Рококо

Тема в разделе "Эпохи и стили", создана пользователем La Mecha, 11 дек 2012.

  1. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.845
    Симпатии:
    2.657

    Почему же ? Довольно симпатичная посудка такая - чистенькая, кастрюльки - сковородки блестящие такие. Кошки опять же под стульями дремлют. Чего тут может не понравиться? А что до последней картинки - это все к области прискорбных заблуждений, ошибок эпохи.
     
  2. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.845
    Симпатии:
    2.657
    :sunny::sunny::sunny:
     
  3. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.845
    Симпатии:
    2.657
    Конечно, чистое рококо все же обаятельнее...
    —— добавлено: 13 сен 2013 в 22:26 ——
    Например, такое ...

    [​IMG]
     
  4. Sielicki

    Sielicki Вечевик

    Сообщения:
    2.088
    Симпатии:
    612
    Действительно, с конца восемнадцатого - начала девятнадцатого веков история человечества пошла насмарку :)
     
  5. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.904
    Симпатии:
    9.231
    из диссертации Капустиной И.В.

    Стиль рококо возник во Франции на рубеже ХУП-ХУШ вв. и отметив собой всё предреволюционное столетие1 явился некоей вершиной развития аристократической европейской культуры, её последним взлётом. Рококо -это эпоха оформления этой культуры, когда всё ранее найденное и достигнутое ею, было, наконец, сведено в некую стройную систему обязательных норм этикета, правил хорошего тона, искусства дипломатии и галантного общения, словом была достигнута некая вершина стиля, когда сама жизнь во всех ее проявлениях от парадных ритуалов приемов гостей до интимных «тет-а-тетов» в будуаре, прогулок по саду и сервировки стола превращалась в произведение искусства, выверенное по сотням правил и отточенное во всех мелочах.
    Это эпоха культуры элитарной и философствующей, играющей в либерализм, как в аркадийскую пастораль. Вспомним, что именно в атмосфере рококо были выпестованы таланты Вольтера, Дидро, Руссо и многих других деятелей французского Просвещения, блиставших в аристократических салонах Парижа, среди изысканной и галантной обстановки комфорта и утонченной светскости, так отличавшей французское просвещенное дворянство.
    Как это нередко бывало в истории, аристократическая культура на пороге той трагедии, которой обернулась для неё Французская революция 1789 года, переживала свой удивительный и уже неповторимый расцвет. И это предощущение конца, быть может, и сообщило ей тот налет чувственности, экзальтированной изысканности, самоиронии и грусти, которые Освальд Шпенглер поэтически называл "счастьем души, осознающей свое последнее совершенство».2
    Этот «высокий стиль» жизни европейской аристократии, воплотившийся в легких, изящных и сказочных формах рокайля был безвозвратно сметен событиями французской революции и мощным наступлением трезвого утверждающегося буржуазного миропорядка и как некое естественное самопроявление "ярчайшей духовности" и "безоблачной светскости" уже не был возрожден никогда. Его черты проглядывают в преувеличенно пышных декорациях историзма и эклектики, он появляется как воспоминание и полузабытый сон о Золотом веке в грезах модерна, ностальгию по нему мы находим в известных словах Талейрана" "Кто не жил до 1789 года, тот не знает сладости жизни".4

    Рококо явилось первым стилем «малых форм», ориентированным не на государственную, либо религиозную сверхидею, а на человека, его масштаб, потребности, внутренний мир и внешние удобства. Развитие индивидуалистического начала стало одним из центральных процессов XVIII века, существенный вклад в который внесли и сентиментализм и предромантизм и усадебная культура английского палладианства, однако именно в рококо впервые была разработана целостная стилевая система, программно поставившая все виды искусств на службу потребностям личности.
    Рококо открывает сферу чувственного и эмоционального, в индивидуальном восприятии частного человека, и объявляет её наиболее достойной внимания. Символическим образом само название рококо, происходящее от французского «гос» - скала, отсылает к водной стихии, скальным пещерам и гротам — то есть архетипическим женским символам таинственного первозданного мира эроса, эмоциональных и чувственных переживаний, подсознательного царства снов и мечтаний. Не случайно ведущими женскими образами искусства рококо становятся нимфа и Венера.
    Рококо всегда выделяет из окружающего большого мира камерную область приватного, частного. Мы найдем её и в клавесинных пьесах Франсуа Куперена, и в совсем не героических перипетиях героев романов аббата Прево, Пьера Мариво, Шадерло де Лакло, и в убранстве миниатюрных салонов, будуаров, гостиных, и в очаровательных безделушках фарфоровых кабинетов и в тысяче других, доведенных виртуозностью исполнения до уровня высокого искусства, мелочей.

    Парадоксально сочетая чувственное начало с удивительной рациональностью, свойственной просветительскому веку, стиль рококо детально разрабатывает шкалу чувственных переживаний человека, исследует тонкости его настроений, все виды его удовольствий. Слова из трактата Франсуа Куперена«Искусство игры на клавесине: «То что трогает меня я предпочитаю тому, что поражает»5 и сентенция из «Рассуждения о счастье» мадам дю Шатле: «. .в этом мире мы лишь за тем, чтобы доставлять приятные ощущения и чувства самим себе»6 прекрасно иллюстрируют характер этого кардинального поворота от эстетики масштабного и государственного к эстетике личного, индивидуального, чувственно-интимного, который явился поистине эпохальным, знаковым для дальнейшего развития европейской культуры.
    Однако это значение рококо до сих пор остается недостаточно оцененным. Более того, стиль рококо до сегодняшнего дня является, пожалуй, одним из наиболее дискуссионных явлений в искусствознании, оцениваемым крайне неоднозначно. Долгое время вообще ставилось под сомнение рассмотрение рококо в качестве самостоятельного стиля, его определяли либо как заключительную, «упадочную» фазу барочного искусства, либо как период барочного влияния внутри французского классицизма. И хотя на протяжении последних десятилетий вышел ряд убедительных публикаций, отстаивающих «полноценность» и самодостаточность рококо,7 и сегодня такое авторитетное издание как английский «Словарь Искусств» 1996 года, продолжает очень осторожно интерпретировать рококо, прежде всего как декоративный стиль оформления интерьеров, признавая его влияние на архитектуру лишь в германском регионе.8
    Главной целью предпринимаемого исследование является анализ рококо как самостоятельного историко-культурного феномена, проявившего себя во всех видах искусства во многих странах Европы во всей полноте стилеобразующих категорий. Рококо - целостная стилевая система, основанная на определенных мировоззренческих, эстетических и философских установках, не только не тождественных барокко или классицизму, но часто прямо им противоположных.
    По нашему мнению рококо так же является центральным эпохальным стилем XVIII столетия, сконцентрировавшим в себе весь спектр наиболее знаковых открытий, достижений и прозрений эпохи. При этом рококо отнюдь не исчерпывает собою все стилистическое многообразие европейской культуры XVIII века и даже двух первых его третей, где затянувшееся барокко, сентиментализм, ранний неоклассицизм и предромантизм вместе образуют сложную причудливую смесь.

    Еще Б.Р. Виппер одним из главных критериев определения полноценного проявления стиля выдвинул его проявленность в архитектуре: «.если признаки единого стиля не находят своего полного, недвусмысленного выражения в архитектуре, это значит, что в данном случае нельзя говорить о стиле времени».9 Долгое время, особенно в отечественном искусствознании, само наличие развитого типа архитектуры рококо, имеющего собственные самостоятельные характеристики, ставилось под сомнение; возможность архитектуры рококо допускалась лишь в формах миниатюрных парковых павильонов, способных к существованию только в структуре крупного дворцово-паркового ансамбля. В нашем исследовании делается попытка представить картину формирования архитектуры рококо как самостоятельного художественного типа, имеющего выраженные характерные признаки и в процессе своего развития претерпевающего определенную эволюцию.
    Различные виды искусства на разных этапах формирования рококо лидировали в утверждении новой эстетики: на этапе генезиса это были литература и музыка, в период зрелого рококо на первый план вышли декоративные искусства и, прежде всего, фарфор, которые оказали огромное влияние на другие области художественного творчества. Произошла некоторая перестановка акцентов и «большие» искусства теперь во многом стали испытывать влияние «малых». Поэтому для более убедительной иллюстрации тех или иных стилевых характеристик рококо нами используется художественный материал в широком культурологическом охвате, включающий литературу, музыку, театр, парковое искусство, мебель, фарфор.

    Поскольку стиль рококо - слишком широкая тема, неизбежно автору пришлось акцентировать какие-то одни её аспекты, в неизбежный ущерб другим, еще ждущим своего исследования. Этим обстоятельством обусловлена имеющаяся в диссертации асимметричность - раздел, посвященный искусству Франции значительно объемнее материала по Германии, что обусловлено стремлением проанализировать этапы развития стиля рококо и его характерные черты, прежде всего в его первоначальном «классическом» французском варианте, ставшим образцом для многочисленных последующих подражаний.
    С другой стороны интернациональное рококо оказывается способным открывать совершенно новые области проявления стиля и ставить новые акценты по сравнению с явившейся его родиной Францией. И здесь Германия дает особенно яркий, полный и масштабный пример расцвета рокайльногоискусства, причем, прежде всего в сферах, не востребованных французской традицией. Так именно в Германии сформировались такие уникальные явления, как летняя увеселительная резиденция и церковная архитектура рококо - области не получившие никакого распространения во Франции, хотя именно в них все формальные характеристики и эстетические возможности стиля проявили себя особенно убедительно и исчерпывающе. Наконец, германский регион на сегодняшний день сохраняет наибольшее количество памятников рококо, дающих наиболее последовательное и полное представление об этом искусстве.
    Все эти соображения побудили диссертанта добавить главу о Германии, схематично представляющую основные линии развития искусства рококо в архитектуре и парковом искусстве, прежде всего как пример особенно яркого интернационального варианта стиля, оказавшего огромное влияние на развитие рококо в Восточной Европе и России. Своеобразие немецкого рококо, его отличие от французского образца, главные направления его развития и открываемые им новые возможности составляют главное содержание этой главы, отнюдь не претендующей на полноту раскрытия всей темы немецкого рококо, требующей отдельного монографического исследования.
    Актуальными на сегодняшний день остаются вопросы границ и периодизации стиля. Результаты данного исследования говорят в пользу того, что во Франции рококо как развивающийся эпохальный стиль, активно открывающий новые пути в искусстве существует на временном отрезке с 1680 по 1750-е года, причем основной его расцвет приходится на 1730-е годы. В то же время присутствие стиля рококо, рядом с утверждающимся неоклассицизмом во французской культуре вплоть до 1789 года несомненно, хотя оно уже более не было стилеобразующим и не ставило новых проблем. За этот, охвативший столетие период, стиль рококо пережил несколько этапов развития. И стиль эпохи регентства и «живописная манера» зрелого рококо дают разные эстетические эффекты, хотя и оперируют одинаковым набором художественных средств, сохраняют единую формообразующую основу и являются просто разновременными фазами развития одного и того же стиля.

    В интернациональном же рококо и, прежде всего в Германии и Австрии, а вслед за ними - в странах Восточной Европы и России, расцвет стиля приходится на 1740-50-е годы, и здесь отсутствует столь четкая выраженность каждого этапа: черты Регентства и зрелого рококо вполне могут сосуществовать вместе, образуя своеобразный симбиоз.



    Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat http://www.dissercat.com/content/rokoko-etapy-razvitiya-i-problemy-stilya-opyt-frantsii-i-germanii#ixzz2exgqqgSh



    Программным свойством рококо стала разработка и оформление, прежде всего камерной сферы частной жизни, выделенной в некую самостоятельную область бытия, наделенную собственными законами, эстеткой и философией. Даже паломнические храмы немецкого рококо, рассчитанные на нескончаемый поток пилигримов, 0 прежде всего - небольшие и уютные церкви маленьких региональных аббатств, где впечатление величия и значительности во многом связано с обыгрыванием окружающего ландшафта и созданием определенного настроя эмоциональной приподнятости характерными особенностями светлой радостной церковной архитектуры.
    Искусство рококо крайне редко брало на себя функции крупного градостроительного оформления, и архитектурного решения больших пространств, оставляя эти задачи так называемым «большим стилям» -барокко и классицизму. Это обстоятельство было обусловлено, прежде всего, определенной эстетикой и философией стиля рококо, а отнюдь не * невозможностью подобных решений (мы знаем пример создания рокайльных городских площадей в Нанси Эре де Корни, городской ансамбль Цвингера и такой удивительный феномен как столица одноименного маркграфства -маленький город Байройт, изначально полностью спланированный по схеме рококо). Однако подобные примеры остались единичными, не распространившись в архитектурной практике рококо, которому, прежде всего, принадлежит заслуга разработки индивидуального, личностного начала в искусстве, и именно эта задача сосредоточила в себе основной смысл рококо как переходного стиля, оказавшего огромное влияние на развитие всей последующей европейской культуры.

    Пришедший на смену рококо неоклассицизм базировался уже на выработанных рококо ценностях значимости частного человека, его личного пространства, потребностей и чувств и в этом уже кардинально отличался от французского классицизма XVII столетия. Неоклассицизм второй половины XVIII века - это уже во многом искусство частных особняков, отелей, усадеб, продолжившее развитие с одной стороны линии рококо, с другой -развивавшегося почти параллельно рококо английского палладианства (1715760-е годы).
    Вопрос влияния французского рококо в этот период в Англии чрезвычайно интересен. Хотя архитектура и специфические орнаментальные формы рокайля здесь и не получили распространения, за исключением темы шинуазри, нельзя не отметить, что влияние передового французского образца в области общих схем благоустройства комфортабельного жилья было неизбежным и осуществлялось не столько каким-либо декларативным, программным образом, сколько в духе следования за естественным прогрессом современности. Так же естественно, что развитие темы человеческой личности, отметившей всё европейское искусство XVIII века, в Англии своей вершины достигло, прежде всего, в портретах Т. Гейнсборо и У. Хогарта — наиболее близких к рокайльной эстетике художников.
    Рококо - слишком широкое явление, имеющее множество аспектов и точек рассмотрения. Задача автора была взглянуть лишь на некоторые из них, ни в коей мере не забывая о значимости других. Большое место в исследовании уделено задаче выявления уникальных, характерных типологических черт стиля рококо, дающих возможность отличать памятники рококо от памятников барокко и классицизма, что являлось долгое время основной проблемой и главной областью дискуссии в искусствознании. Анализ предпринятого исследования подводит к некоторым очертаниям условной классификации, позволяющей идентифицировать характерные черты стиля. В схематичном варианте главные формальные признаки произведений рококо таковы:
    Малый масштаб любого произведения. Здесь присутствует тенденция некоторого сознательного уменьшения любого предмета, как будто предназначенного для какого-то игрушечного мира и имеющего уменьшенные пропорции. Таковы и архитектура и обстановка интерьеров и живопись и скульптура и даже деревья в парке рококо. В самых крупных образцах парковой или церковной скульптуры, их величина почти не превышает человеческий рост, и парковая скульптура подчас раскрашивается подобно фарфоровой пластике;
    Компактность формы, построенной на выделении одной ведущей черты, или мотива, например волны - в архитектурных и парковых планах, характерной интонации, состояния - в музыкальной пьесе и т.д. Характерно большое разнообразие вариаций этого ведущего мотива в рамках единого компактного пространства небольшого произведения (образцом здесь можно считать утвердившуюся в период рококо сонатную форму в музыке);

    Мозаичность структуры, каждый фрагмент которой обладает собственной красотой и является в то же время частью единого целого. Отсюда проистекает такая важность детали в рококо, ювелирность её отделки. Одновременно, как бы не была хороша каждая деталь сама по себе, лишь, будучи помещенной, в соответствующий ансамбль, она обретает свой истинный смысл и значение. В рококо достигает удивительной высоты ансамблевость мышления, синтез искусств. Так в интерьерах Амалиенбурга лишь в целостном ансамбле раскрывается весь его символический смысл, связанный с обыгрыванием лунного сияния
    Дианы-Селены, а в Сан-Суси - каждая деталь в интерьере и парке содержит отзвук общей темы волны;
    Отказ от ордера как конструктивного тектонического начала с целью максимального облегчения и дематериализации форм. В ордере есть большая определенность, устойчивость, статичность, торжественность. Отказ от ордера акцентировал в искусстве рококо противоположные качества - легкость, хрупкость, подвижность, неофициальность, интимность;
    Виртуозное изящество формы. В рококо любая техника оттачивается до ювелирного блеска, так, что даже при значительной смысловой и композиционной сложности произведения создается впечатление захватывающей легкости, парения;

    Светлость, пастельность цветовой гаммы, музыкального, либо поэтического строя, отсутствие контрастных сопоставлений, акцент на нюансах переходов. «Высветление» искусства рококо связано с культом юности и солнечной, стороны бытия. Рококо программно ограничило свое искусство кругом молодых персонажей и бесконфликтных, лёгких, радостных тем. Искусство рококо практически не знало трагедии и крайне редко изображало старость;
    Двойственность, элемент игры, иллюзии, загадки. В произведении рококо очень часто наличествует обманка, нередко спрятанная - в сюжете, названии, композиции. Чрезвычайно характерна имитация чего-либо (материалов, звуков, той или иной культуры, качеств и т.д.) Семантическая сложность символического языка;
    Характерный завиток рокайля в основе плана, композиции, рисунка. Парадоксально, но этот, наиболее яркий, узнаваемый символ отнюдь не является обязательным элементом произведения рококо. Как устойчивый орнаментальный мотив он появляется лишь ко второму десятилетию XVIII века, и повсеместное распространение получает не ранее 1730-х годов.
    Таковы самые общие соображения по поводу классификации специфических черт рококо, безусловно, нуждающиеся в дальнейшем обсуждении и разработке, как и многие другие, затронутые в работе темы. Среди наиболее перспективных направлений дальнейшего исследования искусства рококо, особенно актуальным представляется обращение к его интернациональным вариациям, наименее изученным - в Италии, Испании, Португалии, и сохранившим на своих территориях наибольшее количество памятников - в странах Восточной Европы, входивших ранее в Священную римскую империю германской нации. Изучение немецкого рококо подводит к мысли об особенной актуальности исследования проблем рококо в России, в частности вопроса влияния немецкой культуры на формирование нового русского искусства европейского образца. Так, например, сравнение немецких летних увеселительных резиденций с аналогичными комплексами в Москве и Петербурге приводит к выводам об их принадлежности к единому типологическому ряду. Диссертант уже обращался к этой теме и собирается продолжить работу в этом направлении в дальнейшем.254 Чрезвычайно интересными представляются едва обозначенные в нашей работе темы взаимоотношения рококо с другими художественными направлениями XVIII века - сентиментализмом, предромантизмом, философией и эстетикой Просвещения.
    Влияние стиля рококо на дальнейшее развитие европейской культуры трудно переоценить, недаром искусство XIX и XX веков вновь и вновь возвращалось к попытке его воспроизведения и в таких явлениях как «второе» и «третье» рококо, и в историзме и в модерне. Хочется надеяться, что предпринятая нами попытка осветить столь значительный, эпохальный пласт европейской культуры, как искусство французского и отчасти немецкого рококо сможет способствовать созданию более целостной картины европейского искусства XVIII века в отечественном искусствознании и наметить дальнейшие перспективы его исследования.



    Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat http://www.dissercat.com/content/rokoko-etapy-razvitiya-i-problemy-stilya-opyt-frantsii-i-germanii#ixzz2exh96Pm4

    Байройт

    [​IMG]
    694_6.jpg


    [​IMG]
    Bayreuth-1236428419.jpg

    cache_2433183336.jpg

    528db255c828b.jpg 528db28d9682c.jpg

    байротт6_Quality97_akg_401160.jpg
     
    Последнее редактирование: 21 ноя 2017
    La Mecha нравится это.
  6. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.904
    Симпатии:
    9.231
    историографическая часть диссертации

    Критика XVIII века о рококо
    Первым упоминанием об искусстве «рококо» в исследовательских работах можно считать «Курс архитектуры» 1772 г. Жака-Франсуа Блонделя, где автор использовал термин «Жанр питтореску» (живописная манера) по отношению к творчеству Ж.О. Мессонье.11 В целом позитивно оценивая манеру Мессонье, Блондель в духе традиционных классицистических суждений Дидро и саксонского классицизма, считает её своеобразным «отростком» стиля барокко.
    В 1734 году периодическое издание «Меркурий де Франсе» охарактеризовало гравюры «Книги орнаментов» Мессонье, представлявшие под общим названием - «рокайль» фантастические формы фонтанов, ручьев, водопадов, раковин и архитектурных фрагментов как своеобразный апофеоз причудливой манеры». То есть по отношению к формам рококо был употреблен термин всегда ассоциировавшийся, прежде всего, с искусством барокко. «Барокко - высшая точка причудливого» - писал Франческо
    12
    Милициа в 1797 году. Подобная терминологическая путаница, и отсутствие какой-либо дифференциации между понятийным аппаратом барокко и рококо очень характерна для всего XVIII и начала XIX века.
    С начала своего возникновения новый стиль не развил собственной теории и не дал сам себе какое-либо название. Более того, с момента своего появления как во Франции, где этот стиль зародился, так и в Германии, где он получил необычайно широкое распространение, искусство рококо имело сильнейшую оппозицию и подвергалось жесточайшей критике. Первые попытки какого-либо анализа рококо велись исключительно с классицистических позиций, и отличались крайней субъективностью и негативностью оценок.
    Так в 1742 году некто Райффштайн, друг и последователь Иоганна Иоахима Винкельмана заявлял в «Новом книжном своде наук об изящных искусствах» Иоганна Кристофа Готшеда: «В этих диких, противоестественных образах натуральное и искусственное соединено самым невозможным способом в абсолютно произвольное, лишенное каких-либо правил целое. К стыду искусства и нынешнего блестящего века, придя к нам из Франции, эти образцы были введены в роскошные здания и живописные произведения, и теперь из Аугсбурга и Нюрнберга распространяются по всей Германии».13
    Для обозначения причудливого, гротескового и асимметричного в новой орнаментике, в Германии пользовались выражением Грилленверк (Grillenwerk) — немецким аналогом итальянского слова «каприччио». Гравюры орнаментов из Аугсбурга явились первыми немецкими образцами этого жанра, получившими со стороны классицистов почти ругательное прозвище: «Аугсбургский дурной вкус».
    Так в статье, появившейся в 1770 году на страницах «Meusels Miscellaneen», автор - некий ректор Мертенс, осуждает повсеместное распространение рокайльных орнаментальных форм: «Уже долгое время у нас чрезвычайно любимы выкрутасы-завитки. Выполненные в подобной манере статуи и памятники выглядят так, будто они корчатся от коликов в животе или собираются танцевать менуэт, вместо того, чтобы пробуждать в душах серьезные, глубокие размышления».14
    О новых принципах искусства «Grillenwerk» в архитектуре Ж.-Г. Фюнк в своей работе «Наблюдения за соблюдением вкуса» (1747) писал: «Вместо необходимой устойчивости внешний облик здания производит впечатление слабости, хрупкости, картонности материала, не способного что-либо подпирать или нести какой-либо груз.,и как бы самим своим характером более всего способствующего саморазрушению».15
    Рококо в оценке критиков XIX века
    Собственно лишь к середине XIX века появляются первые объективные, научные работы, занимающиеся изучением рококо как стиля. Все они единодушно трактовали рококо как позднюю фазу искусства барокко, являющуюся результатом распада, разложения уже безнадежно деградирующего стиля. Рококо так же интерпретировалось исключительно как явление декоративного искусства, не имеющее отношение к архитектуре.
    Первым серьезным шагом к пониманию стиля как всеохватывающего синтеза искусства стала работа немецкого ученого Якоба Буркхардта 1843 года. Он подчеркивал наличие новых принципов формообразования в рококо, вырастающих из полного разложения и отрицания классических законов.16 Эту концепцию Я. Буркхардта полностью поддержал другой
    1У крупный немецкий исследователь Вильгельм Любке. Благодаря Буркхардту были определены «основные законы» и этапы в истории развития стилевых форм, согласно которым рококо объявлялось всеобщим синонимом для обозначения любого периода распада, позднего заключительного этапа в развитии всех времен и стилей. Так, наличие фазы рококо предполагалось в романском, готическом, а позже и в античном искусстве.
    Для Готфрида Земпера, автора знаменитого труда «Стиль в технических и тектонических искусствах, или практическая эстетика» 18601863 годов, стиль рококо служил нагляднейшим примером, иллюстрирующим его теорию происхождения стиля из материала. В соответствии со своей идеей «художественного ремесла», как того общего, что объединяет все виды искусств и своей концепции происхождения всех искусств из первоначальной «технической деятельности»: ткачества, керамики и т.д., Земпер заявил о тесной связи генезиса стиля рококо с изобретением европейского фарфора в Мейсене. Он ввел применительно к рококо свой термин «тканый стиль», подчеркивающий его исключительную декоративность.18 Земпер так же подчеркивал «натуралистический», восходящий к живым органическим формам, характер искусства рококо.
    Земперовскую теорию «натурализма», органической природы стиля рококо поддержал англичанин Джессен своей публикацией 1894 года.19
    Иной вариант первоосновы рококо, в рамках все той же земперовской концепции происхождения искусств из технической деятельности, предложил в 1873 году А. фон Цан. В отличие от Земпера, он делал акцент на пластичности рокайльного декора и возводил природу этой пластичности к использованию модного тогда материала стука.20
    В конце XIX века Г. Вёльфлин пришел к оценке стиля рококо как производного конкретной социально-экономической эпохи и результата нового понимания архитектоничности и декоративности.21
    Иное, эссеистское, художественное и эмоциональное направление в трактовке искусства XVIII века, начало свою жизнь с работы братьев Эдмона и Жюля де Гонкур «Искусство XVIII века» 1873-1874 годов, открывшей к тому же множество новых источников стиля.
    В отличие от точки зрения на рококо, как некую завершающую фазу либо барокко, либо французского классицизма, лишенную характеристик самостоятельного стиля, братья Гонкуры на первый план вывели, прежде всего, уникальную, приносящую эстетическое наслаждение изысканную атмосферу, присущую именно искусству рококо. Гонкуры объявили, что стиль рококо, помимо объективных тектонических, имеет субъективные, эстетические «законы» и характеристики. «Ватто обновил природу очарования. Грация, которую мы встречаем в его произведениях, не есть продолжение античной грации - определенной и осязаемой красоты мраморно-совершенной Галатеи. Это исключительно пластическое волшебство и материальный блеск Венеры. Это некий неопределенный аромат, намек, которые придают женщинам их обаяние, кокетство и обольстительность, и который гораздо больше, нежели красота исключительно телесная. Сущность этого различия в улыбке контура, душе
    22 формы, одухотворенности лица» - писали они.
    Таким образом, Гонкуры ввели в терминологический аппарат определения стиля такие трудно поддающиеся рационализации категории, как шарм, обаяние, соблазн, прелесть, игра. Примечательно, что братья Гонкуры были современниками и начинателями художественного направления, получившего название «Второе рококо», наиболее ярко проявившегося в Германии периода Грюндерства 1871-1873 годов и впервые открывшего в рококо источник прекрасного, чувственного, земного и светского искусства.
    Рококо в историографии XX века
    В работах 1-й половины XX века продолжали преобладать сформировавшиеся к концу XIX века две основные, противоположные друг другу позиции. С одной стороны это совершенствование классификации и знаточеского инструментария, с другой - развитие эссеистского направления в традиции Гонкуров.
    Уже на рубеже XIX-XX веков большинство ученых признавали самостоятельность стиля рококо, но полностью отрицали его новое, революционное отношение к тектонике и стереометрии архитектуры, а так же его пластико-органическую фактуру, признавая за ним лишь разрушающий тектонику принцип живописности. Наиболее последовательно подобную концепцию изложил немецкий искусствовед Август Шмарсов в своей работе «Барокко и рококо», изданной в Лейпциге в 1897 году, в которой он предпринял первые попытки научного анализа стиля.23 Августа Шмарсова, наряду с Робертом Домом и Корнелиусом Гурлиттом, можно считать и основоположником истории стиля рококо, хотя он и пренебрегал его французскими истоками. Природу контраста между формами барокко и рококо, Шмарсов охарактеризовал как пластичность против живописности.
    Противоположную теории Шмарсова концепцию выдвинули французский искусствовед Э.Баярд в своей работе «Искусство распознавания стилей: стиль Регентства и стиль Людовика XV», изданной в Париже в 1913 году, и ученик Г.Вёльфлина П.Франкль в работе «Основные этапы развития зрительного образа в новой архитектуре», изданной в Лейпциге.24 Они провели фундаментальный анализ основ стиля рококо, рассматривая не только его живописность, но и совершенно новые принципы динамичного формообразования пространства и массы.25 Эту теорию поддерживает посвященная архитектуре XVII и XVIII века работа 1915 года М. Вакернагеля.26
    Тем не менее ряд крупных исследователей продолжали настаивать на теснейшей связи рококо с барокко. О безусловности этой связи в 1913 году заявил немецкий профессор К.Вёрман в своей «Истории искусств всех времен и народов», изданной в С-Петербурге, он даже назвал рококо «дочерью барокко». Так же А. Бринкманн в работах 1920-х годов использовал в анализе рококо некоторые концепции пространства и пластики, которые он применял по отношению к барокко, хотя тогда он еще признавал рококо как самостоятельный стиль в изобразительном искусстве и архитектуре. Однако уже в 1940 году он уже определял рококо как исключительно органическое продолжение стиля барокко.
    Схожей концепции придерживался Ханс Розе, стоявший на позициях полного отрицания какой-либо самостоятельности стиля рококо. В своей работе «Позднее барокко» 1922 г. он анализировал рококо исключительно в барочных терминах, при этом всю рокайльную обстановку королевских дворцов Европы первой половины XVIII он отнес к сфере классицизма. Исходя из положений Я.Буркхардта и Г.Вёльфлина, Х.Розе попытался дополнить вёльфлинскую пару противоположностей «Ренессанс-Барокко» доказательством того, что развитие барокко привело его в XVIII веке обратно к классицизму.
    Яркую попытку осмыслить рококо в культурологическом и историческом аспекте, сделав его одним из центральных пунктов своей циклической теории развития историко-культурного процесса, продемонстрировал немецкий философ Освальд Шпенглер. В своем капитальном труде 1918 года «Закат Европы. Очерки морфологии мировой истории», написанном в блестящей эссеистской манере, именно XVIII век, он объявил вершиной развития европейской культуры, ярчайшей осенью, богатой плодами и последней роскошной красотой. Стиль рококо становится для него воплощением «сияющих осенних дней» европейского стиля и всей европейской культуры, в которых «отражается счастье души, осознающей свое последнее совершенство»30.
    При удивительном чувствовании очарования искусства рококо, Шпенглер совершенно не признавал его французских корней, для него рококо — это, прежде всего искусство германского региона, проявившееся в архитектуре Дрездена, Потсдама, Вюрцбурга и Вены, в музыке Моцарта и Гайдна. «Дрезден и Вена - родина этого позднего и быстро угасающего чудесного мира зримой камерной музыки, изогнутой мебели, зеркальных комнат, буколических стихов и фарфоровых групп. Это последнее, залитое осенним солнцем, совершенное по стилю выражение западной души» - писал он.31
    Эссеистский метод широкого художественного осмысления стиля рококо привел так же к ряду значительных монографий, посвященных живописи. Это, прежде всего работы Андре Мишеля, Пьера де Ноляка, Жоржа Вильденштайна и Флоренс Ингерзоль-Шмоуз. Наибольшим успехом в этом ряду явилась работа о Ватто Муши Айзенштадта 1930 года, представляющая анализ новизны и своеобразия содержания эпохи регентства и зрелого рококо.32
    Нельзя не отметить тот значительный вклад, который внесли в изучение истории стиля рококо немецкие исследователи. Возможно, это обусловлено тем фактом, что в наибольшем количестве памятники рококо сохранились именно на территории Германии и входящих ранее в сферу ее влияния областей.
    К наиболее значительным работам немецкой искусствоведческой школы относится, например, монументальная монография Германа Шмитца 1922 года «Искусство и культура Германии в XVIII в.», в которой автор на примере памятников австрийско-германского региона, подробно рассматривает специфику проявления барокко, рококо и классицизма в архитектуре и интерьере, самых разнообразных видах декоративно-прикладного искусства.33 Шмитц определяет начало немецкого рококо 1740-м годом - годом коронации Марии-Терезии и Фридриха Великого. Большое место в этой работе отведено политической и социальной ситуации Германии в XVIII столетии, ведущим архитектурным школам и мастерским. Так же автор останавливается на таком вопросе, как специфика проявления духа католицизма в искусстве немецкого барокко и рококо.
    Другой значительной классической работой представляется фундаментальное издание Адольфа Фёльнера 1923 года «Баварское рококо», включающее подробную опись и планы архитектурных памятников рококо Баварии, а так же огромный иллюстративный материал.34 Автор прослеживает различные влияния французского и итальянского искусства на формирование специфического «баварского» стиля. Кроме того, работа Фёльнера открыла совершенно новое перспективное направление, по существу явившись первой попыткой исследовать социальные корни рококо.
    В том же 1923 году немецкими исследователями был издан монументальный труд, посвященный литературе европейского рококо: «Дух и нравы рококо», представляющий собой обширную хрестоматию, включающую отдельные литературные произведения и подробные биографические сведения обо всех европейских авторах, имеющих отношение к стилю рококо.35
    Новый этап в исследовании рококо начинается с издания в 1943 году фундаментального классического труда американского ученого Фиске Кимбела «Сотворение рококо».36 Французское переиздание вышло в 1949 году в Париже под новым названием «Стиль Людовика XV: возникновение и развитие рококо» и включило значительные дополнения. Кимбел впервые обоснованно определил границы стиля и сферы его влияния, а так же проделал огромную работу по атрибуции художественного материала, тщательно сопоставив произведения французских архитекторов и декораторов, в том числе невоплощенных, оставшихся на бумаге рисунков и проектов. Таким образом он идентифицировал основных художников в истории развития рококо во Франции.
    Им была определена и обозначена ведущая сфера искусства этой эпохи - внутреннее пространство и декорация интерьера, которую Кимбел считал областью наиболее убедительно иллюстрирующей самостоятельность стиля рококо. В частности, именно Кимбел указал на Жана Берена (1640-1711), как на одного из родоначальников французского рококо, утверждая, что в декоре Берена «мы пророчески встречаем те формы, которые в дальнейшем станут
    Я 7 основными элементами рококо». Он аргументированно и решительно выступил против мнения, что рококо является заключительной фазой итальянского барокко и против мнения, что оно возникло как реакция на барокко. К сожалению, специфика его представлений и частичное смешение понятий стиля и стилевого генезиса препятствовали осмыслению рококо как стиля вышедшего за пределы Франции.
    В 1960-х годах к проблеме рококо обращается французский философ л о
    Ф.Мингвет. В своей монографии «Эстетика рококо», изданной в Париже в 1966 году, он исследует философско-эстетический ракурс стиля и многообразие его проявлений в самых разных видах художественного творчества.
    Удивляет крайняя неустойчивость оценки рококо, часто у одних и тех же авторов, как будто стиль имел способность поворачиваться все время совершенно разными своими гранями и ракурсами. Противоречивость оценок рококо в разные годы была характерна для А. Бринкмана, другой известный немецкий искусствовед профессор Николас Пёвзнер в 1950-х годах рассматривал рококо как эпохальный стиль, а в 1966 году уже отрицал, что рококо вообще можно считать стилем. В связи со своей концепцией о «великом водоразделе в западном мышлении», он растворил рококо в общих имевших место стилистических трансформациях эпохи.39
    Тем не менее, в том же 1966 году Ханс Зедельмайр и Герман Бауэр в «Универсальной энциклопедии искусства» заявили, что значение термина рококо не ограничивается только орнаментом и декором, но охватывает все виды искусства в Европе 1-й пол. XVIII в. В вышедшем в том же 1966 г. «Словаре архитектуры» издательства «Пингвин» за рококо признается статус полноправного стиля.
    Начиная с 1960-х годов, выходит большое количество богатых разнообразным документальным материалом работ, посвященных искусству рококо в отдельных княжествах Германии, их региональной специфике и наиболее прославленным мастерам. Несомненно, они явились существенным вкладом в создание общей картины многообразия проявления стиля. К наиболее значительным можно отнести, например, сборник, вышедший под редакцией Герберта Шиндлера в Мюнхене в 1969 году «Декорации рококо», второе дополненное издание которого вышло в 1989 году под названием «Рококо в Баварии».40 Большое место здесь отводится мюнхенской архитектурной школе рококо, главной фигурой которой был Франсуа Кювилье, а так же таким мастерам стиля как архитектор Иоганн Батист Циммерман и скульптор Франц Игнац Гюнтер.
    В этом же ряду находится монография Тило Эггелинга «Исследования по фридерианскому рококо», преимущественно посвященное рисункам и проектам Георга фон Кнобельсдорфа, а также памятникам Берлина и Потсдама;41 работа Хельги Вагнер «Баварские церкви барокко и рококо» 1983 года, и Герберта Шиндлера «Скульпторы Баварии», 1985 глжа, а так же сборник, вышедший под редакцией Вольфганга Буля в 1989 г. «Рококо во Франконии», включающий обширный материал по Вюрцбургу и Ансбаху.42 Одним из наиболее фундаментальных исследований последних лет стал сборник трудов «Идеал красоты. Барокко и рококо в искусстве рейнских областей», вышедший под редакцией Франка Гюнтера Зендера в 2000 году.43 Стоит так же особенно выделить монографию Вайта Jloepca «Система пластического и декорационного оформления рококо», вышедшую в Мюнхене в 1976 году прослеживающую развитие рокайльной декорации в Южной Германии от ранних влияний гравюр Берена на систему немецкого орнамента, до подробных иконографических разработок пластического оформления немецких церквей.44
    В 1972 году крупный английский ученый сэр Энтони Блант в докладе Британской Академии «О некоторых неправильных употреблениях терминов Барокко и Рококо» вслед за Кимбелом последовательно настаивал, что употребление термина рококо должно быть ограничено группой работ, имеющих совершенно определенные единые формальные признаки, абсолютно иные, нежели признаки стиля барокко.
    В 1978 году вышел его капитальный труд «Барокко и рококо» -обширное исследование, основанное на сравнительном сопоставлении памятников этих стилей.45 Блант прослеживает географические рамки стиля рококо, выстраивая свою работу по разделам, посвященным разным регионам его проявления, начиная с Италии и творчества Юварры, затем охватывая Францию, Англию, Голландию, Центральную и Восточную Европу и заканчивает Россией, где ярким проявлением стиля рококо он считает творчество Растрелли. Последняя глава посвящена Испании и Португалии.
    Из работ иностранных авторов, переведенных на русский язык, большой раздел об интерьере Рококо содержится в книге Чарльза Мак-Коркодейла «Убранство жилого интерьера», вышедшей в Оксфорде в 1983 году и переизданной в Москве в 1990-м.46 В разделе «Стиль рококо в Европе. 1700-1750 гг.» дан широкий обзор наиболее значительных интерьеров Европы, относимых к стилю рококо, а так же краткая информация об архитекторах и декораторах, повлиявших на формирование рокайльного декора. Наибольшее внимание уделено французскому, немецкому и австрийскому рококо, очень бегло даны интерьеры Италии, Испании и Англии. Венгрия, Польша, Чехия, Россия только упомянуты.
    Одной из наиболее значительных работ последних лет, посвященных истории развития общеевропейского рококо является совместный труд Германа Бауэра и Ханса Зедельмайра «Рококо» 1992 года, ставший итоговым в их многолетних исследованиях проблем стиля.47 Пожалуй, именно эта работа двух известных немецких ученых наиболее убедительно представляет современное состояние изучения проблемы рококо в западноевропейском искусствознании. Исходя из безусловного понимания рококо как совершенно самостоятельного стиля в искусстве, авторы рассматривают этапы развития стиля во Франции, начиная с последних десятилетий XVII века до 1750-х годов, и прослеживая его дальнейшее влияние в 60-80-х годах XVIII века. Рококо трактуется ими, прежде всего как французский стиль, хотя они кратко и слишком в общем касаются вопросов проявления рококо во французской архитектуре, останавливаясь прежде всего на проявлениях рококо в решении внутреннего пространства, живописи, декоративном искусстве. Однако они признают безусловные образцы архитектуры рококо в странах германского региона.
    И сегодня, опять-таки наилучшим образом, исследуется рококо в Германии. Монументальная монография Вильфреда Хансмана «Волшебство барокко и рококо» 2000 года, дает широкий обзор памятников рококо почти всех немецких регионов.48
    Таким образом, даже в работах зарубежных авторов на сегодняшний день отсутствует единое однозначное мнение по поводу интерпретации стиля рококо и тема эта продолжает оставаться дискуссионной. Последнее издание 1996 года английского «Словаря искусств» в 34 томах, с одной стороны, максимально раздвигает временные рамки рококо с последнего десятилетия XVII века до 1790 - годов, с другой - дает ему очень осторожное определение как декоративного стиля начала и середины XVIII века, проявившегося, прежде всего в интерьере.49 Авторы признают влияние рококо на архитектуру Германии и Австрии, особенно выделяя тип миниатюрных дворцов Maisons de plaisance и католические церкви южногерманского региона, однако считают их локальным явлением и совершенно игнорируют наличие архитектуры рококо во Франции.
    Стиль Рококо в отечественной историографии.
    В российской науке тема стиля рококо впервые стала появляться лишь в конце XIX века, хотя обсуждение её носило характер скорее случайных реплик и замечаний, нежели какой-либо профессиональной дискуссии. Тем не менее, сразу обнаружились чрезвычайно противоречивые мнения. Историк искусства А.И.Сомов в энциклопедическом словаре 1899 года, изданном в Санкт-Петербурге, вводит термин «рококо» для определения архитектурно-художественного стиля первой половины-середины XVIII в.50 Одновременно Энциклопедичекий словарь русского библиографического института «Гранат» характеризует рококо исключительно как стиль мебели и орнамента. Но уже Большая Энциклопедия, изданная в Санкт-Петербурге в
    1904 году, вновь трактует его как стиль архитектуры и декоративно-прикладного искусства.
    Наиболее основательный анализ французской живописи периода рококо с подробным рассмотрением персоналий ведущих художников предпринял А. Бенуа в своем капитальном многотомном труде «История живописи всех времен и народов».51 Так же много о живописи эпохи регентства и Ватто мы найдем в его Путеводителе по картинной галерее
    52
    Императорского Эрмитажа 1911 года. Примечательно, что ни в одной из этих работ Бенуа ни разу ни употребляет термина «рококо», хотя много рассуждает о разном характере живописи и самой атмосферы в обществе в эпоху Регентства и эпоху Людовика XV. Таким образом, очевидно, что даже в начале XX века слово «рококо» еще не было в России общепринятым устоявшимся термином для определения искусства первой половины XVIII века.
    Высказывания Бенуа о живописи этого периода фрагментарны и лишены какой либо систематичности и целостной концепции. Он пишет в свободной эссеистской манере о некоторых своих впечатлениях и соображениях по поводу отдельных мастеров и их работ. Нельзя не отметить определенную противоречивость его позиции по отношению к этому искусству, которым он одновременно восхищается, но в котором отмечает притом «известный упадок вкуса»,53 неизбежно связанный с самими героями «упадочного изнеженного общества «малых дворов», людей элегантных, вежливых, «тихих» и до мозга костей развращенных. .».54
    Наибольшую симпатию Бенуа очевидно испытывает к эпохе Регентства, которую называет «оклеветанным временем»55 и которую предлагает начинать «приблизительно за 10 лет до начала правления Филиппа Орлеанского».56 Однако тут же он пишет о французском обществе регентства как о «лишенном совести» и ушедшем «по уши» в наслаждения, тем не менее, восхищаясь искусством регентства, находя его «легкомысленным, грациозным, остроумным».57
    Больше всего Бенуа пишет об Антуане Ватто, восторгаясь его живописью и своей эмоциональностью продолжая линию Гонуров. Но в целом он не всегда Ватто понимает, говоря о бессюжетности его картин и делая акцент исключительно на живописности мастера. Вслед за Ватто «настоящими «гениями» XVIII в.», «художниками жизненной грации»58 Бенуа считает его последователей - Жана-Батиста Патера и Никола Ланкре, которых называет «виртуозами первого разряда и прелестными летописцами своего времени».59 Очевидна любовь Бенуа к Ватто и его последователям и очень прохладное отношение к стилю Людовика XV.
    Однако, несмотря на противоречивость и непоследовательность позиции, и субъективность оценок, работа Бенуа до сих пор остается чрезвычайно ценным исследованием, содержащим обширную информацию о французских художниках XVIII века и прекрасным образцом эссеистского жанра.
    С самого начало можно выделить несколько ключевых вопросов, по которым двигалась оценка стиля рококо. Вкратце они сводятся к следующему:
    Является ли рококо самостоятельным стилем, или всего лишь ответвлением и завершающей фазой барокко;
    Можно ли говорить о стиле рококо применительно к архитектуре;
    Насколько вообще возможна положительная эстетическая оценка этого стиля.
    Более частной, однако, часто поднимаемой проблемой можно считать вопрос о принадлежности Ватто к стилю рококо.
    Изначальное в отечественной традиции отношение к рококо как явлению фрагментарному, мелкому и несерьезному, сложилось вокруг и после его категорически негативной оценки И.Э.Грабарем. Соглашаясь с тем, что можно говорить о декоративном стиле рококо, он утверждал, что об «архитектуре рококо не может быть и речи по той простой причине, что подобной архитектуры никогда не существовало»60.
    Хотя много позже Грабарь пришел к пониманию значения рококо в западно-европейском искусстве, признав «искусство французского рокайля» в работе «Русская архитектура первой половины XVIII века».61 Окончательная эволюция взглядов Грабаря на рококо характеризуется его заявлением по поводу дворца Разумовского в Москве: «его причудливая архитектура - одно из немногих счастливо дошедших до нас образцов модного в те времена стиля «рококо»62. Там же он называет рококо промежуточной стадией между барокко и классицизмом.
    Вообще в крайне фрагментарном изучении европейского XVIII века в отечественном искусствознании, наибольшее внимание уделено искусству Франции, с оговоркой, что весь XVIII век трактуется как «Эпоха Просвещения», как будто ничего другого во французском обществе целого столетия просто не существовало. Подобную же картину до самых последних лет мы встречали и в изучении литературы и французской философии, что, безусловно, было связано с давлением жестких идеологических установок тех лет. Для советской науки эстетика рококо, этого сугубо аристократического стиля, была совершенно непонятной и, безусловно, «классово чуждой».
    Тем не менее, и на этом неблагоприятном для изучения стиля фоне появлялись отдельные работы, вносящие достойный вклад в понимание искусства XVIII века. К таковым можно отнести вышедшие одна за другой работы замечательного исследователя Н. Брунова: «Альбом архитектурных стилей» 1937 года и «Дворцы Франции XVII-XVIII вв.» 1938 года. В первой книге, в главе «Архитектура рококо» он дает весьма ценный анализ изменения фасадов и архитектуры французских дворцов эпохи рококо по сравнению с предшествующим классицизмом. Так же он отмечает присутствие в русских дворцах этого периода выраженных элементов французского рококо, приводя в качестве примера Петергоф, в котором рококо преобладает в оформлении интерьеров. Во второй своей работе Н. Брунов еще более определенно заявляет, что «рококо является не только стилем архитектурной декорации, это архитектурный стиль. Его принципы отражались во всей композиции здания. Архитектура рококо содержит в себе
    63 новые композиционные элементы» . В качестве образца архитектурного плана рококо он приводит Отель де Матиньон в Париже архитектора Жана Куртона (1720-1724 гг.), особенно выделяя наличие характерного S-образного изгиба в плане дворца. Брунов очень верно подмечает такую характерную особенность многих французских отелей и дворцов эпохи рококо как контраст между наружным классицистическим и внутренним рокайльным оформлением.
    Вообще нельзя не отметить, что для советского искусствознания, помимо мимолетности, краткости упоминания наличия этого стиля в истории искусств, была так же характерна позиция крайнего сужения его интерпретации до проявлений исключительно интерьерных и декоративно-прикладных. На этом фоне работы Брунова по архитектуре рококо долгие десятилетия оставались одинокими, стоящими в стороне от магистральных линий исследования европейского искусства.
    Начиная с 1960-х годов, наблюдаются осторожные попытки реабилитации рококо. Так, во Всеобщей истории искусства 1963 года, мы находим следующее заявление: «Новый стиль, получивший название рококо или рокайль, нельзя рассматривать только с одной стороны, видя в нем лишь реакционное и бесперспективное порождение упадочного класса.В рококо своеобразно преломились и некоторые прогрессивные тенденции эпохи».64 При этом, называя рококо стилем, авторы полностью исключают его проявление в архитектуре, признавая наличие рокайльной манеры лишь в области декора, живописи и скульптуры. Архитектуру Эре де Корни в Нанси авторы полностью относят к барокко, а, называя Жермена Боффрана виднейшим архитектором рококо, сразу оговаривают, что это касается исключительно декорации интерьеров. XVIII век в Германии и Австрии, кратко представленный в этом труде, полностью интерпретируется как век барокко, к барочной архитектуре авторы относят все творчество Б. Ноймана,
    М. Пёппельмана, Георга Кнобельсдорфа. Термин «рококо» в этом разделе вообще не упоминается, даже в связи с Мейсенским фарфором. Интересна компромиссная позиция, относительно творчества Ватто в разделе о живописи Франции, где подчеркивается влияние Ватто на появление рококо, сам же Ватто в контексте рококо не рассматривается.65
    В вышедшей в 1966 году совместной работе Б. Зернова, Л. Воронихиной, Н. Лившица «Искусство XVIII в. Исторические очерки», авторы определяют весь XVIII век в западной Европе как век барокко. При этом они упоминают наличие стиля рококо, особенно распространившегося во Франции и Германии, как ответвления барокко, негативно характеризуя его как слишком легкомысленный, «равнодушный к общественной жизни и патриотическим чувствам». Рокайльную архитектуру Германии этого периода авторы определяют как «церковное барокко». Ватто по их мнению не имел к рококо вообще никакого отношения.
    Гораздо более доброжелательно, хотя и кратко, искусство рококо представлено в «Краткой истории искусства» Н.А. Дмитриевой 1974 года. Ограничиваясь рассмотрением рококо лишь во Франции, автор, тем не менее, дает разделение стиля рококо на раннее - период Регентства и зрелое -стиль Людовика XV. Автор не отрицает проявлений этого стиля в архитектуре, правда увеселительных и декоративных парковых сооружений и характеризует рококо как полноценный стиль, отмечая при этом наличие в художественной культуре Франции параллельно двух основных течений -придворного стиля рокайль и линии буржуазного просветительства, оппозиционной абсолютизму и королевскому двору. Несмотря на решительно осуждающую ноту по отношению к среде, породившей рококо, автор отдает дань обаянию этого стиля, считая высшим его достижением живопись Ватто, продемонстрировавшего «какого рода человеческие открытия таило в себе это «мотыльковое искусство»66.
    В издании «Искусство XVIII века» серии «Малая история искусства» 1977 года под редакцией A.M. Кантора и Б.А. Лившица в разделе об искусстве Франции, автор - Е. Кожина определяет рококо как «блестящий, но недолговечный стиль», совершенно не проявившийся в архитектуре, но исключительно в живописи и декоративно-прикладном искусстве. При этом живопись Ватто, она никак не связывает с рококо, утверждая, что «впервые рококо заявляет о себе к 1720-м годам и к середине столетия подчиняет себе
    67 всё французское искусство». Автор отмечает, что «рококо давало толчок развитию нового искусства, более интимного и камерного, а значит и более личного, искреннего».68 В этом издании впервые достаточно полно представляется раздел «Германия и Австрия». Авторы признают, что рококо в Германии начинает интенсивно развиваться в 1730-х годах и относят к рококо архитектуру Сан-Суси в Потсдаме и Амалиенбурга в Мюнхене. Предвосхищающие рококо черты они так же находят в дрезденском Цвингере.
    Дальше всего в изучении стиля рококо пошли исследования этих лет, посвященные музыке XVIII века. Так в увлекательной монографии «Музыка во Франции XVII - начала XVIII века» 1979 года автор, К. Розеншильд делает очень тонкий анализ произведений этого периода, подробно останавливаясь на специфике «галантного стиля» и его роли в музыкальной истории. Там же он подробно разбирает творчество Франсуа Куперена — наиболее яркого представителя музыкального рококо в Европе и рассматривает рокайльные черты ранних клавесинных произведений Жана Филиппа Рамо.
    Однако оценка рококо как самостоятельного и полноценного стиля отнюдь не стала общепризнанной в отечественной науке. Так уже «История искусства зарубежных стран» 1988 г.69 вновь характеризует рококо как ответвление барочного стиля, не сложившееся в целостную стилистическую систему и проявившееся преимущественно в интерьерах. Ватто совершенно не ассоциируется авторами с этим стилем, а оказывается родоначальником французского реализма. Очень кратко дается обзор немецкого искусства, в котором собственно к рококо авторы относят лишь интерьеры Франсуа Кювилье.
    В Большом энциклопедическом словаре 1991 года мы находим определение рококо как «стилевого направления в европейском искусстве 170 й половины XVIII века».
    Оценка стиля рококо в новейшей отечественной историографии.
    Следует отметить, что с 1980-х годов начинается новый этап в изучении искусства XVIII века и в частности стиля рококо. Первенство в этой области очевидно принадлежит музыковедам и литературоведам. Так в 1983 году вышла большая монография Т. Ливановой «История западноевропейской музыки до 1789 года», где особое место занимает анализ столь значимого для истории европейской музыки перехода на рубеже XVII-XVIII вв. от тяжелых форм барочной полифонии и многоактных опер к камерному искусству клавесина, скрипки и малых инструментальных ансамблей.
    Особое внимание автор уделяет Франсуа Куперену, подробно анализируя произведения разных этапов творчества музыканта с позиций эстетики «утонченной галантной лирики рококо».71 Автор рассматривает особенности композиционной структуры купереновских камерных музыкальных циклов, новаторство его звукоизобразительных приемов и образов, «театр Куперена» внутри клавесинных «рядов», эскизность его зарисовок-впечатлений и, наконец, тему шинуазри, как образцовые примеры проявления стиля рококо в музыке.
    Не менее убедительный шаг в сторону восполнения серьезного пробела в изучении европейского рококо сделан в литературоведении. В 1996 году в Днепропетровске вышла монография Н.Т. Пахсарьян «Генезис, поэтика и жанровая система французского романа 1690-1760-х годов», посвященная исключительно рассмотрению особенностей романистики стиля рококо. Автор рассматривает эволюцию литературного рококо от ранних романов и новелл конца XVII века до его зрелых форм, представленных творчеством А.-Ф. Прево, Пьера де Мариво и Кребийона-сына. Чрезвычайно ценной является попытка автора выявить стилевую специфику литературного рококо, уникальность его структуры, эстетики, философии и поэтики, бесконечно далеких от литературного барокко и классицизма. Интересна и нова для отечественного литературоведения и статья Н.Т. Пахсарьян «Пасторальный век» во французской поэзии XVIII столетия», вышедшая в сборнике «Пастораль в системе культуры: метаморфозы жанра в диалоге со временем» в 1999 году. В ней автор рассматривает буколическую поэзию французского рококо и сентиментализма, подчеркивая, что в начале XVIII века происходит «общеэстетическая трансформация барочно-классицистической художественной парадигмы XVII века в новую, сентименталистско-рокайльную парадигму».72
    В искусствоведении последних десятилетий хочется отметить статью A.JI. Раковой «Жан Верен и судьбы гротеска», опубликованную в 1987 году в ленинградском сборнике «Западноевропейское искусство XVIII века». Анализируя творчество Ж. Берена, разработавшего систему рокайльного гротеска, «сенжери» и «шинуазри», автор проводит сравнительный анализ его гравюр с работами мастера французского Возрождения Ж.-А. Дюсерсо, а так же привлекает орнаментальные офорты Клода Одрана, Клода Жилло и Антуана Ватто, прослеживая истоки и эволюцию французского арабеска.
    Обстоятельную для справочного издания характеристику рококо как европейского стиля мы найдем в трехтомном издании 1995 года петербургского исследователя В.Г. Власова «Стили в искусстве». Присущая этой работе двойственность в полной мере отражает отсутствие единой окончательной позиции по вопросу самостоятельности и полноценности стиля рококо в европейском искусствознании. С одной стороны автор называет рококо полноправным, независимым от барокко стилем и максимально расширяет временные и географические границы его проявления, с другой стороны, он характеризует рококо как стиль исключительно камерный, не нашедший отражения в архитектуре. Главную заслугу рококо он видит в органичном синтезе искусств, объединяющим началом которого выступает орнамент.
    Одновременно автор выдвигает своеобразную теорию, в которой ставит стиль рококо по степени оригинальности и влияния на дальнейшее развитие европейского искусства в один ряд с готикой. Отношение самого автора к рококо неоднозначно: отдавая дань изысканности этого стиля, он отмечает свойственную, по его мнению, рококо «усталость, болезненный эротизм и цинизм».73 Так же автор несколько путается в идентификации памятников, смешивая барокко с рококо и не имея четких критериев их разделения. Тем не менее, несмотря на спорность и неоднозначность этой публикации, на сегодняшний день в ней содержится наиболее исчерпывающая общая информация о стиле рококо на русском языке.
    Гораздо дальше в изучении искусства рококо продвинулись исследователи искусств славянских стран. Возможно, это связано с большим количеством памятников рококо сохранившихся на их территориях. Так чешские авторы Я. Стенькова и И. Пехар в своем труде «Тысячелетнее развитие архитектуры» рассматривают рококо как стиль, проявивший себя в равной мере и в архитектуре и в интерьере, а польский искусствовед С. Синицкий еще в 1954 году утверждал, что стиль рококо проявляется не только в декоративной отделке, но и в плане зданий, композиции архитектурных комплексов, организации паркового пространства.74
    В 1989 году вышла большая работа А.Н. Кулагина «Архитектура и искусство Рококо в Белоруссии», где автор уже в предисловии заявляет, что «материалы монографии приведены в пользу рококо как самостоятельного и
    75 цельного художественного стиля».
    Задав широкие временные рамки стиля рококо с 1700 по 1790 года, автор даёт широкий обзор проявлений рококо в памятниках дворцовой и церковной архитектуры, парковых ансамблей, интерьеров, декоративного искусства Белоруссии на фоне краткого анализа рококо в западноевропейских странах. Автор утверждает, что основой для рококо явились «абсолютно новые приемы, принципы и формы художественного пс. творчества, не имеющие аналогий в истории культуры» и определяет генеральной задачей своего исследования доказательство присутствия рококо в архитектуре. К сожалению, трактовка рококо в этой работе отличается чрезмерной обобщенностью и недефиренцированностью, которые практически сводят анализ стиля к проявлениям зрелого рокайля, без учета, например такой важной фазы, как искусство Регентства и тем более, без обращения к генезису стиля. Однако, несмотря на эти недостатки и общий несколько идеологизированный уклон в трактовке социального фона, работа Кулагина явилась важным этапом в изучении памятников славянского рококо.
    Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat http://www.dissercat.com/content/rokoko-etapy-razvitiya-i-problemy-stilya-opyt-frantsii-i-germanii#ixzz2exhpolP1
     
  7. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.845
    Симпатии:
    2.657
    Прочитала с огромным интересом.
    Спасибо.:sunny:

    Итак,










    Ж.Ж. Руссо. Исповедь :

    " Мне известны два вида любви, очень определенных, очень реальных и не имеющих между собой почти ничего общего, хотя тот и другой пылки и оба не похожи на нежную дружбу. Вся моя жизнь разделилась между двумя этими видами любви, столь различными по природе, и порою я переживал их даже одновременно. Так, например, в тот период, о котором я говорю, увлекаясь мадемуазель де Вюльсон так открыто и деспотически, что не терпел, чтобы кто-либо из мужчин к ней приближался, я имел краткие, но довольно оживленные свидания с некоей маленькой мадемуазель Готон, во время которых она благосклонно брала на себя роль школьной учительницы, и это было все; но это «все» было действительно всем для меня и казалось мне высшим счастьем; и, уже понимая цену тайны, хотя и пользуясь ею как ребенок, я отплачивал ничего не подозревавшей мадемуазель де Вюльсон за то, что она так усердно пользовалась мною для прикрытия своих увлечений. Но, к моему великому огорчению, моя тайна была раскрыта, или, может быть, моя маленькая учительница не хранила ее так, как я, потому что нас не замедлили разлучить, и через некоторое время, после того как я вернулся в Женеву, я слышал, проходя через Кутанс, как девочки вполголоса кричали мне: «Готон тик-так Руссо».
    Странным созданием, по правде говоря, была эта маленькая мадемуазель Готон. Она не была красива, но ее лицо трудно забыть, и я еще теперь вспоминаю его, даже слишком часто для старого безумца. В особенности глаза у нее были недетские, а также стан и манера держаться. У нее был милый, внушительный и гордый вид, очень подходящий для роли учительницы, что и вызвало у нас с ней первую мысль об этой игре. Но самым странным в ней было сочетание смелости и сдержанности, которое трудно было понять. Она позволяла себе со мной самые большие вольности, никогда не допуская ничего подобного с моей стороны; она обращалась со мной буквально как с ребенком, и это заставляет меня думать, что она уже перестала быть им или, наоборот, еще оставалась им настолько, что видела лишь забаву в опасности, которой себя подвергала.
    Я, если можно так выразиться, всецело принадлежал каждой из этих двух особ, и так безраздельно, что мне никогда не случалось в обществе одной из них думать о другой. Впрочем, не было ничего сходного в том чувстве, которое они вызывали во мне. Я провел бы всю жизнь с мадемуазель де Вюльсон, не помышляя ее покинуть, но, когда я приближался к ней, моя радость была спокойна, и я не ощущал волненья. Особенно любил я ее в большом обществе: шутки, поддразнивание, даже ревность привлекали, занимали меня; я гордился и торжествовал, видя, что она предпочитает меня взрослым соперникам, с которыми, казалось, обходится дурно. Меня мучили, но я любил это мучение. Похвала, одобрение, смех возбуждали и оживляли меня. Я горячился, острил; я пылал любовью на людях; с глазу на глаз я был бы натянут, холоден, быть может, скучал бы. Между тем я принимал в ней нежное участие; я страдал, когда она была больна; я отдал бы свое здоровье, чтобы она поправилась; и заметьте, что я по опыту прекрасно знал, что такое болезнь и что такое здоровье. Вдали от нее я думал о ней, мне недоставало ее; но ее ласки были приятны сердцу, а не чувствам. Близкое общение с ней было для меня безопасно; мое воображение требовало лишь того, что она мне давала; однако я не вынес бы, если бы видел, что она обращается с другими так же. Я любил ее, как брат, но ревновал, как любовник.

    Я ревновал бы и маленькую Готон, как турок, как бешеный, как тигр, если б только мог представить себе, что с кем-нибудь другим она обращается, как со мной, – ведь это было милостью, о которой нужно просить на коленях. К мадемуазель де Вюльсон я подходил с живым удовольствием, но без смущенья, меж тем как при появлении маленькой Готон я больше уже ничего не видел; все чувства мои приходили в смятение. Я был близок с первой без всяких вольностей, а перед второй я столько же трепетал, сколько возбуждался, даже при самых больших вольностях. Думаю, что, если б я слишком долго оставался с ней, я не выжил бы: сердцебиение задушило бы меня. Обеим одинаково я боялся не угодить, но был услужливее с одной и покорней с другой. Ни за что на свете не хотел бы я рассердить мадемуазель де Вюльсон, но если бы маленькая Готон приказала мне броситься в огонь, думаю, что я тотчас же повиновался бы ей.

    Моя любовь или, верней, мои встречи с маленькой Готон продолжались недолго, к счастью для нее и для меня. Мои отношения с мадемуазель де Вюльсон не были столь опасны, но и они кончились катастрофой, хотя продолжались дольше. Конец подобных отношений, наверно, всегда имеет несколько романтический вид и дает повод к пересудам. Хотя чувство мое к мадемуазель де Вюльсон было менее пылко, в нем, может быть, было больше привязанности. Мы никогда не расставались без слез, и трудно представить себе, в какую гнетущую пустоту ввергла меня разлука с ней. Я мог говорить и думать только о ней; мои сожаления были неподдельны и живы; но я подозреваю, что, в сущности, не все эти страстные сожаления относились к ней, и, хотя я сам не замечал этого, развлечения, центром которых она являлась, играли тут большую роль. Чтобы умерить горечь разлуки, мы писали друг другу письма, пафос которых был способен сокрушить скалы. Наконец, к моему величайшему торжеству, она не выдержала и приехала повидаться со мной в Женеву. Тут голова моя окончательно закружилась; я был точно пьян и безумствовал в течение двух дней, которые она провела здесь. Когда она уезжала, я хотел броситься вслед за ней вплавь по озеру и долго оглашал воздух своими криками. Через неделю она прислала мне конфет и перчатки, что показалось бы мне очень любезным, не узнай я в то же время, что она вышла замуж и что путешествие, которым ей угодно было почтить меня, имело целью покупку подвенечного платья.

    Я не стану описывать свое бешенство: оно понятно само собой. В своем благородном гневе я поклялся никогда не встречаться с коварной, так как не в состоянии был представить себе более ужасного для нее наказания. Но она от этого не умерла; двадцать лет спустя, приехав навестить отца и катаясь с ним по озеру, я спросил, кто эти дамы в лодке невдалеке от нас. «Как! – сказал мне отец, улыбаясь. – Разве сердце тебе ничего не подсказывает? Это твоя прежняя любовь: госпожа Кристен, мадемуазель де Вюльсон». Я вздрогнул, услышав это почти забытое имя, но попросил лодочников повернуть в сторону; хотя мне теперь и легко было отомстить, я не думал, чтобы стоило труда нарушать клятву и возобновлять ссору двадцатилетней давности с женщиной сорока лет".
     
  8. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.845
    Симпатии:
    2.657
    По материалам http://www.plam.ru/philos/russkie_mysliteli_i_evropa/p4.php

    В 1795 году Карамзин в «Переписке Мелидора к Филарету» впервые в русской литературе обобщил и выразил горестное удивление русских людей перед событиями, совершавшимися во Франции...

    «Кто более нашего, — пишет он, — славил преимущество XVIII века, свет философии, смягчение нравов, всеместное распространение духа общественности, теснейшую и дружелюбнейшую связь народов?.. Конец нашего века почитали мы концом главнейших бедствий человечества и думали, что в нем последует соединение теории с практикой, умозрения с деятельностью… Где теперь эта утешительная система? Она разрушилась в самом основании…
    Кто мог думать, ожидать, предвидеть? Где люди, которых мы любили? Где плод наук и мудрости? Век просвещения, я не узнаю тебя; в крови и пламени, среди убийств и разрушений я не узнаю тебя… Сердца ожесточаются ужасными происшествиями и, привыкая к феноменам злодеяний, теряют чувствительность. Я закрываю лицо свое!..»
     
  9. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.904
    Симпатии:
    9.231
  10. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.904
    Симпатии:
    9.231
    Архитектура рококо

    Польша

    1024px-Kamienica_Margrabska_-_Kraków.JPG

    1024px-Pałac_Sapiehów_-_panoramio_(1).jpg

    1280px-Miod40DSC_1226.jpg

    1280px-Palacio_de_Oliwa,_Gdansk,_Polonia,_2013-05-21,_DD_02.jpg

    Krakow_Mogila_klasztor_20080309_2608.jpg

    Miod30DSC_1237.jpg

    Poland-00801_-_Branicki_Palace_(30848349190).jpg

    Warszawa,_Kamienica_Prażmowskich_-_fotopolska.eu_(340499).jpg
     
  11. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.904
    Симпатии:
    9.231
    Владения Габсбургов

    Dobris-castle.jpg


    Klamovka,_rokokový_altán_se_skleníkem.jpg



    Gruber_Manor._staircase.jpg Rococo_staircase_(Gruber_Mansion,_Slovenia).jpg


    юж нид Bibliotheek_Rolduc.jpg

    городские дома в Южных Нидерландах

    Lier_Kloosterstraat17.JPG

    Hoboken_Sorghvliedt_27.JPG

    Groentemarkt_10_Lokeren.jpg

    Diest_De_Bloempot.JPG

    Aalst_herenhuis_den_Inghele_Kerkstraat_5.JPG

    800px-Mechelen_-_Centrum_voor_Oude_Kunst_'t_Vliegend_Peert.jpg

    1024px-Deurne_Kasteel_Boekenberg_1.JPG
     
    La Mecha нравится это.
  12. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.904
    Симпатии:
    9.231
    Испания. Дворец маркиза Дос Агуас

    1024px-Dosaigues_vista.jpg

    исп Palau_del_Marqués_de_Dosaigües_(València)_-_3.jpg

    800px-Dosaigues_porta.jpg

    Detall_de_la_façana_del_palau_del_marquès_de_Dosaigües.jpg

    Marques_de_Dos_Aguas_11.JPG

    WLM14ES_-_PALACIO_DEL_MARQUÉS_DE_DOS_AGUAS_DE_VALENCIA_05072008_165906_00004_-_.jpg

    Marques_de_Dos_Aguas_20.JPG

    1280px-Finestres_del_saló_de_ball_del_palau_del_Marqués_de_Dos_Aigües,_València.JPG

    Bargueño_-_Interior_of_the_Palau_del_Marqués_de_Dosaigües_-_Sala_de_personatges_il·lustres_03.JPG

    Interior_of_the_Palau_del_Marqués_de_Dos_Aigües_-_Vestíbul_03.JPG

    Saló_xinés_del_palau_del_marqués_de_Dosaigües.JPG
     
    La Mecha нравится это.
  13. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.904
    Симпатии:
    9.231
    Португалия

    Campo_da_Feira_-_226076.jpg

    800px-Lapa_Arcos.JPG

    Almendra_03_by-dpc.jpg
    Solar_do_Visconde_de_Almendra_-_pormenor.jpg


    1280px-Palácio_do_Raio_2017_(3).jpg
    1280px-Palácio_do_Raio_2017_(1).jpg

    дворец Келуш

    Morning_lullabies_(29790745862).jpg

    Palácio_Nacional_de_Queluz_20170509_160228_(33983634084).jpg

    05_Palacio-Nacional-de-Queluz-Capela-creditos_dgpc-carlos-monteiro.jpg 800px-Queluz_chapel_vault.JPG

    Palacio_da_Queluz_(21111345372).jpg

    Palácio_Nacional_de_Queluz_20170509_164429_(34786814996).jpg
     
    La Mecha нравится это.
  14. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.904
    Симпатии:
    9.231
    Германия

    800px-Ansbach_Landgericht.jpg

    800px-Bamberg_Hauptwachstraße7.jpg

    800px-Wachenheim_an_der_Weinstrasse_Bahnhofstraße_03_001_2017_09_10.jpg

    1024px-Alte_Poststraße_42_St._Peter_und_Paul_Kriegerdenkmal_Freising-1.jpg

    1024px-Bonn_Altes_Rathaus.jpg

    1024px-Pfarrkirche_Dommelstadl.jpg

    1024px-Portal_Dominikanerkloster_Koblenz.jpg

    800px-StaircaseKönigstr81.JPG

    1024px-Prinzenhaus_Park_II.JPG

    1024px-Rentweinsdorf_Schloss.JPG

    1024px-Schloss_Haimhausen-01.jpg
     
    La Mecha нравится это.
  15. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.904
    Симпатии:
    9.231
    1280px-Dornburg_-_Rokokoschloß_mit_Garten.jpg
    Dornburg_Rokokoschloss_2009п.jpg
    Kulturdenkmal_Dornburg_Saale_Rokokoschloss_Westansicht_Thüringen_.jpg Dornburg,_the_Rokoko_palace.jpg

    Ellingen,_Weißenburger_Straße_31,_Mariahilfkapelle,_002.jpg

    ESA_Schlosshof_Bild1.jpg


    GrPetersgrube23.JPG

    HL_Dr.-Julius-Leber-Straße_67_door.jpg

    Haimhausen_Schloss_Tor_081.jpg

    Muebalstmichael05052017c95.jpg

    Mueresistrpreysingc85.jpg

    PalaisHolnstein_2006.jpg Palais_Holnstein_Portal.jpg
     
    La Mecha нравится это.
  16. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.904
    Симпатии:
    9.231
    Palais_Preysing_-_München_-_Treppenhaus_Detail_3.jpg

    Palais_Preysing_-_München_-_Treppenhaus_Detail_10.jpg

    Palais_Preysing_-_München_-_Treppenhaus_Detail_11.jpg Palais_Preysing_-_München_-_Treppenhaus_Detail_12.jpg

    Palais_Preysing_-_München_-_Treppenhaus_Detail_1.jpg

    Preysing-Palais_-_Aufgang_zum_1._OG,_2008.JPG



    Rentweinsdorf,_Schloß,_003.jpg

    Schloss_Belvedere_Weimar_Panorama.jpg

    Schloss_Buchholz.jpg

    Wallfahrtskirche_Birnau_am_Bodensee_(4)_(10625234744).jpg



    Zwiefalten,_Beichtstul.JPG
     
    La Mecha нравится это.
  17. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.904
    Симпатии:
    9.231
    Аббатство Оттобойрен (1737)

    базилика
    Basilika_-_panoramio_(2).jpg

    Basilika_-_panoramio_(1).jpg

    2016.08.19.115906_Interior_Basilika_Ottobeuren.jpg

    2016.08.19.115917_Interior_Basilika_Ottobeuren.jpg


    2016.08.19.115625_Interior_Basilika_Ottobeuren.jpg

    2016.08.19.114754_Interior_Basilika_Ottobeuren.jpg

    1280px-BasilikaOttobeurenOrgel12.JPG

    2016.08.19.114628_Interior_Basilika_Ottobeuren.jpg

    2016.08.19.114706_Interior_Basilika_Ottobeuren.jpg

    Ottobeuren-6289110.jpg

    Basilika_Ottobeuren_-_Interieur_(1).jpg

    BasilikaOttobeurenBeichtstuhl02.JPG

    BasilikaOttobeurenDetail17.JPG

    BasilikaOttobeurenOrgel09.JPG
     
    La Mecha нравится это.
  18. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.904
    Симпатии:
    9.231
    сама смиренная обитель

    Ottobeuren8.jpg

    Ottobeuren9.jpg Ottobeuren10.jpg Ottobeuren11.jpg
     
    La Mecha нравится это.
  19. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.904
    Симпатии:
    9.231
    владетельное аббатство Кемптен


    Fürstäbtliche_Residenz_Kempten_April_2015.jpg
    Fürstäbtliche_Residenz_in_Kempten,_Innenhof.jpg

    резиденция аббата
    Bibliothek_Residenz_Kempten_(1).jpg

    Bibliothek_Residenz_Kempten_(3).jpg

    1024px-18._Jahrhundert_-_panoramio.jpg

    Fürstäbtliche_Residenz_in_Kempten,_Tagzimmer.jpg



    Fürstäbtliche_Residenz,_Schlafzimmer_Deckenbild_und_Ölgemälde_(3).jpg



    Fürstäbtliche_Residenz,_Türen_(2).jpg

    Fürstäbtliche_Residenz,_Türen_(3).jpg



    Fürstäbtliche_Residenz,_Türen_(5).jpg

    Fürstäbtliche_Residenz,_Türen_(4).jpg



    Fürstäbtliche_Residenz,_Türen_(7).jpg
     
    La Mecha нравится это.
  20. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.845
    Симпатии:
    2.657
    Где же моя золотая шкатулка???? :) )
    Последнее немного напоминает.
     
  21. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.904
    Симпатии:
    9.231
    приёмная
    Residenz_Kempten_Audienzzimmer_(1)_retouched.jpg

    Residenz_Kempten_Audienzzimmer_(3).jpg

    Residenz_Kempten_Audienzzimmer_(11).jpg Residenz_Kempten_Audienzzimmer_(12).jpg

    тронный зал
    Residenz_Kempten_Thronsaal_(1).jpg

    Residenz_Kempten_Thronsaal_(8).jpg Residenz_Kempten_Thronsaal_(18).jpg
    Residenz_Kempten_Thronsaal_(19).jpg

    Residenz_Kempten_Thronsaal_(21).jpg

    спальня
    Schlafzimmer_Residenz_Kempten_(1)_retouched.jpg

    Schlafzimmer_Residenz_Kempten_(2).jpg
    Schlafzimmer_Residenz_Kempten_(9).jpg

    Schlafzimmer_Residenz_Kempten_(10).jpg Schlafzimmer_Residenz_Kempten_(12).jpg

    Schlafzimmer_Residenz_Kempten_(14).jpg
     
    La Mecha нравится это.
  22. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.904
    Симпатии:
    9.231
    Tagzimmer_Residenz_Kempten_(1).jpg

    Tagzimmer_Residenz_Kempten_(2).jpg Tagzimmer_Residenz_Kempten_(8).jpg Tagzimmer_Residenz_Kempten_(19).jpg
     
    La Mecha нравится это.
  23. TopicStarter Overlay
    La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.845
    Симпатии:
    2.657
    Главное - побольше Золота и всяких кунштюков. )
     
  24. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.904
    Симпатии:
    9.231
    Резиденция князя-архиепископа Вюрцбурского

    1024px-Gartenbrunnen_der_Würzburger_Residenz.JPG



    2004-06-27-Germany-Wuerzburg-Lutz_Marten-Residenz_side_view_1.jpg

    35145.jpg


    Residenz_Wrzburg.jpg

    800px-Würzburg_Residenz_6_Treppenhaus_(6066491839).jpg

    TreppenhausResidenzWürzburgL1050248_(2).jpg

    Würzburg_tiepolo_1.jpg

    800px-Würzburg_Residence_(7291669988).jpg

    wue-residenz_03.jpg

    800px-Würzburg,_Residenz_(4644492148).jpg

    gruenlack_zimmerр.jpg

    Interiors_of_Residence_Würzburg.JPG
     
    La Mecha нравится это.
  25. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.904
    Симпатии:
    9.231
    дворцовая церковь

    1024px-HofkircheWürzburgL1020488_(2).JPG

    DeckengemäldeHofkircheWürzburgL1020489_(2).JPG

    Hofkirche_Wuerzburg.jpg

    (панорама)
    Panorama_Residenzkapelle_Würzburg_2.jpg

    Würzburg_Hofkirche_Innen_Hochaltar.JPG

    Hofkirche_Wuerzburg_Colonnes.jpg



    1024px-MUST_see_Johann_Zick,_once_in_a_life,_inside_Residenz,_Würzburg,_22_Aug_2010_-_panoramio.jpg 1024px-Würzburg,_Residenz_(4643913927).jpg 1024px-Würzburg,_Residenz_(4643924199).jpg 1024px-Würzburg,_Residenz_(4644606208).jpg
     
    La Mecha нравится это.

Поделиться этой страницей