Современная российская поэзия.

Тема в разделе "Литература", создана пользователем Лис, 9 дек 2011.

  1. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    27.352
    Симпатии:
    9.952
    может. но не обязано )
     
  2. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    10.048
    Симпатии:
    2.809
    Не в тему современной поэзии...
    Никогда не понимала, в какой связи находится вот это откровение Ф.И. и упомянутые Максимом "радость просветленного ума, свет просветленного сознания".
    Человеческое, слишком человеческое... слишком от - боли, быта, бытия, обманутых надежд, разлук и смертей.
    И воспринято это все - не отвлеченно-философски, не с пожеланием" счастливого конца" - а, ведь только - " спаси тогда нас, добрый гений".

    Ребята, простите, Вы понимаете хотя бы, что нужно пережить внутри, чтобы писать вот так - ведь когда не пишется, может, это потому, что нечего сказать, нет вот этого своего кровного, больного, слабости своей и понимания конечности?!..


    Ф. Тютчев
    ***

    Когда дряхлеющие силы
    Нам начинают изменять
    И мы должны, как старожилы,
    Пришельцам новым место дать, —

    Спаси тогда нас, добрый гений,
    От малодушных укоризн,
    От клеветы, от озлоблений
    На изменяющую жизнь;

    От чувства затаенной злости
    На обновляющийся мир,
    Где новые садятся гости
    За уготованный им пир;

    От желчи горького сознанья,
    Что нас поток уж не несет
    И что другие есть призванья.
    Другие вызваны вперед;

    Ото всего, что тем задорней,
    Чем глубже крылось с давних пор, —
    И старческой любви позорней
    Сварливый старческий задор.

    Я не читала Ауробиндо (возможно, не буду - интересно другое), но вот просветление Ф.И. Тютчева - в старости, возможно, в предощущении конца.

    А вот это я однажды процитировала в другой ветке - и до сих пор не могу понять, почему это стихотворение - страшное, обнажающее суть отношений человека и Бога, сожжение человека во имя Божье спокойно учат в школах, как можно?

    Пророк

    Духовной жаждою томим,
    В пустыне мрачной я влачился,
    И шестикрылый серафим
    На
    перепутье мне явился;
    Перстами легкими как сон
    Моих зениц коснулся он:
    Отверзлись вещие зеницы,
    Как у испуганной орлицы.
    Моих ушей коснулся он,
    И их наполнил шум и звон:
    И внял я неба содроганье,
    И горний ангелов полет,
    И гад морских подводный ход,
    И дольней лозы прозябанье.
    И он к устам моим приник,
    И вырвал грешный мой язык,
    И празднословный и лукавый,
    И жало мудрыя змеи
    В уста замершие мои
    Вложил десницею кровавой.
    И он мне грудь рассек мечом,
    И сердце трепетное вынул,
    И угль, пылающий огнем,
    Во грудь отверстую водвинул.
    Как труп в пустыне я лежал,
    И бога глас ко мне воззвал:
    «Восстань, пророк, и виждь, и внемли,
    Исполнись волею моей,
    И, обходя моря и земли,
    Глаголом жги сердца людей».


    В этом стихотворении все ответы, все смыслы поэзии содержатся, как огонь в лампаде, как вода в горсти, как ветер, пойманный ветвями.
     
    plot нравится это.
  3. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    27.352
    Симпатии:
    9.952

    любопытно, что присутствующие не стали отвечать на вопрос Олега, а бросились спорить с Сатпремом ) Сатпрем между тем писал не об искусстве, он писал о мистической практике, и о том , что духовный свет открываемый на определённом её уровне тот же , что играет во многих выдающихся художественных творениях, причём независимо от их "содержания" - текстового сообщения выраженного тем или иным художественным языком, независимо от "философии" или "житейской мудрости" и переживаний автора, независимо от жанра "высокого или низкого", независимо от тех или иных "приёмов".

    Когда мы говорим об эстетике, то красота это как раз то, что проскальзывает между приёмом и содержанием, но именно то, что делает артефакт эстетическим объектом. Дух это не "духовность" содержания и не запечетлённый жизненный опыт сколь угодно трагический, плод мук, усилий и разочарований. Дух это то, что остаётся "за кадром", но наделяет произведение жизнью.
     
    list нравится это.
  4. Мила

    Мила Guest

    Я с ним не спорила, я от него отмежевалась. )
    А мой ответ Олегу не нужен.
     
  5. plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.857
    Симпатии:
    2.051
    Кажется начинаю понимать. Они относились к искусству как к Богу, к божеству во всяком случае. Цветаева вообще была рыцарем этого служения, совершенно бескомпромиссным, как говорят. Это мне было не понятно, а теперь кажется начал понимать: оно и было Духом и служением - своими стихами она пыталась ударить прямо в точку, а точкой этой был этот самый Дух, о котором ты говоришь. Это как во фламенко танцор пытается ударить в ту же самую точку, но танцем, и называет это Дуэнде, что характерно.
     
  6. Мила

    Мила Guest

    Я бы осмелилась сказать, что Цветаева писала, потому что не могла не писать. "Совершенно бескомпромиссное служение божеству" не предполагает дизертирства. А Марина Цветаева после очередной попытки всё же сумела сбежать, и от этого служения тоже. Впрочем, может, потому сбежала, что не могла быть безупречной? Но такое объяснение - упрощение сложного сплетения многих причин страдания, многих смыслов.
    Художественное творчество - это способ взаимодействия с миром. Его можно украшать, как позолотой, красивыми словами, чем и занимаются исследователи творчества. Да и сами художники часто этим грешат. Такие объяснения, как я уже сказала, одновременно - упрощение смысла, сведение его к понятной формуле. Но поиск формул - тоже своего рода деятельность, кому-то этот процесс тоже интересен.
     
  7. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    27.352
    Симпатии:
    9.952
    (в сторону) забавно, что слово "артист" стало в России почти синонимом актёра...
     
  8. Мила

    Мила Guest

    Ещё забавнее, что народ не подозревает, что художник - это тот же артист.
     
  9. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    10.048
    Симпатии:
    2.809
    Называть можно что угодно, чем угодно, когда и как.

    Возможно, снова покажется, что я противоречу Сатпрему (фиг с ним!) - но, для меня одна выстраданная строчка какого угодно большого поэта весит больше , чем все личные так наз. "просветления" вместе взятые, хотя бы потому, что она может повернуть чью-то жизнь, или кому -то помочь.

    Вообще, когда какие-то сложные вещи (иногда и жизненные - да , презренные бытийственные! ) начинают соизмерять с понятием Пути, это уже попахивает (дурно) пресловутыми привязанностями, и встает вопрос - обслуживает искусство какую-то духовную практику или не обслуживает - а нет, так и зачем?

    Да, ребята, один шершавый мазок Рембрандта для меня дороже ваших всяких там практик духовных, на том основании , что от их никому ни жарко, ни холодно.
     
  10. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    10.048
    Симпатии:
    2.809
    Д. Кедрин "Рембрандт"

    Рембрандт
    Ты плачешь, Стоффельс?

    Хендрике
    (вытирая слезы)
    Что вы, сударь! Нет.
    Рембрандт
    Я вижу: плачешь!

    Хендрике
    Может быть… Немножко…

    Рембрандт
    О чем же ты?

    Хендрике
    Глаза мне режет свет,
    Что с набережной падает в окошко…
    Да это вздор! Хотите, барин, есть?
    (Вынимает из печи кушанья.)
    Вот колбаса с подливкою капустной,
    Здесь пирожки, тут суп со спаржей есть,

    Рембрандт
    Нет… Мне сегодня почему-то грустно.
    Ты помнишь, как хозяйка умерла
    И как в гробу лежала в платье бальном,
    Как амстердамские колокола
    Над шествием звонили погребальным,
    И как она любила этот дом
    С уютным садом, с тихим бельэтажем,
    Как в катафалке, под уздцы ведом,
    Шел черный конь, украшенный плюмажем,
    Как нищие за белым гробом шли,
    А в нем желтел ее невинный профиль,
    И как на Зюдерзее корабли
    Прощались с ней… Ты снова плачешь,
    Стоффельс?

    Хендрике
    Нет, сударь, нет!

    Рембрандт
    А всё же я сильней,
    Чем даже смерть!

    Хендрике
    Вы фантазер, мой барин.

    Рембрандт
    Моя палитра властвует над ней!
    Ей не свалить меня одним ударом!
    Я Саскию нанес на полотно,
    И пусть, сбирая урожай обильный,
    Смерть скосит десять поколений, но
    Она, зубами лязгая бессильно,
    Не раз минует чистый образ тот,
    То полотно, что, как письмо в конверте,
    К потомкам отдаленнейшим дойдет
    И тронет их. Да, я сильнее смерти!
    Хендрике

    Грешно так думать.
    Рембрандт
    (берет со стола раковину и подносит к уху Хендрике)
    Вслушайся на миг,
    Как в этой раковине гул прибоя
    Еще гремит, хотя прибой утих!..

    Продавец красок
    Я к вам не вовремя?
    Рембрандт
    Нет, нет… садись…
    Я рад потолковать с единоверцем…
    (Растирает рукою грудь.)
    Продавец красок
    Как вы бледны! Вы вовсе извелись!
    Рембрандт
    Так. Пустяки. Немножко болен. Сердце.
    Продавец красок
    (подает ему пакет)
    Вот, сударь, краски вам.
    Рембрандт
    Я гол и бос,
    Чем мне платить?
    Продавец красок
    Оставьте, ради бога!
    Я сепию и сажу вам принес,
    Да жженой кости раздобыл немного…
    Рембрандт
    Ага, — и жженой!
    Продавец красок
    Вы довольны?
    Рембрандт
    Да.
    Продавец красок
    А светлых нет, хоть у других проверьте.
    Рембрандт
    Их мне не надобно. Тащи сюда
    Все краски старости, все краски смерти.

    ...

    Ни дня, ни ночи. Черная дыра.
    Как бьется сердце! Уж не смерть ли это?
    Старик Рембрандт! Пришла твоя пора,
    Пора последнего автопортрета.
    Как в океан сливаются ручьи,
    Так мы уходим в мир теней бесплотный.
    (Обводит глазами комнату.)
    Лишь вы, душеприказчики мои,
    Мои эстампы, папки и полотна,—
    Идите в будущее. В добрый час.
    Возникшие из-под музейной пыли,
    Откройте тем, кто будет после нас,
    Как мы боролись, гибли и любили,
    Чтоб грезы те, что нам живили дух,
    До их сердец, пылая, долетели,
    Чтобы в веках ни разу не потух
    Живой и чистый пламень Прометея!


    Входит пастор.
    Пастор
    Меня поставил грозный судия
    Посредником между тобой и небом.
    Рембрандт
    Посредникам не очень верю я:
    Один из них уже пустил без хлеба
    Меня по миру.

    Пастор
    Не кощунствуй. Ты
    Собраться должен в дальнюю дорогу.
    Покайся мне, и в нимбе чистоты,
    Как блудный сын, ты возвратишься к Богу.

    Рембрандт
    Как будто не в чем. Я в труде ослеп,
    Не убивал, не предавал, работал,
    Любил, страдал и честно ел свой хлеб,
    Обильно орошенный горьким потом.

    Пастор
    Святая Дева раны освежить
    Придет в раю к твоей душе усталой.

    Рембрандт
    Я старый гез. Я мельник. Я мужик.
    Я весь пейзаж испорчу там, пожалуй.

    Пастор
    Ты святотатствуешь! Как ты упал!
    Ужель ты бога не боишься даже?

    Рембрандт
    Уж не того ль, что сам я создавал
    Из бычьей крови и голландской сажи?
    Оставь меня. Пусть мой последний вздох
    Спокойным будет…

    Пастор
    (поднося к его лицу распятие с изображенным, на нем Христом)
    О грехах подумай!

    Рембрандт
    (глядя на распятие)
    Как плохо нарисован этот Бог…
    (Умирает.)
    Пастор
    Войдите, люди. Этот грешник умер."
     
  11. Мила

    Мила Guest

    И вот так всегда, когда поднимаются вопросы не конструктивного содержания. )
    В самом деле, что изменяют, добавляют ответы на вопросы о высшем смысле искусства? Тешат на короткое время праздный интерес одних и ощущение рафинированности других, служат поводом обрушить гнев, бессмысленный и беспощадный, тех, кто чувствует правильно, на тех, кто чувствует неправильно, ни на йоту не изменяют предубеждений и - что главное - не добавляют ничего стоящего творческой работе.
     
    Последнее редактирование модератором: 6 авг 2014
  12. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    10.048
    Симпатии:
    2.809
    А мне вообще все равно. Я иду на озеро купаться и загорать. У меня новый купальник красивый!
     
    plot нравится это.
  13. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    27.352
    Симпатии:
    9.952
    :)

    и каждый ориентируется на свой личный опыт ....
     
  14. Мила

    Мила Guest

    "...у всякого свой вкус: один любит арбуз, другой свиной хрящик".
    Александр Островский

    Вот это и есть вкусовщина, которая страшней безвкусицы.:smile2:
     
  15. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    10.048
    Симпатии:
    2.809
    http://theoryandpractice.ru/posts/1...e-uroven-tekstov-a-sredniy-uroven-grafomanii#!
    Интервью
    "Молодые писатели о современной русской литературе: «Растет не уровень текстов, а средний уровень графомании»

    В рамках Лондонской книжной ярмарки прошел круглый стол «Новые имена в современной русской литературе» с участием лауреатов и финалистов литературной премии «Дебют». T&P встретились с молодыми российскими писателями в Лондоне и поговорили о поэтическом буме, графомании и о том, что происходит с литературной жизнью в онлайне и за пределами Садового кольца.
    Алиса Ганиева — прозаик, литературный критик. Лауреат Независимой литературной премии «Дебют» с повестью «Салам тебе, Далгат!», поданной на конкурс под псевдонимом Гулла Хирачев.
    Андрей Кузечкин — прозаик, трижды входил в лонг-лист премии «Дебют». Автор книги«Менделеев-рок».
    Павел Костин — прозаик, дважды входил в лонг-лист премии «Дебют». Автор повести«Анестезия крыш».
    Лев Оборин — поэт, литературный критик, переводчик. Написал книгу стихов «Мауна-Кеа»(2010).
    Игорь Савельев — прозаик, драматург, лауреат премии «Дебют», автор повести «Бледный город».

    — Как вам Лондонская книжная ярмарка? Есть отличия от того, что происходит у нас?

    Лев Оборин: Мне понравилось, что было много хороших событий и за пределами Earl’s Court, а не понравилось, что на этой ярмарке нельзя было купить книг. В России есть Московская книжная ярмарка, есть «non/fiction», куда тоже привозят известных писателей. Принципиальное отличие Лондонской ярмарки, как я понимаю, в том, что она ориентирована на профессионалов издательского дела, а не на покупателей книжных магазинов.

    [​IMG]
    Павел Костин: Масштаб поразил. Это мероприятие, которое нужно всем его участникам. У меня вызвало огромное уважение то, что здесь действительно есть масса заинтересованных издателей. Люди настроены серьезно, настроены вести бизнес — они профессионалы. Многие издатели сразу начинали всерьез интересоваться книгой, услышав, что меня переводил Эндрю Бромфилд — то есть, они следят за развитием литературы, за конъюнктурой, знают свой рынок и нужные имена. Большое развитие получают электронные книги, аудиокниги, онлайн-продажи через электронные устройства, одним словом — новые технологии. Все это связано, конечно же, с нормальной конкуренцией и изначальным подходом к издательскому делу как к бизнесу.

    По данным газеты «Коммерсант», объем книжного рынка в России сократился в 2010 году более чем на 8% — до 64,6 млрд руб., подсчитала Роспечать. Главная причина — общее снижение интереса к чтению. Продажи книг в электронном формате удвоились примерно до 60,72 млн руб., но все равно пока не превышают 0,1% рынка.
    В России это, к сожалению, только начинает развиваться. В издательской среде важна конкуренция. Было бы 20-30 серьезных издательств, как здесь, обстановка могла бы быть другой. Авторам просто некуда идти. Как выяснилось, здесь тоже есть ширпотреб, но люди работают над тем, чтобы массовая литература была хотя бы качественной.

    — Литературная жизнь в городах России вообще существует?

    Лев Оборин: В Москве и Петербурге с точки зрения инфраструктуры литературного процесса все хорошо. Есть много издательств, клубов, где проходят литературные чтения, научных институций, периодических изданий. Нужно сказать, что эта активность длится уже долго, и некоторым даже начинает надоедать. Неплохо обстоят дела в Нижнем Новгороде, Саратове, Челябинске, в последнее время — Перми, и за это нужно благодарить тех энтузиастов, которые организацией литературной жизни занимаются. Полагаю, во всех крупных городах есть различные объединения и люди, которым это интересно.

    [​IMG]
    Игорь Савельев: Уфа — довольно провинциальный город и в литературном смысле раньше был дыра дырой. Когда у меня в 2004 году вышла повесть, то это был какой-то бешеный литературный скандал, потому что до этого в Москве никто не печатался. Сейчас ситуация несколько исправилась, в литературе где-то последние лет 5-6 происходит некая глобализация: люди куда-то ездят, с кем-то знакомятся, общаются в социальных сетях. Впрочем, книжных магазинов, которые бы занимались именно интеллектуальной литературой, у нас нет.

    Павел Костин: В Калининграде такая же ситуация, как в Уфе, в том числе и с книжными магазинами. Есть окололитературное движение неподалеку от городской администрации, которое осталось с советских времен, где по вертикальному принципу раздаются гранты. Я никогда не испытывал даже малейшего желания куда-то приобщаться, добиваться вот этого всего. И я тоже помню, с какой неприязнью и агрессией отнеслись к тому, что я стал публиковаться в Москве — минуя все эти, так сказать официальные каналы.

    Андрей Кузечкин: В Нижнем Новгороде существует несколько литературных объединений: если кто-то пишет стихи или прозу, ему есть куда прийти. К примеру,«ЛитКульт» проводит собрания начинающих поэтов и прозаиков, постоянно обновляет сайт, раз в год издает маленький альманах. На главной улице находится замечательный книжный магазин «Дирижабль», где в литературном кафе проводятся чтения. Я живу в небольшом городе Бор под Нижним Новгородом, там другая ситуация, у авторов нет читающей аудитории, все заканчивается обычно презентацией брошюр в библиотеке и громким званием в местной газете «знаменитый борский поэт».

    [​IMG]
    Алиса Ганиева: Я живу в Москве, но закончила школу в Дагестане, где литературе места не осталось. В течении последних 10 лет были какие-то попытки объединения молодых поэтов, но там происходит постоянная поколенческая борьба, между старой братией из Союза писателей и молодыми авторами. Из-за конфликтов несколько человек даже переехали в Москву. Там некуда развиваться: мало кружков, нет литературных газет, есть книжный магазин в Махачкале в торговом центре, но о нем мало кто знает.

    Был литературно-художественный журнал, который назывался «Литературный Дагестан», потом он стал называться просто «Дагестан», потом он превратился в государственный ежемесячник с глянцевыми фотографиями первых лиц республики. Все таланты в основном идут в журналистику, где очень острая публицистика. Я ни в одном другом российском регионе не встречала такого обилия печатных изданий, которые между собой дискутируют, спорят. За этим интересно наблюдать, а вот за литературой нет.

    — Каким стал читатель в цифровую эпоху?

    Лев Оборин: Отвлекающимся.

    Павел Костин: Современное поколение читателей немного расслаивается. Есть небольшой процент действительно читающих людей, это именно они покупают книги в книжных магазинах и следят за новинками. Есть те, кто читает блоги и порталы в интернете — это, в основном, молодое поколение. Может этим отчасти объясняется популярность поэзии, многие подписываются на обновления и читают стихи, как ежедневные новости. И еще, есть такой большой пласт читателей, которые следят за популярной литературой — Донская, Донцова, но я даже не знаю можно ли этих людей назвать читателями. Мне кажется, что в общепринятом понимании это не совсем литература.

    — Литературой можно заработать в России? Кто чем из вас зарабатывает на жизнь?

    Павел Костин: Зарабатывают на литературе хорошие деньги только верхние, ну скажем, тридцать человек в коммерческом рейтинге авторов. Менее известным литераторам заработать можно только окололитературной деятельностью. Я сам работаю начальником большого отдела в крупной компании, которая занимается разработкой компьютерных игр для социальных сетей.

    Лев Оборин: Некоторым это удается, в том числе и совсем не плохим писателям. Поэзией, конечно, и слава богу, заработать нельзя. Я занимаюсь разными вещами: работаю редактором в русском Rolling Stone, пишу статьи и обзоры для разных изданий, делаю переводы.

    Игорь Савельев: Я работаю заведующим отделом криминальной хроники в уфимской газете «Версия». Ну вообще какой-то заработок может быть, даже не окололитературный, а просто связанный с тем, что ты писатель. Например, для «МК» я сейчас пишу колонки, и именно с приставкой к имени — писатель, потому что просто так москвичей никогда не заинтересовал бы какой-то там уфимский журналист.

    Андрей Кузечкин: Гонорары за книги и публикации в журналах маленькие, и прожить на них невозможно. Я работаю в нижегородской библиотеке, где пишу рецензии для сайта. Деньги не большие, но я их зарабатываю не выходя из дома и у меня есть возможность подрабатывать.

    Алиса Ганиева: Я работаю редактором в приложении к «Независимой газете», пишу туда рецензии, делаю репортажи, там не очень-то большой оклад. Был единственный прецедент, когда я получила действительно для меня огромный гонорар, когда мой рассказ «Шайтаны» был опубликован в журнале «Сноб», а следующий рассказ попал в его медиаверсию.

    — Что происходит в онлайне?

    Лев Оборин: В онлайне все как раз замечательно, есть множество посвященных литературе и активных сайтов: «Новая литературная карта России», которая будет полезна всякому, кто заинтересуется, что происходит в современной литературе; «Журнальный зал», куда выкладываются свежие выпуски литературных журналов — это, кстати, уникальный опыт, — и его младший сородич «Читальный зал», где на состав журналов другой взгляд, но делается то же самое; «Вавилон», где публикуются книги значительных современных поэтов; «Литературное радио», где можно найти аудиозаписи выступлений поэтов и прозаиков, а также послушать передачи и подкасты о литературе; постоянно обновляемые электронные издания «Полутона», «TextOnly», «Новая камера хранения»; наконец, персональные сайты. Конечно, и тут есть проблема диверсификации: существует, условно говоря, сайт «Стихи.ру», откуда вышло несколько примечательных поэтов, но основной контент этого и подобных самотечных сайтов — беспомощные тексты людей, которые хвалят друг друга и совершенно не желают знать, что вокруг них творится.

    В литературном рунете действует принцип щедрости, которого нет, например, на американских сайтах: поди найди в интернете полный поэтический сборник Джона Эшбери или новый роман какого-нибудь известного писателя, который вскоре появится на книжных полках и рискует выйти в бестселлеры. У нас же первична заинтересованность в том, чтобы тексты были прочитаны — возможно, это тянущееся влияние литературоцентризма.

    Ну, конечно, нельзя не сказать отдельно о блогах: русский литературный ЖЖ — это опять-таки уникальное сообщество, подобного которому нигде нет. Со всеми достоинствами (новые тексты и умнейшие беседы) и недостатками (свары и соблазн тщеславия).

    — А в российском издательском бизнесе?

    Игорь Савельев: В России есть 2-3 крупных издательства, которые в основном и работают на регионы. То есть, если зайти в обычный книжный магазин в небольшом городе, да даже и в большом — в Челябинске, Уфе, Ижевске — то 90% всей художественной литературы, которая там представлена, будут выпущены «АСТ», «Эксмо», ну и, допустим, «Вагриусом», хотя он уже не играет такой роли. Все. В Москве и Питере масса небольших хороших издательств, которые делают качественные книги, но их проблема в том, что продукция не расходится особо за пределами Садового кольца.

    [​IMG]
    — В русской литературе сейчас плохие времена или хорошие?

    Лев Оборин: Если под плохими временами мы понимаем неблагополучное бытование писателя, то это вопрос сложный. Все опять же многослойно: что лучше — работать в котельной или в рекламном отделе? Или, по-другому: что лучше — писать по лекалам «как создать бестселлер» или открывать что-то новое, рискуя быть неинтересным современникам?

    Cегодня говорят о поэтическом буме, который начался еще в 1990-х, но для широкой публики, возможно, становится заметен только сейчас. В Москве, например, начинают двигать такой американский тренд, как университетская поэзия.

    Алиса Ганиева: Что касается поэтического бума, то мне кажется, что это скорее бум поэтической жизни, а не поэтических текстов. Растет не уровень текстов, а средний уровень графомании.

    — Как меняются ваши тексты с возрастом и опытом?

    Андрей Кузечкин: Когда-то я писал романы только в состоянии глубокой депрессии, творчество было для меня чем-то вроде терапии. Сейчас это в прошлом, я пишу просто для удовольствия. Но одно остается неизменным: самое важное для меня — придумать такую историю, которую мне интересно было бы прожить вместе с моими героями.

    [​IMG]
    Игорь Савельев: Если вкратце, то для меня главную роль стал играть масштаб замысла. По-моему, книге, в которой поставлена какая-то глобальная задача, и она хотя бы отчасти выполнена, можно простить многие недочеты. Я постепенно пришел к мысли, что серьезная проза не может делать ставку на мелкотемье, и вообще закрываться от каких-то длящихся проблем, общенародных ли, общечеловеческих, вечных и так далее.

    Лев Оборин: У меня проходили довольно сложные внутренние процессы. Я начал писать очень рано и еще ребенком печатался, выступал по телевидению, участвовал в разных творческих школах — это мне многое дало в двух смыслах: я рано познакомился с теми, кому тоже была интересна литература, поэзия, и рано понял, какой литература может быть разной; с другой стороны, я увидел, что очень часто случается с вундеркиндами: надломы, срывы; непонимание, почему, когда ты вырос, тобой перестали интересоваться; непонимание того, что все это, по большому счету, ученичество; отказ от письма.

    Несмотря на то, что мне интересно писать по-разному, я ощущаю в себе что-то только свое: собственный напор, гул, энергию — точнее не скажешь. Это постоянное и благотворное преодоление.

    Комментарии
    Ksena_s 25 мая 2011
    жалко, что тема несколько не соответствует содержанию, было бы интереснее лично мне читать «про это». получилась достаточно унылая картина «писательской волны» в России, тех, кто за порогом счастливых 30 фамилий. не верю.

    Михаил Темачев 25 мая 2011
    совершенно не моя тема, но прочитал с удовольствием, хорошо что эти вопросы воообще поднимаются

    Юрий Нашев 25 мая 2011
    читал далгат — стоящая вещь, вообще конечно, состояние дел в отрасли уныло, но эти ребята позитивное впечатление производят

    Kksena_s 25 мая 2011
    Ребята, конечно, позитивные. Но тренд про то, что писательство остается хобби даже у таких умниц и умников, а денежки они зарабатывают не совсем тем, чем им хочется, — по-моему, перетянул все одеяло на себя.
    За что ж боролся наш Пушкин тогда?! Получается, что писательство как профессия существует только у 30ки людей в стране? Какая редкая однако профессия. Тогда надо говорить не о графоманстве, а о том, что профессия как таковая нивелируется и переходит в статус хобби (потому что профессиональная деятельность приносит заработок). И вот эта тема очень бьет по глазам и требует продолжения.

    Inna German 25 мая 2011
    так ну и прекрасно же, значит важные темы поднимаются: даже две:)

    Parliamo 26 мая 2011
    Про щедрость рунета — интересно, почему никто не упомянул, что достойная книга стоит 300 — 400 руб. и читается за 3 дня. При з/п в 15000 в регионах не приходится удивляться, что народ читает Донцову и т.п.

    Cconnect 8 янв 2012
    Есть небольшой процент действительно читающих людей, это именно они покупают книги в книжных магазинах и следят за новинками. Не хочу придираться к словам, но г-н Костин забыл упомянуть, что есть еще люди, отдающие предпочтение классической литературе и не особо следящие за рынком современной литературы".

     
    Ондатр нравится это.
  16. list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.540
    Симпатии:
    2.376
    Мне кажется, у них и нет связи - на выходе. Это разные виды проявления того Единого, что проходит через человека и обретает форму поэзии. Сознание поэта - это сосуд, вылепленный из материи эпохи и индивидуальности, обожжённый страстями человеческого в той или иной мере. Льётся через это сознание одно - это можно назвать Любовь, например, Свет, Дух - как угодно. И разность "на выходе" зависит от особенностей преломления этого луча или потока в сознании поэта. Так, если поэт (вообще говоря) вовлечён в страсти земные, это поток окрашивается теми красками и тонами, которые он проживает (Блок). Если индивидуальное сознание приподнимается над болью, да? - в нём начинает говорить более очищенный поток, поток очищается. А так он один и тот же, это всё один поток. Тот вид пламени, огня, который горит в человеке, он и даёт то или иное преломление, выражение, он диктует форму - потому Цветаева не может не писать болью, Басё не может не писать созерцанием и т.д. А поэта определяет открытость этому потоку.
     
    plot, La Mecha и Ондатр нравится это.
  17. TopicStarter Overlay
    Лис

    Лис Гость

    Сообщения:
    1.397
    Симпатии:
    103
    как у любого талантливого человека жившего на земле в этом "что" может быть как биографический нарративные моменты, так и высшие смыслы

    всё за что мы любим искусство -- в равной степени относится и к поэзии

    думаю, потому что слишком много зависит в нашем мире от слова
    а тем более когда это "лучшие слова в лучшем порядке"
     
    plot нравится это.
  18. list

    list Модератор

    Сообщения:
    5.540
    Симпатии:
    2.376
    Тем более, что "нам не дано предугадать, как слово наше отзовётся"... )
     
  19. TopicStarter Overlay
    Лис

    Лис Гость

    Сообщения:
    1.397
    Симпатии:
    103
    я бы конечно предпочёл примерно представлять к чему это всё может приводить)
    потому что отзывается
    да ещё как !
    как говаривал Соломон: " Смерть и жизнь -- во власти языка".
     
  20. Мила

    Мила Guest

    О, прямо для вас, уважаемые собутыльники собеседники! То есть не прямо для вас, а прямо для всех нас.
    Синхрофазотрон! То бишь синхрон! В ноосфере витает, мы тут умничаем, а оно витает.

    Из сети. Сначала - вступление:

    "Для того чтобы написать от лица персонажа, Зощенко прошел Крым и Рым, Довлатов жизнь на это положил: правда, то была стилизация (извините за напоминание простых истин).
    А это - непосредственно, безо всякого там лирического героя или персонажа, аутентично, как сказали бы умные люди. Даже не амбивалентно.
    Я как-то писала, что один мой приятель-интеллектуал, послушав одного клинического идиота, предположил, что это блестящая стилизация, - ну не бывает таких дураков! (взмолился он).
    В существование Леси* он тоже не верит: человек не может быть столь глуп, полагает он. Это все - персонаж, лирический герой, это все собачий язык, как Зощенко говорил.
    - А ты - наивная (добавляет приятель). Это Литература, пойми: не бывает таких дураков".

    Диляра Тасбулатова
    _______
    *Леся - это новая фигура в российской культуре, представлять, надеюсь, не нужно.

    А, собственно, это я к чему? А к тому, что Леся, с трудом складывающая слова в предложения и пишущая с орфографическими ошибками, сформулировала наболевшее не только от своей уникальной персоны, а от многих, многих не понимающих, что это думают о себе разные профессионалы. И в то же время, если это не персонаж, а реальный, чувствующий человек (в чём трудно сомневаться), то она, ко всему этому, из породы дураков (что тоже несомненно).
    Про Лесю писать неприлично, я знаю. Однако она нужна мне, как "лирический персонаж". Этот вопрос - "Почему нельзя дать шанс простым ребятам?" - и насмешки Леси над старыми журналистами и прочей писательской братией нужны мне для того, чтобы подвести к мысли: вопрос - зачем и почему вся эта поэзия - не смелый, не попирающий заскорузлые стереотипы; он из старых вопросов, которые задают, когда предмет, вызывающий такие вопросы, непонятен и даже чужд; замахиваясь "на Вильяма нашего", всегда попадаешь в компанию невежд, которые не осознают своего скверного положения, а то и в персонажи "блестящих стилизаций".

    Ну, а теперь - заключение от того же автора:

    "по сути Рябцева поставила вопрос ребром: нафик читать? Даже грубее она его поставила: нахера, товарищи? Вы вот читали читали, а зарплата у вас ниже моей в десятки раз.
    Один бизнесмен средней руки тоже как-то меня спросил:
    - Для чего нужно искусство? Книги, живопись, музыка?
    ну я ему что-то такое типа чтобы не оскотиниться окончательно
    А он - опять:
    - Если за то не платят, то не нужно".

    Диляра Тасбулатова

    Да, можете, если надо, смело отделять это, как оффтоп или как "утратившее актуальность". Тогда я размещу этот текст в Заповеднике.
     
  21. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    27.352
    Симпатии:
    9.952
    (реплика в сторону: вообще одной из проблем постмодернизма стало то, что графоманский текст (в широком смысле) и имитация графоманского текста стали в какой-то момент неотличимы. и у меня ощущение, что эта ситуация уже случалась в истории искусства не раз...)
     
    Яник нравится это.
  22. Мила

    Мила Guest

    (реплика ещё более в сторону, вывернув шею на все 180 градусов: знаете ли, уважаемые, надоел этот постмодернизм (во всех смыслах); для меня медитации в сети на него стали такой же пошлостью, как восклицания в интернете несколько лет назад: "А это в вас Эго говорит!" или "Учите матчасть!"; тому, кто обвиняет в бескультурье испытывающих неприязнь к постмодерну, предложила бы перечитать "Новое платье короля")
     
  23. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    27.352
    Симпатии:
    9.952
    а неприязнь к постмодерну это уж настолько заезжанный ныне сюжет, что даже пошлостью называть не стану.
    но альтернатив пока реальных не видно. разве что Леся Рябцева...8-)
     
    Последнее редактирование: 25 июл 2015
  24. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    27.352
    Симпатии:
    9.952
    и я даже почти не шучу (не знаю , правда, пишет ли Рябцева стихи 8-) ), но приход варваров это один из закономерных выходов из ситуации (а Венедиктов прежде всего прекрасный прогнозист)
     
    Яник нравится это.
  25. Мила

    Мила Guest

    лесирябцевы пишут и стихи, и прозу.
     

Поделиться этой страницей