1. TopicStarter Overlay
    Иоанн

    Иоанн Автор

    Сообщения:
    370
    Симпатии:
    359
    self1.jpg

    Этой осенью я второй раз открыл для себя Илью Глазунова. В свое время видел многие его картины в перестроечных журналах, позже попадались они на просторах интернета.

    В начале октября я впервые побывал в картинной галерее Глазунова, что на Волхонке. Впечатление оказалось сильным и неожиданным. Потому что в этот раз рассматривал Глазунова уже через призму Даниила Андреева…

    В первой части статьи мы коснемся метаистории – тех картин художника, которые охватывают сразу целые исторические эпохи. Во второй поговорим о другом, что сближает его с Даниилом, – образах вестнического искусства, иллюстрациях к творчеству Блока и Достоевского.

    Часть I. Под метаисторическим углом зрения

    Есть у Глазунова ряд больших панорамных полотен, которые очень известны, и несмотря, на противоречивое отношение к ним, обсуждаемы.

    Кто-то говорит, что это лишь коллаж, а не живопись как искусство.

    Я не искусствовед. Для меня важно наличие той составляющей, которую я ощущаю, как сквозящее видение, мистическое присутствие иных миров. Это присутствие заставляет порой останавливаться надолго у неброской работы и пройти мимо ряда ярких, известных, «уважаемых» картин. В картинных галереях, где выставлено множество художников, мне трудно – ощущения зашкаливают, «стрелка компаса» постоянно дергается.

    Гораздо легче рассматривать работы одного художника, постепенно настраиваясь на его волну. Особенно если художник этот мистически одарен. Особенно если художник этот сам участвовал в компоновке своих картин, подбирал экспозицию и даже интерьеры залов. Последнее, безусловно усиливает впечатление, и поэтому никакими иллюстрациями, никакими фотографиями эффект от живого посещения галереи Ильи Глазунова не передашь!

    Тем не менее попробую передать – если не сам эффект, то его последствия, в первую очередь, ощущение созвучия Глазунова Даниилу Андрееву, от которого я никак не могу отделаться.

    Хочу начать с картины «Разгром храма в Пасхальную ночь», которая на меня оказала наиболее сильное впечатление.

    Разгром храма в Пасхальную ночь.jpg
    (рекомендую рассматривать полноразмерную версию картины)

    На первый взгляд, отражено локальное событие – конкретный храм, в котором идет праздничная служба, и в который врываются революционные солдаты и матросы. Начало 1920-х. Такое происходило часто… В сущности, это не просто храм, это собирательный образ всех храмов, разгромленных в те годы. Разрушенного первого храма Христа Спасителя, разогнанных монастырей, превращенных в склады соборов…

    Но если всмотреться в эту картину постепенно - сначала издали, потом медленно подходя, понимаешь, что здесь изображено еще большее. Борьба добра и зла в масштабах, выходящих далеко за рамки нашего мира. Справа на кресте словно живой – Христос. Слева, напротив, его антиподы, под портретами Ленина и Маркса (которые были, как мы знаем из РМ, носителями темных миссий). А еще выше этих портретов – символически изображен змей, из картины страшного суда. Не случайно ведь изображения бесов и мучимых ими обитателей ада оказались над толпой врывающихся в храм безбожников. В этой картине все целостно, органично и настолько переплетено, что ты понимаешь – это целое метаисторическое озарение…

    молниеносное, но охватывающее огромные полосы исторического времени переживание нерасчленимой ни на какие понятия и невыразимой ни в каких словах сути больших исторических феноменов…. Синтетически охватываются единовременно целые эпохи, целый — если можно так выразиться — метаисторический космос этих эпох с великими, борющимися в нём началами.

    Конечно, не озарение в чистом виде, а результат некоей работы с ним, облеченный в зримые образы.

    Результат, подобный метаисторическому созерцанию у Даниила Андреева, подобный, но отличающийся, в силу того, что дар художника отличается от дара писателя.

    сосредоточенное вглядывание — иногда радостное, иногда мучительное — в исторические образы, но не замкнутые в самих себе, а воспринимаемые в их слитности со второй, метаисторической реальностью, за ними стоящей. Выражение «вглядываться» я употребляю здесь условно, а под словом «образы» разумею опять-таки не зрительные представления только, но представления синтетические, включающие зрительный элемент лишь постольку, поскольку созерцаемое может вообще иметь зрительно представимый облик.

    А вот у Глазунова уже, конечно, «вглядываться» получилось не условно, а буквально. И образы отлились в зрительный элемент. Отлились, сохраняя целостную энергетику первоначального образа.

    Похожее ощущение возникает, и когда смотришь на другие панорамные картины, постепенно к ним приближаясь. Где то оно больше, где то меньше.

    Сильное впечатление осталось от картины «Мистерия 20 века». Уже то, что в названии использовано слово «мистерия», которое так любил Даниил Андреев, говорит о некоей «метаисторичности» в направлении мыслей.

    Мистерия ХХ века.jpg
    В этой картине нет борьбы добра и зла, выраженной так явно, как на предыдущей.

    Весь двадцатый век, с чередой лиц хорошо узнаваемых политиков, представлен безнадежно мрачным. Со стороны Ленина и Гитлера льются даже не реки – целые моря крови. Мертвый Сталин плавает посреди этих морей, картинно сложа руки на груди. За статуей свободы сияет масонская пирамида, изображенная на долларе. А за статуей Рабочего и колхозницы поднимается гриб ядерного взрыва.

    Казалось бы, все безнадежно – но над этой мистерией спокойно сияет Христос. Он – как бы над историческим процессом, вне времени, и тут же – Он – главная часть исторического процесса. (В полном соответствии с пониманием метаистории у Сергея Булгакова и русских космистов).

    И в Его свете начинаешь вглядываться ниже и видишь, что и там не все безнадежно. Вот Битлз, полные позитива, прячут улыбку в усы. Вот Альберт Эйнштейн весело высовывает язык.

    Вот рядом с Вангой стоит задумчиво Солженицын (его наличие на картине привело в бешенство советское Политбюро – ведь первый вариант был нарисован через год после высылки Солженицына…) . Художник доработал картину в конце 90-х, добавив Ельцина, дележ СССР, восстановленный храм Христа и себя в пожилом возрасте.

    Картина, создающаяся таким образом, подобна полотну, на котором ясны отдельные фигуры и, быть может, их общая композиция, но другие фигуры туманны, а некоторые промежутки между ними ничем не заполнены; иные же участки фона или отдельные аксессуары отсутствуют вовсе.

    - писал о метаисторическом созерцании Андреев. Но поскольку в его методе была еще третья стадия, «осмысление», промежутки можно было заполнить позже. Художник же вынужден заполнять их сразу – поскольку картина пустоты не приемлет.

    И все же нет чувства, что хоть что-то попало сюда случайно.

    Очень известна картина 100 веков России, или вечная Россия. Охватывает она, конечно, не 100, а около 10 веков Российской истории, которая разворачивается перед нами слева направо.

    100 веков России.jpg
    Но метаисторическое действо разворачивается в этой картине, в основном в небе.

    Черные тучи слева – раздробленность Руси, нашествие монголо-татар, правее – островок спокойной синевы – Московская Русь, святая Русь Сергия Радонежского и Дмитрия Донского. Правее – дым пожарищ смуты. В центре голубое небо правления династии Романовых. То, что Даниил называл чередованием синих и красных эпох, здесь представлено как чередование спокойного неба и черных туч. Конечно, Глазунов идеализирует времена расцвета первого и второго жругров, но тем не менее, масштабность картины впечатляет.

    В нижней части, куда более статичной, перед нами предстает попытка изобразить Русский Синклит. (Так увиделось мне). Насколько удачная, судить трудно. В первом ряду стоят русские святые, среди которых особенно легко узнаются Сергий Радонежский и Серафим Саровский. Мальчик в самом центре внизу – царевич Алексий, сын Николая II (вспомним, что Даниил Андреев сказал во сне Алле Александровне о его особенной роли в посмертии).

    Здесь же среди русских святых изображены вестники (правда, лики их чуть меньше – Пушкин, Лермонтов, Достоевский, Гоголь).

    Вспомним главу «Розы мира», посвященную затомисам, где Андреев перечисляет гениев, живущих ныне в Небесной России:
    Возрастает блаженство самих гамаюнов и сиринов, когда они видят те эпопеи, которые творят там великие души, прошедшие в последний раз по земле в обликах Державина и Пушкина, Лермонтова и Гоголя, Толстого и Достоевского, Рублёва и Сурикова, Глинки и Мусоргского, Казакова и Баженова.

    Большинство названных Андреевым имен отображены на картине.

    Впрочем, среди представленных образов мы видим и много других - российских императоров Петра, Екатерины II, Павла I, многих полковдцев и генералов. Судьба их, как помним из «Розы мира», неоднозначна и отягощена кармой великодержавия. Тем не менее, Глазунов помещает их рядом с праведниками и родомыслами. И тут, вполне вероятно, сказался его «монархический» настрой – едва ли художник мог задумываться о такой вещи, как карма великодержавия. Российское государство в эпоху Павла и Екатерины представлялось ему практически идеальным.

    Тем не менее, было бы вряд ли оправдано требовать от Глазунова полного соответствия Даниилу Андрееву.

    Упомяну еще несколько картин, не разбирая их подробно. Это «Вклад народов СССР в мировую культуру», «Ценности нашей демократии», «Раскулачивание».

    Светлые образы русской истории

    Если всмотреться в предыдущую картину, а точнее – в изображенные на ней лица, нетрудно заметить, что почти все они мужские.

    Немногочисленные женские образы, которые бросаются в глаза – условны. Слева плачет пленная княжна, обнаженная фигура на красном фоне. Из-за головы Ивана Сусанина (он изображен над Владимирской иконой) робко выглядывает русская красавица. В третьем ряду справа стоит русская балерина.

    Женщин, конкретных исторических личностей на картине крайне мало. Это княгиня Ольга, рядом с апостолом Андреем Первозванным, это Екатерина Великая, это актриса Мария Ермолова (едва заметная в четвертом ряду). Всё. Где-то еще в дальних рядах затаилась Софья Палеолог (впрочем, она гречанка, поэтому все равно не считается).

    И тут не субъективное мнение Глазунова, тут отображена печальная метаисторическая ситуация, известная по «Розе мира». Вспомним поэму Навна:

    Вглубь,
    в стопудовую удаль былин
    Мысль низведешь – и замедлишь на спуске:
    Только бродяги пустынных равнин
    Ухают там: богатырски, по-русски.

    Сита и Радха, Гудруна и Фрэя,
    Руфь, Антигона, Эсфирь, Галатея –
    Где же их русские сестры?
    Где Джиоконда?.. Где Маргарита?..

    Нету ответа.
    Грубые плиты,
    Хищные, пышные ростры.

    И с триумфальных ворот Петербурга
    Цоком копыт и подъятой трубой
    Трубит гонец –
    не про власть демиурга,

    Но про великодержавный разбой.

    Глухо.

    Лишь недомолвками, еле-еле,
    Глянет порой из глубин цитадели
    Отблеск вышнего духа:

    Женственной жалости.
    Женственной прелести.
    Женственной милости.


    …Постараемся этот отблеск в творчестве Глазунова найти. Он там есть.

    Есть несколько образов, которые Глазунов любил, которыми дорожил и которые встречаются в его сюжетах. В первую очередь, это княгиня Евдокия Суздальская, жена Дмитрия Донского.

    княгиня Евдокия.jpg

    Княгиня Евдокия Суздальская – один из любимых женских образов у Ильи Глазунова.

    Жена, а затем вдова кн. Дмитрия Донского участвовала во многих известных событиях русской истории, в том числе организации ополчения для борьбы с ханом Тамерланом (Тимуром). По ее инициативе Владимирская икона Божьей Матери была перенесена в Москву. В ее правление в Москве строятся новые монастыри, происходит расцвет русской иконописи. Приезжает Феофан Грек, творит Андрей Рублев.

    Но образ Евдокии – на этой картине и некоторых других выражает не только ее саму.

    Трудно не уловить в этом облике, в этом спокойном величии, в этих бездонных голубых глазах образ Соборной Души народа.

    Есть и другая картина – проводы войска.

    проводы войска.jpg

    И вновь мы видим похожее лицо. Да и как не быть ему похожим, если это она- и в стягах узнается войско, идущее сражаться с Мамаем на Куликовом поле.

    А вот и другой женский образ – Ярославна (знаменитый «плач Ярославны» из «Слова о полку Игореви»…

    yaroslavna.jpg

    Обращает внимание сходство этих образов, проявляющееся даже на уровне одежды. И – тот же взгляд, те же глубокие серые глаза, печально и с надеждой глядящие вдаль.

    Но вернемся во времена Евдокии. История древней Руси занимает большое место в творчестве художника. Пожалуй, одна из самых любимых тем – благословение Сергием Радонежским Дмитрия Донского и весь «Куликовский» мир.

    Сергия Радонежского Илья Глазунов рисует очень часто.

    sergij.jpg

    Лик святого обычно печален, мрачен. На фоне его – дым пожарищ, тревожные образы.

    sergij&andrej-rublev.jpg
    Сергий Радонежский и Андрей Рублев

    Могли ли они знать друг друга при жизни – вопрос открытый. Каких-то исторических данных, подтверждающих это нет. Не известен точно даже год рождения Андрея Рублева. Но, конечно, юный монах мог посещать старца – слава Радонежского подвижника в те годы была уже далеко за пределами его скромной обители.

    Напоследок исторической темы – еще одна картина, которую не могу не привести. Этот сюжет Даниил Андреев особенно любил - «сказание о граде Китеже». Так называется и следующая картина Глазунова:

    Легенда о граде Китеже.jpg

    … именно в глухих заволжских лесах, издревле озарённых лампадами скитского жития угодников Божиих, поместило сказание этот город праведных на берегу Светлояра. Его связь с внешним миром осуществляется через город Малый Китеж, вынесенный на границу степей, — символ исторической церкви с её человеческими слабостями: той исторической церкви, подлинную духовную сущность которой скрывает от ищущих душ, замутняет, искажает мглистый, плотный и чувственный православный эгрегор. Под ударами внезапно нахлынувшего внешнего врага историческая церковь гибнет «без боя, с великим позором». Но, конечно, гибнет не вся: дева Феврония, олицетворение Идеальной Души, овеянная той поэзией, которая может исходить от Навны, и только от неё, вступает через страдальческую смерть в Великий Китеж*. Великий Китеж телесно беззащитен: небольшая рать его героев принимает мученический венец в битве над Керженцем. Тогда, в ответ на жаркую молитву всего народа перед Великой Заступницей, город таинственно погружается на дно Светлояра, «в жизнь вечную» — переходит в иную сферу бытия.

    И меркнет, стихая, мерцая,
    Немыслимой правды преддверие –
    О таинствах Русского края
    Пророчество, служба, мистерия.

    Град цел! Мы поем, мы творим его,
    И только врагу нет прохода
    К сиянию Града незримого,
    К заветной святыне народа.


    И Китеж у Глазунова, как и у Даниила Андреева, приобретает расширенный смысл. Если всмотреться в черты картины, то это уже не только Китеж, но и Небесный Кремль.

    Перед входом Георгий Победоносец – хранитель Москвы, справа – Сергий Радонежский.
     
    Владимир К и La Mecha нравится это.
  2. TopicStarter Overlay
    Иоанн

    Иоанн Автор

    Сообщения:
    370
    Симпатии:
    359
    Часть II. Образы вестнического искусства

    Достоевский и Илья Глазунов

    – Я давным-давно определил для себя четыре важнейших направления в творчестве и от них не отхожу. Первое – это вечная Россия. Второе – существование в огромном мегаполисе человека с его одиночеством, мечтаниями, надеждами. Третье – это образы великой отечественной культуры, литературы, в частности, те, которые рождаются от прочтения моего любимого Федора Михайловича. Ну и четвертое – это портреты.

    Илья Глазунов

    Среди прочих тем у Глазунова выделяются две, которые удивительным образом перекликаются с Даниилом Андреевым. Это Достоевский и Блок. Даниил называл Достоевского одним из «друзей сердца», а Блока тоже называл другом, оговариваясь, что при жизни на Земле они никогда не встречались… Между Даниилом, Достоевским и Блоком существовала тонкая связь, понять природу которой мы до конца не в состоянии. Подобная связь, возможно, существует между Достоевским, Блоком и Глазуновым.

    Во всяком случае, есть нечто иррациональное, помимо любви к родному городу, что заставляет Глазунова снова и снова обращаться к этим двух писателям.

    dostoevskij.jpg

    К пониманию Достоевского художник шел долго. Он описывает поездку в Красноярский край, где в Минусинске стал свидетелем жаркого спора русских провинциальных интеллигентов. Одни защищали Достоевского как выразителя подлинного христианства, другие ругали как реакционера и антисемита. Но никого он не мог оставить равнодушным.

    Мировоззрение Достоевского близко Глазунову – пожалуй, ближе всех среди великих русских писателей. Близко его восприятие русского народа, его панславизм, его активная социальная и гражданская позиция.

    И все же духовная связь между ними не исчерпывается сходством мировоззрений.

    Особенное переживание Петербурга безусловно роднит Глазунова с Федором Достоевским…

    Глазунов пишет, ссылаясь на дочь Достоевского, что Достоевский… любил блуждать «по самым темным и отдаленным улицам Петербурга. Во время ходьбы он разговаривал сам с собой, жестикулировал, так что прохожие оборачивались на него. Друзья, встречающиеся с ним, считали его сумасшедшим. Он останавливался, неожиданно пораженный взглядом, улыбкой незнакомца, которые запечатлеваются в его мозге». Во время этих прогулок рождался образ города, живущий той напряженной внутренней жизнью, которая так характерна для романов Достоевского.

    Достоевский в Петербурге.jpg

    Достоевский чаще всего изображается в задумчивом состоянии на фоне осеннего Петербурга.

    Достоевский - белая ночь.JPG
    Белая ночь

    Удивительна статичность этой картины. Достоевский изображен на пересечении двух каналов в виду Никольского Собора – в том самом районе Коломна в западной части Питера, где он любил гулять, размышляя над героями своих книг…

    Мир униженных и оскорбленных героев Достоевского! Каким глубоким настроением полны эти кварталы города, где так жива и трепетна память о великом писателе! В белые ночи в тишине спят громады домов, и одинокие юные мечтатели, склонившись над водой каналов, думают о чем-то своем, глядя на медленный поток мутно-зеленой воды.

    - пишет Илья Глазунов

    И дальше – целая галерея этих героев, каждого из которых Глазунов выписывает очень тщательно.

    myshkin_letnij_sad.jpg
    князь Мышкин в Летнем саду

    Настастья Филиповна.jpg
    Настасья Филипповна

    Нелишне напомнить, что согласно Даниилу Андрееву все ключевые персонажи Достоевского являются не просто плодом его творческого воображения, а метапраобразами, то есть живыми существами. Условно Даниил называет их «его детьми». (именно грандиозные масштабы заложенных в них потенций отличают «детей Достоевского»…)

    Глазунов словно увидел их – живых, пребывающих в иных мирах – настолько они реальны в его картинах.

    Художник фактически подтверждает это в своей книге словами:

    …Еще в юности меня пронзили образы петербургского мечтателя князя Мышкина, Настасьи Филипповны, Рогожина. Я уже тогда понимал, что такое реальность мечты и иллюзия реального мира. (выделено мной – И.Ч.)

    Остановимся подробнее на Мышкине.

    князь Мышкин.jpg

    Вот какую характеристику дает ему философ Николай Лосский в книге «Достоевский и христианское миропонимание»:

    Искренность и простодушная, иногда детская откровенность князя также объясняются отсутствием перегородок между ним и чужою душою. Он тонко определяет чужие характеры и улавливает душевные движения людей, сочувственно вглядываясь с них
    (Н. Лосский)
    Эстетическое чувство у людей с детски чистым сердцем всегда чрезвычайно развито…

    Посмотрим, насколько глубоко созданный художником образ передает эту характеристику. Глазунов рисует созерцателя с огромными голубыми глазами – внимательно ловящими в окружающем мире каждую струну, тонко чувствующего красоту. И в силу своей предельной открытости не способного защищаться – слишком ранимого.

    … может быть, даже отблеск Голубой пирамиды — Трансмифа Христианства, и вообще в психике Мышкина, Алёши Карамазова, особенно старца Зосимы, чувствуются следы полузабытых странствий [Достоевского] по очень высоким слоям, – пишет Андреев.

    Отблеск Голубой пирамиды – Небесного Иерусалима – чувствуется, пожалуй, не только в психике, но и в глазах Мышкина, нарисованного Глазуновым.

    Андреев пишет о Достоевском, что «в его творениях заключены не прямые, не открытые образы иноматериальных реальностей, как у Данте, но их функции в слое человеческой психики, человеческих деяний и судеб»…

    Эту особенность творчества писателя вполне понимает и Глазунов:

    Поражало, что у Достоевского все его герои, несмотря на их жизненно-индивидуальную психологию, – идеенеоносцы, люди, душа и совесть которых находятся в постоянной битве за овладевшую ими социальную, философскую, но прежде всего нравственную идею, четко очерченную писателем в каждом персонаже.

    Ярким примером таких носителей идей выступают братья Карамазовы. И конечно – художник не обходит вниманием Алексея и Ивана Карамазовых.

    Алеша Карамазов.jpg
    Алеша Карамазов

    В образе Алеши есть что-то созерцательное, как и у князя Мышкина. Инок на фоне храма и летящих вдаль перелетных птиц – и все же он не просто созерцатель. В нем чувствуется твердость характера, воля, желание открыть людям то важное и значимое, что он нашел на пути христианства.

    Совсем другим предстает полный сомнений и раздумий Иван:

    Иван Карамазов.jpg

    Художник изображает личность сложную, полную тяжелых дум – и все же вглядывающуюся в мир, словно с осторожной надеждой.

    Вновь обратимся к Лосскому:
    «горделиво обособленному Ивану любовь к человеку дается с трудом и при столкновении с его гордостью она улетучивается…»
    «Существенное отличие Ивана Карамазова от Ставрогина состоит в том, что он сердцем и умом близко к Богу. Сознание абсолютных ценностей и долга следовать им в нем настолько обострено… Совесть мучительно казнит его за всякое, также и мысленное, вступление на путь зла, и постоянные колебания между верою в абсолютное добро Божие и отрицанием добра и Бога невыносимо тягостны для него» (Н.О. Лосский).

    Эти колебания и внутреннюю борьбу в полной мере отразил портрет.

    В личности Ивана Карамазова обнаружились бы функции многих различных миров и восходящего, и нисходящего ряда. – коротко пишет Даниил Андреев.

    В связи с Иваном Карамазовым вспоминается легенда о великом инквизиторе, которой придает особенное метаисторическое значение Даниил. Глазунов тоже останавливается на этой легенде подробнее, создавая целый триптих «Легенда о великом инквизиторе», где изображает Христа, искушающего его будущего антихриста, и в правой части – Достоевского в ночной тьме.

    Этот вглядывающийся во внутреннюю тьму писатель - один из самых глубоких образов, созданных Глазуновым.

    dostoevskij_night.jpg

    Меж тем сам Достоевсский озарен звездным (или лунным?) светом, который не оставляет его одиноким во тьме.

    Часто можно услышать: «Не люблю я Достоевского с его „Достоевщиной“ – мрак, истеричные типы, психопаты, смакование болезненности». Все не так! Я считаю его самым оптимистическим светлым писателем мира. Федор Михайлович верил в воскресение души человека, даже если тот дошел до смертельной черты вседозволенности. Покаяние, совесть и вера не дадут погибнуть человеку мире, лежащем во зле. – пишет Илья Глазунов

    Словно доказательство этому – светлые сюжеты из Достоевского. Вопреки городской тревожности, метаниям братьев Карамазовых – спокойный образ старца Зосимы и Оптиной Пустыни.

    Оптина пустынь.jpg
    Оптина Пустынь

    Посещение Оптиной Пустыни в июне 1878 года изменило многое и в судьбе самого Достоевского.

    Пожалуй, именно эту поездку можно связать с его окончательным приходом к христианству. Достоевский приехал в Оптину Пустынь после личной драмы- смерти младшего сына Алеши.

    После посещения пустыни сложится сюжет «братьев Карамазовых», большая часть которых будет написана во второй половине 1878 года.

    Великое сердце, вместившее в себя столько человеческих трагедий, исходившее кровью за судьбу стольких детей художественного гения, опрозрачнивалось от мути, и вместе с тем возрастали силы любви. И когда читаешь некоторые страницы «Братьев Карамазовых», например главы о капитане Снегирёве или некоторые абзацы о Димитрии, охватывает категорическое чувство: чтобы так любить, так обнимать состраданием и так прощать, надо стоять уже на границе праведности.
    - напишет Даниил Андреев.

    А вот слова Ильи Глазунова:

    Любящее, за всех людей на земле страдающее, отзывчивое сердце, неподкупная совесть его, чутко и безошибочно чувствующая зло, какой бы личиной оно ни прикрывалось, – вот что влечет к Достоевскому через все возможные несогласия ним.
     
    Владимир К, list и La Mecha нравится это.
  3. TopicStarter Overlay
    Иоанн

    Иоанн Автор

    Сообщения:
    370
    Симпатии:
    359
    Ну и наконец, Блок :)

    Александр Блок в творчестве Глазунова

    В книге «Россия распятая» Глазунов упоминает Блока много раз — в большинстве случаев, в связи с Петербургом. Нередко Глазунов берет стихи Блока в качестве эпиграфа к главам.
    А в одном месте полностью цитирует длинное стихотворение и в конце отмечает
    «Мне близки эти строки с юности и по сей день своим мироощущением…»

    По некоторым местам угадывается — Глазунов любит в Блоке родственную душу — и духовного искателя.

    Но нет — Глазунов Блока не идеализирует. Во-первых, он категорически не может принять то, что Блок поддержал революцию. Глазунов разделяет дореволюционного Блока и послереволюционного:
    Насколько я люблю и понимаю творчество Блока до революции, настолько я не понимаю, как он мог прийти вместе с громилой Маяковским в Смольный, предлагая своим соотечественникам "слушать музыку революции»…

    Что касается художественных образов, Блоком созданных, то художник в полной мере отражает их двойственность и неоднозначность.

    glazunov4.jpg
    Незнакомка.

    Незнакомка часто изображается на фоне Питера – холодного и дождливого.

    Еще более известна вот эта картина, где романтическая особа изображена тоскующей на фоне пьяных, веселящихся лиц (хочется сказать – рож). Кстати, подобный фон мы увидим дальше и на изображении самого поэта.

    Незнакомка.jpg

    С одной стороны, это печальный возвышенный образ, незнакомку хочется пожалеть. Но с другой, мы видим уверенную в себе соблазнительницу, властную молодую даму. Холод обаяния и мистическая власть, под которую попадает читатель Блока, и под которую попал сам поэт.

    Есть чувство, что Глазунов хорошо понимает природу внутренней трагедии, случившейся в Блоком.
    Особенно хорошо отражает это картина, где уже сам поэт показан безвольно идущим за Незнакомкой, с безнадежной тоской во взгляде на нее.

    glazunov118.JPG

    И странной близостью закованный,
    Смотрю за тёмную вуаль,
    И вижу берег очарованный
    И очарованную даль.


    Впрочем, в картине этой есть и надежда. Сзади, над Эрмитажем рассветное небо, в котором светлые полосы устремляются вверх между туч. И сверху – фигура ангела, который словно наблюдает за происходящим с поэтом драмой…

    Мог ли так точно написать Глазунов, если бы не понимал мистическую суть происходившего?

    На следующей картине сам поэт, в глубокой тоске, с искаженными чертами.

    Александр Блок.jpg

    Тут даже вряд ли нужно что-то комментировать.

    Будучи тонким мистиком и вглядываясь в будущее, Блок видел лишь хаос революции. Это не давало ему найти духовную опору, побороть внутренний разлом.

    Достоевский, предупреждая о возможном будущем России в «Бесах», в «Преступлении и наказании», еще надеялся, что страна свернет с опасного пути. У Блока такой надежды уже не было – он видел трагедию России во всем ее масштабе. Найти в себе внутренний свет, который мог бы этому противостоять, при жизни поэт не сумел.
    Тем не менее, через падения и срывы, как мы знаем из «Розы мира», Блок уже после смерти смог найти путь к свету.

    А его поиски небесного, пусть и не осуществившиеся на Земле, остаются тем, что притягивает к Блоку внимательных читателей.

    Хочется закончить статью словами Ильи Глазунова:

    В стремлении обрести себя, в поисках смысла жизни, тайны бытия и сменяющихся, как облака в небе, цивилизаций, я любил бродить по пустынным залам Эрмитажа, стараясь понять взгляд скульптур древнего Египта. Они смотрели мимо меня – смотрели в вечность. Воля к бессмертию – основополагающая черта этой давно ушедшей цивилизации.

    Архаика первых греческих скульптур, триумф врага тьмы Аполлона, великолепие и мощь древнего Рима… Кто из нас, соприкасаясь с тайной времен, не задавал себе вопрос: откуда мы и куда идем? Наши серые будни становятся такими преходяще-ничтожными перед ликом великой тайны, и мы, дети сегодняшней духовно выжженной цивилизации, благодаря свободной воле, данной Богом человеку, если устоим перед всепоглощающей бездной материального мира, еще сумеем ощутить дыхание вечности и обрести себя…


    Литература.

    1. Илья Глазунов. Россия распятая.
    2. Николай Лосский. Бог и мировое зло.
    3. Даниил Андреев. Роза Мира.
     
    La Mecha нравится это.
  4. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.931
    Симпатии:
    2.713
    Читала я воспоминания Глазунова о детстве, о страшной блокадной поре, о гибели близких.
    Все рассказано удивительно правдиво - и страшно от этой правдивости.

    Человек, переживший так близко смерть самых дорогих своих людей, вряд ли в будущем мог бы мыслить поверхностно. И поверхностно писать.
    Хотя его больших полотен я не поклонница, но иллюстрации люблю.
    Он стремился изобразить некий обобщенный образ России - той, какой он ее видел в будущем, во всей ее красоте, той, какой в лучших своих проявлениях была она в прошлом...
    И, наверное, в иллюстрациях некоторых это сквозит.
    И глаза эти яркие, либо - чистые и прозрачные, главное - в глазах персонажей.
    Там - та Россия, которую он видит.

    "
    «17 февраля 1957 года

    Дорогой дядя Миша!

    Для меня твое холодное лаконичное письмо было большой радостью. Потому что я всегда тебя помню и люблю. Зная о твоей болезни, был в лице Нины у тебя и осведомлен о твоем состоянии.

    Мне писать нечего – живу почти как питекантроп – все зависит от успеха охоты. Живу в пещере 6 кв. метров. Спим на полу. Это огромное счастье, что есть пещера. Воду носим с этажа ниже нас. Комнату дал один приятель – «пока живите». «Пока» длится 3 месяца.

    Государство от меня отказалось – ни одного заказа, ни рубля. Живу охотой – портретами частных лиц и долгами. Хожу в чужом пиджаке. Пишу это сейчас потому, что хочу тебе нарисовать картину моей жизни…

    На фронте я был бы генералом за выдержку и проведенные рейды в тыл врага. Но для меня важно другое, как и для каждого солдата, – хожу живой. Пока не умер.

    Художники меня люто ненавидят. Раньше лазили с Ниной через 5-метровый забор в общежитие Университета. Спали там на полу. Потом сорвался с забора – было очень холодно и дул ветер – ходил 2 недели с повязкой, не мог даже рисовать. Теперь есть очень хорошая пещера. И несколько друзей…

    Все, что я делаю, рубится начальством (плакаты, книги и т. п.) потому, что я Глазунов. (Меня 10 лет не принимали в Союз художников. Травля велась умело и продуманно. «Такого художника нет и не будет!» – сказали мне в Главизо Министерства культуры СССР. – И.Г.) Но я очень счастлив, все хорошо. Должны даже прописать на один год. Прошу тебя всем говорить, что я живу хорошо. В том числе Нининым родным.

    Спасибо за воспоминание обо мне…

    Любящий тебя Илья Глазунов."

    *****

    1967 год

    Дорогие тетя Ксенечка, Тонечка!

    Извините за исчезновение, хоть и невольное. Дело в том, что мы все собираемся приехать к вам и каждый день откладываем. У Ильюши после Лаоса намечалась поездка в Париж, приблизительно в январе по линии Комитета по культурным связям. В настоящее время неожиданно этот Комитет был ликвидирован, и потому приходится срочно заново готовить все бумаги уже через Союз журналистов. Все это очень хлопотно и отнимает массу времени. Ильюша оправился после своего гриппа, а у меня все еще болят ноги… но надеюсь, обойдется.

    Пишу так сумбурно, т. к. времени очень мало. У нас всегда люди и бесконечные дела. Чем Ильюша становится известнее, тем шире охват и больше дел. За портрет короля он награжден орденом Вишну. Это высший орден королевства в области культуры. Премьер министр Лаоса Сувана Фума написал письмо Косыгину с выражением благодарности и восторга перед советским художником! Это, разумеется, первый случай за годы советской власти.

    Я вам посылаю фотографии с портрета короля и королевы. Пишите нам, ждем вестей и очень вас любим. Жаль, что на Новый год не увидимся. Приедем, все расскажем подробно.

    Целую крепко. Ваша Нина (жена И. Глазунова)».

    "
    На моей палитре – оттенки всех цветов; судьба в причудливых сочетаниях смешивала порой несмешиваемые краски, творя из них реальную правду моей жизни и творчества.

    Да простит читатель мне это признание, но, действительно, я люблю людей – ближних и дальних. Священник, художник, врач и учитель не может не любить людей – образ и подобие Божие. На меня с детства произвела неизгладимое впечатление притча о милосердном самаритянине. Эта притча о любви к ближнему.

    В наше время, когда разгул партий, группировок и мафии все более и более дробит общество на «наших» и «не наших», хочу еще раз сказать, что всю мою жизнь питали три источника: Бог, совесть и любовь к России. О творчестве не говорю – это суть моей жизни.

    Меня часто спрашивают: «Как Вы можете писать портреты столь разных по своей психологии и политическим устремлениям людей?» На одном дереве нет ни одного одинакового листочка. Нет одинаковой песчинки в океане пустыни. Бесчисленны формы снежинок, тающих на ладони. И все люди разные. Но каждый человек имеет свою бессмертную душу. Задача художника – почувствовать внутреннюю музыку души человека, его склонность к духовному полету и передать все это через конкретный, ему свойственный физический образ. Красота неотъемлема от добра. Зло не может нести красоту.

    Нет ничего выше и интереснее соприкосновения с так непохожими друг на друга человеческими личностями и их неповторимыми характерами…"
    (Илья Глазунов).
     
    list и Иоанн нравится это.
  5. Владимир К

    Владимир К Гость

    Сообщения:
    1.122
    Симпатии:
    297
    Мне кажется, что Глазунову всё-таки не удалось передать ту мистическую глубину образа незнакомки, которая есть у Блока.
     
  6. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.931
    Симпатии:
    2.713
    [​IMG]
    Как в лоскутной технике сделана картина.
     
    Ольга и Владимир К нравится это.
  7. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.931
    Симпатии:
    2.713
    Былинное начало.

    [​IMG]
    Князь Игорь

    [​IMG]
    Два князя

    [​IMG]
    Вот еще одна - картина - аппликация.

    [​IMG]


    Тут и шитье золотное, и шелк... [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]
    Прямо батик, не могу не озвучить свои ассоциации...
    Вот еще немного.

    [​IMG]

    [​IMG]
    Голгофа.

    [​IMG]
    [​IMG]
    Вроде иконописного эскиза.
     
    list, Иоанн и Владимир К нравится это.
  8. Яник

    Яник Вечевик

    Сообщения:
    3.969
    Симпатии:
    698
    Страстно откликнулся на статью Иоанна наш юзер Ярослав. На своем культурном ресурсе он с гневом и возмущением разоблачает Илью Глазунова. В частности, приводит обширную цитату из своего фундаментального труда:
    (на всякий случай сообщаю, что не разделяю гнев и возмущение Ярослава, хотя к Илье Глазунову отношусь с некоторым недоверием. Но не с большим, чем, к примеру, к Владимиру Волегову:) )
     
  9. TopicStarter Overlay
    Иоанн

    Иоанн Автор

    Сообщения:
    370
    Симпатии:
    359
    La Mecha, спасибо за развитие темы!

    Много картин, не мог привести все, что хотел, даже на стадии редактирования статьи несколько штук убрал ("два князя" была там), чтобы не перегружать.
    Былины - это целый пласт, Глазунов очень любит историю России, и этот цикл создает погружение в Русский миф.

    Что касается техники, то он,безусловно, экспериментатор! на картинах можно встретить даже элементы национальной одежды - не нарисованные, а настоящие :)

    По поводу больших полотен - немного заступлюсь за них. Раньше они меня не цепляли, пожалуй, даже точка зрения была близка к Ярославовой, хотя и не столь категоричная.
    Но в этот раз увидел их в галерее - словно другими глазами.
    Перед этим побывал в музее Храма Христа Спасителя.
    И вижу - "разгром храма в Пасхальную ночь". И замираю. Насколько же точно он отразил метаисторическую ситуацию в России тех лет!
    в других картинах, быть может, метаисторичности и меньше, но "100 веков России" все же далеко не просто коллаж!

    Ярославу надо ответить, наверное, чтобы чувствовать Глазунова нужно любить эту страну - в которой живешь. Ну и обладать немножко метаисторическим чувством... ;)


    Не знаю!

    не берусь судить, я вообще Блока воспринимаю опосредованно через Даниила Андреева, сам он меня так уж сильно никогда не цеплял.
    Но увидев, что он зацепил Глазунова, не привести этих работ не мог.
    Мне показалось, что что-то передал мистическое, а насколько полно, очень трудно судить.


    Это он хорошо сказал!

    темы портретов я в статье не коснулся, это надо было бы еще одну главу написать.

    Но нравится, что жизнеутверждающее есть в его картинах.

    Мы когда на выставке ходили, рядом была экскурсия, и старшекласнницы спрашивали у экскурсовода - как же мол так, почти совсем нет радостных, эмоциональных, экспрессивных картин.
    Он ответил про тяжелое блокадное детство Глазунова.

    А я думаю, что дело не только в этом. Радость и эмоции там просто тоньше. Диапазон его восприятия красоты шире.
     
    list и La Mecha нравится это.
  10. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.931
    Симпатии:
    2.713
    Для меня Илья Глазунов прежде всего - проникновенный художник-иллюстратор, певец мифологической, былинной русской темы.
    Картины его яркие, запоминающиеся - иллюстрация такой и должна быть. Наверное.
    Так как в книге главное - текст.
    А, вот еще - картины иногда гобелены напоминают...
    Возможно, прикладник из Глазунова тоже получился бы, кроме художника-иллюстратора.
     
  11. Ольга

    Ольга Гость

    Сообщения:
    285
    Симпатии:
    76
    На некоторых картинах и на этой в том числе (если я не ошибаюсь), были апликации из ткани - вЫ ПРО ЭТО НАПИСАЛИ. И накладки из жемчуга, драгоценных камней (визуально похожие на камни из перстней).
    Кактина с 2-мя мифологическими ЗОЛОТЫМИ птицами - Сирин и Алконост инкрустирована этими стразами каменьями
     
    La Mecha нравится это.
  12. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.931
    Симпатии:
    2.713
    Вот эти?

    [​IMG]
     
    Владимир К, Иоанн и Ольга нравится это.
  13. Ольга

    Ольга Гость

    Сообщения:
    285
    Симпатии:
    76
    Посмотрела статью, в ней упреки, которые не обоснованы, и не по адресу. http://lib.rmvoz.ru/bigzal/roza_mira_ili_rodonizm_vspominaya_budushchee/inferno/stile#_ftn3
    Я думаю, что современный родонизм - это много шума из ничего.
    На фоне всемирного кризиса и борьбы с агрессивным исламизмом, и общем культурным упадком, столь явное отсутствие тенденций к осуществлению интеррелигии Розы мира заметно.
    Не надо сильно много требовать от форумных юзеров. Никто из них не позиционирует себя как бойца «первого отряда всечеловеческой культуры».
    К сожалению, некоторые форумчане наоборот заявляют что они против идей Розы Мира, и сатанисты, тоже не ясно как затесались на РМ форумы.
    У меня создается впечатление, что эти господа, ошиблись со временем, и думают, что Роза Мира уже настала.
    И поэтому припёрлись на РМ форумы, чтобы хапнуть свою часть мирового господства.
    сАТАНИСТОВ НЕ УБЕДИШЬ, что Роза Мира не пришла ещё к власти, это только проект, который может не осуществится вовсе.
    Чтобы создать интеррелигию, не один из РМ ресурсов сегодняшнего дня не годится.
    Так же, недостаточно все РМ форумы отвечают запросам человека который интересуется биографией Д Андреева и А Андреевой. Дом на Малом Левшинском мы недавно разыскивали - вернее место где он был предположительно. Так и нет полной ясности.
    Очень много белых пятен, нет научной работы в направлении изучения наследия Д Андреева.
    На форумах Толкина, к примеру, масса экспертов, переводчиков, материалы собранные по истории создания произведений Толкина и его биографии всеобъемлющи.
    Ответят на любоой вопрос, до перевода на любой язык Среднеземья.
    Форумы РМ - не претендующие на мировое господство кружки для общения.
    Да, у одной из птичек руки, а у другой крылья.
     
    Последнее редактирование: 14 дек 2016
  14. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.931
    Симпатии:
    2.713
    Иоанн и Ольга нравится это.
  15. Ольга

    Ольга Гость

    Сообщения:
    285
    Симпатии:
    76
    .

    Когда читаешь такие строки, то попадаешь как в невесомость от удивления. Сейчас в Союз художников можно попасть после проведения 3-х выставок и получив рекомендацию 3-х художников.
    У меня было гораздо больше выставок. Мне предлагали вступить в Союз художников. Но, там надо платить ежегодные взносы.
    И не думаю, что членство в этой организации что-то даст.
    Я бы даже не расстроилась ели бы меня туда не приняли, и могу там быть, в любой момент, вопрос денег.
     
    Последнее редактирование: 14 дек 2016
  16. TopicStarter Overlay
    Иоанн

    Иоанн Автор

    Сообщения:
    370
    Симпатии:
    359
    Классные сирины и алканосты - как глазуновские, так и древние!

    а еще некоторые говорят, что нету света у Глазунова...

    Просится еще одна глава в статью - былинно-сказочная.
    тематика Русского мифа и сказок - тоже одна из моих любимых...


    То была эпоха идеологии и место в Союзе художников означало почет, признание, привилегии, всякие льготы, путевки и т.п. и т.д.
    К тому же Глазунов позволял себе много по отношению к власти, писал смелые картины, вел себя "дерзко". В книге он вспоминает эпизод, как в Париже во время выставки беседовал с сыном Столыпина, уже пожилым человеком. К нему вскоре подошли двое в штатском из КГБ и сказали, что не надо беседовать с сыном Столыпина, поскольку он антисоветский элемент и Ленин Столыпина не одобрял. На что Глазунов ответил, что на своей выставке будет разговаривать с кем хочет,тем более что человек подошел сам и спросил о картинах...
     
    La Mecha и Ольга нравится это.
  17. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.931
    Симпатии:
    2.713
    Давай.
    Хорошая тема. Уже не затертая. Так как крикливый псевдо-патриотизм, которым никто из присутствующих здесь не страдает, и любовь к Родине - вещи разные.
    Вот сайт, на который давала ссылку, как раз больше этнографический, исследовательский.
    )
     
  18. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.931
    Симпатии:
    2.713
    Может, и Ольга что-то в такую тему добавит от себя, она же художник.
    Наверное, у нее есть тоже свои Сирины и свои Алконосты. )
     
  19. Ольга

    Ольга Гость

    Сообщения:
    285
    Симпатии:
    76
    Алконостов нету.
    Я сейчас мало рисую. Одна из причин - негде ставить картины.
    Другая причина - не нужны они особо никому.
    Когда бывают выставки работ, люди приходят, смотрят.
    Но, картины не продаются, это не источник дохода.
    Глазунов тоже пишет про нищенствование художников.
    У меня есть существо женского рода, из 2 части мультфильма по стихам Блока, который я не дорисовала.
    Типа такого вида - змея в шубейке.
    1.jpg

    может быть это суккуб
    66.jpg
     
    Владимир К и La Mecha нравится это.
  20. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.931
    Симпатии:
    2.713
    Как с моими стихами. )
     
  21. Ольга

    Ольга Гость

    Сообщения:
    285
    Симпатии:
    76
    Стихи тоже, не приходят, а раньше я писала их часто.
     
    Последнее редактирование: 15 дек 2016
  22. Владимир К

    Владимир К Гость

    Сообщения:
    1.122
    Симпатии:
    297
    Когда кто-то выбивается из общей колеи и тем более имеет своё лицо, это чаще всего вызывает протест у представителей официальной школы. А Глазунов имеет лицо, узнаваем, и у него прекрасное чувство истории и как Показал Иван, метаистории, хотя скорей всего подсознательное. Его образы достаточно глубокие. Эта глубина и притягивает зрителя. Ругают не только Глазунова, но и Рериха. Представители официальной школы называли его (Рериха) раскрашенными пиками. Не соответствуешь, значит не наш.
     
    Иоанн нравится это.
  23. Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    27.092
    Симпатии:
    9.475
    А какая школа у вас в Украине считается официальной?
    У нас тут никого "официальней" Глазунова ныне просто нет 8-)
     
    Яник нравится это.
  24. Ольга

    Ольга Гость

    Сообщения:
    285
    Симпатии:
    76
    Есть ещё Шилов, он тоже прекрасный художник, была в его галерее масса впечатлений. Он в реалистической манере рисует.
     
  25. Владимир К

    Владимир К Гость

    Сообщения:
    1.122
    Симпатии:
    297
    Официальная школа это та, взгляды которой на что-либо господствуют в обществе. Это не обязательно должна быть государственная, как соцреализм. Одной из характерных её особенностей есть то, что она придерживается устоявшихся в обществе взглядов, в том числе в искусстве и не очень любит новое, неизвестное.
    Что касается Глазунова, то речь идёт о советском периоде.
     

Поделиться этой страницей