1. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    Есть в нас, людях, особое свойство.
    Если за цветами ухаживать и любить их - они расцветают ещё пышнее, если забыть о них, они могут засохнуть. А человек способен расти выше и цвести даже тогда, когда всё в его жизни - как ядовитая вода, выливаемая в его корни, или как непрестанный суховей. А когда всё способствует его росту и расцветанию, он клонится и страдает так, словно его шатает буря…

    "Господи, Ты учил нас любить смирение, но мы не научились. Мы полюбили только его оболочку — смирение, которое делает нас обаятельными и выставляет в лучшем свете перед другими. Временами мы смотрим на себя, и нам кажется, что — “упражняясь в смирении” — мы и в самом деле стали обаятельны. Будь мы смиренны, мы бы поняли, как мы лживы! Господи, научи меня смирению, которое изобличило бы во мне ложь и притворство и непрестанно влекло бы к истине. Я вижу, что всё во мне отравлено фальшью. Но научи меня, Господи, как мне стать настоящим. Смирение — тяжкое бремя, потому что всегда несовершенно. О, если бы можно было смирится до конца!"

    "Неблагодарный ропщет по любому поводу, а кто не любит, тот ненавидит. В духовной жизни нельзя удержаться на грани между любовью и ненавистью. Напускная беспристрастность отвратительна, потому что за ней стоит ненависть, рядящаяся в любовь. Равнодушие делает сердце «не горячим и не холодным». Оно не любит открыто и не ненавидит; оно отвергает Бога и Его волю, но на всякий случай - дабы не уронить себя в глазах окружающих - притворяется, будто любит. Равнодушие быстро настигает того, кто не привык благодарить Бога за Его милости. Тот же, кто искренне откликается на щедрость Божию и дорожит тем, что получил, не может быть равнодушным. Благодарность никогда не уживется с лицемерием. Она делает нас искренними, иначе она - не настоящая".

    Любое движение в сторону «подражания Христу» обнаруживает ещё одну фальшивку, которая приросла к человеку так, что просто отбросить её нельзя, а избавиться возможно только с болью и кровью. А боль тоже способна к совершенствованию и изощрению.
    Это для меня не абстрактный аспект духовных исканий, я тоже знаю, что такое сумерки и каковы чудовища, которые в них прячутся.

    "Ночь в церкви насыщена невнятными шорохами, стены — шелестами, ропотами и шепотами, которые, часы спустя после того как завершились события дня, пробуждаются, стекаются к опустевшим местам и, скопившись там, быстро бормочут что-то нечленораздельное, как будто спеша договорить недосказанное.
    В темноте близость к Тебе слишком проста и осязаема, чтобы вызывать волнение. Ночью всем вещам свойственно вести непредвиденную жизнь, но это жизнь призрачная и неподлинная. Призраки гуляющих по стенам церкви звуков только усугубляют бесконечное содержание Твоего молчания".

    "Пытаясь же узреть Бога, не повернувшись к Нему целиком, мы в конце концов узрим самих себя или, чего доброго, провалимся в коварный и бездонный мрак собственного разума. А это не тот мрак, в котором можно безопасно почить от своих трудов".

    Томас Мёртон, молчальник, сказавший так много, мной ещё по-настоящему не открыт. Я только начала его читать. Его отчётливый голос среди неугомонной невнятицы может дать основу для разговора, нужного, наверное, не только мне, но и многим другим людям из тех, кто сейчас это читает.

    "Иногда книги говорят с нами, как Бог, иногда - как человек, а иногда досаждают, как городской шум. Те, что говорят, как Бог, дают свет и мир, наполняют тишиной; с ними никогда не расстаются. Те, что говорят, как человек, хочется послушать еще раз. Те же, что досаждают, как городской шум, завораживают нас, держат в плену, утомляют и ничего не дают - ни мира, ни утешения, ни того, что хотелось бы помнить. Книга от Бога не развлекает, потому что говорит с властью. Книга от доброго человека согревает своим теплом; мы растем, находя в ней себя. Она учит познавать себя, присматриваясь к другим. Но иногда книга погружает в толпу, приводит в отчаяние тягостной пустотой, дразнит огнями ночных улиц, будоражит душу призрачными надеждами. Как ни значительна книга, как ни близка нам по духу, она никогда не заменит живого человека. Книга - только средство. Она приобщает нас к тем, кто сам был велик; кто был не просто одним из нас; кто носил в себе весь мир, а не только самого себя. Ум питает не идея, не слово, а истина, но не отвлеченная, не рассудочная. Истина, которую ищут духовные люди, - это и полнота, и реальность, и существование, и сущность. Ее принимают и любят. Она побуждает молиться и делать добро. Духовные люди ищут не «чего-то», а конкретную личность, Лик, Того, Чья сущность - существование. Они ищут Бога. Христос, Воплощенное Слово, есть Книга Жизни. В Нем мы читаем Бога".
     
    Соня нравится это.
  2. Яник

    Яник Автор

    Сообщения:
    3.756
    Симпатии:
    536
    Спасибо, Омела, за эту личность.
    Я раньше мельком слыхал. Кажется, еще Володя упоминал.
    Это обалденная фигура! Стопроцентный Вестник Аримойи!
    Католический монах в протестантской стране, обратившийся к религии под влиянием православной подруги. Вполне освоивший восточные религии.
    Родившийся во Франции, живший в США, умерший в Таиланде. И т.д.
    Младший современник Даниила, проживший ровно столько же лет.
    Почитайте, господа, то что вывесила Омела. И еще много есть в сети.
     
  3. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    Я копирую цитаты из эссе Т.Мёртона, которые уже размещала на форуме в другой теме.

    "...Теперь задача сторожа неожиданно является в подлинном свете. Ночной обход — это досмотр совести один на Один. Все остальное — лишь предлог, придуманный Богом, чтобы поместить тебя в самое сердце тьмы и оттуда высветить душу огнем вопросов.
    Господи Боже мой, Господи, Которого я встречаю во тьме, вечно с Тобой одно и то же! Всегда один и тот же вопрос, на который никто не знает ответа!
    Я молился Тебе в дневные часы в напряжении рассудка, а ночью Ты являлся и опрокидывал все мои резоны, обоснования и соображения. В ясном свете утра я обращался к Тебе с прошениями, и в неизъяснимости ночи Ты нисходил ко мне, с великой нежностью и терпеливым молчанием рассеивая свет и отменяя все мои прошения. Я сотни раз объяснял Тебе, что побудило меня пойти в монастырь; Ты слушал и ничего не отвечал, и тогда я, пристыженный, отворачивался и плакал.
    Неужели мои побуждения ничего не значат? А мои желания — только заблуждения?
    Пока я задаю Тебе вопросы, на которые Ты не даешь ответа, ты задаешь мне вопрос, который так прост, что я не могу на него ответить. Он так прост, что я и понять его не умею.
    Этой ночью, и каждой ночью — один и тот же вопрос.<...>
    Господи, в Своей подлинности Ты обращаешься ко мне как к близкому другу, Один посреди множества фикций — этих стен, крыши, арок, этой смехотворно высокой и непрочной башни над головой".

    "Господи Боже мой, сегодня ночью весь мир кажется сделанным из бумаги. Самые крепкие вещи вот-вот сомнутся, скомкаются, порвутся и разлетятся по ветру. А что до этого монастыря, в который мы все так верим, — его, быть может, уже и не существует вовсе.
    Боже мой, Боже, в ночи есть такой смысл, что дню и не снился. Всё на свете — спит оно или бодрствует — приходит в смятенье, осознавая близость своего конца. Только человек устраивает для себя иллюминацию, уверенный, что она достаточно надежна, чтобы вечно освещать ночную тьму. Но пока мы ставим вопросы и принимаем решения, Бог сдувает их, словно пылинки: сторожа старательно вычисляют теорию прочности, — а в это время крыши наших домов рушатся, муравьи подкапываются под могучие башни, стены трещат, падают и самые святые здания сгорают дотла".

    "Из полей вокруг спящего аббатства поднимается дымка влажного жара. Вся долина залита лунным светом; на юге можно сосчитать холмы за водокачкой, на севере — перечислить деревья в роще. Внизу гигантский хор живых существ возносит свои рулады: жизнь поет в ручьях, трепещет в речках, полях, деревьях — миллионы и миллионы прыгающих, летающих и ползающих тварей. А наверху, высоко надо мной прохладное небо раскрывается навстречу студеным звездным просторам.<...>
    Господи Боже этой великой ночи, видишь ли Ты этот лес? Слышишь ли шепот его одиночества? Проникаешь ли его тайну? Помнишь ли его укромные тропы? Видишь ли Ты, что моя душа оплывает, подобно воску?
    Clamabo per diem et non exaudies et nocte et non ad insipientiam mihi!*
    А место около речного притока Ты помнишь? А тот момент осенью на вершине Виноградничного холма, когда поезд шел по долине? А лощину МакГинти и поросший редким лесом склон, что за домом Ханекампа? А лесной пожар? Знаешь ли, что стало с молодыми тополями, которые мы высадили весной? Ведешь ли наблюдение за долиной, где я помечаю деревья, предназначенные для срубки?
    Нет на свете зеленого листа, о которым бы Ты не заботился. Нет крика, не услышанного Тобой еще до того, как он исторгнется из горла. Нет подземных вод, не укрытых Тобой в глинистых слоях почвы. И всякий потаенный родник тоже спрятан Тобою. Нет такой лощины с одиноким домом, которая не была бы задумана Тобой для этого уединения. Нет человека на этом акре леса, не рожденного тобой для этого акра леса.
    В тишине все-таки больше успокоения, чем в ответе на вопрос. В настоящем присутствует вечность, вот она у меня в руке. Вечность — как огненное семя: его стремительно выпирающие корни сокрушают оковы, не дающие разверзнуться моему сердцу.

    Вещи времени в сговоре с вечностью. Тени состоят у Тебя на службе. Животные поют Тебе, пока не умрут. Тугие холмы опадают, как изношенные одежды. Все меняется, умирает, исчезает. Вопросы возникают, кажутся насущными, и тоже исчезают без следа. В этот час я перестану их задавать, и тишина будет мне ответом. И тогда мир, сотворенный Твоей любовью и исказившийся от летнего зноя, тот мир, которому мой разум способен давать только ложные истолкования, — он не будет больше служить помехой нашим голосам.
    Мысли, путешествующие вовне, приносят из окружающего мира сообщения о Тебе; но диалог с Тобой, если вести его через посредство мира, всегда оказывается разговором с моим собственным отражением в реке времени. Да и возможен ли диалог с Тобой? Разве только если Ты Сам выберешь гору, и покроешь ее густым облаком, и огнем высечешь слова в сознании Моисея.
    Этот раскаленный плод грома и молнии, некогда явленный ему на каменных скрижалях, мы теперь носим в себе естественно и тихо, легче дыхания.
    Ладонь раскрыта. Сердце немо. Душа, эта твердая жемчужина в пустом дупле моего мнимого могущества, удерживающая вместе мое физическое существо, однажды уступит и сдастся.
    Я вижу звезды, но больше не притворяюсь, что знаю их. Я много раз ходил по этому лесу, но смею ли я сказать, что люблю его? Одно за другим я забуду имена отдельных вещей.
    Тебя, Кто спит в моей груди, не встретить в словах, но только в прорастании жизни изнутри жизни и мудрости изнутри мудрости. Найти Тебя можно в причастии: Ты во мне и я в Тебе, Ты в них и они во мне — отрешение в отрешении, бесстрастие в бесстрастии, пустота внутри пустоты, свобода внутри свободы. Я один. Ты один. Отец и я — одно.

    В раю слышится Божий голос:

    “Что было ничтожным, стало драгоценным. Что сейчас драгоценно, никогда не было ничтожным. Я всегда знал, что ничтожное драгоценно, ибо для Меня нет ничего ничтожного.
    Что было жестоким, стало милосердным. Что сейчас милосердно, жестоким не бывало. Я всегда покрывал Иону Моим милосердием, ибо Мне неведома жестокость. Иона, дитя мое, видел ли ты Меня? Милосердие внутри милосердия внутри милосердия. Я простил мирозданье во веки веков, ибо Мне незнаком грех.
    Что было нищим, стало несметным. Что сейчас несметно , никогда не было нищим. Я всегда знал, что бедность неиссякаема — и никогда не любил богатства. Тюрьма внутри тюрьмы внутри тюрьмы. Не копи для себя радостей на этой земле, ибо пространство разлагается, а время лукавит, и минуты не столько дают, сколько крадут. Иона, сын мой, не вверяй себя времени, дабы эта река не унесла тебя.
    Что было слабым, стало крепким. Я люблю самое хрупкое. Я призрел то, что было ничем. Я прикасаюсь к не имеющему субстанции, и где ее нет, там Я пребываю”.

    Восходит великое солнце, капли росы сапфирами сверкают в траве, и листья деревьев трепещут вослед бесшумно улетающему голубю.

    __________
    *Я вопию днем, — и Ты не внемлешь мне; ночью — и нет мне успокоения. Пс 21:3".


    Томас Мёртон, "Ночной дозор"

    [​IMG]

    Томас Мёртон

    Вот ещё:

    "Жизнь среди других людей не означает непременно, что мы живем в общении с ними или даже просто имеем с ними сношения. Ведь массовому человеку нечего сказать. И очень часто есть что сказать как раз отшельнику-одиночке. Хотя он и не многословен, но то, что он говорит, ново, существенно, неповторимо. Он говорит свое. Хоть говорит он мало, у него есть то, что он хочет передать другим, что-то личное, чем он может поделиться с другими. Он может дать другим что-то реальное, потому что он сам реален.
    Когда люди живут скученно, но без подлинного общения, кажется, что они делятся друг с другом больше и общаются глубже. На самом деле это не общение, а погружение в общую бессмысленность бесчисленных и бесконечно повторяемых лозунгов и штампов, так что в результате их слушают, не слыша, и отвечают на них, не думая. Постоянный звон пустых слов и машинного шума, нескончаемые оглушающие громкоговорители в конце концов делают подлинное общение и связь между людьми почти невозможными. В массе каждая индивидуальность изолирована толстым слоем нечуткости. Такому человеку все равно, он не слышит, он не думает. Он не действует, его толкают. Он не говорит, он производит условные звуки, вызываемые соответствующим шумом. Он не думает, он выделяет штампы.
    Сама по себе жизнь в одиночку не изолирует человека, как и жизнь сообща не непременно приводит к общению".


    "Грех не в убежденности в своем отличии от других, а в уверенности, что быть таким, как все, вполне достаточно, чтобы покрыть любой грех".

    "...единственное оправдание сознательного уединения это уверенность, что оно поможет любить не только Бога, но и людей. Если идешь в пустыню только чтобы уйти от тех, кто тебе неприятен, не найдешь ни мира, ни уединения, но уединишься с бесами".

    Томас Мёртон, "Новые семена созерцания"

    И это - такой чрезвычайно трудный акт. Оставить людей тогда, когда серцем устремляешься к ним, уже надеясь (хотя бы умом и с помощью раздражённой чувствительности) полюбить их, стать для них наконец источником радости. И, наоборот, понимать, что нельзя поддаваться порыву оставить всех и всё - в минуты гнева и разочарования. Как это сложно.
    Как много такого, что кажется сейчас вывернутым, противоречивым, нуждается в усвоении, и усваивать это надо теперь, не дожидаясь лучших времён...

    "Пусть никто не ищет в созерцании избавления от конфликтов, сомнений и душевных мук. Наоборот, глубокая и словами невыразимая несомненность созерцательного опыта пробуждает в душе трагические муки и поднимает множество вопросов, подобных незаживающим ранам. Ибо с укреплением уверенности возрастает поверхностное «сомнение». Это сомнение никоим образом не противостоит настоящей вере, но оно безжалостно исследует и ставит под вопрос ложную бытовую «веру», человеческую веру, которая не больше, чем пассивное принятие общепринятого мнения. Эта ложная «вера» — по которой мы часто живем и которую нередко смешиваем с нашей «религией» — подвергается неумолимому анализу. Эти муки — как бы испытание огнем, в котором сам свет невидимой истины, коснувшийся нас в созерцании, заставляет нас ставить под вопрос и в конце концов отвергать все предрассудки и условности, которые мы до тех принимали чуть ли не за догматы. Созерцание — это не просто пассивное согласие с существующим порядком вещей, как иногда утверждают; это свело бы его на уровень духовного наркоза. Созерцание — не болеутоляющее. Но каким пожаром в нем полыхают и превращаются в пепел старые изношенные слова, штампы, лозунги, рационализации! Хуже всего, что даже по видимости святые понятия пожираются огнем вместе со всем остальным. Это жуткое разрушение и сожжение идолов, очищение храма, чтобы ничто созданное человеком не занимало места, которому Бог повелевает быть незанятым: центр, экзистенциальный алтарь, который просто «есть». В результате этого созерцающий мучается сознанием того, что он больше не знает, что такое Бог..."

    "Чтобы войти в мир созерцания, надо в каком-то смысле умереть, но эта смерть оказывается выходом в высшую жизнь. Это смерть во имя той жизни, которая оставляет позади все, что мы знаем и ценим как нашу жизнь и мысль, наш опыт, наши радости".


    Томас Мёртон, "Новые семена созерцания"

    Что уже не уцелеет и что останется?
     
  4. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    И передо мной встал вопрос о том, буду ли я ещё способна высказать то, что высказать необходимо? Найдутся ли у меня слова для этого? До сей поры я была так уверена в этом своём ремесле, что пропустила тот день, когда я ещё могла в последний раз сказать твёрдо: я сказала то и так, что и как хотела сказать. А теперь я могу так же твёрдо сказать: я нахожу не те слова, которые мне нужны, и меня перестают понимать даже те люди, которые прежде меня понимали.
    Вот, утирая пот со лба, высказала нечто внятное. Но это удалось из-за банальности мысли.
    И вот я думаю: не та ли самая простота, которую я клеймлю как банальность, угодна Богу, раз ей позволяется мигрировать между людьми? И другая сторона того же вопроса: а нужна ли доступность тому дорогому мне невысказанному? И если она не нужна, то почему? Потому что это хранится для Того, кто поймёт это без слов? Или потому, что это сокровенное не нужно никому, даже Ему?
    Томас Мёртон, находясь в родной себе стихии, преодолев то, что для меня ещё непреодолимо, может сказать:
    А я, не придя к созерцанию, уже перед пожарищем. Это, видимо, о таких, как я:
    Сколько бы я не старалась сейчас уточнить собственную мысль, это будут новые и новые слои отсыхающей шелухи, а невысказанность останется, как сердцевина, до которой никак не добраться. Поэтому, простите меня, я снова остаюсь с полуслетевшим с языка словом, с наполовину проглоченной мыслью.
    ..А ещё мне кажется теперь, что потеря точных слов и образов, осознание того, что прежний успех – ничто, и страдание от тщетности поиска и подступающей немоты – примета того, что и Бог как образ удаляется и растворяется, может, и навсегда. И тает то самое Слово, которое, казалось, ещё чуть-чуть – и можно будет прочитать и повторить.
    ...
     
  5. Андрей

    Андрей Guest

    Омела, спасибо. Ты открыла для меня новую духовную звезду.
     
  6. Владимир

    Владимир Администратор

    Сообщения:
    1.129
    Симпатии:
    295
    Существует Российское Общество Мертона. Почему-то не сразу можно попасть на подборку стихотворений. Добавлю к ним уже многим знакомое, просто чтобы было в одном месте:
    И ещё рекомендую короткий биографический очерк из энциклопедии "Мистики XX века".
     
  7. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    Первое стихотворение оттуда не вдохновило, нет... поддержало меня в уверенности, что и такое имеет право на то, чтобы его рифмовали и записывали.
    И было срифмовано и записано.

    «Дай мне побыть печальным
    Сегодня…»
    Т.Мёртон

    Вновь зовёт многоголосый хор.
    Вновь слова слагаются ночами.
    Только проклято стихов начало,
    Безнадёжен и финал стихов.

    Что звучите: «только не молчи…»?
    Что ж вам надо, звуки окаянны?
    В рот мне смотрите, как в волчью яму,
    Чтоб обрушиться в меня в ночи,

    Чтоб в испепеляющий зенит
    Вновь извергнуться потом на волю
    Синей пропасти над головою,
    В лета иссыхающие дни.

    В перевёрнутое неба дно.
    Отсылаю вас почти немыми.
    Дайте мне побыть печальной ныне –
    Синей бездне это всё равно.

    Если б вас никто не написал,
    Не рифмуя вздохи и стенанья,
    Мы могли б иссохнуть вместе с вами –
    Всё равно бы было небесам.



    Именно то, что Томас Мёртон не заслонил печальным, отчаявшимся, гневным, отвернувшимся от света и радостей людям выход на свет, сделало писателя близким мне. Печаль и гнев человека не допускают, чтобы человек просто отказался от них, впечатлившись рассказами о том, как славно быть славным парнем, радоваться и любить весь мир. И подобные рассказы на тёмной стороне бытия не открывают перед человеком дверей к Богу. Они закрывают их.
    Мёртон оказался воистину милосердным привратником.
     
  8. Лена

    Лена Guest

    Омела
    Могу ли я выразить благодарность за эту веточку тебе? Или "прошу не писать в моём заповеднике" ещё в силе?
     
  9. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    Лена, та проблема, которая нас разъединила, слишком специфична и мелка против того, что нас объединяет. Пиши, если тебе хочется.
     
  10. Лена

    Лена Guest

    Спасибо, я так и подумала, просто хотела уточнить.
     
  11. Владимир

    Владимир Администратор

    Сообщения:
    1.129
    Симпатии:
    295
    Подкупает интонация. Есть подобные ей необычные молитвы на трудные дни (не все, приглаженность чувствуется, но всё же есть непосредственная правда переживания ситуации):

    И ещё вспомнились «Восемнадцать молитв для тех, кто не молится» Яноша Корчака, полностью в интернете их не нашёл, на днях выложу.

    Добавлено спустя 12 часов 14 минут 21 секунду:

    Выложил: http://rozamira.ws/texts/Korchak_Naedine_s_Bogom.htm
     
  12. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    Прочитала, спасибо.
    То, что не созвучно, всё равно восприняла как отличную литературу, а несколько молитв написаны моими словами.

    "ПОЧЕМУ ОНИ МОЛЯТСЯ?" напомнило детей из Давыдова, страдающих, заблудившихся в реальности, но каждый день терпеливо шагающих на гору в храм...
     
  13. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    Из главы 15, "Сентенции" ("Семена созерцания")

    "Труднее и нужнее всего отказаться от досады. Это почти невозможно, ведь без досады нынешняя жизнь просто исчезнет. Досада помогает нам вытерпеть нелепость современного города. Это последняя остановка какой-никакой свободы в полной бестолочи. Бестолочь неизбежна, но мы хоть можем её не принять, сказав "НЕТ". Мы можем жить, молча противясь ей.
    Выжить досада поможет, а вот быть живым - помешает. Ведь свобода здесь - мнимая. Мы не выражаем своей внутренней сути, а тупо протестуем, как низший организм. Если зайти далеко, мы сойдём с ума; тоже, можно сказать, "просветление". А скорее - побег.
    Хорошо, если мы, уйдя из одной партии, не переметнёмся в другую, - отвергнув досаду, не окажемся в стане рьяных организаторов, которые хотят, чтобы все с радостной готовностью принимали их вздор и нравственную анархию. У большинства из нас на это нет сил. Монастырь, кстати, тоже не выход. Досады и там хватает.
    Если хотите расправиться с досадой, расправьтесь сначала со своим мнимым "я". Ему будто бы угрожает царящая вокруг бестолочь, но жить без неё оно уже не может. Всё дело в том, что человек рабски зависит от системы, организации, сообщества, презираемых им и вместе ненавистных ему людей. Он привык к своей "роли" и вынужден принимать то, что ненавидит. Он играет роль раба и непрестанно льстит тирану, которому исподволь подчинён.
    В конце концов всё дело в раболепии. Часто оно ничем не вызвано: мы просто считаем себя рабами. Нас никто не тиранит, но мы не можем существовать без тирана. Тогда досада поможет нам выжить, но так и не исцелит. Мы же всё киваем на обстоятельства и воображаем. что стали бы свободны, если бы могли. Каково бы нам было, если бы мы узнали, что на самом деле мы уже свободны?"

    Т.Мёртон

    [​IMG]
     
  14. Владимир

    Владимир Администратор

    Сообщения:
    1.129
    Симпатии:
    295
    Прослушал цикл бесед Натальи Трауберг о Мёртоне, интересно.
     
  15. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    "Сегодня, когда мир словно обезумел; когда никто не знает, что думать, а на самом деле — не берёт на себя ответственность подумать; когда человек, отрываясь от реальности, с головой уходит в собственные фантазии и не слышит здравых рассуждений о морали; когда все его силы уходят на то, чтобы какой-нибудь новой выдумкой оправдать свою моральную несостоятельность, — сегодня становится ясно, что никакие усилия и добрые устремления миротворцев не спасут мир от новой бойни и всеобщего разрушения. Всё очевидней становится разрыв между благой целью и негодным результатом, между вялым стремлением к миру и рьяной подготовкой к войне. Международные встречи всё больше походят на посмешище, как бы тщательно и умело их ни готовили. Тем, кто пытается наладить диалог, больше не верят. Более того, их презирают и ненавидят. И именно этих "людей доброй воли", хоть что-то сделавших для примирения, скоро начнут нещадно поносить и гнать. В конце концов их принесут в жертву обуявшей человека ненависти к самому себе, которую они, к несчастью, только распалили бесплодностью своих благих начинаний.

    Мы, видимо, всё ещё находимся в плену суеверий и по привычке считаем, что всякий потерпевший неудачу был так или иначе нечестен и виноват, а неудача дана ему в наказание. Если человек не осуществил своих благих замыслов, мы склонны думать, что он допустил какой-то промах — согрешил или просто ошибся. Чужие ошибки выводят нас из себя. Того, кто их делает, мы или судим свысока, или свысока же прощаем. Мы не можем ни пожалеть его, ни принять смиренно и с пониманием. Оттого-то мы никак не поймём простой истины, которая помогла бы нам выйти из политического и нравственного тупика: все мы в той или иной степени никуда не годны, все виноваты, все ограничены, все ослеплены жадностью, самодовольством, гневом, притворством, все раздвоены и обманываем самих себя...

    <...> Если бы люди действительно хотели мира и искренне просили о нём Бога, Он дал бы просимое. Но почему Он должен давать то, чего никто по-настоящему не хочет? Люди стремятся к чему угодно, только не к миру.

    <...> Итак, любите не свой выдуманный мир, а прежде всего друг друга и Бога. Ненавидьте не тех, кого считаете разжигателями войны, а ненасытность и хаос в собственных душах - войны рождаются только оттуда. Если вы любите мир, ненавидьте несправедливость, тиранию, алчность - но только в самих себе, а не в ближних".


    "Семена созерцания, гл.16, "Корень войны - страх".
     
  16. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    [​IMG]

    "Вера так или иначе связана с принятием освящённой авторитетом истины, и важно об этом помнить. Однако покорность - это ещё не всё. Лишённая любви, непросвещённая, угрюмая готовность подчиняться ещё не делает нас "верующими". Ставя на волю, мы стираем грань между разумной верой и простым повиновением. Пользы от этого смешения мало, потому что без света, внутреннего озарения, благодати, которая помогает принять истину как бы от Самого Бога, в её, если можно сказать, Божественной достоверности, разум лишён мира и благодатной опоры. Без света люди не могут верить по-настоящему...
    Можно сказать, что в каком-то смысле "сомнение" будет с нами всегда - ведь даже без колебаний приняв истинное учение, мы видим, как немощен и непостоянен наш дух перед страшной тайной Бога. Мы не столько сомневаемся в том или ином предмете, сколько ощущаем собственную беспомощность, что вполне совместимо с настоящей верой...


    [​IMG]

    ...непонятность веры - признак её совершенства. Она - мрак для разума, потому что действенна там, где тот совершенно бессилен. И чем совершенней вера, тем плотнее мрак. Чем ближе мы к Богу, тем дальше наша вера от полутьмы идей и образов тварного. Она дарит нам уверенность, но не избавляет от мучительных - и порой существенных - сомнений...
    В этом великом совершенстве веры Сам бесконечный Бог становится светом погружённой во мрак души и целиком обладает ею в Своей истине. В этот невыразимый миг глубокую ночь сменяет рассвет, а вера становится ведением".


    "Семена созерцания", гл.19, "От веры к мудрости".


    [​IMG]

    Использованы фрагменты работ Павла Корина и "Портрет девочки" Льва Бакста.

    Добавлено спустя 14 часов 48 минут 18 секунд:

    Вместо череды освещаемых - и, может быть, очень хорошо освещаемых - объектов, которые выстраиваются перед человеком (откушавшим от плода познания), создавая иллюзию того, что кругом - светло, "достоверность" от Бога не совершенствует человеческий мрак. Мрак остаётся мраком, она же сама - свет. Это трудный поворот для человека. Полутона и приглушённый свет соблазнительны. И если человек ещё готов сопротивляться вере и отделяться от неё, её свет для него пронзителен.
    Бывает и так, что человек, подошедший к вере, не может простить свету веры, что этот свет не делает того же, что до сих пор делал для него свет познания. И он готов от него отказаться.

    У Томаса Мёртона в "Семенах..." "вЕдение", приходящее с верой, только обещано. Эта мудрость - не заменитель человеческой мудрости, она не служит тем же целям, только лучше. Сдаётся мне, что человеку, ищущему в вере мощи, этого не проверить никогда...
     
  17. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    Неулыбчивое небо

    [​IMG]
    Фрагмент внешнего оформления часовни в местечке Иорвас под Хельсинки. Автор - Ирина Затуловская.

    "...на рассвете безмятежного утра
    Мы должны быть чуткими дозорными,
    Пересекая небесную сферу под плач планет,
    Тоскующих по дому дня..."

    Т.Мёртон

    Снова дождаться света. Вчера небеса были прекрасны, а сегодня – будто грязный гипс. Сверху солнце украшает блёклую пелену, скрывающую его, своим золотом, однако я не могу восхититься этим, задрав голову. Надо мной равномерно-тусклое небо, обещающее только скорые сумерки.
    Солнце – привычный образ Божьего Света, Истины. Но в мире перевёртышей, где мы находимся, солнечный свет прячет от нас красоту вселенной. А возможность её видеть оборачивается слепым мраком.

    Отчаяние приходит не только к самым слабым и безнадёжно ошибающимся. Христос переносил искушения, нам ли говорить о том, что нас не тревожат бесы?
    Одни из людей наслаждаются дневным блеском, другие с содроганием ожидают сумерек, кто-то прячется в свете дня от вопросов, кому-то свет кажется лишь милостыней в мире мрака. Все они касаются и света, и тьмы.

    [​IMG]
    Лука Синьорелли, "Кончина века. Ад"

    "Всё дело в том, что нас очень легко ввести в заблуждение. Приобщиться к Богу - самое заветное из человеческих желаний; именно оно толкает нас на поиски счастья. Даже грешник, ищущий счастья там, где его нет, следует слепому, неосознанному и превратно истолкованному желанию быть с Богом. Получается, что, в каком-то смысле, не стремиться к Нему невозможно...
    Многие на моих глазах поступали в монастырь, снедаемые неподдельной жаждой Бога, а потом уходили, измученные и подавленные собственным рвением... нет страшнее поражения, чем поражение человеческого сердца, доведённого до отчаяния погоней за мистическим миражём.
    Как же страдали эти несчастные души от непреклонных и самодовольных духовников, которые твердили им: "Ты не нашёл Бога, потому что отказал ему. Ты не заплатил всю цену". Будто бы союз с Богом - нечто выставленное в монастырях на продажу... этакий ходовой товар на чёрном рынке созерцателей, предложенный человеку тогда, когда его карман пуст.
    Разве пророк Исайя не говорил, что живой воды напьются те, кому нечем платить?"
    Т.Мёртон

    То, что я испытываю ежедневную беспомощность, что не нахожу утешения, - не особо редкий вид душевной боли.
    "Окропиши меня иссопом, и очищуся; омыеши мя, и паче снега убелюся". Псалом 50
    Как я хочу, чтобы эти слова были моими...
     
  18. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    Как редко улыбаются небеса. Молитва как гимнастика не привилась, и, наверное, это правильно. Горечи не убавилось, и с этим тоже пришлось примириться. На всё моё "благочестие" реальность отвечает с каждым днём всё грубее и грубее, и я покоряюсь этому.
    Снова дождаться сумерек. Они не истоньшают ту пелену, которая мешает увидеть настоящий свет оттуда, сверху. Это время, когда художник думает о том, что будет, если он ослепнет, когда поэт неожиданно для самого себя обнаруживает на листе бумаги не белый, а чёрный стих. И думается в темноте, что сумерки вернутся после любого проблеска света.
    И жалко всех.

    "Созерцательный опыт - это чистый дар Божий, - да он и должен быть даром, ибо такова его суть.Заслужить его невозможно. Поистине, созерцание как таковое - знак милости Божией, а не награда за святость или заслуги".
    Т.Мёртон
    Целителен ли этот опыт? Да. А его даже желать нельзя. И не желать тоже.
     
  19. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    [​IMG]

    "Учитесь богомыслию с карандашом в руке. Рисуя или записывая, мы хорошо себе помогаем. Учитесь молиться, разглядывая картины, гуляя по городу или деревне. Возводите свой ум к Богу, не только держа в руках книгу, но и стоя на автобусной остановке или трясясь в поезде...
    ...В конце концов опыт свидетельствует об одном: чем ближе мы к Богу, тем меньше спрашиваем себя, удалось ли нам постичь Его или узнать о нём что-нибудь новое...
    ...Возможно, ваша молитва станет такой простой и тёплой, что ваша воля почти без слов устремится в скрывающий Бога мрак, повинуясь немому, но сверхъестественно твёрдому желанию знать и любить Его".

    Т.Мёртон, "Умная молитва"
    Примечание переводчика: Умная молитва - Mental prayer. В понимании автора - это молитва, рождающаяся из богомыслия, или даже само богомыслие, а не практика, известная в православии как "умное делание".

    [​IMG]

    Добавлено спустя 2 часа 32 минуты 39 секунд:

    Это - совсем не утешительная истина. Оттого, что человек не читает, не напрягается, чтобы стать "ближе к Богу", не спрашивает себя ни о чём, он обретает иную "нищету Духом". Сказанное Мёртоном не имеет "обратной силы".

    И, отпускаемые в мир, мы часто созерцаем то, что будит в нас отчаяние, гнев и ропот, а не новые силы для богомыслия.

    Александр Мень: "Отдых, прогулки на природе, встречи с людьми, даже труд - всё это открывает возможности для богомыслия. Нужно стремиться вырабатывать в себе чувство постоянного пребывания перед лицом Отца. Тогда для нас не будет ничего "светского", всё станет священно, всё будет протекать "в поле Бога". Вне его - только грех, но даже и он через чувство раскаяния возвращает нас ко Христу".

    [​IMG]

    Антоний Сурожский: "Я вас посылаю, как овец среди волков (МФ 10:16). В этом нет горя, в этом чистая радость, в этом нет страха, в этом победа, ликование нашего единства со Христом. Но вместе с этим, конечно, и трагический момент: ведь идём-то мы в мир, потому что мир во зле лежит, потому что есть заблудшие овцы, потому что есть горе, потому что князь мира сего называется сатана, а не Христос".

    [​IMG]

    Фома Кемпийский: "Пиши, читай, пой, воздыхай; безмолвствуй, молись, все неприятности переноси мужественно. Стоит всего этого жизнь вечная, стоит ещё и большего борения".

    [​IMG]

    Александр Мень: "...христианство может быть и истинным, и "псевдо". "Псевдо" всегда удобнее, всегда нас больше устраивает, и поэтому в религиозной жизни наших современников очень часто господствует церковная нечестность: когда человек предпочитает то, что ему удобно, сплокойно и хорошо, то, что ему нравится. Совсем не к этому призывал нас Господь, Который сказал, что "врата тесны" и "путь узок". Понимаете, ещё и ещё раз нужно понять, что вот этоот Дух - это не тепло, а это огонь. Если мы будем жить в этом огне, который будет сокровенно в нас гореть, - мы тогда сможем идти по холодным местам и не замёрзнем".

    [​IMG]

    Франциск Ассизский: "Брат волк, повелеваю тебе, во имя Иисуса Христа, без всяких сомнений идти со мной, и мы пойдём, заключим этот мир во имя Божие".

    Буквально:

    [​IMG]
    Со съёмок "Весьегонской волчицы".
    [​IMG]

    Мальчиков-гопников, братающихся с неформалами, в сети не видела. Собственно, как и в жизни.
     
  20. Лис

    Лис Активный участник

    Сообщения:
    1.354
    Симпатии:
    86
    Странно. У меня почти тоже. Жизнь требует других форм. Однажды я даже почувствовал это. Чтоб я сменил экограту. Не отвергая литаний при этом. Почти противоречие. Мне хочется жизни. И молитвы в жизни. Чтоб она не била пустой воздух. "Стрекало воздуха..." помнишь у Мандельштама?

    Добавлено спустя 2 минуты 28 секунд:

    Мила, ты сама исповедь.

    Добавлено спустя 15 минут 55 секунд:

    Мила, вдруг ты это восприняла как иронию. Нет. Я не иронизирую. Я помню, что когда я пришёл на форум ты была очень закрыта, и часто резка. Сейчас ты совсем другой человек. Добрая и открытая. А если сердишься, то за других. Уже не за себя. Спасибо Богу за тебя.
     
  21. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    А я больше полагаюсь на всякие приёмы. "Пиши, читай, пой, воздыхай..." "Рисуя или записывая, мы хорошо себе помогаем..." Хотя так хочется иногда вдохнуть без усилий не пустого, чистого воздуха, соединиться с творением непосредственно. И Мандельштаму было тесно в своей искушённости.
    А потом я опять думаю, что мои "приёмы" - тоже дар Божий, и остаюсь с ними.

    В храме - воистину служба. Молитва же в одиночестве необузданна и нецеленаправленна. Хотя мне не с чем сравнивать.
     
  22. Лис

    Лис Активный участник

    Сообщения:
    1.354
    Симпатии:
    86
    Творчество неумолимо. Оно всегда потребует от тебя жертвы. Тогда и появляется что - то стоящее. Ты посмотри на меня. Я сейчас уже ни к чему не стремлюсь и ни чего не желаю. И плодов нет. Потому что теку по теченю. И нет мне соплодий. Хотя могу встрепенутся. Не знаю как и куда. Остыл. На страшном Суде таким как я Господь скажет, наверно, что я был тёпл. А ты страдаешь, но... жива.

    Добавлено спустя 2 минуты 46 секунд:

    Тебе уж в упрёк никто не скажет. Ты действительно что - то делала. Ошибалась. Но делала. "Лучше плохо свершаться свою дхарму, чем в чужой преуспеть, сын Кунти..."
     
  23. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    "Когда мы любим волю Божию, мы находим Бога и Его радость во всём. Когда же идём Ему наперекор, иначе говоря, любим себя больше Него, всё становится нашим врагом. Творение невольно противится нашим беззаконным и эгоистичным притязаниям, ибо во всё, что Бог сотворил, Он вложил Своё безграничное бескорыстие. Мир может быть только бескорыстным другом..."
    Томас Мёртон.
     
  24. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    Тем, кто идёт по протоптанной дороге, кто теперь привычно говорит о встрече разных культур и путей, легче тех, кто шёл впереди. Теперь есть за что держаться. Духовные прорывы немногих идущих впереди закономерно становятся достоянием арьергарда, общим местом. Но сначала были шаги тех, кто топтал целину. И Мёртон шёл, мало заботясь о том, хорошо ли протоптана эта дорога.

    "Я был поражён духовностью, которую разглядел в человеке, исповедующем христианскую веру. Со мной такое было впервые... Именно Мёртон раскрыл мне настоящий смысл слова "христианин"".
    Далай Лама

    [​IMG]
     
  25. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    "Пытаясь поделиться с другими опытом созерцания, мы делаем много ошибок. Чего стоит одна только наивная убеждённость, что все готовы смотреть на вещи нашими глазами! Это, очевидно, не так, и, выслушав нас, люди начинают возражать буквально на каждое наше слово; разгорается богословский спор (или, ещё хуже, - псевдонаучный), а для созерцателя нет ничего бесполезнее спора. Невозможно увлечь людей иного призвания рассказом о том строе внутренней жизни, каторый так значим для нас самих.
    ...Тот, кто поспешно решает, будто ему пора идти к людям и делиться с ними своим опытом, вредит собственному созерцанию и вводит в заблуждение других. Словами и рассуждениями он пытается сделать то, что только Божественный свет совершает в глубине человеческих душ.
    <...>
    Итак, думая послужить ближним, не старайтесь узнать побольше о созерцании. Бегите от бесед и споров, пребывайте в молчании и смирении сердца, чтобы Бог очистил вашу любовь от человеческой ущербности. Когда придёт время, Он Сам поставит вас на дело, которого от вас хочет, и вы будете исполнять его, не понимая толком, как всё сложилось и с чего началось..."

    Т.Мёртон, "Делясь плодами созерцания"
     

Поделиться этой страницей