Хуго Симберг

Тема в разделе "Изобразительное искусство", создана пользователем plot, 13 сен 2012.

  1. TopicStarter Overlay
    plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.856
    Симпатии:
    2.076
    ХУДОЖНИК ХУГО СИМБЕРГ

    Автор статьи Владимир Тихомиров


    Хуго Симберг. Автопортрет
    [​IMG]
    Хуго Симберг родился 24 июня 1873 года в Хамине (город в Южной Финляндии на берегу Финского залива) в большой семье военного. В возрасте 8 лет вместе с семьей переехал в Выборг, бывший тогда одним из культурных центров Финляндии. Семья летом выезжала на побережье Финского залива. Уже став известным художником, Хуго Симберг построил на берегу мастерскую на берегу Финского залива в Ниеменлаутту.
    Ху́го Си́мберг(фин. Hugo Simberg, 24 июня 1873, Хамина — 12 июля 1917, Эхтяри) — финский художник и график, крупнейший представитель финского символизма. Известен своими произведениями, представляющими многоплановые образы, жизнь и смерть, ангелов и чертей. Автор части росписей и витражей собора Иоанна Богослова в Тампере. Картина Симберга «Раненый ангел», изображающая двух мальчиков, несущих ангела на носилках, является визитной карточкой северного символизма и очень популярна при оформлении различных обложек и иллюстраций.
    на побережье Финского залива в Ниеменлаутту. Уже став известным художником, Хуго Симберг построил студию.
    В 1891 году поступил в выборгскую рисовальную школу любителей искусств, позже учился (1893—1895) в Художественной школе Финского художественного общества в Хельсинки, где одним из его преподавателей была известная художница Хелена Шерфбек. Не закончил ни одну из них, так как ему не понравилось преподавание.Решив получить образование самостоятельно, Между 1895 и 1897 годами Симберг трижды брал уроки у Галлен-Каллела. Ещё в 1895 году он испытал сильнейшее влияние Арнольда Бёклина, написав, что тот «является художником от Бога, и перед ним все должны склониться».
    Между 1895 и 1897 годами Симберг трижды брал уроки у Галлен-Каллела. Ещё в 1895 году он испытал сильнейшее влияние Арнольда Бёклина, написав, что тот «является художником от Бога, и перед ним все должны склониться».
    В 1896 году Симберг путешествовал по Европе, посетив Лондон и Париж и познакомившись с современным европейским искусством. Наибольшее влияние на него оказали Эдвард Бёрн-Джонс и прерафаэлиты. Впоследствии он ещё дважды работал в Париже длительные периоды времени, в 1903—1904 и 1910 годах. Осенью 1896 года он впервые принял участие в Осенней выставке финских художников и представил несколько картин, получивших доброжелательные отзывы критики. Эти картины были выполнены в стиле, характерном для всего творчества Симберга, объединявшем символизм с фольклорными мотивами. В 1897 году он посетил Италию, где на него сильнейшее впечатление произвели работы мастеров Возрождения XVI века
    В 1898 году его работы, представленные на осеннюю выставку, снова получили благожелательные рецензии, после чего Хуго Симберг был принят в Союз художников Финляндии и получил должность преподавателя живописи в выборгской рисовальной школе любителей искусств. В 1899 году он путешествовал по Кавказу из Тифлиса в Дагестан. Результатом стали горные атмосферные пейзажи с нарочито усиленными цветами.
    В 1908 году двадцать работ Симберга были отобраны для участия в выставке финского искусства в Париже, первой большой выставке за пределами Финляндии. Из 23 принявших участие в выставке художников лишь два (Галлен-Каллела и Энкель) представили больше своих работ. Последнее своё зарубежное путешествие Симберг предпринял в 1910 году, посетив Нидерланды, Бельгию и Францию, где он снова смог остаться на продолжительное время, благодаря полученной им стипендии.
    Осенью 1902 года у художника случился серьёзный нервный срыв, и до весны 1903 года он лечился в больнице Каллио в Хельсинки. После выхода из больницы он создал самую известную свою картину, «Раненый ангел»[6]. Ещё в 1902 году художник получил стипендию для путешествия по Европе, на средства которой в 1903—1904 годах он посетил Италию, Испанию, Северную Африку, а также работал во Франции[7]. В 1904 году он выиграл первую премию на национальном конкурсе портретной живописи. В том же году он получил заказ на росписи церкви (позже собора) Иоанна Богослова в Тампере.
    В 1907 году Симберг через Лондон совершил путешествие в Нью-Йорк. Вернувшись в Финляндию, он занял место преподавателя в Художественной школе Финского художественного общества в Хельсинки, и занимал его до своей смерти в 1917 году. В 1908 году двадцать работ Симберга были отобраны для участия в выставке финского искусства в Париже, первой большой такой выставке за пределами Финляндии. Из 23 принявших участие в выставке художников лишь два (Галлен-Каллела и Энкель) представили больше своих работ. Последнее своё зарубежное путешествие Симберг предпринял в 1910 году, посетив Нидерланды, Бельгию и Францию, где он снова смог остаться на продолжительное время, благодаря полученной им стипендии. После 1910 года Хуго Симберг стал всё больше уставать от художественных кругов Хельсинки и постепенно отходил от живописи. Известно очень мало работ художника этих лет; в основном это малые графические произведения. В 1910 году женился на Анне Бремер, у них было двое детей.
    Финский художник-символист. Живописец и график. Ученик Аксели Галлен-Каллела. Основные темы работ Симберга - смерть и бедность; сосредоточенность на жутком и сверхъестественном, мрачная красота его картин обусловили сложность понимания его работ публикой и критиками того времени. Поворотным моментом в жизни Симберга стала выставка 1898 года, в результате которой он был принят в Ассоциацию Художников Финляндии. Однако масштаб дарования художника был признан только после его смерти.
    Проведенный Художественным музеем Атенеум (Хельсинки) опрос под девизом "Картина нашей страны" показал, что лучшим из имеющихся в музее произведений живописи финны считают картину Хьюго Симберга "Раненый ангел" (1903). За нее отдали свои голоса 1 360 человек из более чем 9 тыс. принявших участие в опросе.
    Он никогда не объяснял своих произведений: каждый человек мог видеть все, что он сам хотел видеть в них.
    Он надеялся, что его картины будут касаться самых сокровенных чувств, что они заставят сердца людей плакать.
    Большая часть сохранившихся произведений Симберга — графические работы. Подавляющее большинство его произведений находится в Финляндии, многие в музеях Хельсинки и Тампере. Самое большое собрание его работ принадлежит Национальной галерее Финляндии (галерея Атенеум).

    [​IMG]
    Чёрт у котла

    . 1897, акварель и гуашь, 15 х 16 см.
    . Национальная галерея, Атенеум
    Кроме этого, Симберг писал много чертей, ангелов, крестьян и икон, и делал это в интересной, скандинавской манере, и довольно забавно: он говорит о сказках и мечтах, как художник - его работы часто описывают свои детские воспоминания и опытом и рассказывали истории спотусторонними существами такие, как ангелы, дьяволы,. Симберг не всегда реалистично изображал действительность для него главным было то, что он увидел внутри. В его произведениях мы сталкиваемся с чуждыми нам существами которые живут в своём сказочном мире по своим правилам.Однако его персонажи напоминают нам что то очень знакомое похожее для нас, и иногда страшные ,но иногда забавные и очень уязвимые.
    У Симберга чертики появляться в уютной обстановке людей, помогая хозяйке для приготовления каши или при помощи людей решающие свои проблемы . Художник изображает мать маленьких чёртиков ,которая умоляет дать молоко для близнецов, и в довершение ко всему еще и страдает от зубной боли.
    [​IMG]

    [​IMG]
    Смерть заслушалась (1897)
    Известная сказка о том, как Смерть пришла к старой крестьянке. И тогда ее сын взял скрипку и заиграл. И пока Смерть слушала музыку, мать была жива...

    В конце XIX века в финской живописи начался процесс отхода от академической традиции. Одна из ветвей, повторяя эволюцию Поля Гогена и понт-авенской школы, следовала по пути символизма и модернизма, ориентируясь на искусство раннего («примитивного») Возрождения и готики, а также на традиционные культуры. Главным представителем этого течения в Финляндии был Аксели Галлен-Каллела, у которого учился Хуго Симберг.
    Уже в ранних работах художника видны черты примитивизма, которые позже развиваются и становятся важной частью его творчества. Ранние малоформатные работы Симберга напоминают иллюстрации к средневековым рукописям. Они появились как раз в то время, когда он учился у Галлен-Каллела. Последний работал в конце 1890-х годов в основном над большими композициями, посвящёнными эпическим мотивам. Эти темы совершенно не интересовали Симберга, и он взял у учителя в первую очередь простоту произведений и изображение природы как источник вдохновения. Первыми его произведениями, созданными в Руовеси, были гуаши, изображающие мороз и осень. По настоянию Галлен-Каллела Симберг позже создал варианты этих же произведений в темпере, так как темпера придавала картинам архаический характер, напоминавший о старых мастерах.
    Несмотря на существенное влияние, которое на Симберга оказали различные мастера, в первую очередь Галлен-Каллела, Бёклин и Магнус Энкель, он никогда не пытался им подражать или копировать их стиль. Более того, творчество художника сугубо индивидуально и не похоже ни на одного из этих художников. Так, например, в произведениях Галлен-Каллела смерть однозначно является трагедией, и картины, изображающие её, как, например, триптих «Айно», полны драматизма. В картинах Симберга же смерть является просто одним из персонажей и воспринимается гораздо легче, скорее как попутчик и утешитель[4]. Творчество Симберга прежде всего сравнивают не с Галлен-Каллела или Бёклином, а с мистиками и визионерами — английским поэтом и художником Уильямом Блейком и рано умершим шведским художником Иваром Аросениусом.
    Основной чертой, проходящей через всё творчество Хуго Симберга, является многоплановость и символичность его образов. Его произведения полны образами ангелов и дьяволов, многократно изображены жизнь и смерть в различных ипостасях. Два излюбленных его персонажа — чёрт и смерть. Когда в работах Симберга появляются люди, это часто дети, так как они ещё не утратили контакта с природой, и могут наиболее непосредственным образом выразить даже сложные идеи. В творчестве Симберга развился мистический символизм, выражавшийся в одушевлении природы, представлении её в гротескной форме, очаровании идеей зла и человеческой трагедии.
    Несмотря на существенное влияние, которое на Симберга оказали различные мастера, в первую очередь Галлен-Каллела, Бёклин и Магнус Энкель, он никогда не пытался им подражать или копировать их стиль. Более того, творчество художника сугубо индивидуально и не похоже ни на одного из них. Так, например, в произведениях Галлен-Каллела смерть однозначно является трагедией, и картины, изображающие её, полны драматизма. В картинах Симберга же смерть является просто одним из персонажей и воспринимается гораздо легче, скорее как попутчик и утешитель.


    Его два излюбленных персонажа — Чёрт и Смерть. Когда в работах Симберга появляются люди, это часто дети, так как они ещё не утратили связи с природой.
    В 1896 году он впервые принял участие в Осенней выставке финских художников и представил несколько картин, получивших доброжелательные отзывы критики. Эти картины были выполнены в стиле, характерном для всего творчества Симберга, объединявшем символизм с фольклорными мотивами. В 1897 году он посетил Италию, где на него сильнейшее впечатление произвели работы мастеров Возрождения 16 в.

    В 1898 году его работы, представленные на Осеннюю выставку, снова получили благожелательные рецензии, после чего Симберг был принят в Союз художников Финляндии и получил должность преподавателя живописи в Выборгской художественной школе.
    «Раненый ангел»
    [​IMG]

    Раненый ангел (1903), Галерея Атенеум, Хельсинки

    «Раненый ангел» — самая известная картина Симберга. Она сыграла существенную роль в признании его как заметного явления в финской живописи. На самом простом уровне понимания картина символизирует детскую невинность. Второй план состоит из чувств художника, возвращающегося к жизни после тяжёлой болезни. Здесь жизнь и идеалы смешаны с близостью смерти и эфемерности живого. Хуго Симберг создал эту картину после выхода из больницы в 1903 году. На ней изображены два мальчика, несущие ангела на носилках. Пейзаж намеренно сделан суровым и печальным, но умиротворённым. Картина может символизировать, в зависимости от интерпретации, как земное начало, помогающее духу, так и дух, утопающий в земном начале. Хуго Симберг написал Раненого Ангела между 1898 и 1903. Это большое полотно, написаное маслом: 127x154 см. Хуго Симберг написал Раненого Ангела между 1898 и 1903. Это большое полотно, написаное маслом: 127x154 см.
    Два очень мрачно выглядящих мальчика идут по пустынной дороге у воды.На самодельных деревянных носилках они несут девочку-ангегла с поврежденном крылом.

    Аллегорическая процессия с ангелом изображена на фоне довольно реалистичного пейзажа. В действительности это изображен парк Eläintarha в Хельсинки, и дорога, которую мы видим на картинк и по сей день идет вдоль берега бухты Eläintarha. Во времена Симберга этот парк был популярным местом отдыха среди рабочих, в то время как более зажиточные люди предпочитали парк Kaivopuisto. В парке Eläintarha располагалось множество благотворительных учреждений; на картине мальчики ранненую девочку в направлении Школы для Слепых Девочек и Дома Инвалидов.

    Мальчики и ангел изображены на переднем плане картины. Судя по всему мальчики идут тяжело и медленно, и несут что-то очень ценное. Идущий впереди мальчик выглядит младше, он одет во все черное и на нем черная шляпа. Он несет носилки глядя прямо вперед, в то время как второй мальчик повернул свое серьезное лицо к зрителю и смотрит нам прямо в глаза. На нем коричневая куртка, которая ему мала и черные штаны. Штанины заправлены в сапоги.

    Цветовая палитра картина приглушена. Светлая утонченность девочки-ангела контрастирует с земными, темными фигурами мальчиков. Ангел сидит на носилках сгорбившись и склонив голову, держась руками за края носилок. На ней длинное белое платье, полы которого касаются земли. Ее ноги босы. В правой руке она держит небольшой вянущий букет цветов. Ее глаза закрыты белой косынкой, повязаной вокруг головы.

    Картина не показывает, что случилось с девочкой ангелом. При внимательном рассмотрении можно заметить, что левое крыло ангела внизу слегка надорвано. Ярко белое крыло немного запятнано кровью.

    Фоном этой печальной процессии служит тихая долина у воды. Основание картины – грязная дорога, по которой бредут мальчики. Вдоль дороги растут белые цветы, напоминающие те, что держит в руки ангел. В середине картины – болотистая поймы, пересекаемая узким ручьем. Возле ручья стоит бледная тонкая ива. Фон картины составляет вода и пустой противоположный берег. На самом верху – тонкая полоска неба.

    Композиция Раненого Ангела проста: дорога на переднем плане, берег, вода и противоположный берег – горизонтальные элементы. Вертикальные фигуры мальчиков, почти во всю высоту картины, и заваливающаяся фигура ангела придают картине динамику.

    Что изображено на картине?

    Два очень мрачно выглядящих мальчика идут по пустынной дороге у воды.На самодельных деревянных носилках они несут девочку-ангегла с поврежденном крылом.

    Аллегорическая процессия с ангелом изображена на фоне довольно реалистичного пейзажа. В действительности это изображен парк Eläintarha в Хельсинки, и дорога, которую мы видим на картинк и по сей день идет вдоль берега бухты Eläintarha. Во времена Симберга этот парк был популярным местом отдыха среди рабочих, в то время как более зажиточные люди предпочитали парк Kaivopuisto. В парке Eläintarha располагалось множество благотворительных учреждений; на картине мальчики ранненую девочку в направлении Школы для Слепых Девочек и Дома Инвалидов.

    Мальчики несущие носилки

    Мальчики и ангел изображены на переднем плане картины. Судя по всему мальчики идут тяжело и медленно, и несут что-то очень ценное. Идущий впереди мальчик выглядит младше, он одет во все черное (пр. пер.: и брюки и пижак ему велики) и на нем черная шляпа. Он несет носилки глядя прямо вперед, в то время как второй мальчик повернул свое серьезное лицо к зрителю и смотрит нам прямо в глаза. На нем коричневая куртка, которая ему мала и черные штаны. Штанины заправлены в сапоги (пр. пер.: гачи в кирзачи!).

    Ангел

    Цветовая палитра картина приглушена. Светлая утонченность девочки-ангела контрастирует с земными, темными фигурами мальчиков. Ангел сидит на носилках сгорбившись и склонив голову, держась руками за края носилок. На ней длинное белое платье, полы которого касаются земли (тащатся по земле? подметают землю?). Ее ноги босы. В правой руке она держит небольшой вянущий букет цветов. Ее глаза закрыты белой косынкой, повязаной вокруг головы.

    Картина не показывает (пр. пер.: и не подсказывает) что случилось с девочкой ангелом. При внимательном рассмотрении можно заметить, что левое крыло ангела внизу слегка надорвано. Ярко белое крыло немного запятнано кровью.

    Безлюдный берег

    Фоном этой печальной процессии служит тихая долина у воды. Основание картины – грязная дорога, по которой бредут мальчики. Вдоль дороги растут белые цветы, напоминающие те, что держит в руки ангел. В середине картины – болотистая поймы, пересекаемая узким ручьем. Возле ручья стоит бледная тонкая ива. Фон картины составляет вода и пустой противоположный берег. На самом верху – тонкая полоска неба (пр. пер.: какое избитое словосочетания).

    Композиция Раненого Ангела проста: дорога на переднем плане, берег, вода и противоположный берег (пр. пер.: тогда уж и небо) – горизонтальные элементы. Вертикальные фигуры мальчиков, почти во всю высоту картины, и заваливающаяся фигура ангела придают картине динамику. На самом простом уровне понимания картина символизирует детскую невинность. Второй план состоит из чувств художника, возвращающегося к жизни после тяжёлой болезни. Здесь жизнь и идеалы смешаны с близостью смерти и эфемерности живого. Тёмные костюмы мальчиков могут быть также поняты как символ смерти. Один из мальчиков повернулся к зрителям, давая им понять, что темы жизни и смерти имеют к ним прямое отношение.

    «Сад смерти»
    [​IMG]
    Сад смерти (акварель, 1896), Галерея Атенеум, Хельсинки
    Его Величество свой сад
    Разбил у самого порога.
    Здесь для кого-то рай иль ад
    Или обратная дорога.
    Вместилище всех чёрных дум
    Извечных страхов предрассудков
    Он здесь один нет места двум
    Как нет ошибочных поступков.

    Одним из излюбленных сюжетов Симберга был «Сад Смерти». Художник выполнил это произведение в нескольких вариантах, из которых наиболее известны акварель 1896 года в галерее Атенеум и фреска в кафедральном соборе Тампере (1904—1906). Фигуры Смерти (три скелета в чёрных одеяниях), намеренно плоские, заняты сортировкой человеческих душ в чистилище, изображённых как растения. Произведение стилизовано почти до примитивизма. Сюжет акварели восходит к средневековой традиции, а примитивный стиль должен напоминать о работах мастеров готики. Сухой жёлтый песок окружает сад и создаёт фон для акварели (в варианте фрески жёлтый цвет существенно разбавлен зелёным). Человеческие души изображены в виде растений, нуждающихся в постоянном уходе, и сад представлен как место, где смерть может выразить свои чувства. По одной из интерпретаций, смерть является другим лицом любви, а цветы столь хрупки, что не могут выдержать воздействия этого чувства.

    Пейзажи
    [​IMG]
    весенний вечер в ледоход (1897), Галерея Атенеум, Хельсинки


    Важное место в творчестве Симберга занимают пейзажи. Как правило, эти пейзажи не передают реальные черты местности и в этом смысле являются абстрактными. Так, полотно «Весенний вечер в ледоход» изображает озеро вблизи Руовеси, но в то же время оно выражает и настроения самого художника. Картина была написана весной 1897 года, сразу после смерти матери Симберга, и цвета намеренно выбраны резко контрастными, сочетание жёлтого и чёрного — это цвета солнца и ночи, в данном случае символизирующие жизнь и смерть. Все детали пейзажа сосредоточены на переднем плане. Возможно, островок с деревьями символизирует переправу на другую, тёмную сторону — в другой мир.

    Зимний пейзаж
    [​IMG]
    Зимняя дорога
    [​IMG]

    Пейзаж в окрестностях Выборга
    [​IMG]
    Большая часть сохранившихся произведений Симберга — графические работы. Подавляющее большинство его произведений находится в Финляндии, многие в музеях Хельсинки и Тампере. Самое большое собрание его работ принадлежит Национальной галерее Финляндии (галерея Атенеум).


    Портрет Мари фон Гейрот (1904)
    [​IMG]
    Портреты занимают относительно небольшое место в творчестве Симберга. Моделями, как правило, были его друзья и близкие. Чаще всего это погрудное изображение, модель обычно смотрит прямо на зрителя.

    Росписи собора Иоанна Богослова в Тампере
    [​IMG]
    Одной из основных работ Симберга являются фрески, выполненные (1904—1906) им в кафедральном соборе святого Иоанна в Тампере (архитектор Ларс Сонк). Фрески были заказаны двум художникам-символистам, Симбергу и более старшему Магнусу Энкелю, по рекомендации самого известного на тот момент финского художника, Альберта Эдельфельта. Симбергу и Энкелю была предоставлена полная свобода творчества[2]. Они договорились, что Энкель выполнит росписи алтарной части, а Симберг — всей остальной церкви.

    [​IMG]
    Деталь росписи собора святого Иоанна, Тампере (1904—1906)
    В главном куполе собора Симберг на красном фоне изобразил змею с яблоком во рту, окружённую оперёнными крыльями. В обычной интерпретации считается, что крылья изображают ангелов, а фреска в целом символизирует победу добра над злом. На галерее собора изображены двенадцать фигур обнажённых мальчиков, держащих гирлянду. Гирлянда символизирует жизнь (традиционное название росписи — «Гирлянда жизни»), а двенадцать мальчиков, напоминающие фигурные композиции Фердинанда Ходлера — двенадцать апостолов. Мальчики идут в сторону леса, написанного на обоих концах подковообразной композиции. В лесу стоит дерево, на котором изображены одиннадцать языков огня и змея; также в лесу написана сорока. Языки огня часто интерпретируются как символ Святого духа, змея — символ Иуды и дана ему вместо пламени. В финской мифологии сорока является символом стыда
    На восточной стене Симберг изобразил два самых известных сюжета своего творчества — композиции «Сад смерти» и «Раненый ангел». Фреска «Раненый ангел» является повторением холста 1903 года с некоторыми вариациями. Так, Симберг добавил фабричные трубы на задний план пейзажа (отсылка к тому факту, что Тампере был крупнейшим индустриальным центром Финляндии) и сделал берег озера неровным, что придаёт сюжету больше драматизма
    Фрески вызвали неприятие у части церковного руководства, так как часть не имела отношения к библейским сюжетам, и их судьба решалась в последний момент перед открытием собора. Ни Симберг, ни Энкель не пришли на церемонию открытия фресокУже после открытия собора была создана специальная комиссия для определения, является ли изображение змеи подходящим для церкви. Согласно решению комиссии в мае 1907 года змея была оставлена. Вопрос снова поднимался в 1946 году, много позже смерти Симберга, во время визита епископа
    Кроме фресок, Хуго Симберг также выполнил дизайн шести из семи витражей собора, три в южной галерее (голубь — олицетворение святого духа, бело-синий цвет; Неопалимая Купина, оранжевый цвет; Солнце) и три в северной (Пеликан, кормящий птенца своей кровью — символ причастия; а также два окна, изображающих всадников Апокалипсиса — в одном конь белый и конь рыжий, в другом — конь бледный и конь вороной).
    В куполе собора Хуго Симберг поместил изображение змеи. Змея олицетворяет собой грех или человеческое сердце, грешное с рождения, как утверждает Библия. Змея окружена кольцом из бесчисленных маленьких крыльев, которые представляют собой защиту ангелов, под которой находится душа.

    Фотография

    Симберг был не только живописцем, графиком и скульптором, но и фотографом.

    Он начал делать фотографии малого формата в 1895 году, и быстро понял, что они подчёркивают важность света и тени и дополняют его художественное творчество. Художник не только использовал их для подготовки этюдов, большинство его фотографий рассматриваются как независимые работы, равноправные с живописными и графическими произведениями.

    Хуго Симберг с сестрой Блендой (1896)
    [​IMG]
    фотография сделана самим художником.

    В 1907 году Симберг через Лондон совершил путешествие в Нью-Йорк. Вернувшись в Финляндию, он занял место преподавателя в Художественной школе Финского художественного общества в Хельсинки, и занимал его до своей смерти в 1917 году.
    После 1910 года Симберг стал всё больше уставать от художественных кругов Хельсинки и постепенно отходил от живописи. Известно очень мало работ художника этих лет; в основном это малые графические произведения. В 1910 году женился на Анне Бремер, у них было двое детей. Умер Симберг 12 июля 1917 года в городке Эхтяри (Северо-Западная Финляндия) в возрасте 44 лет.

    Влияние на культуру
    Хуго Симберг — один из наиболее известных финских художников. В особенности картина «Раненый Ангел» чрезвычайно популярна и часто используется для иллюстраций и обложек
    В 1977 году о нём был снят художественный фильм «Ночной мороз» (фин. Halla), музыку для которого написал Пекка Ялканен[16].
    Финский актёр и режиссёр Вилле Курки написал и исполняет театральный моноспектакль «Крылья Хуго Симберга» (фин. Hugo Simbergin siivet), продолжающийся один час десять минут
    Мотив картины «Раненый ангел» обыгран в начале видеоклипа финской группы Nightwish «Amaranth»[18].
    Примечания
    1. Torsten Gunnarson идругиеA Mirror of Nature: Nordic Landscape Painting 1840 — 1910 — Statens Museum For Kunst (Copenhagen), 2006. — С. 293. —
    2. Elisa ValtonenThe History, Art and Architecture of Tampere Cathedral. University of Tampere (2004). Проверено27 марта2009.
    3. Stephan Koja, ed. Nordic Dawn: Modernism awakening in Finland — Prestel (Munich), 2005. — С. 222. —
    4. Markku ValkonenThe Golden Age: Finnish Art 1850 — 1907 — WSOY (Porvoo), 1992. — С. 72. —
    5. Michael Gibson, Gilles NéretSymbolism — Taschen, 1999. — С. 152. —
    6. Satu Itkonen Simberg, Hugo: Haavoittunut enkeli. Finnish National Gallery (Helsinki). Проверено27 марта2009.
    7. Hugo Simberg. Edu.fi.
    8. Stephan Koja, указ. соч, с. 50
    9. Stephan Koja, указ. соч, с. 55
    10. Agnes RotheryFinland — The New Nation — Read Books, 2007. — С. 205. — Koristelu - Hugo Simberg. Tampere.fi .
    11. Jeremy HowardArt nouveau: international and national styles in Europe — Manchester University Press, 1996. — С. 180.
    12. Ольга Сванберг: «Когда я вижу сломанные крылья…». URBANLIFE.FI
    13. Hugo Simberg. Gallen-Kallelan Museo (Espoo).
    14. Примеры: Sherod Santos A Poetry of Two Minds — University of Georgia Press, 2000. —Angels Hide Their Faces: Dawn Upshaw Sings Bach and Purcell. Amazon.com.
    15. Ruth-Esther Hillila, Barbara Blanchard HongHistorical dictionary of the music and musicians of Finland — Greenwood Publishing Group, 1997. — С. 146. —
    16. Hugo Simberg´s Wings. Teatterikesä (2008). Проверено 27 марта 2009.
    17. J.P. VerkampNewest Nightwish offering solid, despite fans’ concerns. The Rose Thorn (2007). Проверено2 апреля2009.
    Ссылки
     
    La Mecha нравится это.
  2. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    10.875
    Симпатии:
    3.479
    Интересное видение картины поэтом Майей Борисовой.

    Раненый ангел.

    На полотне художника Хуго Симберга изображены
    два деревенских мальчика, несущих на носилках раненого ангела.

    (Каталог музея «Атенеум»)

    ***

    Кем ранен ты, мой светлый ангелок?
    Застыл ты обессилено и немо…
    Какой же дикий вихрь тебя совлек
    С высокого и солнечного неба?
    Изломано перо поникших крыл -
    С тобою враг твой круто обошелся!
    Подолом длинной белой рубашонки
    Ты ножки свои тонкие прикрыл.
    Ведь ты летал, летал еще вчера
    И высоту осваивал упорно,
    А нынче белый бинт вокруг чела,
    Как поздний снег в меже пустого поля.

    Ножом ли, камнем действовало зло?
    Безумьем или подлостью ты ранен?
    Но в этот час, не поздний и не ранний,
    В одном тебе, пожалуй, повезло:
    В том, что на фоне тихой водной синьки
    Тебя, чуть приподнявши, на весу
    Сейчас на неоструганных носилках
    Два деревенских мальчика несут.
    Два мальчика. Я знаю их судьбу.
    Один из них умрет от скарлатины,
    И черный котелок на гладком лбу –
    Предвестник скорой благостной кончины.
    Об этом очень горько думать мне:
    Ведь он пока вполне приличный мальчик.
    Но где-то затаенно, в глубине
    В нем зреет черный маленький догматик.
    Он не посмел бы – ангела на цепь,
    Зато с каким лихим победным воем
    Заставил бы летать тяжелый цеп
    Над ангельской белесой головою!
    И как бы он кичился, что – пахал!
    И как грозно требовал, чтоб крылья
    Его от солнца и дождя укрыли,
    Или служили в роли опахал…
    Другому время сгонит цвет с лица,
    Глаза притушит, щеки чуть размажет.
    О нем я – позже. Этот хмурый мальчик
    Мне, признаюсь, не ясен до конца.

    Но шаг его надежно в землю вбит,
    А руки и добры и деловиты,
    Утешься, ангелок, и слезы вытри:
    Он вылечит тебя от всех обид.

    Крыла, мои надежные крыла,
    Мой белый свет, заговоренный панцирь!
    От вас чужие, шарящие пальцы
    Отскакивали, словно от стекла.
    - Что ж, - говорила я порой, - пора!
    Мне очень жаль вас, но я – улетаю,
    И рокотала за спиной литая
    Громада белоснежного пера.
    Что мне давало ощущенье крыл?
    Должно быть это свойство ставить в строчки
    Слова, словечки, запятые, точки,
    Так, будто сам их только что открыл.
    Еще – моих товарищей глаза,
    Исполненные мудрого терпенья,
    В тот миг, когда стремительные перья
    Их возносили прямо в небеса.
    Как беззащитен тот, кто даровит,
    Ведь дар полета с рук ему не сходит!
    Не зря же перед выстрелом охотник
    Поднять на воздух птицу норовит…


    Тот вечер был безоблачен и тих,
    И в нем ничто беды не предвещало,
    Ничто, остерегая, не кричало,
    И всех – то было дел – в кино пойти.
    Но там дурными бельмами экран
    Вдруг заглянул в глаза мои и мысли,
    И крылья мои бедные обвисли,
    И гной потек из мелких узких ран…

    Бесшумно, на пружинистых ногах
    Шли существа туманные в обнимку,
    Не то звенели, сталкиваясь, нимбы,
    Не то стучали, встретившись, рога…

    А я стонала: на слепой стене
    Там тень моя – нагая – все маячит! –
    И тут спокойный деревенский мальчик
    Носилки взял и подошел ко мне.
    Сидела я, не поднимая глаз,
    Пока меня от срама уносил он,
    Поскрипывали поручни носилок,
    Разъединяя и связуя нас.

    И я опять подумала: пора! И поднялась.
    И мне тревожно стало.
    Но за спиной привычно рокотала
    Громада белоснежного пера!
    Нет, лунный свет нисколько не погас!
    Нет, истине не бегать в слуги к факту!
    А мальчик по мокрому асфальту
    В разношенных отцовских сапогах,
    Помаргивал, покряхтывал земно,
    Подчеркнуто, намеренно нормален,
    И понимал меня, как понимает
    Крестьянин землю, воду и зерно.
    И гонор мой смирился и затих
    От теплоты заботы и доверья.
    Я все мелькала мимо некой двери,
    Не находила времени зайти.
    Я ангела, попавшего в беду,
    Жалела: как страдает он, о Боже!
    А мальчики – носильщики, не больше:
    Так я считала, к своему стыду.

    Держусь за стылую скобу,
    И боязно ворваться разом
    Туда, где мальчик ясноглазый
    Найдет нелегкую судьбу.

    Он очень долго будет жить,
    Он станет делать то, что надо:
    Работать пахарем, солдатом,
    И даже гениям служить.

    Перо, скрипи, скрипи, коса!
    Перебедует он все беды,
    Потом над ним на крыльях белых
    Взовьется ангел в небеса.


    И все воскликнут: вот оно!
    Не труд, не потная работа.
    Вот это - истинно от Бога,
    Вот э то – свыше нам дано!

    И мальчик в сапогах поймет
    Уймет, скрепя свой гордый норов,
    Самоотверженно пойдет
    В продюсеры, в антрепренеры.

    Где ангел? Выше облаков,
    Лучей и звезд крылом касаясь,
    А рядом ходит Третьяков –
    Его от голода спасает.

    Не ставьте гениям плотин,
    В них сила паводков весенних!
    Но должен Теодор платить
    По белым векселям Винсента.

    Метанья. Быстрый ход пера.
    То сцена, то изба, то ссылка.
    Мария Павловна, сестра,
    Готовьте Чехову носилки.

    Надежный мальчик с хмурым взглядом.
    Технарь. Механик. От винта!
    Тот, в шляпе, тоже ходит рядом –
    Учитывает инвентарь.

    Его хвороба не накрыла,
    И тем душа его горда –
    Что он – бескрыл, поскольку крылья –
    Он понял – лишь варьянт горба.

    Мой ангелок, кристаллик, чистый тон,
    Струящийся в миноре или мажоре!
    Твои ладони, чуждые мозолям,
    Так нежно держат беленький цветок…

    Белее, чем воздушные пары,
    Твои одежды. Светел тонкий профиль
    Чего ж ты медлишь? Час урочный пробил.
    Увянь. Погибни или воспари!

    Не правда ли, совсем не жаль терять
    Мир, утонувший в страхе и насилье?
    Где грубые топорные носилки
    Опека и опора для тебя?

    Сейчас у всех смотрящих на виду,
    Исчезнешь ты, возвысишься, растешь!
    Но ты не гибнешь. И не улетаешь.
    Скрипят носилки. Мальчики идут.


    И я себе шепчу: не ошибись…
    А, может, вознесенье невозможно
    Земное притяженье слишком мощно,
    А высота пуста? А может быть,

    А может быть, ранения порой
    Им, ангелам, необходимы тоже?
    Ведь если ничего не кровоточит,
    Во что макать и кисти, и перо.

    Кругом пуста весенняя земля.
    Кругом вода весенняя бесцветна.
    Под серым небом вздрагивает ветка,
    И небеса, как стылая зола.

    Ах, ангел так доверчив и раним!
    Ах, мальчики шагают так упрямо!
    И срезано резной тяжелой рамой
    Откуда и куда идут они…

    Хельсинки – Ленинград, 1966
     
    plot нравится это.

Поделиться этой страницей