1. TopicStarter Overlay
    Яник

    Яник Вечевик

    Сообщения:
    4.277
    Симпатии:
    888
    Хотел в Мифическую географию поместить, но испугался (

    Санкт-Петербург, Река Мойка, убийства, расчлененка.

    Есть в Санкт-Петербурге заколдованные и страшные места.
    Особый ужас внушает пространство между каналом Грибоедова и Мойкой.
    Все резонансные убийства за последние двести с лишним лет в Санкт-Петербурге произошли в этом регионе.
    Речь идет именно об убийствах конкретного человека, а не о государственном терроре, казнях по приговору.
    Пространство это практически вытянутый с Северо-Востока на Юго-Запад остров, омываемый рекой Мойкой, каналом Грибоедова и Крюковым каналом.
    Открывается список убийством императора Павла Петровича 12 марта (ст.ст.) 1801 года. Если кто-то думает, что Михайловский замок стоит на Фонтанке, то это не совсем так. Окна опочивальни Павла, где его тюкнули табакеркой, выходят как раз на Мойку, самое ее начало.
    [​IMG]


    Зимой 1837 года через несколько дней после дуэли на Мойке 12 скончался Пушкин. Сама дуэль произошла на Черной речке, но мы позволим себе включить это событие в наш список, т.к. дуэль и смерть событие единое и мало разделенное во времени.
    [​IMG]

    Следующее, возможно наиболее резонансное убийство, произошло в жарком июле примерно в 1864 году в большом доме по адресу канал Грибоедова 104. Тогда канал назывался Екатерининским, а в романе Достоевского «Преступление и наказание» авто называет его просто канава. Родион Раскольников зарубил топором старуху-процентщицу Алёну Ивановну и беременную Лизавету.
    [​IMG]


    Через полтора десятка лет 1 марта 1881 года народовольцы взорвали царя Освободителя Александра второго. Это случилось на слиянии канала и Мойки.
    [​IMG]


    Следующая жертва – Григорий Ефимович Распутин он не просто убит во дворце на Мойке (д.94), но после этого еще в ней утоплен. 17 декабря 1916 г.
    [​IMG]


    20 ноября 1998 года выдающийся политический и государственный деятель Галина Васильевна Старовойтова была убита в парадной своего дома на набережной канала Грибоедова, 91.
    [​IMG]


    Повторим, все резонансные убийства за последние двести с лишним лет в Санкт-Петербурге произошли на этом «острове».
    Единственное убийство за пределами этого пространства – это Киров (1934). Возможно, он на Мойке и на канале просто никогда не был.
    Даже если вы вспомните смерть председателя Петроградской ЧК Моисея Соломоновича Урицкого (30 августа 1918 года), то и она произошла, можно сказать, на Мойке.
    [​IMG]


    Возможно трагифарсовое убийство юной аспирантки СПбГУ профессором-реконструктором, мнящим себя реинкарнацией Наполеона, завершит эту леденящую душу последовательность.
    Будем надеяться.
    Коль скоро в перечень исторических убийств мы включили убийство литературное, добавим еще пару.
    Тот же Ф.М.Достоевский. «Идиот». Парфён Рогожин зарезал Настасью Филипповну на Гороховой улице. Предположительно в д.41. Это всего в трехстах-четырехстах метрах от канала Грибоедова. Но литературоведы могут ошибаться и дом Рогожина мог быть и поближе к заколдованному пространству.
    А теперь первый случай попытки утопить расчлененку в Мойке. Тут обошлось без убийства.
    Н.В.Гоголь «Нос». Событие имело место марта 25 числа примерно 1832 года. Как известно, цирюльник Иван Яковлевич, живущий на Вознесенском (т.е. там же - между Мойкой и Екатерининским каналом), ОТРЕЗАЛ НОС майору Ковалеву и пытался выбросить этот нос с моста в реку.
    «… Иван Яковлевич замолчал. Мысль о том, что полицейские отыщут у него нос и обвинят его, привела его в совершенное беспамятство. <…> завернул нос в тряпку и вышел на улицу. Он хотел его куда-нибудь подсунуть: или в тумбу под воротами, или так как-нибудь нечаянно выронить, да и повернуть в переулок. Но, на беду, ему попадался какой-нибудь знакомый человек, который начинал тотчас запросом: «Куда идешь?», или: «Кого так рано собрался брить?» — так что Иван Яковлевич никак не мог улучить минуты. В другой раз он уже совсем уронил его, но будочник еще издали указал ему алебардою, примолвив: «Подыми! вон ты что-то уронил!» И Иван Яковлевич должен был поднять нос и спрятать его в карман. Отчаяние овладело им, тем более что народ беспрестанно умножался на улице, по мере того так начали отпираться магазины и лавочки. Он решился идти к Исакиевскому мосту: не удастся ли как-нибудь швырнуть его в Неву?.. <…> Этот почтенный гражданин находился уже на Исакиевском мосту. Он прежде всего осмотрелся; потом нагнулся на перила, будто бы посмотреть под мост: много ли рыбы бегает, и швырнул потихоньку тряпку с носом. <…> вдруг заметил в конце моста квартального надзирателя благородной наружности, с широкими бакенбардами, в треугольной шляпе, со шпагою.» Предполагаю, что доцент Соколов вовсе не реинкарнация Наполеона, а как раз реинкарнация этого «квартального надзирателя благородной наружности, с широкими бакенбардами, в треугольной шляпе, со шпагою.»
    [​IMG]
    По Гоголю Иван Яковлевич бросил отрезанный нос в Неву. Но Николай Васильевич явно ошибся.
    Подумайте сами цирюльник двигался от своего дома по Вознесенскому проспекту в направлении Исаакиевской площади. Все неудачные попытки избавиться от свёртка происходили явно до пересечения Мойки. Дальше до Невы большое расстояние через площадь, мимо собора, Александровского сада и Медного всадника. Но Гоголь ничего об этом не пишет. Очевидно, что Иван Яковлевич бросил отрезанный нос в Мойку с Синего моста. Как раз почти там, где столь же неудачно избавлялся от кровавого рюкзака доцент-реконструктор.
    [​IMG]
     

Поделиться этой страницей