1. TopicStarter Overlay
    plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.857
    Симпатии:
    2.055
    А сама Джоан Роулинг судя по всему второй ярус. Какой именно уровень - трудно сказать. Но видимо жёлтый.
     
  2. TopicStarter Overlay
    plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.857
    Симпатии:
    2.055
    Альбус Дамблдор - второй ярус, возможно коралловый.

    Профессор МакГонагал - желтый.
     
  3. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    28.041
    Симпатии:
    10.832
    Не иначе как вы с сыном занялись изучением Гарри Поттера )
    Тогда главное определить какое явление олицетворяют враги ) насколько я помню на первом этапе это расизм, а на втором бюрократия.
     
  4. TopicStarter Overlay
    plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.857
    Симпатии:
    2.055
    Изучил он его давно, а сейчас переслушивает книги заново.
    Поляризация там идёт скорее не внутри первого яруса, а по границе - "порченый" цМем или "не порченый". Так, среди врагов есть порченые синие и порченые красные, а сам Волан де Морт - видимо, порченый оранжевый. Ещё одним примером порченого оранжевого является беспринципная журналистка Рита Скиттер. Ещё автор с особым остервенением проходится по запертым синим Дурслям. Но и им в итоге оказывается снисхождение. Порченых зелёных только не припоминаю. Это может навести на мысль что сама автор - по большей части зелёная. Об этом говорит и тот факт, что Дамблдора она сделала геем (не в книге, а в интервью). Гермиона опять же вышла у неё наиболее живо. Тем более что и основной пафос - борьба с порченными аспектами синего и оранжевого. Самое что ни на есть зелёное.
    Среди друзей тоже есть синие: это Рон (с оранжевыми просверками), Хагрид, Виктор Крамм. Не порченые оранжевые - это близнецы Уизли. Сам Гарри Поттер тоже где-то в районе синего с оранжевым, весьма качественного.
    Кстати, в качестве порченого зелёного выступает временами Гермиона. Достаточно например вспомнить её борьбу за права эльфов.
     
  5. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    28.041
    Симпатии:
    10.832
    Ну , поскольку это книга о взрослении едва ли имеет смысл жёстко определять мем героя )
    И всё же это книга не морализующая, а социальная ) Т.е. направленная не против "мемовой морченности ", то бишь пороков, а против систем.
    С самого начала Волан де Морт и его сотоварищи носятся с идеей расовой чистоты.
    Параллельно существует формализиующая всё бюрократия (Министерство), в конце они смыкаются ,т .е бюрократия оказывается орудием которым может овладеть любая сила. И происходит ползучий фашистский переворот.
     
  6. TopicStarter Overlay
    plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.857
    Симпатии:
    2.055
    Согласен. Мемовая порченность здесь скорее сопровождающий второстепенный элемент.
     
  7. Яник

    Яник Вечевик

    Сообщения:
    4.085
    Симпатии:
    761
    А еще какие-нибудь книжки будете разбирать? (В соотв. с заглавием ветки)
     
  8. TopicStarter Overlay
    plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.857
    Симпатии:
    2.055
    По ситуации. ) А какую бы ты хотел?
     
  9. Яник

    Яник Вечевик

    Сообщения:
    4.085
    Симпатии:
    761
    Какую-нибудь общеизвестную, какая мэтрам больше по душе.
     
  10. Алексей

    Алексей Гость

    Сообщения:
    167
    Симпатии:
    19
    Волк Ларсен из "Морского волка" Д.Лондона. Вообще, многие (если не большинство) героев Лондона. Недаром Д.Л. юношество любит :)
     
  11. TopicStarter Overlay
    plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.857
    Симпатии:
    2.055
    Волк Ларсен - эталонный красный.
     
  12. Алексей

    Алексей Гость

    Сообщения:
    167
    Симпатии:
    19
    Ну да. Я забыл дописать, что красный.
    Концепция: человек - "кусок закваски". И чем он больше - тем большее возмущение вокруг себя производит. В этом суть и цель жизни.
     
  13. Алексей

    Алексей Гость

    Сообщения:
    167
    Симпатии:
    19
  14. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    28.041
    Симпатии:
    10.832
    Хороший образ красного общества (с вкраплениями синего) даёт сериал Игра престолов.
     
  15. TopicStarter Overlay
    plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.857
    Симпатии:
    2.055
    Это точно.
     
  16. TopicStarter Overlay
    plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.857
    Симпатии:
    2.055
    Тирион Ланистер - эталонный оранжевый, по крайней мере на том этапе, когда я сериал бросил.
    Эддард Старк - эталонный, правильный синий.
     
  17. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    28.041
    Симпатии:
    10.832
    самая быстрая эволюция там была у Джона Сноу.
    а уцелевшие оранжевые к концу 5 сезона сконцентрировалась вокруг Дейнерис )
     
  18. TopicStarter Overlay
    plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.857
    Симпатии:
    2.055
    В сериале "Викинги" Рагнар Лодброк выписан очень интересно: как я понимаю, сугубо оранжевый, но полностью интегрированный в красную и красно-синюю культуру. И плюс с явным мистическим даром. И очень хорошо показан этот качественно новый уровень мышления на фоне остальных викингов. Именно благодаря этому его считали сыном Одина. Действует всегда только руководствуясь разумом, жадный до знаний, всё подвергающий критическому рассмотрению, достигающий, использующий в своих интересах существующие законы различных обществ и одновременно при необходимости (именно при наличии серьёзной необходимости) переступающий любые священные законы и т.д.
     
  19. TopicStarter Overlay
    plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.857
    Симпатии:
    2.055
    Ательстан там зелёный. Причём такой качественный зелёный, да ещё и, опять же, с мистическим даром. Его личность выглядит, для тех кто понимает, как настоящее откровение. И, кстати, демонстрирует зелёную ипостась христианства.
     
  20. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    10.508
    Симпатии:
    3.151
    Интересно, какого цвета описанный Максимом в ветке "Век 18" Казанова? :) :

    Думаю, едко-оранжевый ( противный цвет такой). :) :
     
  21. Glenn

    Glenn Модератор

    Сообщения:
    9.365
    Симпатии:
    1.752
    Вот такой:

    [​IMG]
    :)
     
  22. TopicStarter Overlay
    plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.857
    Симпатии:
    2.055
    Король Эгберт - типичный оранжевый. С понятными профессиональными искажениями.
    Трудно сказать.
     
  23. TopicStarter Overlay
    plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.857
    Симпатии:
    2.055
    Едко там или не едко, но похоже действительно оранжевый. )
     
  24. list

    list Модератор

    Сообщения:
    6.091
    Симпатии:
    2.799
    Похоже на то. Обратное не всегда верно. )
     
  25. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    10.508
    Симпатии:
    3.151
    Цивилизация бирюзовая и коралловая? А может, и повыше.

    "...Они жили на планете Марс, в доме с хрустальными колоннами, на берегу высохшего моря, и по утрам можно было видеть, как миссис К ест золотые плоды, растущие из хрустальных стен, или наводит чистоту, рассыпая пригоршнями магнитную пыль, которую горячий ветер уносил вместе с сором. Под вечер, когда древнее море было недвижно и знойно, и винные деревья во дворе стояли в оцепенении, и старинный марсианский городок вдали весь уходил в себя и никто не выходил на улицу, мистера К можно было видеть в его комнате, где он читал металлическую книгу, перебирая пальцами выпуклые иероглифы, точно струны арфы. И книга пела под его рукой, певучий голос древности повествовал о той поре, когда море алым туманом застилало берега и древние шли на битву, вооруженные роями металлических шершней и электрических пауков.

    Мистер и миссис К двадцать лет прожили на берегу мертвого моря, и их отцы и деды тоже жили в этом доме, который поворачивался, подобно цветку, вслед за солнцем, вот уже десять веков.

    Мистер и миссис К были еще совсем не старые. У них была чистая, смуглая кожа настоящих марсиан, глаза желтые, как золотые монеты, тихие мелодичные голоса. Прежде они любили писать картины химическим пламенем, любили плавать в каналах в то время года, когда винные деревья наполняли их зеленой влагой, а потом до рассвета разговаривать под голубыми светящимися портретами в комнате для бесед.
    ...........
    Расскажите мне про эту вашу здешнюю цивилизацию, — сказал Капитан, показав рукой в сторону горных селений.

    — Они умели жить с природой в согласии, в ладу. Не лезли из кожи вон, чтобы провести грань между человеком и животным. Эту ошибку допустили мы, когда появился Дарвин. Ведь что было у нас: сперва обрадовались, поспешили заключить в свои объятия и его, и Гексли, и Фрейда. Потом вдруг обнаружили, что Дарвин никак не согласуется с нашей религией. Во всяком случае, нам так показалось. Но ведь это глупо! Захотели немного потеснить Дарвина, Гексли, Фрейда. Они не очень-то поддавались. Тогда мы принялись сокрушать религию. И отлично преуспели. Лишились веры и стали ломать себе голову над смыслом жизни. Если искусство — всего лишь выражение неудовлетворенных страстей, если религия — самообман, то для чего мы живем? Вера на все находила ответ.
    Но с приходом Дарвина и Фрейда она вылетела в трубу. Как был род человеческий заблудшим, так и остался.

    — А марсиане, выходит, нашли верный путь? — осведомился капитан.

    — Да. Они сумели сочетать науку и веру так, что те не отрицали одна другую, а взаимно помогали, обогащали.

    — Прямо идеал какой-то!

    — Так оно и было. Мне очень хочется показать вам, как это выглядело на деле.


    Спендер повел его в небольшое марсианское селение, сооруженное из безупречного прохладного мрамора. Они увидели большие фризы с изображением великолепных животных, каких-то кошек с белыми лапами и желтые круги — символы солнца, увидели изваяния животных, напоминавших быков, скульптуры мужчин, женщин и огромных собак с благородными мордами.

    — Вот вам ответ, капитан.

    — Не вижу.

    — Марсиане узнали тайну жизни у животных. Животное не допытывается, в чем смысл бытия. Оно живет. Живет ради жизни. Для него ответ заключен в самой жизни, в ней и радость, и наслаждение. Вы посмотрите на эти скульптуры: всюду символические изображения животных.

    — Язычество какое-то.

    — Напротив, это символы бога, символы жизни. На Марсе тоже была пора, когда в Человеке стало слишком много от человека и слишком мало от животного. Но люди Марса поняли: чтобы выжить, надо перестать допытываться, в чем смысл жизни. Жизнь сама по себе есть ответ. Цель жизни в том, чтобы воспроизводить жизнь и возможно лучше ее устроить. Марсиане заметили, что вопрос: «Для чего жить?» — родился у них в разгар периода воин и бедствий, когда ответа не могло быть. Но стоило цивилизации обрести равновесие, устойчивость, стоило прекратиться войнам, как этот вопрос опять оказался бессмысленным, уже совсем по-другому. Когда жизнь хороша, спорить о ней незачем.

    — Послушать вас, так марсиане были довольно наивными.

    — Только там, где наивность себя оправдывала. Они излечились от стремления все разрушать, все развенчивать. Они слили вместе религию, искусство и науку: ведь наука в конечном счете — исследование чуда, коего мы не в силах объяснить, а искусство — толкование этого чуда. Они не позволяли науке сокрушать эстетическое, прекрасное. Это же все вопрос меры. Землянин рассуждает: «В этой картине цвета как такового нет. Наука может доказать, что цвет — это всего-навсего определенное расположение частиц вещества, особым образом отражающих свет. Следовательно, цвет не является действительной принадлежностью предметов, которые попали в поле моего зрения». Марсианин, как более умный, сказал бы так: «Это чудесная картина. Она создана рукой и мозгом вдохновенного человека. Ее идея и краски даны жизнью. Отличная вещь».

    Они помолчали. Сидя в лучах предвечернего солнца, капитан с любопытством разглядывал безмолвный мраморный городок.

    — Я бы с удовольствием здесь поселился, — сказал он.

    — Вам стоит только захотеть.

    — Вы предлагаете это мне ?

    — Кто из ваших людей способен по-настоящему понять все это? Они же профессиональные циники, их уже не исправишь. Ну зачем вам возвращаться на Землю вместе с ними? Чтобы тянуться за Джонсами? Чтобы купить себе точно такой вертолет, как у Смита? Чтобы слушать музыку не душой, а бумажником? Здесь, в одном дворике, я нашел запись марсианской музыки, ей не менее пятидесяти тысяч лет. Она все еще звучит. Такой музыки вы в жизни больше нигде не услышите. Оставайтесь и будете слушать. Здесь есть книги. Я уже довольно свободно их читаю. И вы могли бы.

    - Это все довольно заманчиво.
    — Мне есть за что сражаться и ради чего жить... У меня теперь появилась, так сказать, своя религия: я заново учусь дышать, лежать на солнышке, загорать, впитывая солнечные лучи, слушать музыку и читать книги. А что мне может предложить ваша цивилизация?..
    .....
    За лето до дна высохли каналы. Лето прошло по лугам, точно степной
    пожар. В опустевшем селении землян лупилась и осыпалась краска со стен
    домов. Висящие на задворках автомобильные шины, что еще недавно служили
    детворе качелями, недвижно застыли в знойном воздухе, словно маятники
    остановившихся часов.
    В мастерской каркас ракеты понемногу покрывался ржавчиной.
    В тихий осенний день мистер Битеринг - он теперь был очень смуглый и
    золотоглазый - стоял на склоне холма над своей виллой и смотрел вниз, в
    долину.
    - Пора возвращаться, - сказала Кора.
    - Да, но мы не поедем, - спокойно сказал он. - Чего ради?
    - Там остались твои книги, - напомнила она. - Твой парадный костюм.
    - Твой лле, - сказала она. - Твой пор юеле рре.
    - Город совсем пустой, - возразил муж. - Никто туда не возвращается. Да
    и незачем. Совершенно незачем.
    Дочь ткала, сыновья наигрывали песенки - один на флейте, другой на
    свирели, все смеялись, и веселое эхо наполняло мраморную виллу.
    Гарри Битеринг смотрел вниз, в долину, на далекое селение землян.
    - Какие странные, смешные дома строят жители Земли.
    - Иначе они не умеют, - в раздумье отозвалась жена. - До чего уродливый
    народ. Я рада, что их больше нет.
    Они посмотрели друг на друга, испуганные словами, которые только что
    сказались. Потом стали смеяться.
    - Куда же они подевались? - раздумчиво произнес Битеринг.
    Он взглянул на жену. Кожа ее золотилась, и она была такая же стройная и
    гибкая, как их дочь. А Кора смотрела на мужа - он казался почти таким же
    юным, как их старший сын.
    - Не знаю, - сказала она.
    - В город мы вернемся, пожалуй, на будущий год, - сказал он
    невозмутимо. - Или, может, еще через годик-другой. А пока что... мне
    жарко. Пойдем купаться?
    Они больше не смотрели на долину. Рука об руку они пошли к бассейну,
    тихо ступая по дорожке, которую омывала прозрачная ключевая вода..."
    (Р. Брэдбери).
     

Поделиться этой страницей