случаях ветер бывает хищным, болезнетворным, безжизненным, но и пронзительно-светлым тоже.

    По мере созерцания, ветер уже можно видеть напрямую в виде волн еле заметного зеленоватого или голубоватого свечения.

    Метод 2.Представлять, что ветер беспрепятственно проходит сквозь наше тело или сердце, выметая все помрачения, делая наше существо совершенно прозрачным. Для памятования о ветре хорошо повторять мысленно слово «ветер», как бы призывая его.

    Результаты.Очень быстро достигается ощущение чистого поля, свободного от помрачений, на месте «я». Имеет место восприятие индивидуальных сознаний разного масштаба, связанных с ветром и вообще воздушным пространством. Характер этих «существ» очень разнообразный.

    Метод 3.Если есть возможность созерцать большой простор — например, на горе или на крыше высотного здания, можно созерцать этот простор, представляя на месте своего тела большое совершенно чистое зеркало, отражающее простор и как бы сливающееся с ним. Можно этот метод совмещать с предыдущим, «пропуская сквозь себя» накатывающие волны ветра.

    Результаты.Ощущение полного единения с простором. Восприятие чистого поля на месте «я». Ощущение присутствия мощного индивидуального сознания, связанного с воздушными просторами.

    Метод 4.Танец с ветром. Когда мы пропускаем ветер сквозь себя (и это, кстати, касается не только ветра), бывает трудно удержаться от танца, от движений. Если это возможно, лучше позволить себе двигаться с ветром.

    Результаты.Танцуя с ветром, ощущается удовольствие, которое трудно описать. Кажется, что всё существо, вплоть до физического тела, преображается, переплавляется. По коже прокатываются волны «мурашек», часто наступает сильный зуд в голенях, будто в них впились сотни муравьёв.

    Метод 5.Полностью сосредоточить внимание на ветре, вглядываясь в него, будто пытаясь найти вопрос: «в чём твоя предельная сущность?»

    Результаты.Очень быстро сосредоточение становится сильным и устойчивым. Вопрос действует подобно коанам дзэн-буддизма.

    Наблюдения:

    По мере созерцания ветра постепенно открывается интересная вещь: он есть даже тогда, когда мы привыкли считать, что его нет. Воздушные стихиали очень разнообразны. Одни из них, небольшие и быстрые, роятся в пространстве, даже при полном штиле. Другие, более крупные, уже ощутимо касаются, играют с нами. Ещё более "крупные" или "мощные", налетают уже волнами и порывами, увлекая с собой сонмы малюток. Они подобны молодым людям в расцвете сил. Они смотрят на нас изучающее и серьёзно - кто это появился из смутного Энрофа, кто протянул к ним нить внимания? Или же они играют маленькими смерчами на пустырях, набирая силу и радуясь в лучах Солнца. И суровые и даже беспощадные существа, способные хлестнуть по лицу горстью песка, дохнуть холодом или печным жаром, обломить сухую ветку перед твоим носом...

    В определённых местах или в определённое время появляются воздушные стихиали довольно-таки «серой» природы. Такой ветер может нанести вред здоровью или породить душевное расстройство при длительном воздействии. Современные люди, особенно городские, стали совершенно нечувствительны к подобного рода факторам. Например, выезжая на природу, мы часто садимся где придётся, занятые своими мыслями или развлечениями, не обращая внимания на такую "мелочь" как ветер или окружающая местность: мол, природа и природа. Это может закончиться тем, что вместо отдыха мы получим расстройство здоровья или душевное истощение, уныние и усталость. Но при этом мы опять же вряд ли отдадим себе отчёт в причинах произошедшего.

    Стихиали ветра - это тоже струи, тоже потоки, но более тонкие, более лёгкие, более солнечные, чем стихиали воды.

    Когда безмолвно призываешь сердцем: "Ветер!", кажется, что он откликается. Словно в ответ на зов он, бывает, налетает и окатывает подобно волне, и от этого всё тело словно пробивает мягкий электрический ток, от которого учащается сердцебиение и поднимаются волосы. Стихиали ветра подобны прозрачной волне еле заметного бутылочно-зеленоватого оттенка, который, конечно, воспринимается не физическими глазами.

    Напоследок хотелось бы процитировать чудесный рассказ одного хорошего человека по имени Александр о прикосновении к стихиалям ветра и травы:

    В году 95-ом, я как-то увлекся горным велосипедом. После работы гонял по нашим севастопольским оврагам в районе Феолента. Так вот, как-то вылетая на велосипеде с очередного оврага на вершину холма, я просто выронил руль из рук, велосипед выкатился из под меня и я, встав на ноги, застыл. Вокруг меня простиралась достаточно большая поляна, заросшая ковылем. Самое интересное, что ветра, практически не было, но ковыль переливался волнами передо мной.

    Я ощутил что-то не поддающееся моему объяснению, какую-то связь, между мной и травой. Тем не менее, я стоял минут пятнадцать зачарованный, и не мог понять, что это все значит.

    3.1.4. Грозовые ливни и атмосферная влага.

    Метод 1.Наблюдение облаков. Если их нет — чистого неба. Восприятие уподобляется зеркалу, отражающему всё, что происходит на небе.

    Результаты.Наблюдается эффект, схожий с созерцанием леса: происходящие в небе изменения начинают вызывать тонкую радость.

    Жизнь неба начинает восприниматься более целостно: начинаешь видеть фронты циклонов и антициклонов, как они приближаются и проходят. Виден процесс образования облаков, который раньше проходил мимо сознания, ведь мы в повседневной жизни, бросая взгляд на небо, фиксируем лишь его мгновенную картинку, вне динамики.

    Грозовые фронты начинают восприниматься за некоторое время до их визуального появления. За много километров грозовому фронту предшествует своеобразная "корона", состоящая из множества "протуберанцев". Но эти волокна и струи воспринимаются не зрительно, а как бы всем существом.

    Так приходит грозовой слой: не стеной, не валом, а струями или как бы энергетическими шупальцами. Сначала эти струи, даже скорее – нити или волокна, тонки и часты, а потом они всё более набирают силу. По их направлению можно примерно угадать, откуда придёт гроза, по их изменению можно понять – будет ли гроза вообще или пройдёт мимо.

    Когда грозовой фронт уже виден, он воспринимается всем телом в виде особой внутренней дрожи, почти восторга.

    Метод 2.Можно представлять, что дождь свободно проходит сквозь наше тело, особенно — сквозь грудь. Хорошо подвигаться спонтанно в этих потоках, как и в случае со снегопадом.

    Результаты.Возникает ощущение чистого прозрачного поля сознания. Ощущение свободы от помрачений, своего рода «прозрачности».

    Возникает ощущение присутствия множественных «индивидуальных сознаний», связанных с дождём.

    Метод 3.Созерцание капель дождя, падающих на какую-либо поверхность. Если дождь не сильный, то лучше будет созерцать поверхность воды. Кроме того — если дождь сильный, его можно созерцать напрямую. Обычно я в безмолвии созерцал сам дождь, особенно на каком-нибудь тёмном фоне, или игру его капель на поверхности лужи или его шум. Постепенно, если углубляться в этот процесс, вглядывание становится острым, словно мы пытаемся ответить на вопрос "Где здесь Сущность дождя"? Так мы постепенно можем выйти за пределы дождя через его созерцание.

    Результаты.Как и в случае со снегопадом, дождь начинает восприниматься целостно, как единое грандиозное явление со множественными индивидуальными сознаниями. Сосредоточение становится очень острым.

    Метод 4.Созерцание пара, поднимающегося из какой-либо трубы. Таким созерцанием можно заниматься часами, и оно, возможно, заменяет собой созерцание естественного тумана, который в местах, где я живу, встречается весьма редко. Переливание потоков пара - это само безмолвие. Естественно, что подобная практика лучше удаётся в прохладное время года, поскольку летом большая часть пара незаметна.

    3.1.5. Полярные пространства и снег.

    Метод 1.Если идёт снегопад — мы представляем, что снег беспрепятственно проходит сквозь наше тело, особенно — сквозь грудь. Если есть возможность — хорошо танцевать в этих потоках.

    Результаты:Возникает ощущение чистого белого поля сознания. Ощущение свободы от помрачений.

    Возникает также ощущение присутствия множественных «индивидуальных сознаний», связанных со снегом.

    Танец в снегопаде очень похож по своему воздействию на танец с ветром.

    Метод 2.Сидя или лёжа в снегу, представлять, что наше тело состоит из снега и льда, что оно равно окружающему снегу, что между нами и снегом нет никакой разницы. Тут важно представлять не то, что наше тело замёрзло и оно холодное, а то, что оно и есть лёд. Для льда снег не холодный, он комфортный, если можно так выразиться.

    Внимание: эта практика опасна. Для неё нужно одеваться очень тщательно и тепло, примерно так, как одеваются на зимнюю рыбалку. При неправильной практике (то есть, когда всё же допускается мысль о холоде), высока вероятность получить обморожение большей или меньшей степени или заработать простуду.

    Результаты.Если точно соблюдать все вышеприведённые рекомендации, через некоторое время после начала этого упражнения по телу разливается спокойное тепло, а организм становится менее чувствителен к холоду и к жаре.

    Это странно, потому что всем известная тибетская практика "тумо" наоборот рекомендует воображать огонь, и это, конечно, тоже действует. Но, как оказалось, действует и обратное. Однако, можно предположить, что данная практика эффективна лишь для людей определённого склада.

    Очень скоро начинает восприниматься чистое белое поле сознания и «индивидуальные сознания», связанные со снежным покровом.

    Метод 3. Прямое созерцание снегопада, установив внутреннее безмолвие.

    Результаты.Снегопад воспринимается целостно, как единый грандиозный, бесшумный и плавный поток. Это способствует внутреннему безмолвию, при котором внимание полностью занимается снегопадом, как бы растворяясь в нём.

    Обострению вглядывания способствует использование вопроса «в чём суть снегопада?»

    Метод 4.Бывает, что в морозную погоду при ясном небе в воздухе роятся микроскопические ледяные кристаллики, настолько мелкие, что часто мы их не замечаем в своей повседневной жизни. Созерцание их сверкания – тоже очень хорошее упражнение.

    Результаты.Очень острое сосредоточение. В конце концов, начинает восприниматься только чистое полное света пространство с этим чудесным поблескиванием.

    Метод 5.Хорошим аспектом зимних миров может стать созерцание пара от дыхания. Можно видеть, какой разнообразный образуется пар при различной погоде. При сильном морозе можно увидеть, как из него тут же образуются кристаллики льда, блестящие на солнце. Это поблескивание само по себе может стать очень действенным предметом для созерцания.

    Результаты.Эта практика является своеобразной дыхательной гимнастикой. При небольшом морозе нужно вдыхать через нос, а при крепком – через рот, а выдыхать через нос. При этом рот нужно приоткрывать только чуть-чуть, язык необходимо приблизить к нёбу, оставляя вдыхаемому воздуху небольшой проход, чтобы он успевал согреваться перед тем как достичь горла. Вдох при сильном морозе делаем коротким, затем закрываем рот и медленно выдыхаем через нос.

    Наблюдения:

    Однажды, лёжа в полусне посреди замёрзшей Волги в спальном мешке, засыпанном снегом, я видел, возможно, мир совершенной зимы - он полностью состоял изо льда и там были только звёзды, а Солнце - далеко и похоже на яркий фонарь над близким горизонтом...

    Меня поразило то, что тот Ледяной Мир, совершенно не земной, был настолько близок к земным полярным областям по тем ощущениям, которые он порождал при его созерцании.

    И было там даже нечто вроде снегопада. Извергающиеся колоссальные гейзеры медленно-медленно оседали кристалликами-снежинками в почти безвоздушном пространстве. Происходило это в полном безмолвии, и одновременно каким-то глубинным слухом слышался тонкий кристаллический и в то же время живой звон.

    3.1.6. Небо.

    Метод 1.Прямое созерцание чистого неба, лёжа на спине либо сидя — в большом зеркале, лежащем на земле. Для обострения вглядывания можно применить вопрос: «где предел неба?»

    Результаты.Возникает ощущение чистого поля сознания.

    При остром вглядывании в небе воспринимаются как бы еле заметные струи. Через некоторое время происходит погружение в сноподобное состояние, в котором оказываешься как бы в самом небе, в бесконечном тёмно-синем пространстве, кристально-чистом, морозном. В этом пространстве воспринимаются огромные струи еле-заметного свечения, обладающие индивидуальным сознанием огромных масштабов.

    В сноподобном состоянии также может восприниматься и пространство более высоких слоёв атмосферы. Цвет воспринимается как тёмно-фиолетовый с кирпично-красным или карминным оттенком, пронизанный резким светом. Это пространство насыщено энергией, которая воспринимается как очень сильное поле, похожее на электромагнитное. В этом пространстве тоже воспринимаются «живые струи», но ещё большего масштаба. Такой опыт может быть физически опасен.

    Метод 2.Нужно представить, что вместо тела — большое зеркало, отражающее небо. Либо — лужа воды или подобного ртути вещества с совершенно спокойной поверхностью.

    Результаты.Наблюдается состояние чистоты от помрачений, чистое поле сознания.

    Наблюдения:

    По мере углубления практики начинают проявляться определённые зрительные эффекты: волны сияния, голубого и золотого, очень мелкие искорки, копошащиеся в пространстве. Однако, эти эффекты появляются при любом созерцании (хотя те же искорки на фоне неба видны наиболее отчётливо) и поэтому не могут быть отнесены к стихиальным аспектам. Созерцание этих аспектов и вглядывание в их основу ведёт в самую суть нашего существа, и я практиковал именно такое созерцание намного дольше, чем созерцание собственно неба.

    3.1.7. Огонь.

    Метод 1.Созерцание пламени (использовалась свеча). Метод заключается в непрерывном всматривании в центр пламени. Остроту вглядывания увеличивает внутреннее вопрошание - «что это?» «в чём внутренняя суть пламени?». Удерживать внимание помогает мысленное повторение слова «пламя». Подобные повторения можно использовать и в других созерцаниях.

    Результаты:

    Первое, что проявилось при созерцании огня - аура вокруг пламени, разноцветные кольца наподобие радуги, но это, вероятно, знакомо многим. Далее - пламя исчезает как отдельный объект. Я ощущаю себя в пространстве, пронизанном золотистым сиянием и восходящими потоками. Стоит только пошевелиться – и это ощущение пропадает. Имеет место восприятие «индивидуального сознания», связанного с пламенем.

    Метод 2.Уравнивание с огнём. Сидя напротив огня, я представлял, что моё тело состоит из него. Нужно почувствовать: "я и этот огонь - одно и то же". Два огня смотрят друг другу в глаза. Другой вариант – совместиться с пламенем, мысленно поместив себя в его центр. Ещё один вариант – поместить пламя в грудь или в сердце. Как вариант, можно представить, что на месте груди находится зеркало и огонь отражается в нём.

    Результаты:

    Этот способ по своему воздействию весьма схож с тибетской практикой "тумо".

    В период, когда я пробовал огненные практики и несколько месяцев после них, я совершенно не ощущал холода, то есть для меня не составляло проблемы ходить в футболке в 20-ти и 30-ти градусный мороз. При этом я чувствовал лишь приятную свежесть воздуха, и никакие болезни не могли совладать с моим организмом. Тело во время этих практик как бы насытилось огнём, зарядилось им, как заряжается аккумулятор, и заряд этот расходовался постепенно в течение некоторого времени.

    То место, которое обычно идентифицируется с «я», в ходе практики начинает восприниматься как очень чистое светящееся пространство, распространяющееся за пределы физического тела примерно на расстояние вытянутых рук. Собственно физическое тело на каком-то этапе почти не воспринимается. Ощущается также глубокий внутренний покой и тонкая радость.

    Наблюдения:

    Живой костёр оказывается намного более насыщенным сознанием, чем, скажем, свеча (не говоря уже о различного рода химическом пламени, которое вообще почти пусто в этом плане). "Струи" сознания распространяются вокруг огня довольно далеко, дальше чем языки пламени или искры.

    3.1.8. Дым.

    Метод 1. Сесть прямо в гущу дыма и представлять, что он проходит сквозь тело беспрепятственно, как бы пропуская дым сквозь себя.

    Результаты.Появляется чувство, что из тела изгнано всё болезнетворное. Могут появиться ощущения, что в нас, в нашем теле, имеются области уплотнения, сквозь которые поток дыма проходит не беспрепятственно, а как бы с некоторым затруднением. Нужно специально проследить за тем, чтобы эта область была "растворена" потоком или вынесена прочь из тела.

    Метод 2.Прямое созерцание дыма (удерживание взгляда на нём). В этом случае удобно использовать благовонные палочки.

    Результаты: Воспринимается «индивидуальное сознание» дыма. Облегчается достижение внутренней тишины. По мере созерцания дыма появляется ощущение парения и потери тела.

    3.1.9. Земля.

    Метод 1.Лечь или сесть на землю (на песок, камень, траву) и представить, что тело совершенно уравнено с землёй, что оно состоит из этой же почвы, песка, камня. В упражнениях, связанных с уравниванием, важно поймать это ощущение равности, однородности, и сосредоточиться на нём. Этот процесс можно представить следующим образом: сначала мы внутренним взором пытаемся ощутить структуру того, с чем сливаемся — например, камня или дерева. Затем, перемещая внимание от внутренней точки в объекте в собственное тело, мы сохраняем это воображение, будто нет никакой разницы между нашим телом и камнем, деревом или снегом. Более прямой вариант — просто представить, что наше тело составляет единое целое с камнем, деревом, снегом или льдом. Ещё один способ — поместить наше внимание в камень, дерево, снег или лёд, или в другой объект. Это происходит точно так же, как когда мы смотрим внутренним взором на, скажем, палец ноги, который болит. Аналогичным образом мы можем поместить внимание в любую точку вне нашего тела, в том числе внутри камня, например. Подобные упражнения способствуют установлению внутренней тишины, поскольку мы естественным образом уподобляемся материи не только в её структуре, но и в её безмолвии. Познаём безмолвие вещей, безмолвие бытия. Следующим шагом является познание его основы через предельно острое вглядывание.

    Результаты. Созерцание объектов земли даёт следующие эффекты:

    - Иногда — ощущение индивидуального сознания, связанного с определённым местом — например, со скалой. Об этих объектах подробнее можно прочесть в книге "Иные миры".

    - Индивидуальные сознания, которые можно охарактеризовать как подвижные «серые» стихиали, воспринимаемые как довольно плотные тёмные образования неопределённой формы и без чётких очертаний. Подробнее о них — в разделе 4.2.1.2 (Элаи). Эти существа, чей размер представляется примерно от крупной бабочки до собаки, иногда больше, словно бы обитают в скалах и почве, но могут выходить на поверхность. При вспахивании поля, например, они оказываются как бы потревожены и во множестве копошатся на поле, постепенно успокаиваясь и вновь скрываясь под землёй.

    - Местами также — ощущение, которое можно описать так: объём информации. Некоторые камни как бы несут в себе историю. Видимо, это связано с их возрастом. Они существуют миллионы лет и вся эта бездна времени оставила в них свои следы. Однако, это почему-то относится не ко всем камням. По большей части объём связанной с ними информации, так сказать, фоновый, или чуть выше (у камней этот фон вообще несколько выше, чем, скажем, у почвы). Но отдельные представители, часто с виду невзрачные, оказываются удивительно интересными. Чтобы понять их историю, нужен определённый навык. Я, кажется, ощущаю лишь само её наличие и глубину. Отдельные её элементы вспыхивают в сознании, оформляясь в конкретные образы. Но не более того.

    - Как уже говорилось, уравнивание с камнем даёт ощущение глубокого покоя и неколебимости, как бы самоисчезновения.

    - Иногда удаётся ощутить индивидуальное сознание планеты Земля. Оно не сопоставимо с нами по масштабу и поэтому мы обычно его не замечаем даже во время созерцаний, поскольку оно для нас проходит фоном через всю жизнь, мы, можно сказать, постоянно в нём пребываем. Поэтому зафиксировать его довольно сложно, но тем не менее возможно. Об этом будет рассказано позже в разделе 4.4 (Объекты планетарного и астрономического масштаба).

    3.2. Объекты планетарного и астрономического масштаба.

    Речь здесь пойдёт о восприятии индивидуального сознания планеты Земля и Солнца. Опыта, связанного с другими великими стихиалями, о которых упоминал Даниил Андреев, у меня нет.

    Соприкосновение с великими стихиалями и главное - адекватное осознание и идентификация этого опыта - дело весьма затруднительное (но не невозможное). Главная трудность, пожалуй, в несовместимости человеческого сознания с масштабами этих существ. Однако, эта несовместимость вызвана только нашим несовершенством.

    Кроме того, если мы путём целенаправленных усилий всё же достигаем восприятия созданий такого масштаба, это может иметь для нас непредсказуемые последствия. Это можно сравнить с тем, как если бы мы разогнали автомобиль до не свойственной ему скорости или по неприспособленной к этому дороге.

    Опыт, о котором я мог бы сказать: "да, это скорее всего было соприкосновение именно с великой стихиалью", относится к трём эпизодам. Первые два можно идентифицировать как соприкосновение с Великой Стихиалью Земли, третий - как мимолётное соприкосновение со стихиалью Солнца.

    Все три раза предпосылкой была полная внутренняя тишина.

    В случае со стихиалью Земли происходило созерцание заходящего Солнца на крыше многоэтажки и в другой раз - его бликов на поверхности реки.

    Во время созерцания на крыше сначала появлялось ощущение, что не Солнце заходит за горизонт, а Земля, вся огромная Земля вращается и надвигается на Солнце. То есть появилось ощущение всей земли и полной растворённости в этом огромном организме или интегрированности в него, словно ты маленький сидишь на коленях бесконечно любимой и любящей Матери. Бесконечный покой. Полная защищённость. Любовь.

    Потом в теле появилась нарастающая вибрация, как бы резонанс, от которого, казалось, вот-вот можно было взорваться, разлететься в мельчайший прах и рассеяться на тысячи километров. Это ощущение стало настолько сильным, что захотелось заорать. Не от страха, а от этого переполняющего чувства, похожего, вероятно на то, что было бы, если бы я нёсся в бездне на бешеной скорости. Углубляться в это состояние я не стал, вернулся на уровень покоя, а потом и вышеописанное ощущение сидения на коленях Великой Матери тоже постепенно сошло на нет.

    На берегу реки было то же самое за исключением первой стадии - созерцая блики, я перестал воспринимать что-либо кроме этого золотистого переливчатого сияния, и покой появился от погружения в него.

    Проблема здесь ещё и в том, что, насколько я понимаю, Земля раскрывается только когда сама "захочет", в очень особых условиях, которые трудно предугадать и воспроизвести. Поэтому в данном случае пережитое не является плодом моих целенаправленных усилий, а – скорее всего – чем-то вроде её мимолётного взгляда...

    Способствовать восприятию индивидуального сознания Земли могут упражнения слияния с землёй, описанные в разделе 3.1.9. На определённом этапе сознание охватывает всю Землю.

    Совершал я и упражнения, направленные на сближение с Солнцем. Заключались они в следующем: утром и вечером, а иногда и днём, я, находясь на открытом солнечном свете, в безмолвии удерживал внимание на ощущении тепла, исходящего от солнечных лучей. При этом я представлял, что эти горячие лучи просвечивают моё тело или сердце насквозь, не оставляя в нём ни единого пятнышка, так, что всё существо становилось абсолютно прозрачным и пронизанным сиянием. Стать прозрачным для солнечного тепла и света. Это упражнение я время от времени делаю и сейчас. Оно может оказать невероятно благодатное воздействие на все аспекты нашего существа, наполняя каждую клетку тела жизнью.

    Другой вариант - использование дыхания в этой практике. Я представлял, что вдыхаю свет, и он пронизывает всё моё тело от макушки до пальцев ног. Но чаще всего я просто созерцал это тепло (с закрытыми глазами), либо сияние в рассветные или закатные часы. При этом я вглядывался в тепло и сияние, как бы задавая вопрос «Что это?».

    И ещё один способ сближения с Солнцем – уже знакомое нам уравнивание. На закате или рассвете мы созерцаем солнце, уравнивая себя с ним. Для простоты можно представить, что ваше тело – это зеркало, отражающее солнце в точности и в полной силе. Постепенно образ зеркала уже не понадобится. Просто будут два солнца, в безмолвии созерцающие друг друга. Что там – то и здесь, совершенно одинаково. Со временем нам уже не нужно будет даже видеть солнце и вообще находиться на его свету, чтобы ощутить его присутствие и воспроизвести эффект от солнечных практик.

    В результате выполнения вышеописанных практик наблюдались разнообразные внетелесные ощущения. После общения с Солнцем всегда возникало особое ощущение глубинной заряженности. Кроме того, именно в ходе солнечных практик я впервые столкнулся с восприятием пронизывающих всё энергетических струн. Струны эти имеют интересное свойство, которое можно назвать "фрактальностью". То есть каждая струна оказывается пучком ещё более тонких струн, а каждая из этих составляющих состоит из совсем уже деликатных нитей. В конце концов оказывается, что всё в мире состоит из этого сияния, и по большому счёту оно, сияние, не связано с Солнцем как таковым. Просто Солнце являет собой мощнейший узел, в котором концентрируются эти волокна...

    Струны эти существовуют во времени, а в их источнике времени нет, и в нём все струны являлись одной точкой, которая одновременно была бесконечностью. Всё Бытие начиналось в этой точке, пространство и время теряли в этой точке смысл и разворачивались из неё по мере того, как сознание отходило от неё. И вот уже появлялись волокна, пучки, искры, материя, пространство, время.

    Прикосновение к Духу Солнца произошло однажды на берегу реки, вечером, когда в один из моментов я внезапно ощутил наваливающийся гул или низкий звон, который сотряс всё вокруг до самых основ, и одновременно оказалось, что этот гул был здесь всё время, и я до этого просто не замечал его. Эта вибрация странным образом созидала всё вокруг, и она же могла стать невыносимой и разрушительной. Она исходила от Солнца, или даже не так: это было словно бы нисхождение Солнца на Землю, и нисхождение это происходит постоянно, а мне лишь удалось на короткое время ощутить его отзвук. Это был голос самого Солнца, словно глубокий-глубокий гул.

    Долгое время я ощущал странное оцепенение или парализованность. Я не мог пошевелиться, слушая этот космический гул, в котором всё растворялось и одновременно создавалось каждое мгновение. Ощущение пронизанности этой густой золотой вибрацией не проходило ещё долго, только на следующий день оно более или менее сошло на нет, ночь же была совершенно бессонной.

    3.3. Внутреннее небо.

    Суть этого метода в том, чтобы, закрыв глаза, и смотреть прямо вперёд, в эту темноту. Нужно просто смотреть туда как можно дольше. Это не так просто, как кажется. Внимание очень быстро и легко отвлекается. Отвлечение происходит за счёт неконтролируемых мыслей. Однако, внимание, поддаётся тренировке. Существуют различные способы удержания внимания на внутреннем небе. Общая особенность их состоит в том, что они должны быть как можно более формализованы. То есть, это может быть, например счёт дыханий или сердцебиений. Кроме того, необходимо следить за тем, чтобы глазные мышцы были расслаблены, иначе продолжать практику будет невозможно из-за головной боли.

    Наблюдения:

    1. Звезда.

    Прямо впереди по курсу можно видеть то, что я назвал «Звездой». Поначалу она только угадывается, поскольку ничего явственного в этом месте не видно и в то же время – некое такое смутное пятно там есть. Именно на нём удобнее удерживать внимание. Она – вообще, пожалуй, самый удобный для созерцания объект. Ум сосредотачивается на ней совершенно. Вот что здесь удалось увидеть.

    1. Звезда имеет очень чёткую и симметричную форму. Эта форма меняется со временем, по мере погружения в пограничное состояние Звезда становится больше, но в целом, форма Звезды варьируется между такой:

    [​IMG]

    и такой:

    [​IMG]

    Видеть её особенно чётко можно, если после или в ходе созерцания быстро поморгать на фоне скажем стены. И вот на этом контрасте Звезда видна очень чётко. Цвет близок к тёмно-синему.

    2. Звезду эту можно «видеть» (хотя она видима скорее отрицательно) и с открытыми глазами, в любой момент. Но для этого нужен определённый навык. Удерживание на ней взгляда помогает достижению безмолвного и сосредоточенного внимания.

    3. На определённом этапе эта Звезда является как бы вратами для входа в некое ИСС, но мне через эти врата пройти не удалось пока – были только эпизоды, указывающие на то, что это возможно.

    4. Звезда не раздваивается. Если попытаться "раздвоить" зрение, то меняется лишь напряжение глазных мышц, но не картина Звезды.

    2. Световые волны.

    На определённом этапе, как правило – начальном, видишь нечто вроде световых волн синего и иногда серого или золотистого цвета. Они перекатываются там, в «ментальном небе». Но постепенно это проходит. Постепенно, в смысле – по мере продолжения данного сеанса созерцания. Они видны и с открытыми глазами, когда происходит вход в безмолвное и сосредоточенное состояние.

    3. Узоры и световые явления.

    По мере созерцания сквозь туман и вышеописанные волны проступает странный узор. Он похож на мягко светящийся папиллярный узор или сложный морозный рисунок на стекле, в котором угадываются изогнутые формы листьев папоротника или что-то в этом роде. Цвет этого узора решительно неопределим. Но скорее – белый или серебристый. То есть он точно не красный, не оранжевый, не жёлтый, и т.д. Узор этот совсем не переливается, он совершенно стабилен и его можно спокойно рассматривать в деталях. Однако (тут могу ошибаться), рисунок этот раз от раза разнится.

    Кроме того, на границе сна и бодрствования можно увидеть совершенно странные картины, похожие на светящиеся соты или икру, тоже неподвижную, но сочетающуюся с движущимися искрами.

    В состоянии, пограничном со сновидением, когда Звезда открыта особенно широко, наблюдается невероятное изобилие разнообразных световых явлений в виде неярких но совершенно чётких искр света, которые то беспорядочно мельтешат, то выстраиваются в хороводы, стаи, узоры. Иногда их движение привязано к Звезде, вокруг которой они кружатся подобно водовороту. Всё это – подвижно. Их изобилие возрастает по мере приближения к некоей глубине изменённого состояния сознания.

    4. Гипнагогические картинки.

    Кроме того, в ходе этого созерцания периодически наблюдается явление, называемое в науке «гипнагогическими галлюцинациями». Проявляется это обычно в виде абсолютно отчётливой иллюзии, что ты сейчас видишь сквозь веки, словно они стали прозрачными. При этом ты осознаёшь всё полностью и понимаешь, что ничего видеть не должен, но видишь. Причём если ты при этом находишься в темноте – то видишь всё равно, в чёрно-белом варианте как бы через прибор ночного видения.

    Почему я говорю, что это именно иллюзия? Потому что то, что ты видишь, не совпадает с тем, что имеет место на самом деле. Например, ты можешь видеть пол, покрытый линолеумом, очень отчётливо, подробно его рассматривая, но штука в том, что пол-то на самом деле не покрыт никаким линолеумом. И так далее. Создаётся впечатление, что мозг как бы моделирует картинку, как будто глаза видят что-то, потому что они смотрят прямо вперёд и по логике мозга должны что-то видеть. Через гипнагогическую картинку можно войти в осознанное сновидение, но такой трюк мне удавался всего несколько раз.

    5. Другие явления.

    Несколько раз мне доводилось наблюдать нечто похожее на способность видеть сквозь стены. Было это так. Я сидел в небольшом домике, на улице было темно. Глаза мои были закрыты, я смотрел на внутреннее небо. В какой-то момент я замечал на этом экране некое движение, словно какой-то объект проходил по нему. Либо это можно было бы описать так: я видел нечто вроде гипнагогической картинки, рисующей передо мной обстановку этого домика, но картинка эта была натуральной. Поскольку было темно, то на этой картинке ничего и не просматривалось, но как оказалось, эта темнота была прозрачной. И вот, я замечаю движущийся в этой тьме объект, знаю, что он движется за стенами домика, снаружи. Открываю глаза и тут же открывается дверь и заходит человек. Я его видеть не мог в любом случае. Так было несколько раз.

    Заключение.

    Позволю себе НЕ рекомендовать слишком увлекаться картиной мира, в которой фигурируют существа, называемые «стихиалями». Лучше постоянно помнить, что во многом этот термин условный, как и термин «иные миры». По сути, и то и другое – лишь объекты нашего восприятия, интерпретированные определённым образом. При этом интерпретация может быть и иной. Практики, связанные с созерцанием природных объектов, могут стать формой эскапизма и магии, добавляющей в нашу картину мира лишние сущности, которыми она и так пересыщена.

    Тем не менее, на мой взгляд, почти для каждого из нас на той или иной стадии нашего пути созерцание природных явлений может стать определённым подспорьем и даже явиться своего рода озарением. Места, изобилующие "светлыми стихиалями", могут оказаться более способствующими молитве, духовной практике, чем иные храмы. Я надеюсь, что человечество созреет когда-нибудь до богослужений в зелёном храме леса или под открытым небом гор, или на берегу рек.

    Ну и наконец, нельзя обойти вниманием тот факт, что подобные созерцательные природные упражнения обладают выраженным лечебным, укрепляющим и психотерапевтическим действием.

    Динамические и статические практики действуют подобно качественному цигуну. Некоторые зимние практики или практики, связанные с водой и огнём обладают очень мощным закаливающими эффектом.

    Что касается психотерапевтического эффекта, созерцание природных объектов, обладающих «дружественным», благим характером, врачует иногда получше, чем классическая психотерапия. На мой взгляд, места, способствующие подобным переживаниям, должны всячески охраняться, создаваться, холиться и лелеяться. Это самая настоящая, непреходящая драгоценность. Ведь простая, ясная и чистая как родниковая вода, ничем не обусловленная любовь - это лучшее лекарство от всех наших скорбей и искажений. И наедине с природой мы можем ощутить вкус именно такой любви.

    Что касается духовной пользы подобных упражнений, то она, как мне видится на сегодняшний день, заключается в следующем. Современному человеку часто вообще трудно перешагнуть барьер "я", барьер, психологически отделяющий его от бытия. Так вот, такие природные практики позволяют перешагнуть этот барьер и начать чувствовать нечто за пределами своей скорлупы. Чувствовать живой мир. Это может стать удивительным и духовно исцеляющим открытием.

    Уилбер назвал эту стадию "экстрасенсорной" или "трансперсональной". Это самый начальный шаг на мистическом пути, однако он совершенно необходим. С другой стороны, он же может стать и ловушкой для нашего сознания и помнить об этом тоже необходимо.
     
  2. TopicStarter Overlay
    plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.608
    Симпатии:
    1.918
    Эффекты созерцания объектов просматриваются двоякие:

    1. Синхронизация психики с объектом, частичное отождествление. Это может привести к интересным эффектам. Например, эффект туммо при созерцании пламени. Или ощущение боли при нанесении повреждений созерцаемому дереву. Результаты могут быть весьма благоприятными, поскольку психика может перенять определённые "идеальные" атрибуты созерцаемого объекта. Кроме того, из-за того, что соматика в определённой степени связана с психикой, синхронизация может отразиться и на чисто физических процессах в нашем теле.

    2. Всё более всеобъемлющее восприятие информации, связанной с объектом. Другого способа для получения настолько всеобъемлющего познания объекта пожалуй нет. Обычное наблюдение, в том числе и научное, даёт лишь поверхностное представление о самых внешних проявлениях. Здесь же постепенно начинает восприниматься вся информация связанная с объектом или, по крайней мере, максимально возможная её часть. При этом из-за синхронизации психики эта информация воспринимается непосредственно.

    На определённом этапе должен произойти переход на более высокий уровень коммуникации, когда начинают осознаваться информационные связи, единое информационное поле, в которое включен объект.

    В этом едином информационном поле нет ничего мистического: просто каждый процесс в данном объекте неразрывно связан с другими процессами в других объектах, а те, в свою очередь - с другими и т.д. И оказывается, что всё связано со всем и наблюдая за одним объектом, ты получаешь знание о происходящем в других объектах. При этом восприятие меняется таким образом (из-за вышеупомянутой синхронизации), что единое информационное поле воспринимается непосредственно, чувственно, а не интеллектуально.

    В результате человек, глядя в огонь, может, при определённых обстоятельствах, сказать что происходит на другом конце земного шара, скажем. Некоторые практики созерцания напрямую ведут к погружению в единое информационное поле. Другие объекты созерцания имеют наиболее ярко выраженные идеальные атрибуты.
     
    Ондатр нравится это.

Поделиться этой страницей