Современная российская поэзия.

Тема в разделе "Литература", создана пользователем Лис, 9 дек 2011.

  1. TopicStarter Overlay
    Лис

    Лис Гость

    Сообщения:
    1.397
    Симпатии:
    103
    Настолько интересная тема! Кто б поднял?:)

    Там и философия и новые явления культуры. Кто говорит, что поэзия умерла... тот просто глуп. Один человек на нашем форуме утверждал, что после Пушкина нечего сочинять!? Он просто маленький мальчик в песочнице.

    За последние десять лет столько интересного появилось!

    Вот статья одного из самых интересных поэтов современного пространства:

     
  2. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    27.749
    Симпатии:
    10.427
    Кто автор статьи?
     
  3. TopicStarter Overlay
    Лис

    Лис Гость

    Сообщения:
    1.397
    Симпатии:
    103
    Это, Максим, так важно?

    Важно другое, что тут есть о чём поговорить. А уж покопаться так точно есть в чём. Автор статьи вроде Кибиров. Но не отвечаю за точность информации.

    За последние годы российское слово очень и очень продвинулось.

    Был бы Бродский. Этот умел. Смотреть на слово, вникать и говорить.
    —— добавлено: 10 дек 2011 в 00:13 ——
    Стансы

    Памяти матери
    I

    Говори. Что ты хочешь сказать? Не о том ли, как шла
    Городскою рекою баржа по закатному следу,
    Как две трети июня, до двадцать второго числа,
    Встав на цыпочки, лето старательно тянется к свету,
    Как дыхание липы сквозит в духоте площадей,
    Как со всех четырех сторон света гремело в июле?
    А что речи нужна позарез подоплека идей
    И нешуточный повод -- так это тебя обманули.



    II

    Слышишь: гнилью арбузной пахнул овощной магазин,
    За углом в подворотне грохочет порожняя тара,
    Ветерок из предместий донес перекличку дрезин,
    И архивной листвою покрылся асфальт тротуара.
    Урони кубик Рубика наземь, не стоит труда,
    Все расчеты насмарку, поешь на дожде винограда,
    Сидя в тихом дворе, и воочью увидишь тогда,
    Что приходит на память в горах и расщелинах ада.



    III

    И иди, куда шел. Но, как в бытность твою по ночам,
    И особенно в дождь, будет голою веткой упрямо,
    Осязая оконные стекла, программный анчар
    Трогать раму, что мыла в согласии с азбукой мама.
    И хоть уровень школьных познаний моих невысок,
    Вижу как наяву: сверху вниз сквозь отверстие в колбе
    С приснопамятным шелестом сыпался мелкий песок.
    Немудрящий прибор, но какое раздолье для скорби!



    IV

    Об пол злостью, как тростью, ударь, шельмовства не тая,
    Испитой шарлатан с неизменною шаткой треногой,
    Чтоб прозрачная призрачная распустилась струя
    И озоном запахло под жэковской кровлей убогой.
    Локтевым электричеством мебель ужалит — и вновь
    Говори, как под пыткой, вне школы и без манифеста,
    Раз тебе, недобитку, внушают такую любовь
    Это гиблое время и Богом забытое место.



    V

    В это время вдовец Айзенштадт, сорока семи лет,
    Колобродит по кухне и негде достать пипольфена.
    Есть ли смысл веселиться, приятель, я думаю, нет,
    Даже если он в траурных черных трусах до колена.
    В этом месте, веселье которого есть питие,
    За порожнею тарой видавшие виды ребята
    За Серегу Есенина или Андрюху Шенье
    По традиции пропили очередную зарплату.



    VI

    После смерти я выйду за город, который люблю,
    И, подняв к небу морду, рога запрокинув на плечи,
    Одержимый печалью, в осенний простор протрублю
    То, на что не хватило мне слов человеческой речи.
    Как баржн уплывала за поздним закатным лучом,
    Как скворчало железное время на левом запястье,
    Как заветную дверь отпирали английским ключом...
    Говори. Ничего не поделаешь с этой напастью.

    1987

    Это Сергей Гондлевский. Чувствуешь как классно, Ондатр? Ты только понюхай это слово!
    —— добавлено: 10 дек 2011 в 00:43 ——
    Дмитрий Воденников.

    Мужает голос и грубеет тело,
    но всё по–прежнему во мне — свежо и звонко.
    Я подниму себя — привычно, между делом,
    легко и убеждённо, как ребёнка.

    А ранней осенью — жизнь зацветёт, как школа,
    начнёт букетами и ранцами кидаться,
    но зрелость с юностью — как школьник и дошкольник,
    всё меж собой никак не сговорятся.

    Но — солнце — правду — выскажет в упор
    и также в зеркале, как зелень, отразится,
    когда из ванны выйдешь в коридор
    ты — с мокрой головою, как лисица.

    …Чем ближе осень — ярче подоконник,
    чем дальше школа — тем ещё ужасней
    и я сижу в углу, как второгодник,
    и свет стоит столбом — как старшеклассник.

    Мне нравится, что жизнь со мной — груба
    и так насмешлива, подробна и невместна:
    я подниму своим привычным жестом
    легко и убежденно — прядь со лба.

    Ведь сколько раз уже — в очередном аду —
    я прижимал к лицу свои мужские руки
    и полагал, что я иду — к концу,
    а шёл, как правило, к какой–то новой муке.

    Ну так простимся же — по–царски, без обид,
    здесь и сейчас, откинув одеяло, —
    нам только жизнь и зрелость — предстоит,
    как раньше смерть и детство предстояло.


    Максим, ведь классно?
     
  4. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    27.749
    Симпатии:
    10.427
    поэзия живёт, только вот куда она продвигается?
    Это похоже знают только Дима Кузьмин с Данилой Давыдовым8-)
    а что для тебя современная поэзия? чисто хронологически?
     
  5. TopicStarter Overlay
    Лис

    Лис Гость

    Сообщения:
    1.397
    Симпатии:
    103
    Нет , конечно. Масса новых имен и текстов.

    Жаль, что сейчас я уже не пишу сам стихов. Но ухо на хорошее слово у меня до сих пор очень остро. Понимаешь, Максим, они ж очень читающие люди. В маленькам стихотворении умещается очень много и истории, и религии, и философии. Просто знать надо.:)
    —— добавлено: 10 дек 2011 в 01:58 ——
    Хорошая поэзия сразу вводит тебя в очень интересное состояние. Если сосредоточится на ней.
    —— добавлено: 10 дек 2011 в 02:07 ——
    Нет, Максим, я не из тех кто говорит, что на Пушкине поэзия кончилась. Лет десять назад из журнала "Работница" переписал в свой блокнотик очень понравившееся мне стихотворение. Вряд ли она , поэтесс эта, когда - либо буде известна. Но стих очень хороший. Очень.
     
  6. Мила

    Мила Guest

    На мой взгляд, не очень хорошее качество. Маленькое стихотворение представляет собой маленькое отверстие, через которое можно куда-то выглянуть, и не стоит пытаться вместить в него батальное полотно. В нём может быть выразительный фрагмент, дающий представление о целом - и этого достаточно. А проповеди вообще очень плохо в виде маленьких стихотворений звучат. Опять же - лучше одна или две мысли, дающие представление об их общем направлении.
     
  7. TopicStarter Overlay
    Лис

    Лис Гость

    Сообщения:
    1.397
    Симпатии:
    103
    Не торопись с выводами, Мила.

    Вот смотри маленькое восьмистишие Мандельштама.
    *
    Люблю появление ткани,
    Когда после двух или трех,
    А то четырех задыханий
    Придет выпрямительный вздох -
    И так хорошо мне и тяжко,
    Когда приближается миг -
    И вдруг дуговая растяжка
    Звучит в бормотаньях моих.

    *

    Восьмистишия Осипа вообще уникальное явление в русской поэзии. Да у него крупных произведений раз два и обчёлся. Разве что "Грифель" да "Солдат".

    Есть такое мнение из уст Ахматовой, что Есенин исписался потому, что не смог поднять крупной формы, которой он занялся при Советах.
     
  8. Мила

    Мила Guest

    Право, не знаю, что именно из сказанного мной ты опроверг с помощью Мандельштама. Ощущая в стихотворении глубину, ты проявляешь собственную отзывчивость и эрудицию. Стихотворение же намекает на нечто большее, чем оно само. Что, конечно, хорошо. Было бы хуже, если б было наоборот.
    Но я не поняла, в чём твой замысел, Лис. Какой период в российской поэзии ты назвал "современным", что ты собираешься размещать а этой ветке?
     
  9. TopicStarter Overlay
    Лис

    Лис Гость

    Сообщения:
    1.397
    Симпатии:
    103
    Дело в том, что если начну с 70-х -- не ошибусь. Ведь до сих пор живы "благородные" старички, которые пишут очень качественно и глубоко.

    Такие, например, как Юрий Кублановский, Вадим Перельмутер и Сергей Гандлевский.

    Потом идут люди зрелого возраста и "молодёжка". И всё это современная российская поэзия.

    Из старичков обажаю перульмуторовские стихи. Я их заметил ещё в 90-х по журналу "Аврора".

    Из людей среднего возраста отметил бы рано ушедшего Бориса Рыжего. Очень народен и крепок на словцо. (Возраст тут дело очень относительное, потому что умер он в 26-ть).

    И Мария Степанова.

    Из молодых мне нравится Дмитрий Воденников, стихи которого я уже приводил.

    Это лёгкий обзор. А так нужно смотреть подробней. :writer:
     
  10. Мила

    Мила Guest

    Порылась на страницах с нынешней поэзией.

    Ну, например...


    Андрей Бауман
    СЕРЕБРЯНЫЙ ВЕК

    Как бабочку, мечтою ловят тень
    на башне: под ногой дрожит ступень
    и рушится туда, где час за часом
    должны в осклизлом гумусе траншей
    стрелять, молчать, кормить окопных вшей
    своим сухим, заветрившимся мясом.

    Степных кобыл останки мнут ковыль.
    Кружится кокаиновая пыль
    на патефоне сладковато-пошлом.
    Гуляет Русь. И смерть — под красный смех
    и белый шум — выкашивает всех
    плутающих меж будущим и прошлым.


    Не сказать, что уж сильно самостоятельное и выстраданное. Красиво, добротно-умно. Вот его же, с положенной долей худождественного стёба:


    XXI ВЕК

    Во дни сомнений
    во дни тягостных раздумий о судьбах моей родины
    словно темную воду я пью помутившийся ворованный воздух
    мылкость в легких необыкновенная
    мое дыхание уже легло на стекла заблудившихся трамваев
    и я стою как Пирр во время чумы
    и слежу полет шмеля над гнездом кукушки
    и чувствую себя чайкой по имени Дядя Ваня
    выпавшей из дворянского гнезда
    в вишневом саду расходящихся тропок…


    И вот в пару к последнему:


    Полина Барскова, из цикла «Справочник ленинградских писателей-фронтовиков 1941—1945»

    …Лежишь на полу — рядом сладкой кишки крошка,
    Лежишь на полу — рядом сладкая «Крошка Доррит»,
    Все помыкаются, попресмыкаются, конец будет делу венец.
    Желудок жалобно подчиняется Диккенсу:
    Ворчит, мурлыкает, блазнит, вздорит,
    Живёт магической, инфернальной жизнью,
    Как в горе — мерцающий кладенец,
    Как в горе — в самом нутре
    Рождаются 2—3 слова,
    Но не просьбы, не жалобы, не угрозы,
    Вылазят, выползают неудержимо — словно ночь из сердцевины дня:

    Ты создал меня такого
    Ты создал меня сякого
    Только Тебе доверяю
    Смотреть меня держать меня свежевать меня


    Ну, и ещё:


    Андрей Поляков, из книги «Радиостанция "Последняя Европа"»

    Ну что, согласны?.. Остаётся
    совсем последний пустячок —
    Российка спящая проснётся
    трансцендентальнейший дружок
    получит с Богом пирожок
    Орфей на родину вернётся
    подцепит Музу на крючок
    И ВДРУГ
    И МОЖЕТ БЫТЬ
    НАВЕРНО
    И ВЕРОЯТНО
    И ТОГДА
    И ПРИБЛИЗИТЕЛЬНО
    ПРИМЕРНО —
    вот здесь вот кровью, господа!


    Это чтобы понять тенденцию. Интересно, что Лис начал этот разговор в дни, когда всё, что мы цитируем, неотвратимо и быстро переваливает рубеж между "сегодня" и "вчера". Мы не знаем, что поэты будут писать через месяц-другой. Возможно, они будут стыдиться того, вчерашнего. То, что цитирую я, не показывает собственного и жизненного, и духовного опыта поэтов. А то, что любят цитировать на подобных нашему ресурсах как поэзию - с построчными поминаниями Бога, Любви, Истины и пр., - даже искать как примеры не буду - вообще из разряда детских считалок. Возможно, современная российская поэзия прямо сейчас начнёт мужать?

    P.S.
    Вот лирическое и от первого лица.


    Солнце садится
    солнце встаёт, рота
    солдат по мосту идёт
    Гремят сапогами, песни
    поют. Хорошо идти, когда
    кругом идут. Всё проходит
    И ты пройдёшь. Стол деревянный
    железный нож. Мадера в рюмке. Орфей
    в аду… Я никогда от тебя не уйду
    Андрей Поляков

    Но не греет.

    P.P.S. Того, что мне не нравится нынешняя поэзия, я не говорила.
     
  11. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    27.749
    Симпатии:
    10.427
    Мила, современный литературный критик находится в значительно худшем положении чем старинный. Число авторов возросло на порядок, возможностей публикации на два порядка. Мейнстрим отсутствует как таковой. Существует чудовищный по объёму стихотворный пласт который вообще циркулирует на уровне райцентров.
     
  12. Мила

    Мила Guest

    А я бы всё-таки решилась назвать его "новым декадансом".
     
  13. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    27.749
    Симпатии:
    10.427
    И каковы его признаки? )
    —— добавлено: 10 дек 2011 в 17:17 ——
    Стихи не из Сети (а из моих старых редакторских чемоданов)

    Владимир Попов


    Чёрные испанки.
    Белые эстонки.
    Ближе китаянки
    и ещё японки.

    Ах, какие дамы –
    сладкие, как сахар!
    Возле Фудзиямы
    под цветеньем сакур.

    В хижине старинной
    нету обстановки:
    лишь одни картины,
    лишь одни циновки.

    Лягу на подушку
    и засну глубоко:
    прыгает лягушка
    на страницах хокку.

    А за нею танки
    сочиняют тонко
    чёрные испанки,
    белые эстонки.
    * * *

    Стою на паперти – один
    среди крещёного народа:
    и свет мерцает впереди,
    и голос слышится у входа.

    Но не войду я в этот храм,
    в его чудесные пределы:
    мне не узреть Христовых ран,
    и не надеть одежды белой.

    Мне не развеять суету
    и страх ушедших поколений…
    Но чтоб подняться в высоту,
    я опускаюсь на колени.

    * * *


    Поздняя свадьба

    Снег сыпал не переставая
    на обручальное кольцо…
    Взошла хозяйка молодая
    на золочёное крыльцо.

    Рыпела пьяная гармошка.
    Кидались бабы в перепляс.
    Визжали девки понарошку
    и хохотали напоказ.

    Ходили парни петухами –
    ломались словно кренделя.
    А где-то сбоку плетухалась
    ошеломлённая родня.

    И мужики, напившись зелья,
    негромко дрались у ворот…
    Снег выпал на сырую землю –
    ну, значит, больше не сойдёт.
    * * *
     
  14. Мила

    Мила Guest

    Разве они не очевидны, когда не говоришь о поэзии вообще, а читаешь вирши?
    Хотя бы то, что я процитировала выше - там и тоска о бренности живого, и чувство власти мирового зла, и эстетство, и гиперлитературность, и копание в психологии...
     
  15. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    27.749
    Симпатии:
    10.427
    Ещё из чемоданов

    Наталья Исаенко


    Колокола


    Литые души колоколов
    Гудят надрывно и непрестанно.
    Гудят – «Помилуй!…» Летит – «Осанна!…»
    Поверх туманов и куполов.
    Поверх безличья и суеты,
    Над нищетою и над венцами
    Гудят обветренными сердцами,
    Неотлучёнными высоты.
    Любви и боли не нужно слов.
    В огне рождённые изначально,
    Не позволяют себе молчанья
    Литые души колоколов.
    У них лечитесь от немоты –
    Горите, бейтесь, звените сами
    Ветрам подставленными сердцами,
    Неотлучёнными Высоты.

    * * *
    Здравствуй…
    Распахнуты снова крылья
    Над опустевшим гнездом.
    Здравствуй…
    И голову склонит ива
    Вновь над заросшим прудом.
    Здравствуй… И двери большого дома,
    Словно очнувшись вдруг,
    Дрогнут навстречу шагам знакомым
    И откровенью рук.
    Я не спрошу: «Почему так долго?»
    Лишь улыбнусь, как всегда.
    Каплею в море, мгновеньем только
    В памяти канут года.
    Здравствуй… Ну вот, мы с тобой и вместе.
    Я и не прячу слёз –
    Просто сегодня роса на рассвете
    Старый покрыла холст.
    Здравствуй

    —— добавлено: 10 дек 2011 в 18:01 ——
    Александр Карамазов


    ***
    Люди живут в тёмной воде.
    Это люди живут в тёмной воде.
    Вижу, лодка надо мною плывёт

    по тёмной воде.
    Я хватаю багор, я цепляю зубами багор
    в тёмной воде.
    Эй, Харон! Эй, Харон, подцепи нас багром
    в тёмной воде,
    Подцепи нас багром, протащи нас багром
    хоть немного по тёмной воде.

    ***
    Этот дом не даёт эха –
    его поглощают вещи,

    эти вещи прилеплены к стенам –
    они не дают тени…

    Умора! – мой глупый котёнок
    играет с тенью хвоста.
    Галя + (?)

    Она решала трудное сложенье,
    Нелепое такое положенье:
    Не знала…
    что приписать себе –
    за Галей с плюсом ставить на стене?

    Какая-то неведомая сила
    её томила, только странно:
    как будто графоманией грешила.
    А я…
    Я так не походил на Дон Жуана.

    К.К.

    Не знаю, чем стала для нас
    Последняя встреча. В то утро
    Мы жгли для тепла и уюта
    На кухне невидимый газ.

    И был так понятен язык
    Со сцены сходящего лета.
    Не стал я, конечно, поэтом,
    Ты больше не плачешь от книг…

     
  16. TopicStarter Overlay
    Лис

    Лис Гость

    Сообщения:
    1.397
    Симпатии:
    103
    Мила, ты в каком мусорном ведре искала такие "хорошие" стихи?

    *
    Максим, "Стою на паперти один..." на хорошем уровне Лермонтова, следущее в широту Есенина укладывается. Оба нравятся. Первое, конечнол преимущественно.
    Колокола. Нет . К.К ., может быть.

    *
    Из моих тетрадей одно только пока:

    Лариса Соколова.

    Один на свете гений -- красота,
    Во всех веках свежа, неоспорима
    И в совершенстве редкостном проста --
    Её чертам претит искусство грима.

    Она богами делает людей,
    Гордясь своей магическою силой,
    С которой самый смертный чародей
    Шнурует душу огненною жилой.

    *
    Медиавистика и только. Как хорошо написано! Под лютню бы в залах короля Артура и трубадуров исполнять такой текст! И смотреть как наблюдатель. Послушайте эту песню?!
    —— добавлено: 12 дек 2011 в 15:29 ——
    Да, было время, когда мне приходилось брать ручку и блокнот. И переписывать. Тогда не было так достаточно денег, чтоб купить сборник твоих любимых стихов. И это для меня было такой драгоценностью. Да и сейчас, то что записано стилусом по папирусу так дорого!
     
  17. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    27.749
    Симпатии:
    10.427
    Вот по такому принципу оценивать будем? нравится не нравится?)
    —— добавлено: 12 дек 2011 в 15:57 ——
    Лита


    это ли просто рай?
    камыши, отражение в озере, свет
    заката и птичий хай
    а меня здесь, скорее всего, просто нет
    как-то не верится, Кай,
    в эти травы, гудки поездов, сигарет
    запах, озерный край
    и бликующий ритм, водянистый цвет
    кисть по бумаге лет
    осторожно смотрю в небеса -- на спине
    и акварельный след
    остается, стирается, тает во мне
    ты постарел, как май
    листьями желтыми, жухлой травой
    это ли рай твой?
    да, это мой рай
    —— добавлено: 12 дек 2011 в 16:07 ——
    Михаил Грозовский

    Собака съела тишину.
    Жена сказала: "Ну и ну...
    Гляди: сошла с ума, никак...
    Ишь, развели кругом собак.
    Убила бы..."

    В квадрат окна
    воткнулась хмурая жена.

    Знакомая ночная речь.
    Знакомая округлость плеч.
    Знакомый зад.
    В печали я:
    "Ишь развели кругом бабья;
    убил бы..." - это про жену...

    Собака съела тишину.
     
  18. Мила

    Мила Guest

    "Хорошие" - это ты кого-то цитируешь, Лис, или иронизируешь?
    Я исследовала два "мусорных ведра" - независимую литературную премию "Дебют" и литературную премию Андрея Белого, лауреатами которых в этом году стали поэты, которых я процитировала.
    Если так, - поэтов, которые мне нравятся, вы уже читали в другой ветке. И вот тут.
    Но это не разговор. Даже более-менее объективные критерии давятся и размазываются с помощью "А я этого не вижу!", "А я этого не чувствую!", "Да это же дрянь!" и пр. ("В каком мусорном ведре...", скажем).
    Беседу лучше бы удерживать на таком уровне: цитата и подтверждение или опровержение тезиса.
    —— добавлено: 12 дек 2011 в 16:53 ——
    И, к сожалению, не могу обещать, что смогу долго участвовать в этом разговоре. Уж как получится, братия, не серчайте.
     
  19. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    27.749
    Симпатии:
    10.427
    Те тексты которые я здесь цитирую, в принципе, можно считать случайной статистической выборкой. Они оказались здесь потому что высылались мне. Ну естественно субъективный подбор присутствует, поскольку они из тех которые я отбирал для печати :) . Большинство их авторов члены литературных союзов.
     
  20. TopicStarter Overlay
    Лис

    Лис Гость

    Сообщения:
    1.397
    Симпатии:
    103
    Ондатр, так и знал этот вопрос задашь?:) Давай так скажем. Пока ещё мы аналитически не только в этой теме, а на форумах ещё ни одного стиха не подвергли нормальным скальпелям? Нормальный взгляд на поэзию был у Бродского, когда он из пары стихов устраивал эссе на диссер. И не скупился. У него не кончалась мысль на полуслове.

    Меня и Изольда на этот ответ вдохдовила (жаль этот чел пока покинул нашу тусовку). Ответ можно поднимать до любого уровня, но не всё можно для обсуждения высосать из пальца до бесконечности. Где-то так. Где нет ядра - там не помогут чувства.

    Пока, Ондатр и Мила, -- это я приберёг на вкусненькое, если сил хватит. Будем смотреть на фразу Ахматовой: "Мы смысловики". Посерьёзнее. Пока, мои дорогие друзья, не до разборов. Сначала сменим отношение. Кто царица слова? Проза или поэзия? Вы думаете проза?! Нет , сначала поэзия. А потом и будем разговаривать по содержанию. Вспомним и теорию стиха и прозу,
    и философию.


    Да, иронизирую. Причём, даже грубо чуток. Но не чтоб тебя обидеть. Просто подлить масла в огонь. Ведь поэзия, когда-то быв авангардом, спустилась до простой падчерицы искусства, ждущей тыквы.

    Посмотрим. Жду ещё её часа, времени муз. Из девяти греческих шаловлиц, шесть о рифмованнном слоге. Это Полигимния, Эвтерпа, Каллиопа, Мельпомена, Талия и Эрато.
    —— добавлено: 12 дек 2011 в 18:22 ——
    Нет, друзья, мы ещё не погрузились в сказку и магию стиха, когда скальд пел и люди от барабанов у костра и танцев испытывали прозрение.
     
  21. Мила

    Мила Guest

    Естественно возникающий вопрос, раз сразу пошла вкусовщина.

    Что ты знаешь про наше отношение, Лис? С тобой разговаривают два почти штатных стихоплёта на этом форуме. Не буду говорить за Ондатра, а про себя скажу. Стихи, конечно, имеют свой предел - и в размере (мысль может не вмещаться ни в строку, ни в строфу, и иногда это безнадёжно), и в эстетическом аспекте (проза допускает большее), и в самой своей природе (стихи легко перегрузить и таким образом убить). Но всё же кажется, что мысль представляет ценность только тогда, когда она может стать стихотворением (даже если она изложена в прозе). Я не верю, что протоязык был рифмованным или ритмичным. Мы чувствуем и мыслим без рифмы и ритма. Видимо, ритм и рифма - это способ адаптации чувства и мысли именно для этого мира, который имеет такие особенности - подобность и повторяемость явлений и предметов.
    То есть стихи помогают человеку существовать в этом мире, как и иные виды искусства. Поскольку эта помощь эффективна, человек склонен возлагать на поэзию очень многое, связывать с ней большие надежды. "Глухота к поэзии" или отказ от поэзии - это один из признаков глубоко депрессивного отношения к существованию.

    Не удивлюсь, если мы и сейчас не станем этого делать.
     
  22. TopicStarter Overlay
    Лис

    Лис Гость

    Сообщения:
    1.397
    Симпатии:
    103
    Мила, так завидую белой завистью. У меня-то полность отшибло желание сочинять! Хотя когда-то целых десять лет только этим и бредил, когда поток слов полился.

    Так и не делайте. Проснётся Белинский во мне и уж не удержусь! Сама знаешь: в неискренности меня трудно обвинить.

    *
    А кто в это верит? Сначала было слово! Причём слово из адамической революции.

    Понимаешь, Мила, меня в поэзии привлекает только одна вещь: просто убийственное другое состояние относительно мира! Просто какое-то осязаемое чувство рая. Хорошие стихи начинают звучать, как гитарный аккорд. И он возносится ввысь вместе с творцом.

    *

    Поэты вообще странные люди.

    *

    А если тут есть два поэта, то пару хороших советиков, как из простых слов сделать шедевр, наверно, подскажу. Умный учится всегда, а дурак и так всё знает.
     
  23. dr.alexmoon

    dr.alexmoon Guest

  24. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    27.749
    Симпатии:
    10.427
    одна из особенностей "современной русской поэзии" это её "глухота". по крайней мере с 90-х она не образует единого пространства, раскол идёт даже не между поколениями, а между непроницаемыми кластерами, где Пригов и Сапгир существовали в абсолютно разных мирах с Кожиным и Тряпкиным. Мир Кузьмина это уже самодостаточная вселенная, за пределом которой только вакуум. А другие вселенные даже не знают о её существовании. Чтобы понять её фундамент надо заглядывать в "святцы"
    http://www.vavilon.ru/texts/indexgen.html, и именно в списки "старшего поколения" того, которое с точки зрения этих "молодых" действительно существовало.
     
  25. Мила

    Мила Guest

    Игорь Вишневецкий


    Из цикла "Рождение мифа"

    ...Что запоминает беглый ум?
    Образы: сорок второй, одет
    лес одеждой кольчатой, сквозь дым
    змеепалый мама ловит свет,
    xвоею xранимый. Далеко
    за две тыщи вёрст, среди степей
    белыx, как парное молоко,
    по воду к реке отец -
    не пей
    той воды: не то очнёшься в снаx
    огненныx, измеряешь длину
    волчьиx, лисьиx троп: я вижу иx
    и уже настраиваю, льну
    зрением ко всем - дымит оно,
    отделясь, ожив во всеx "не-я",
    влажное зерно, веретено,
    глаз раскрытый недобытия.

    Но вернёмся к замершей реке:
    под непрочным льдом. Год шестьдесят,
    кажется, девятый. И в руке
    мёрзлая верёвочка. Горят
    от мороза губы. Мне идти
    с санками через замёрзший Дон -
    километр шатучего пути,
    нету шапки, лёд в проплаваx ран:
    будто по змеиным чешуям
    слипшимся ступаешь. Дон и есть
    невзлетевший змей. Его моим
    детским "ну, замри же" не заклясть.
    Дуют ветры в спину: вой турбин,
    что отцу прислышался, когда
    мутным глазом степь моргала. Сын
    видит лишь, как через лёд вода
    кровью - профильтрованной - реки
    проступает: не глядеть назад,
    в стороны; не знать, что языки
    мёртвые сквозь ветер голосят...
    июнь 2001г.


    Из цикла "На запад солнца"

    ...Два ветра из теx, что высечены на форуме римской Тугги
    на циферблате ветров - дыxанье и тень дыxанья:
    Фаон и Африканус колеблют жаром земли
    и нас, влезшиx на форум
    и гулкий амфитеатр, что открыт горьким продувам,
    соскальзывающим с одетыx синеватым маревом гор.

    Мы молчим, забывая самиx себя в расплаве звонкого пекла
    под стрёкот суxиx цикад, в сверканье засоxшиx улиток,
    покрывающиx как цветы стебли высокой травы
    и разбитые саркофаги вокруг истёртой до остова
    базилики Виктории. Улетучился даже дуx
    молившиxся здесь. Только белееют
    гирлянды мёртвыx улиток...
    июль 2001г.


    музыка в моей жизни
    (Прислушиваясь к шуму ветра)

    Родившись с обострённостью слуха, я понимаю, чем всё завершится.
    Шелушенье ландшафта, теней оживающих мыслей — по окоёму бессонного мозга, — вставших на цыпочки, тихо глядящих в глаза (в час тревожной тоски перед утром).
    Формы предметов осциллируют.
    Это больше, чем ветер.
    Вероятно, это и есть та музыка, что затопит собой всё пространство.
    Ударяя в меня изнутри: на отрезке от стоп до груди, заставляя вздрагивать руку пониже локтя.
    Потому-то все звуки представляются как бы расчерченной партитурой с голосами разной подсветки:
    фортепиано почти всегда светло-серое, синие скрипки, густо фиолетовые виолончели, тёмно-серые (почти чёрные) контрабасы, оранжевые тромбоны, золотисто-жёлтые трубы, коричневый голос гобоя, красноватый — рожка, белый грохот литавр.
    Видя в предутренней дрёме цвета, я представляю себе их звуковую и нотную запись.
    В ней отсутствует напрочь зелёный — в силу вторичности? — солнце, пролитое в тёмно-синее.
    Вот оно, восходя, ожигает углы обострённого слуха. Или зрения. Что, в общем, одно и то же.
    Ветер сгибает углы зеленеющих — синее в золоте — елей и пихт: между окном моей комнаты и заоконным, коричневатым зданьем.
    Озеро тоже блестит — серебром амальгамы-челесты.
    Я не раз и не два представлял себе в отрочестве, как стал бы записывать музыку, а потом записывал: синим и чёрным на разлинованной нотной бумаге.
    Музыкант (композитор) слышит звуки всегда вертикально — от басового чёрного, в нутряной глубине, почти уходящего в землю — вверх до ультразвуковых завихрений или — наоборот — сверху вниз, как съезжание тонов, их скольженье во влагу утробы.
    Ну, а ветер — прорывы в срединное поле из-за верхнего за и из-под нижнего вне.
    Невозможно представить себе мир без лестницы звуков. Существа на последней ступеньке глядят в телескопы на кольчатых — тех, что внизу. И анархия — даже не ветер, а только провалы немот.
    Форма меня осциллирует. Как и звуки или предметы.
    Главный страх — вдруг не выдержу, лопнут все перепонки. И останется плавкость: размытый рубеж между цветом, звуком, сознаньем. Вот тогда-то на гладком, оструганном и проолифленном тёплом квадрате доски обозначатся образы звуков.
    Те же, кто не обрёл никакого звучанья, — расплавятся в фон.
    Это будет присутствием музыки в зрении цвета, мотивом разбуженной жизни.
    Остальное — попытки схватить, удержать незаписываемое.
    Шум, который вовне и внутри.


    Если воздушным щебетом
    не растопить
    страха в застывших венах,
    значит, о горнем небе том
    поздно грустить
    тем, кто еще не забыл

    детских литаний, блеска и
    лепета губ
    лиственных, сокровенных
    клятв —
    как горят нерезкое
    солнце и труб
    медь среди свежих могил.
    1990


    Из переводов.

    Иоганнес Бобровский (с немецкого)


    Севернорусский городок
    (Пустошка, 1941 год)

    Блеклая,
    у дороги на Север,
    падает горой - стена,
    мост
    из старого дерева,
    берега в кустарнике.

    Там живёт поток,
    белый от гальки, слепой
    над песком. Грай вороний
    выкликает твоё имя: Ветер
    плотовщиков, дым
    ближе к вечеру.

    Нечто приxодит,
    пылая,
    в облаке, следом за ветром
    присматривает за огнём.

    Отдалённый огонь разливается
    по равнине,
    далeко. Вы, живущие возле
    лесов, на потокаx, в древесной
    деревенской доле, прислушайтесь
    вечером, приложите
    уxо к земле.


    Деревенская церковь, 1942 год

    Дым
    вокруг бревенчатыx стен и заснеженной крыши.
    Ряды ворон
    на склоне. Однако река
    во льду.

    Здесь
    слепительный блеск, битый
    камень, строительный мусор, арка,
    разъединяет стену:

    там деревня стояла
    против xолма, река
    струилась в начале года,
    агнец, у врат,
    затон,
    открытый ветрам,

    что задували в вышниx,
    спокойные, тень
    самиx себя - и вот зовёт. Xриплым голосом
    ему отвечает
    ворона.


    Из стихотворения "Обернувшись назад: критикам"

    Ваше время – прохладный вечер, а моё – выпуклый день.
    Для меня – шелест злаков и волны цикадьего треска.
    День, блеснувший на пёстрых, покатых, расплавленных крышах Москвы.
    Чей яркий закат провожаешь, сощурясь
    с карнизов Нью-Йорка,
    с плосковерхих чешуйчатых ящериц-башен Мекнеса.

    Неужели степей суходувы станут глуше?
    Или кварц, что резал ладони спрессованным шумом
    у самого входа в Сахару, – вдруг превратится в глину?
    И цепкое тело утратит упругость и жилистость
    от того, что никто из вас не целил – как я –
    в лицо изумлённому зверю? И не видел крови, забрызгавшей снег?

    Я уже пересек теннолиственные Аппалачи,
    стылые Альпы, горячий безводный Атлас,
    жилище дэвов – Памир, сгорал от подкожного пыла
    у горных озёр, где не водится даже рыба,
    не то чтобы плыть человеку, встречал жадногубую смерть
    в платановых рваных аллеях – нет ничего на свете,
    чего б я не знал и не видел.

    Когда я прочитал всех ламентов рост в дубравах дремлющих предков,
    в буквах резной травы, в клейнотах фосфорных лун
    и когда задышал, как они, в полный щебет солнцем сквозь пепел, –
    то услышав слова: "побеждающий смерть", вы запомнили только: "смерть".

    Разделим пространство и время, и прочее: вам – немота
    (с оттенками отсветов, эха), мне – прорастающий шум,
    захватывающий весь регистр,
    вам – вчера и сегодня, мне – завтра.

    Оно уже шелушится
    под кожей – невидимо вам.
    16-19 июля 2002
     

Поделиться этой страницей