Ровнер Небесные селения

Тема в разделе "Ссылки и цитаты", создана пользователем Ондатр, 22 апр 2013.

  1. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    29.979
    Симпатии:
    12.642



    "Вот так я шел, споткнулся

    и съехал в Щель. Откуда посреди нашего города
    Щель, я не знаю. Может, выкопали яму для какого-ни-
    будь памятника, а может, посреди нашего богом забы-
    того города нашли залежи меди и вырыли шахту для ее
    добычи. Так или иначе, я куда-то провалился.
    Глубина, слава богу, оказалась небольшой, и, упав,
    я ничего себе не сломал. Я даже не успел испугаться.
    Не исключено, что я потерял сознание и не осознавал,
    сколько времени продолжалось падение. И хотя обыч-

    21
    ное свое сознание я потерял, но при этом я фиксиро-
    вал странные ощущения, не укладывающиеся в слова.
    Я чувствовал, например, что падаю, но одновременно
    взлетаю, хотя и представить себе не мог, как такое воз-
    можно. Я вдруг ощутил мощный вихрь, но не тот рез-
    кий жалящий ветер, который поднимал снежную пыль
    и нес ее по улице, а поток воздуха, который облек ме-
    ня мягкой, но властной пеленой и понес - куда неизве-
    стно. Я узнал знакомую мне по некоторым снам неодо-
    лимую силу, иногда куда-то влекущую, а в других слу-
    чаях сковывающую по рукам и ногам и не дающую
    сдвинуться с места.
    Очнулся я, когда все уже было позади. Я стоял в не-
    известном мне месте, чувствуя вокруг себя воздух,
    очень много воздуха, но почти ничего не было видно.
    Еще не разглядев окрестностей, я с первого мгновения
    осознал: случилось невероятное - то, чего я ждал всю
    свою жизнь и что часто предчувствовал, - что бы это
    ни означало, я «вывалился» из обычной жизни и нахо-
    жусь в совершенно иной реальности".


    "
    Дорога между тем превратилась в улицу с до-
    мами из светлого камня с плоскими крышами и зелены-
    ми палисадниками, едва ли напоминавшими мне что-то
    знакомое, разве что изображения сельских идиллий на
    картинах старых мастеров. Далеко внизу улица закан-
    чивалась морем.

    Каждый город имеет свой собственный запах; тот,
    откуда я в буквальном смысле слова свалился, пахнул
    гарью и безнадежностью. Этот был пронизан йодис-
    тым запахом моря и терпкостью трав, а плоские кры-
    ши домов делали его похожим на прибрежный город
    где-нибудь в Ливане или Марокко. Если я все еще был
    на земле, то определенно находился в иной эпохе, ког-
    да мир был еще юным и радостным, полным надежд
    и обещаний.
    По мере того как я приближался к морю, навстре-
    чу стали попадаться причудливо одетые люди, кото-
    рых я с любопытством разглядывал, в то время как они
    не обращали на меня никакого внимания. Они шли,
    как будто танцуя, а разговаривая друг с другом, выра-
    зительно жестикулировали. Их облик не напомнил
    мне ни одну известную мне древнюю или современ-
    ную народность, а язык, на котором они переговари-
    вались между собой, был мне также незнаком. Был
    в цвете их кожи какой-то оливковый отлив при мато-
    вых белках глаз и ухоженных длинных кудрях, как
    у мужчин, так и у женщин. Впрочем, это могло быть
    эффектом необычного освещения воздуха, когда ка-
    жется, что люди, дома и деревья светятся сами, а не
    отблескивают падающие на них лучи. Что поражало
    в них больше всего, это даже не их колоритная одеж-
    да и красноречивые жесты, а написанная на их лицах
    невозмутимость, как будто, находясь там же, где я,
    они заняты чем-то, чего я не вижу и не понимаю. И хо-
    тя одеты они были очень ярко и красочно, но не было
    в их нарядах никакой известной мне этнической опре-
    деленности, а была раскованность и простота, грани-
    чащая с небрежностью."


    "- Вас, наверное, интересует Щель, не так ли? -
    вежливо подсказал мне Третий. - В смысле устройст-
    ва, принципа функционирования и так далее.
    Я проглотил слюну и кивнул.
    - Ну, так вот. Щель существует давно и открывает-
    ся время от времени, чтобы впустить или выпустить
    путешественников. Через эту Щель они попадают
    в разные отсеки Большого Иллюзиона. Каждому свое,
    не так ли?
    Тут Высокий и Равновысокий одновременно под-
    няли головы и посмотрели на меня, как будто ожидая
    ответа. Но я уже успел собраться с духом и вместо от-
    вета на вопрос с дурацким намеком спросил:
    -Что это за город и как я в нем оказался?
    -Это город радости, и раз уж ты здесь, тебе не ме-
    шало бы поучиться.
    -Поучиться чему?
    -Качественному состоянию.
    -И долго мне нужно этому учиться?
    -Я уже сказал: здесь нет времени, потому что все
    длится, но ничего не повторяется. Чистую длитель-
    ность невозможно измерить. Радуйся!"


    "
    Вот что я у него узнал. Город, в котором я оказался,
    называется Халь и расположен он в архипелаге Макам,
    являясь одним из его главных портов. На местных язы-
    ках (а здесь действительно говорят на двух языках -
    кушитском и протоиранском) - слово «халы» означает
    «радость» и является ключевым для понимания принци-
    пов местной цивилизации. Название архипелага Макам
    означает совокупность всех радостей, или всех видов
    радостей. По словам Елуана, эта «халическая» цивили-
    зация ориентирована не на какие-либо внешние дости-
    жения - такие, как богатство, знатность и власть, или
    даже такие, как красота или высокая нравственность, -
    а исключительно на достижение, удержание и совер-
    шенствование радости. Жители Халя знают все оттен-'
    ки радости, они умеют заряжаться ею и поднимать ее
    качество и градус, а от всего, что пахнет «нехалем», они
    отворачиваются и уходят, не пробуя даже в нем разби-
    раться. Они знакомы с разными ипостасями радости
    и проводят свою жизнь, стремясь к тому, что является
    Источником «халя», но на этот счет у них нет единогла-
    сия, и потому они об этом предмете не спорят. Насчет
    Источника одни говорят, что он находится за предела-
    ми архипелага Макам, другие - что «халь» сам себя по-
    рождает, а третьи считают, что Источник непостижим
    в принципе. Временами в город Халь прибывают ста-

    33
    жеры из диких Щелей Вселенной, обучать которых
    «хализму» хальцы считают своим долгом и даже находят
    в этом особый «халь». Правда, не все стажеры одинако-
    во поддаются обучению, некоторые из них настолько
    укоренились в различных видах «нехаля», что их прихо-
    дится изолировать в карантинах, а иногда отсылать на-
    зад в ту Щель, из которой их ранее извлекли."


    "
    Когда-то архипелаг Макам был охвачен граждан-
    ской войной, причиной которой была доктринальная
    рознь между его обитателями. Одни, их называли «кра-
    сивыми», считали, что в основе мироздания лежат Кра-
    сота и Добро, воплощенные в Абсолюте, и что долг
    каждого существа - стремиться реализовать в себе
    максимум Красоты и Добра и тем самым приблизить-
    ся к Абсолюту. Другие же, называвшиеся «горячими»,
    утверждали, что достойной целью человека является
    реализация скрытого в некоторых существах тайного


    39
    огня, а разговоры о Красоте и Добре годятся лишь как
    умственная жвачка для увечных и обделенных су-
    ществ. Природу тайного огня представители «горячих»
    отказывались сообщать непросветленным, или «холод-
    ным». Каждая группа настаивала на истинности своих
    предпосылок и, соответственно, выводов, которые
    они, исходя из них, делали.
    Война «красивых» и «горячих» была долгой и жес-
    токой, и не видно ей было конца, пока, наконец, один
    из судей города Халя, человек по имени ар-Кади, не
    нашел способ примирения воюющих сторон. Он за-
    метил, что люди и цивилизации в молодости бывают
    мягкими и открытыми, а по мере созревания в них
    кристаллизуется жесткая структура, отрицательно
    влияющая на их способность истолковывать события.
    Войны всегда являлись естественным результатом не-
    совместимости окаменевших доктрин. Ар-Кади пред-
    положил, что предотвратить их можно, не допуская
    жесткой душевной кристаллизации в отдельных людях
    и в человеческих коллективах. Достичь этого можно
    за счет смещения жизненных ориентиров и ценнос-
    тей, сделав высшим благом не истину и не справедли-
    вость, а состояние, которое порождает и истину, и до-
    бро, и справедливость.
    Состояние радости и полноты, именуемое на одном
    из местных языков «халем», и дало название этому го-
    роду,"


    "
    - Наверное, у христианских авторов вы встречали
    рассуждения о духе как воздухе, о биении воздуха,
    воспринятом сердцем и расходящемся от него по все-
    му телу, и о биении жизни, которым обладают все
    смертные. Этот же опыт лежит в основании нашей ци-
    вилизации. Мы чтим силу, лежащую в основании миро-
    здания и движущую всем, и определяем ее как ветер,
    или воздух, или пар, или свет. Эта сила наполняет па-
    руса кораблей, выталкивает росток из земли, движет
    планеты по орбитам и управляет человеческими судь-
    бами. Это мудрая сила, но наш разум не способен ее
    понимать во всем ее объеме. Мы доверяем ей и редко
    бываем ею обмануты.
    "

    Тахарат:
    "
    -Скажите, господин Сон, - после непродолжи-
    тельной паузы задал вопрос Калам, - кто были люди
    в зеленых беретах, которые столь любезно проводили
    нас сюда, помогли нам принести наши чемоданы и при
    этом, несмотря на наши настойчивые вопросы, не со-
    чли нужным объяснить свои действия?
    -Эти люди принадлежат к братству, которое так
    и называется «зеленые», - объяснил нам господин
    Сон. - Они взяли на себя и старательно исполняют
    обет помощи приезжающим на наш остров и покидаю-
    щим его. В данном случае, зная от меня о вашем при-
    бытии, они попросили у меня разрешения встретить
    и проводить вас в наш Центр. А на ваши вопросы они

    87
    не отвечали потому, что издавна наложили на себя обет
    молчания. «Зеленые братья» тесно связаны с людьми,
    живущими в горах Талахара, о которых ранее шла речь
    и визит к которым входит в вашу программу.
    - На нашем острове обеты - это естественная
    вещь, - любезно пояснила нам госпожа Виренея
    Сон. - Каждый берет на себя обет, или «тахару», а ино-
    гда и несколько «тахар», и строго их исполняет. Чаще
    всего это что-то простое, как в случае с «зелеными», но
    есть и сложные, и тайные «тахары», которые значи-
    тельно усложняют жизнь не только инициаторов, но
    и их близких, да и вообще жителей Тахарата. Ну что ж,
    мы к этому готовы и рассматриваем возникающие из
    этого обстоятельства неудобства как плату за важное
    право на самоограничение и жертву. Заметьте, однако,
    что никто не обязан брать на себя какие-либо «таха-
    ры», а от наших гостей мы тем более этого не ждем."


    "
    Бобчин: ...эти люди взяли на себя обеты, или «таха-
    ры», и должны их исполнять.
    Добчин: ...самые простые из этих «тахар», не требу-
    ющие воображения, это быстрый бег, попрошайниче-
    ство и подражание позе отца-примирителя народов.
    Бобчин: ...дело в том, что, усмиряя свою гордыню,
    ар-Кади все это лично практиковал: много бегал, про-
    сил милостыню у прохожих, не имея в этом нужды,
    и подолгу стоял на полусогнутых ногах.
    Добчин: ...все эти люди также имеют в виду совер-
    шенствование, самоуничижение и следование высо-

    91Архипелаг Макам
    ким моделям, потому никто в городе не решается их
    осуждать, однако далеко не все им подражают.
    Бобчин: ...многие придумывают более тонкие и бо-
    лее изощренные способы очищения, и некоторые до-
    стигают поразительных результатов.
    Добчин: ...страсть к очищению захватывает все
    большее количество граждан нашего города, но она
    никогда не приводит к разногласиям и не порождает
    гордыню.
    Обходя живые статуи, уклоняясь от бегунов и отго-
    няя от себя попрошаек при помощи магической фор-
    мулы, мы двинулись дальше.
    Вскоре мы подошли к площади Четырех Ветров.
    Как и в Хале, там возвышались Храмы Ветров, и нема-
    териальный вихрь между ними нес сотни людей по
    причудливой орбите, свободной от силы гравитации
    Земли и подчиненной иной, более властной силе. Мы
    вошли в этот поток и отдали себя радостному вихрю,
    поднявшему нас над землей и закружившему в небе.
    Когда мы опустились на землю и, сойдя с площади,
    вновь оказались на улице, Калам прочитал нам в пере-
    воде на кушитский знаменитое место из Пятой Песни
    «Божественной комедии» Данте, где мрачный вихрь
    кружит в аду сонмы страдающих душ:
    Как журавлиный клин летит на юг,
    С унылой песнью в высоте нагорной,
    Так предо мной, стеная, несся круг
    Теней, гонимых вьюгой необорной.
    И как скворцов уносят их крыла,
    В дни холода, густым и длинным строем,


    92
    Небесные селения
    Так эта буря кружит духов зла
    Туда, сюда, вниз, вверх, огромным роем;
    Им нет надежды на смягченье мук
    Или на миг, овеянный покоем.
    И я узнал, что этот круг мучений
    Для тех, кого земная плоть звала,
    Кто предал разум страсти вожделений*.
    - Сила, которой мы отдаемся с радостью, противо-
    положного свойства, - заметил он. - Она не разделяет,
    а объединяет тех, кто сделал внутреннее возрастание
    своей сознательной целью. Там ветер гнетущей безна-
    дежности - здесь ветер предчувствия блаженства «ха-
    ля-по-ту-сторону-любого-халя». Тот вихрь ослепляет
    человека темной силой страстей, этот же поднимает
    вверх к смыслу и назначению Всего. Он несет нас на
    головокружительной высоте, и от радости единения
    и полета захватывает дух. Это - радость бытия, но бы-
    тие это не страстное и самодостаточное, оно уверенно
    обнимает все, что можно обнять, соединяясь с высо-
    чайшим Замыслом и Смыслом.
    "

    "
    - Остров Халь комплектуется людьми, выпавшими
    из Щели, и их потомками. На контрасте с условиями
    их прежней жизни Халь больше всего дорожит спон-
    танной радостью бытия («халем»), тогда как Тахарат
    решает практическую задачу другого уровня: готовит
    человека к штурму последних вершин. Поэтому здесь
    так актуальна динамика борьбы и преодоления. «Таха-
    рат», как известно, означает «очищение», но у этого
    названия есть и другие значения: «выход», «прорыв»
    и «штурм». Все те экстравагантности, с которыми вы
    столкнулись в Тахарате, лишь внешние признаки об-
    щей тяги к преодолению своей конечности и любви
    к вечности. За этим стоит не всегда сгармонизован-
    ный порыв к свободе.

    Небесные селения 100
    Помолчав, он добавил:
    - Халь - остров созерцателей, Тахарат - остров
    борцов. Однако, сколько на этих островах людей,
    столько существует видов созерцания и борьбы
    и форм их сочетания. Все это вовсе не лежит на по-
    верхности.
    Напоследок он нам сказал:
    - Вы все относитесь к разряду искателей, а не со-
    зерцателей, и потому вас притянул к себе остров Та-
    харат. Теперь ваше будущее зависит от того, найдете
    ли вы здесь для себя достойную задачу. Если найдете,
    вы останетесь на Тахарате. В противном случае вы от-
    правитесь дальше на поиски себя и своей истинной
    родины.
    "

    "
    Общество схимников, собравшееся вокруг своего
    патриарха Евсегола, обитало в пещерах в горах Тала-
    хара, невзирая на неудобства, и проводило время в со-
    зерцаниях и пьянстве. Поговаривали, что время от вре-
    мени камни падали на них с потолка их пещер.
    Избранная публика из Тахарата, художники, фи-
    лософы и литераторы, наезжала в горы из города,
    чтобы лично участвовать в тайнодействиях у костра
    и в темных уголках пещеры. Сам Евсегол был угрюмым

    мизантропом и инициатором бесконечных попоек. Он
    пел под гитару мрачные песни собственного сочине-
    ния и был непререкаемым знатоком алхимии и древ-
    них языков. По свидетельству экспертов и среди них
    Бени Сна, Евсегол нес в себе мощный сгусток духа,
    а черная ругань, с которой он обрушивался на своих
    посетителей, способствовала их скорейшему очищению....

    - Что вы скажете о Евсеголе? Вы ведь, кажется, то-
    же направляетесь к нему?
    Дама ответила тоном, исключающим возражения:
    - Евсегола можно только любить - безумно, абсо-
    лютно, отчаянно любить. Все остальные формы оцен-
    ки и восприятия осыпаются в прах. Если вы не знаете,
    что такое любовь, и не готовы умереть за нее, не езди-
    те к нему.....
    Посреди пещеры горел костер, справа от него на
    расстеленных шкурах сидела группа людей. Тут же на-
    ходились решительная дама и трое ее спутников из Та-
    харата. Все были изрядно пьяны и подпевали Евсего-
    лу, человеку с резким скрипучим голосом, метавшему
    искры из своих полумертвых глаз, который руководил
    нестройным хором, певшим что-то из пиратского ре-
    пертуара:
    Солнце между реями крутится едва,
    Там на горизонте золотые острова.
    Пенистые взрывы, черная вода,
    Киль наш оплела морского бога борода.
    Мы плывем вдали от всяких берегов,
    Проплывая трупы затонувших облаков.
    Забирайте, люди, ваши города,
    А нам нужна лишь пена да соленая вода*.
    * ПесняЕ.Головинасизмененнойконцовкой.

    I 05Архипелаг Макам
    Нам предложили крепкого питья, от которого мы не
    отказались: после целого дня в тряской коляске хоте-
    лось поскорей испытать некоторый «халь». Вскоре мы
    уже подпевали вместе со всеми:
    Забирайте, люди, ваши города,
    А нам нужна лишь пена да соленая вода.
    Это была нормальная пьянка, как две капли воды по-
    хожая на те, участником которых мне не раз случалось
    бывать в Дуракине. Стоял невообразимый гул: все гово-
    рили и никто никого не слушал. Потом вскочил Евсегол
    и, брызгая слюной, - трудно было в это поверить! - стал
    обкладывать всех присутствующих, а заодно и отсут-
    ствующих архаичным матом на натуральном русском
    языке. Классический язык и экстремальная символика
    обращения возымели действие на собравшихся, и вни-
    мание присутствующих обратилось к оратору. Тут он
    резко сменил тему и, изредка прерываемый репликами
    поклонников, сказал буквально следующее:
    -Господа говнюки и госпожи потаскухи. То, что
    я имею вам сказать, на самом деле вам не поможет,
    ибо в пространствах Большого Иллюзиона вы были,
    есть и навсегда останетесь дебилами и ничтожества-
    ми. Чтобы перестать ими быть, вам нужно для начала
    децентрализовать ваши, с позволения сказать, мысли
    и «извратить» ваши души. Нужно похоронить древо
    добра и зла и раз и навсегда отказаться от дебильного
    «халя» хальцев и идиотической «тахары» тахаратцев,
    не говоря уж о примитивной магии «теле-еле» кудрат-
    цев. Тогда может появиться что-то стоящее...
    -Например?
    -Например, может возникнуть глубинное броже-
    ние, способное разорвать путы вашего восприятия.

    Небесные селения106
    -Что случилось с нашим восприятием?
    -Вы верите в фундаментальность окружающей вас
    реальности и отталкиваетесь от раздробленности ва-
    шей психики. Вы не видите иллюзорность того, что вы
    считаете реальностью. Вас переполняет горючее ве-
    щество, ответственное за вашу пассивную воспламеня-
    емость по всякому поводу и за вашу безвольную цент-
    робежность. В вашей пассивности и пустоте вы ведете
    спровоцированную жизнь, отдаваясь любому мимолет-
    ному ветру. Вы не способны на автономное желание,
    свободное от хальских или тахаратских конкретиза-
    ций. Вы не знаете, что такое Гранатовый ветер и ветер,
    создаваемый взмахами шести крыльев Люцифера.
    -Что же нам делать?
    -Бунтовать - против самих себя и против Всего.
    Однако, как я уже сказал, вы не способны на ради-
    кальный бунт. С вами абсолютно бесполезно разго-
    варивать. Поэтому я буду петь пиратские песни, и ни
    одна присутствующая сволочь не посмеет на это воз-
    разить."


    "
    Тем временем Третий продолжал:
    - Только недавно вы начали догадываться, что по-
    пали в не совсем обычное место. Однако ваши догадки
    еще далеки от масштаба происходящего. Всему виной
    ваши старые установки. Признайтесь, вы все еще хо-
    тели бы узнать, где мы находимся в трехмерной систе-
    ме координат. Да, мы цивилизация, но не совсем обыч-
    ная. Цивилизаций много, но мы - универсальная циви-
    лизация. Мы научились проецировать свое сознание
    на миллионы лет в прошлое и будущее и сумели узнать
    все, что когда-либо было известно, и все, что еще бу-
    дет известно. Поэтому мы живем без времени, при-
    знайте сами - в таком объеме времени время неакту-
    ально. Нашим вмешательством - разумеется, очень
    аккуратным - в жизнь наших предшественников и по-
    томков и объясняются все ваши земные легенды о бо-
    гах и героях, вошедшие в мифологию человечества.
    Мы же выбираем из всего этого богатства то, что нам
    нравится, и организуем согласно этому выбору нашу
    жизнь. Наверное, теперь вам станет яснее ответ на
    ваш вопрос о близких вам существах.
    Я стоял ошеломленный, не до конца осознавая то,
    что услышал. Значит все, что я вижу... все, что меня

    окружает - корабли, море, воздух, эпоха, дома, вещи -
    все это свободный выбор людей, которым это нужно,
    которые выбрали это из неизмеримого арсенала воз-
    можностей."


    Кудрат

    "
    Дирижер и диктатор господин Опий
    -На нашем острове существует устойчивое обще-
    ственное устройство, имеющее как свои плюсы, так
    и минусы, - рассказывал нам по дороге в гостиницу
    господин Опий. Кстати, он настоял на том, чтобы са-
    мому нести наши баулы, а большой рюкзак Клич воз-
    вышался у него за спиной, делая его похожим на мура-
    вья. - Люди называют такое устройство диктатурой,
    а я облечен высокой миссией диктатора Кудрата.
    У всех жителей Кудрата равные права и возможности,
    но неодинаковые судьбы. Я борюсь с тиранией эгоис-
    тических инстинктов у кудратских обывателей, а мой
    личный девиз - отказ для себя от всяких привилегий.
    -Я что-то слышал о порошке «теле-еле», - лукаво
    заметил Никлич, слышавший, что рассказывал на палу-
    бе Калам. - Не будете ли вы столь любезны, господин
    диктатор, объяснить, что это такое?
    -Объясняю: это успокоительное средство, рабо-
    тающее по принципу заполнения валентности. Препа-
    рат устраняет агрессию, делая наших граждан про-
    стыми и дружелюбными. Кроме того, он приводит
    к смещению жизненных ориентиров и ценностей, де-
    лая высшим благом не истину и справедливость, а то
    состояние, которое порождает и истину, и добро,
    и справедливость. Это состояние радостной силы,
    именуемое на острове Халь - «халем», на острове Та-
    харат - «тахарой», а у нас - «кудрой». Не отвлекаясь на
    бесплодные социальные страсти, человек может со-
    средоточиться на стяжании «кудры», имеющей свой-
    ство объединять всех вокруг Истины и обращать всех


    АрхипелагМакам



    к Ней же. А у Истины на человеческих языках нет на-
    звания, ибо все слова остаются в преддверии Ее.
    Тем временем мы углубились в город Кудрат, столи-
    цу острова и государства. Узкие улицы, по которым мы
    шли, были полны бодрыми жизнерадостными людьми.
    Единственное, что нас настораживало, это отсутствие
    на лицах людей какого-либо иного выражения, кроме
    бодрости и довольства. Что ж, действительно, эти лю-
    ди выглядели счастливыми и свободными, при этом вы-
    зывая во мне чувство недоверия и сочувствия. Ни на
    минуту не прерывая своего рассказа, господин Опий
    продолжал:
    -Посудите сами, зачем нам суетиться, если в на-
    шем обозрении практически бескрайние горизонты
    прошлого и будущего? Не забудьте: так же, как жите-
    ли Халя и Тахарата, кудратцы сами выбрали для себя
    свой образ жизни и сами сделали своим идеалом «куд-
    ру». Не забывайте, что за всеми этими идеями стоит
    отец и примиритель народов ар-Кади, которого мы по-
    читаем не меньше, чем другие обитатели архипелага.
    -А кто придумал порошок «теле-еле»? - не унимал-
    ся Никлич.
    Вопрос Никлича не обескуражил нашего провожа-
    того. Обернувшись к Никличу, он одарил его обворо-
    жительной улыбкой и язвительно заметил:
    - Молодой человек, не хотите ли вы предложить эф-
    фективную замену этому средству? Знаете ли вы, что
    большинство людей имеет склонность застывать в двух
    позициях: самодовольство или недовольство? Когда
    я говорю «застывать», я имею в виду то, что эти позиции
    становятся их доминирующим мироощущением без ка-
    кого-либо творческого выхода. Процент тех, кто стре-

    мится к «кудре-по-ту-сторону-всякой-кудры», ничтож-
    но мал. Если бы вы знали столько, сколько знает ваш
    отец, для вас не было бы секретом, что большинство
    людей, считающих себя религиозными, вполне удовле-
    творяется словом «Бог», не желая иметь с Господом Бо-
    гом никаких личных отношений. Для такого большинст-
    ва на всех островах Вселенной правители всегда хранят
    на складе тот или иной вариант порошка «теле-еле».
    -А разве нельзя помочь этим людям достичь «куд-
    ры», вместо того, чтобы давать им одну только види-
    мость «кудры»? - не отступал Никлич, раскрасневшись
    от возбуждения.
    -Молодой человек, с вашим острым умом вас ждет
    большое будущее, - улыбнувшись, отвечал ему дикта-
    тор и тут же нашел вежливый способ закруглить утом-
    лявший его разговор. - Заходите в гости, и мы с вами
    продолжим эту чрезвычайно интересную беседу.
    Мы шли по широкому проспекту с потоком движу-
    щихся навстречу нам автомобилей разного калибра.
    Люди за рулем, заметив господина Опия, нагруженного
    вещами, громко сигналили ему в знак приветствия. Не-
    которые высовывались из открытых окон автомобилей
    и кричали ему вполне дружелюбно: «Как дела, грязный
    ублюдок?» или «Это все, что ты способен унести, дохлая
    крыса!» Обливаясь потом и тяжело дыша от взваленного
    им на себя груза, господин Опий радостно улыбался:
    - Вы видите, как они меня любят. Они знают, что
    я самый сильный, а сила - это наша религия. У нас на
    острове вы не найдете ни равновесия хальцев, ни ду-
    шевных надломов тахаратцев. В Кудрате сильные по-
    лучают радость в натуральном виде, а слабые - в виде

    порошка «теле-еле». Tertiumnondatur, не так ли, моло-
    дой человек? - риторически заметил господин Опий,
    бросив иронический взгляд в сторону Никлича."
     

Поделиться этой страницей