1. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    "...когда люди размножаются как треска, то это уже безответственность".
    Петерис Клява

    Из интервью латвийского педиатра, детского реаниматолога с двадцатипятилетним стажем про вечно страдающую сторону человечества - детей, которых он спасает, - и про безответственную сторону взрослых.
    Взгляд на проблему изнутри, нутряней взглянуть сложно.


    "Дебильные родители

    - Какие травмы дети получают чаще всего?

    - Мы занимаем в Европе первое место по убийству детей на улицах общественным транспортом, автомобилями. Очень характерно для Латвии катание пьяными отцами своих детей на квадроциклах или разрешение кататься самим. Такие вольности становятся причинами получения серьезных травм. Так же дети травмируются катаясь на велосипедах, роликах без шлемов, тонут в водоемах или когда за ними присматривают другие дети. Много несчастных случаев связано с медикаментами и химрастворами, и, конечно же, ожогами, когда дети падают в костры или обливаются горючей жидкостью. К слову, если ваш ребенок получил ожог кипятком или огнем, ЕДИНСТВЕННАЯ помощь, которую вы можете оказать, поливать место ожога холодной водой три-пять минут. Это снимет боль и снизит поражающий фактор, т.е. глубину ожога, на целую степень!!!

    - В чем по вашему причина столь удручающе длинного списка?

    - Главная причина такова: в Латвии, да и всем мире, 60-70% родителей - дебильны. По наблюдениям нашего охранника, именно столько родителей привозят своих детей к нам на первом сидении не пристегивая.
    Каждый день я вижу страдания и смерть детей, вызванных невежеством, тупостью и невнимательностью родителей. Я говорю именно о системном невежестве. Девочка выпила КРОТ — жуткий химический раствор для очистки канализации. Он стоял под раковиной в кухне перелитый в бутылку от лимонада. В Европе ей пересадили печень за 200 000 евро наших денег.
    Дети тонут в прудах в нескольких метрах от «внимательных» родителей. Только за неделю майских праздников прошлого года к нам за помощью обратились родители полутора тысяч детей! Почему в Латвии никого не волнует наше второе место среди стран, не моющих руки?! Кому выгодна наша беспредельная свобода?

    Точка невозврата

    - Многие родители на это заметят, что сильно устают, много работают, не успевают, не все комментарии в Интернете написаны, не все программы просмотрены, и не плохо было бы государству каким-то образом поддержать семьи с детьми.

    - От голода умирают десятки тысяч детей. Хорошо это или плохо? Подумайте, если бы они выжили, то всем бы детям хватило качественной еды? Если бы на Ближнем востоке все использовали туалетную бумагу, то через несколько лет на планете не осталось бы ни одного дерева. Это я к тому, что если все будут жить хорошо, цивилизованно, то лет через двадцать Земля просто умрет. Жить хорошо всем не положено.
    Призывы к сокращению населения кажутся ужасными с точки зрения эмоций толпы, но со стороны разума науки - необходимыми. Поэтому в мире никто не будет как-то особенно заботиться о выживании вашего ребенка. Ему дают наркотики, чтобы он умер сам, да еще и заплатил. Пройдена точка невозврата. Поэтому корректирующая регуляция будет осуществляться на разных уровнях.

    - Вас никогда не называли расистом?

    - Иногда. Где-то я читал, сейчас не вспомню, что в ООН уже не считают проблемой любое насилие, связанное с использованием ребенка. Сейчас, видимо, это стало нормой жизни. Когда в Курземе или Латгалии я вижу замерзших и голодных детей, которых подвергли насилию, то не понимаю, почему их родителям разрешают размножаться, называя это «правом человека». И в результате их лишают родительских прав. Это идиотская цивилизация. Необходим контроль за рождаемостью. В разных странах в свое время проводилась стерилизация, причем не только педофилов, но и находящихся на аморальном, животном уровне людей. Потому что иначе их дети ужасно страдают от болезней, плохого питания и ухода.
    Когда мне привозят маленького человека без сознания, у меня есть три секунды, чтобы понять, в чем дело. На четвертой уже начинаю действовать, менять состояние ребенка. И таким же образом следует управлять другими процессами — обществом, страной.
    За последние 10 лет наша больница сделал гигантский скачок в развитии, появились огромные возможности помочь детям. И пропорционально ухудшается моральное, духовное, физическое состояние детей. Приведу несколько примеров из жизни. Поехали на вызов в Курземе, ребенок выпил КРОТ. Последствия ужасы, вплоть до пересадки толстой кишки, пищевода. Ребенок в коме, обколот обезболивающими наркотиками, искусственная вентиляция легких. Молодая мама плачет. Начинаю интересоваться, как все произошло. Не для упреков, а чтобы она осознала весь ужас. Она отвечает: да она сама пошла ванну и взяла и выпила. У нее ребенок виноват, представляете?!
    Другой ребенок на пикнике облился жидкостью для разжигания мангала и загорелся. В реанимации папа начал нами командовать. Да ты у костра должен был командовать, а не здесь! Пришлось ему сказать: еще одно слово мы вызовем полицию и составим протокол, что это скорее всего криминальный случай. Папа тут же прижал уши и сидел тихо, не мешая нам работать.
    Любимая бабушка на огороде закатывает огурцы. Четырехлетний малыш подбегает, хватает бутылку колы, в которую налита уксусная эссенция и пьет на глазах у бабушки.
    Мама загорает, ребенок весь день играет на солнце. Его привезли к нам, как ошпаренного кипятком. И такой маме ничего не будет! Надо влиять на беспредел безмозглости взрослых по отношению к детям. Повторяю, есть вещи, которые не должны случаться.

    - Какие именно?

    - Все химические растворы в кухне, гараже, должны быть недоступны! Как и лекарства. У нас каждый год умирают дети от бета-блокаторов. Бабушкам трудно признаться в убийстве своего внука. Пускай и нечаянно, из-за безответственности. Жалко и бабушку, и ребенка.
    Нельзя заливать в лимонадные бутылки химрастворы. Доктор Дина Свиридова перевела канадскую книгу по педиатрии для родителей. В конце издания, по пунктам, 40 страниц, как оберегать своего ребенка — ну кухне, в машине, на природе, зоопарке. Всюду. А у нас тысячи детей страдают от укусов собак.
    Самое трудное у нас доказать необходимость велосипедных шлемов. Я говорю так: у кого есть мозги, те их и защищают. Я мечтаю, что бы многие дети сегодня, рождающиеся нечаянно, появлялись бы на свет у родителей, способных за них ответить. В Германии проводили опрос молодых людей о приоритетах: 70% на первое место поставили образование, работу, доходы, жилье, уровень культуры. Дети на последнем. Т.е. когда ты хоть немножко начал соображать в этой жизни, когда ты можешь что-то ребенку дать, тогда и следует его заводить. Хоть какой-то цивилизованный подход! А когда люди размножаются как треска, то это уже безответственность.

    - Тогда зачем вы спасаете детей, которые умирают и вообще обречены?

    - В Лиепае во время войны жил знаменитый хирург, доктор Зик, еврей. Его не убили. Он хорошо оперировал немцев. После прихода Красной армии, его хотели расстрелять за помощь немцам, но он хорошо оперировал красноармейцев. Позже он получил золотой скальпель. Каждому человеку надо делать то, что ему предназначено судьбой. Это и есть долг перед богом, людьми и своим сердцем.

    Невежество ограниченного сознания

    - Влияет ли уровень развития общества на воспитание детей?

    - Каков уровень нашего ограниченного, невежественного ума, таким мы и видим мир. В Тибете это называют кармическим видением. Лучшее, что может человек дать своему ребенку, уменьшать невежество своего ума, чтобы не навязывать его своему ребенку. Как говорил Феербах, в замке думают иначе, чем в избушке. Когда я вижу, что за собаками ухаживают лучше, чем за детьми, мне хочется плакать. Их чешут, одевают, целуют, кормят. А сколько детей такого не видели никогда? О какой цивилизации мы можем говорить?!

    - Да, кстати, о какой?

    - У нас есть войны, банки, воровство, убийства, не контролируемая рождаемость, болезни и т.д. Такие гении, как Циалковский, Успенский, Бердяев, многие западные ученые говорили о семи шкалах развития цивилизации. Так вот мы находимся на нулевом уровне. Планета управляется ложью и насилием. В Принстоне, Гарварде, Йеле учат как изнасиловать мир во имя выгоды и личного блага. Наша цивилизация находится в каменном веке по сравнению с той, о которой говорили Рерихи, Блаватская, Иисус Христос, святые Тибета. Интеллигентные родители ищут компромиссы. Мудрость, знания строения ума, вселенной и есть тот компромисс, как нашим детям жить в более умном будущем.
    <...>
    ...Повторюсь, сегодня все зависит только от мам и пап. Их дети никому больше не нужны! Важна школа. Добрая воля коллективного интеллекта разумных людей. На корабле могут быть тысячи людей, но им управляют может быть 30 человек и этого будет достаточно, чтобы он доплыл куда надо. Людям надо предложить помощь на современном психологическом информационном уровне, что я и делаю на своих лекциях.

    32 поглаживания

    - Сотни тысяч мам и пап без высшего образования вам возразят: мы и без академий вырастили приличных детей. Еще больше заметят, зачем нам чему-то учиться, мы и так все знаем.

    - Я навсегда запомню случай, когда родители, которые не были академиками-интеллектуалами, согласились отдать сердце своего 3-летнего умирающего ребенка другому. Впервые в Латвии. Человеку не обязательно быть академиком. Не имеет значения его земное образование, если он знает кем является и практикует развитие. В этом и заключается высшая мудрость. У святых какое было образование?

    - У них была любовь...

    - Я помню одну маму. Видимо, с криминальным прошлым. Она родила ребенка со всем набором заболеваний, включая трансмиссивные. Находясь в реанимации стащила телефон у другой мамы. Ее не осуждать надо, а воспитывать. Просто ее никто не любил. Французские психотерапевты доказали, что если человека 32 раза в день не погладили, он не может обрести чувство счастья, не развивается. Посмотрите, как мы мало друг друга любим и гладим. У нас в реанимации коммунизм: у нас нет русских или латышей. Есть дети. И если бы в мире главенствовал такой же подход, как у нас в реанимации, то и наша цивилизация будет совсем другой.

    - Что такое любовь для вас?

    - Любовь есть как понятие и состояние. Как понятие на земном уровне - ответственность... способность давать благородные знания и от всего сердца исполнять свой долг. В духовном плане любовь - полное просветление и абсолютное сострадание".


    Петерис Клява

    Источник.
     
    Василий и list нравится это.
  2. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603

    "...Х-хромосома содержит огромное количество генов. Одних болезней… гемофилию помните? Кстати: почему мужчины болеют или здоровы, а женщина может быть – ни то, ни се, как черепаховая кошка? По той же причине, по которой кот может быть либо рыжим, либо черным. Х-хромосома у самца – одна. Если она несет ген болезни – он болен на все сто.
    Если не несет – здоров.
    А женщина, которой досталась «плохая» Х-хромосома, больной не будет: часть клеток с больной хромосомой инактивировалась. А вторая – здорова. Чего там не хватает – фермента для свертывания крови? Его наработают здоровые клетки со здоровой хромосомой.
    Ну ладно – болезней более трехсот, которые сцеплены с Х-хромосомой и наследуются таким образом. Но вот что интересно: УМСТВЕННЫЕ СПОСОБНОСТИ И СОЦИАЛЬНОЕ ПОВЕДЕНИЕ – ТОЖЕ СЦЕПЛЕНЫ С Х-ХРОМОСОМОЙ.
    ДА, ДА. Недавно нашли целую кучу генов интеллекта (или, как вариант – отсутствия оного), и все сидят на Х-хромосоме.
    Что же получается – сразу становится понятной фраза «природа отдыхает на детях гениев?» Ведь гений не может, хоть тресни, передать свою «талантливую» Х-хромосому своему сыну. Он может передать только У-хромосому, а Х-хромосома сыну достанется от мамы, и , натурально, папиных талантов не несет.
    То есть если гений хочет передать свои способности по наследству – пусть нарожает дочерей, а они – внуков, и тогда у половины мальчиков окажется та самая «гениальная» Х-хромосома.
    И второе: девиантность по признаку интеллекта. Помните, любой двоечник в споре вопит, что он, как мужчина, умнее девушки-отличницы, потому что … он мужчина, ведь все Нобелевские лауреаты были мужчинами, из чего понятно, что он умнее. При этом он забывает, что на одного лауреата в популяции приходится по одному олигофрену. Короче, мы имеем то, что по-научному принято называть «более выраженной девиантностью по признаку интеллекта среди мужчин». Больший разброс признака: от олигофрена до гения. Женщины — они не бывают ни тем, ни другим — умная — умна в меру, дурочка — хоть и глупа, но не до потери пульса.
    Так вот: теперь-то понятно, откуда взялась эта девиантность! Если у женщины есть ген «гениальности», то он проявиться может только наполовину (как ген окраски в рыжий цвет у кошки), ибо вторая "негениальная" Х-хромосома попросту "забьет" проявление признака! А у ее сына нет второй Х-хромосомы, и ничто ему не мешает стать гением. Вон – Перельман –гений, а его мама? Наверняка умная, талантливая женщина, но теорему Пуанкаре не доказала.
    Но заметьте!
    Этот принцип наследования подходит как для гениальности, так и для олигофрении; как для социального поведения, так и для асоциального; как для ума, так и для тупости.
    То есть.
    Берем мужчину. Допустим, он глуп и асоциален. У него рождаются дети. Какими будут они?
    Сыновья будут в маму: и если мама не совсем глупа, то и сыновья будут нормальными. Дочери – тоже не проявят ярко выраженной асоциальности и глупости, так как вторая Х-хромосома маскирует первую.
    Но что будет в следующем поколении?
    А вот что: у дочерей начнут в огромном количестве (по крайней мере – половина всех сыновей) рождаться глупыми и асоциальными, как папенька.
    Не поняли пока, к чему я клоню?
    В 1937 году все приличные люди (я имею ввиду мужчин) были практически выключены из процесса репродукции населения. Расстрелы, эмиграция, концлагеря – так или иначе, они детей производить не могли.
    Кто же размножался?
    Правильно.
    Всевозможные асоциальные личности, полудурки и уголовники.
    Причем в первом поколении это было не так заметно – и понятно почему: сыновья унаследовали мамину Х-хромосому, а дочери – проявили себя как носительницы всех этих вредных генов, у которых признак глупости и асоциальности если и выражен, то неярко (да и кто вообще обращает внимание на бабий ум!)
    37 год плюс 25 лет примерно – это получим 62 год. Когда они сами начали размножаться.
    Теперь добавим еще 25 лет. Когда их детишки стали выходить во взрослую жизнь.
    Получаем 1987 год.
    Еще нет развала СССР. Но уже есть чудовищная криминализация общества, повальное воровство, всплеск наркоманиии и алкоголизма, есть деградация общества, которое совершенно потеряло нравственные ориентиры, наконец, и это самое страшное – повальная глупость именно среди мужчин, повальная лень и никчемность, повальная бестолковость и потерянность.
    Х-хромосома г-д Шариковых вылезла, так сказать, на волю.
    Ну, а уж в «лихие девяностые» эта публика проявила себя на все сто!
    А что – если посмотреть на ситуацию с точки зрения этологии?
    С точки зрения этологии – «мы бы рады рожать, да не от кого» — так сформулировала одна женщина на какой-то телепередаче. Ведь женщина интуитивно ищет альфа-самца, или бета-самца – ведь в стаде любая, самая дохловатая самочка имеет право на ЛУЧШЕГО САМЦА ВО ИМЯ ЛУЧШЕГО ПОТОМСТВА. Производить потомство от ХУДШЕГО она не будет!
    И что в итоге!
    А в итоге – резкое бегство невест в загранку, причем наиболее умных, со знанием английского и проч. Нежелание рожать оставшихся девиц, вызванное не «современным феминизмом», а — совершенно пещерным, первобытно-животным инстинктом, омерзением при мысли – рожать от дурака.
    Ибо – знаете какой основной инстинкт женщины?
    Родить от умного.
    И как финал – «демография летит в пропасть» , русский крест, ну – вы знаете.
    Обвиняют кого и что угодно.
    Между тем это – просто привет из 37 года. От дядюшки Сталина.
    И вы думаете – это финал? ЩаЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗЗ!
    Те, кто ругает нынешнюю молодежь – ЗАТКНИТЕСЬ НАВЕКИ! Вы не понимаете, что это еще замечательное поколение – в котором большинство мужчин – носители «СОЦИАЛЬНЫХ» Х-хромосом. А вот их детишки – это будет новый всплеск асоциальности и глупости у мужчин. Его еще нет, но он будет. И тогда снова – резкое падение рождаемости, всплеск криминала, наркомании и семейного насилия, РЕЗКОЕ СОКРАЩЕНИЕ НАСЕЛЕНИЯ И СОЦИАЛЬНЫЕ КАТАКЛИЗМЫ.
    Потом в следующем поколении – затишье, а потом….
    А потом – все по новоой.
    Искалеченная ГЕНЕТИЧЕСКИ нация так и будет существовать циклами: поколение нормальное – поколение дурное. С каждым разом сокращаясь, как шагнеревая кожа.
    Кстати: чем там кончилось, у Бальзака?
    Теперь насчет выхода. Выход есть: резко ограничить рождаемость идиотов, и резко усилить преференции умным для рождения детей. Вон, в Сингапуре: высокообразованным женщинам предлагают большие деньги за каждого ребенка, а дурам – тоже предлагают, но за добровольную стерилизацию.
    Конечно, это «не наш метод», не так ли.
    Предложить дуре-алкашке стерилизацию – это «фашизм», а расстреливать или гноить в концлагерях величайших ученых с мировым именем, как Вавилов – это «сю-сю-сю русский гуманизм». Поэтому мы ничего делать не будем, а пустим все на самотек, авось кривая вывезет.
    Итог я уже предсказала.
    И если кто-то мне объяснит, почему я категорически не права, буду только рада. Мне самой все это не нравится".


    "Генетически искалеченная нация: невеселый прогноз на будущее"
    Имя автора, к сожалению, установить не удалось. Текст распространяется по сети уже несколько лет.

    Я помню эту истину - интеллект передаётся по женской линии - уже много лет. Профессор-психолог твёрдо ответила так однажды на вопрос своих студентов; так что самодеятельной, доморощенной философии в приведённой статье нет. Автор прав. И надо отметить: как умные женщины реагируют на ситуацию, когда они не видят будущего? Совершенно верно, они перестают рожать.
    Про селекцию народа Страны Советов пронзительно написал Николай Никулин:
     
  3. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    Из интервью Анатолия Вишневского, директора Института демографии НИУ ВШЭ.
    Вишневский говорит о модернизации и архаизации и подразумевает, что они имеют явные западные и восточные корни. "Угрозы" для демографической ситуации и для культуры России в интервью также выглядят внешними - с запада и востока. У нас же, по моему впечатлению, "архаизация" имеет собственные корни. У меня сложилось впечатление, что абстрактные россиянин и россиянка, о которых говорится в интервью - это образованные (и, видимо, обеспеченные) мужчина и женщина с широким кругом интересов. Это привлекательные, но, к сожалению, не универсальные образы россиян.
    Таким образом, в интервью говорится о проблемах общества, состоящего из таких абстрактных граждан, что, конечно, ценности материала не умаляет.

    "...на Западе уже 50-60 лет идет вторая эпидемиологическая революция, ознаменовавшаяся большими успехами в борьбе с неинфекционными заболеваниями и внешними причинами смерти. До этого, в ходе первой эпидемиологической революции были одержаны решающие победы над инфекционными заболеваниями, и этот этап мы прошли достаточно успешно. Уже тот факт, что у нас во время войны не случилось больших эпидемий, в отличие от того, что было в Первую мировую, – свидетельство резко выросшего контроля над инфекционными болезнями. Большую роль, конечно, сыграло появление антибиотиков, которые, начиная с конца войны, позволили быстро снизить смертность от этих болезней.
    Но с середины 1960-х годов, когда на Западе начался новый этап борьбы за снижение смертности, у нас все застопорилось, никакого прогресса нет. Возрастная модель смертности и структура причин смерти в России сегодня примерно такие же, как и полвека назад. На Западе удалось оттеснить смертность от сердечно-сосудистых заболеваний к более поздним возрастам – у нас этого не произошло. То же самое и со смертностью от новообразований, и особенно от внешних причин".

    "...в демографии есть свои очень устойчивые тенденции. Поэтому с большой помпой принимаемые политические меры на самом деле на ситуацию зачастую никак не влияют. То же относится и к кризису.
    Возьмем, например, смертность. В последнее время почему-то часто возникает вопрос по поводу роли 1990-х годов в демографическом кризисе, в частности, в подъеме смертности. Я пытаюсь объяснять, что, с демографической точки зрения, это был не какой-то особый кризис, а, скорее, возврат на наезженную колею.
    Были улучшения при Горбачеве, за ними последовали ухудшения. Подъем смертности начала 1990-х годов был отчасти следствием ее снижения в 1980-е, когда антиалкогольная кампания и, возможно, другие позитивные подвижки тех лет сберегли жизни какой-то части людей, которые в противном случае умерли бы. Они выжили, но когда ситуация изменилась и антиалкогольная кампания сошла на нет, они вернулись на свою колею. И в начале 1990-х годов умерли и те, кто должен был умереть в силу возрастных причин, и те, кто – не будь антиалкогольной кампании – должен был умереть раньше, а умер теперь.
    Рост смертности начался еще при Горбачеве, в начале 90-х он ускорился, однако после 1994 года смертность уже не росла, а снижалась. Новый обвал случился в 1998 году, тогда кризис все-таки сыграл свою роль, рост смертности длился до 2003 года.
    Наверное, можно ожидать роста смертности и вследствие нынешнего кризиса – вырастет число смертей от так называемыми внешних причин, часто связанных с пьянством, возможно, от самоубийств. К тому же в кризис, конечно, особенно ощутимы будут недофинансирование и недореформирование здравоохранения – это две большие беды. Сейчас, как вы понимаете, у нас могут быть и военные потери. Даже если их не так много, в мирное время это заметно.
    Но все это объясняет колебания, отклонения в ту или иную сторону от застойной колеи, которая сложилась между 1964 и 1984 годами, в период «царствования» Брежнева и компании, а не саму эту колею. А она гораздо важнее этих колебаний".

    "Продолжительность жизни у нас с 2004 года повышается, но это в основном восстановительный рост: сначала мы упали в глубокую яму, потом очень долго из нее выбирались. И это выползание из ямы часто трактуется в позитивном смысле – «у нас сейчас самый длительный период роста продолжительности жизни». Это правда. Но это рост в основном до того уровня, который уже был в конце 1980-х годов и с которого мы скатились очень быстро. Почему же надо гордиться тем, что мы восстанавливали его так долго?
    Недавно – в 2009 году для женщин и в 2013-м для мужчин –- мы впервые все-таки превысили уровень 1965 и 1987 годов. Но и тут гордится особо нечем. Наши лучшие показатели конца 1980-х тогда (почти 30 лет назад) были низкими на фоне других стран, а с тех пор отставание значительно выросло. В середине 1960-х мы отставали по продолжительности жизни от других стран на 3-4 года, потом на 5-6, сейчас от некоторых стран – чуть ли не на 15 лет.
    Сейчас восстановительный рост закончился, и нужен прорыв. Готовы ли мы к нему? Повышение смертности в начале 2015 года может быть случайным колебанием, а может быть и тревожным звонком, предупреждающим о том, что успешный период закончился".

    "...в России происходило то, что европейские страны переживали несколько раньше, начиная с 1970-х годов. Еще в 1960-е годы на Западе произошла так называемая «контрацептивная революция», женщины получили возможность гораздо точнее и надежнее планировать «расписание» своей жизни. К тому времени уже утвердилась низкая смертность, особенно детская, и стало ясно, что можно рожать меньше детей, чем прежде, и делать это позже, достигая того же, что и прежде, числа выживающих детей. Вот молодые люди и стали по-иному прокладывать свой жизненный путь, используя время до рождения первого ребенка для получения образования, создания какой-то материальной базы для будущей семейной жизни или просто для того, чтобы пожить в свое удовольствие. Мы же, в силу общего застоя, долгое время жили по старинке. Но когда условия изменились, в частности, увеличилась доступность средств контрацепции, молодые россияне стали менять свой жизненный путь в том же направлении, что и остальные европейцы.
    При этом изменяется «расписание» появления детей, но совсем не обязательно их число. Для того, чтобы судить о числе рождений, часто пользуются так называемым суммарным коэффициентом рождаемости, не всегда понимая при этом его смысл. Он показывает, сколько в среднем детей родила бы одна женщина на протяжении всего репродуктивного периода (в возрасте от 15 до 49 лет) при сохранении в каждом возрасте уровня рождаемости того года, для которого вычислены возрастные коэффициенты. Но когда происходят описанные только что быстрые изменения возрастных коэффициентов, предположение о сохранении их неизменными теряет всякий смысл. Соответственно, перестает отражать действительность и суммарный коэффициент. Между тем, у нас он продолжает использоваться в качестве целевого показателя, эксперты, готовившие майские указы президента, посчитали нужным указать его на достаточно отдаленную перспективу с точностью до третьего знака. Это все равно, что предсказывать с точностью до половины градуса погоду на какой-то день 2020-го года.
    Более точный показатель – итоговое число рождений в расчете на 1 женщину реального поколения к концу ее жизни. По имеющимся оценкам, этот показатель довольно долго находился на уровне 1,6 рождения на женщину, сейчас несколько повысился. Было бы неплохо поднять итоговую рождаемость на 0,2-0,3 ребенка на 1 женщину – на большее никто пока и не рассчитывает. Но надо понимать, что и этого совершенно недостаточно даже для простого замещения поколений. Между тем, пропагандистская тональность в освещении проблем рождаемости сеет иллюзии скорого решения демографических проблем за счет ее роста. Вопрос серьезный, и здесь следовало бы избегать самообмана. Уровня рождаемости, необходимого для замещения поколений, нет ни в одной европейской стране".

    "Вопреки тому, что часто думают, в поведении женщин сегодня видно не стремление к чему-то новому и необычному (я уж не говорю об обвинении их в эгоизме, чуть ли не корысти), а интуитивное желание сохранить то, что было всегда. Как я сказал, всегда было примерно два ребенка, приходивших на смену двоим родителям, но это соотношение выдерживалось только в среднем. При высокой рождаемости былых времен у одних родителей выживали многие из родившихся, но были и такие, у кого не выживал никто. Об этом писал еще Ломоносов. Другое дело сейчас. Если ты родил двоих, то, скорее всего, двое и выживут, и придут тебе на смену, риск потери ребенка хоть и есть, но он очень невелик. А шансы не остаться без детей на старости лет при нынешних уровнях рождаемости и смертности, распределены более равномерно.
    Всегда были и бездетные, и малодетные и многодетные семьи, есть они и сейчас, и распределены примерно так же, как и в прошлом. Но причины сходства этих распределений разные. В прошлом регулятором была высокая смертность, которой люди не умели управлять, а теперь регулятор – сами семьи. Не вижу в этом ничего плохого.
    Шумное поле битвы вокруг рождаемости, на самом деле, не очень-то оправдано – нет ни самого поля, ни особой нужды в этой битве. Это, если можно так выразиться, «рабочий вопрос» для всех современных обществ. Наверное, какие-то органы, отвечающие за социальное развитие, должны и этот индикатор учитывать, в случае чего, пытаться его как-то корректировать, но делать из этого вселенскую проблему просто нет повода. Основная масса семей хочет иметь детей и имеет их.
    Сейчас много шума вокруг так называемых child-free, но это напоминает обеспокоенность некоторых авторов XVIII века большим числом монахов и монашенок. Об этом писали в Европе, да и у нас Ломоносов был озабочен тем, что от этого «приращению народа немалая отрасль пресекается» и полагал, что «надобно клобук запретить мужчинам до 50, а женщинам до 45 лет». Между тем, именно в XVIII веке в Европе впервые стал ощутим рост населения".

    "Наша ситуация со смертностью – свидетельство явной недомодернизации. Если говорить о рождаемости и семье, то в поведении людей, выстраивании ими своей жизни, ощущается стихийное стремление к модернизации, которое наталкивается на всякого рода консервативные пороги под соусом пропаганды «традиционных ценностей». Но я не думаю, что у этих ценностей большое будущее, поскольку та жизнь, которой они соответствовали, осталась в прошлом. А новое время требует и новых песен. Что же касается миграции, то огромный демографический взрыв в развивающихся странах и нарастающий поток их жителей в развитые страны – это, несомненно, источник архаизации мира в целом. Но здесь многое зависит от того, как пойдут дела.
    Возьмите, например, исламские страны. Осознание неблагоприятных последствий демографического взрыва подталкивает их к модернизации. Во многих из них рождаемость очень быстро снижается. Самый яркий пример – Иран, где быстрое снижение рождаемости было обеспечено благодаря политике планирования семьи, проводившейся властями исламской республики, а это, безусловно, важный элемент модернизации.
    Но всякая модернизация порождает в обществе внутренний культурный конфликт, активизирующий традиционалистские, антимодернистские силы, появляются защитники «чистоты ислама», радикальные исламисты и т.п. На этом этапе любые общества – и исламские общества не исключение – переживают болезненный разлом, столкновение модернизационных и контрмодернизационных настроений. Такие внутренние конфликты очень опасны, нередко оборачиваются внешними – агрессией, внешней экспансией или, напротив, изоляционизмом. В любом случае они способны вести к откату назад. Идеи такого отката могут разноситься мигрантами по всему миру и становиться источником архаизации даже и развитых стран".

    "Что сейчас будет с рождаемостью, зависит, разумеется, от общей обстановки. Люди же планируют покупку квартир, работу, зарплату, а если все оказывается под вопросом, то это может повлиять и на рождаемость. Можно ожидать ее снижения, связанного с текущей ситуацией. Но рождаемость чувствительна не только к конъюнктуре, в ней отражаются долговременные интересы людей. Итог репродуктивного поведения женщины подводится за всю жизнь. Если она в какие-то годы отложила рождение ребенка, то может потом наверстать. Конечно, если ситуация только ухудшается, наверстать уже не получится.
    Если же говорить о политике, то я сторонник социальной политики поддержки семей с детьми и считаю, что она должна быть продумана лучше, чем сейчас. А сколько рожать детей и в какие сроки, – в этом семьи разберутся сами".


    Анатолий Вишневский

    Источник.
     
    Последнее редактирование: 8 окт 2015
  4. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    "...когда мы однобоко продвигаем культ многодетности без всякого рассуждения, словно это неотъемлемая часть православного «Символа веры», то на выходе получаем не сознательно и свободно ставших многодетными, а вынужденно. «Романтизация» многодетности без объяснения того, что это – реальный ежедневный труд и подвиг, к которому надо подходить ответственно, с рассуждением – и не каждому это по силам – всё это плохая услуга молодожёнам. Не всякому быть монахом, не всякому – женатым, и не всякому – многодетным.
    Это ситуация, когда, став многодетными, у людей нет ни внутренних сил, ни материальных ресурсов, чтобы хотя бы просто детей обеспечить. Вся та романтическая пена, которая активно взбивается определенными кругами – «чем больше детей, тем легче жить!» – на самом деле далеко не всегда соответствует действительности.
    Понимаете, одно дело – это материальная сторона, а другое, что гораздо сложнее и важнее – это необходимость включенности родителей в жизнь детей, возможность и способность уделять достаточно внимания своим детям.
    Дети ведь хотят от родителей гораздо больше, чем мы думаем.
    Если ребенок воспитывается в семье (в нормальной, любящей, обеспеченной семье), где один-два ребенка, он получает гораздо больше внимания, чем ребенок, где в семье 5-6 и больше детей, и при этом нет ни нянек, ни гувернанток, ни домработниц – дефицит внимания неизбежен.
    Я уверен, что сегодня разговор о многодетности из высокого пафоса стоит переводить в плоскость более открытого и откровенного разговора о реальных сложностях, с которыми сталкиваются родители в многодетной семье.
    Да, это единственно правильно, что в семье должно быть много детей. Но нужно понимать и то, что это серьезный подвиг. И к этому подвигу люди должны быть готовы. Готовы – но не вынуждены. Они чётко должны понимать, на что идут. Если раньше человек вырастал в многодетной семье и имел опыт такого уклада жизни – то сегодня большинство родителей – из семей с одним, максимум двумя детьми, а то и вообще из неполной семьи.
    И если они не готовы, то делать заложниками многодетности как самих родителей, так и детей, – неправильно и нечестно.
    Любая добродетель, которая стала вынужденной, рискует превратиться из добродетели в настоящую беду.
    Если человек начинает жить на пределе сил и возможностей, если перестает воспринимать свою многодетность как благословение Божие, если начинает тяготиться этим, то возникает большой вопрос: а появится ли у детей, которые воспитаны в такой семье, хотя бы минимальное желание пойти по стопам своих родителей?… При том, что обязательная многодетность воспринимается именно как церковная неизбежность?"

    "Сейчас в обществе есть огромная проблема с пониманием своей идентичности. Я бы назвал это ощущением растерянности. Люди сейчас хотят не на словах, а в самой жизни почувствовать что-то другое. И когда мы говорим: вот, посмотрите на наши православные семьи, как у них всё хорошо, только потому, что они православные и многодетные… – это нечестно. Ведь на самом деле придут и посмотрят, и сделают свои выводы.
    Знаете, я смотрю на наши многодетные семьи, с которыми мне приходится работать, сталкиваться на приходе, а ведь среди них очень мало тех, на которых мне хотелось бы кого-то ориентировать. Они есть – но таких – единицы.
    Они исключения. Чаще приходится сталкиваться с тяжелыми во всех отношениях непростыми ситуациями, в которых объективный взгляд найдет очень много негатива и невнимательности друг к другу.
    Когда дети в таких семьях достигают относительно самостоятельного возраста, уверяю вас, они просто сбегают. Одни – пускаются во все тяжкие. Другие – хоть и живут с верой в Бога, но со значительной дистанцией от Церкви как института. В храм они, конечно же, не ходят. Поэтому я убежден, что сегодня мы имеем очень серьезные проблемы именно в содержательном плане: мы предлагаем людям многодетность как единственно эффективно работающую модель внутрисемейных отношений. И – ошибаемся. Многодетность – прекрасна, но не для всех.
    <...>
    Если между людьми были серьезные проблемы изначально, если они не смогли полюбить друг друга, раскрыться друг в друге, держаться друг друга без детей или с малым количеством детей, то при появлении «магического» седьмого ребенка, как у нас некоторые говорят – «происходит полное омоложение организма женщины на клеточном уровне» … – так вот, ничего этого не произойдет и чуда не случится!
    Я знаю семьи, которые распадались, имея троих, четверых, пятерых детей. При этом все эти семьи были глубокоправославными, а некоторые даже ультра церковными.
    Однако дети в таких семьях получались настоящими духовными инвалидами, которые никакого отношения к Церкви сегодня уже не имеют. Они вырастают, уходят – и всё! И то, что их еженедельно приносили к причастию, что годами они сидели в воскресных школах – все это не работает. Или, в лучшем случае, эффективность минимальная.
    Потому что механически в жизни личности ничего не работает. Работает только тогда, когда человека касается искренняя заинтересованность и любовь другого. Когда он приходит и отогревается, когда видит, что его любят не на словах, а на самом деле".

    "...нет никаких рецептов, кроме одного универсального: когда человек учится любить, это всегда больно.
    Это больно, потому что нужно всегда переступать через свою самость; нужно учиться находить основания, чтобы где-то собой поступаться.
    И когда этот процесс начинает происходить в человеке, в родителе, дети его не могут не любить.
    А все эти побудительные вещи с приставкой «надо», надо любить и так далее, они немного лукавые.
    Ведь Христос никогда не говорил нам, что «надо любить». Он говорил «любите друг друга!» А это вовсе не «обязаны любить». Он говорил в значении перспективы, по направлению к которой нужно двигаться. Любить – это не требование. Хорошая же это любовь, когда она – требование! Любовь – это условие жизни, а не требование, понимаете?
    И если у нас нет этого понимания, если у нас во всем звучит «надо», то получается «нетеплая» любовь, вымученная.
    Нередко это происходит потому, что многое делается «от ума». Вот мы услышали правильные слова, изучили правильные схемы из достоверных и благословлённых источников – и во все эти вещи начали пытаться правильно вписаться. В итоге –получаем жизнь «в образе». Который в итоге «съедает» своего носителя.
    <...> Классическая схема, когда молодые православные супруги с каждым новым ребёнком начинают отчуждаться друг от друга. Всё брошено в котёл обеспечения многодетности. Друг для друга нет ни времени, ни сил, да и желания тоже нет. Вместо «вживания» друг в друга, узнавания друг друга, выстраивания отношений друг с другом, заработала, с позволения сказать, «фабрика по производству детей» и их дальнейшему обеспечению – ибо только это может быть оправданием близости как «узаконенного блуда» для тех, кто не может жить воздержно. Но если бы они загодя, ещё до порога супружества, честно признались друг другу, что главная задача мужа будет оплодотворять жену и финансово обеспечивать неуклонно растущую семью, а жены – регулярно рожать и воспитывать, отрабатывая в одном лице функции домработницы, повара, гувернантки и водителя, и это – 99% от содержания их супружеской жизни – не уверен, что они захотели бы вступать в брак с такой перспективой".

    "Одна из доминирующих установок в нашей среде – оправдание супружеской близости только в зачатии ребёнка. На брак многие хотят смотреть именно так: но давайте будем в этом вопросе последовательны. Если единственная цель близости – деторождение, и всё – тогда единственно допустимое время для этого – время овуляции, которое надо тщательно высчитывать, дабы не «промахнуться». Всё же остальное – скажем честно! – грех! Но и это еще не конец истории: если просто подсчитать, сколько в среднем должно быть детей в такой «правильной» семье, то их будет не 3-4, и даже не 5-7, а куда более десятка. Простая арифметика: даже если женщина вышла замуж в 25-27, то период её фертильности – около 30 лет. Даже если она рожает 1 раз в 3 года – а в реальности куда чаще это происходит – то это уже – 10 детей! Возникает вполне логичный вопрос: а что же происходит с семьями, которые «останавливаются» на 3 или 5 ребёнке – когда «производственный процесс», казалось бы, филигранно отлажен? Неужели супруги перестают вообще разделять одно ложе и берут на себя подвиг «монашества в миру»? Очень сомневаюсь! Просто после n-го по счёту ребёнка семья очевидным образом оказывается вынуждена разорвать навязанный шаблон «от ума» – либо прекратить своё существование.
    Нельзя смотреть на близость супругов, словно на биологический препарат под микроскопом. Это – тайна двоих, и только: это продолжение стремления их как личностей к глубинному душевному и телесному единству, это «одна плоть», без поглощения, без уничтожения одного другим. И зачатие ребёнка – естественное, но не безусловное следствие этой близости. Зачатием не исчерпывается смысл и полнота происходящего между любящими друг друга супругами. Отец Валентин Свенцицкий подметил очень важную деталь: «Половое чувство в своём высшем напряжении стремится к созданию «единой индивидуальности». Дети есть результат недостигнутой внутренней задачи в любви. Природа даёт возможность передать эту задачу последующему поколению».
    Настоящая любовь «из воздуха» не берётся. Это определенное умение, которое в нашем постсоветском обществе тотально атрофировано. И я думаю, что от каждого из нас зависит, в какой мере умение любить и хотя бы не травмировать друг друга мы сможем возродить в нашем обществе. А ведь дети неизбежно копируют модели отношений в семье, и потом транслируют их уже в собственных семьях – либо, осознав, пытаются их мучительно преодолеть".

    "...мне приходилось общаться с людьми, которые родились еще в десятых-двадцатых годах XX века в крестьянских семьях, и у меня было острое ощущение их хронической недолюбленности. Да, это были взрослые, которые составили свои семьи, имели детей, внуков, но они так и остались ощетинившимися волчками, которым всю жизнь нужно было выживать и бороться за свое место под солнцем. Для государства, для работы, для карьеры – это может быть и неплохо. Но то, что в своих семьях они не знали любви, не имели навыка любви – это факт. Поэтому я бы не стал идеализировать те семьи и то прошлое".

    "Во всем этом лежит глубиннейшая компенсация той проблемы, в которой человек оказывается по причине того, что стал многодетным. Но это же ненормально. Такие люди – заложники. Нельзя на многодетность смотреть, как на некую «печать православности». Это не печать – а призвание, и тот, кто решается его исполнить – молодец и подвижник; таких надо всячески поддерживать и государству, и приходу. Поддерживать – но не вынуждать, когда они к этому не готовы, тем более, когда их отношения друг с другом и так висят на волоске.
    Я понимаю, что я не в тренде со своими рассуждениями.
    Но у меня четкое ощущение того, что многодетность – совершенно не универсальный рецепт спасения. Я убежден и настаиваю на том, что в браке первичны отношения между мужем и женой, между супругами. И хорошо, когда большое количество детей эти отношения укрепляют, переводят на более серьезный и глубокий уровень.
    Но чаще выходит так, что муж с женой становятся машинами по обслуживанию детей.
    И когда дети «разлетаются», супруги смотрят друг на друга опустошенными глазами, часто не понимая – а что это за кошмар у них тут был? И что за кошмар им еще предстоит, потому что они не знают, что делать друг с другом, ведь кроме детей в их жизни нет и ничего не было. За минувшие двадцать – тридцать лет может они и научились успешно «функционировать» друг с другом, но в глубинном постижении друг друга так и не продвинулись.
    Я убежден, что нельзя смотреть на семью как на чадородную машину.
    Значимость отношений между супругами в семье гораздо выше и глубже, она выходит за пределы чадородия. Семья – это не время, которое мы проводим, дожидаясь старости. Это не правильно и не нормально, если в семье у супругов нет возможности полноценно общаться друг с другом, нет возможности погружаться в тайну другой души, учиться уважать свободу другого, его (или её) несводимость к «заранее определённым рамкам».
    Никакое количество детей не может быть оправданием невозможности реального и глубокого соединения душ этих людей. Потому что выходит, что любовь между людьми послужила лишь толчком к зачатию – и на этом вся ее энергия истощилась и закончилась. А дальше пошла работать машина по обслуживанию тех, кто родился. Но эта машина однажды неизбежно остановится – и что дальше? Навязывать себя в качестве бабушек и дедушек?
    Главный смысл, миссия семьи, вложенная в неё Богом, состоит в том, что семья – это пространство предельной концентрации любви в мире. Если ребенок всеми клетками своего организма этой любви не ощущает, если видит, что родители загружены какими-то навязанными извне установками и делаются заложниками этих шаблонов, при этом у самих глаза потухшие, жизни нет, нет никакой радости, даже с утра, мне кажется, что-то неправильно в нашей консерватории: ноты-то безупречные, да только со слухом у исполнителей – проблемы…"

    Павел Великанов, протоиерей. Из интервью

    Источник.
     
  5. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    [​IMG]

    Большинство читателей как-нибудь сталкивалось в сети с этим человеческим материалом. Самое драматичное - как раз то, что это размножается.
    То есть, будь у их детей самая благоприятная ситуация в жизни, выше "своего потолка" - интеллектуального наследства мамаш - им "не прыгнуть". И эти мамаши, "яжематери", как теперь их называют, вряд ли способны воспитать пусть не особо умного, но порядочного человека.
    Скрою то, ради чего написала это, в "спойлерный" прицеп. Итак, говорят и показывают мамочки.


    Что ещё сказать?
    За державу обидно.
     
  6. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    "...феминизация женщин и маскулинизация мужчин уже потихонечку происходит. Вообще-то мне это нравится, потому что, конечно, современный мир помешан на сексе, и секс забирает у человечества безумное количество энергии. И вот, если ее будет тратиться немного поменьше, то эта энергия, может быть, уйдет на что-то более полезное. Потому что сегодня не нужно очень большое воспроизводство, И, надо сказать, цивилизованные страны действительно показывают уменьшение рождаемости. Цивилизация на земле сегодня не одна, как минимум две, а, может быть, и три, скажем, но не одна — смотря как считать.
    И, кроме того, есть еще один интересный параметр. Дело в том, что, чем выше уровень образования, тем меньше детей. Это серьезная матстатистика. IQ — всем известная величина, но сейчас ввели они новый параметр — длительность обучения. У человека, закончившего десятилетку, есть 10 лет образования, с институтом — 15, с аспирантурой — 18. И это каким-то образом связано с IQ. Так вот, дети этих самых образованных людей не мотивированы к учебе, они меньше учатся, и сегодняшняя статистика уже это показывает, им не так хочется быть профессорами, как их родителям, а хочется им чем-то другим заниматься — это очень интересно. И статистически вроде бы это обосновано каким-то образом.
    Это еще полбеды, мы все еще находимся в зоне стихийной эволюции, потому что, кроме всего прочего, мы сейчас вошли в зону, когда генная инженерия уже начинает работать и будет работать дальше со страшной силой и, таким образом, эволюция будет приобретать направленный характер. Собственно говоря, это уже происходит. Происходит отчасти несознательно. Но, скажем, когда крестьяне рожали по 11 детей, и из них шесть умирали, то умирали более слабые. Сегодня медицина научилась лечить очень большое количество болезней, не говоря уже об аспирине и антибиотиках. И теперь слабенькие дети, слабенькие люди тоже выживают, поэтому не надо рожать 11 детей, достаточно родить двоих, чтобы воспроизвести наличное человечество.
    Ну, мне не хочется касаться Мальтуса — это довольно страшная тема, но все-таки совсем ее сбросить со счетов нельзя — нас слишком много. Есть такие расчеты, что 10 млрд — это предел возможности Земли прокормить и приютить человечество. Может быть, это не так, потому что те, кто сейчас считают, наверное, не просчитывают самого технического прогресса, который, может быть, замечательным образом начнет производить из водорослей или чего-нибудь еще вполне замечательные съедобные таблетки. Вообще-то я уже много вам наговорила неприятных вещей. Пожалуй, мне осталось вам сказать последнюю неприятную. Она очень интересная, и как раз я ее не придумала. Вообще, в том, что я говорю, почти нет ничего такого, чтобы я бы придумала. Я, скорее, просмотрела происходящее.
    Неприятная вещь заключается в том, что эта самая генная инженерия дает возможность гибридизации — отчасти приятной, отчасти неприятной. Буквально две недели тому назад, по-моему, даже как раз в Англии вырастили гибрид человека и свиньи. Вырастили его не сильно, немножко его подрастили, он получился, двинулся, и его в какой-то момент закрыли. В общем, довольно страшно об этом думать, иногда это бывает очень нужно. Стволовые клетки, которые сейчас научились выращивать, бывают исключительно полезными для лечения многих болезней. Вот все, что я говорю, это все вчерашнего дня вещи. Один из моих покойных учителей, один из прекраснейших людей, которых мне показали в жизни, был Владимир Павлович Эфроимсон. Он занимался генетикой человека, был он совершенно незаурядным — и ученым, и личностью.
    <...>
    В конце 80-х годов Владимир Павлович Эфроимсон написал статью. Она была ненаучная, хотя он и ученый человек. Она была опубликована в журнале «Новый мир». Сейчас я не припомню точное название, но в ней говорилось о гене альтруизма. Он говорил о том, что существует ген альтруизма. Ученые, конечно, просто надорвали животики. С генетиками тогда было не очень хорошо. <...>
    И вот Владимир Павлович написал статью о гене альтруизма. Все его подняли на смех. Буквально в этом году я прочитала чрезвычайно интересную статью о ящерицах. Она называется «Синдром зеленой бороды». Оказывается, есть такие популяции ящериц, в которых присутствует некоторое количество альтруистов. Они очень редко оставляют потомство, но в сложных ситуациях, когда популяции приходится плохо, они помогают воспроизводству потомства лучшими самцами. То есть лучшим самцам — наиболее мощным, наиболее здоровым — они, отступая сами, предоставляют право спариваться.
    Это безумно смешно, просто восхитительно. Это тот самый ген альтруизма, который иногда выскакивает в популяциях для выживания. И вдруг возникают существа, особи, которые готовы пожертвовать своей возможностью к репродукции, для того чтобы обеспечить качественную репродукцию в популяции. Это буквально последняя статья, которую я прочитала. На самом деле у этих особей синее пятнышко на шее, но почему-то они называются «зеленая борода». Я ужасно порадовалась, когда ее прочитала, потому что оказывается, что прошло больше 50 лет с тех пор, как Эфроимсон высказал эту невероятную, сказочно неправдоподобную идею, и вот сегодня показали, что да, это существует. Может быть, этим новым шибболетом и будет нравственный закон, который опирается на этот самый ген альтруизма. Я не знаю, что на что опирается, — ген альтруизма на нравственные законы или нравственные законы на него. Но во всяком случае природа предлагает нам такие странные примеры, которые мне очень нравятся и внушают надежду на то, что мы не все погибнем, и после нас останется прекрасное человечество".

    Людмила Улицкая
     
  7. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    "Пищи в мире хватит всем – мы детально обсуждали этот вопрос в «Римском клубе», сравнивая пищевые ресурсы Индии и Аргентины. Аргентина по площади на треть меньше Индии, но в Индии в сорок раз больше населения. С другой стороны, Аргентина производит столько продуктов питания, что может прокормить весь мир, а не только Индию, если напряжется как следует. Дело не в недостатке ресурсов, а в их распределении.
    Кто-то, кажется, шутил, что при социализме в Сахаре будет дефицит песка; это вопрос не количества песка, а его распределения. Неравенство отдельных людей и народов существовало всегда, но по мере ускорения процессов роста неравенство возрастает: уравновешивающие процессы просто не успевают сработать. Это серьезная проблема для современной экономики, но история учит, что в прошлом человечество решало подобные проблемы – неравномерности выравнивались таким образом, чтобы в масштабах человечества общий закон развития оставался неизменным.
    Гиперболический закон роста человечества на протяжении истории демонстрировал удивительную стабильность. В средневековой Европе эпидемии чумы уносили в некоторых странах до трех четвертей населения. На кривой роста в этих местах действительно наблюдаются провалы, но уже через столетие численность выходит на прежнюю динамику, как будто ничего и не произошло.
    Самое большое потрясение, испытанное человечеством, – Первая и Вторая мировые войны. Если сравнить реальные данные демографии с тем, что предсказывает модель, окажется, что общие потери человечества от двух войн составляют порядка двухсот пятидесяти миллионов – втрое больше любых оценок историков.
    Население Земли отклонилось от равновесного значения на восемь процентов. Но потом кривая за несколько десятков лет устойчиво выходит на прежнюю траекторию. «Глобальный родитель» оказался устойчивым, несмотря на страшную катастрофу, затронувшую большинство стран мир".

    "Когда я был мальчишкой, меня учили в школе, что на Земле живет два миллиарда человек. Сейчас – семь миллиардов. Такой рост мы пережили на протяжении жизни одного поколения.
    Мы можем примерно сказать, сколько народу жило во времена рождения Христа – порядка ста миллионов. Палеоантропологи оценивают популяцию людей палеолита примерно в сто тысяч – ровно столько, сколько нам и полагается в соответствии с массой тела. Но с тех пор начался рост: сначала едва заметный, потом все быстрее, в наши дни взрывной. Никогда прежде человечество не росло так стремительно.
    Еще до войны шотландский демограф Пол Маккендрик предложил формулу роста человечества. И рост этот оказался не экспоненциальным, а гиперболическим – очень медленным в начале и быстро ускоряющимся в конце.
    Согласно его формуле, в 2030 году численность человечества должна стремиться к бесконечности, но это явная нелепость: люди биологически не способны нарожать за конечное время бесконечное число детей. Гораздо важнее, что такая формула отлично описывает рост человечества в прошлом. А это значит, что скорость роста всегда была пропорциональна не числу живущих на земле людей, а квадрату этого числа.
    Физики и химики знают, что означает такая зависимость: это «реакция второго порядка», где скорость процесса зависит не от числа участников, а от числа взаимодействий между ними. Когда что-то пропорционально «эн-квадрат», это коллективное явление".

    "Историческая периодизация следует не астрономическому времени, текущему равномерно и независимо от человеческой истории, а собственному времени системы. Собственное же время следует той же зависимости, что и потребление энергии или прирост населения: оно течет тем быстрее, чем выше сложность нашей системы, то есть чем больше людей живет на Земле.
    Когда я начинал эту работу, то не предполагал, что из моей модели логически следует периодизация истории от палеолита до наших дней. Если считать, что история измеряется не оборотами Земли вокруг Солнца, а прожитыми человеческими жизнями, укорачивающиеся исторические периоды мгновенно получают объяснение.
    Палеолит длился миллион лет, но численность наших предков составляла тогда всего около ста тысяч – получается, что общее число живших в палеолите людей составляет около десяти миллиардов. Ровно такое же число людей прошло по земле и за тысячу лет средневековья (численность человечества – несколько сотен миллионов), и за сто двадцать пять лет новейшей истории.
    Таким образом, наша демографическая модель нарезает всю историю человечества на одинаковые (не по длительности, а по содержательности) куски, на протяжении каждого из которых жило около десяти миллиардов человек. Самое удивительное, что именно такая периодизация существовала в истории и палеонтологии задолго до появления глобальных демографических моделей. Все же гуманитариям, при всех их проблемах с математикой, нельзя отказать в интуиции.
    Сейчас десять миллиардов людей проходят по земле всего за полстолетия. Это значит, что «историческая эпоха» сжалась до одного поколения".

    "Согласно формуле, сегодня нас должно быть около десяти миллиардов. А нас всего семь: три миллиарда – это немалая разница, которую можно измерить и истолковать. На наших глазах происходит демографический переход – перелом от безудержного роста населения к какому-то другому способу прогресса.
    Многим почему-то нравится видеть в этом признаки надвигающейся катастрофы. Но катастрофа тут скорее в умах людей, чем в действительности. Физик назвал бы происходящее фазовым переходом: вы ставите кастрюлю с водой на огонь, и долгое время ничего не происходит, лишь поднимаются одинокие пузыри. А потом вдруг все вскипает. Вот так и человечество: медленно идет накопление внутренней энергии, а потом все приобретает новый вид.
    Хороший образ – сплав леса по горным рекам. Многие реки у нас мелководные, поэтому поступают так: строят небольшую плотину, накапливают определенное количество бревен, а потом внезапно открывают шлюзы. И по реке бежит волна, которая несет на себе стволы – она бежит быстрее, чем течение самой реки. Самое страшное место здесь – это сам переход, где дым коромыслом, где плавное течение вверху и внизу разделено участком хаотического движения. Это и есть то, что происходит сейчас.
    Примерно в 1995 году человечество прошло через максимум скорости роста, когда нарождалось восемьдесят миллионов человек в год. С тех пор рост успел заметно уменьшиться. Демографический переход – это переход от режима роста к стабилизации населения на уровне не более десяти миллиардов. Прогресс, естественно, будет продолжаться, но пойдет в другом темпе и на другом уровне.
    Я думаю, что многие беды, которые мы переживаем, – и финансовый кризис, и моральный кризис, и неустроенность жизни – это стрессовое, неравновесное состояние, связанное с внезапностью наступления этого переходного периода. В каком-то смысле мы попали в самое пекло. Мы привыкли, что неудержимый рост – это наш закон жизни. Наша мораль, общественные установления, ценности были приспособлены к тому режиму развития, который был неизменен на протяжении истории, а сейчас меняется.
    Причем меняется очень быстро. И статистические данные, и математическая модель указывают, что ширина перехода составляет меньше ста лет. Это при том, что он происходит неодновременно в разных странах. Когда Освальд Шпенглер писал о «Закате Европы», он, возможно, имел в виду первые признаки процесса: само понятие «демографического перехода» было впервые сформулировано демографом Ландри на примере Франции.
    Но сейчас процесс затрагивает уже и менее развитые страны: практически остановился прирост населения России, стабилизируется население Китая. Возможно, прообразы будущего мира следует искать в регионах, которые первыми вошли в область перехода, – например, в Скандинавии.
    Любопытно, что в ходе «демографического перехода» отстающие страны быстро догоняют тех, кто встал на этот путь раньше. У пионеров – Франции и Швеции – процесс стабилизации населения занял полтора столетия, а пик пришелся на рубеж XIX и XX веков.
    А например, в Коста-Рике или Шри-Ланке, прошедших пик скорости роста в восьмидесятых, весь переход занимает несколько десятилетий. Чем позднее страна вступает в фазу стабилизации, тем острее она проходит. Россия в этом смысле тяготеет скорее к странам Европы – пик скорости прироста у нас остался позади еще в тридцатых, – а потому может рассчитывать на более мягкий сценарий перехода".

    "История – как погода. У природы нет плохой погоды. Мы живем при таких-то обстоятельствах, и надо принимать и понимать эти обстоятельства. Мне кажется, что шаг к пониманию достигнут.
    Не знаю, как будут развиваться эти представления у следующих поколений; это их проблемы. Я сделал то, что сделал: показал, как мы подошли к точке перехода, и указал его траекторию. Не могу пообещать вам, что самое страшное уже позади. Но «страшное» – понятие субъективное".

    Сергей Капица

    Источник.
     
  8. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    "— В двух ваших последних романах есть как минимум по одному персонажу, всерьез интересующемуся птицами: в «Свободе» — Уолтер, в «Безгрешности» — Том, да и на свой манер Пип. Любому, кто читал ваши эссе, очевидно, что это — следствие вашей собственной увлеченности. Вы изучаете птиц, наблюдаете за ними, активно участвуете в сохранении исчезающих видов. Откуда у вас этот интерес? Почему именно птицы?

    — По-настоящему я увлекся птицами лет пятнадцать назад, вскоре после того, как умерла моя мать. Полагаю, также это связано с моментом, когда я осознал, что у меня не будет детей; у каждого из нас есть запас нерастраченной любви, которую необходимо отдавать. Я вышел из вполне традиционной семьи, где люди женятся, рожают детей, вкладывают в них всю свою заботу. Я понял, что мне тоже нужна точка приложения моей любви, моей заботы, моего времени… Да, сыграла роль потеря родителей, а также признание того факта, что детей у меня не будет никогда. То есть подлинная причина, если угодно, лежит где-то в подсознании. Теперь я провожу много времени, наблюдая за птицами или просто находясь среди них. Потому что я их люблю. Потому что они прекрасны. Мне кажется, на Земле за все время произошло два по-настоящему невероятных события: возникновение динозавров и возникновение homo sapiens. Некоторые динозавры впоследствии стали птицами — теплокровными животными, умеющими летать. Они поют и строят гнезда, они проходят невероятные миграции. Самые удивительные существа на планете — это люди и птицы.

    — Сейчас, возможно, будет очень личный вопрос, но вы только что дважды сами об этом упомянули. Не иметь детей — это прямо осознанное решение было?

    — Вопрос отчасти личный, поэтому отвечу двумя цитатами. Первая — из моей автобиографической книги «Зона дискомфорта»: «Лишь после того, как мне исполнилось сорок четыре — столько было моему отцу, когда я родился, — я стал задаваться вопросом: почему, столь страстно желая иметь детей, я связал жизнь с женщиной, чье безразличие к подобной перспективе было очевидно с самого начала? Значило ли это, что я хотел детей исключительно от нее, потому что любил ее? В любом случае было очевидно, что это мое желание стало просто невыносимым, но я не Генрих VIII. И не то чтобы я находил саму по себе фертильность хоть сколько-нибудь привлекательным человеческим качеством или прочной основой для дальнейшего совместного существования». И еще одна цитата — из недавнего эссе для The New Yorker: «Правда в том, что самый действенный поступок, на какой вообще способен человек не только в борьбе с климатическими изменениями, но и для сохранения биологического разнообразия, — это не заводить детей». Последнюю цитату можно рассматривать как логическое продолжение предыдущей: хоть я и решил не заводить детей по личным причинам, меня греет мысль, что мой поступок хорошо скажется на окружающей среде".

    Джонатан Франзен
     
  9. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    А ведь Клява, если кто-то не понял, не говорит о каком-то демографическом всплеске. Трагично в этой ситуации именно то, что рождаемость падает по абсолютно объективным причинам среди мыслящих людей, а "треска" жизнерадостно размножается. Если осознать статистику, которую я привожу ниже, зрелище стаек молодых мамаш с колясками, щебечущих на сплошном мате про своих мужей, свекровей и соседей, должно ввергать в ужас. Это они и их дети наследуют эти земли.
    Но никакая самая высокая гражданская ответственность не может заставить разумную женщину рожать в нынешней ситуации, если женщина по другим разумным мотивам отказывается от детей. Не стоит ждать, что, проникнувшись демографической ситуацией, лучшие молодые и не очень молодые женщины ринутся заводить детей, жертвуя всем, лишь бы разбавить тот генетический мусор, который воспроизводится сейчас, своими прекрасными, здоровыми, умными детишками.
    Происходящее объективно по всем параметрам.

    "В России после трех лет пусть и небольшого, но прироста численности населения, имевшего место в 2013, 2014, 2015 годах, вновь началось его сокращение. Причем, если в 2016 оно, по данным Росстата, составило немногим более двух тысяч человек, то, судя по тому, что происходит с рождаемостью в 2017 году, по его итогам убыль населения в РФ вероятно превысит отметку в сто тысяч человек. То есть, увеличится даже не в разы, а на два порядка. <...>
    Нужно отметить, что тенденция к сокращению рождаемости наметилась еще раньше. В 2016 году в стране на свет появилось почти на 52 тыс. детей меньше, чем в 2015-м.
    Данные за девять месяцев 2017 года еще более удручающие. За это время в РФ родилось на 163,6 тыс. детей меньше, чем за аналогичный период 2016-го. При этом естественная убыль населения (разница между числом умерших и родившихся) за январь—сентябрь текущего года составила 106176 человек. Для сравнения: в 2016 году за такой же отрезок времени статистика показывала прирост населения в 18143 человека. Таким образом, нужно говорить о том, что всего за год в России произошел настоящий демографический обвал.
    Причем важно то, что случился он на фоне сокращения смертности в России. Если верить официальной статистике, за девять месяцев 2017 года в стране умерло на 39 тысяч человек меньше, чем за аналогичный период 2016-го. Таким образом, удручающие цифры убыли населения получились исключительно за счет стремительного снижения рождаемости.
    Что же происходит в демографии России в последнее время? В чем причины вновь начавшейся убыли ее населения? Почему так сильно упала рождаемость и что должно сделать государство, чтобы она начала расти? <...> ...демографические показатели являются наиболее точным индикатором состояния общества. Более точным, чем, скажем, уровень доходов или показатель ВВП на душу населения, поскольку последние аналогичны пресловутой средней температуре по больнице — складываются состояния миллиардеров и уборщиц, и получается «более-менее ничего».
    Демографическая ситуация в России в данный момент наглядно демонстрирует, что в дискуссии на тему, кто победит, «холодильник или телевизор», которую на протяжении последних трех лет вели ряд экспертов, можно поставить точку. Резкое ухудшение экономического положения россиян, произошедшее по причине обвала мировых нефтяных цен в 2014—2015 годах, стало одной из главных причин возобновившейся убыли населения России.
    Заведующий Лабораторией мониторинга рисков социально-политической дестабилизации НИУ ВШЭ Андрей Коротаев отметил, что текущий экономический кризис в России «проходит на фоне отсутствия каких бы то ни было мер поддержки рождаемости». По его мнению, «странно если бы этого не было», поскольку «кризис — это мощный фактор снижения рождаемости». Он отметил, что похожая ситуация была и в демографии США во время Великой депрессии конца 20-х — начала 30-х годов XX века.
    <...> ...сокращение смертности, имеющее место сейчас в России, которое кто-то воспринимает здесь как само собой разумеющееся, вновь может превратиться в ее рост. Это тем более вероятно, считает он, что по смертности мужчин работоспособного возраста Россия давно обгоняет не только все европейские, северо- и южноамериканские страны, но обходит даже Сирию, в которой уже несколько лет идет кровопролитная гражданская война.
    <...> ...сегодня практически весь обвал рождаемости в России приходится на село. <...> ...как раз на селе и в малых городах РФ зачастую вообще нет дошкольных детских учреждений. Другой причиной, по которой российское село проваливается в демографическую яму, по его словам, является бедность.
    <...>
    Руководитель Центра экономических и политических реформ Николай Миронов считает, что сама концепция «сбережения народа», высказанная в свое время писателем Александром Солженицыным, не вполне верна.
    «Народ — это не вклад в банке, который надо сберегать. Пока власть, элита, относятся к народу, как к продукту сбережения или потребления, ничего серьезного не получится», — считает он. Проблема, говорит Миронов, в том, что власть относится к народу, как к предмету извлечения ренты.
    В качестве примера он напомнил о введенном налоге на дальнобойщиков (системе «Платон»). «Никакого отношения к сбережению народа это не имеет», — говорит эксперт.
    Отношение к народу, как к источнику ренты — это и искусственно заниженные зарплаты, и коммерциализируемое здравоохранение, отмечает специалист. «На этом фоне странно говорить о том, что государство стремится к обеспечению высокой рождаемости и сохранению народа», — считает Миронов. По его мнению, низкий уровень жизни является одним из основных сдерживающих факторов роста численности населения страны.
    Сергей Рыбальченко в свою очередь сказал, что «мы тратим очень мало на семейную демографическую политику. Детский бюджет у нас находится на уровне 0,5-0,6% ВВП, в то время, как в европейских странах с хорошей демографической ситуацией тратится от 4% до 5% ВВП».
    В свою очередь, Андрей Коротаев обратил внимание на пример Кубы, которая будучи гораздо более бедной страной и не имеющей такого количества полезных ископаемых, как Россия, тратит на свое здравоохранение свыше 10% ВВП и довела среднюю продолжительность жизни до 80 лет, в то время, как в РФ она сегодня составляет всего 72 года".


    Источник.
     
  10. TopicStarter Overlay
    Мила

    Мила Автор

    Сообщения:
    14.635
    Симпатии:
    2.603
    Пуританство не оздоровляет сексуальную культуру общества, а табуирует сексуальность. Где пуританство там и ханжество, и тайный разврат, они всегда рядом. А значит, вновь наступают времена дикой народной контрацепции, криминальных абортов, "стыдных" областей здоровья, "стыдных" болезней, тайного насилия и шантажа, тотальной потери взаимного доверия мужчин и женщин, родителей и детей и массового разрушения женского здоровья. Это тоже всегда идёт с названными выше пороками в связке.
    Дурные же времена наступают.

    "Христианский мир всегда был пуританским.
    Хотя есть и в христианстве некая двусмысленность относительно земной любви (так же как и относительно земной власти). Брак — это таинство, а постриг — не таинство. То есть вступление в сексуальный контакт начинается с таинства и освещено благодатью. А отказ от сексуальной жизни — нет. Но, несмотря на эту загадку, секс — это в принципе что-то не очень хорошее. Секс нужен только для продолжения рода.
    Конечно, микросексуальные миниреволюции были и намного раньше XX века, но в основном они ограничивались сферой знати и богемы. Чувственность временами отвоевывала свою территорию. «Я не больна: Я... знаешь, няня... влюблена». «Дитя моё, Господь с тобою...»
    Когда в среде петербургской знати XVIII века прижился поверхностный европеизм, уже тогда стало модно (а, значит, обязательно к исполнению) иметь любовника. Остались любопытные мемуары Анны Лопухиной, которая рассказала, как ее муж, известный химик Карабышев, на её упреки о любовнице, отвечал: «Заведи и себе любовника». Она жила в провинции, по монастырям, и ей был странен этот «европейский быт». «Глупая, я тебя люблю, а любовница мне нужна для натурального удовольствия», — объяснил супруг. Но за исключением развратной знати и некоторых эксцентриков мир был очень пуританским.
    А вот на рубеже XIX и XX веков — началось... Неудовлетворенность царапалась, билась о стены, требовала выхода. Началась революция, и родился Фрейд, который подытожил ситуацию так: подавление сексуальности рождает неврозы. А разгул сексуальности — упадок культуры (напророчил Фрейд на будущее).
    Дальше пришла сексуальная революция, в авангарде которой стояли США. И все, наконец, окончательно освободилось. Hey! Teachers! Leave them kids alone!
    И вот сегодня мы вдруг наблюдаем явную сексуальную контреволюцию, заметное движение к новому пуританству, которое отличается от прежнего тем, что не оберегает сексуальный контакт, а уничтожает его.
    Тогда вопрос, а где мы на этой пуританской карте мира? С одной стороны, новые пуритане и лицемеры (они же тайные развратники) у нас — в изобилии. И вот уже министерство образования из лекции про ВИЧ вычеркивает слово «презервативы» как неприличное. А перечислять фамилии наших путан-пуритан я не стану, потому что они неблагозвучны и нарушат ритм моей колонки.
    С другой стороны, мой английский коллега задал мне вопрос: а почему, говорит, русские женщины одеваются как проститутки? Вопрос остался без ответа... Я, действительно, вижу даже верующих девушек, которые ходят в церковь, молятся и при этом одеваются так развратно — только и исключительно для того, чтобы привлечь таким странным образом будущего мужа и быть ему верной.
    Да, в простой среде мужчину принято привлекать прямыми методами: максимально раздеться. А чё нет? Скажете, не работает? Работает!
    Стиль одежды русских женщин внятно говорит: харрасни меня! У нас тут другая крайность. Но почему-то этот наш призыв «съешь меня!» — совсем не утешает и вовсе не кажется достойным ответом ихним чемберленам.

    P.S. (Голосом Анатолия Папанова из «Бриллиантовой руки»): Спокойно, Кеша, вымрем усе. Мы от СПИДа («презервативы» запретят), они — от страха харрасмента (коленки запретили)".


    Юлия Меламед
     

Поделиться этой страницей