Александр III и Николай II

Тема в разделе "Рутения", создана пользователем Ондатр, 12 дек 2012.

  1. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    И Александр III сделал свой выбор.
    Идеи любого компромисса с образованным обществом были отброшены. Отверг Александр и идею Земского собора, предложенную славянофилами. Самодержавие и православие были признаны основой национальной идентичности. А народность стала пониматься как единение монархии с простым русским народом против инородцев, ненавистников Россиии, образованных космополитов (словечко, правда, тогда было не в ходу, но смысл был именно этот) - которых олицетворял обобщённый образ жидо-поляков.
    Православие стало поддерживаться с неслыханной активностью: число приходов увеличилось вдвое, церковно-приходских училищ - в несколько раз, благочестивая литература для народа издавалась массовыми тиражами. Впервые объектом правительственной пропаганда стал именно "простой народ", а православие было признано противоядием к социализму.
    При этом крестьянство продолжало искусственно изолироваться в общинном мире, оно оставалось вне общей системы правосудия и управления, местные дворяне-помещики в лице земских начальников вновь получили административную власть.
    Торжественные молебны, юбилеи древних событий, исторические изыскания о великом прошлом, псевдорусский стиль в архитектуре - вот знамения времени. Русский - значит православный, а верноподданный значит русский. РУССКОЕ - это обладающее высшей ценностью, святое , сакральное, преданное царю, а всё иноземное (инородческое, космополитическое, либеральное, западническое) - вызывающее негодование и омерзение.



    Власть становится всё более анонимной (а жизнь династии и высших бюрократов частной, а не публичной). Брутальность, грубость и прямота государя, который терпеть не мог светский лоск, манеры, придворные празднества, иноземную речь и т.п. стали образом настоящего русака, исконного, 17-векового - Хозяина земли русской.

    Всё это было фоном для сознательно выбраного пути ускоренной индустриализации под жёстким бюрократическим контролем. Основой стали иностранный займы и увеличение налогообложения крестьянства - для государственного инвестирования в инфраструктуру. Частный капитал (в том числе иностранный) активно привлекался в промышленность, где происходит стремительный рост. Но и здесь успех любого дела всецело зависел от усмотрения и настроения высшей бюрократии.
     
    Соня нравится это.
  2. Василий

    Василий Модератор

    Сообщения:
    9.009
    Симпатии:
    1.481
    Интересно бы посмотреть, в каких словах это тогда звучало.
     
  3. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    Ну уж не знаю, что тебе процитировать... Официозную прессу?
    Например, в сугубо частном письме император пишет: "Коронация - великое событие для нас и доказала всей изумлённой и испорченной нравственно Европе, что Россия - та самая святая, православная Россия, которой она была и при Царях Московских и каковой, дай Бог, ей остаться вечно!"
     
    Соня нравится это.
  4. Василий

    Василий Модератор

    Сообщения:
    9.009
    Симпатии:
    1.481
    И все такого же уровня? А что-нибудь с более развернутой аргументацией? :)
     
  5. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    Ну вот например из Каткова: " Кого-то из нас хотят уверить, что русский народ в своем государстве есть не больше как партия, притом весьма дурного свойства, именуемая ультрарусскою, что забота о сохранении единства и целости Русского государства есть в Русском государстве односторонность и крайность весьма вредная и именуемая ультрапатриотизмом. Затем кого-то из нас хотят уверить, что все, явно или тайно враждебное Русскому государству в Русском государстве, - все антирусское, все, клонящееся к расторжению или ослаблению государственного единства, к подавлению и раздроблению русского народа, к подрыву его органических сил, к пресечению ему путей правильного и плодотворного развития, - все это есть партия либеральная, партия прогресса, которой следует в России господствовать. Затем что еще делают эти игроки? Они берут великие имена и с неслыханною дерзостью делают эти имена символом этой так называемой ими либеральной партии, всего антирусского, всего, что только есть в России чуждого русскому народу и неприязненного Русскому государству, - символом идей и стремлений, возмущающих до глубины гражданское чувство всякого честного и мыслящего человека в России. "
     
  6. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    "Этот ли народ не заслуживает забот о его благе, забот не тщеславия, но мудрости? Не следует ли избавить его от зол, которым он безвинно и напрасно подвергается? Не следует ли внять его мольбам и избавить его во что бы то ни стало от язвы кабака и еще от того, что хуже кабака, от нашей растлевающей quasi-интеллигенции, которая тщится разбудить в нем зверя? Не следует ли открыть ему щедрою рукой источники просвещения под сенью Церкви, чего он так просит, о чем он так молится? Не следует ли озаботиться, чтобы наши учреждения, судебные и другие, долженствующие поддерживать, охранять и возвышать народную нравственность, действительно соответствовали своему назначению? Ради народа, в видах его истинного блага, должно неукоснительно отрезвить эти учреждения, согласить их, поставить на место и твердою рукой удалить из них все фальшивое. "
     
  7. Василий

    Василий Модератор

    Сообщения:
    9.009
    Симпатии:
    1.481
    Это уже интереснее. Спасибо. )
     
  8. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    А если тебе не просто стилистика нужна, а аргументация почитай того же Леонтьева:

    "Одним словом, с какой бы стороны мы ни взглянули на великорусскую жизнь и государство, мы увидим, что византизм, т. е. Церковь и царь, прямо или косвенно, но во всяком случае глубоко проникают в самые недра нашего общественного организма.
    Сила наша, дисциплина, история просвещения, поэзия, одним словом, все живое у нас сопряжено органически с родовой монархией нашей, освященной православием, которого мы естественные наследники и представители во вселенной.
    Византизм организовал нас, система византийских идей создала величие наше, сопрягаясь с нашими патриархальными, простыми началами, с нашим, еще старым и грубым вначале, славянским материалом.
    Изменяя, даже в тайных помыслах наших, этому византизму, мы погубим Россию. Ибо тайные помыслы, рано или поздно, могут найти себе случай для практического выражения.

    Увлекаясь то какой-то холодной и обманчивой тенью скучного, презренного всемирного блага, то одними племенными односторонними чувствами, мы можем неисцелимо и преждевременно расстроить организм нашего Царства, могучий, но все-таки же способный, как и все на свете, к болезни и даже разложению, хотя бы и медленному.

    Идея всечеловеческого блага, религия всеобщей пользы — самая холодная, прозаическая и вдобавок самая невероятная, неосновательная из всех религий.


    Равенство лиц, равенство сословий, равенство (т. е. однообразие) провинций, равенство наций — это все один и тот же процесс; в сущности, все то же всеобщее равенство, всеобщая свобода, всеобщая приятная польза, всеобщее благо, всеобщая анархия, либо всеобщая мирная скука.

    Идея национальностей чисто племенных в том виде, в каком она является в XIX веке, есть идея, в сущности, вполне космополитическая, антигосударственная, противорелигиозная, имеющая в себе много разрушительной силы и ничего созидающего, наций культурой не обособляющая: ибо культура есть не что иное, как своеобразие[11]; а своеобразие ныне почти везде гибнет преимущественно от политической свободы. Индивидуализм губит индивидуальность людей, областей и наций."
     
  9. plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.857
    Симпатии:
    2.049
    ...И в конце концов народ объелся и его начало тошнить.
     
  10. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    А уж как интеллигенцию начало тошнить от русскости...
    По этому поводу рекомендую почитать "Бесконечный тупик" Галковского.
     
  11. plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.857
    Симпатии:
    2.049
    Царствование ВВП напоминает сразу и период Николая I и Александра III? А Медведев был чем-то типа помеси Александра II и Николая II?
     
  12. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    Было бы однако большим упрощением предполагать, что правительство Александра состояло их держиморд. На самом деле оно состояло из профессоров, людей нерешительных, парализованных страхом исторических перемен.

    Феоктистов: "В первые годы царствования императора Александра Александровича говорили, что в сущности Россией управляет триумвират, а именно Победоносцев, граф Толстой и Катков. Как это было мало похоже на правду! Мнимый союз трех названных лиц напоминал басню о лебеде, щуке и раке. Относительно основных принципов они были более или менее согласны между собой, но из этого не следует, чтобы они могли действовать сообща. М.Н. Катков кипятился, выходил из себя, доказывал, что недостаточно отказаться от вредных экспериментов и обуздать партию, которой хотелось бы изменить весь политический строй России, что необходимо проявить энергию, не сидеть сложа руки; он был непримиримым врагом застоя, и ум его неустанно работал над вопросом, каким образом можно было бы вывести Россию на благотворный путь развития. Граф Толстой недоумевал, с чего же начать, как повести дело; он был бы и рад совершить что-нибудь в добром направлении, но это что-нибудь представлялось ему в весьма неясных очертаниях; что касается Победоносцева, то, оставаясь верным самому себе, он только вздыхал, сетовал и поднимал руки к небу (любимый его жест). Неудивительно, что колесница под управлением таких возниц подвигалась вперед очень туго".
     
  13. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    Думаю, правильнее сказать, что правление Александра 3 является для современных путинистов (вроде Никиты Михалкова) идеалом и недостижимым образцом.
     
  14. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    Имя этого идеала "консервативная модернизация".
     
    Egor Sidoruk нравится это.
  15. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    Прежде чем перейти к колективному портрету сановников, несколько предварительных замечаний.
    Портрет будет общим для двух царствований, поскольку Николай 2 первые годы стремился в точности продолжить политику своего отца, ничего не меняя. Кроме того, Александр 3 был крайне скуп на пожалования : за 13 правления всего одно пожалование в 1 класс, 2 графских титула и 12 (не уверен точно, капитульных документов нет под рукой) награждений высшим орденом империи (в т.ч. 6 "юбилейных старцев" давно пребывающих в запасе). Поэтому заслуги высших чиновников Александра в основном были отмечены уже при Николае.
    Вообще, чтобы составить представительный список, придётся спустится в табели на ступеньку вниз: от пожалованных титулами к андреевским кавалерам (исключив "юбилейных старцев).
    Как я уже говорил, время сановников закончилось. Верхний эшелон элиты заняли великие князья. Но если Александр 3 опирался на аппарат, то Николай этого сделать не мог. Без каких-либо лидерских качеств, умеренный и аккуратный, очень религиозный, сдержанный , неискренний , новый император не обладал стратегическим мышлением даже в зачатках. Его неспособность сформировать собственную команду граничила с паталогией. К государственному аппарату он относился с хроническим недоверием. В конце концов он стал ориентироватся почти исключительно на мнение императрицы с её делением на "наших и не наших" исключительно по принципу личной преданности императорской семье.
     
    Соня нравится это.
  16. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    В списке вы не найдёте фамилии Столыпина - председателя совета министров в 1906-11 г. - одного из крупнейших государственных деятелей. Он был "не свой", император его только терпел, и потому не одарил ни чинами, ни наградами, а после его гибели, похоже, вздохнул с облегчением.
     
  17. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    чтобы сравнить стиль управления, такой пример
    Александр 2 правил 27 лет, Александр 3 - 13, Николай 2 - 23
    при них сменилось:
    министров внутренних дел: при А2- 5, , при А3 -3, при Н2 - 14
    военных министров: при А2-2, при А3-1, при Н2- 8
    министров иностранных дел: А2-1, А3 - 1, Н2- 7
    министров финансов: А2- 5, А3- 3 , Н2 - 6
    министров просвещения: А2 -6, А3 - 2, Н2 - 11
     
  18. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    Итак:

    Гр. Толстой Д.А. министр внутренних дел. Ум1889 г.
    [​IMG]
    Фактический глава правительства Александра 3.
    Половцев: « Толстой был таким человеком, что никогда, даже в лета молодости не возбуждал ни в ком сочувствия, симпатии , человеческого чувства. Это был человек жёсткий, самолюбивый, холодный, весьма дюжинного ума и чрезвычайного упрямства, которое вследствие ничтожности современников Толстого с успехом заменяло в нём твёрдость харатера»
    Витте: «На основании его действий, я вывел заключение, что вообще это был человек не заурядный, человек с волей и образованием, человек, в известном смысле, честный; во всяком случае — это была крупная личность. Всех его воззрений я не разделял… Гр. Толстой был крайний правый, и Император Александр III назначил его министром внутренних дел после графа Игнатьева именно потому, что он был ультраконсервативных воззрений.<…> Граф Толстой, как я уже сказал, был, во всяком случае, крупною личностью. — Многое, что он сделал сначала, когда был министром народного просвещения, а потом, когда был министром внутренних дел — подлежит порицанию. Его преобразованиям, крайне реакционным, Россия в значительной степени была обязана теми волнениями в обратную сторону, которые мы пережили несколько лет тому назад».
    Подробно карьеру Толстого обозрел сенатор Феоктистов, очень долго и хорошо знавший графа:
    «Граф Дмитрий Андреевич обладал непреодолимой страстью к научным занятиям; это был большой любитель книг, и библиотека его... может быть поставлена наряду с лучшими и обширнейшими…нельзя было доставить ему большего удовольствия , как указать на какое-либо редкое сочинение, - он тотчас спешил его приобрести. Даже в последние годы своей жизни он пользовался редкими досугами от службы для исследований, относящихся исключительно к царствованию Екатерины 2, работал всегда по источникам – и очень добросовестно»
    «возвращаюсь к графу Толстому. Люди, знавшие его в молодости, рассказывали мне, что он был очень влюблен в замечательную красавицу Языкову, которая потом вышла за какого-то голландского дипломата при нашем дворе. Граф Дмитрий Андреевич сделал ей предложение и уже считался женихом, но свадьба не состоялась вследствие того, что дядя его Дмитрий Николаевич убедил его, до какой степени было бы безрассудно вступить ему в брак с девушкой, которая так же, как и он, не имеет состояния. Под влиянием этих советов он вдруг и очень круто порвал всякие сношения с Языковыми. Этот эпизод в его жизни служит между прочим доказательством, что сильная страсть или вообще сколько-нибудь нежная привязанность была не в его натуре. В молодости он мог увлекаться, но все заставляет предполагать, что увлечения эти были непродолжительны, ибо эгоизм составлял отличительную черту его характера; в конце концов перевес всегда оставался на стороне холодного рассудка. Вскоре после разрыва своего с Языковой граф Дмитрий Андреевич женился на дочери известного Дмитрия Гавриловича Бибикова, Софье Дмитриевне, женщине очень недалекого ума, не красивой, но в высшей степени доброй и благодушной. Недостатки свои она с лихвой искупала в его глазах тем, что принесла ему значительное состояние, и властвовал он над нею неограниченно, так что малейший его каприз был для нее законом. …С тестем своим находился он в дурных отношениях, но особенно ненавидел свою belle-mere [тещу (фр.)], …Эта непримиримая вражда вызвана была, кажется, не чем иным, как денежными расчетами; граф Толстой постоянно жаловался, что его обделили, дали ему только часть того, на что он имел право; до какой степени была в нем чувствительна эта струна, лучше всего доказывают отношения его к своему дяде Дмитрию Николаевичу. Этот старик, которому был он немало обязан, непростительно провинился пред ним тем, что в преклонных летах вступил в брак с женщиной самого простого звания, с какою-то мещанкой или что-то в этом роде; к довершению всех бед он имел от нее ребенка, которому и передал свое состояние. Граф Дмитрий Андреевич счел это кровною для себя обидой и совершенно отшатнулся от дяди. Мне самому случалось слышать, как однажды у себя за обедом, имевшим, так сказать, официальный характер, ибо гостями были большею частью съехавшиеся в Петербург губернаторы, он отзывался о жене Дмитрия Николаевича в выражениях, которые было бы неприлично повторить здесь. … Чем богаче становился граф Дмитрий Андреевич, тем сильнее развивалась в нем страсть к приобретению. Он отстаивал свои интересы с непреклонным упорством и проникался озлоблением ко всякому, кто так или иначе нарушал их. Когда я сблизился с ним, он несколько раз заводил со мною речь о своих отношениях к своим бывшим крепостным крестьянам; я готов допустить, что с формальной точки зрения он был прав; …Но, грешный человек, я думаю, что едва ли в этом деле, точно так же как в других, когда затрагиваемы были материальные его интересы, способен был он обнаружить хотя малейшее великодушие. Этому противилась его лишенная высоких побуждений натура.
    Тостой обер-прокурор
    Пригоден ли был он для должности обер-прокурора? …Я не думаю, чтобы он принадлежал к числу людей неверующих, - далеко нет, но веровал он, как очень многие в нашем образованном обществе, т.е. дело веры вовсе не было для него жизненным интересом, а состояло лишь в довольно ленивом исполнении обрядов; граф Толстой не обнаруживал в этом большого усердия. …- Я смотрю на духовенство, - говорил граф Толстой, - не более, не менее как на силу, которая должна находиться в подчинении правительству и которою умное правительство может искусно пользоваться для своих целей. …
    Толстой министр просвещения:
    В этот период своей жизни граф Дмитрий Андреевич далеко не походил на того, каким оказался позднее. Весь запас своих нравственных сил, все, что только было в нем энергии, вносил он в свою деятельность и работал как только мог и умел. Ни для кого не составляло тайны, кто был главным двигателем быстро следовавших одного за другим преобразований, - и в обществе, и в печати их не называли иначе как "катковцами". Замечу между прочим, что ни разу не случалось мне подметить, чтобы граф Толстой выражал по этому поводу неудовольствие. Нельзя было не удивляться этому, зная, до какой степени он самолюбив и тщеславен. Самоотречение его можно, мне кажется, объяснять различным образом, - во-первых, как уже упомянуто выше, его беспомощностью, у него не было собственных идей, и он жадно уцепился за человека, который стоял пред ним с вполне готовою программой; во-вторых, громадным значением "Московских ведомостей", - для него было чрезвычайно важно, что газета, к голосу которой чутко прислушивались и друзья и враги, поддерживала его с необычайной силой и одушевлением; наконец, тут обнаруживалось вообще влияние сильной натуры на слабую. Путь был намечен, и по этому пути вела графа Толстого железная рука. Все преобразования осуществлялись и были приводимы в исполнение с такою непреклонною последовательностью и твердостью, что и сам граф Толстой приобрел в мнении громадного большинства общества репутацию человека крайне энергического. Какая злая ирония! …Забавно было слышать, как иногда в минуты раздражения граф Дмитрий Андреевич восклицал: "Не могу же я, однако, сообразоваться со всем, что придет в голову журналисту..."
    «Когда удавалось утвердить графа Толстого в какой-нибудь мысли, он уже не сбивался с пути, но тут возникали заботы другого рода. Граф Дмитрий Андреевич был вовсе не способен найти себе союзника, сформировать партию, - не способен по многим причинам и между прочим потому, что я редко встречал человека менее общительного. Пусть не подумают, будто отличался он мрачным, сосредоточенным характером. Напротив, если удавалось кому-либо проникнуть к нему, он любил болтать без устали, болтать о чем угодно с большим одушевлением, но только он принимал все меры, чтобы доставлять себе как можно реже это удовольствие. Заветною его мечтою было запереться дома и не пускать к себе ни единой живой души. Таким он был всегда, но с течением времени эти анахоретские наклонности развились в нем до уродливости. ….не только как министр внутренних дел, но и как шеф жандармов имел он полную возможность в беседах с государем касаться решительно всего, что считал нужным для своих целей; ему нечего было выжидать счастливого случая, чтобы его вызвали на тот или другой разговор; как удобно мог бы он пользоваться этим, чтобы просветить государя насчет настоящего положения дел и указывать ему на средства изменить к лучшему это положение. Но для этого требовалось, чтобы у человека, выступавшего в роли советника, была определенная и ясная программа и чтобы в груди его теплился священный огонь, который побуждал бы его употреблять все усилия, чтобы осуществить эту программу на деле. И того и другого недоставало графу Толстому. Конечно, он отличался твердостью некоторых своих воззрений, ненавидел либеральные веяния, достигшие пышного процветания при Лорисе-Меликове, относился с негодованием к недостаткам нашего судебного устройства, порицал самоуправление во всех его видах, причинявшее у нас так много зла, и т.д., но как изменить все это, оставался он в совершенном неведении….
    Ему известна была только Рязанская губерния, где находились его поместья, - тут издавна завязались у него знакомства, и многие из рязанцев приезжали летом в деревню к его жене играть с нею в карты, так что он поневоле вынужден был поддерживать с ними сношения; оттуда, из этой губернии, которую называли лейб-губернией, он и вербовал лиц для замещения разных должностей. Но так как этот персонал оказывался недостаточным для всей России, то другие назначения происходили совершенно случайно, по чьим-либо рекомендациям, и очень нередко приходилось слышать от графа Толстого, когда заходила речь о каком-нибудь негодном, но им же посаженном губернаторе, что он вовсе его не знает, даже ни разу его не видал. И неудивительно, ибо губернаторы и предводители дворянства должны были считать за особое счастье, когда им удавалось проникнуть на несколько минут в кабинет министра, - даже генерал-губернаторы достигали этого не без затруднений. "Нельзя себе и представить, как плохи у нас губернаторы", - восклицал граф Дмитрий Андреевич. Да кто же должен был нести за это ответственность?
     
    Соня и Egor Sidoruk нравится это.
  19. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    Победоносцев К.П. обер-прокурор Синода. В отставке с1905 г.
    [​IMG]
    Выдающийся учёный-юрист, профессор. Главный идеолог контрреформ. Пользовался неограниченным влиянием на Александра 3.
    Витте: «“Это был человек несомненно высоко даровитый, высококультурный и в полном смысле слова человек учёный. Как человек он был не дурной, был наполнен критикой разумной и талантливой, но страдал полным отсутствием положительного жизненного творчества; он ко всему относился критически, а сам ничего создать не мог. Замечательно, что этот человек не в состоянии был ничего воспроизводить ни физически, ни умственно, ни морально. Тем не менее, я должен сказать, что из всех государственных деятелей России мне пришлось иметь дело во время моей, хотя и недолгой государственной карьеры, и К.П.Победоносцев был человек наиболее выдающийся по своему таланту или, вернее, не столько по таланту, как по своему уму и образованию…”»
    И.И. Толстой: «Поистине зловещая фигура нашей новейшей истории! Человеком был он несомненно умным, но отрицательное отношение ко всему окружающему, скептицизм ко всякой теории и убеждение, что всякая перемена в социальных и политических вопросах может повести только к худшему, сделали из него отрицателя всякого новшества, всякого прогресса в какой бы то ни было области. Это был настоящий нигилист по отношению к историческому ходу вещей , и, конечно, благодаря его колоссальному влиянию и недюжинному уму, бывшему всегда к услугам реакции, он в течение 25 лет служил верой и правдой службу огромному всему политическому и социальному движению в России, помогши довести все и вся до состояния белого каления. Думаю, что ни один русский государственный деятель не оказал России более медвежьей услуги»

    Феоктистов: «От К.П. Победоносцева можно было досыта наслышаться самых горьких иеремиад по поводу прискорбного положения России, никто не умел так ярко изобразить все политические и общественные наши неудачи, но стоило лишь заикнуться, что нельзя же сидеть сложа руки, необходимо принимать меры, которые вывели бы нас из мрака к свету, и он тотчас же приходил в ужас, его невыразимо устрашала мысль о чем-либо подобном. По-видимому, он полагал, что, излив свои сетования, он сделал все, чего можно от него требовать, и что затем остается только уповать на милосердие промысла. Конечно, трудно было согласиться с этим; Константину Петровичу возражали, что бездействие правительства должно привести Россию к страшным бедствиям, - в ответ на это он приводил странный аргумент, он указывал на то, что никакая страна в мире не в состоянии была избежать коренного переворота, что, вероятно, и нас ожидает подобная же участь и что революционный ураган очистит атмосферу. Хорошее утешение! Однажды кто-то весьма основательно заметил ему на это, что если все государства подвергались революционным потрясениям, то не было еще примера, чтобы правительство, так сказать, включало революцию в свою программу, считало ее таким неизбежным явлением, с которым бесполезно и бороться. Победоносцев действовал смело и решительно только в самые опасные минуты, когда пожар грозил охватить все здание: так, например, он убедил государя удалить Лориса-Меликова; можно было бы указать несколько подобных же заслуг, но по миновании непосредственной опасности он по-прежнему начинал бесплодно оплакивать бедственное состояние России. Не было, кажется, такой сколько-нибудь существенной законодательной или административной меры, против которой он не считал бы долгом ратовать; он тотчас же подмечал ее слабые стороны, и в этом заключалась его сила, - впрочем, и не находя в ней важных недостатков, он все-таки не упускал случая возражать. Однажды в разговоре со мной он откровенно высказал, что, если бы это зависело от него, он сократил бы до minimum'a деятельность Государственного совета: к чему перемены, к чему новые узаконения, когда еще неизвестно, будет ли от них прок! Следует заметить, что в этом отношении он был одинаково беспристрастен и к своим единомышленникам и к противникам, ко всем безразлично относился он с недоверием, так что и те лица, которые стояли в одном с ним лагере, подвергались его порицаниям. К сожалению, слабых своих сторон К.П. Победоносцев не замечал, - напротив, имел о себе весьма высокое мнение; он очень любил, чтобы обращались к нему за советами, - многие, подметив это и зная, каким влиянием пользуется он в высших сферах, подвергали его рассмотрению даже такие вопросы, которые были ему совершенно чужды; он жаловался на это, говорил, что не дают ему покоя, заваливают его работой, а если, принимая эти жалобы за чистую монету, оставляли его в стороне, считал себя обиженным. Я не сомневаюсь, что, стоя близко к государю, он желал добросовестно исполнить свой долг, не пользовался своим положением для личных целей, что намерения его были самые благие и это уж не его вина, если по складу своего ума и при нерешительном своем характере он не мог принести много пользы. Не такого руководителя было нужно императору Александру Александровичу, у которого никогда не проявлялось ни малейшей инициативы. Несчастие К.П. Победоносцева заключалось также в том, что он не умел не поддаться соблазнам предоставленной ему роли: всякий старался заискивать в нем, ежедневно и утром и вечером кабинет его наполнялся разным людом; кого только нельзя было встретить тут, и в какие только дела не вмешивался он, - уже и без того не способен был он овладеть сколько-нибудь широкими задачами, и это еще более заставляло его, без всякой нужды, тратиться на мелочи. Но я должен отдать справедливость Константину Петровичу, что никогда не задумывался он высказывать государю прямо то, что у него лежало на душе, не стесняясь никакими посторонними соображениями, - к каким благотворным последствиям могло бы повести это, если бы он был государственным человеком в настоящем смысле слова...»

    Георгий Флоровский писал о его воззрениях и политике (1937): «Есть что-то призрачное и загадочное во всём духовном образе Победоносцева. <…> Он был очень скрытен, в словах и в действиях, и в его „пергаментных речах“ было трудно расслышать его подлинный голос. Он всегда говорил точно за кого-то другого, укрывался в условном благозвучии и благообразии очень и очень размеренных слов. <…> Победоносцев по-своему был народником или почвенником. Это сблизило его с Достоевским. <…> Но вдохновение Достоевского было Победоносцеву духовно чуждо. И образ пророка скоро померк в его холодной памяти… Народником Победоносцев был не в стиле романтиков или славянофилов, скорее в духе Эдм. Бёрка, и без всякой метафизической перспективы. Очень многое в его критике западной цивилизации и прямо напоминает контрреволюционные апострофы Бёрка. Победоносцев верил в прочность патриархального быта, в растительную мудрость народной стихии, и не доверял личной инициативе. <…> Есть что-то от позитивизма в этом непримиримом отталкивании Победоносцева от всякого рассуждения. Умозаключениям он всегда противопоставляет „факты“. Обобщений он избегает не без иронии, и отвлечённых идей боится. <…> И здесь основная двусмысленность его воззрения. Вся эта защита непосредственного чувства у Победоносцева построена от противного. Сам он всего меньше был человеком непосредственным или наивным. Всего меньше сам он жил инстинктом. Сам он весь насквозь отвлечённость. Это был человек острого и надменного ума, „нигилистического по природе“, как о нём говорил Витте. <…> И когда он говорит о вере, он всегда разумеет веру народа, не столько веру Церкви. <…> В православной традиции он дорожил не тем, чем она действительно жива и сильна, не дерзновением подвига, но только её привычными, обычными формами. Он был уверен, что вера крепка и крепится нерассуждением, а искуса мысли и рефлексии выдержать не сможет. Он дорожит исконным и коренным больше, чем истинным. <…> Богословия Победоносцев решительно не любил и боялся, и об „искании истины“ отзывался всегда с недоброй и презрительной усмешкой. Духовной жизни не понимал, но пугался её просторов. Отсюда вся двойственность его церковной политики. Он ценил сельское духовенство, немудреных пастырей наивного стада, и не любил действительных вождей. Он боялся их дерзновения и свободы, боялся и не признавал пророческого духа. <…> Победоносцев не хотел общественной и культурной влиятельности иерархии и клира, и властно следил за выбором епископов, не только по политическим мотивам, не только ради охраны правительственного суверенитета.»[23]

    Н. Бердяев сравнивал его с большевистским вождём Лениным: «<…> [Победоносцев] был духовным вождём старой монархической России эпохи упадка. Ленин был духовным вождём новой коммунистической России. Он много лет господствовал в подготовительном к революции процессе, а после революции правил Россией. Победоносцев и Ленин представляли полярно противоположные идеи. Но есть сходство в их душевной структуре, они во многом принадлежат к одному и тому же типу. Победоносцев был более замечательным, сложным и интересным человеком, чем это о нём думают, когда обращают внимание исключительно на его реакционную политику. Я когда-то характеризовал мировоззрение Победоносцева как „нигилизм на религиозной почве“. Он был нигилистом в отношении к человеку и миру, он абсолютно не верил в человека, считал человеческую природу безнадёжно дурной и ничтожной. У него выработалось презрительное и унизительное отношение к человеческой жизни, к жизни мира. Это отношение распространялось у него и на епископов, с которыми он имел дело, как обер-прокурор Св. Синода. <…> Из своего неверия в человека, из своего нигилистического отношения к миру Победоносцев сделал крайне реакционные выводы. Победоносцев верил в Бога, но эту свою веру в Бога не мог перенести на свое отношение к человеку и миру. В своей личной жизни этот человек, приобретший репутацию великого инквизитора, был мягким, он трогательно любил детей, боялся своей жены, совсем не был свиреп в отношении к „ближнему“. Он не любил „дальнего“, человечества, гуманность, прогресс, свободу, равенство и пр. В чём же может быть сходство с Лениным? Ленин тоже не верил в человека, и у него было нигилистическое отношение к миру. У него было циническое презрение к человеку и он также видел спасение лишь в том, чтобы держать человека в ежовых рукавицах. Как и Победоносцев, он думал, что организовать жизнь людей можно лишь принуждением и насилием. Как Победоносцев презирал церковную иерархию, над которой господствовал, так и Ленин презирал иерархию революционную, над которой господствовал, он отзывался о коммунистах с издевательством и не верил в их человеческие качества. И Ленин и Победоносцев одинаково верили в муштровку, в принудительную организацию людей, как единственный выход. <…>
     
    Соня и Egor Sidoruk нравится это.
  20. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    Рейтерн М.Х. председатель комитета министров, затем председатель комитета финансов госсовета. Умер в 1890
    [​IMG]
    При Александре 2 министр финансов, примыкал к либералам.
    Половцев: «Рейтерн был человек весьма почтенный, но далеко не блестящий. Во всяком вопросе он непременно доходил до конца, вырабатывал себе убеждение и оставался ему верен в своих действиях, но никогда нельзя было ожидать от него тонких соображений или предугадывания, пред-чувствования, определения чутьем такого, что французы называют seconde vue* и что в действительности составляет лишь проявление совокупности не всегда поддающихся анализу способностей человека. При этом, однако, он умел нравиться людям сильным, быть может, именно потому, что молчаливость, наружная скромность составляли отличительную черту его характера. Я знал его в начале 50-х годов товарищем герольдмейстера, т. е. обер-секретарем. Вследствие дружбы с Головниным он перешел к Константину Николаевичу в Морское министерство, а так как вел. кн. Константин Николаевич был в то время всесильным (и, между прочим, доселе числится председателем Финансового комитета), то Рейтерн и попал в министры финансов, чему послужила основанием записка, присланная из Америки, о тогдашнем финансовом кризисе, а больше того отсутствие людей и неуменье находить их.В последние годы Рейтерн сделался равнодушным ко всему отчасти вследствие угнетавшей его болезни, отчасти вследствие неуважения к людям и деяниям их, которое не может не испытывать человек, долго вращавшийся в влиятельных сферах. Он не воевал, не боролся ни с кем, ни с чем, поэтому жил в ладах со всеми и продолжал получать всякие украшения и награды, в том числе графский титул и императорский портрет. В денежном отношении Рейтерн был совершенно безупречен. Он оставляет приблизительно 300 тыс. руб., подаренных ему покойным государем, когда он отказался от получения земель или лесов , кои расточались одно время высшим чиновникам, причем товарищ Рейтерна Грейг получил в Польше имение, оцененное в полмиллиона.»

    Дурново И.Н. председатель комитета министров. Умер в1903 г.
    [​IMG]
    Преемник Толстого на посту министра внутренних дел. Продолжал его политику. По единодушому мнению современников был не слишком умён и искусен лишь в одном «понравится собаке дворника чтоб ласкова была»
    Витте: «очень недалёкий человек, но житейски умный и хитрый»
    Половцев: «глупый в общем смысле, но преисполненный хитрости для понимания могущих служить ему слабостей людских»
    Феоктистов: «Ярких способностей государственного человека он не обнаруживал, образование его было незавидное, я сомневаюсь даже, случилось ли ему когда-нибудь прочесть серьезную книгу, не отличался он сколько-нибудь самостоятельными взглядами и идеями, но если он проложил себе дорогу, то отнюдь не искательством и интригой. Своими успехами Дурново обязан был исключительно своему необычайно симпатичному и в высшей степени доброжелательному характеру; это был в полном смысле слова хороший человек, который считал себя счастливым, когда мог оказать кому-либо услугу, отзывчивый на всякое горе, не способный ни при каких обстоятельствах покривить совестью. Когда появлялся он где-нибудь, всем становилось светло на душе, все спешили к нему с приветствиями, в обществе даже не слышалась его фамилия, все знали, о ком идет речь, когда называли Ивана Николаевича: все это весьма характеристично, особенно если принять во внимание необузданную нашу страсть к злословию и пересудам. Повторяю еще раз, политическим деятелем он не мог быть и, кажется, сам отлично сознавал это, недостаток способностей возмещался в нем редким тактом, умением держать себя, не преклоняясь ни перед кем, тщательно сохраняя свое достоинство. Шутники называли его "le bon roi Dagobert" [добрый король Дагобер (фр.)].»
     
    Egor Sidoruk нравится это.
  21. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    Делянов И.Д – министр просвещения. Умер в 1897г.
    [​IMG]
    Один из двух человек пожалованных при Александре 3 графским титулом. Ставленник Толстого, продолжал его линию.
    Феоктистов: «Делянов представлял собой пример того, как можно у нас достигнуть очень высокого положения без сколько-нибудь выдающихся заслуг; никогда не был он не только тружеником - смешно и говорить об этом, - но даже дельцом в самом ординарном значении этого слова; никому не случалось, конечно, слышать, чтобы он высказал какую-либо мысль, которая была бы плодом зрелого и самостоятельного размышления; глупым человеком назвать его было нельзя, но не был он, конечно, и человеком умным; подобно всем своим соотечественникам - армянам, обладал он в значительной степени хитростью, знал Петербург как свои пять пальцев, со всеми находился в хороших отношениях, не имел врагов, потому что и враждовать с ним было как-то странно: он способен был всякого обезоружить своим невозмутимым добродушием. В обществе любили Ивана Давидовича за его доброту, хотя и самая доброта эта была какая-то дряблая, пассивная; он готов был хлопотать без разбора за кого угодно: и за порядочных людей, и за людей вовсе непорядочных, так что на его рекомендации привыкли не обращать внимания, и он нисколько этим не обижался. Человек несомненно честный, отличавшийся чрезвычайной простотою своего образа жизни, никогда не кичившийся своим положением, всегда доступный всякому, кто хотел его видеть, так что двери его кабинета были постоянно открыты для просителей, Делянов не в состоянии был, однако, научить графа Толстого чему-либо дельному».
    Волконский: « Иван Давыдович был удивительное явление в русской чиновной летописи. Чем он взял? За что выдвинулся, дослужился до Андрея Первозванного, до графского титула? Он рос, как растет дерево, - не в силу каких-либо заслуг, а в силу растительной инерции. Его мягкость, слабость, безволие - уж не знаю, как назвать - нельзя даже описать. Мой отец говорил , что если бы компромисс не существовал , то Иван Давыдович его бы выдумал …. Это было такое безразличие ко всему! Когда ему что-нибудь рассказывали, докладывали, он, пощипывая бровь, только повторял гнусавым голосом: "Да, да, да, да". Маленький, низенький, с крючковатым носом, лысый совершенно и только с несколькими волосами, которые он зачесывал из-под воротничка, он двигал челюстями, жевал губами, но почти не говорил . … Однажды он был болен. Справляются у одного чиновника: как Иван Давыдович ? "Ничего, слава Богу. Значительно поправился; еще не все бумаги читает, но уже все подписывает". … Приспешники говорили о доброте Ивана Давыдовича; но в широких кругах эта репутация не могла держаться. Все знали, что он охотно обещает, но редко выказывает ту же охоту в выполнении. Одна моя знакомая из города Борисоглебска, очень энергичная особа, поехала в Петербург хлопотать за детей-сирот одного доктора. Делянов слушал, обнадеживал и наконец сказал: "Ну, хорошо, я запишу". Вдруг, как ужаленная, она выставляет свою руку между его рукой и блокнотом:
    - Нет, только не записывайте!
    - Почему?
    - У нас в провинции говорят, если кто попадет на вашу записку, то уж наверное ничего не выйдет.
    - Ну, тогда вы дайте мне записку.
    На этот раз обещание было исполнено.

    Два случая припоминаю из рассказов отца.
    Однажды в Государственном совете Победоносцев говорил длинную речь, в которой критиковал представленный Деляновым проект. Отец сидел тут же, наклоняется к Делянову:
    - Иван Давыдович , ведь он проваливает наше дело, что же вы не отвечаете?
    - Ну что старика обижать...
    Иногда он бывал в благодушно-учительском настроении и как искушенный опытом мудрый старец наставлял отца в служебных приемах, охлаждал его пыл: "Ах, князь, вы все думаете, что дважды два четыре, а оно часто, очень часто бывает и пять, а в ведомстве императрицы Марии дважды два всегда пять". Ну разве не верно, что он выдумал бы компромисс , если бы его не существовало? Он был апостол компромисса.»
     
    Egor Sidoruk нравится это.
  22. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    Горемыкин И.Л. министр внутренних дел. в отставке с 1899 г. В 1906 и 1914-16 председатель Совета министров.
    [​IMG]
    При отставке получил чин действительного тайного советника 1 класса.
    Преемник Дурново на посту министра , продолжал его политику. Был замешан в сомнительных операциях с гос. поставками. Возвращение его к власти вызвало удивление: считалось что он был протеже императрицы которой нравилось его приверженность старому дворцовому этикету и ультра-монархические взгляды. Сам он смотрел на своё назначение шлавой правительства весьма иронично: «Я напоминаю старую енотовую шубу , давно уложенную в сундук и засыпанную нафталином. Впрочем, эту шубу так же неожиданно уложат в сундук, как вынули из него».
    Курлов: «Долгой служебной жизнью И . Л. Горемыкин выработал в себе олимпийское спокойствие : его ничем нельзя было удивить, а тем более взволновать, так как он исповедовал принцип, что все в историй повторяется и что сил одного человека недостаточно, чтобы остановить и даже задержать ее течение. При таком взгляде нельзя было ожидать энергичных действий, принятие которых подсказывало современное положение».
    Коковцев: «Горемыкин не удовлетворит никого своей пассивостью и безразличием…его любимые слова, о чём бы не заговорили, всенда были: - «Это вздор, чепуха, к чему это ? «

    Гирс А.К. Министр иностранных дел до 1895г.
    [​IMG]
    Витте: Гирс был человек осторожный, дипломат, чиновник со средними способностями, без широких взглядов, но опытный.Он как раз подходил, чтобы быть министром иностранных дел при таком Император, как покойный Император Александр III. Император Александр III как то раз сам так выразился: "сам себе я министр иностранных дел". Александр III относился к Гирсу, как к секретарю по иностранным делам, хотя это нисколько не исключало того, что иногда Император Александр III слушал Гирса, когда он видел, что Гирс делает ему какие-нибудь указания, которых он не имел в виду. Гирс был прекрасный человек , очень уравновешенный, спокойный, смирный. В тех случаях, когда мне приходилось с ним сталкиваться - мои отношения всегда с ним были самые лучшие; вообще я от него ничего, кроме разумных вещей не слыхал. В особенности я полюбил Гирса, когда увидел, как он привязан к Императору Александру III. В Крыму, во время болезни Императора Александра III, Гирс тоже был несколько болен и не выходил из своих комнат.Так как я крайне интересовался всем, что касается болезни Императора Александра III, то я первый узнал, что Государь безнадежен и что кризис должен был наступить через несколько дней, если не через несколько часов.Узнав это, вскоре я должен был быть у Гирса по какому то делу, причем неосторожно сказал ему, что Александр III безнадежен. Старик начал плакать горькими слезами. Меня это удивило, потому что я никак не мог себе представить, чтобы такой, {298} по-видимому, сухой бюрократ, такой сухарь, мог бы так привязаться к человеку, как он был привязан к Императору Александру III.»
    Граф В.Н. Ламздорф писал: «Работая с г-ном Гирсом, чаще всего приходилось догадываться. Он не любил ни ставить точки над i, ни применять четкие формулировки. Его мысль, зачастую более глубокая, прощупывала обширную область непредвиденного, а присущая ему крайняя осторожность заставляла отдавать предпочтение выражениям, несколько расплывчатым и смягченным. И, что самое главное, он не умел или, скорее, не хотел кратко подытожить свои мысли, усвоив печальную привычку прикрывать их целой кучей сетований, жалоб и опасений, не имеющих прямого отношения к делу. По любому поводу он говорил: „Как это меня печалит", „Дело идет плохо" и т. п. Иногда, уходя от него, я чувствовал, как у меня... опускаются руки».
    Статс-секретарь А.А. Половцов наблюдая его на заседаниях Государственного совета, писал: «Гирс, как испуганный заяц, прячется в свое кресло и даже закрывает лицо рукою. По делам внешней политики говорить не приходится, но если в том является необходимость, то Гирс высказывает уклончивые мысли в застенчивой форме и самой неправильной русской речью».

    Кн. Лобанов-Ростовский А.Б., министр иностранных дел. Умер в 1896 г.
    [​IMG]
    Историк, коллекционер. Крупный генеалог.
    С.Ю. Витте писал: «Князь Лобанов-Ростовский был человек видный, во всяком случае это была личность, хотя выбор его в министры иностранных дел, по моему мнению, был неудачен, так как едва ли он мог быть серьезным министром иностранных дел... Лобанов-Ростовский был человек весьма образованный, очень светский; он отлично владел языками, очень хорошо владел пером, знал превосходно внешнюю сторону дипломатической жизни; был очень склонен к некоторым серьезным занятиям, так, например, к различным историческим исследованиям, которые в сущности касались различных родословных; на этом поприще он даже приобрел себе некоторый авторитет и составил несколько книг; он был очень остроумный собеседник. Мне не случалось бывать с князем Лобановым-Ростовским в женском обществе, но я полагаю, что он имел большой успех у женщин, так как он был человек весьма остроумный и тонко воспитанный. Но, с другой стороны, надо сказать, что Лобанов-Ростовский в течение всей своей жизни не занимался серьезным делом; он не имел привычки посвящать делу много времени. Вообще ум его был более блестящий, нежели серьезный. Несмотря на его уже большие лета,— когда он сделался министром, ему было значительно за 60 лет,— он остался тем же, сохранив в себе основу своей натуры, т. е. крайнее легкомыслие. Подобное свойство натуры могло являться симпатичным в общественной жизни, но не могло принести сколько бы то ни было благоприятных плодов в деятельности государственной... Князь Лобанов-Ростовский, конечно, понравился государю и государыне; да он и не мог не понравиться, потому что он был человек весьма приличный, образованный, в светском смысле, в высшей степени тонко, так что и юмор его был в высшей степени тонкий». По свидетельству графа В.Н. Ламздорфа, «Лобанова обвиняют в легкомыслии и некоторой заносчивости, но у него есть та выгодная сторона, что он ясно знает, чего хочет, и способен изложить это с такой точностью, что при некоторой внимательности нетрудно уловить его замысел. Все у него выходит как-то коротко, ясно и деловито, хотя и не окончательно обдуманно и не совсем осторожно».


    Гр. Н.Д. Остен-Сакен, посол в Берлине.
    [​IMG]
    Сын севастопольского героя. Скончался на своём посту в 1912 г. в возрасте 81 года.
     
    Egor Sidoruk нравится это.
  23. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    Ванновский П.С. военный министр. С 1898 г. в отставке (в возрасте 76 лет). В 1901-2 министр просвещения.
    [​IMG]
    Окончил кадетский корпус. Умом не блистал.
    Киреев: « Военный министр Ванновский не мудрствует лукаво, да и вообще не мудрствует. Он немного солдафон».
    Витте: «человек не большого образования, не большой культуры, но он был человек определительный; твердо преданный Государю; человек порядка, — несколько желчный. Во всяком случае, надо признать, что он держал военное министерство в порядке»
    Грубый, придирчивый, тяжёлый начальник, чрезвычайно педантичный и добросовестный.
    Редигер: «Это был человек честный, твёрдый, требовательный, но добрый. Сам усердный служака. Отдавая должное его личным качествам, я всё же должен сказать, что его почти 17-летнее управление военным министерством было пагубно для нашей армии, так как он дал устареть всему командному составу».


    Обручев Н.Н. Начальник Главного штаба, в отставке с 1897 г.
    [​IMG]
    Либерал. Заслуженный профессор академии Ген. штаба.
    Керсновский: «Обручев, с именем которого следует связать все сколько-нибудь положительные мероприятия по военной части в этот период: сооружение стратегических дорог, крепостей на западной границе и, наконец, военная конвенция с Францией»
    Витте: «Ум военного министерства, конечно, составлял Обручев, а Ванновский представлял собою собственно характер военного министерства; они - так сказать - друг друга восполняли. Я не могу не признать, что Ванновский и Обручев вместе - держали министерство на соответствующей высоте. Замечательно, что Обручев был одним из ближайших сотрудников графа Милютина, когда Милютин, будучи военным министром, отличался крайне либеральными воззрениями. Когда Император Александр III был еще Наследником, он очень не благоволил к Милютину и в особенности ко всем его сотрудникам, которые были весьма либеральны; конечно , никто не мог ожидать, что по вступлении на престол Императора Александра III, Обручев будет назначен начальником главного штаба, но тем не менее, он получать это место, потому что Ванновский откровенно сказал Государю, что он либеральных воззрений Обручева не боится, что с этой точки зрения Обручев его не проведет, что он сам, будучи всю свою жизнь в строю, хорошо знает строевую часть и в этом смысла ему не нужно никакой помощи со стороны его сотрудников. Но с точки зрения теоретических военных соображений и с точки зрения, собственно, военной науки, он считает, что единственный человек, на которого он мог бы опереться и который мог восполнить его недостатки - это Обручев.»
    —— добавлено: 14 дек 2012 в 23:38 ——
    Продолжение следует )
     
    Egor Sidoruk нравится это.
  24. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    фон Дрентельн А.Р. Киевский генерал-губернатор. Умер в 1888
    [​IMG]
    При Александре 2 – шеф жандармов (3 отделение )
    Витте: «Дрентельн , хотя и не был боевым генералом , но в мирное время был очень хорошим, знающим свое дело генералом и держал Киевский военный округ в блестящем порядке….он был всеми уважаем, как русскими, так и инородцами . Хотя он был очень жесток с инородцами и для войск был суровым командиром, но, тем не менее, так как он был очень справедливым, безусловно честным и порядочным человеком, то умел внушать к себе большое уважение. ….»
    Далее у Витте поучительный анекдот: «Андреевский начал писать роман, в котором изображал жену этого полковника, ее похождения и лиц, {123} ухаживавших за ней, - между прочим и того ухаживателя, который именно в то время имел успех (чуть ли это не был князь Горчаков). Этот роман совершенно вывел из терпения бедного мужа этой дамы. Полковник пошел к Дрентельну и пожаловался на Андреевского. Тогда Дрентельн приказал позвать к себе Андреевского (В то время расправа с журналистами была такая же, какая практикуется и ныне, во времена Столыпина, т. е., если какой-нибудь журналист напишет что-нибудь неприятное, то он призывается к начальнику печати. Начальник печати говорить ему: лучше прекратите, а если не прекратите, то мы с вами сделаем то-то и то-то и , в конце концов, вы провалитесь в тартарары.) и говорить ему: Правда, что вы пишете там в вашем романе, в фельетонах всевозможные гадости о дамах и дамах порядочных? Так вот, я вам приказываю, чтобы вы больше не смели писать, чтобы вы этот роман прекратили, а иначе я поступлю с вами, как вы этого и не ожидаете!
    Тогда Андреевский и говорить Дрентельну: - Ваше превосходительство, вы знаете - я всегда исполняю ваши приказания, и это ваше приказание я также исполню, только я вас прошу - будьте так добры, - позвольте, - говорить, - моему герою романа спокойно умереть. Я вам даю честное слово, что в следующем фельетоне он умрет и этим кончится весь роман.
    Дрентельн засмеялся и этого Андреевского прогнал.»

    кн.Дондуков-Корсаков А.М. наместник Кавказа. В отставке с1890 г.
    [​IMG]
    При Александре 2 управлял оккупированной Болгарий, где был очень популярен.Характеризовался как человек более «салонный», чем деловой и более легкомысленный, чем даровитый. По словам Витте, на Кавказе его очень любили потому что он устраивал всевозможные кутежи.


    Гурко В.И. Варшавский генерал-губернатор. В отставке с1894 г.
    [​IMG]
    Герой Балканской войны. При отставке получил звание фельдмаршала.. . « Его не все любили, но все уважали, и почти все боялись». В Польше проводил жестокую русификаторскую политику. Был популярен среди солдат.
    Феоктистов: «Гурко, …выше всего ставил долг и, исполняя его, вовсе не заботился о том, какое составится о нем мнение. Такие чисто пуританские натуры, лишенные внешнего блеска, не производят впечатления на толпу. Таким был Барклай. Но я убежден, что потомство оценит Гурко по достоинству. Не прискорбно ли было слышать, что его упрекали в сухости, даже черствости сердца, не понимая, что если он был неумолимо строг своих требованиях, нередко заставлял своих подчиненных жаловаться на непосильные труды, то единственно по той причине, что был безжалостен к самому себе; говорили, будто он не щадил солдат, - со временем будут, конечно, обнародованы письма его с театра войны к жене: тогда увидят, как относился он к солдату.»«Когда состоялось его назначение, государь высказал ему, что был только один человек, который умел держать в руках поляков, - М.Н. Муравьев, и Гурко вполне разделял этот взгляд. Он сознавал как нельзя лучше, что от поляков ничего кроме вражды нам ожидать нельзя, но обстоятельства изменились; польская крамола притихла между прочим потому, что в новое царствование вообще исчезли колебания в политике нашей относительно окраин. Иосифу Владимировичу не было нужды прибегать к суровым мерам; поляки боялись его, но вместе с тем и уважали; очень скоро убедились они, что у него слово неразлучно с делом, - что всякая попытка политической пропаганды отразится на них тяжелыми последствиями.»


    гр. Шувалов Павел Андреевич. Варшавский генерал-губернатор. В отставке с1896 г.
    [​IMG]
    При Александре 3 посол в Берлине. Близкий друг Вильгельма 2. Витте: «очень светский, образованный человек и весьма хитрый, но хитрый в хорошем смысле этого слова…Он был недолго в царстве Польском и ничем – ни хорошим, ни дурным – себя не проявил. Но как человек он пользовался вообще большими симпатиями..в особенности среди офицеров, с которыми он любил часто проводить время и пиршествовать»


    Чертков М.И. Варшавский генерал-губернатор. Умер 1905
    [​IMG]
    Витте: «Чертков был совсем другой тип. Он был человеком из высшего общества, мало военным; как командующий - занимался войсками очень мало. Имел порядочное состояние а также большие связи в Петербургской аристократии. Женат он был на известной до настоящего времени Ольге Ивановне. Известна она тем, что была весьма забавной дамой и при том положительной красавицей. В настоящее время ей более 60-ти лет; между тем она до настоящего времени весьма франтится. Теперь она живет в Петербурге, а муж ее, Чертков, уже умер. - Когда Чертков был губернатором в Воронеже, а потом наказным атаманом в Новороссийске, он влюбился в эту Ольгу Ивановну, которая была женой полицеймейстера, развел ее с мужем и женился на ней. Эта женитьба и была причиной, почему Чертков долгое время был не в особенном фаворе при дворе, потому что в то время к таким вещам, как "развод", относились при Дворе очень строго, совсем не так, как относятся к этому теперь. Говорят, что Ольга Ивановна, - и это несомненный факт - еврейского происхождения Но это, по моему мнению, нисколько не служить для нее каким-нибудь минусом. Она очень порядочная и довольно образованная женщина; чрезвычайно жизнерадостная. Всю жизнь свою она постоянно веселилась, имела постоянно много поклонников между адъютантами своего мужа. … Чертков оставил пост Киевского генерал-губернатора в начале царствования Императора Александра III, вследствие сенаторской ревизии, сделанной в Киеве сенатором, а впоследствии членом Государственного Совета, известным Половцевым. Я лично не думаю, чтобы Чертков, как генерал-губернатор или командующий войсками, был хуже других ординарных генерал-губернаторов и командующих войсками, которых так много среди этих лиц. Но, почему то, он не понравился Императору Александру III. Я думаю, что не понравился он Императору из-за своей жены и некоторого высокомерного тона, которого он всегда держался. Во всяком случае несомненно, что как генерал-губернатор и командующий войсками Чертков был несравненно ниже Дрентельна и гораздо менее его авторитетен. Поэтому, когда он оставил пост генерал-губернатора и командующего войсками, то очень долго не получал никакого назначения и жил как бы в опале, в своем имении в Киевской губернии. Только при нынешнем Император Николае II, когда умер Варшавский генерал-губернатор граф Шувалов, его в качестве кандидата выдвинули на этот пост, и он его занял, пробыв в течение десяти лет вне всяких дел. Заняв этот пост, Чертков через два года умер.»


    Драгомиров М.И. Киевский генерал-губернатор. В отставке с1904 г
    [​IMG].
    Ведущий военный теоретик при Александре 3– считал, что развитие военной техники не имеет большого значения, главное это воспитание войск в духе верности престолу и отечеству. Главное значение придавал штыковой атаке, а огонь лишь её подготовительной стадией.
    Витте: «Драгомиров представлял собою человека несомненно талантливого, оригинального, человека образованного, особливо в военном отношении, с большим юмором, знающего военное дело, хотя и держался старых военных традиций, традиций того времени, когда все военное искусство сводилось к храбрости и к афоризму Суворова: "штык -- молодец, а пуля -- дура". Последние войны, а в особен-ности японская война, не вполне оправдали этот афоризм. Японская война показала, что кроме храбрости в настоящих войнах имеет громадное влияние техника, т. е. та же пуля во всех ее преобразованиях и усовершенствованиях, сделанных с развитием технических наук. Драгомиров отличился во время последней турецкой войны при переправе наших войск через Дунай; тогда же он был ранен в ногу и, благодаря этой ране, всегда немножко прихрамывал, -- и кичился этим недостатком. Драгомиров очень любил поесть, выпить, а поэтому из его подчиненных у него всегда были друзья, которые потакали этим его слабостям»
    Из статьи о Драгомирове Веры Ивановой:
    «в памяти земляков Драгомиров остался надолго, прежде всего - как большой ценитель украинской самобытной культуры. Впервые за много лет генерал-губернатор ввел в войсках пение народных песен, разрешил постановку близких и понятных простому люду «малороссийских» спектаклей, с удовольствием посещал вечера, посвященные памяти Тараса Шевченко. Драгомирова не раз обвиняли в украинофильстве, на что он со свойственным ему юмором отвечал: «На всякий чих не наздравствуешься, родился я в сердце Малороссии - черниговском Конотопе, - не может же из меня выйти какой-нибудь тамбовец, могилевец или калужанин, а тем более бердичевец, - каждому свое».»
    «С момента вступления в должность командующего войсками КВО Драгомиров завел порядок, по которому всякое его распоряжение заносилось в особую тетрадь. Время от времени эти записи сводились в общий сборник и рассылались в войска. Таким образом, были составлены около двадцати сборников, которые принимались к руководству и исполнению. Впрочем, военные всех чинов перечитывали их без всякого напоминания: интерес в данном случае нисколько не уступал пользе. Очень скоро Драгомировские сборники были «взяты на вооружение» болгарской и румынской армиями. Военный министр Болгарии утверждал, что самым дорогим знанием для братушек (болгарских солдат) стали те мелкие замечания, которые были сделаны генералом Драгомировым при разборе ответов на вопросы, заданные им во время военных смотров. Эти вопросы - о караульной службе, воинских обязанностях, Законе Божием и другие, самые разнообразные - вошли в различные инструкции и составили единый кодекс «обучения болгарских солдат по Драгомирову». (Сохранился рассказ о том, как солдат, давший на все вопросы очень бойкие и верные ответы, так же бойко, без запинки, ответил заповедь; когда же генерал Драгомиров сказал ему, что он произнес заповедь Моисееву вместо Христовой, то эскадронный командир доложил: «Ваше высокопревосходительство, он мусульманин, татарин Казанской губернии: его обыкновенно не спрашивают; откуда он набрался сегодня отвечать - непонятно»... «Вот так надо было бы наших турок мало-помалу приводить к христианству», - шутили братушки.). Между тем, христианские воззрения были фундаментом, на котором, собственно, строилась вся доктрина военных идей Драгомирова. Как нельзя лучше он сказал об этом сам - во время торжества открытия мощей св. Феодосия Углицкого, состоявшегося в Чернигове в1896 г.: «Мы, представители физической силы, пускаем ее в дело и проливаем кровь потому, что, помня слова Божественного Учителя, «полагаем за други души своя». И несмотря на все различие между военным и духовным сословиями, между ними есть и сходство, и нравственная связь: то и другое ведет борьбу с врагом, - одно с внешним, другое - с внутренним... Правда, вы крови не проливаете, - ваше царство не от мира сего, а нам приходится это делать, ибо, по слову Спасителя, надлежит быть и войнам на земле. Но в минуты общей опасности мы с вами соединяемся и ведем борьбу за нашу веру и отечество, вы - духовными средствами, мы - физическими».»
    «Генерал Драгомиров - человек эрудированный и разносторонний - великолепно знал русскую и зарубежную художественную литературу, обладал глубокими познаниями в области искусства. Его военно-литературное наследие, включающее свыше тридцати книг и брошюр, не ограничивалось узковоенными вопросами. В1868 г. генерал выступил с сокрушительной критикой некоторых военных сюжетов романа Л.Толстого «Война и мир», в особенности - против пренебрежительного отношения писателя к «кускам материи на палках, называемым знаменами». Драгомиров писал: «Изо всех трофеев это именно тот, который более всего свидетельствует о нравственной победе над врагом. Гр.Толстому не мешало бы помнить, что именно в сражении под Бородином французам не удалось взять ни одного из этих кусков материи на палках...»
     
    Egor Sidoruk нравится это.
  25. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.882
    Симпатии:
    9.201
    Ганецкий Н.С . Командующий Виленским военным округом. В отставке с1895 г. (вышел в отставку в возрасте 80 лет).
    [​IMG][​IMG]


    Костанда А.С. Командующий Московским военным округом. В отставке с1896 г. (в возрасте 79 лет)
    [​IMG]
    Гершельман: « Старик Костанда уже не мог принимать участие в полевых занятиях войск… В общем во время командования войсками Костанды московский лагерь как-то заснул. Внимание больше уделялось церковным церемониям. В лагерь не раз приезжал митрополит, при чём Костанда приказывал офицерам Сумского полка сопровождать его верхом от Москвы и обратно»


    Мещеринов Г.В. командующий Казанским военным округом. Умер в1901 г. в возрасте 74 лет.
    [​IMG]
     
    Egor Sidoruk нравится это.

Поделиться этой страницей