Буддизм и дзен - Сэндзаки

Тема в разделе "Библиотека Сони", создана пользователем Соня, 4 окт 2012.

  1. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    Глава 8 БУДДИЗМ ЯПОНИИ И КОРЕИ

    Вот что проповедует эта книга: „Если люди, следуя закону, будут повторять „истинные слова“ сто раз по десять тысяч раз подряд, — то да постигнут они и письмена, и смысл всех, какие ни на есть, законов и учений!“».

    последователи Ваджраяны рассуждали о теоретической возможности мгновенного просветления, Кукай же учил о том, что все может произойти «здесь и сейчас». Учение школы Сингон является тайным, эзотерическим (миккё) в том смысле, что оно предназначено лишь для тех, кто готов осознать присутствие в себе Будды (большинство людей на это не способны).

    Хотя первые пять элементов толкуются как материальные, а шестой — как духовный, исходно все они одной природы. Они взаимопроникаемы и в то же время несмешиваемы. Они всеприсущи, т. е. то, что материально, также и духовно, а что духовно, то материально; между ними нет разницы, как между „живой“ и „неживой“ природой. Это создает основу универсальной, единой несмешиваемости, посредством которой устанавливается эзотерический принцип единения человека с Буддой».

    Из тезиса о взаимном влиянии и взаимопроникновении пяти Великих Элементов и «проницаемости» их для шестого Элемента — сознания — Кукай делал вывод о тождественности сознания и плоти: «Хотя говорят, что сознание и плоть отличаются, сущность [их] именно та же самая. Плоть есть сознание, сознание есть плоть; [они] беспрепятственно, без помех [тождественны]». А поскольку сознание есть будда Вайрочана, следовательно, мироздание есть этот будда. Согласно учению школы Сингон, Вайрочана-мироздание имеет два проявления — «мир чрева» (гарбхадхату, тайдзо-кай) и «мир алмаза» (ваджрадхату, конго-кай). «Мир чрева» все в себе содержит и, подобно чреву матери, все порождает. В «мире чрева» хранится изначально присущее всем живым существам просветление. «Мир алмаза» представлен «мудростью» Вайрочаны, которая уподобляется твердому и всесокрушающему алмазу. Оба мира неотделимы друг от друга; как писал Кукай: «Мудрость есть принцип, принцип есть мудрость, они без помех, свободно входят друг в друга».

    Кукай писал: «Дхарма не имеет речи, но без речи выражена быть не может. Вечная истина (татхата) превосходит чувственное, но лишь посредством чувственного может быть постигнута. Различные позы и мудры связанных изображений берут свой источник в любви Будды. Таким образом, тайны сутр и их комментариев могут быть выражены искусством… Посредством искусства осознается совершенное состояние».[

    Озабоченный участью живых существ в эпоху беззакония, будда Амида поклялся спасти всех. И спасение возможно, как учила основанная Хонэном школа Дзёдо (буквально «чистой земли»; о чистых землях см. главу, посвященную китайскому буддизму); достаточно лишь верить в милость будды Амиды и повторять его имя как молитву. Основатель школы Синран-сю и ученик Хонэна Синран еще более упростил ритуальную сторону амидаизма: не нужно многократного повторения имени Амиды, достаточно единожды обратиться сердцем к этому будде, и спасение от сансары гарантировано.

    Школа Дзисю учила, что спасение достигается через медитацию на иероглифы мантры «Наму Амида-буцу», а учение школы Юдзу нэмбуцу гласило, что обращение к будде Амиде о возрождении после смерти в «чистой земле», произносимое одним человеком, помогает спастись не только ему самому, но также другим людям. Основатель последней школы Рёнин утверждал, что «чистая земля» Амиды есть особое психическое состояние, достичь которого возможно в этом мире.
    Параллельно с этим существовал элитарный буддизм самоспасения, по преимуществу самурайский, дзэнский буддизм».

    Недостаточно восхищаться молчанием, нужно им жить».

    Один из мастеров чайной церемонии (тядзин) Такэно Дзёо составил принципы чаепития:

    1. Воспитание в себе благожелательности к другим.

    2. Внутренняя гармония.

    3. Отсутствие осуждения и критики в отношении к другим.

    4. Отсутствие гордыни.

    5. Бескорыстие.

    6. Мастер чая может использовать во время ритуала утварь, отвергнутую другими как негодную для употребления.

    7. Мастер чая ведет образ жизни, исполненный внутренней тишины и уединения. Он живет в согласии с законом Будды и проникнут духом поэзии.

    8. Чайный ритуал не будет иметь места там, где отсутствует сердечность в отношении к гостям и не принимается во внимание их внутреннее состояние.

    По Басё, поэту нужно сосредоточиться на внутреннем, углубляться в единичное до тех пор, пока не откроется единое, проникать в единичное, постигая природу всеобщего. В момент озарения (сатори) прекращается зависимость вещей друг от друга на уровне подлинной реальности. Басё говорил, что хайку ни на мгновенье не должно останавливаться. Если творчество — прорыв в Ничто, тогда искусство есть продолжение жизни, а художник — тот, кто позволяет ощутить связь всего со всем. Саби — это сама жизнь.


    В отличие от школы Риндзай школа Сото была провинциальной, то есть менее блестящей и ритуализированной, нежели первая. Ее основатель Догэн учил (постигнув на собственном опыте), что просветление достигается, когда «отброшены тело и сознание». Он писал:

    «Поскольку даже земля, травы и деревья, ограды, черепица и камешки — все сущее в этом беспредельном мире — являются частью деятельности Будды, то попадающие под воздействие их благодатные ветра и воды чудесным образом обретают неповторимое учение Будды и пробуждают дремавшее внутри них пробуждение. Все те, кто обретут огонь и воду Дхармы, смогут даровать другим учение Будды об „изначальной просветленности“. В результате этого все те, кто живут рядом с ними и ведут с ними беседы, вдруг преисполнятся беспредельной буддийской добродетелью и начнут повсеместно — в мире дхарм и вне его — распространять бесконечно-неделимое, немыслимо-невыразимое Учение Будды. Однако все это не проявляется в сознании адепта, поскольку является немедленным прозрением — полным не-деянием в состоянии покоя. Если бы практика и медитация были двумя различными действиями, как это считают заурядные люди, то всякий мог бы распознать их по отдельности. Но если вы погрязнете в сфере сознания, то не достигнете подлинного пробуждения, поскольку его принцип непостижим замутненным сознанием. Оставаясь в состоянии полного покоя, сознание и объект пребывают в состоянии осознания и выходят за пределы просветления. Пребывая же в состоянии „самодостаточного самадхи“, вы сможете, не нарушая никаких форм, не затрагивая малейшей частицы, претворять в жизнь великие буддийские наставления, распространять несравненное, глубоко-сокровенное буддийское учение.

    Травы, деревья и земли, которых достигнет это учение, разом начнут излучать великое сияние и бесконечно являть непостижимую, чудесную Дхарму. Травы, деревья и стены начнут проповедовать Учение и заурядным, и мудрым людям, они же в свою очередь станут проповедовать Дхарму травам, деревьям и стенам. В мире пробуждения-для-себя и пробуждения-для-других все неизменно обладают признаками осознанности, и эта осознанность немедленно сама проявится.

    Если даже один человек ограниченное время будет сидеть в медитации, он станет сопричастным всему сущему и окончательно растворится во времени. Поэтому он будет вечно осуществлять проповедь буддийского Учения в прошлом, настоящем и будущем. Каждое мгновение сидячей медитации является в то же время всеобъемлющей практикой, всеохватывающим пробуждением. И это будет не просто сидячая медитация. Она будет подобна звуку от удара молотком по пустоте, его несравненное звучание проникнет повсюду. Разве оно ограничится одним мгновением? Невозможно измерить, как сотни вещей достигают его, каждая по-своему.

    Следует помнить, что если бы даже все будды десяти сторон света, столь же бесчисленные, как песчинки в Ганге, собрав всю свою мудрость, попытались измерить достоинства одного человека, занимающегося сидячей медитацией, им бы это не удалось».[96]

    В XX столетии дзэн-буддизм открыл для себя Запад — прежде всего благодаря работам Д. Т. Судзуки. В предыдущей главе уже цитировался фрагмент из книги Судзуки «Основы дзэн-буддизма». Позволим себе привести еще одну цитату из этого сочинения: «Уникальность дзэна в том виде, в каком он практикуется в Японии, заключается в систематической тренировке ума. Обычный мистицизм страдает излишней импульсивностью и оторванностью от нашей повседневной жизни. В этом смысле дзэн революционен. Он небо опустил на землю. Под его влиянием мистицизм перестал быть мистицизмом. Это уже больше не случайный продукт сверхнормального ума. Дзэн проявляется в самой обычной и неинтересной жизни простого человека, погруженного в шум и сутолоку. Дзэн предлагает систематическую тренировку ума и учит видеть нечто даже в этом кипучем котле. Он открывает человеку величайшую тайну жизни в ее ежедневном и ежечасном проявлении. Сердце человека начинает биться в такт с сердцем вечности. Дзэн открывает нам врата земного рая, причем такое чудесное духовное пробуждение происходит не за счет изучения какой-либо доктрины, а вследствие простого и непосредственного утверждения истины, лежащей в основе нашего существа.

    Рассказывая о дзэн-буддизме, нельзя не упомянуть и о таком его проповеднике, как монах Банкэй Ётаку (1622-1693), мастер Банкэй, учивший «дзэн Нерожденного». Нерожденное — наша собственная природа, она же — природа будды. Раз она не рождена, значит — бессмертна, ибо то, что не рождается, и не гибнет. Надо лишь прочувствовать присутствие Нерожденного, постичь его через непосредственное чувственное восприятие. Карканье вороны или лай собаки, услышанный человеком и осознанный им как таковой, и есть проявление одинаково присущего всем нам Нерожденного. Банкэй утверждал, что не нужны ни коаны, ни мондо — следует лишь пребывать в Нерожденном, жить им и жить в нем.[97]

    Примером проповеди Банкэя может послужить его обращение к монахам храма Рюмондзи:

    «Будучи еще довольно молодым человеком, я постиг Нерожденное [сознание будды] и распознал его отношение к мысли. „Мыслью“ мы называем то, что уже отдалилось на несколько шагов от живой реальности Нерожденного. О монахи, если бы вы просто жили в Нерожденном, мне нечего было бы рассказать вам о нем, а вы бы и не пришли сюда слушать меня. Однако в своей нерожденности и чудесной всеосвещающей силе, присущей сознанию будды, оно с готовностью отражает все проходящие перед ним вещи и превращается в них; так сознание будды обращается в мысль. Сейчас я расскажу присутствующим здесь мирянам все об этом сознании будды и хочу, чтобы и монахи тоже прислушались. Ни один из вас не является непросветленным. Прямо сейчас все вы сидите передо мной, как Будды. При рождении каждый из вас получил от своей матери сознание будды. Это унаследованное вами сознание будды вне всяких сомнений является нерожденным и наделено чудесной всеосвещающей мудростью. В Нерожденном абсолютно все противоречия разрешены. Я могу привести этому доказательство. Все вы внимательно слушаете то, что я говорю вам, но если бы сейчас каркнула ворона, чирикнул воробей или раздался любой другой звук, вам вовсе не было бы сложно понять, что это ворона, воробей или что-либо еще, даже если у вас и в мыслях не было намерения услышать эти звуки, а все потому, что вы услышали бы их посредством проявления Нерожденного. Если кто-либо убедится, что эта нерожденная, всеосвещающая мудрость и есть, в сущности, сознание будды, и он будет просто жить как он есть в сознании будды, то прямо в тот же момент он станет живым Татхагатой и пребудет им в течение неисчислимых будущих кальп. Утвердившись в этом [сознании будды], он пребудет в сознании всех будд, поэтому школу, к которой я принадлежу, называют также школой „сознания будды“».[98]


    Глава 9 ТИБЕТСКИЙ БУДДИЗМ: заповедник духовности

    Миларепа прославился как великий подвижник — он заложил основы тибетской традиции уединенного горного отшельничества — и как великий поэт, сочетавший в своих стихах буддийское мировоззрение и пейзажную лирику. Вот образец его поэзии:
    Поле Успокоенного Ума
    Я орошу и удобрю стойкой верой,
    Затем засею его отборными семенами,
    Рожденными из незапятнанного сердца,
    И над полем, как гром, раздастся искренняя молитва,
    И благодать прольется на него ливневым дождем.
    К волам и плугу Сосредоточенной Силы
    Я прикреплю лемех Правильного Метода и Разума.
    Волы, ведомые целеустремленным пахарем
    Твердой рукой к одной цели,
    Кнутом упорства и усердия подстегиваемые,
    Разрыхлят затвердевшую почву Невежества, порожденного
    Пятью Греховными Страстями,
    И очистят ее от камней закосневшей греховной жизни,
    И удалят все соринки лицемерия.
    Затем серпом Истины Кармических Законов
    Будет собрана жатва Праведной Жизни.
    Эти зерна, которые суть Возвышенные Истины,
    Будут собраны в Хранилище,
    К которому не приложимы никакие умопостроения.
    Пусть все, кто искренне стремится к Истине,
    Будут ограждены от препятствий и задержек на Пути.

    Девятая «колесница» — это Дзог-чен, или Дзог-па, основанная на махаати-йоге; эта «колесница» учит, что природа ума есть пробуждение, то есть что потенциал Будды присутствует в каждом человеке: «Наш собственный ум и есть Будда». В учении Дзог-чен (и это действительно делает доктрину Ньингма «древней») сохранилось влияние китайского чань-буддизма, который (см. главу 7) учил, что просветление достигается через «не-думание», полную остановку мыслительного процесса, благодаря чему «наша собственная природа, которая есть природа Будды, раскрывается немедленно и спонтанно» (Торчинов).


    Заключение БУДДИЗМ В СОВРЕМЕННОМ МИРЕ

    Далай-лама XIV в одном из интервью на вопрос, видит ли он какую-либо возможность интеграции христианства и буддизма на Западе, ответил следующим образом:
    «Это зависит от того, что вы понимаете под интеграцией. Если вы имеете в виду возможность интеграции буддизма и христианства внутри общества, их сосуществование, то тогда мой ответ будет утвердительным. Однако если вы видите интеграцию как создание некой комплексной религии, которая по сути не является ни чистым буддизмом, ни чистым христианством, то такую форму интеграции я считаю невозможной.
    Разумеется, реально, чтобы в стране, где господствующей религией является христианство, кто-то решил следовать буддийскому пути. Я думаю, весьма вероятно и то, чтобы человек, в целом исповедующий христианство, принимающий идею существования Бога и верящий в него, решил на каком-то этапе включить в свою практику некоторые идеи и техники буддизма. Учение о любви, сострадании и доброте присутствуют как в христианстве, так и в буддизме. В особенности много техник, направленных на развитие сострадания, доброты и тому подобных качеств, можно найти в Колеснице Бодхисаттв. Эти техники могут практиковаться как буддистами, так и христианами. Вполне допустимо, чтобы человек, оставаясь приверженцем христианства, решил пройти обучение техникам медитации, концентрации и однонаправленного сосредоточения ума. Оставаясь христианином, человек может практиковать некоторые положения буддизма. Это еще одна допустимая и весьма жизнеспособная разновидность интеграции».

    Возможно, именно поэтому, несмотря на свой весьма почтеный возраст, буддизм остается актуальным и востребованным по сей день.

    ВАДЖРАПАНИ
    Один из основных бодхисаттв Ваджраяны, олицетворение силы, обязанность которого — истреблять заблуждения и леность ума.

    ВАЙРОЧАНА
    Один из будд, чрезвычайно популярный в японском и китайском буддизме, где его считают Ади-буддой. В буддизме Тибета Вайрочана — один из дхьяни-будд («будд созерцания»), изображаемых на мандалах.

    ГАРБХА
    Одна из важнейших доктрин буддизма, учение о «зародыше» или «вместилище» Будды. Существуют две базовых интерпретации этого понятия. В первом толковании гарбха понимается как зародыш состояния Будды в каждом живом существе (каждое живое существо потенциально наделено природой Будды или потенциально является Буддой). По второму толкованию в живых существах присутствует некая особая сущность, которая может быть названа «природой Будды» (то есть все живые существа уже есть будды, и им надо только реализовать свою потенциальную «буддовость»).

    Первая интерпретация гарбхи получила распространение в основном в тибетской ветви Махаяны, а вторая утвердилась в китайском и дальневосточном буддизме, где переросла в теорию «изначального пробуждения»: живые существа изначально пробуждены, и сама природа ума есть пробуждение.

    ДЗЭН
    . Не думайте, однако, что дзэн — это нигилизм. Всякий нигилизм — это самоуничтожение, не имеющее конца. Негативизм разумен как метод, но высшая истина — это утверждение. Когда говорят, что дзэн не имеет никакой философии, что он отрицает всякий авторитет, что он отбрасывает всю так называемую „священную литературу“, не следует забывать, что в самом этом отрицании уже содержится нечто совершенно положительное и бесконечно утверждающее».

    ДХАРМА
    Васубандху дает подобную же формулировку сущности доктрины: это метод превращения элементов бытия в состояние покоя, из которого они никогда не возникнут снова.
    Понятие о дхарме — центральный пункт буддийского учения. В свете этого понятия буддизм раскрывается как метафизическая теория, развивавшаяся из одного основного принципа — идеи, что бытие (существование) является взаимодействием множественности тонких, конечных, далее недоступных анализу элементов материи, духа и сил. Эти элементы под термином dharma имеют соответствующее значение, данное им лишь в этой системе… Лишь эти элементы являются реальностями, а каждая их комбинация только наименование, обнимающее множественность отдельных элементов. Нравственное учение о пути к конечному освобождению не является чем-то добавочным или чуждым этому онтологическому учению, оно тесно связано с ним и действительно однородно с ним».

    ЙИДАМ
    Покровительствующее божество в Ваджраяне и тибетском буддизме, олицетворение того или иного высшего состояния сознания. Имена йидамов обычно совпадают с названиями тантр (цель любой тантры — пробуждение сознания, а потому каждый таковой текст может быть наглядно представлен в образе йидама). Как «материальные воплощения» тантр йидамы тождественны буддам и бодхисаттвам. … Подобные изображения толкуют как готовность йидамов защищать чистоту буддийского учения, истреблять все пороки и страсти.

    «Имя Калачакры: Колесо Времени. Кала, время — это аспект неизменного блаженства. Чакра, колесо — это аспект пустотности всего. Таким образом, взятый вместе термин Калачакра — это единство непреходящего блаженства и пустотности всего проявленного».

    ЙОГА
    Система психосоматических методов достижения устойчивых измененных состояний сознания (самадхи), включающая осознание, различение, коррекцию и управление соматическими и психическими структурами человека. Исходная цель йоги — изменение онтологического статуса человека в мире, единение человека с Природой и Вселенной, с высшим Разумом или Абсолютом, расширение сознания.

    КАЛАЧАКРА
    Целостное мироздание, синтез макрокосма и микрокосма, вселенной и человека. Согласно «Калачакра-тантре», изменяя себя, человек изменяет мир. По легенде, учение калачакры было изложено Буддой Шакьямуни по просьбе царя мифической страны Шамбхала Сучандры. В Индии калачакру проповедовал мудрец Питопа, который попал чудесным образом в Шамбхалу и был посвящен царем Калки в учение калачакры.

    Как писал Ю. Н. Рерих в статье «К изучению калачакры», «важность системы калачакра в религиозной жизни очевидна из наличия многочисленной литературы, посвященной системе, и того мощного влияния, которое она оказала своим учением на буддийский мир Центральной Азии. Большинство крупных монастырских учреждений в Тибете и Монголии наставляют своих адептов в этой чрезвычайно сложной системе мистицизма. Система калачакра принадлежит к „ануттара-йога-тантре“ — наивысшей из четырех тантр.
    В целом же вопрос системы калачакра тесно связан с проблемой происхождения тибетского шестидесятилетнего цикла, а также с проблемой Шамбхалы, загадочной страны, откуда эта система проникла в Индию во второй половине Х века».

    КШАНИКАВАДА
    Одна из важнейших доктрин буддизма, утверждающая, что бытие мгновенно, а любое состояние изменчиво и непостоянно. Дхармы («кирпичики» бытия) вспыхивают и исчезают, образуя новый «узор», новую комбинацию, обусловленную законом взаимозависимого возникновения и кармой. Представление об изменчивости бытия — одно из трех базовых понятий буддизма, наряду со страданием и отрицанием души (анатмавада).

    ЛОХАНЬ (АЛОХАНЬ)
    В китайском буддизме человек, достигший высшей степени духовного развития, но еще не ставший буддой; в Индии таких людей называли архатами. На китайской почве образ индийского архата слился с даосскими представлениями о святых бессмертных (сянь). Лоханей принято делить на две группы — великих лоханей, достигших нирваны (их 18), и тех, кто обрел святость, но остался в мире (таких 500).

    МАНДАЛА
    Комбинация геометрических элементов, символически представляющая образ мироздания. Считается, что зрительное восприятие мандалы может привести к откровению, осознанию сакральных истин.

    Как графический образ (графема), мандала представляет собой движение к некоему внепространственному и вневременному центру, который никогда не визуализируется, но всегда подразумевается. Линии мандалы и фокус, в которой они собираются, графически выражают препятствия на пути к центру.

    Мандала есть модель мироздания, аналогичная мировому древу, горе, храму. Что касается сопоставления с последним, известны многочисленные храмы, выстроенные в форме мандалы — круглые, квадратные, восьмиугольные.

    Классическая мандала основана на сочетании чисел 1 (центр), 3 (треугольник), 4 (квадрат) и 7 (круг).
    Внешний круг мандалы олицетворяет «стену огня» — метафизическое знание, уничтожающее неведение. Следующий круг — «бриллиантовый»: просветление, обретение истинного знания. Третий круг — «лепестки лотоса»: духовное возрождение. Последний круг — центр.

    В Тибете принято уничтожать мандалы сразу после окончания ритуала, что означает уничтожение иллюзии и возвращение духа в пустоту.

    Вариант мандалы — тантрическая янтра, представляющая собой сложную композицию геометрических фигур (точка, треугольник, квадрат, стилизованный лотос) и предназначенная для медитации. Точка в янтре означает центр; треугольник олицетворяет три мира; круг, который встречается редко, символизирует целостность и полноту. Главная из янтр — Шриянтра, выражение сексуальной энергии мироздания, символ непрерывного творения. В центре Шри-янтры находится точка бинду, вокруг которой расположены девять пересекающихся треугольников: пять обращены вершинами вниз (йони), четыре направлены вершинами вверх (линга). «Мужские» треугольники дробятся на 43 малых треугольника — 14 синих («приносящие удачу»), 10 красных («достигающие цели»), 10 синих («защищающие от беды») и 8 красных («исцеляющие от болезней»). Треугольники вписаны в три окружности, внутри которых также находятся два круга лепестков лотоса — 14 голубых и 8 красных («исполнение желаний»). Вся композиция заключена в квадрат с четырьмя «воротами» — символ материального мира; область между углами квадрата и окружностями называется «царством иллюзий».

    НИРВАНА
    Из всех живых существ только человек может достичь нирваны. О нирване нельзя сказать ничего определенного, кроме того, что это состояние покоя, свободы и блаженства. По замечанию Е. А. Торчинова, «даже психологически правильнее ничего не говорить о нирване, чем сравнивать ее с чем-то нам известным, ибо иначе мы немедленно сконструируем „нашу“ нирвану, создадим некий ментальный образ нирваны, вполне неадекватное представление о ней, привяжемся к этому представлению, сделав, таким образом, и нирвану объектом привязанности и источником страдания. Поэтому Будда и ограничивался самыми общими характеристиками нирваны как состояния, свободного от страданий, или как состояния высшего блаженства. Впоследствии буддисты разработают много разных концепций нирваны, но признание ее внезнаковой, несемиотичной природы останется в буддизме навсегда».

    ПРАДЖНЯ
    Буквально «высшая мудрость». В Тхераваде праджня понимается как умение распознавать явления-дхармы, а в Махаяне это некая особая способность непосредственно воспринимать реальность, как она есть. Праджне посвящена особая разновидность сутр — праджня-парамитские сутры. В знаменитой «Сутре сердца праджня-парамиты» говорится:

    «По той причине, что бодхисаттвы опираются на праджня-парамиту, в их сознании отсутствуют препятствия. А поскольку отсутствуют препятствия, то отсутствует и страх. Они удалили и опрокинули все иллюзии и обрели окончательную нирвану. Все будды трех времен по причине опоры на праджня-парамиту обрели освобождение.

    Посему знай, что праджня-парамита — это великая божественная мантра, это мантра великого пробуждения, это наивысшая мантра, это несравненная мантра, наделенная истинной сутью, а не пустопорожняя».

    В тибетском буддизме праджня — женское соответствие будд и бодхисаттв. В своей грозной, карающей ипостаси они зовутся дакини.

    САТОРИ
    В дзэн-буддизме персональное переживание опыта постижения своей истинной природы, достижение «состояния одной мысли» (дхьяна) через медитацию. Это феномен мгновенного пробуждения, когда стираются границы между наблюдателем и объектом наблюдения, знанием и тем, кто знает, опытом и тем, кто непосредственно переживает этот опыт.

    Также считается, что достичь состояния сатори можно и через созерцание обыденной жизни вокруг.

    СКАНДХИ
    Совокупность пяти групп элементов опыта, составляющая то, что является человеческой личностью в понимании буддиста.

    Эти группы таковы:
    1. Чувственное (рупа);
    2. Ощущения (ведана);
    3. Различия (самджня);
    4. Мотивы (самскара);
    5. Сознание (виджняна).

    Причем, по уточнению Е. А. Торчинова, «скандхи никоим образом не есть субстанции, они именно группы элементов, причем выделяемые достаточно условно и формально; реальны (и то по учению большинства буддийских школ только относительно) именно сами элементы, а не их группы — скандхи».

    ТРИ ДРАГОЦЕННОСТИ БУДДИЗМА

    Тому, кто полагается на Три Драгоценности, зная, что должен достичь их, следует самому породить Тройственное Прибежище в потоке своего сознания».

    Чаще всего, стремясь объяснить суть концепции нирваны, буддисты рассказывают такую притчу: как прекращает гореть лампада, когда иссякает масло, питающее огонь, или как прекращает волноваться поверхность моря, когда прекращается вздымающий волны ветер, так же прекращаются все страдания, когда иссякают все влечения, питающие страдания. С исчезновением причины страдания исчезает и само страдание.

    И сегодня герб мусульманской Индонезии украшает девиз: «Хотя Шива и Будда различны, но по сущности своей они едины».

    «Все тантрические тексты высокознаковы, семиотичны и вовсе не рассчитаны на дословное понимание (речь идет о тайном и опасном для профанов учении). Многое в их интерпретации зависит от уровня, на котором текст истолковывается. Так, на одном уровне требование убить родителей может означать искоренение клеша и дуалистического видения реальности, служащих как бы родителями для сансарического существа, а на другом — пресечение движения потоков энергии (праны) в позвоночном столбе посредством задержки дыхания в ходе йогической практики тантр» (Торчинов).

    Свами Вивекананда называл слог «АУМ» самым священнным из всех священных слов и говорил, что «вся вселенная сотворена из вечного АУМ».

    «Ученый-мусульманин XVIII в. в своем апологетическом сочинении утверждал, что Бог в исламе есть не что иное, как высшее божество китайской традиции — Шанди, поскольку все религии провозглашают почитание одного бога и одной истины.

    По замечанию А. Н. Игнатовича, отрывок этой сутры «Я глубоко почитаю вас и не могу относиться к вам с презрением. Почему? Потому что вы все будете следовать Пути бодхисаттвы и станете буддами!» — передает главную мысль «Лотосовой сутры», одного из самых чтимых в Японии буддийских текстов. Смысл сутры толкуется так: «Каждый человек, даже не обладающий достоинствами, станет буддой, т. е. имеет „природу“ будды». Соответственно ни к какому живому существу невозможно относиться с презрением — но только с почтением, как к будде.
     
  2. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    Дзэн в любви и работе - Йоко Бек

    Полностью - тут:
    http://www.e-reading.co.uk/book.php?book=1014047


    [​IMG]


    Шарлотта Йоко Бек
    получила титул третьей Наследницы Дхармы Маэцуми-роши

    Дзэн в Любви и Работе

    «Я доверяю ей и учусь у нее».
    Роберт Эйткен Роси, автор книги Taking the Path of Zen

    «Книга посвящена самой важной духовной практике — умению полноценно жить повседневной жизнью».
    Джек Корнфилд, основатель Общества Медитации Озарения

    «Автор ярко демонстрирует, что «просветление» находится прямо здесь — под нашим носом».
    Сэнди Боушер, автор книги Turning the Weel

    «Необычная книга для обычных людей. Чрезвычайно просто она повествует о чрезвычайно сложном».
    Дэвид Стейндл-Раст, автор книги A Listening Heart

    «Богатый источник практической мудрости».
    Стефан Бодян, редактор журнала Yoga Jornal.



    «Существует иная практика, которую я называю работа со всем., то есть с эмоциями, мыслями, восприятиями и ощущениями. Вместо вытеснения их из сознания и создания железной ограды, вместо их сквозного бурения мощным орудием нашей концентрации — мы открываемся им. Мы расширяем наше сознание всего, что происходит, шаг за шагом, от мысли к мысли, от появления к исчезновению, мы следим за сопутствующими эмоциями, и так все время. Вместо узкой фокусировки — предельно широкое осознание.
    Задача состоит в том, чтобы стать более внимательным к происходящему внутри и снаружи. Мы следим и ощущаем то, что есть, и позволяем ему быть дальше, не пытаясь ни удержать его, ни осмыслить, ни оттолкнуть. Чем яснее мы видим характер наших ощущений, эмоций и мыслей, тем сильнее становится наша способность смотреть сквозь них без искажений».
    Через переживание каждого мгновения таким, как оно есть, человеческое эго постепенно угасает, уступая место открытию чуда повседневной жизни.

    Наша жизнь — это жизнь маленького субъекта, который смотрит изнутри себя на какой-то объект. Но если вы имеете дело с чем-то ограниченным, например с телом или умом, и ищете нечто вне их, то это нечто становится объектом, который также должен быть ограниченным. И вы получаете нечто ограниченное, ищущее нечто ограниченное, и в результате приходите к еще большему недомыслию, что и делает вас несчастным.
    Такая мрачная перспектива ждет всех нас, если мы не опомнимся и не осознаем тот факт, что с жизнью надо что-то делать, что мы нуждаемся в специальных занятиях. Мы должны увидеть сквозь окружающий нас мираж, что существует «я», отдельное от «эго».
    Вы должны приступить к практике и практиковать со всей своей энергией всю оставшуюся жизнь.

    Нет предела раскрытию, которого может достичь человек. В конечном счете мы начинаем понимать, что являемся безграничной, беспредельной частью Вселенной. Нашей задачей на всю оставшуюся жизнь становится открыться этой беспредельности и суметь выразить ее. Появление все более тесных контактов с реальностью всегда порождает сочувствие к другим и изменяет повседневную жизнь. Дзэн — это занятие, рассчитанное на всю жизнь. Практикой становится вся жизнь, двадцать четыре часа в сутки.

    СТУДЕНТ: Не могли бы вы рассказать немного больше об идее освобождения от мыслей, возникающих в процессе медитации?
    ЙОКО: Я вообще не считаю, что мы должны освобождаться от чего бы то ни было. Я считаю, что единственное, что мы должны сделать, — это все пережить. Если мы будем заставлять свой ум что-то делать, мы опять вернемся к тому самому дуализму, от которого хотим избавиться. Лучший способ освобождения от мыслей — замечать возникающие мысли и осознавать их. «О, да, я опять делаю то же самое», — и, не выражая к этому никакого отношения, возвращаться к чистому переживанию настоящего момента. Так что будьте терпеливы. Мы можем делать это десятки тысяч раз, но ценность практики как раз и состоит в постоянном возвращении ума к настоящему, снова, снова и снова. Не ищите какого-нибудь удивительного места, где не будут возникать мысли. Поскольку мысли в своей основе нереальны, в какой-то момент они начнут становиться более туманными и менее настоятельными, и мы обнаружим, что существуют определенные периоды, когда они полностью исчезают, потому что мы видим, что они нереальны. Со временем они блекнут, хотя мы даже не знаем, как это происходит. Мысли — наша попытка защитить себя. Никто в действительности не хочет от них отказаться, они — это то, к чему мы привязаны. Способ, с помощью которого можно в конечном счете понять их нереальность — это как раз позволить фильму продолжаться дальше. Но после того, как вы увидите этот фильм пятьсот раз, уверяю вас, он вам наскучит!

    Существует два вида мыслей. Ничего нет плохого в мыслях, возникающих в процессе того, что я называю «техническим мышлением». Такое использование ума прекрасно. О таких мыслях нельзя сказать, что они реальны или нереальны — они как раз то, что они есть. По мнения, суждения, воспоминания, мечты о будущем — девяносто процентов мыслей, которые крутятся в голове, по существу нереальны.

    ПРАКТИКА ИМЕННО В ЭТОТ МОМЕНТ

    Не имеет значения, какова ваша жизнь, я призываю сделать именно ее вашей практикой.
    Мы должны отдавать свое внимание именно этому моменту—тому, что происходит именно сейчас.
    Итак, самая трудная задача дзадзэна (Медитация, практикуемая в Дззн-буддизме, — в процессе сидения ученик учится контролировать свое тело и ум — Прим. перев.) состоит в том, чтобы постоянно понемногу смещаться от мира, стремительно несущегося в наших головах, к здесь-и-сейчас. Вот и вся практика. Интенсивность и способность быть здесь-и-сейчас — это как раз то, что мы хотим развить. Для того чтобы сделать такой выбор, нужно однажды сказать: «Нет, я не хочу здесь вертеться». Каждое мгновение практики подобно выбору, развилке дорог: мы можем пойти этим путем, мы можем пойти тем путем. Это всегда выбор, мгновение за мгновением, между тем прекрасным миром, который мы стараемся создать в своей голове, и тем, что существует на самом деле. И то, чему мы учимся, настолько важно, что если бы этого не существовало, его следовало бы выдумать.

    Когда вам больно, мысли не могут нестись с обычной быстротой, их приходится остановить. Идти становится некуда. Так что боль — это действительно полезная вещь.
    Обучение Дзэн рассчитано на то, чтобы создать возможность хорошо прожить жизнь. Но хорошо живет только тот человек, который сумел научиться не промечтать всю жизнь, а быть здесь-и-сейчас. Независимо от того, какое это здесь-и-сейчас — хорошее, плохое, приятное, неприятное, болит ли у него голова, болен он или он счастлив. Это не должно иметь никакого значения.

    Так что вы должны выполнять работу, очень важную работу: переносить свою жизнь из страны грез в настоящую бескрайнюю реальность, какой она и является на самом деле.
    Работа эта не легка. Она требует мужества. Только люди с огромной выдержкой могут долго заниматься практикой. когда вы почувствуете почву под ногами, когда ваша жизнь станет настоящей, приобретет опору, другие сразу же почувствуют это, и вы начнете оказывать влияние на все, что вас окружает.
    Мы действительно представляем собой всю Вселенную. Но прежде чем ясно увидеть это, нужно сохраняя веру в процесс в целом. Это не просто вера, это больше похоже на науку. Через этот опыт перед вами прошли другие. Они добились определенных результатов. Все, что вы можете сделать, — это сказать: «Что ж, по крайней мере я могу попробовать. Я могу это сделать. Я могу упорно работать». Это самое большее, что каждый из нас может сделать.

    Когда вы отказываетесь вращаться в уме, даже на несколько минут, и сидите с тем, что есть, вы как бы оказываетесь перед зеркалом. Вы видите все. Вы видите, кто вы есть: свои усилия лучше выглядеть, быть первым или быть последним. Вы видите свой гнев, свое беспокойство, свое самомнение, свою так называемую духовность. Настоящая духовность как раз и означает быть со всем этим. Когда мы действительно можем быть с Буддой, кем мы и являемся на самом деле, все это преобразуется.
    Однажды во время сесина Роси Сибаяма сказал: «Тот Будда, которого вы хотите увидеть, очень застенчив. Очень трудно заставить его прийти и показать себя». Почему это так? Потому что Будда — это вы сами. И вы никогда не сможете увидеть Будду, пока не избавитесь от привязанности ко всему этому внешнему хламу. Мы должны проявить волю, чтобы честно войти в самих себя. Когда мы сможем быть абсолютно честными по отношению ко всему, что происходит именно сейчас, тогда мы сможем это увидеть. Мы не можем получить часть Будды. Будда приходит целиком. Наша практика не имеет ничего общего со стремлениями типа «О, я должен стать хорошим, я должен быть прекрасным, я должен то или это». Я есть то, что я есть прямо сейчас. И именно это состояние и есть Будда.

    «Занимаясь практикой, мы должны отказаться от надежды».
    Когда я говорю, что надо отказаться от надежды, я не имею в виду, что надо отказаться от усилий. Ваша работа будет невероятно трудной. Но когда я говорю «трудной», я не имею в виду напряжение и усилия, это совсем другое. Что действительно трудно, так это тот выбор, который постоянно приходится делать. И если вы проявите достаточно воли, чтобы в течение определенного периода времени последовательно делать такой выбор, то однажды увидите первый короткий проблеск. Первый короткий проблеск того, что является этим самым моментом. Но это может занять год, два года или десять лет.
    И это начало. Этот маленький проблеск продлится десятую долю секунды. Но этого недостаточно. Просветленная жизнь — такая жизнь, когда вы видите это постоянно. И потребуются годы и годы работы, чтобы преобразовать себя настолько, чтобы достичь этого.

    Вам может показаться, что осталось слишком мало лет, чтобы за это браться. Практика совершенна в любой момент. И когда мы практикуем, мы постоянно достигаем все большей реализации, жизнь становится приятнее, лучше для нас и для окружающих. Но это очень длительный непрерывный процесс. У людей есть довольно неразумное представление, что просветления можно достичь за две недели.
    Мы уже сейчас есть Будда. В этом не может быть никаких сомнений. Как мы можем быть чем-то еще? Нам хорошо здесь и сейчас. Где еще мы могли бы быть? Пора ясно понять, что это значит. Это согласие. Это гармония. Это способность выразить это в своей жизни. И именно это требует бесконечной работы и обучения. Это требует выдержки. Это не легко. Это требует ревностного служения себе и другим людям.

    Конечно, когда вы приступаете к практике, все эти качества развиваются, даже выдержка. вы постепенно преобразуетесь в процессе практики. Это происходит не благодаря мыслям или тем картинам, которые возникают в голове. Вас преобразует то, что вы делаете. А что такое то, что вы делаете? Вы постоянно делаете выбор. Отказываетесь от эгоцентрических мечтаний в пользу той реальности, которой на самом деле являетесь.
    сохраняйте веру именно в то, что вы практикуете. Справляйтесь с замешательством. Будьте очень терпеливы. Занимаясь практикой, отнеситесь к себе с уважением. Это нелегко.

    Все мы всего лишь дети. Возможности нашего роста безграничны. И в конце концов, если мы проявим достаточно терпения и будем работать достаточно настойчиво, у нас появится некоторая возможность внести реальный вклад в этот мир. Именно в том согласии, в котором мы наконец научимся жить, существует любовь. Не некая туманная ее версия, а любовь, обладающая полной силой. Мы хотим достичь ее для своей собственной жизни и мы хотим достичь ее для жизни других людей. Вот для этого мы и должны работать.

    Вот в чем состоит этот процесс. Какой бы мы ни сделали выбор, мы стремимся именно к этому. процесс может оказаться не совсем понятным. Пройдут годы, прежде чем вы поймете его и будете по-настоящему знать, что делаете. Так что делайте все, что можете. Продолжайте. старайтесь делать все, что в ваших силах. Это действительно очень важно: это общее преобразование качества человеческой жизни — важнейшее из всего, что можно сделать.

    АВТОРИТЕТ

    Последними словами Будды были: «Будьте светильником сами себе (Светильник внутри вас — ??)». Он не сказал: «Спешите к тому или иному учителю, в этот или иной центр», он сказал: «Смотрите — светильник внутри вас».
    нет никого, кто может мне что-нибудь сказать о моей жизни, за исключением — кого? Не существует авторитета вне моего собственного опыта.
    То, в чем вы нуждаетесь, — это руководитель, который поможет понять, что авторитет, истинный учитель это вы сами, и вы должны практиковать, чтобы осознать этого «себя».
    Но если вы можете начать переживать именно этот момент, который и является истинным учителем, — если вы сможете честно быть в каждый момент жизни тем, что вы думаете, чувствуете, — такой опыт позволит перевести себя в состояние «как раз это», радостного самадхи жизни, следования слову Бога. Это и есть практика Дзэн, и даже нет необходимости использовать слово «Дзэн».

    «Занимайтесь дзадзэн постоянно, молитесь постоянно». Если мы поймем, что каждая минута жизни — наш учитель, мы не сможем уклониться. Если мы по-настоящему являемся каждым моментом своей жизни, не остается места внешнему влиянию или авторитету. Как это может быть? Когда я и есть свое собственное страдание, где может быть авторитет? Внимание, переживание — это и есть авторитет, как раз они и вносят ясность в то, какие действия следует предпринять.

    БУТЫЛОЧНОЕ ГОРЛЫШКО СТРАХА

    Очень рано мы начинаем пытаться защититься от угрожающих обстоятельств, которые постоянно возникают самым неожиданным образом. Мы начинаем сжиматься от страха, который они у нас вызывают. И открытая, готовая вместить весь мир юная жизнь начинает сжиматься и втискиваться в узкое бутылочное горлышко страха. Как только мы начинаем пользоваться языком, скорость этого сжатия возрастает. А с увеличением информации, которую получает интеллект, процесс становится совсем быстрым.
    Почувствовав угрозу своей открытости и широте, мы приходим к выводу, что наше «я» заключается в том, чтобы сжиматься от страха.
    Но что действительно необходимо знать, так это то, какого рода мысли вы продолжаете настойчиво удерживать именно сейчас, сегодня, и какого рода телесные сжатия у вас имеются именно сейчас, сегодня. Когда вы отмечаете мысли и переживаете телесные сжатия (занимаетесь дзадзэн), бутылочное горлышко страха освещается. И когда вы делаете это ложное отождествление с ограниченным, «я» постепенно исчезает. Вы все больше и больше становитесь тем, кто вы есть на самом деле: «не-я», открытая и широкая реакция на жизнь. Начинает функционировать ваше истинное «я», так надолго забытое и покинутое, и теперь вы можете увидеть, что бутылочное горлышко страха — всего лишь иллюзия.

    когда мы дошли до истинного понимания стихотворения Шестого Патриарха, парадокс заключается в том, что мы должны практиковать, как в стихотворении, которое не было принято. Мы действительно должны полировать зеркало, мы действительно должны осознавать свои мысли и действия, мы действительно должны осознавать свои ложные реакции на жизнь. Только так можно увидеть, что с самого начала бутылочное горлышко страха было иллюзией. Но мы, не сможем и не захотим этого знать, пока не будем упорно полировать зеркало.

    Иногда люди говорят: «Ясно, мне ничего не нужно делать. Никакая практика (полировка) не нужна. Если вы достаточно ясно видите, такая практика — чепуха». Так... Но мы не видим достаточно ясно. Мы действительно должны заниматься практикой, мы действительно должны полировать зеркало, пока мы своими внутренностями не ощутим правду жизни. Тогда мы сможем увидеть, что с самого начала ничего не было нужно.
    То, что я вам рассказала, — действительно оптимистическое описание практики. Но вот вопрос: а большой ли у нас выбор? Или мы умираем — ибо, оставаясь долгое время в бутылочном горлышке страха, мы задохнемся — или мы медленно приходим к полному пониманию, пережив нахождение в бутылочном горлышке и пройдя через него.



    [​IMG]


    Глава II ПРАКТИКА

    Медитация не имеет дела с какими-то состояниями, медитация имеет дело с медитирующим.
    Что я подразумеваю под просто сидим здесь. Для этого требуется абсолютно вся ваша энергия.
    Обычно во время медитации мы не закрываем глаза. Но именно сейчас я прошу вас закрыть глаза и только сидеть здесь. Что происходит? Всевозможные вещи. Слабое подергивание левого плеча, давление в боку... Обратите на минуту внимание на свое лицо. Прочувствуйте его. Есть ли где-нибудь напряжение? В области рта? В области лба? Теперь переместитесь немного ниже. Обратите внимание на шею, прочувствуйте ее. Потом перенесите внимание на плечи, спину, грудную клетку, живот, руки, бедра. Прочувствуйте все, что бы вы ни обнаружили. Прочувствуйте дыхание, вдох и выдох. Не пытайтесь его регулировать, только прочувствуйте. Просто позвольте дыханию быть таким, как оно есть. При этом вы можете ощущать напряжение. Так что испытайте его таким, какое оно есть. Прочувствуйте все это именно сейчас. Если вы сможете просто делать это в течение трех минут, это будет чудесно.

    Обычно примерно через минуту мы начинаем думать. Интерес к пребыванию только с действительностью (которая является тем» что мы как раз делаем) слишком мал.
    Наш интерес к действительности крайне мал. Нет, мы совсем не хотим думать. Мы заняты своими заботами. И прежде, чем мы успеваем это осознать, мы забываем все об этом моменте и погружаемся в мысли о чем-то своем:... и вот мы уже далеко! Нет ничего преступного в таких фантазиях. За исключением того, что, когда мы теряемся во всем этом, мы теряем что-то еще. Когда мы поглощены своими мыслями, своими мечтами, что мы теряем? Мы теряем действительность. Наша жизнь убегает от нас.
    Ничего нет плохого в мыслях, занятых самими собой, за исключением того, что, отождествляясь с ними, мы отгораживаемся от реальности.

    Итак, что нам следует делать, когда приходят мысли?
    Просто отмечать их. Отмечая их, быть конкретными: не просто «я думаю, я думаю» или «я беспокоюсь, я беспокоюсь», а отмечать конкретную мысль. Будьте конкретны. И если мысли обрушатся на вас с такой скоростью, что у вас получится полная неразбериха, так и отмечайте эту неясную путаницу — «неразбериха». Но если вы будете настойчиво стараться различить отдельные мысли, рано или поздно у вас это получится.

    Если мы обнаруживаем, что некоторые мысли возникают сотни раз, мы узнаем о себе нечто, чего не знали раньше. Что происходит с мыслями, когда мы точно и тщательно отмечаем их? Они начинают затихать. Мы не делаем усилий, чтобы избавиться от них. Когда они затихают, мы возвращаемся к переживанию тела и дыхания, снова, снова и снова. Я не хочу сказать, что достаточно это сделать трижды, мы делаем это десятки тысяч раз. И если мы это делаем, наша жизнь преобразуется. Вот теоретическое описание сидения. Это очень просто, ничего сложного в этом нет.

    Все, чего мы не сознаем, приносит свои плоды, так или иначе оказывая влияние на нашу жизнь.
    Говорить об этом достаточно легко. Но делать это ужасно трудно. Я не знаю никого, кто бы делал это все время. Я знаю некоторых людей, которые могут посвящать этому много времени. Но когда мы занимаемся практикой, начиная осознавать все, что входит в нашу жизнь (независимо от того, изнутри или снаружи), жизнь начинает преобразовываться.
    Если вы новичок в практике, то вам важно понять, что пятнадцать минут — это уже победа. Так что быть просто здесь, замечательно.
    Практика на любом этапе — это просто быть теми, кто мы есть в данный момент. Понимание с годами увеличивается, но в любой момент мы совершенны такие, как мы есть.
    В жизни существует единственная вещь, на которую всегда можно положиться: жизнь — такая, как она есть. Я могу опираться только на ту жизнь, какая есть.

    Отмечая мысли, мы отстраиваемся от них, мы перестаем отождествляться с ними. Существует огромная разница между тем, чтобы сказать: «Это невыносимо» и «Я считаю, что это невыносимо». Если мы упорно отмечаем какую-то мысль, эмоциональное наложение начинает исчезать, и мы остаемся с объективным (обезличенным, беспристрастным) энергетическим фрагментом, к которому не должны быть привязаны. Но если мы считаем, что наши мысли реальны, мы действуем, исходя из них. И если мы действуем, исходя из таких мыслей, жизнь становится весьма запутанной. Так что практика — это работа до тех пор, пока мы не будем знать это всем своим нутром. Практика не заключается в том, чтобы реализоваться в голове. Она должна стать нашим телом, нашими костьми, нами самими. Конечно, у нас должны быть некоторые эгоцентрические мысли. Но нам не нужна эмоциональная эгоцентрическая деятельность, которую мы называем мышлением. В действительности, это никакое не мышление, а отклонение от правильного мышления, заблуждение.

    Дзэн предназначен для активной жизни, для углубленной жизни. Когда мы хорошо знаем свой ум и те эмоции, которые создает мышление, мы начинаем лучше видеть, что такое жизнь и что следует делать. Обычно наша следующая задача как раз перед самым нашим носом. Дзэн — это жизнь, полная активных действий, а не пассивного ничегонеделания. Но действия должны быть основаны на реальности. Когда действия основаны на ложной системе мыслей (основанных на нашей обусловленности), это плохая основа. Когда же мы смотрим сквозь систему мыслей, то можем увидеть, что нужно делать.

    То, что мы делаем, это не новое программирование самих себя, но освобождение от всякой запрограммированности. Этого можно достичь только увидев, что все программы не соответствуют действительности. Но смысл сидения как раз в том и состоит, чтобы не следовать никакой программе. Предположим, вы содержите программу «Я неуверен в себе». Предположим, вы решаете заменить эту программу на «Я уверен в себе». Ни одна из этих программ не может по-настоящему выдержать давления жизни, потому что обе они включают «я». И это «я» слишком хрупкое создание — на самом деле, нереальное — и его легко сбить с толку. В действительности, никогда не существовало никакого «я». Весь смысл заключается в том, чтобы увидеть, что оно пусто, что это иллюзия, и это не то же самое, что разрушить его. Когда я говорю, что оно пусто, я имею в виду, что оно не является лежащей в основе реальностью. Это просто то, что создано эгоцентрическими мыслями.

    Заниматься практикой Дзэн далеко не так просто, как говорить о ней. Даже те ученики, которые имеют ясное представление о том, что они делают, временами пытаются убежать от основной практики. Тем не менее, когда мы сидим хорошо, все остальное не должно нас касаться. Итак, независимо от того, продолжаем мы свое сидение пять лет, двадцать лет или только начинаем его, важно делать это очень тщательно.
     
  3. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    ОГОНЬ ВНИМАНИЯ

    Практика предназначена для того, чтобы разрушить наше исключительное отождествление с собой. Этот процесс иногда называется очищением ума. «Очищение ума» не означает, что вы станете святым или другим, чем вы есть. Это значит — соскоблить все то, что удерживает личность от того, чтобы функционировать наилучшим образом.

    В Библии сказано: «Он подобен очищающему огню». Это распространенная аналогия, которую можно найти и в других религиях. Сидеть на сесине — это значит быть в центре очищающего огня. Роси Эйдо однажды сказал: «Дзэндо — это не мирные небеса, а печь для сжигания эгоистических заблуждений». Дзэндо — не место для переживания блаженства и релаксации, а печь для сжигания эгоистических заблуждений. Какой инструмент мы должны при этом использовать? Только один. Все мы слышали о нем, но используем его очень редко. Называется он внимание.
    Внимание — это оружие, которое режет и жжет. Практика заключается в том, чтобы как можно лучше использовать это оружие. Ни у кого из нас нет большого желания его использовать, но если мы это делаем — даже в течение нескольких минут — происходит некоторое очищение и выжигание. Все задачи практики сводятся к тому, чтобы увеличить способность быть внимательными, не только во время дзадзэна, но и в любой момент нашей жизни. Когда мы сидим, мы постигаем, что концептуальный процесс мышления является игрой воображения. И чем больше мы это постигаем, тем больше возрастает способность уделять внимание действительности. Один из великих китайских учителей, Хуан По, сказал: «Если вам удастся избавиться от концептуального мышления, вы сможете достичь всего. Но если вы, ученики, следующие этим Путем, в один прекрасный момент не избавитесь от концептуального мышления, сколько ни старайтесь, вы никогда ничего не достигнете». Мы «избавляемся от концептуального мышления», когда в результате настойчивого наблюдения осознаем нереальность своих эгоцентрических мыслей. Тогда мы можем оставаться беспристрастными и по существу неподверженными влиянию этих мыслей. Это значит не зависеть от обстоятельств и не поддаваться им.

    Мы никоим образом не «беспристрастны и по существу не подвержены влиянию» всего того, что происходит. Так что крайне важно помнить, что основная цель сесина — сжигание мыслей на огне внимания, чтобы жизнь могла быть беспристрастной и неподверженной влиянию внешних обстоятельств. Сделать это — задача нашей практики. Если вы действительно сожгли привязанности, нет никакой необходимости сидеть. Но я не думаю, чтобы кто-то мог это утверждать. Мы нуждаемся в ежедневном дзадзэне соответствующей продолжительности, во время которого мы должны направлять внимание на то, что происходит в наших уме и теле.

    Ум успокаивается, потому что, вместо того чтобы в нем потеряться, мы его наблюдаем. Потом дыхание становится глубже и, когда действительно разгорается огонь, не остается ничего, чего бы он не мог уничтожить. Когда огонь становится достаточно горячим, не остается никакого «эго», потому что теперь огонь сжигает все. Не остается никакого разделения на себя и остальных.
    Мы должны сидеть каждый день. Даже десять минут сидения лучше, чем ничего.

    «На высохшем дереве распустился цветок». Когда все, что человек старается удержать и на что надеется, заканчивается, приходят мудрость и сострадание.

    мы даже не можем полностью владеть своим собственным телом. Любое напряжение в теле означает, что мы не можем им владеть.

    Но тому, кто недостаточно готов к такого рода усилиям, может быть, лучше заняться другой практикой. К этому нужно относиться очень осторожно — преждевременное переживание просветления не обязательно дает хорошие результаты. Для такого переживания необходимо осознать, что мы — это ничто (не-эго) и что во всей вселенной не существует ничего, кроме постоянных изменений. Мы сталкиваемся с той огромной стихийной силой, которую из себя представляем. Осознать это тогда, когда вы к этому готовы, — значит получить освобождение. Но для тех, кто к этому не готов, — это полное уничтожение. И даже те, кто готов к такому переживанию, могут потратить много лет на практику над теми уровнями созревания, которые были обойдены, чтобы очистить их.

    Многие учителя имеют огромный опыт работы с продвинутыми состояниями, но не с ранними уровнями. Конечно, они видят. Но это же видение, не интегрированное с самого начала, вместо гармонии и покоя может причинить вред.
    Может казаться, что переживание просветления подобно куску праздничного пирога. «Как интересно! Я хочу это получить!» Но некоторые рассказывают об этом переживании как о страшной вещи. Пока конструкция не окрепла достаточно для того, чтобы его вынести, она может разрушиться вся целиком.

    Единственное, о чем я прошу вас, это быть терпеливыми. Добиться сбалансированного развития непросто. Когда мы сидим, мы начинаем понимать, как сложно мы устроены. И в наших сложных я есть различные завихрения. Чтобы избавиться от них, нужно обратиться к специалистам из других областей. Дзэн не может справиться со всем на свете. Мы не можем слишком быстро увидеть слишком многое.

    И вообще, зачем говорить о просветлении? Когда человек готов к этому, когда у человека есть твердое стремление узнать это, и учителю и ученику совершенно очевидно, что делать дальше. Поэтому я прошу вас пересмотреть свои мысли о желании достичь просветления и обратить все внимание на работу, которую нужно делать со всей твердостью и пониманием. Когда вы терпеливо практикуете, энергия постепенно растет и жизнь становится более целостной.

    Все время мы должны возвращать свои мысли к настоящему. Это усиливает энергию. Все время мы должны по-настоящему осознавать, что ум блуждает в мечтах. Это осознание медленно и постепенно развивает энергию. И потом наступает истинное спокойствие и очищение ума и тела. Это совершенно очевидно — мы узнаем таких людей, достаточно лишь взглянуть на них.

    Если мы хорошо занимаемся практикой, нам открывается долгий путь, возможно с переживанием просветления, которое сможет осветить этот путь, — и это прекрасно. Но не следует недооценивать непрерывной работы над всеми теми иллюзиями, которые постоянно прерывают путешествие. Присмотритесь, например, к пастушеским картинкам (Пастушеские картинки — традиционная серия рисунков, изображающих развитие практики от иллюзий до просветления. Содержание картинок — человек, который укрощает дикого быка): человек хочет перепрыгнуть из единицы в десятку. Но мы можем находиться в девятке и опять сползти в двойку. Продвижение не всегда бывает постоянным и твердым. В течение нескольких часов мы можем находиться в десятке, а на следующий день опять оказаться в двойке. Ум опять уходит от чистоты и покоя — но пусть кто-нибудь осудит нас за это!

    «На высохшем дереве распустился цветок». Или в Библии: «Если ты не умрешь, ты не сможешь родиться вновь». Конечно, практика — это медленное умирание (утрачивание интереса, приобретение равнодушия), шаг за шагом, постепенное разотождествление с чем бы то ни было, что нас успело захватить. Если мы чем-то захвачены, мы не можем стать равнодушными. Или же обратите внимание на своего мужа, друга или подругу — на того, в ком вы нуждаетесь. Чем больше вы практикуете, тем меньше становится эта потребность. Любовь становится больше, а потребность меньше. Мы не можем любить то, в чем нуждаемся. Если мы нуждаемся в одобрении, то не сможем достичь равнодушия. Если мы считаем себя неполноценными и стремимся к лакейским занятиям, мы не можем быть равнодушными. Если мы нуждаемся в том, чтобы нас воспринимали определенным образом, мы не можем быть равнодушными. Если мы хотим, чтобы все происходило так, как нам хочется, мы не можем быть равнодушными. Ни в одном из этих случаев мы не можем быть равнодушными. Я всякий раз осознаю свои привязанности, но слишком часто не могу на них воздействовать. Но достичь равнодушия — это значит, что они исчезнут. В этом смысле по-настоящему просветленное существо — это не человек. Я не знаю никого, кто бы был таким. В течение своей жизни мне приходилось встречать нескольких замечательных людей, но я пока не встретила никого, кто бы соответствовал этому определению. Так что давайте довольствоваться тем, чтобы быть там, где мы есть, и упорно работать. Быть теми, кто мы есть в данный момент времени, — это и есть совершенство.

    Если мы все меньше и меньше отождествляемся с чем бы то ни было, мы можем охватить в жизни все больше и больше. Это и есть обет бодхисаттвы И это действительно то, чему посвящена практика дзэн. Сидение — это и есть путь, поэтому давайте добросовестно продолжать практику со всем, что у нас есть. Все, что я могу, — это быть тем, кто я есть именно сейчас. Я могу испытать это и работать с этим. Вот и все, что я могу сделать. Все остальное — мечты эго.

    ЦЕНА ПРАКТИКИ

    И практика никогда не будет настоящей, пока мы не осознаем, что не хотим вообще ничего платить. Как ни печально, пока мы от этого ускользаем, мы отрезаем себя от того чуда, которым является жизнь и которым являемся мы сами. Дорогой бриллиант нельзя получить бесплатно. Его нужно заработать ценой постоянной практики.
    Нужно зарабатывать его каждое мгновение своей жизни.
    Но если хорошо разобраться, это вообще не плата, а привилегия. По мере совершенствования практики мы все лучше и лучше это понимаем.
    Обучение — выплата цены — должно занимать двадцать четыре часа в сутки.

    ВОЗНАГРАЖДЕНИЕ

    Некоторые методы лечения направлены на то, чтобы вместо несчастливого эго мы получили счастливое эго. Но практика Дзэн (и, вероятно, некоторые другие дисциплины или методы лечения) может помочь нам вместо несчастливого эго получить не-эго, что и означает радость.
    Хотя мы и не знакомы с понятием, противоположным я (не-я), давайте попробуем представить, что жизнь нс-я возможна. Не-я не означает, что солнце исчезнет или прекратится существование. Оно и не эгоцентрично и не направлено на других, оно просто сконцентрировано. Жизнь не-я сконцентрирована не на чем-то конкретном, а на всем сразу, то есть оно ни к чему не привязано, так что характерные особенности я не могут проявиться. Вы не волнуетесь, не беспокоитесь, вы не ощетиниваетесь и не расстраиваетесь и, самое главное, вы уже не теряете ориентацию. Поэтому быть не-я — значит быть радостным. И не только это. Не-я, поскольку оно противоположно понятию ничто, благотворно для всего.

    Однако для огромного большинства практика состоит в том, чтобы вести упорядоченную жизнь, неустанно растворяя я. И первый шаг, который нужно сделать, — это перестать быть несчастными и стать счастливыми. Почему? Потому что вообще не существует способа, с помощью которого несчастный человек, то есть человек, которому причиняют беспокойство он сам, другие или какие-нибудь ситуации, мог бы достичь состояния не-я. Так что первый этап практики должен заключаться в том, чтобы из несчастного стать счастливым, и первые годы занятия дзадзэн направлены главным образом на это. Тем не менее мы не можем (и не должны пытаться) перепрыгнуть переход из относительно несчастного состояния к относительно счастливому.
    Почему я говорю «относительно» счастливое? Не имеет значения, насколько мы чувствуем себя «счастливыми». Если жизнь основана на эго, окончательное освобождение невозможно. Почему невозможно окончательное освобождение в жизни, основанной на эго? Потому что такая жизнь основана на ложной предпосылке — на предпосылке о том, что мы есть эго.

    Осознание своей истинной природы как не-я — состояние Будды — это и есть результат, который достигается с помощью дзадзэн. Именно по этому пути идет практика. Самое важное (потому что только это приносит истинное удовлетворение) — следовать по этому пути. Когда мы решаем вопрос своей истинной природы — я или не-я — вся основа нашей жизни должна измениться.
    Но для того, чтобы серьезно включиться в практику, необходимо обладать каким-то уровнем относительного счастья и стабильности. Тогда можно пробовать переходить к следующему этапу — разумной, настойчивой фильтрации различных особенностей ума и тела. Мы начинаем различать свои характерные особенности — мы начинаем видеть свои желания, свои надежды, побуждения эго, и начинаем осознавать, что эти особенности, эти желания, эти неистребимые привычки — и есть то, что мы называем я. Если практика продолжается, и мы начинаем понимать пустоту и непостоянство этих особенностей, мы обнаруживаем, что можем отказаться от них. Мы не должны стараться отказаться от них. Они просто постепенно пойдут на убыль, поскольку, когда мы что-нибудь осознаем, свет этого осознания уничтожает фальшь и подчеркивает истину. С уничтожением некоторых наших шаблонов может начать проявляться не-я — которое присутствует всегда — и вместе с ним будет увеличиваться спокойствие и радость.

    Хотя об этом процессе и легко говорить, часто он пугает, гнетет или приводит в уныние. Все, что мы долгие годы считали своим, подвергается нападению. Когда происходит такое изменение, мы можем испытывать невероятный страх. Разговоры об этом могут привести вас в восторг, но настоящее «делание» может вселять ужас.
    Тем не менее те, кто терпеливо и настойчиво занимается практикой, становятся более спокойными, полнее ощущают радость, у них возрастает способность вести полезную жизнь, полную сострадания. И жизнь, которую вечно портили внешние обстоятельства, незаметно изменяется. …Но даже в этом случае у нас сохраняется ощущение возросшего душевного равновесия и понимания, появляется чувство удовлетворенности.

    Для того чтобы несмотря на серьезные трудности, продолжать практику, нужно быть терпеливым, настойчивым и мужественным. Почему? Потому что обычный образ жизни — поиски счастья, борьба за удовлетворение желаний, стремление избежать душевной и физической боли — в результате настойчивой практики всегда расшатывается. Мы начинаем понимать всем своим нутром, а не просто мозгом, что радость жизни — это не поиски счастья, а переживание и просто пребыванием обстоятельствах, таких, как они есть. Что это не удовлетворение личных желаний, а удовлетворение потребностей самой жизни, не стремление избежать боли, а переживание боли тогда, когда это необходимо. Слишком много? Слишком тяжело? Наоборот, это легкий путь.
    Пока мы строим жизнь только с помощью ума и тела, мы можем быть всего лишь психологически обусловленными существами. Мы думаем, мы надеемся, нам можно причинить боль, нас можно расстроить. Но настоящее решение должно прийти из измерения, которое в корне отличается от психологического. Ключом к пониманию этого является практика непривязанности, развитие не-я.
    В конечном счете мы поймем, что не существует ни пути, ни способа, ни решения, потому что с самого начала наша природа есть путь, прямо здесь и прямо сейчас. И поскольку пути нет, практика — это бесконечное следование по этому не-пути — и без всякого вознаграждения. Потому что не-я — это все и оно не нуждается в вознаграждении: не имея начала, оно само по себе полностью реализовано.
     
  4. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    Глава III ЧУВСТВА
    УВЕЛИЧИВАТЬ СВОЙ КОНТЕЙНЕР

    Если вы можете (это очень трудно делать, когда вы рассержены), отмечайте эти мысли. Почему это трудно? Когда нами владеет злость, возникает огромный блок, который препятствует практике: мы не хотим заниматься практикой, мы предпочитаем тешить свою гордость, приводить «правильные» аргументы, добиваться «правильных» результатов. («Не ищите Правды — просто перестаньте дорожить мнениями».)
    Если вы по-настоящему отстранитесь и понаблюдаете — а, как я уже говорила, это крайне трудно сделать, когда вы злитесь, — вы сможете со временем видеть мысли просто как мысли (нереальные), а не как истину. Иногда мне приходилось проходить через этот процесс десять, двадцать, тридцать раз прежде, чем мысли, наконец, успокаивались. Когда мне удается это сделать, с чем я остаюсь? Я остаюсь с непосредственным переживанием физической реакции в своем теле, так сказать, с остатком. Когда я непосредственно переживаю этот остаток (как напряжение, сжатие), когда в этом непосредственном переживании отсутствует раздвоенность, я постепенно вхожу в измерение (самадхи), которое знает, какие действия предпринять. Оно знает, какое действие является самым лучшим, и не только для меня, но и для других. Прямой результат образования Большего Контейнера — ощущение «единства».
    как мы на самом деле отделяем себя от других? Как? Гордость, в результате которой рождается гнев — вот что отделяет нас. И решение этой проблемы — практика, во время которой мы переживаем эту разделяющую эмоцию как вполне определенное состояние тела. Когда мы это делаем, появляется Больший Контейнер.
    Сначала это пространство крайне ограниченно, потом оно становится чуточку больше, потом еще больше. И никогда нельзя прекращать его рост. Состояние просветления — это и есть огромное сочувствующее пространство. Но сколько бы мы ни жили, мы обнаруживаем, что размеры нашего контейнера имеют пределы. Это именно те моменты, которым следует посвящать свою практику. А как же мы можем узнать, где находятся эти ограничивающие точки? Когда мы расстраиваемся или злимся, пусть даже не очень сильно, мы находимся в этой точке. Здесь нет ничего таинственного. Эффективность практики состоит в том, насколько большой контейнер будет создан.
    Занимаясь практикой, мы должны быть снисходительны к себе. Мы должны понимать, когда не расположены делать это. Нет человека, у которого всегда было бы желание этим заниматься. И ничего страшного, если иногда мы этого не делаем.
    Практика создания Большего Контейнера — духовная практика по самой своей сути, потому что этот контейнер по существу—ничто. Больший Контейнер — это не вещь, осознание — не вещь, свидетель — не вещь. Нет никого, кто играл бы роль свидетеля. И тем не менее то, что может быть свидетелем для моего ума и моего тела, должно быть чем-то другим, чем мои ум и тело. Когда я могу в состоянии гнева наблюдать свои ум и тело, кто это «я», которое ведет наблюдение? Оно показывает, что я — это нечто другое, чем мой гнев, нечто большее, чем мой гнев, и это знание дает возможность строить Больший Контейнер, расти. То, что должно увеличиваться, — это способность наблюдать. А то, что именно мы наблюдаем, — всегда вторично. Не важно, что мы расстроены, важна способность наблюдать это состояние расстройства.
    Когда растет способность, во-первых, наблюдать, а во-вторых, переживать, развиваются одновременно два фактора: способность быть свидетелем, способность наблюдать жизнь такой, как она есть (а не такой, как мне хотелось бы, чтобы она была), и сочувствие, естественная реакция, которая возникает в результате того, что мы видим жизнь такой, как она есть. Мы не можем сочувствовать никому и ничему, если в нашу встречу с этим замешана гордость или гнев. Тогда это сразу становится невозможным. По мере создания Большего Контейнера растет и сочувствие.

    И тем не менее я считаю, что в этом процессе очень важно, чтобы он не протекал слишком быстро. Если все происходит столь быстро, я думаю, процесс следует замедлить. чем тежелее было детство и чем больше нас в детстве подавляли, тем, по-видимому, важнее, чтобы прорыв происходил медленно. При этом помните, что не так уж плохо относиться к этому с юмором. По существу, мы никогда ни от чего не избавляемся. Мы не должны стараться избавиться от всех своих невротических склонностей: то, что мы делаем, — это видим, до чего они на самом деле смешные. И часто становятся просто предметом для шуток других людей. Это чистое безумие. И это же, конечно, относится и к нам самим. Но по-настоящему мы никогда не видим, что мы безумны, — это и есть гордость.

    Практика — нелегкая вещь. Она должна преобразовать жизнь. Но если вы наивно считаете, что можно добиться такого преобразования, не заплатив за него, вы обманываете себя. Не приступайте к практике, пока не почувствуете, что нет больше ничего на свете, чем бы вы хотели заняться. Не приступайте к практике, пока не почувствуете, что должны это сделать. Настоящая практика требует огромного мужества.
    Чтобы заниматься практикой Дзэн, должна возникнуть потребность в определенном образе жизни.
    Я, как учитель, могу, конечно, облегчить практику и поддержать ваши усилия. Но я никому не могу дать начальной решимости, а именно она должна поддерживать вас в практике.
    Но если вам не хочется настолько посвящать себя практике, это не значит, что это плохо. Я хочу обязательно это подчеркнуть. Иногда нужно еще лет десять побездельничать, когда жизнь продолжает преподносить уроки, прежде, чем созреть для интенсивной практики.

    «НЕ ГНЕВАЙТЕСЬ»

    Дхармические разговоры — это совсем не обязательно что-то такое, что нужно понять до конца. Если они будоражат и приводят в замешательство, то иногда это как раз то, что нужно. Например, произнося фразу: «Все совершенно именно такое, какое оно существует». Совершенно? Поступает наилучшим образом? Вы считаете, что кто-то, кто творит ужасные вещи, поступает наилучшим образом? Пользуясь словами, мы получаем ужасную неразбериху в жизни и в практике.
    В действительности, жизнь усложняется потому, что мы путаем свои концепции (которые сами по себе абсолютно необходимы) с реальностью. Дхармические разговоры ставят под сомнение наши привычные концепции. И используя слова в некотором конкретном смысле, мы добавляем множество сложностей, но именно это как раз и хорошо.
    люди неправильно понимают заповеди, которые преподносятся в виде запретов, вроде «ты не должен». И это действительно совсем не то, чем они вообще являются.
    ...Так вот, наши столкновения с жизнью, с другими людьми и событиями подобны столкновениям с пустой лодкой. Но мы воспринимаем жизнь совсем иначе.
    Практикуя, мы не должны упускать никаких небольших невротических причуд.
    практика, доведенная до высокого уровня совершенства, это способность быть вместе с жизнью и быть в ней такой, как она есть.
    ... Это не значит, что она должна стать другой: она совершенна именно такая, какая есть. И я сама. И вы. Каждый. Эта область расширяется, но всегда есть точка, в которой мы не можем видеть совершенства, и именно в этой точке протекает практика. С течением жизни точка отсечения смещается, но никогда не исчезает. Эта точка существует всегда. побыть здесь и умереть. Возникнуть, побыть здесь и умереть.
    Мелочи жизни не слишком беспокоят меня. Я наслаждаюсь мелочами, которые продолжают идти своим чередом. Они забавны! Но что можно сказать о точке отсечения? Она там, где есть практика. И понять это и работать с ней, помня также о том, что большую часть времени мы очень не хотим работать с ней — это тоже практика.
    Когда мы становимся более чувствительными к жизни и к тому, что она есть на самом деле, мы уже не можем убежать. Мы можем попытаться сделать это на время, и большинство пытается делать это, пока удается. Но невозможно все время убегать. Никаких фантазий. Осознайте точку отсечения. Она есть у каждого. Вы можете отвернуться от нее и отказываться ее замечать, но если вы это сделаете, вы не будете расти и жизнь вокруг тоже не будет расти. Но, скорее всего вы не сможете убегать от этого слишком долго.
    Будда сказал: «Весь мир — мои дети». Суть в том, чтобы двигаться к точке отсечения: мы должны практиковать каждый раз, когда не можем считать «весь мир своими детьми».

    СТУДЕНТ: А если продолжить эту аналогию еще на один шаг: сказать, что ребенок не дает вам пинка, а поджигает дом?
    ЙОКО: Что ж, остановите его! Заберите спички!

    Переживая гнев не с помощью слов, а физически. Вы не можете заставить его пройти, но вы обязательно должны не позволить ему перейти на других.
    СТУДЕНТ: Я хочу продолжить аналогию с лодкой: если я вижу, что на меня плывет лодка и в ней кто-то есть, я, вероятно, начну кричать «Остановитесь и Держитесь подальше!» Если же лодка окажется пустой, я возьму весло и оттолкну ее в сторону, чтобы она не столкнулась с моей.
    ЙОКО: Правильно, мы предпримем соответствующие действия.
    СТУДЕНТ: Но часто мы кричим в любом случае, даже если это пустая лодка, наш путь во Вселенной или что бы то ни было еще!
    ЙОКО: Вы можете кричать, но есть разница между мгновенной реакцией и тем, чтобы думать об этом на протяжении следующих десяти миль.
    лодка всегда пуста. Опять-таки, дело в том, что чем больше мы практикуем, тем реже возникает гнев. Не потому, что мы говорим: «Я не буду гневаться» — это как раз не та реакция, которая возникает. Мы чувствуем иначе и даже не знаем почему.
    СТУДЕНТ: Что произойдет со мной, если случится какая-нибудь трагедия: «Я этого не заслуживаю», «Мой друг этого не заслуживает», «Как это могло произойти?» Я буду воспринимать это как несправедливость и начну отгораживаться от нее.
    ЙОКО: Правильно. Это очень трудно. Очень-очень трудно. И тем не менее это возможность для практики.

    Вспомните два стихотворения Пятого Патриарха — одно о бесконечном полировании зеркала, а другое о том, чтобы увидеть, что с самого начала не было никакого зеркала, которое нужно полировать. Большинство людей считают, что поскольку второе понимание — правильное, то первое было бесполезным. Но это не так, практика парадоксальным образом является именно первым. Полировкой зеркала. Точка отсечения там, где вы полируете зеркало. Это абсолютно необходимо. Потому что, только делая это, мы постепенно начинаем видеть совершенство всего вокруг, именно такого, как оно есть. Мы не можем увидеть этого, пока не пройдем через суровую, строгую практику.

    если гнев — это то, что вы есть, испытывайте его. В конце концов, это реальность момента. Так что, если вы притворяетесь, что не испытываете гнева и прикрываетесь при этом заявлением типа «Не гневайся», у вас нет шансов узнать, что такое на самом деле гнев. Другая сторона гнева, если вы испытаете его пустоту и пройдете через нее, это всегда сострадание. Если мы действительно пройдем через это.

    ЛОЖНЫЙ СТРАХ

    Один вид страха — обычный страх: это реакция на физическую угрозу. Мы реагируем на нее действием — убегаем, боремся, вызываем полицию. Обязательно что-то делаем — это обычный, естественный страх. Но большинство наших жизненных тревог основано не на нем, они основаны на ложном страхе.
    Ложный страх существует потому, что мы видим свое «я» как отдельную сущность.
    И благодаря страху, который возникает на основании этой ложной картины, мы не можем действовать сколько бы то ни было разумно: нами манипулирует страх. Когда мы «составили мнение» о ситуации или человеке, действия основываются на ошибочном суждении — на ложном представлении, что существует «я», отдельное от действия. Из такого я-думания вырастает специфическая система оценок. Мы стремимся ценить только тех людей или те события, которые, как мы надеемся, будут поддерживать или способствовать спокойной и безопасной жизни «я». Мы разрабатываем различные стратегии, чтобы сохранить «я». Возникает чувство, что «Я вынужден любить себя», «Я вынужден быть хорошим по отношению к себе», «Я вынужден быть хорошим по отношению к вам». В основе этих суждений лежит ужасный страх, страх, что ничего этого не будет. Мы обладаем ложным «я», которое пытаемся любить и защищать. Мы тратим большую часть жизни, играя в эту бесполезную игру. «Что должно случиться? Как это будет? Смогу я с этим что-нибудь сделать?» Я, я, я — иллюзорная игра ума. Мы теряемся в ней.
    Можно предположить, что стоит увидеть, что это игра, и с ней будет покончено — но нет. Мы должны посмотреть на эту проблему под другим углом, войти через заднюю дверь. Прежде всего мы должны осознать свои иллюзии. Древние тексты учат: озарите ум, дайте свет, будьте внимательны. Это шикан — просто сидеть, просто переживать, просто знать, что все это иллюзии (все предложения с «я» в качестве подлежащего).
    Это не те «я», которые слушают птиц, они действительно слушают птиц. Позволяйте себе видеть, слышать, думать. Именно это и есть сидение. Фальшивое «я» подменяет чудо постоянным желанием думать о «я». И именно тогда, когда происходит чудо: поют птицы, продолжаются ощущения тела, сердце бьется... Каждая секунда жизни — это чудо. Но думая о я, мы упускаем его. Так что давайте сидеть с тем, что может показаться неразберихой. Чувствовать это, быть этим, ценить это. И тогда мы чаще начнем рассеивать ложные мечты, которые затмевают жизнь. И вот, что это?

    Если существует хотя бы одно впечатление, которое вошло в вашу жизнь и осталось невоспринятым, значит, в эту секунду вы чуть-чуть приблизились к смерти (что-то в вас умерло).
    Заботиться о каждой секунде. Вот что это такое. Не занимайте при этом свой ум чем-нибудь еще: не делайте наполовину ничего.

    мы, по сути, отдаем свою жизнь этим напрасным мыслям и фантазиям.
    Нет ничего плохого в мечтах и фантазиях. Просто не нужно держаться за них, нужно уметь видеть их нереальность и вовремя отвернуться. Оставайтесь только с тем, что действительно реально: ощущением дыхания, тела, того, что вас окружает.
    Никто не хочет отказываться от своих надежд. И, надо быть честным, никто и не собирается отказываться от них от всех сразу. Но могут быть периоды, когда в течение нескольких минут или нескольких часов все остается таким, как оно есть, все течет так, как оно течет. И мы ближе соприкасаемся с тем единственным, что есть всегда, — со своей собственной жизнью.
    Итак, если практика проходит таким образом, какое вознаграждение мы получаем? Если практика действительно такова, она охватывает все, что у нас есть. Что мы получаем в результате? Ответ один: ничего. Так что, оставьте надежды. Мы ничего не хотим получить. Мы получим, конечно, собственную жизнь, но мы ее уже получили. Эта жизнь и есть нирвана. А где же, по вашему мнению, она находится?
     
  5. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    ЛЮБОВЬ

    Мендзан Дзэньи (1683 — 1769 г.) был одним из величайших знатоков Сото дзэн. Больше чем просто одним из старейших мастеров — он придал ясность практике. Он говорит: «Когда благодаря практике вы до конца поймете реальность дзадзэн, застывший блок эмоции-мысли расплавится сам по себе». Однако он продолжает: «Если вы думаете, что вы сможете отсечь иллюзорную мысль вместо того, чтобы понять, как плавится эмоция-мысль, эмоция-мысль вернется, как если бы вы отрезали стебель былинки или ствол дерева и оставили живым корень». «Эмоция-мысль является корнем заблуждений, упорной привязанности к одностороннему мнению, созданному нашим обусловленным восприятием».

    Большая часть практики в Центре посвящена пониманию того, как плавится эмоция-мысль. Прежде всего, мы должны увидеть, что это такое. Это эмоциональные, сконцентрированные на себе мысли, которые мы все время плавим. Их отсутствие, утверждает он, и есть состояние просветления. Все без исключения, мы захвачены эмоциями-мыслями, но степень этой захваченности может быть очень разной. Существует большая разница между тем, кто захвачен ими девяносто пять процентов времени, и тем, кто захвачен пять процентов времени.

    Строго говоря, взаимоотношения существуют со всем — с чашкой, с пледом, с горами, с людьми. Но сегодня мы будем говорить о взаимоотношениях с людьми, потому что, похоже, они вызывают больше всего трудностей. В этих взаимоотношениях всегда есть немного искренней любви и немного ложной. Насколько искренна наша любовь, зависит от того, как проходила наша практика с ложной любовью, которая вскармливает эмоцию-мысль ожиданий, надежд и стремлений к улучшению. Когда мы не видим пустоты эмоции-мысли, мы ждем от взаимоотношений, что они помогут нам чувствовать себя лучше. ...И, тем не менее, бессмыслица эмоции-мысли доминирует в жизни.

    В частности, если говорить о романтической любви, эмоции-мысли просто отбиваются от рук. Я ожидаю от своего партнера, что он будет поддерживать мое идеализированное представление о себе. И когда он перестает это делать (что рано или поздно обязательно произойдет), я говорю: «Медовый месяц кончился. Что с ним случилось? Я не могу выносить того, что он делает». И я начинаю удивляться, почему я так несчастна. Мой партнер больше меня не удовлетворяет, он не отражает моего надуманного представления о себе, он не способствует моему комфорту и удовольствию. Ни одно из этих эмоциональных требований не имеет ничего общего с любовью. Когда картина разрушается — а это всегда происходит при более близких взаимоотношениях, — такая «любовь» обращается во враждебность и ссоры.

    Итак, если мы вступаем в близкие взаимоотношения, время от времени мы должны быть готовы испытывать боль, потому что никакие взаимоотношения не удовлетворяют нас полностью. Нет никого, кто бы доставлял нам все те удовольствия, которые нам хочется получить. Что же делать в случае такого разочарования? Направлять практику на то, чтобы подходить ближе и ближе к переживанию своей боли, разочарования, разбитых надежд и разрушенных представлений. И это переживание абсолютно невыразимо словами. Мы должны наблюдать за содержанием мысли до тех пор, пока оно не станет настолько нейтральным, что мы сможем войти в прямое и невербальное переживание разочарования и страдания. Когда мы переживаем страдание непосредственно, начинается плавление ложной эмоции и возникает настоящее сострадание.

    Выполнять обещания — это единственное, что мы можем делать для других. Чем дольше длится практика, тем более открытой и любящей становится душа. Когда развитие завершено (что означает, что в этом мире нет ничего, что вы взялись бы осуждать), это и есть состояние просветления и сострадания. Цена, которую мы должны за это заплатить, — это практика в течение всей жизни со своей привязанностью к эмоции-мысли — препятствию для любви и сострадания.
     
  6. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    ВЗАИМООТНОШЕНИЯ, ИСКАНИЯ

    Каждое мгновение жизни представляет собой взаимоотношение. В мире нет ничего кроме взаимоотношений. В данный момент я нахожусь во взаимоотношениях с ковром, с комнатой, с собственным телом и голосом. Каждая секунда моего существования состоит из одних лишь взаимоотношений. В процессе практики в жизни происходят два основных изменения. Во-первых, возрастает ощущение взаимосвязи со всем, что происходит каждое мгновение, и во-вторых, увеличивается осознание ответственности за эту взаимосвязь.
    Мы начинаем поиски, когда ощущаем нехватку чего-либо в своей жизни. В традиционном понимании мы ищем Бога, а в более современном — «истинную сущность» или «истинную жизнь».

    С помощью практики мы пытаемся достичь того, что называется «просветленным» состоянием. Это и является неявной целью наших исканий. Вы должны пересмотреть собственные представления о поиске. Практика поможет в этом. Просветление невозможно найти. Однако нам все-таки кажется, что поиски необходимы. Так чем же мы занимаемся?
    Я нахожусь в центре своей жизни, но пребывание в центре не слишком меня интересует. Что нам останется, если мы прекратим все поиски? Мы останемся лишь с тем, что все время находится прямо здесь, в центре жизни. За всеми поисками скрываются страдания и беспокойство. В то мгновение, когда мы осознаем это, мы понимаем, что смысл не в самих исканиях, а в страданиях и беспокойстве, которые их порождают. Все поиски заканчиваются на одном и том же этапе — на разочаровании. Это хороший этап.
    И мы снова и снова возвращаемся к разочарованию, которое находится в центре. Что же кроется за поисками? Страх. Беспокойство. Страдание. Нам больно, и мы ищем, чтобы облегчить боль. Мы начинаем понимать, что боль вызвана нашими собственными щипками. Эта мысль приносит облегчение и даже покой. Внутренний покой, которого мы так отчаянно ищем, состоит в осознании простого факта: — я причиняю боль самому себе, никто другой не может сделать этого.

    Таким образом, мы оставляем поиски и понимаем, что практика — это не поиск.
    Невозможно избавиться от желаний путем исканий, их можно преодолеть, лишь осознав то, на чем они основываются.
    Практика и состоит в том, чтобы, оставаясь занятым и измотанным, просто воспринимать свое состояние.
    Добровольное принятие практики вырастает обычно из убежденности, что больше ничего нельзя сделать. На принятие этого решения может уйти двадцать пять лет. Итак, существует два вопроса. Понимаю ли я необходимость практики? Знаю ли я, что представляет собой практика?
    Уязвимость означает, что я не закрываю дверей даже тогда, когда мне больно. Я стремлюсь оставить двери открытыми для того, чтобы обеспечить себе возможность убежать, ощутив боль. Однако никакая боль не должна быть оправданием для побега. Каждое мгновение истина там же, где и мы. Каждый раз, оставляя открытой дверь, мы проявляем ту часть себя, которая не желает вступать во взаимоотношения ни с чем, стремясь выскочить в эту дверь. Мы ищем истину, вместо того чтобы воспринимать собственное беспокойство и страдание там, где мы находимся в данный момент.

    ПРАКТИКА ВЗАИМООТНОШЕНИЙ

    Сознание прошлого неосязаемо;
    Сознание будущего неосязаемо;
    Сознание настоящего неосязаемо.
    Алмазная сутра.

    Хороший дзадзэн означает постоянное, незримое, постепенное совершенствование, — движение от грубых уровней ко все более и более тонким, появление способности видеть сквозь то, что называется личностью. Мы начинаем реально относиться к разуму, телу, мыслям, чувствам, восприятию — всему, что, по нашему представлению, составляет самость.
    Можно сказать, что взаимоотношения являются открытой дверью к нашей истинной самости — ее отсутствию. Страхи постоянно заставляют нас стучаться в раскрашенную дверь мечтаний, надежд и амбиций. Мы избегаем распахнутых ворот и раскрытых дверей восприятия того, что есть, чем бы оно ни было.
    Только умный, терпеливый и энергичный человек способен найти точку, вокруг которой вращается Вселенная. Истина в том, что нет никакой жизни, есть только мы, творящие собственные страдания.
    Как сказал Третий патриарх, в такой вневременной любви и сострадании «нет ни вчера, ни завтра, ни сегодня».

    ВОСПРИЯТИЕ И ПОВЕДЕНИЕ

    Под восприятием я понимаю то первое мгновенное взаимодействие с жизнью, когда сознание еще не включилось. Прежде чем подумать: «Эта рубашка красная», я просто вижу ее. Кроме этого, можно просто слышать, просто осязать, пробовать, думать. Это абсолют. Можете называть его Богом, природой Будды или как вам будет угодно. Подобное восприятие, пропущенное сквозь фильтр человеческого механизма, и составляет мир. Ни во внешнем, ни во внутреннем мире нам бы не удалось указать ни одного явления, которое не проявлялось бы через восприятие.
    Итак, мы отделили понимание — Бога, природы Будды, абсолюта — от мира, который возникает мгновенно и является обратной стороной понимания. В действительности, эти две стороны являются одним. Понимание, и то, что мы называем миром, ничем не отличаются. Если бы мы могли осознать это» в нашей жизни больше бы не было проблем. Нам стало бы совершенно ясно, что нет ни прошлого, ни будущего, а все наши беспокойства — нонсенс.
    В большинстве случаев мы имеем лишь смутное представление о собственном восприятии. Однако к моменту, когда мы наблюдаем событие, оно обычно заканчивается, восприятие же никогда не бывает в прошлом. Именно поэтому сутры говорят, что мы не можем прикоснуться к этому, увидеть это, услышать и подумать о нем, потому что любой нашей попытке мешает время и раздробленность (нашего феноменального мира). Тот, кто действительно является мной, просто воспринимает себя и навсегда остается неизвестным. Как только я обнаруживаю и называю его, он тут же исчезает.

    Практика стремится вернуть нас к чистому восприятию. С его помощью мы сможем научиться мыслить и поступать адекватно. Обычно мы лишены такой возможности и действуем, покоряясь мыслям и мнениям, которые крутятся в нашей голове. С помощью дзадзэна мы понимаем, что знакомы лишь с частью себя. С возрастанием способности к восприятию трансформируются наши действия. Движущей силой поступков становятся не окружение и воспоминания, а сама жизнь в каждом своем мгновении.
    Сострадание не может быть идеей или идолом, это бесформенное, но всемогущее пространство, расширяющееся с помощью дзадзэна.
    Это пространство всегда в настоящем. На него невозможно охотиться, его невозможно поймать. Это всегда то, чем мы являемся, потому что это — восприятие. Мы не можем утратить его, но можем похоронить под собственным невежеством. Мы не должны ничего «искать». В течение сорока лет Будда не достиг ничего. Достигать нечего? Все уже и так здесь.

    полезной может быть лишь сильная концентрация. Концентрация — это лишь один из аспектов практики, не стоит уделять ей чрезмерное внимание, но все же эта способность необходима с нескольких точек зрения. Практика Випассана (которую я предпочитаю) требует внимания, внимания и еще раз внимания. Эта практика очень ценна . Кроме того, существует множество ценных психологических и терапевтических тренингов. Процесс превращения человека в сбалансированную, мудрую и чуткую личность — дело непростое.
    Постигая дзадзэн и практику, мы ближе знакомимся с собой. Если мы придерживаемся истинной практики, то очень медленно, с течением времени, наша сила нарастает. Иногда этот процесс очень не прост. Об истинной медитации нельзя сказать ничего определенного. Настоящая медитация не может быть счастливой дорогой, устланной цветами. Однако со временем мы начинаем постепенно узнавать, кем и чем являемся. Поэтому я хочу, чтобы вы по-настоящему оценили практику и стали ею заниматься. Практика — это не приправа к жизни, это ее основа. Если вы не осознаете этого, то не осознаете и всего остального. Поэтому давайте проясним то, чем является практика на данный момент. Давайте же займемся этим.

    Благодаря практике становится ясно, что в течение почти всей жизни мы не слишком интересуемся истинной самостью. Гораздо больше нас интересует малая самость. Мы заинтересованы в том, что мы хотим, о чем мы думаем, на что мы надеемся, что принесет нам облегчение, что укрепит здоровье или благосостояние. На это мы и расходуем свою энергию. Хорошая практика медленно проясняет этот факт. Нельзя сказать, плохие мы или хорошие, мы просто такие, какие есть. Когда станет понятной наша обычная эгоцентричная активность, когда мы осознаем ту печаль и агонию, которые она вызывает, мы сможем отвернуться от нее. Быть может, мы станем способны видеть проблески нового способа существования — истинной самости.
    Как сказал один из учителей: «Ваша жизнь — не ваше дело». Однако, наша практика, — определенно, наше дело. Практика учит служить тому, что невозможно увидеть, потрогать, попробовать или понюхать. По своей сути, истинная самость — это не-что, и, все-таки, оно является нашим Хозяином. Хозяин не является вещью, но, в то же время, он — единственная вещь. Когда мы заключаем брак, мы заключаем его не друг с другом, но с истинной самостью.
    Обычно мы не можем ее видеть, мы можем лишь понять, что упустили ее. Мы можем чувствовать раздражение, досаду, беспокойство. Мы способны замечать подобные ощущения. Мы можем делать это спокойно, воспринимая то напряжение, которое они вызывают. Другими словами, мы можем воспринять то, что стоит между нами и истинной самостью. Когда такая осторожная практика ставится в нашей жизни на первое место, мы начинаем служить Хозяину, и становится более понятным, что делать дальше.

    Ни одна личность не может быть Хозяином. И ни один из Центров не сможет стать инструментом Хозяина. Однако чтобы мы поняли это, наше поведение должно проясниться для нас не однажды, а десять тысяч раз. Мы похожи на маленьких осьминогов, которые выпускают за собой большое облако чернил, пытаясь скрыть свои проказы. Просыпаясь утром, мы немедленно начинаем разбрызгивать чернила. Что они из себя представляют? Это просто наша эгоцентричная обусловленность, которая замутняет воду вокруг. Эгоцентричная жизнь и порождает проблемы. Что-то внутри нас оказывается очарованным нашими драмами и прилипает к ним, смущая нас.
    Практика уводит все дальше и дальше в спокойное, умиротворенное пространство, где вещи — лишь то, чем являются, они просто функционируют. И это функционирование сочетается с эгоцентричностью. Занятия дают возможность проводить в этом пространстве все большую и большую часть жизни. Однако для этого мы должны обладать спокойствием и настойчивостью, мы должны обрести самообладание и сидеть. Истинная самость — ничто и отсутствие всего остального. Но, все-таки, отсутствие чего?

    СТРАДАНИЕ

    несколько строчек мастера Хуанг По: «Это сознание вовсе не является сознанием, мыслящим концептуально, оно полностью отделено от формы. Если вы освободитесь от концепций, вы достигнете всего. Если же вам не удастся освободиться от концепций, то вы не сможете достичь ничего, даже если будете стремиться к этому в течение многих эонов».
    Суть проблемы заключена в игре сознания. Оно стремится концептуализировать все, что происходит. В самой концептуализации нет ничего плохого, но когда мы считаем свое мнение о чем-то абсолютной истиной и не можем разглядеть в нем мнения, мы страдаем. Это ложное страдание. «Чтобы нарушить порядок небес и земли, достаточно различия в одну десятую дюйма».
    Итак когда мы научимся склоняться и выносить жизненные страдания, — не противостоять им, а принимать и воспринимать их, — мы сможем понять, что есть жизнь. Это ни в коем случае не подразумевает пассивности и бездействия. Наоборот, это активность при полном смирении. Само слово «смирение» не совсем точно, скорее можно сказать восприятие страдания. Дело не в том, чтобы защищаться и смиряться с чем-либо другим. Полная открытость и уязвимость является (как ни странно) единственным удовлетворяющим способом жизни.
    придерживаясь подобного образа жизни, мы обретаем мужество и становимся способными понять, кем являемся и какие барьеры отделяют нас от окружающих.

    Такая борьба может занять много времени. Это часть практики. В конце концов, мы научимся принимать страдания, а не бороться с ними. В этот момент наши основные представления, видение жизни внезапно изменится. Мы придем к новому взгляду на жизнь, который некоторое время будет сопровождать нас, пока цикл не начнется вновь.
    Вновь приходит беспокойство, и мы опять боремся. Каждый раз, когда мы так поступаем, когда встречаемся со страданием и позволяем ему существовать, видение жизни проясняется. Это похоже на карабкание в гору. Чем выше мы поднимаемся, тем больше видим. Это видение не минует ничего, что находится внизу, оно включает все и с каждым циклом подъема становится все шире. Чем больше мы видим, чем обширнее становится панорама, тем лучше мы понимаем, что должны делать, какие действия предпринимать.

    Сидя в дзадзэн, мы терпеливо отказываемся от мыслей и мнений о себе, о событиях, о людях. Мы постоянно обращены к единственно определенной реальности — настоящему моменту. Когда мы делаем это, наш фокус и самадхи постоянно углубляются. Самоотречение бодхисаттвы в дзадзэне состоит в отказе от фантазий и личных мечтаний и обращении к реальности настоящего. Во время сесина каждый момент практики дает что-то, что мы не можем получить другим путем. Он дает нам прямое знание о себе. Мы поворачиваемся лицом к настоящему моменту, лицом к страданию. Когда мы реально, окончательно и сознательно решимся на это, мы перестанем нуждаться в подсказках и точно узнаем, кто мы такие и кто нас окружает.
    Многие могут сказать: «Это очень трудно». Однако не практиковать вообще намного-намного труднее. Отказываясь от практики, мы обманываем самих себя. Поэтому постарайтесь точно выяснить, что нужно сделать, чтобы прекратить страдания. Мы делаем это с помощью правильной, терпеливой, настойчивой практики. Этого никогда не достичь жалобами, желчностью и злобой. Однако не стоит их подавлять. Если они приходят, отметьте их, а затем немедленно займитесь дыханием, телом и сидением. Если все сделано правильно, то по окончании сесина не будет никого, кто останется не вознагражденным. Давайте сидеть.
     
  7. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    САМООТРЕЧЕНИЕ

    «Самоотречение—это не отказ от вещей этого мира, но принятие того, что они проходят». Ничто не постоянно, рано или поздно все уходит. Самоотречение — это состояние непривязанности, принятия этого ухода. Мимолетность — это лишь одно из имен совершенства. Мы живем и должны умереть. И этот процесс сам по себе совершенен.
    Сопротивление переменам никак не согласуется с совершенством жизни — с ее мимолетностью. Менее всего мы можем смириться со своей мимолетностью. Кто из нас не вздыхал, заметив первый седой волос. Битва перекидывается на человеческое существование. Мы отказываемся видеть истину, которая находится рядом. Мы втянуты в бесконечную войну со своими страхами за себя и свое существование. Если мы хотим увидеть жизнь, мы должны быть к ней внимательны. Однако мы не заинтересованы в этом. Мы заняты борьбой за сохранение себя навсегда. Очевидно, это беспокойная и бесполезная борьба. Борьба, которую невозможно выиграть. Здесь всегда побеждает смерть — «правая рука» мимолетности.
    ...Их не интересуют наши попытки стать центром Вселенной. И все же мы неустанно продолжаем свою борьбу. Мы ужасно заняты. Когда все попытки победить проваливаются, мы стремимся найти покой в ложных формах религии. Даже в практике дзэн мы зачастую пытаемся найти обходной путь и достичь личной победы.
    Но практика может быть только усердной. Практика аннигилирует малую самость, которая в этом совершенно не заинтересована. Поэтому, оставаясь честными с самими собой, мы должны признать, что нет успехов, способных удовлетворить малую самость.
    Тем не менее, есть и другая сторона практики. Когда умирает малая самость — то, в чем сосредоточена злость, требовательность, недовольство, появляются истинные успехи: радость и уверенность в себе. Мы начинаем понимать вкус заботы о других без ожидания вознаграждения.
    Это и есть истинное сострадание. То, насколько мы обладаем им, зависит от степени аннигиляции малой самости. Когда она умирает, мы можем увидеть, что такое жизнь. Иногда мы можем действовать спонтанно и помогать окружающим. Вместе с этим ростом приходит раскаяние. Когда мы понимаем, что почти всегда приносим боль себе и другим, мы раскаиваемся, и это раскаяние — чистая радость.
    Заметим, что все усилия во время сесина направлены на самосовершенствование. Мы хотим достичь просветления, мы хотим очиститься, мы хотим стать спокойными, мы хотим обрести мудрость.. Это неудобство («Мне никогда не достигнуть желаемого») и является бесконечным совершенством. Вместо этого Внимание уходит в ином направлении. «Забудь о реальности! Я здесь, чтобы получить просветление!»

    Но дзэн — тонкая практика. Даже если мы боремся с ней, сопротивляемся ей, искажаем ее, наши концепции стремятся к саморазрушению.
    Цель любой хорошей практики — осознать ложность мечтаний, чтобы в физическом и духовном мире не осталось больше неизвестных нам переживаний. Нужно не только узнать свой гнев, но и найти собственные способы преодоления этого гнева. Если реакция неосознанна, мы не можем изучить ее и избавиться от нее. Любая защитная реакция (которая возникает у нас каждые пять минут) является практикой. Если мы практикуем с мыслями и физическими ощущениями, которые сопровождают эту реакцию, мы открываемся навстречу целостности или, если хотите, святости.
    Хорошая практика всегда представляет собой процесс преобразования сосредоточенного на себе человека (скованного личными реакциями) в канал для вселенской энергии, которая изменяет Вселенную миллион раз в секунду. Все, что мы видим в нашей феноменальной жизни, — мимолетно. Однако добросовестно занимаясь практикой, мы расширяем канал вселенской энергии, и смерть теряет свое жало.

    Основным препятствием к видению является непонимание того, что любая практика включает сильный элемент сопротивления. Мы обречены на него до тех пор, пока наша самость полностью не умрет. Только Будда не сопротивляется, а я сомневаюсь, что среди людей есть Будды. До самой смерти мы оказываем сопротивление, о котором нужно знать.

    Вторым основным препятствием является недостаток честности по отношению к тому, чем мы являемся в каждое мгновение. С этим очень тяжело согласиться. Такая честность дается с трудом. Однако ничто происходящее не должно оставаться неосознанным. Мы должны видеть, что преследуем идеалы совершенства, вместо того чтобы осознать свое несовершенство.

    Третьим препятствием является ложная значимость, которой мы наделяем те небольшие открытия, которые иногда случаются. Это уводит нас в сторону. Эти открытия — обыкновенные плоды, которые не имеют смысла, пока мы не используем их в жизни.

    Четвертым препятствием является недостаточное понимание размеров задачи. Эта задача не неразрешима, она не слишком сложна, но она бесконечна.

    Пятое препятствие заключается в подмене настоящей практики бесконечными разговорами, дискуссиями. Чем меньше мы говорим о практике, тем лучше. Я не говорю о дхарме. Зачем об этом говорить? Мое дело отмечать, как я разрушаю ее. Если мы постоянно говорим о практике, разговоры превращаются в сопротивление, барьер, чехол.

    Хорошая практика всегда имеет дело лишь с одним — со страхом, коренящимся в основе человеческого существования. Со страхом, что «меня нет». Конечно же, меня нет, но мне меньше всего хочется это знать. Я мимолетен по своей сути и заключен в человеческую форму, которая постоянно меняется, хотя и кажется неизменной. Я боюсь увидеть то, чем являюсь, — изменчивое энергетическое поле. Я не хочу быть этим.

    Поэтому хорошая практика занимается страхом. Страх принимает форму постоянных размышлений, спекуляций, анализа, фантазий. Подобной активностью мы создаем туманное прикрытие, чтобы обеспечить себе безопасность с помощью воображаемой практики. Истинная практика не стремится к безопасности, это все, что угодно, но не безопасность. Однако нам это не нравится, и мы становимся одержимыми собственными лихорадочными попытками достичь собственного варианта личного счастья. Такая одержимая практика — лишь еще одно облако, заслоняющее реальность. Единственное, что имеет смысл, — это видеть в безличностном свете, видеть вещи такими, какие они есть. Когда личностные барьеры рушатся, это не нужно как-то называть. Мы просто живем. Умирая, мы просто умираем. Нигде нет никаких проблем.

    ЭТО НОРМАЛЬНО

    Просветление — ядро всех религий. Однако зачастую у нас складывается довольно странное представление о том, что это такое. Мы отождествляем состояние просветленности с состоянием совершенства, спокойствия, доброты и принятия. Но это не так.
    Я хочу задать несколько вопросов, касающихся некоторых неприятных состояний. Я не хочу сказать, что этим состояниям нужно противостоять или пытаться их изменить. Я не хочу сказать, что мы не должны испытывать в этих состояниях сильных чувств или предпочтений. Тем не менее в этих примерах находится ключ, обладая которым мы сможем яснее понять практику. Вот эти вопросы:
    Если мне скажут: «Йоко, у тебя остался день жизни», нормально ли это для меня? Если кто-то скажет подобное вам, все ли с вами будет нормально?
    Если я попала в серьезную автокатастрофу и мои руки и ноги должны быть ампутированы, нормально ли это для меня? Если подобное случится с вами, нормально ли это?
    Если бы я никогда больше не встретила доброго и дружеского отношения к себе, было бы это нормально для меня?
    Если бы, по какой-то причине, я оказалась прикованной к постели и вынуждена была бы испытывать боль до конца жизни, нормально ли это для меня?
    Если я «сваляла дурака» в самых неподходящих условиях, нормально ли это?
    Если не складываются близкие отношения, о которых вы мечтали и на которые надеялись, нормально ли это?
    Если, по какой-то причине, мне приходится вести жизнь нищего, лишенного пропитания и крыши над головой, нормально ли это для меня? Для вас?
    Я теряю того, о ком заботилась. Нормально ли это?

    Я не могу ответить «да» на все эти вопросы. И думаю, что, оставаясь до конца честными, вы тоже не сможете сделать этого. Если вы хорошо понимаете, что значит «нормально», то подобный ответ может стать индикатором просветленного состояния. Нормальное отношение к чему-либо не исключает слез, протеста или ненависти. Танцы и пение — это голос дхармы, но слезы и рыдания тоже голос дхармы. Поэтому относиться «нормально» к чему-либо не значит быть счастливым. Но что значит «нормально»? Что такое просветленное состояние? Когда нет разделения между мной и обстоятельствами жизни, все, что происходит, просто существует.

    Конечно, я представила набор определенно неприятных состояний. Вместо этого я могла бы спросить: «Нормально ли для вас получить миллиард долларов?» Вы могли бы ответить: «О, да!» Однако у того, кто обладает миллиардом долларов, сложностей не меньше, чем у нищего. В любом случае, вопрос состоит в том, нормально ли жить в тех обстоятельствах, которые предоставляет жизнь? Это не подразумевает слепого принятия. Это не означает, что, заболев, не нужно лечиться. Но иногда происходит неизбежное. И мы ничего не можем поделать. Нормально ли это?

    Вы можете сказать, что тот, для кого любые условия нормальны, не может называться человеком. В каком-то смысле вы правы, такой человек — не человек. Но с другой стороны, можно сказать, что это и есть настоящий человек. Однако человек, который не испытывает неприязни ни к каким обстоятельствам, не является человеком в обычном смысле этого слова. Я знаю несколько людей, которые попадают под такое определение. Это состояние просветления — состояние, в котором человек может принять любые условия. Я говорю не о святых, я говорю о том состоянии (которому зачастую предшествует невероятная борьба), когда человеку все кажется нормальным. Например, мы часто беспокоимся о том, как принять смерть. Суть не в том, чтобы принять ее смело. Суть в том, чтобы осознать, что нет необходимости принимать ее смело. Иногда мы можем это понимать, однако чаще мы стремимся быть не теми, кто мы есть на самом деле. Это довольно интересная способность: не пытаться сладить с любыми обстоятельствами, а понять, что нет необходимости определять конкретное отношение к обстоятельствам.

    Большинство терапевтических подходов стремятся привести в соответствие мои и ваши нужды и желания, чтобы хоть как-то примирить нас. Но предположим, что для осуществления и моих, и ваших желаний нет никаких препятствий. Что в таком случае нужно мирить?
    Вы можете сказать, что человек, ответивший «да» на один из моих вопросов, мог бы показаться странным. Я так не думаю. Если бы вы встретили такого человека, то не заметили бы ничего странного. Возможно, вы бы отметили в нем невероятное спокойствие. Человек, лишенный самомнения, согласный принимать себя и окружающее таким, каким оно есть, по-настоящему может быть назван любящим. В зависимости от обстоятельств, такой человек может оказать поддержку или полностью отказать в помощи. Этот человек будет понимать разницу. Он будет знать, что делать, потому что этот человек будет вами.

    Я хочу, чтобы вы поняли, в чем смысл способности сказать себе в любых жизненных ситуациях: «Все нормально. Я ни на что не жалуюсь». Это не значит, что вы никогда не расстраиваетесь. Но это тот фундамент, на котором строится вся жизнь. И с помощью практики (знаем мы это или нет, хотим этого или нет) мы пытаемся осознать этот фундамент, позволяющий сказать: «Все нормально». Или, как в молитве к Господу: «Все движимо Твоей Волей».

    Один из критериев эффективности практики — способность замечать, что жизнь становится все более и более нормальной. Однако отсутствие заметных результатов тоже может быть полезным и составляет неотъемлемую часть практики. Когда нечто становится нормальным, мы принимаем это. Мы принимаем свой протест, борьбу, заблуждения, принимаем тот факт, что не способны действовать согласно собственному взгляду на вещи. Мы разрешаем продолжаться борьбе, боли, заблуждениям.
    Пока мы сидим в дзадзэн, мы прорубаем себе путь сквозь этот коан, сквозь парадокс, на котором основана жизнь. Мы все больше и больше понимаем, что все, что происходит, независимо от нашей нелюбви к нему, независимо от нашего сопротивления, — в каком-то смысле нормально. Из моих слов вы можете заключить, что практика сложна. Однако она действительно сложна. Невероятно, но люди, которые практикуют, получают огромное наслаждение от жизни. Встречаясь с обстоятельствами, которые другие назвали бы гибельными, такие люди борются, волнуются, но все-таки получают удовольствие. И это нормально.

    Если мы полностью понимаем смысл практики сесина, то все больше и больше начинаем ценить борьбу, усталость и боль, даже если они нам не нравятся. Не стоит забывать, что прекрасные мгновения сесина — радость и ощущение ценности — могут напугать. Подобная практика оставляет осадок, которым является понимание. В переживании просветления я заинтересована меньше, чем в практике, которая порождает подобное понимание. Потому что постепенный рост понимания радикально меняет жизнь. Однако совсем необязательно, что изменения будут проходить так, как мы ожидаем. Возрастает понимание и способность ценить совершенство каждого мгновения: боль в коленях и спине, щекотание в носу, пот. Мы становимся способными сказать: «Да, это нормально». Чудо сидения в дзадзэне — это чудо осознания ценности.

    Мне было бы тяжело больше никогда не ощутить чье-то добро, не услышать приветливых слов. Нормально ли это? Конечно нет, но что же тогда стало бы с практикой? Если бы меня похитили в какой-нибудь варварской стране и заточили в тюрьму, что бы стало с практикой? С большинством из нас таких ужасов не случается. Нас поджидают меньшие несчастия, но и они разрушают привычные представления о жизни. Мы оказываемся перед выбором: повернуться к неприятностям лицом и превратить их в практику или снова бежать, не научившись ничему и умножая сложности. Что нужно делать, чтобы жить спокойно и продуктивно? Нужна готовность (которой мы учимся медленно и неохотно) воспринимать жизнь такой, какая она есть. Я полагаю, что вы, так же как и я, в большинстве случаев не хотите делать этого. Но мы здесь именно для того, чтобы научиться этому. И все-таки мы уже немного поняли ошибочность поиска. Чем более нормальной мы считаем жизнь во всех ее проявлениях, тем менее склонны отвернуться от нее в поисках иллюзорного совершенства.

    ТРАГЕДИЯ

    С обычной точки зрения, жизнь — трагедия. Однако мы проводим ее в безнадежных попытках спрятаться от этой трагедии. С момента оплодотворения наша жизнь начинает свой путь к концу. С точки зрения личности — это трагедия. Поэтому всю нашу жизнь мы посвящаем бессмысленной борьбе со смертью. В этой безадресной борьбе и состоит истинная трагедия.

    В чем различие между разумной предосторожностью и постоянным беспокойством?
    ...Заметьте, что человек, которого преследовал тигр, не сдался, не сказал: «О, прекрасное животное. Мы с тобой едины. Пожалуйста, ешь меня». Эта история не учит нас вести себя глупо, хотя в какой-то степени человек и тигр действительно едины. Человек сделал все возможное, чтобы спастись. Так же стоит поступать и нам. Повиснув на лозе, мы можем потратить зря последнее мгновение жизни. Но можем и оценить его. Каждое мгновение последнее. Нет иных мгновений, кроме «сейчас».

    Вполне разумно заботиться о теле и разуме. Проблема заключается в нашей исключительной идентификации с ними. За всю историю человечества только считанные личности могли идентифицировать себя с другими формами жизни так же, как и с самим собой. В их жизни не было трагедии, потому что не было противника. Если мы едины с жизнью — не важно, кто мы и что делаем, — то нет ни главного героя, ни соперника, ни трагедии. И ягода земляники всегда будет оценена по достоинству.
    Если мы относимся к практике твердо, последовательно и ревностно, то вскоре начинаем понимать, что чрезмерная идентификация с разумом и телом — это ошибка (конечно, степень этого понимания будет меняться, а иногда оно будет исчезать полностью). Это не интеллектуальное постижение. Современная физика убеждает нас в том, что мы — «одно» и являемся лишь различными проявлениями единой энергии. Это не сложно понять с помощью интеллекта. Но способны ли мы—человеческие существа, наделенные телом, разумом и эмоциями, — понять это каждой клеткой своего организма?

    Когда отождествление с телом и разумом ослабляется, мы становимся более открытыми для других, даже если не согласны с ними. Возрастает способность принимать во внимание другую сторону картины, точку зрения другого человека. Как только это происходит, немедленно исчезает главный герой, противостоящий врагам.
    Практика позволяет все яснее и яснее видеть сквозь иллюзию чрезмерного отождествления — концептуальной болезни, которая управляет нашими действиями. Во время дзадзэн мы получаем превосходную возможность обратиться к самому себе и увидеть природу ложных мыслей, которые создают иллюзию отдельности эго.
    Человеческий разум способен на невероятное коварство, если не подвергать его деятельность сомнению. Однако благодаря сесину — неподвижному многочасовому сидению — становится очевидной обманчивость и уклончивость разума. Напряжение, созданное коварным разумом, начинает спадать. Нас может ошеломить тот факт, что ничто во внешнем мире никогда не собиралось нападать на нас. Мы находимся под постоянным давлением собственных мыслей, собственных привязанностей, всего, что порождается идентификацией с ложными мыслями и делает жизнь замкнутой, обособленной и несчастной. Если мы практикуем сидение от случая к случаю, то можем убежать от подобного осознания.

    Терпеливая практика (контроль дыхания, наблюдение мыслительного процесса) рождает осознание. Не интеллектуальное, а осознание каждой клеткой тела. Ложные мысли тают, как облака в лучах солнца, и сквозь дымку страдания мы видим открытость, простор и радость, о которых раньше и не подозревали.

    Как-то раз один человек возразил мне: «Однако проблему смерти решить невозможно. Мы все равно умрем». Да, это так. Но если за секунду до смерти мы сможем сказать: «О, какая замечательная земляника!», — значит, проблемы не существует. Если акула съедает нас, значит, она отлично пообедала. Возможно со временем какой-то рыбак поймает эту акулу. С точки зрения акулы — это трагедия. С точки зрения жизни — нет.

    Я не предлагаю вам новый идеал, за которым стоит бросаться в погоню. Человек, убегающий от тигра и трясущийся от страха, является дхармой. Все, чем вы являетесь, — тоже дхарма. Поэтому, и если вы сидите, и если боретесь, страдаете или смущены, просто будьте собой. Если вы счастливы, будьте счастливы, но не держитесь за свое счастье. Каждое мгновение такое, какое оно есть. Такая терпеливая практика поможет увидеть ошибки чрезмерного отождествления с разумом и телом. Мы начнем понимать.

    Трагедия всегда подразумевает главного героя, вовлеченного в борьбу. Однако мы не должны постоянно оставаться героем, сражающимся с внешними силами. Борьба — это наша личная интерпретация, она заканчивается крахом лишь тогда, когда мы сами так считаем. Как говорит «Сердечная Сутра»: «Нет старости и смерти, и нет прекращения старости и смерти... Нет страдания, и нет прекращения страдания». Человек, которого преследует тигр, рано или поздно будет съеден. Это нормально. Никаких проблем.
     
  8. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    НАБЛЮДАЮЩАЯ САМОСТЬ

    «Кто это?» — спросил Бог.
    «Это я».
    «Уходи прочь», — сказал Бог.
    ...Позже...
    «Кто это?» — спросил Бог.
    «Это Ты».
    «Входи», — ответил Бог.


    Наше обычное представление о самости имеет множество аспектов. Существует думающая самость, эмоциональная самость, функциональная самость, которая действует. Все вместе составляет нашу целостную самость. В этой области нет ничего неподвластного описанию. Например, можно описать наши физические действия. Что касается эмоций, то мы можем описать то, что чувствуем, когда возбуждены или раздражены. Мы можем отметить рост, пик и спад эмоциональной напряженности. Мы можем описать наше мышление. Все аспекты описываемой самости являются основными факторами нашей жизни.
    Тем не менее существует еще один аспект, с которым мы медленно соприкасаемся, практикуя дзадзэн, — это наблюдающая самость. Некоторые западные терапевтические школы считают этот аспект очень важным. Именно его правильное использование делает эти терапии эффективными. Однако при этом не всегда правильно осознается радикальное отличие наблюдающей самости от других аспектов и не понимается ее природа. Все описываемые части нашей самости ограничены. Они линейны и проявляются в рамках времени. Наблюдающую самость, при всех усилиях, невозможно подвести под эту категорию. То, что наблюдает, невозможно обнаружить и невозможно описать. Поиски заканчиваются ничем. Мы ничего не можем об этом узнать. Мы можем назвать это иным измерением.
    С помощью практики мы наблюдаем (или осознаем) описываемые самости настолько, насколько это возможно. Многие терапевтические школы в большей или меньшей степени занимаются тем же. Однако дзадзэн, практикуемый годами, развивает наблюдающую самость глубже всего. Практикуя, мы должны наблюдать. Ничто в нашей жизни не должно оставаться без присмотра. Это не значит, что активность прекращается. Наблюдение продолжается даже тогда, когда мы полностью втянуты в повседневную активность. Любой аспект самости, оставленный без наблюдения, окажется тусклым, запутанным и загадочным. Будет казаться, что это не зависит от нас, происходит само по себе. Затем мы будем ловить себя на этом и оказываться в смятении.
    Рано или поздно, каждый из нас разозлится. (Под «злостью» я также подразумеваю раздражение, желчность, досаду, депрессию.) Годы сидения постепенно откроют нам анатомию злости и остальных эмоций-мыслей. В случае со злостью нам необходимо понять все мысли, связанные с событием. Эти мысли не реальны, но они связаны с чувствами, телесным ощущением напряжения. Нам необходимо заметить, где мышцы сокращены, а где нет. Чем больше мы знаем (чем опытнее наблюдатель), тем более загадочны для нас наши эмоции и тем больше возможностей избежать их влияния.

    Существует несколько способов практики. путь, которого мы придерживаемся здесь, состоит в медленном раскрытии самости с помощью тщательного внимания к анатомии текущего мгновения. Шаг за шагом мы становимся более искушенными и умудренными. Так, например, мы можем заметить, что когда нам кто-то не нравится, левый угол нашего рта опускается вниз. Таким образом, все — плохие и хорошие события, возбуждение, депрессия, разочарование, раздражение — становится зерном на мельницу. Мы не ищем избавления от борьбы и проблем. Опытные ученики почти рады им, потому что мы учимся на опыте. Когда становится ясной анатомия проблем, возрастает ощущение свободы и сострадания.
    Смысл не в том, что позитивная эмоция лучше негативной, а в том, что все мысли и эмоции непостоянны, способны изменяться и (используя буддистскую терминологию) пусты. В них нет ничего реального. Личная свобода сосредоточена в понимании, приходящем с годами наблюдения и экспериментирования, того, что все эгоцентричные мысли и эмоции (а так же действия, которые они порождают) пусты. Они пусты, но если не видеть этой пустоты, то могут быть и вредны. Когда мы понимаем это, мы можем избавиться от вреда и, в буквальном смысле, войти в пространство чудес.
    Это пространство—врата небес — открывается тогда, когда мы больше не цепляемся за собственную самость, когда вместо: «Это я», способны ответить: «Это Ты». Если нет барьеров, то я — это все. Это жизнь полная сострадания, и никто не может жить подобной жизнью все время. Во время практики «взгляда в глаза», когда мы медитируем, смотря в лицо друг другу, и можем оставить в стороне собственные мысли и эмоции, честно глядя в глаза другого человека, мы видим пространство, в котором отсутствует самость. Мы становимся свидетелями чуда и видим, что этот человек, в действительности, является нами. На мгновение мы видим, кем является другой человек. И мы и он — это отсутствие самости, и оба мы — чудо.

    Мы можем практиковать наблюдающую самость во время нарастания гнева. Можно следить за появляющимися мыслями, изменениями в теле, жаром, давлением. Обычно мы не замечаем этого во время раздражения, потому что отождествлены со своим желанием быть «правыми». Если быть откровенными, то в такие моменты нас абсолютно не интересует практика. Гнев опьяняет. Когда он полностью поглощает сознание, заниматься практикой становится очень трудно. Бывает очень полезно прорабатывать любые малейшие раздражения, возникающие ежедневно. Практикуя с ними по мере возникновения, мы учимся не оказываться слишком сметенными во время появления сильных приступов гнева. Со временем мы будем поддаваться им все меньше и меньше.
    Есть старый коан о монахе, который пришел к учителю и сказал: «Я очень раздражительный человек, помогите мне». Учитель ответил: «Покажи мне свое раздражение». «Я не могу этого сделать. Сейчас раздражения нет», — сказал монах. «Так как его нет, очевидно, это не ты». У нас много лиц, но ни одно из них не является нами.

    Меня спросили: «Не является ли наблюдение дуалистической практикой? Так как процесс наблюдения подразумевает, что некто наблюдает нечто». На самом деле здесь нет дуализма. Наблюдатель пуст. Место наблюдателя занимает наблюдение. Место слушателя занимает слушание. Место видящего занимает видение. Но за это не стоит хвататься. Упорная практика, со временем, приведет нас к заключению, что не только субъект, но и объект наблюдения пуст. В этот момент наблюдатель (свидетель) полностью исчезает. Это финальная стадия практики; не следует беспокоиться по этому поводу. Почему наблюдатель исчезает? Что остается, когда никто не видит ничего? Только чудо жизни. Нет никого, кто бы был отделен от остального. Есть только жизнь, проживающая саму себя; звуки, прикосновения, образы, запахи, мысли. Это состояние любви и сострадания — не «я», но «Ты».
    Поэтому самой эффективной практикой я считаю повышение способности к наблюдению. Все, что заставляет нас терять самообладание, оказывается утерянным. Во время наблюдения мы не можем выйти из себя, наблюдатель никогда не теряет самообладания. «Ничто» не может ощутить раздражение. Оказываясь в позиции наблюдателя, мы следим за драмой с интересом и симпатией, но без раздражения. Я никогда не встречала человека, который был бы абсолютным наблюдателем. Но между тем, кто является наблюдателем большую часть жизни, и тем, кто становится им лишь изредка, — огромная разница. Цель практики в расширении неличностного пространства. Несмотря на то что это звучит холодно, практика не делает человека равнодушным. Совсем наоборот. Когда мы достигаем уровня, на котором наблюдатель исчезает, мы начинаем понимать, что такое жизнь. И это не пустые слова. Когда я смотрю на человека, я просто смотрю, но не добавляю к образу десятки тысяч собственных мыслей. Это пространство сострадания. Не нужно пытаться отыскать его. Это наше естественное состояние, в котором эго отсутствует.
    Получив такую способность, данную нам божьей милостью, мы должны быть бесконечно благодарны за возможность понять, что такое жизнь и кем мы являемся.

    Поэтому не только во время сесинов, но и каждый день нашей жизни необходимо терпение, чтобы смело взяться за выполнение трудной задачи — тщательного наблюдения всех аспектов жизни, выявления ее природы, пока каждый взгляд не станет отражать ничего, кроме самой жизни и ее бесконечного чуда. У каждого из нас бывают такие моменты. После сесина мы смотрим на цветок, — и на секунду барьеры исчезают. Практика состоит в подобном прогрессирующем раскрытии жизни. Это то, что мы должны достигнуть, находясь здесь, на Земле. Все религии в своей основе содержат то же самое: я и мой Отец — едины. Кто такой Отец? Это не нечто отдельное от меня, это сама жизнь: люди, вещи, события, свечи, трава, бетон, я и мой Отец едины. Во время практики осознание этого расширяется в нашем сознании.
    Наблюдение за своими мыслями, тренировку тела необходимо противопоставить пугающим мыслям, ощущению спазмов в животе, напряжению в мышцах и погружению в мрак кризиса. Жизнь кажется пугающей из-за того, что мы позволяем себе увлекаться мусором, принесенным водоворотом сознания. Мы не обязаны делать это. Пожалуйста, сядьте ровнее.
     
  9. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    ИДЕАЛЫ
    БЕГ НА МЕСТЕ

    Практику можно определить очень просто. Это движение от жизни, причиняющей боль мне и окружающим, к жизни, не причиняющей никакой боли. Это кажется простым, пока мы не заменяем реальную практику некоей идеей, которая требует улучшить или изменить себя или свою жизнь. Когда идеи о том, что должно быть (например, «Я не должен быть раздражительным, сомневающимся или безвольным»), подменяют жизнь в ее истинном смысле, мы лишаемся фундамента, и практика становится бесполезной.
    Мы узнаем жизнь, только если будем жить. Это можно назвать бегом на месте, существованием в настоящем — здесь и сейчас.
    Первая стадия практики заключается в понимании того, что мы не бежим на месте. Мы всегда думаем о том, какой может быть наша жизнь (или какой она когда-то была). Что в нашей жизни не дает нам примириться и продолжить бег на месте? Нечто рутинное, скучное, болезненное, неприятное, вместе с которым мы бежать не хотим. Но это не так! Первая стадия практики состоит в понимании того, что мы редко живем настоящим. Мы не проживаем жизнь, мы думаем о ней, концептуализируем ее, составляем собственное мнение. Это боязнь бежать на месте. Основным компонентом практики является осознание того, как страх и безволие доминируют над нами.

    Усердно и упорно практикуя, мы выходим на вторую стадию. Медленно мы начинаем осознавать барьеры эго. Мысли, эмоции, отговорки, манипуляции становятся зримыми и легко поддаются объективизации. Эта объективизация болезненна и разоблачительна, однако она заставит стать более прозрачными облака, закрывающие пейзаж.
    В чем же состоит критическая и исцеляющая третья стадия? Это непосредственное восприятие жизненного пейзажа, в любой его форме, в любое мгновение бега на месте. Просто ли это? Да. Легко ли это? Нет.
    Мы должны бежать там, где находимся, мы должны учиться здесь и сейчас, извлекая уроки из самих себя.
    Мы растем, лишь оставаясь теми, кто мы есть, воспринимая жизнь в ее настоящем виде. Мы должны воспринимать гнев, печаль, неудачу или опасения. Эти переживания могут стать нашими учителями, если только мы не отделяем себя от них. Убегая от данного нам, мы не сможем ничему научиться, мы не сможем вырасти. Это несложно понять, но сложно сделать. Тот, кому хватит настойчивости, сможет взрастить в себе понимание и сострадание. Как долго может быть необходимой такая практика? Всегда.

    ВДОХНОВЕНИЕ И ОЖИДАНИЕ

    Вдохновение — основной элемент практики. Можно сказать, что вдохновение — источник всей практики дзэн, без него ничего не может произойти.
    В смысле практики, вдохновение — это не что иное, как стремление истинной природы реализовать и выразить себя. В начале практики вдохновение может быть очень слабым. Однако с опытом оно растет. Через полгода практики ваше вдохновение будет намного превосходить первоначальное, а через десять лет вырастет еще больше. Индивидуальная форма вдохновения изменчива, но его сущность всегда остается постоянной. Оно продолжает расти, пока продолжается жизнь.

    Доген Дзэндзи говорил: «Искать дхарму Будды вне себя все равно что посадить дьявола себе на голову». Снова и снова дзэн-мастера повторяют, что не стоит ставить ничью голову выше своей и вводить нечто особенное в жизнь.
    Каждое мгновение само по себе целостно и полно. Если мы видим это, то сможем позволить существовать всему, что бы ни происходило. Что представляет собой ваше нынешнее мгновение? Счастье? Беспокойство? Удовольствие? Обескураженность? Мы постоянно движемся вверх-вниз, но каждое мгновение именно такое, какое оно есть. Практика и вдохновение и есть это мгновение. Позволим ему оставаться самим собой. Если вы боитесь — просто бойтесь, и в этот момент вы становитесь бесстрашными.
    Нам очень трудно понять, что кто-то может просто стоять и ничего не делать. Мы всегда неистово стремимся куда-то добраться и что-то сделать. Невозможно выбраться за пределы текущего мгновения, однако именно это мы обычно и пытаемся сделать. Такое же отношение мы переносим и в практику дзэн: «Я точно знаю, что природа Будды должна быть где-то вовне. Если хорошо поискать и терпеливо посидеть, я, в конце концов, ее отыщу!» Однако природа Будды требует, чтобы мы оставили все это и начали существовать только нынешним мгновением. Таким образом, чем бы мы ни занимались — поиском пропавшей овцы, ожиданием друга или медитацией, — мы должны просто стоять здесь и сейчас, ничего не делая.

    Если с помощью дзэн-практики мы хотим стать спокойными, мудрыми и совершенно просветленными, мы не достигнем понимания. Каждое мгновение, такое, какое оно есть, является внезапным проявлением абсолютной истины. И если вдохновение и практика ведут нас к осознанию текущего мгновения, то постепенно жизнь прекрасно преобразуется и расцветет. Озарения могут приходить много раз, но гораздо важнее заручиться вдохновением и практиковать мгновение за мгновением.
    Когда мы согласны быть здесь, сейчас и такими, какие есть, жизнь всегда нормальна. Когда хорошо — это нормально; когда плохо — тоже нормально; все идет отлично —нормально; ничего не клеится—нормально. Переживаемые душевные потрясения кажутся проблемами только потому, что мы не согласны с обычным течением вещей. У всех нас есть ожидания. Но, по мере совершенствования практики, они высыхают и опадают, подобно листьям с деревьев. Все чаще и чаще мы остаемся с тем, что происходит прямо здесь и сейчас. Это может показаться пугающим, ожидающий разум желает направить жизнь в определенное русло: мы хотим хорошо себя чувствовать, не хотим ошибаться, раздражаться—у каждого свой список.
    Однако если вы устали после работы, вы — уставший Будда; если от сидения в дзадзэн у вас болят ноги, вы — Будда, у которого болят ноги; если вас разочаровывают какие-то ваши качества, вы — разочарованный Будда.
    В свете вдохновения все вещи кажутся не такими, как в свете ожидания. Появляется смелость остаться в текущем мгновении. Это все, что у нас когда-либо было. Если в состоянии ожидания разум выходит за пределы текущего мгновения, то вдохновение мягко возвращает его обратно. Разум всегда будет выходить за рамки времени. Если это случилось, спокойно и сосредоточенно верните его обратно. Такая практика поможет вам естественно и неизбежно развить самадхи, сосредоточенность и целостность. А вдохновение станет сильнее и чище.

    ВИДЕТЬ СКВОЗЬ НАДСТРОЙКУ

    Самая большая ошибка, которую мы делаем в жизни и практике, — представление о том, что с нашим домом (жизнью, идущей своим чередом, наполненной проблемами, взлетами и падениями) что-то не так. Эта ошибка и заставляет нас суетиться многие годы и добавлять к дому новые пристройки.
    Дзэн-практика, в первую очередь, открывает глаза на этот процесс, а потом заставляет увидеть надстройку, понять как она действует, из чего сделана, что нужно или чего не нужно с ней делать. Обычно мы думаем: «Это неприятно, я должен от этого избавиться». Нет, я не думаю, что это выход. По своей сути, надстройка, покрывающая наш дом, нереальна. Она создана из отбросов деятельности разума. Нет смысла избавляться от того, что нереально. Но имеет смысл увидеть его природу. Когда мы понимаем эту природу, надстройка становится более прозрачной. Появляется возможность видеть сквозь нее. С практикой приходит просветление (способность воспринимать больше света). На самом деле мы не избавляемся от надстройки, мы просто видим сквозь нее, понимаем ее природу, ее роль в нашей слабости. В то же время мы получаем возможность более точно увидеть то, что происходит в повседневной жизни. Таким образом, мы совершаем полный оборот. Жизнь всегда в порядке. В ней нет ничего плохого. Даже самые ужасные проблемы, возникающие перед нами, просто являются нашей жизнью. Но мы постоянно гонимся за приятными вещами и отказываемся принять жизнь такой, какая она есть. Другими словами, мы не намерены принимать ту жизнь, которая нам не подходит.
    Каждый из вас имеет свой набор событий, допустить которые в свою жизнь он ни за что бы не согласился. «Это не так! Это не должно быть так!» Мы не желаем принимать обычный ход жизни. Мы всегда ищем что-то еще.
    Людям бывает очень трудно понять одну вещь — уже сами трудности начального этапа являются совершенством. «Что это значит? Я же собирался заниматься практикой для того, чтобы от них избавиться». Нет мы не должны от них избавляться, мы должны видеть их природу. Надстройка становится тоньше (она кажется тоньше), она становится прозрачнее, и, случайно, мы проламываем в ней дыру. Случайно. Я хочу от вас лишь одного — понимания настоящей жизни и способности принять ее такой, какая она есть. Даже если то, что случится, будет пугающим и неприятным, все равно оно прекрасно. Чтобы в привычном взгляде на жизнь появилась хотя бы небольшая трещинка, придется приложить немало упорства в практике. Бывает очень трудно понять, что не стоит избавляться от бедствий. Бедствия — это прекрасно. Они не должны нравиться, но они прекрасны.

    Первый шаг практики — осознать, что именно мы воздвигли эту надстройку. И когда мы сидим в дзадзэне (особенно, когда контролируем мысли), мы начинаем понимать, что почти никогда не жили своей жизнью. Жизнь затерялась среди эгоцентрических мыслей. Они и есть надстройка. (Мы предполагаем, что все хотят видеть сквозь надстройку. Однако это не всегда так. И это тоже нормально. Не всем подходит заниматься практикой дзэн. Эта практика требовательна, она разрушает иллюзии. Новичку она может показаться отталкивающей. Однако это просто одна из ее сторон. Другая сторона практики в том, что жизнь становится шире и выразительней. Обе стороны существуют вместе.) Таким образом, в процессе практики в первую очередь нужно осознать (пусть и смутно поначалу), что мы выстроили вокруг своей жизни. Второй шаг — сама практика. Освобождение — это способность видеть сквозь возведенную нами надстройку. Без нее жизнь течет своим чередом, не встречая на пути никаких преград.
    Посидев некоторое время, вы, возможно, подумаете: «Я не хочу делать это! Не хочу, вообще!» Но и это часть практики!
    Приобретение способности видеть надстройку — тонкий и энергоемкий процесс. Секрет в том, что на собственную надстройку мы похожи больше, чем на реальную жизнь. Некоторые скорее согласятся расстаться с жизнью, чем разрушить свою надстройку. Они решаются прекратить физическое существование, но не допускают покушения на привязанность к своим мечтам. Такое встречается нередко. Если привязанность к мечтам остается незыблемой и неоспоримой, то, даже не прибегая к самоубийству, мы убиваем себя, позволяя истинной жизни пройти мимо и остаться почти незамеченной. Идеалы ограничивают. Это настоящее бедствие. Мы не осознаем степени этого бедствия потому, что мечты могут быть очень удобными и соблазнительными. Обычно мы называем несчастьем события, похожие на гибель «Титаника». Но то, что мы теряем себя среди привлекательных идеалов и фантазий — не меньшее несчастье. Мы умираем.

    Вести себя неосознанно — значит не понимать, что делаешь. Поэтому одна из проблем практики — то, что все мы в какой-то мере ведем себя неосознанно и не слишком хотим становиться сознательными. Как разрубить этот узел?
    одна из задач практики — повышение способности видеть это. Это очень сложно, учитывая полное отсутствие всякого интереса к подобному видению.
    Дисциплинированными студентами можно назвать тех, кто в повседневной активности постоянно прилагает усилия, чтобы пробудиться.
    Практика состоит в способности поддерживать это легкое давление с утра до вечера. Если мы будем так делать, то надстройка постепенно станет светлее и мы сможем отчетливее увидеть жизнь такой, какая она есть.
    Самый эффективный способ разрушить надстройку — продолжать совершать безрассудства, которые вы совершаете всегда. Но делать это со всем осознанием, на которое вы способны. Так вы будете больше видеть.

    Есть абсолютная и относительная точки зрения. С относительной точки зрения у нас есть история. С каждым из нас многое произошло. Именно своей истории мы, отчасти, обязаны тем, что мы такие, какие есть. Но в ином смысле у нас нет истории. Дзэн-практика состоит в способности видеть сквозь желания, сквозь привязанность к истории, сквозь причины (мысли), превратившие нас в нас. Она избавляет от необходимости работать с реальностью того, чем мы являемся.
    Существует множество видов терапии. Но та терапия, которая приводит к заключению, что все ужасы жизни вызваны влиянием каких-то людей, должна считаться, по меньшей мере, некомпетентной. Мы сами влияем на себя гораздо больше, чем кто-либо. Только мы ответственны за то, чтобы здесь и сейчас воспринимать реальность жизни. Мы не должны никого винить. Если вы кого-то обвинили, будьте уверены, вы попались.
    Я не хочу, чтобы кто-то просто верил моим словам. Я хочу призвать к работе со своими переживаниями. Вы сами увидите, что для вас истинно.
    я не хочу, чтобы вы мне верили! Я хочу, чтобы вы занимались практикой! Мы похожи на ученых, которые экспериментируют со своей жизнью. Если мы будем внимательны, то сами увидим, удался ли наш эксперимент. Практикуя, мы сами заметим, что надстройка станет светлее.
    упорная практика помогает — и прошлому, и настоящему — исцелить себя. Шаг за шагом.

    Молитва и дзадзэн — это одно и тоже. Между ними нет разницы.

    Мы должны противостоять злым поступкам, но не людям. Иначе придется судить и порицать всех, в том числе и самих себя.
    мы — «никакие»... мы просто делаем то, что делаем. Но когда мы видим, что надстройка нереальна, мы стремимся делать добро. Когда между нами и окружающими нет границ, мы, естественно, делаем добро. Наша основная природа в том, чтобы делать добро.
    мы просто делаем это естественно. Если мы не будем отгораживаться от окружающих эгоцентричными мыслями, жадностью, злобой и невежеством, мы будем делать добро. Нам не нужно будет принуждать себя к этому. Это естественное состояние.
     
    list нравится это.
  10. list

    list Автор

    Сообщения:
    4.414
    Симпатии:
    1.389
    Какой прекрасный текст! Как родниковая вода пьётся.
     
    Соня нравится это.
  11. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    УЗНИКИ СТРАХА

    Обратите внимание, желания — особенно, желание вести себя определенным образом — сосредоточены на эго и страхе. «Если бы я достиг совершенства, осознания или просветления, я бы разобрался со своими страхами». Заметили ли вы здесь желание? Это желание уйти от себя настоящего навстречу идеалу.
    Бегство от эгоизма и жадности, и попытки стать альтруистом похожи на замену однообразных и уродливых картин в комнате на красивые и дорогие. Однако если эта комната — тюремная камера, то, изменив декорации, вы не станете свободным, вы останетесь пленником. Замена жадности, злости, невежества идеалами щедрости, доброты и мудрости, возможно, изменит декорации, но не принесет свободы.

    Все это время дверь оставалась незапертой. В чем смысл истории? Тюремная камера, в которой мы находимся и стены которой так усердно передекорируем, вовсе не является тюремной камерой. Дверь всегда открыта. Замка нет. Не нужно сидеть в камерах и бороться за свободу, пытаясь изменить себя, — мы уже свободны.
    Но эти слова, конечно, не решат проблему. Как мы можем осознать, что свободны? Мы говорили, что и эгоизм и альтруизм основаны на страхе. Вместо того чтобы от несознательного эгоизма переходить к сознательному альтруизму, необходимо увидеть глупость второй стадии. Если же вы продолжаете играть в эти игры, то, по крайней мере, нужно хорошо осознавать, что вы делаете. Пора переходить к третьей стадии. Что же это такое?
    Вначале нужно пройти первые две стадии. Это можно сделать, превратившись в свидетелей. Вместо того чтобы говорить себе: «Я должен быть терпеливым», мы наблюдаем за собственным нетерпением. Мы отходим и смотрим. Мы видим истинную природу нетерпения. Истина, конечно, не в идеальной картине терпения и упорства. Создавая такую картину, мы лишь подавляем раздражение и гнев, которые все равно проявятся в будущем. Но в чем же тогда истина раздражения, нетерпения, желчности или подавленности? Когда мы начинаем так думать (т. е. по-настоящему наблюдать за своими мыслями), мы видим, что мысли постоянно вращаются вокруг того, какими должны и не должны быть мы и окружающие, какими мы были в прошлом и какими будем в будущем, как уладить дела и достигнуть желаемого.

    Когда мы отходим назад и становимся терпеливыми и настойчивыми наблюдателями, то начинаем понимать, что ни одна из двух стадий не приносит ни нам, ни окружающим ничего хорошего. Только после этого удается — даже не прилагая усилий — проскользнуть в третью стадию, которая подразумевает простое восприятие истины мгновения нетерпения — сам факт ощущения нетерпения. Так удается выбраться из дуализма между мною и тем, кем я должен быть. Мы возвращаемся к себе, какими мы есть. Наши мысли — единственное, что заставляет ощущать нетерпение, и когда мы воспринимаем себя такими, какие есть, нетерпение разрешается само собой.
    Таким образом, практика заставляет осознать страх, а не метаться по тюремной камере, пытаясь придать ей более приличный вид и улучшить свое самочувствие. Все усилия в жизни сводятся к попыткам к бегству. Мы пытаемся убежать от страданий и боли. Даже чувство вины — это побег. Истина каждого мгновения в том, чтобы оставаться самим собой. Мы должны воспринимать свой эгоизм, когда ведем себя эгоистично. Нам не нравится делать это. Нам нравится считать себя добрыми. Но ведь часто это не так.
    Приобретение способности воспринимать себя такими, какие мы есть, сопровождается смертью эго. Оно высыхает, и на его месте распускаются цветы. «На высохшем дереве распускаются цветы», — прекрасная строка из Сёйо Року. Заметьте, цветы распускаются не на красивом, а на высохшем дереве. Когда мы исследуем идеалы с точки зрения наблюдателя, то возвращаемся к самим себе, к мудрости жизни.
    Каким образом процесс, о котором идет речь, связан с просветлением? Когда мы отходим от нереальности и наблюдаем ее, то видим ее такой, какая она есть, и проваливаемся в реальность. Поначалу мы можем видеть ее в течение секунды, но со временем длительность такого видения растет. И когда мы сможем проводить девяносто процентов времени, воспринимая жизнь, какой она есть, мы поймем, что такое жизнь. Тогда мы сами будем жизнью. Когда мы станем всем, мы поймем, что это значит.

    БОЛЬШИЕ ОЖИДАНИЯ

    Мы приходим на сесин, вооруженные большими ожиданиями. Мы боремся, мы ищем, мы надеемся. Некоторые просто ждут. Человеческая игра продолжается. Если не ожидания, то надежда на возвращение потерянного рая всегда с нами.
    Интересно, что многие люди, находясь на пороге смерти, наконец видят, вернее, осознают, что никогда не понимали истинного смысла этого вопроса. Осознавая это, они умирают спокойно, даже радостно, оказавшись, наконец, в раю. Что они видят? Что они находят?
    Помните историю о человеке и тигре? Окруженный со всех сторон смертью, он съедает ягоду земляники и восклицает: «Она великолепна!» Он знает, что для него это последнее действие.
    Когда мы полностью понимаем это, любые обстоятельства становятся раем.

    Давайте теперь обратимся к словам Догена Дзэндзи. Однажды он сказал: «Давайте забудем свое тело и разум. Бросьте свою жизнь в обитель Будды, живите движимые и ведомые Буддой. Когда вы сделаете это, не полагаясь на собственные физические и умственные силы, вы будете освобождены от жизни и смерти и станете Буддой. Это Истина. Не ищите Истину в другом месте».
    «Давайте забудем свое тело и разум». Что это значит? «Бросьте свою жизнь в обитель Будды». Что такое обитель Будды? В начале Доген Дзэндзи говорит о человеческих ошибках: «Давайте забудем свое тело и разум». Вместо того чтобы стремиться к комфорту, защите и удовлетворению тела и разума, он просит «бросить свою жизнь в обитель Будды». Но где находится обитель Будды? Куда нам бросить свою жизнь?
    Так как Будда — не что иное, как это абсолютное мгновение жизни (у которого нет ни прошлого, ни настоящего, ни будущего), Доген говорит, что само это мгновение и есть обитель Будды, просветление и рай. Нет ничего, кроме жизни в текущем мгновении. Страдание и счастье, неудачи и успех — все, что мы переживаем, — обитель Будды. «Бросьте свою жизнь в обитель Будды, живите движимые и ведомые Буддой». Что это значит?

    Мы не можем жить вне настоящего мгновения. Именно оно и есть жизнь. Нужно видеть его, чувствовать его, пробовать его, прикасаться к нему, переживать его и затем позволить ему диктовать ход жизни. Доген говорит, что, когда мы делаем это, не опираясь на собственные физические и умственные силы (т. е. не сопровождая поступки собственным мнением), мы освобождаемся от жизни и смерти и становимся Буддами. Почему? Почему мы становимся Буддами? Потому что вы и есть Будда. Вы являетесь текущим мгновением жизни. Вы не можете быть ничем иным.
    Когда мы сидим, когда мы занимаемся повседневными делами, мы находимся в обители Будды. Где еще мы можем быть? Чем является каждый момент дзадзэн — болезненный, спокойный, утомительный? Раем, нирваной, обителью Будды. И все же мы приходим на сесин с огромным желанием найти это! Где оно? Куда оно девается, когда мы уходим отсюда? Обитель Будды — это непосредственное восприятие своих разума и тела. Ничего больше. Доген Дзэндзи сказал: «Это Истина. Не ищите Истину в другом месте». Где собираетесь искать ее вы?
    Нет ни потерянного, ни приобретаемого рая. Почему? Потому, что невозможно обойти текущее мгновение. Можно не пробудиться в него, но оно всегда здесь. Нельзя избежать рая. Можно только не увидеть его.
    Что исчезает в первую очередь, когда человек чувствует приближение смерти? Исчезает надежда на то, что жизнь обернется так, как хотелось бы. Поэтому человек может увидеть, что земляника «так великолепна». Все, что есть, — это настоящее мгновение.

    Мудрость в том, чтобы видеть, что поиск бесцелен. Если вы несчастны — это совершенство. Я не призываю ни к пассивности, ни к активности. Возможно, вы попытаетесь удержать нирвану в неизменном состоянии. Но она не может быть постоянной, она изменчива. Это не подразумевает «отсутствия деятельности». Однако действия, рожденные пониманием, свободны от гнева и осуждения. Никаких ожиданий, только чистые и сострадательные поступки.
    Сесин часто превращается в битву с тем фактом, что мы абсолютно не хотим позволять восприятию идти своим чередом. Мы определенно не чувствуем себя просветленными в таком состоянии. Но упорное сидение и отбрасывание мыслей о сложности, великолепии и утомительности позволяет нам, со временем, понять Истину нашей жизни.
    И всегда мы начинаем искать дорогу сквозь эти проблемы к иллюзорному раю. Но вспомним снова слова Догена Дзэндзи: «Давайте забудем свои тело и разум». Все говорят о том, чтобы приобрести ясное осознание любого состояния разума и тела, но молчат о желании отыскать радость и избежать боли. «Бросьте свою жизнь в обитель Будды». Бросьте свою жизнь, станьте текущим мгновением, перестаньте судить о нем, бежать от него, анализировать его. Доген сказал: «Это Истина. Не ищите Истину в другом месте». Почему? Почему бы не поискать где-нибудь еще? Больше искать негде. Все происходит прямо здесь, прямо сейчас. Это и есть наша природа. Это и есть просветление. Сможем ли мы проснуться и увидеть?
     
  12. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    ГРАНИЦЫ
    ЛЕЗВИЕ БРИТВЫ


    Мы, человеческие существа, всегда верим, что существует нечто, что необходимо свершить, постичь, достигнуть. Эта иллюзия порождена разумом и представляет собой проблему. На самом деле жизнь — очень простая штука. Каждую секунду мы видим, слышим, ощущаем запахи, прикасаемся к чему-то, думаем. Иными словами, существует чувственный опыт. Мы интерпретируем этот опыт, и появляется все.
    Когда мы погружены в жизнь, существуют только видение, слух, запах, прикосновения, мысли (я не имею в виду эгоцентричные мысли). Если мы осознаем это, проблем нет, их не может быть. Мы просто являемся этим. Жизнь существует, и мы погружены в нее, мы не отделены от нее. Мы являемся жизнью просто потому, что мы и есть жизнь. Мы слышим, думаем, видим, ощущаем запахи. Мы погружены в жизнь, и в этом нет проблемы; жизнь течет своим чередом. Нам нечего постигать, потому что мы — сама жизнь, у нас не может быть к ней вопросов. Однако мы не можем так жить, и возникают вопросы.
    Когда мы освобождаемся от склонности приносить себе вред, жизнь оказывается целостной, и мы полностью погружаемся в нее, и не остается проблем. Однако нам не всегда удается ощущать это погружение. Хотя жизнь — это просто жизнь, мы раздражаемся и выпадаем из нее. Теперь жизнь — там, а я — здесь. Мне приходится искать путь, уводящий от страданий. Таким образом жизнь делится на два лагеря — там и здесь. В Библии это называется «изгнанием из Сада Эдемского». Эдемский сад — это ненарушенная простота жизни. Мы все иногда натыкаемся на него. Иногда эта простота становится особенно очевидна, на некоторое время нам становится ясно, что жизнь не является проблемой.

    Однако большую часть времени мы проводим в иллюзии, что жизнь сталкивает нас с проблемами, которые находятся «там», Изначальное единство оказывается расколотым (так, по крайней мере, кажется). И нас начинают одолевать вопросы: «Кто я? Что такое жизнь? Как я могу зафиксировать ее, чтобы чувствовать себя лучше?» Мы считаем себя окруженными событиями, от которых мы отделены и которые необходимо фиксировать и контролировать. Когда мы начинаем думать о жизни, анализировать ее, беспокоиться, пытаться объединиться с ней, то приходим к целому ряду искусственных решений. Но разгадка ясна с самого начала. Суть в том, что ничто не требует решения. Но мы не можем видеть это совершенное единство, отделенность закрывает нам глаза. Наша жизнь совершенна? Никто не верит этому!
    Итак, существует жизнь, в которую мы погружены (так как все, чем мы являемся, — это мысли, зрение, слух, обоняние, осязание). И мы добавляем к этому эгоцентричные мысли о том, «как она нам подходит». Таким образом, мы не можем осознавать единство с жизнью. Когда мы добавляем нечто (нашу личную реакцию), появляется беспокойство и напряжение. Не слишком приятная картина...

    Что же я понимаю под лезвием бритвы? Для того чтобы объединить части, которые кажутся разделенными, нужно пройти по лезвию бритвы. Что такое лезвие бритвы?
    Практика объясняет смысл лезвия бритвы и того, как с ним обращаться. Иллюзия отдельности, которую мы создали, присутствует в нас всегда. Когда мы задеты, когда жизнь не удовлетворяет нас, мы начинаем беспокоиться, искать возможное решение. Нет ни одного человека, который не поступал бы так. Нам не нравится жить обычной жизнью. Она подразумевает страдания, а мы не любим страдать. Мы не можем принять ни серьезную болезнь, ни мелкое замечание, ни одиночество, ни разочарование. Мы не согласны мириться с этим, существовать с этим. Мы хотим убежать. Мы хотим зафиксировать проблему, решить ее, избавиться от нее. Вот почему необходимо понять, что значит пройти по лезвию бритвы. Точкой вхождения в эту практику должно стать мгновение зарождения раздражения (гнева, злобы, обиды, желчности).
    Сначала нужно понять, что мы раздражены. Поэтому, во-первых, нужно осознать, что мы начали раздражаться. Когда Мы узнаем свой разум, свои реакции, то начинаем осознавать, что действительно раздражены.
    Это первый шаг, но это еще не лезвие бритвы. Мы все еще раздроблены, но уже знаем это. Как теперь соединить отдельные части нашей жизни? Нужно пройти по лезвию бритвы. Мы должны снова стать самими собой. Мы должны чувствовать, что такое жизнь, именно в эту секунду. Если мы раздражены, мы должны воспринять свое раздражение. Если мы напуганы, мы должны воспринять свой страх. Если мы желчны, мы должны воспринять свою желчность. Это восприятие должно быть только физическим. Не стоит доверяться мыслям, возникающим в момент раздражения.
    Когда мы воспринимаем себя невербально, мы идем по лезвию бритвы, — мы становимся настоящим мгновением. Когда мы идем по краю, островки отделенности агонизируют, они собираются вместе, и нас переполняет если не счастье, то радость. Понять смысл лезвия бритвы (не только понять, но и действовать) и есть смысл всей дзэн-практики. Причина сложности в том, что мы не хотим следовать этому смыслу. Мы хотим убежать.
    Если я чувствую, что вы причинили мне боль, то хочу остаться со своими мыслями о боли. Я еще больше закрываюсь и порождаю эгоцентричные мысли. Я думаю, я пытаюсь избавиться от боли. Чем более опытными мы становимся в практике, тем быстрее видим такие ловушки и возвращаемся к восприятию боли — на лезвие бритвы. Наконец, мы можем воспринимать раздражение в момент его появления и оставаться на лезвии бритвы.
    Смысл просветленной жизни состоит в умении ходить по лезвию бритвы все время. Я не знаю ни одного человека, способного на это. Но уверена, что годы практики помогут проводить на лезвии бритвы большую часть времени.

    Ходить по лезвию бритвы — большая радость.
    Мне хотелось бы повторить, что большую часть жизни мы проводим, не желая ничего знать о лезвии. Мы хотим оставаться отдельными. Погрязнув в уверенности: «Я прав», мы хотим добиться стерильного удовольствия. Конечно же, это убогое удовольствие. Однако мы продолжаем жить суррогатной жизнью и отказываемся от истинного восприятия, которое считаем болезненным и полным несчастий.
    Движимые этой стратегией, мы надеемся стать отдельной личностью, которая реально существует и представляет из себя ценность. Идя по лезвию бритвы, мы не можем быть важными, мы — отсутствие самости, погруженное в жизнь. Однако мы боимся этого, хотя жизнь отсутствия самости — чистая радость. Страх заставляет оставаться здесь — в одиноком эгоцентризме. Парадокс: только пройдя по лезвию бритвы и непосредственно испытав страх, мы становимся бесстрашными.

    Я понимаю, что невозможно увидеть и сделать это сразу. Иногда мы запрыгиваем на лезвие бритвы, но тут же сваливаемся обратно. Это все, на что мы поначалу способны, и это прекрасно. Чем дольше мы практикуем, тем комфортабельней чувствуем себя на лезвии. Наконец, мы обнаруживаем, что это единственное место, где мы можем оставаться в покое. Многие приходят со словами: «Я хочу обрести покой». Но очень немногие понимают, где его искать. Покой — это ходить по лезвию бритвы. Никто не хочет этого слышать. Нам нужен человек, который может разрушить наш страх и пообещать счастье. Никто не хочет слышать правды. Мы не услышим ее, пока не будем готовы.
    На лезвии бритвы нет «меня» и «тебя». Такая практика полезна для любого существа. Она полностью соответствует сути дзэн — развитию в моей и твоей жизни мудрости и сострадания.

    Мне хотелось бы призвать вас к пониманию, каким бы сложным оно ни было. Во-первых, мы должны разумом понять смысл практики. Затем, с помощью практики мы должны обрести ясное осознание, отделенное от собственной жизни. Знание вырастает на фундаменте ежедневного стремления сохранять осознавание во всех взаимоотношениях с утра до вечера. Никто не желает ничего знать о лезвии бритвы. Поэтому нельзя надеяться, что понимание будет преподнесено нам на блюдечке, его нужно добиться. Если мы будем терпеливыми, видение станет яснее и жемчужина жизни засияет перед нами. Естественно, жемчужина сияет всегда, однако она невидима тем, кто не знает, как ее увидеть. Для того чтобы увидеть, нужно пройти по лезвию бритвы. Мы протестуем: «Нет! Ни в крем случае! Забудьте об этом! Это подходит для заглавия, но не для моей жизни». Верно ли это? Я думаю, нет. Покой и радость подходят всем.

    Каждый раз, когда мы не согласны с другим человеком (и мы считаем, что мы правы), мы отделяемся. Мы — здесь, а этот нахал — там, и он «неправ». Если мы так думаем, то совершенно не заинтересованы в благосостоянии этого человека. Нас интересует только личное благосостояние. Так разрушается единство. Для того чтобы избавиться от такого подхода, нужны годы безжалостной практики.
    Раздражение, воспринятое невербально, не вызывает отделенности. Но чаще всего мы не хотим воспринимать жизнь невербально. Что же мы предпочитаем делать? Мы предпочитаем думать о своем несчастье. «Почему он не считает так же, как я? Почему он так глуп?» Такие мысли и являются факторами отделенности.
    СТУДЕНТ: Мысли или побег?
    ЙОКО: Мысли и есть побег. Если бы мы не пытались избежать страха, мы бы не думали.
    СТУДЕНТ: Вы имеете в виду, что мысли — причина отделенности?
    ЙОКО: Нет, но только в том случае, если мы полностью осознаем их и понимаем, что это просто мысли. Отделенность возникает тогда, когда мы верим в них. «Чтобы нарушить порядок небес и земли, достаточно различия в одну десятую дюйма». Когда мы видим нереальность мыслей, в них нет ничего плохого.
    Мы не сможем разумно обращаться с источниками жизни, если погрязнем в мыслях о них. Мы должны видеть нечто большее. Дзэн-практика — это действие. Мы не можем адекватно действовать, если доверяемся своим мыслям о ситуации. Мы должны непосредственно видеть, чем является ситуация. Она всегда отличается от мыслей. Способны ли мы на разумные действия без реального видения? Нет, определенно, я не говорю ни о пассивности, ни об активности.

    СТУДЕНТ: Мне кажется, что невозможно требовать от человека просто находиться на лезвии. Каждое мгновение нас посещают воспоминания о том, что было с нами в прошлом.
    ЙОКО: Воспоминания — те же мысли. Практика действительно многого требует от нас. Однако мы живем в настоящем моменте, мы не должны проживать за раз 150000 мгновений. Мы живем лишь раз. Именно поэтому я говорю: «Что еще остается делать? Можете либо практиковать каждое мгновение, либо нет».
    СТУДЕНТ: Мне кажется, что лезвие бритвы довольно скучное место. Мы обычно обращаем внимание на эмоциональные вспышки, но ничего не можем сказать о спокойных состояниях.
    ЙОКО: Правильно. Проблем нет, когда мы можем делать то, что нужно, — мы идем по лезвию бритвы. Однако в момент раздражения лезвие бритвы кажется чуждым, потому что раздражение неприятно. Природа раздражения нам не нравится и поэтому кажется отличной от природы спокойного состояния. Однако оба они — высшая простота.
    СТУДЕНТ: Страшно потерять веру в собственные мысли. Как же тогда определять, что делать?
    ЙОКО: Когда мы находимся в тесном контакте с жизнью, то всегда знаем, что делать.
    СТУДЕНТ: Для меня лезвие бритвы — это переживание настоящего момента. Занимаясь практикой, я обнаруживаю, что обыденные вещи перестают казаться скучными, как это было раньше. Есть нечто глубокое и прекрасное, чего я раньше не осознавал.
    ЙОКО: Это так. Однажды одна ученица сказала мне: «Это так скучно! Я просто сижу, и ничего не происходит. Я слышу лишь уличный шум...» Но ведь звуки уличного шума — это совершенство! «И это все?» — спросила студентка. Да, это все. Никому из нас не нравится, чтобы жизнь была «просто этим». При таком обороте дел мы перестаем быть ее центром. Жизнь такая, какая есть, в ней нет драмы, а нам нравится драма. Мы любим «выигрывать» споры. Если же выиграть не удается, то мы согласимся проиграть, только бы не отказываться от драмы, разворачивающейся вокруг нас. Однажды Судзуки Роси сказал: «Не будьте слишком уверены в том, что хотите просветления. Оттуда, откуда вы смотрите, оно выглядит ужасно тусклым». Просто делайте то, что делаете. Вам не нужна драма.

    СТУДЕНТ: Является ли наблюдение дыхания хождением по лезвию бритвы?
    ЙОКО: Да. Хотя правильнее будет назвать это «восприятием тела и дыхания». Наблюдая за дыханием, не пытайтесь контролировать его (контроль дуалистичен, — мы контролируем нечто, отдельное от нас). Постарайтесь просто воспринимать дыхание: если оно напряженное, воспринимайте напряжение; если оно частое, воспринимайте частоту; если оно прерывистое, воспринимайте прерывистость. Если восприятие будет полным, то постепенно дыхание станет плавным, медленным и глубоким. Когда исчезает привязанность к мыслям, тело и дыхание постепенно расслабляются.
    СТУДЕНТ: Случайно ли такое ощущение задетости, или оно питается из резервуара неразрешенного психологического материала?
    ЙОКО: Да, такой резервуар существует. Но в текущем мгновении он всегда проявляется в виде подавленности. Если мы умеем воспринимать подавленность и напряжение, то всегда можем осадить свое прошлое. Где находится прошлое? Оно прямо здесь. Иного прошлого нет. Прошлое — это то, кем мы являемся в настоящем. Поэтому, когда мы воспринимаем настоящее, мы принимаем в расчет и прошлое. Мы не обязаны знать о нем все.
    Но как лезвие бритвы связано с просветлением? Пусть кто-нибудь ответит.
    СТУДЕНТ: Оно является просветлением.
    ЙОКО: Да, это так. Никто из нас не может ходить по нему все время, но с практикой наша способность к этому сильно возрастает. Пожалуйста, попытайтесь в каждый момент жизни достигать наибольшей осознанности. Пусть вас всегда сопровождает вопрос: «Иду ли я по лезвию бритвы, прямо сейчас?»
     
  13. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    НЬЮ ДЖЕРСИ НЕ СУЩЕСТВУЕТ

    Мы полагаем, что реальность такая, какой мы ее видим, что она фиксирована и неизменна. Например, если мы смотрим вокруг и видим кусты, деревья, машины, то считаем, что они именно такие, какими предстают перед нами. Однако это лишь взгляд на реальность с первого этажа. Если в ясный день мы сядем в аэроплан, поднимемся на тридцать пять тысяч футов и взглянем вниз, то даже не увидим людей и деревьев. На этой высоте реальность не включает людей, зато она включает горные вершины, долины и водоемы. Самолет опускается, и представление о реальности меняется снова. Только когда шасси коснутся земли, перед нами снова предстанет обычный пейзаж — машины, люди и дома. Для муравья, ползущего по тропинке, людей не существует, они слишком велики для его восприятия. Реальность муравья — это, возможно, горы и долины его тропинки. Если на него наступает чья-то нога, то он даже не понимает, что произошло.
    Реальность, в которой мы живем, принуждает к определенным действиям. Для их реализации мы должны отделить себя от окружающего — от ковра, от другого человека. Однако мощный микроскоп показывает, что реальность, с которой мы взаимодействуем, вовсе не отдельна. На глубинном уровне мы — лишь атомы и атомные частицы, движущиеся с невероятными скоростями. Между нами, ковром и другим человеком нет никакого разделения. Все мы — огромное энергетическое поле.
    Недавно дочь показала мне несколько фотографий белых кровяных телец кролика. Эти тельца — мусорщики, они очищают тело от отходов и ненужного материала. Внутри артерий можно увидеть маленьких существ, которые ползают и очищают кровь при помощи особых лапок. Для белых кровяных телец реальность вовсе не похожа на нашу. Что является реальностью для таких существ? Мы можем лишь наблюдать их работу. Прямо сейчас, пока мы сидим здесь, внутри нас находятся миллионы этих существ, старательно очищающих наши артерии. Посмотрев на снимок, каждый сможет увидеть работу белых кровяных телец, они знают свою цель.
    Мы — люди, — наделенные, пожалуй, самым высшим даром, являемся единственными существами на земле, способными сказать: «Я не знаю смысла своей жизни. Я не знаю, зачем я здесь». Никакое другое существо (и белые кровяные тельца, в частности) не может испытывать подобного недоумения. Белые кровяные тельца неустанно работают на нас, они живут в нас и всю свою жизнь очищают нашу кровь. И это, конечно, только одно из сотен тысяч действий, происходящих внутри того огромного разума, каким мы являемся. С помощью своего огромного мозга (который дан нам для действия) нам удается извратить врожденный дар и совершать безрассудства, которые не способствуют благосостоянию жизни. Владея даром мышления, мы не умеем его применять и сбиваемся с пути. Мы изгоняем себя из Сада Эдемского. Мы используем мышление не для осуществления нужд жизни, а для служения собственной обособленной самости. Такого никогда не происходит с белыми кровяными тельцами. Их жизнь длится недолго, одних заменяют другие. Они не думают, они лишь выполняют свою работу.

    Занимаясь дзадзэн, глубже постигая иллюзорную природу ложного мышления, мы приближаемся к состоянию естественного функционирования. Это состояние всегда здесь, но оно настолько скрыто, что мы даже не подозреваем о его существовании. Мы так привязаны к своей возбужденности, подавленности, надеждам и страхам, что не понимаем, что наше предназначение не вечность, а настоящее мгновение. Мы тщетно стараемся защитить себя своими беспокойными мыслями. Мы строим планы о том, как сделать жизнь более приятной, безопасной, как увековечить свою обособленную самость. У тела есть своя мудрость. Лишь мозг способен внести в жизнь беспокойство.
    Практика помогает видеть сквозь заблуждения. Мы учимся определять, что нам нужно и будем лишь предпринимать попытки исполнить то, что необходимо.
    Когда что-то беспокоит нас, раздражает, доставляет неприятности, мы начинаем думать. Мы суетимся и отстаиваем все, о чем думаем. Мы думаем, думаем, думаем, потому что считаем, что именно так можем решить свои проблемы. В действительности же, жизненные проблемы решает простое восприятие сложности того, что происходит, и действия, обусловленные таким восприятием. Предположим /... /Мои действия вытекают из восприятия. Однако мы не делаем того же со всеми трудностями нашей жизни. Вместо этого мы суетимся вокруг них, пытаемся анализировать, пытаемся найти виновных. Именно из этого мы исходим, когда совершаем поступки. Это отступление. Мы отрезаем себя от проблем. Никакими мыслями, реакциями и оценками нам их не разрешить. Наши эмоции блокируют нас и делают проблемы неразрешимыми.
    Однажды я пролетала над Соединенными Штатами. Находясь где-то посредине страны, я глянула вниз и подумала: «Нью-Джерси?» Я не могла ответить на этот вопрос. И все же мы упорно считаем, что Нью-Джерси существует. Однако реально есть лишь земля, уносящаяся вдаль. Так же мы поступаем и в отношении себя. В действительности, все границы произвольны. Однако если мы руководствуемся собственными разделяющими эмоциями и мыслями, то верим в реальность границ, отделяющих нас друг от друга. Если же мы относимся к эмоциям-мыслям разумно, то границы исчезают, и мы постигаем единство, которое всегда было прямо здесь. Если разум открыт и просто обрабатывает чувственный опыт, нам незачем стремиться к чему-то, что называют «великим просветлением». Если Нью-Джерси не существует, как самостоятельная единица, ему не нужно себя защищать. Если нас нет, как отдельной сущности, мы свободны от проблем. Но наша жизнь наполнена вопросами: «Что для меня лучше всего? Как я могу сделать себе приятное?» Мы воспринимаем окружающих только в той степени, в какой они согласны участвовать в нашей игре. Конечно же, они никогда по-настоящему не согласны, потому что занимаются тем же. Например, как может быть успешным брак, в котором один супруг считает себя Нью-Йорком, а другой — Нью-Джерси? Иногда может показаться, что супруги счастливы. Но пока нет видения призрачности границ (которое подразумевает снятие эмоциональной блокады), между ними продолжается непримиримая война.
    Мы создали ложный мир и окутали им мир реальный. Мы перепутали реальность и ее карту. Конечно, карта полезна, но, смотря на нее, невозможно увидеть единство. Нью-Джерси как отдельной единицы, не существует. Подобно белым кровяным тельцам, мы предназначены для функционирования в огромном энергетическом поле, которым сами являемся. Для правильного функционирования мы имеем особую форму, как и белые кровяные тельца, использующие свои лапки для очистки крови. Да, мы имеем определенную форму, мы выглядим отдельными, для того чтобы играть в ту замечательную игру, в которую вовлечены. Проблема в том, что мы не играем в эту игру. Мы играем в игры, изобретенные нами, и эти игры уничтожают нас. Если мы не способны видеть сквозь них, ни один день жизни не приносит нам радости. Хорошей игрой можно назвать лишь ту, которая сыграна отлично. Но эта игра всегда реальна и полноценна, в ней нет неудовлетворенности и бесцельности. Белые кровяные тельца не спрашивают себя: «В чем цель жизни?» Они знают. Когда мы прорываемся сквозь блокаду эмоций-мыслей, мы тоже начинаем понимать, кто мы такие и что делать с жизнью. Что нам делать с жизнью? Если мы не запутываем себя ложными мыслями, то знаем это. Когда мы отказываемся от одержимости собой, ответ становится очевидным. Однако, пока мы привязаны к эгоцентричным мыслям, сделать это нелегко.
    Если мы привержены практике, то начинаем замечать мгновения (иногда часы или дни), когда проблемы кажутся нам нормальными. Чем дольше и упорнее мы практикуем, тем продолжительнее становятся эти состояния. Это и есть просветленное состояние. Мы просто видим: «О, вот, что надо сделать — это нормально». Это великолепно, течение настолько легко. Затем (если мы не слишком осторожны) запутанность снова берет над нами верх. Ясность и энергия просветленного состояния начинают таять. Наградой за годы упорной практики становится увеличение периодов ясности и уменьшение периодов запутанности.
    Как это ни парадоксально, принятие хмурости и запутанности является ясностью. Не надо пытаться убежать от запутанности и нервности, необходимо спросить себя: «На что похоже ощущение запутанности?»; необходимо вернуться к телу, к его ощущениям; необходимо отслеживать мысли.
    Худшее, что мы можем сделать во время запутанности и подавленности, это попытаться улучшить ситуацию. Незапертые ворота всегда здесь. При условии, что мы воспринимаем себя как есть, а не так, как считаем нужным. Если условие выполнено, ворота открываются. Они открываются тогда, когда должны, но не тогда, когда мы хотим этого. Мы должны добиваться осознанности телесных ощущений, мыслей и всего, что находится рядом с нами. Мы не должны считать сидение ни плохим, ни хорошим. Мы должны думать: «Я здесь, и я осознаю, по крайней мере, часть своей жизни». Упорное сидение увеличивает продолжительность этой части.
    Часть нас похожа на белые кровяные тельца: она всегда на месте и знает, что делать. Она хочет действовать. Практика — вовсе не мистический переход в иное место, расположенное Бог знает где. Абсолют всегда прямо здесь, где же еще он может быть? Но, что же такое мое беспокойство? Так как оно существует прямо здесь, то оно — нирвана, оно — абсолют. Нам некуда идти, мы всегда прямо здесь.
    Где еще мы можем быть? Мы всегда там, где мы есть. Наш внутренний разум знает, кто мы. Если он не испорчен, то знает, кем мы являемся в этом мире.
     
  14. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    РЕЛИГИЯ

    Люди, приходящие в дзэн-центр, часто разочарованы своими прошлыми взаимоотношениями с религией. Очень интересно первоначальное значение слова «религия». Оно происходит от латинского religare, что значит «восстановление связи» — связи между человеком и Богами. Приставка re означает «восстановление, обновление», ligare — «связь».
    Что же это за связь? В первую очередь, мы должны связать себя с самими собой, потому что даже внутри мы раздроблены. После этого мы привязываем себя к окружающим, а затем — ко всем вещам.
    истинная религиозная практик а заставляет снова увидеть то, что есть, — фундаментальное единство всех вещей, снова увидеть наше истинное лицо. Практика убирает барьеры и позволяет видеть их природу.
    Основная причина того, что существуют барьеры, что мы не способны видеть то, что есть, — это страх перед кажущейся болью, которую нам может принести нечто, отдельное от нас. Истинная жизнь, фундаментальное единство проходят мимо. Довольно грустно, что многие умирают, так и не пожив. Они слишком одержимы стремлением избежать боли. Мы знаем лишь одно: если нечто принесло боль, его нужно избегать. Подобный механизм бегства действует практически бесконечно.

    В процессе «туда-сюда» нет ничего, кроме разделенности. Как избавиться от нее? Мы разрешаем ее, воспринимая то, что не хотим воспринимать. Нам нужно невербально воспринять неудобство, гнев, страх, которые кроются за колебаниями от одного полюса к другому. В этом истинный дзадзэн, истинная молитва, истинная религиозная практика. В конце концов, гнев (как физическое переживание) начинает преобразовываться. Если мы действительно раздражены, подобное преобразование может отнять недели или месяцы. Но если мы отдаемся восприятию, если мы «обнимаем тигра», преобразование происходит мгновенно. Когда мы являемся восприятием, нет ни субъекта, ни объекта. Барьеры разрушаются, и мы можем ясно видеть. А если мы видим, то понимаем, что делать, и нашим действием становится проявление любви и сострадания. Мы можем жить религиозной жизнью.

    ... все остальное время мы должны посвящать усердной практике. В этом — религиозная жизнь. В этом — «религия», хотя мы не обязаны использовать это слово. Это — примирение наших точек зрения, примирение со страхами. Примирение со всем, что является восприятием. Однако восприятием чего? Бога? Просто того, что происходит? Религиозная жизнь — это процесс постоянного примирения.
    Всякий раз, когда мы переходим сквозь барьер, что-нибудь вокруг нас изменяется. С течением времени мы становимся менее разделенными. Это нелегко, потому что мы хотим привязаться к чему-то знакомому: разделенности, ощущению своей возвышенности или приземленности, желанию быть «кем-то» в отношениях с миром. Одним из достижений серьезной практики можно считать способность быть внимательным и замечать, как возникает разделенность. В то мгновение, когда мы ощущаем малейшее прикосновение мысли, осуждающей другого человека, должна загораться красная лампочка практики.
    ...чем больше мы практикуемся, тем чаще замечаем то, чего раньше не видели. Это не значит, что мы будем видеть все. Всегда есть нечто, что скрывается от взора. Этот факт нельзя назвать ни плохим, ни хорошим, в этом — природа вещей.
    Сила практики кроется в умении быть самим собой. Если наша практика сильна, она проявляется все время. Не нужно говорить о дхарме, дхарма — это то, чем мы являемся.

    ПРОСВЕТЛЕНИЕ

    Проблема разговоров о «просветлении» кроется в том, что просветление — не картина, но разрушение всех картин. Мало кто мечтает о жизни, разбитой вдребезги.
    Что значит разрушить привычный взгляд на жизнь? Обычно я воспринимаю жизнь бурлящей вокруг меня. В конце концов, я становлюсь наблюдателем этих непрерывных впечатлений и не могу овладеть вашим опытом восприятия мира. Наконец я неминуемо прихожу к выводу, что именно «я» — центр своей жизни, и все переживания сосредоточиваются вокруг «меня». «Я» вижу, «я» слышу, «я» чувствую, «я» думаю, у «меня» есть мнение. Мы редко ставим под сомнение существование «я». Однако в состоянии просветления «я» отсутствует. Есть только сама жизнь — пульсация безвременной энергии, сама природа которой содержит все.
    Процесс практики начинается с того, что мы начинаем видеть причины непонимания своей истинной природы. Они всегда кроются в чрезмерном отождествлении с собственным разумом и телом, с собственным «я». Для реализации естественного состояния просветленности, нужно увидеть эту ошибку и избавиться от нее. Путь практики состоит в осмысленном движении против обычного, сосредоточенного на собственном «я», течения жизни.

    Первый этап практики состоит в приобретении видения того, что моя жизнь полностью сосредоточена вокруг меня: «Да, мной действительно владеют эгоцентричные мысли, мнения и эмоции... Я, я, я, я, я одержим всем этим с утра до вечера». Такое осознание уже, само по себе, является огромным шагом.
    Следующий этап (эти этапы могут отнять много лет) состоит в наблюдении за своей реакцией на подобные мысли, фантазии и эмоции. Обычно мы привязываемся к ним, лелеем их, верим в то, что без них пропадем. Если мы требуем, чтобы жизнь текла в определенном русле, то обязательно страдаем. Жизнь всегда такая, какая есть: она не всегда честна, не всегда приятна. Она совершенно не такая, какой мы хотим ее видеть. И все же это не мешает радоваться ей, ценить ее и быть благодарными.

    Никто не хочет вывалиться из гнезда, потому что это страшно. Однако процесс обретения независимости (вернее, осознания того, что мы ею уже обладаем) должен быть страшным. Мы боремся против свободы, против отказа от мечтаний о жизни, которая подчиняется нашим желаниям и охраняет нас. Вот почему практика так трудна. Дзадзэн должен освободить нас и заставить жить парящей жизнью, которая, благодаря своей свободе и непривязанности, и является просветленным состоянием.

    Практика рассчитана на все время жизни. Она никогда не кончается. Однако если мы практикуем по-настоящему, то определенно ощущаем внутреннюю свободу.
    Ежедневный дзадзэн очень важен. Мы очень упрямы. Нам нужна терапия долгого сидения, которая помогает осознать привязанности. Долгий сесин — это ощутимый удар по надеждам, мечтам — всему, что является барьером для обретения просветленности. Отсутствие надежд не стоит воспринимать пессимистично. Надежды порождают разочарование от затерянности между тем, кто мы есть, и тем, кем хотам быть. Отсутствие надежд (непривязанность, просветленное состояние) — это жизнь, полная спокойствия, уравновешенности, истинных мыслей и эмоций. К этому может привести только бесконечная преданность практике. Результаты истинной практики всегда полезны.
     
  15. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    ПОВОРОТНАЯ ТОЧКА
    истинное самоотречение — это непривязанность.
    Процесс практики заключается не в удалении привязанностей, а в приобретении способности видеть сквозь них. Многие практики увязают в области отношений с нашим окружением и разумом. «Мой разум должен быть спокоен». Разум ни при чем, смысл имеет лишь непривязанность к его активности. Эмоции вредны только тогда, когда доминируют над нами (т. е. когда мы к ним привязаны). В этом случае они становятся причиной дисгармонии. Первая задача практики — увидеть, что мы привязаны. Практикуя содержательный и терпеливый дзадзэн, мы начинаем понимать, что состоим из одних лишь привязанностей. Они правят нашей жизнью.
    Однако мы никогда не сможем избавиться от привязанностей, приказав им уйти. Только осознание их истинной природы способствует спокойному и незаметному исчезновению привязанностей. Подобно песочному замку, смываемому волной, они просто ускользнут прочь. Где это? Что это было?
    Вопрос не в том, как избавиться от привязанностей или отречься от них. Более разумно увидеть их истинную природу — непостоянную, приходящую, пустую. Не нужно ни от чего избавляться. Самыми трудными и коварными привязанностями являются те, которые мы называем «духовными истинами». Привязанность к «духовности» — главное препятствие на пути к духовной жизни. Если мы к чему-то привязаны, то не можем быть по-настоящему свободными и любящими.
    Пока у нас существует одержимость представлениями о себе и окружающих, мы — привязаны. Истинная духовная жизнь представляет собой простое отсутствие этого. «Чтобы изучить себя, необходимо забыть себя», — говорил Доген Дзэндзи.
    Постарайтесь осознать основной смысл — практику непривязанности. Давайте продолжим, вооружившись прилежанием, понимая, что может быть трудно, и зная, что трудность — это не главное. У каждого свой выбор. Что это будет? Либо свободная жизнь, либо...

    ЗАПРИТЕ ДВЕРИ
    Когда мы спускаемся к дхарме, она кажется довольно простой и доступной. Проблема в том, что мы не знаем, как ее увидеть, и жемчужина свободы ускользает.
    С помощью практики, мы избавляемся от фантазий о том, что можем убежать сквозь открытую дверь куда-то в другое место. Мы прилагаем множество усилий для совершенствования и защиты структуры эго, созданной на основе наивного представления о существовании «я», отделенного от остальной жизни. Мы должны осознать эту структуру и понять, как она работает. Пока мы не поймем этого, мы будем действовать, повинуясь страху и надменности. Под надменностью я понимаю ощущение собственного превосходства, собственной необычности. Мы можем быть надменны во всем: в достижениях, в проблемах, даже в «скромности». Страх и надменность порождают разнообразные эгоцентричные склонности и суждения и становятся причиной страданий.
    Свобода тесно связана с отношением к боли и страданию. Мне хотелось бы провести черту между болью и страданием. Боль рождается в восприятии жизни такой, какая она есть, без прикрас. Но когда мы пытаемся убежать от восприятия боли, мы страдаем. Именно из-за боязни боли мы создаем эго. Мы надеемся, что оно укроет нас. Свобода — это согласие пойти на риск, стать уязвимым. Это восприятие всего, что возникает в данный момент, — и боли, и удовольствия. Все это требует полной преданности жизни. Когда мы становимся способны отдать себя полностью, не ожидая ничего взамен, не думая о побеге, мы перестаем страдать. Когда мы полностью воспринимаем боль,- она превращается в радость.
    практика подразумевает преданность своему восприятию каждого мгновения. В дзадзэне, так же как и в браке, преданность способствует росту, благодаря жару и давлению. Можно даже сказать, что первое дело в дзадзэне — замужество с самим собой. Мы закрываем дверь и спокойно сидим, ощущая жар и давление.
    С помощью простого сидения, мы добиваемся разрушения стен эго. Этот процесс может быть непонятным и болезненным. Физическое восприятие непонятности и боли может стать ключом к свободе. Мы должны обнять страдание, сделать его лучшим другом, пройти сквозь него к свободе.
    Жемчужиной свободы является жизнь, такая, как есть. Однако если мы не понимаем взаимоотношений между болью и свободой, то можем стать причиной страданий. Мы должны согласиться идти по лезвию бритвы, оставаясь с тем, что приносит нам текущее мгновение. Гордость, жадность, надменность, боль, радость — не пытайтесь манипулировать тем, что приходит во время дзадзэна. Сидение, сопровожденное максимальной осознанностью, поможет привязанностям исчезнуть.
    Дзэн-практика закрывает дверь к дуалистическому взгляду на жизнь и требует преданности. Если, проснувшись утром, вы не хотите идти в дзэндо, закройте дверь перед этой мыслью. Встаньте на ноги и идите. Если во время работы вы чувствуете лень, закройте перед ней дверь и продолжите дело. Во время дзадзэна закройте дверь к дуализму и откройтесь жизни. В процессе обучения восприятию страданий жизнь будет медленно раскрывать свою радость.

    ПРЕДАННОСТЬ
    Преданным можно быть не только другому человеку. Мы можем быть преданы уединению. Для многих такая преданность является хорошей практикой, по крайней мере, на некоторое время. Я имею в виду, что с помощью уединения мы можем практиковаться, посвящая себя всему. Занимаясь такой практикой, мы должны подобающе относиться к сопровождающим ее ограничениям. Никто не хочет посвящать себя всему. Однако наше естество нуждается в практике, на которую не многие готовы пойти сознательно.
    Люди хотят, чтобы практика была приятной и легкой. Но она далеко не легка.
    Когда мы познаем природу Будды, мы понимаем, что радость — наше врожденное право. Где же оно? Оно ждет нас в той самой практике, о которой мы говорим. Только через практику мы сможем прийти к радости и истинной преданности работе, взаимоотношениям, всей жизни.
    Из-за человеческих недостатков, мы очень мало говорим о преданности (или ее нехватке) к объектам. Например, если мы держим комнату в беспорядке, значит, мы не преданны. Мы демонстрируем, что в жизни есть нечто более важное, чем объекты. Если мы не проявим заботу, то не узнаем, что такое преданность. Преданность не возникает случайно. Преданность — это способность. Она растет так же, как мускулы, с помощью упражнений.
    Преданность — это действие. Мы пытаемся избежать действия, поэтому наш глаз должен быть острым как гвоздь. Нет ничего, кроме повседневной жизни. Этот стол является дхармой.

    РАБОТА
    ВСЕ ДВИЖИМО ТВОЕЙ ВОЛЕЙ

    На этой неделе многие видели телевизионную передачу о жизни и работе Матери Терезы. Гораздо более удивительной я считаю ее способность выполнять одно дело за другим, полностью растворяясь в каждом поступке. Именно этому надо учиться. Ее жизнь — это ее работа, самоотверженное выполнение каждого дела.
    Нам трудно понять такой стиль жизни, очень трудно. Однако именно в этом состоит практика — исполнение не моей, но Твоей воли. Не стоит считать, что Ты — это что-то, что отличается от меня. Однако отличие существует: моя жизнь — определенная форма пространства и времени, но Твоя жизнь (Твоя воля) — это функционирование пространства и времени. Это рост ногтей на пальцах, очищение крови печенью, взрывы звезд — агония и муки Вселенной. Это Мастер.
    Перед тем как понять Твою Волю, я должен увидеть иллюзорность моей воли. Я должен отчетливо увидеть, что моя жизнь состоит из одних «я хочу». Чего я хочу? Почти всего, немного тривиального, немного «духовного».
    Наблюдая за Матерью Терезой, можно прийти к очевидному выводу: там, где нет я хочу, появляется радость — радость от выполнения того, что необходимо.
    Истинная самость призывает нас.
    Мы пытаемся выкрутиться, выполнить работу, но остаемся глухи к зову Мастера. Как же нам избавиться от глухоты, как узнать своего Мастера? Как понять «Твою движущую Волю»?
    Для этого нужны две стадии практики (и мы колеблемся между ними). Первая стадия состоит в искреннем осознании того, что я не желаю исполнять Твою Волю, у меня нет в этом никакой заинтересованности. Я хочу делать то, что хочу...Подобные желания проникают в каждую клетку тела. Мы не представляем себе жизни без них.
    Вторая стадия наступает после многих лет сосредоточенного сидения. Каждая клетка тела пропитывается знанием того, кто мы такие. Одновременно с этим медленно ослабевают концептуальные верования (наша воля). Медленное преобразование, происходящее на уровне клеток, год за годом обучает нас. Без всяких философских размышлений, мы начинаем видеть Мастера. Твоя Воля и моя воля становятся едиными.
    Только тогда, когда мы научимся пользоваться практикой, научимся не бежать от возможностей, а сидеть со своим гневом, сопротивлением, горем и разочарованием, мы увидим обратную сторону. Обратная сторона всегда постоянна: жизнь, которая нам по-настоящему нужна, свершается не моей, но Твоей волей. Что для этого нужно? Всю жизнь сделать практикой.

    Страдание коренится в ложной уверенности в существовании самости, состоящей из концепций. Если мы считаем, что самость действительно существует, и верим в истинность концепций, то начинаем ощущать необходимость в защите своей самости, необходимость осуществления желаний. Если мы считаем, что ... мы вынуждены повиноваться диктату, заставляя окружающих вести себя так же. «Самость» — это обыкновенная личность, считающая свои концепции Истинами и одержимая идеями защиты собственного «я» путем достижения удовольствий и комфорта.
    Когда мы живем так, нашей Вселенной правят два слова—я хочу. Если мы хорошо приглядимся, то заметим это. Мы хотим одобрения, успеха, просветления, спокойствия, здоровья, любви. «Я хочу, я хочу, я хочу». Все желания обуславливаются заботой о концепции нашей «самости». Мы хотим, чтобы жизнь соответствовала нашей концепции.
    Когда ожидания проваливаются, когда мы не получаем того, чего хотим, тогда начинается практика. Трунгпа Ринпоче писал: «Разочарование — лучшая колесница на пути к Дхарме». Разочарование — истинный друг, надежный проводник. Однако такой друг не может никому понравиться.
    Когда мы отказываемся работать с разочарованием, мы нарушаем Правила. Вместо того чтобы воспринимать разочарование, мы злимся. И все же момент разочарования очень полезен. Если мы не хотим пользоваться им, то, по крайней мере, должны себе в этом признаться. Момент разочарования — это несравненный дар, который мы получаем много раз в день. Этот дар всегда присутствует в жизни каждого человека. Необходимо лишь осознать мгновение, когда нас пронизывает мысль: «Все идет совсем не так, как я хочу!»
    Повседневная жизнь течет быстро, и мы не всегда осознаем то, что происходит. Но когда мы сидим спокойно, мы можем наблюдать и воспринимать разочарование.
    Ежедневное сидение — это хлеб и масло, основа дхармы. Без этого мы склонны заблуждаться. Каждый сесин — это просто отказ от ожиданий! Каждый сесин создан для того, чтобы разочаровывать! Это продленное переживание того, что «все идет не так, как я хочу. Когда мы сидим с этим, внутри всегда остается осадок перемен.
    Чем лучше мы осознаем свои ожидания, тем отчетливее видим свое стремление не жить жизнью, а манипулировать ею. Ученики, чья практика стала зрелой, раздражаются намного реже, потому что видят ожидания и стремления еще до того, как те успевают вызвать раздражение. Однако практика проявляется именно тогда, когда состояние раздраженности наступило. Сигналом к практике — «красной лампочкой» — может стать разочарование. «Все идет не так, как я хочу!» Некоторые ожидания не оправдываются, и мы рассержены, подавлены, хотим все изменить. «Я хочу» оказывается подавленным. Момент подавления «я хочу» является «распахнутыми воротами». Переживание разочарования и подавленности — единственный способ преобразовать «я хочу» в «я являюсь». Действия, диктуемые лживым разумом и ожиданиями, тираничны по своей сути.

    ... Поезд подъехал к станции и очень мягко остановился прямо перед Мусином. И тут Мусин понял, что с самого начала находился в Поезде. Более того, он сам был Поездом. Не было никакой необходимости ждать. Нечего постигать. Некуда идти. Одна лишь целостность жизни. Все старые вопросы разрешились сами собой. И, в конце концов, Поезд испарился, остался лишь старик, сидящий в ночи.
     
  16. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    Наставления в созерцании хваду*. Кусан - сыним
    ((1908—1983) — корейский мастер дзэн, один из наиболее известных представителей сон-буддизма.)

    Полностью - тут:
    http://yogic1.narod.ru/nastavlen.htm

    см также Кусан - сыним " Мудрость каменного льва"
    "..Особое внимание уделено практике созерцания хваду (кит. хуатоу) и последовательности состояния сознания, возникающих при этой практике."


    [​IMG]



    Самое важное - это непрестанно исследовать хваду с непреклонной решимостью. Вначале вы можете чувствовать такую тяжесть, как если бы пытались поднять слабой рукой ведро, полное воды. Пусть даже так, но вы никогда не должны ослаблять свои усилия.
    В созерцании дзэн ключевым фактором является поддержание постоянного чувства вопрошания.
    Так, взявшись за хваду "Что такое этот ум?", старайтесь все время поддерживать вопрошание: "Что видит?", "Что слышит?", "Что двигает этими руками и ногами?" и так далее. Прежде, чем начальное чувство вопрошания потускнеет, нужно заново поднять вопрос.
    Таким образом, процесс вопрошания может продолжаться, не прерываясь, с каждым следующим вопросом, накладывающимся на предыдущий. Вдобавок, вы должны пытаться сделать это наложение гладким и регулярным.

    Но это не означает, что вы просто механически повторяете вопрос, как если бы это была мантра. Бесполезно говорить себе день и ночь: "Что это такое?", "Что это такое?" Ключ в том, чтобы поддерживать чувство вопрошания, а не в повторении слов. Как только это исследование придет в движение, для скуки не останется места.
    Если ум останется спокоен, хваду не будет забыто и чувство вопрошания будет длиться непрерывно. Таким образом пробуждение будет легким.
    ________________________________________
    В созерцании мудрость и сосредоточенность должны взращиваться в единстве. Если есть только мудрость без сосредоточенности, усилятся ложные взгляды. А если есть только сосредоточенность без мудрости, возрастает неведение.
    ________________________________________
    Созерцание можно уподобить сражению блуждающих мыслей и сонливости ума, с одной стороны, и хваду, с другой.
    ________________________________________
    Вы не первые и не последние, кто вступает на этот путь. Так что не теряйте мужества, когда временами будете находить практику трудной. Все патриархи древности, равно как и современные наставники, испытывали трудности на этом пути.
    ________________________________________
    Просто каждое утро решайте пробудиться до наступления ночи. Усиливайте это намерение каждый день, пока оно не станет так же неисчерпаемо, как пески Ганга.
    ________________________________________
    Нет никого, кто мог бы совершить это за вас. Голод ученика нельзя утолить тем, что учитель поест за него.
    ________________________________________
    Это подобно состязанию в марафоне. Победителем станет либо самый подготовленный, либо самый решительный.
    Когда хваду начинает созревать и ум становится все острее и однонаправленнее, как хороший меч, жизненно важно продолжать свою практику с рвением нападающего бойца. Вы должны полностью вовлечься в хваду, исключив все остальное.

    [​IMG]

    *ХВАДУ - фактический синоним японского термина «коан»(кит. гунань). Технически, однако, значения этих терминов отличны. Коан — буквально «общественное дело» — является описанием целой ситуации, обычно диалога между наставником дзен и его учениками. Хваду же является только центральной точкой общения, которая затем выделяется в качестве темы для созерцания.
    Хваду (кит. хуатоу). Этот термин буквально означает «голова речи» «Голова» здесь относится к вершине или точке, где исчерпывается речь и мысли. Таким образом, созерцание хваду нацелено на приведение человека в состояние ясности и спокойствия ума, в котором утихает омрачающая и отвлекающая деятельность умственной болтовни. В качестве средства достижения этого состояния используется концентрация внимания на таком вопросе, как, например: «Что это такое?», «Зачем?» и множество других вопросов.
    Цель хваду не поиск ответа на вопрос, а поддержание состояния вопрошания. Т. к. любой ответ, который способен дать нам ум — не что иное, как просто ярлык, поэтому должен быть отвергнут. Т. е. цель хваду — поддержание постоянного ощущения пытливого всматривания в вопрос. Именно это всматривание или вопрошание и становится движущей силой всего процесса. В созерцании хваду ум сталкивается с неразрешимой проблемой. Решение этой проблемы достигается не посредством какого-либо процесса выбора, а намеренным усилием самого вопрошания до тех пор, пока не происходит прорыв. Т. е. когда масса вопрошания возрастает до критической точки, она внезапно взорвется. Вся вселенная разлетится вдребезги, и только ваша изначальная природа предстанет перед вами. Так вы пробудитесь.


    [​IMG]
     
  17. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    Посыпание Будды пеплом - Дзен Мастер Сунг Сан

    Полностью - тут:
    https://zendao.ru/library/Dropping_ashes_on_Buddha


    [​IMG]


    Посыпание Будды пеплом - Дзен Мастер Сунг Сан

    1. Дзэн — это понимание самого себя

    Однажды в Провиденс дзен-центр пришел ученик из Чикаго и спросил: «Сунг Сан Сон Са
    Ним! Что такое дзен?»
    Сон Са Ним поднял дзен-палку над его головой и сказал: «Понимаете?»
    — Я не знаю.
    — Этот ум «не знаю» и есть вы. Дзэн — это понимание самого себя.
    — Что вы понимаете обо мне? Учите меня.
    — На кондитерской фабрике различные изделия выпекаются в форме животных,
    автомобилей, людей и самолетов. У всех у них различные названия и формы, но все они
    сделаны из одинакового теста, и одинаковы на вкус. Точно так во вселенной — солнце, луна,
    звезды, горы, реки, люди и т. д. — имеют различные названия и формы, но все они сделаны
    из одной и той же субстанции. Вселенная организована в противоположные пары: свет и
    тьма, мужчина и женщина, звук и молчание, добро и зло. Но все эти противоположности
    одно и то же, потому что они сделаны из одной и той же субстанции. Их имена и формы
    различны, но субстанция одна и та же. Имена и формы созданы вашим мышлением. Если вы
    не думаете и не привязаны к имени и форме, тогда вся субстанция едина. Ваш ум «не знаю»
    обрезает всякое мышление. Это ваша субстанция. Субстанция этой дзен-палки и ваша
    собственная субстанция одна и та же. Вы есть эта палка; эта палка есть вы.

    Ученик сказал: «Философы говорят, что такая субстанция — это энергия, или разум, или Бог,
    или материя. Что здесь истина?»
    Сон Са Ним сказал: «Четверо слепых пришли в зоопарк и навестили слона.
    Каждый понял только ту часть, которой коснулся; никто не понял целого.
    Субстанция не имеет ни имени, ни формы. Энергия, ум, бог, материя — все это имя и форма.
    Субстанция — это абсолют. Имея имя и форму, имеешь противоположности. Поэтому весь
    мир похож на тех слепых, дерущихся друг с другом. Непонимание себя — это непонимание
    истины. Вот почему между нами идет борьба. Если бы все люди в мире поняли себя, они
    достигли бы Абсолюта. Тогда во всем мире был бы мир. Мир в мире — это Дзэн».

    «Люди желают денег, славы, секса, пищи и отдыха. Все эти желания —
    мышление. Мышление — это страдание. Страдание означает отсутствие мира в мире.
    Отсутствие мышления — это отсутствие страданий. Отсутствие страданий означает мир в
    мире. Мир в мире — это Абсолют. Абсолют — это я».
    — Как я могу понять абсолют?
    — Вы должны понять себя.
    — Как я могу понять себя?
    Сон Са Ним поднял свою палку и сказал: «Видите это?». Затем он быстро ударил по столу
    палкой и сказал: «Слышите это? Эта палка, этот звук и ваш ум — это одно и то же или
    разное?»
    — Одно и то же.
    — Если вы скажете, что это одно и то же, я ударю вас 30 раз. Если вы скажете, что это
    разное, я все равно ударю вас 30 раз. Почему?
    Ученик молчал.
    Сон Са Ним закричал: «КАТЦ!!!»
    Потом он сказал: «Приходит весна, трава растет сама собой».

    В точке 360° все вещи такие, какие они есть, истина — «просто как это». «Как это» означает,
    что нет никакой привязанности к чему бы то ни было. Эта точка находится там же, где точка
    0°. Мы прибыли туда, откуда начали. Разница в том, что 0° — это привязанное мышление,
    тогда как 360° — это мышление не привязанное.
    Непривязанное мышление означает, что ваш ум всё время ясен. Поэтому истина является — просто как это. Это интуитивное действие. Интуитивное действие вне всяких желаний и привязанностей. Мой ум, как чистое зеркало, отражает всё таким, какое оно есть. Это ум бодхисаттвы: у меня нет желаний для самого себя. Мои желания для всех людей.
    Большое Я“ вне времени и пространства. Там нет жизни, и нет смерти.
    Дзен — это достижение 360°. Когда вы достигнете 360°, все градусы на круге исчезнут.

    Сидеть — это лишь небольшая часть практики Дзен. Истинное значение практики Дзен сидя — в том, чтобы научиться отбросить всякое мышление и удерживать неподвижный ум. Поэтому когда я спрашиваю вас: «Кто вы?» — вы не знаете. Есть только одно: «я не знаю». Всегда держитесь этого незнающего ума. Когда этот незнающий ум станет ясным, тогда вы поймёте. Вы должны удерживать незнающий ум всегда и везде. Это истинная практика Дзен.
    Великий путь не труден, если вы не делаете различий. Отбросьте «нравится» и «не нравится» и всё станет совершенно ясно. Отбросьте все мнения, любые «нравится», «не нравится» и держитесь лишь ума, который не знает. Это очень важно. Незнающий ум — это ум, который отбрасывает всякое мышление. Когда всякое мышление отброшено, вы становитесь пустым умом. Это до-мышление. Ваш ум до-мышления, мой ум до-мышления, умы всех людей до-мышления — одно и то же. Это ваша сущность. Ваша сущность, моя сущность и сущность всей вселенной становятся одним. Дерево, гора, облако и вы — одно. Теперь я спрашиваю вас: «Гора и вы одно и то же, или разное?» Если вы скажете «то же самое», я ударю вас 30 раз, если вы скажете «разное», я всё равно ударю вас 30 раз. Почему? Ум, который стал одним целым со вселенной, находится в состоянии до-мышления. «То же самое» и «разное» — слова противоположности; они идут из ума и разделяют все вещи. Вот почему я ударю вас, если вы скажете хоть так, хоть этак. Так какой же ответ будет правилен? Если вы не понимаете, то какое-то время держитесь только незнающего ума и вскоре вы получите хороший ответ.
    Вы спросили, почему я пользуюсь словами, чтобы учить, если понимание через слова невозможно. Если вы привязаны к словам, вы не можете вернуться к своему истинному «Я». Если вы не привязаны к словам, то вы вскоре достигните просветления. Поэтому, если вы думаете, то слова очень плохи. Но если вы не думаете, то все слова и все вещи, которые вы можете видеть, слышать, обонять, ощущать на вкус — будут помогать вам. Поэтому для вас очень важно отбросить ваше мышление и вашу привязанность к словам. Вот стихотворение для вас:
    Будда сказал, что всё имеет природу Будды.
    Джо-Джу сказал, что у собаки нет природы Будды.
    Кто прав?
    Если вы откроете рот, то попадёте в ад.
    Почему?
    КАТЦ!!!
    Облака поднимаются в небо,
    Дождь падает вниз на землю.

    Вы говорите, что трудно удерживать незнающий ум. Если вы проверяете свой думающий ум, тогда это трудно. Вы не должны этого делать. Мышление — о’кей; не заботьтесь об этом. Если вы не обеспокоены своим мышлением, тогда нетрудно удерживать незнающий ум. Сначала вы сможете удерживать его лишь короткое время. Но, если вы практикуете искренно, то такие удачи будут увеличиваться.
    Ваш ум как море. Когда поднимается ветер, там очень большие волны. Когда ветер утихает, волны становятся меньше и меньше, и, наконец, ветер исчезает совсем, а море становится как ясное зеркало. Тогда горы, деревья и всё остальное отражается на поверхности моря. Сейчас в вашем уме много волн-мыслей. Но если вы продолжите практиковать незнающий ум, то постепенно мыслей будет становится меньше, пока, наконец, ваш ум не будет всегда ясным. Когда ум становится ясным, он похож на зеркало: вот красное — и зеркало красное; вот жёлтое — и зеркало жёлтое; вот гора — и зеркало гора. Ваш ум — это гора; гора — это ваш ум. Это не два, а единое. Поэтому очень важно спокойно относиться как к мышлению, так и к отсутствию мышления. Вам не надо волноваться из-за того, что проходит в вашем уме. Всего лишь не горюйте и держитесь незнающего ума.
    Дзен-ум — это повседневный ум. Вы должны удерживать этот ум во время любого действия — еда, разговор, игра в теннис, когда вы смотрите телевизор. Всегда удерживайте незнающий ум. Самое важное — как вы удерживаете свой ум в этот самый момент. Сиюсекундный ум. Если у вас есть свободное время, хорошо посидеть в медитации. Если у вас нет свободного времени, тогда просто делайте Дзен-действия. Но будьте очень осторожны в желании получить просветление. Это нехорошая Дзен-болезнь. Когда вы держите ясный ум, то вся вселенная — это вы, а вы — это вселенная. Вы уже достигли просветления. Желать просветления — это только думанье. Нечто излишнее, всё равно, что подрисовать ноги для змеи на картинке. Змея цельна, как она есть. Истина уже перед вашими глазами.
    Работа Дзен — это добиться пустого ума. Стать пустым умом — значит потерять все свои мнения. Тогда вы испытываете настоящую пустоту. Когда вы испытаете настоящую пустоту, вы достигнете своей истинной ситуации, своего истинного положения и своих истинный мнений.

    Дзен-практика имеет величайшее значение. Вы должны практиковать и очень строго придерживаться вашего решения. Это требует большой веры, большого мужества и больших вопросов. Что такое большая вера? Большая вера означает что вы во всякое время удерживаете ум, который решил практиковать, при любых обстоятельствах. Это как курица, сидящая на яйцах. Она сидит, постоянно заботясь о них и давая им тепло, чтобы вылупились цыплята. Если она станет беззаботной или небрежной, яйца пропадут, и цыплята не вылупятся. Дзен-ум означает всегда и везде верить в себя. Я даю обет стать Буддой и спасти всех людей. Что такое большое мужество? Необходимо свести свою энергию в одну точку. Как кот, охотящийся на мышь. Мышь убежала в норку, но кот ждёт снаружи часами не шевелясь. Он полностью сконцентрирован на мышиной норке. Это ум Дзен — отбросить всякое мышление и направить всю свою энергию в одну точку.
    Далее, большой вопрос. Ребёнок думает только о своей маме, человек, умирающий от жажды думает только о воде. Это называется Один Ум. Если вы вопрошаете с большой искренностью, то остаётся только незнающий ум.
    Если вы будете выполнять эти три условия — большую веру, большое мужество и большой вопрос — вы вскоре достигнете просветления. Вы сказали, что практика трудна. Это думанье. Дзен нетруден. Если вы говорите что он труден, это значит что вы проверяли себя, проверяли свою ситуацию, своё положение, свои мнения. Поэтому вы говорите что Дзен труден. Но если вы удерживаете свой ум в состоянии до-мышления, то Дзен нетруден. Он не является и лёгким. Он просто такой, какой есть. Не создавайте трудное, не создавайте лёгкое. Просто практикуйте.
    вы понимаете, что все вещи — это пустота. И все-таки вам надо сделать ещё один шаг. Вы должны выбросить противоположности. Тогда истина — «только как это». Изначально существует только пустота. Там нет ни разрушенного, ни не-разрушенного. Там область абсолюта. Абсолют — это истинная пустота. Истинная пустота существует до-мышления. До-мышление существует как это. Форма — это форма, пустота — это пустота. Ваш незнающий ум — это истинная пустота, это до-мышления, это абсолют, это ваше истинное Я. Все перечисленные названия различны, но все они называют ясный ум. Изначально ясный ум не имеет ни имени, ни формы. Для него нет слов. Поэтому, если вы открыли рот, вы уже не правы.

    Ку Джи просто поднимал палец. Если вы не привязаны ни к «КАТЦ!!!», ни к удару, ни к пальцу, тогда вы поймёте, что все эти действия указывают только на ясный ум. Невозможно объяснить ясный ум словами, поэтому Дзен Мастера для объяснения пользовались криком, ударом или поднятием пальца. Вам следует бросить это! КАТЦ — это только КАТЦ, удар — это только удар, палец — это только палец. Вы должны понять это. Когда вы говорите: «я знаю, что я не знаю», то это нехорошо. Не проверяйте свой незнающий ум.
    Жизнь — это Дзен. Если вы сознаете «Моя жизнь — это Дзен», и тогда ваша жизнь становится Дзен. Все здесь зависит от того, как вы удерживаете свой ум сейчас, вот в этот самый момент! Этот сиюсекундный ум длится и становится вашей жизнью, как одна точка длится и становится прямой линией. Надеюсь, вы будете держаться только незнающего ума всегда и везде. Тогда вы вскоре достигнете просветления и спасете все сущее.
    Дзен-ум возвращается к первоначальному уму. Первоначальный ум — ум до-мышления. После мышления есть противоположности. До мышления противоположностей нет. Это абсолют, где нет слов или речи. Если вы откроете рот, вы не правы. Поэтому до мышления существует ясный ум. В ясном уме нет ни внутреннего, ни внешнего.
    Это до-мышления, и если вы откажетесь от всякого мышления, вселенная и вы образуете одно целое. Ваша сущность и сущность вселенной одна и та же. Поэтому эта чашка есть вы, а вы есть чашка. Здесь нет двух. Но как только вы начинаете думать, возникает различие между вами и чашкой.

    Нирвана — как пустое зеркало — нет добра, нет зла, нет цвета, нет формы, нет ничего. Но когда приходит жёлтое, зеркало отражает жёлтое. Когда приходит красное, зеркало красное. Пребывать в Нирване долгое время, значит быть привязанным к пустоте. В Нирване нет людей, нет Будды, нет страдания, нет счастья, — только покой. Поэтому находиться в нирване значит быть привязанным к этой безмятежности, пребывать в собственном покое. Но после 180° вы приходите к 360°. И все проясняется. Счастье — это счастье; страдание — это страдание. Когда вы встречаете страдающих людей, вы спасаете их от страдания. Когда вы видите счастливых людей, вы счастливы тоже. Вы должны учить правильному пути. Истинный путь — Великий Путь Бодхисаттвы. Если вы находите Великий Путь Бодхисаттвы, это 360° на круге Дзен.
    Вы спрашиваете: «Когда ум исчезает на 180°, автоматически ли появляется ум „как это“?» 180° — лишь истинно пустой ум. «Как это» — ум, который не появляется и не исчезает. Но что такое истинно пустой ум? Что такое ум, который не исчезает и не появляется? Нельзя подчинять себя имени и форме. 180° и «как это» — всего лишь учебные слова. Не связывайте себя словами.
    «Форма — это пустота. Пустота — это форма» — так на 90°. «Нет формы, нет пустоты» — так на 180°. Но если вы обладаете неразличающим умом, тогда то и другое — одно и то же. Поэтому мы разделяем: форма — это пустота, пустота — это форма; нет формы — нет пустоты. Затем, форма — это форма, а пустота — это пустота. Вы должны постичь эти 3 вида.
    Каково же правильное значение Сутры Сердца? Вот вам стихотворение:
    После долгих страданий в замках Нирваны,
    Что за радость окунуться в этот мир!
    Люди, одетые в шёлковые одежды,
    Будды, одетые в лохмотья,
    Древний мужчина, гуляющий вечером,
    Каменная женщина в дамской шляпке —
    В первый раз вы увидите,
    что можете сложить ладони лодочкой
    И поднять луну, которая плавает
    На спокойной поверхности пруда.

    Мы не знаем себя. Желания, гнев и неведение омрачают наш ясный ум. Если мы отбросим всякое мышление и вернёмся к пустому уму, тогда ваш ум, мой ум и ум всех людей станут одним и тем же. Мы же окажемся одним целым со всей вселенной. Поэтому и сказал прославленный учитель: «Все вещи во вселенной возвращаются к Одному».
    Действительно, пустой ум возможен лишь до мышления. Поэтому мышление не появляется и не исчезает, ничто не появляется и не исчезает. Там, где ничто не появляется и не исчезает, нет ни жизни, ни смерти, ни страдания, ни счастья, ни добра, ни зла, ни вас, ни меня. Поэтому сказано, что все вещи во вселенной возвращаются к Одному.
    Куда же возвращается этот Один?

    Однажды некто пришел к великому Дзен Мастеру Манг Гонгу и спросил его: «Если все вещи возвращаются к Одному, то куда возвращается этот Один?» Манг Гонг сказал: «Весенние гуси летят на север».
    как же вам понять истинное значение фразы: «Весенние гуси летят на север»? Держитесь неразличающего ума. Этот незнающий ум устойчив и неподвижен. Пытаться понять его — всё равно что пытаться пройти сквозь стальную стену или забраться на серебряную гору. Всё мышление отторгнуто. Но едва вам удастся проникнуть в это состояние, ваш ум взорвётся. Тогда вашему взору предстанет каменный лев, бегущий по круче и пожирающий солнце и луну.
    Все вещи во вселенной возвращаются к Одному; куда возвращается этот Один? Отбросьте малое «Я» и обретите пустое «Я». И когда вы откроете глаза, всё, что увидите и услышите, будет как это.
    КАТЦ!!!
     
  18. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    «Никто не знает, когда он умрёт. В следующем году, на следующей неделе или через 5 минут. Поэтому бросьте все ваши привязанности сейчас, в этот самый момент. Удерживайте свой ум таким, как будто вы уже умерли. Тогда все ваши привязанности исчезнут и совершенно не важно, изучаете вы Дзен или нет. вы считаете: „Я живой, я сильный“. Поэтому у вас много желаний, много привязанностей. Думайте: „Я мертв“. У мертвого нет желаний».
    «Как я могу быть живым и мёртвым одновременно?»
    Соен-са ответил: «Мертвый — не-мертвый. У нас есть глаза, уши, нос, язык, тело и ум. Но в Сутре Сердца сказано, что в пустоте нет ни глаз, ни ушей, ни носа, ни языка, ни тела, ни ума. Без своих шести органов чувств я не имею ограничений. Это очень просто. Если я уже мёртв, то смотрение — это не-смотрение, слушание — это не-слушание. Здесь не ваш дом, поэтому это не задевает».
    «Как мне практиковать Дзен, будучи мёртвым?»
    «Лишь удерживайте великий вопрос „Что есть я?“ Теперь позвольте мне спросить вас, что есть вы?»

    «Я един».
    «До мышления ваш ум был как белая бумага. Затем вы написали на ней „един“, „Бог“, „ничто“ и т. д. и т. п. Когда вы отторгаете мышление, вы стираете все эти имена и возвращаетесь к своей первичной пустоте. Что есть я? Я не знаю. Когда вы удерживаете великий вопрос, вы удерживаете ум, который не знает. Незнающий ум — это пустой ум. Там нет ни слов, ни речи. Там нет единого, нет Бога, нет ничего, нет ума, нет пустоты. Этот незнающий ум очень важен. Я — это не знаю. Не знаю — это я. Только так. Вот ваше истинное я. Поэтому всегда оставайтесь с незнающим умом».

    Рассказ о Ко Бонге
    Ко Бонг был одним из величайших Дзен Мастеров в Китайской династии Сунг.
    Когда ему было 20 лет, учитель дал ему коан: «Где я был до рождения и куда уйду после смерти?» Прошло три года. Ко Бонг боролся с коаном. День и ночь.
    … На следующий день, когда Ко Бонг работал на монастырских полях, Сеонг Ам пришёл повидать его: «Доброе утро. Как идут твои поиски?»
    Ко Бонг сказал: «Если человек убивает свое желание искать, он наверняка находит то, что искал».
    Вдруг Мастер схватил его за воротник и закричал: «Кто таскает этот труп?»
    «Тридцать шесть тысяч утренних зорь в одной сотне лет.
    Разве ты до сих пор не знаешь, что это всё тот же старый приятель?»
    Когда Ко Бонг читал последние слова, на него снизошло озарение. «В этот момент, — писал он позднее, — я почувствовал, как вся вселенная разбилась на мельчайшие кусочки и вся поверхность земли выровнялась в одну. Не было ни меня, ни мира, как будто одно зеркало отражало другое. Я задал себе несколько коанов и ответы были прозрачно ясны».
    На следующий день он пошёл повидать Сеонг Ама. Мастер спросил его: «Кто таскает твоё безжизненное тело?»
    Ко Бонг закричал: «КАТЦ!!!»
    … Видя, что Ко Бонг не может ответить, Мастер сказал: «Позволь дать тебе совет. Когда ты голоден — ешь, когда устал — отдыхай. В минуту пробуждения всякий раз задавай себе вопрос: «Кто хозяин этого тела и где его обиталище?» И ты придешь к конечному пониманию.
    Прошло пять лет. ..Ко Бонг сидел в углу и медитировал. Вдруг, когда спящий пошевелился во сне, его деревянное изголовье упало на пол. От этого звука ум Ко Бонга распахнулся так, что вся вселенная наполнилась светом. Он понял не только свой коан, но все коаны, переданные Буддой и патриархами и почувствовал себя путешественником после долгого пути, пришедшим домой. В этот момент великого пробуждения он составил следующее стихотворение:
    «Человек, который пришел к этому,
    Тот же человек, что был здесь с самого начала.
    Он делает то, что всегда делал.
    Ничего не изменилось»

    Вы сказали: «Мы очень много сидим в медитации, читаем очень много мантр, очень много думаем». Это прекрасная фраза. Но у меня есть к вам вопрос: «Эти действия производились внутри вашего ума или вне его?»
    18. Коановый блюз
    Вот список коанов, данных мне: От вас: «Что есть я?» «Почему у Бодхидхармы нет бороды?» «Какой звук издаёт флейта без дырок?» «Можете ли вы забить гвоздь без молотка?» «Где вы находите природу Будды?» Мой ответ: «Пронизывая все, она повсюду, как она может оставить след?» Он сказал: «Идите работать над этим ещё». Он велел мне работать только над одним коаном и медитировать над вопросом: «Когда вы родились?» я ответила: «Раз следов не осталось, откуда мне знать?» Поскольку я никогда не занималась медитацией. могу только спрашивать (вернее, мне нравиться спрашивать) «Что есть я?». И не только во время медитации, но и в любое время — «Что есть я?»

    Вы говорите, что не знаете, в чём заключается ваша практика и вообще ничего не знаете. Но позже пишете, что вы в замешательстве. Если вы удерживаете полностью незнающий ум, откуда же замешательство? Полностью незнающий ум значит отмежевание от любого мышления. Отсутствие всякого мышления означает истинную пустоту. В истинной пустоте нет никакого «Я», которое могло бы прийти в замешательство и нет ничего, по поводу чего приходить в замешательство. Истинная пустота — до мышления. До-мышление — ничего не появляется и не исчезает. Поэтому истина — просто как это. Красное приходит — красное, белое приходит — белое.
    коан — словно палец, указывающий на луну. Если вы привязаны к пальцу, то не поймёте направление и не сможете увидеть луну. Если же ни один коан вас не связывает, то вы поймёте направление. Это направление на полностью незнающий ум. У «как это» есть имя «не знаю». Если вы поймёте «не знаю», то вы поймёте все коаны и вскоре поймёте «как это». «Что есть я?» — вы понимаете это? Ваш ответ — «Я не знаю». «Где вы родились?» — вы понимаете это? Ваш ответ тоже — «Я не знаю». Если вы не привязаны к словам, то незнающий ум — это то же самое. Все коаны становятся тем же самым незнающим умом. Ваш незнающий ум, мой незнающий ум, незнающие умы всех людей, незнающий ум «Что есть я?», не знающий ум «Где я родилась?» — всё это одно и то же «не знаю». Так что всё очень просто. Только держитесь «не знаю». Не привязывайтесь к словам. Это «не знаю» и есть ваше истинное «Я». Это полное ничто. Очень просто и совсем не трудно. Придерживайтесь только «не знаю» всегда и везде, и вскоре придет просветление. Но будьте очень внимательны: нельзя хотеть просветления. Лишь держитесь не знающего ума. Ваша ситуация, ваше положение, ваши мнения — отбросьте всё это. Надеюсь, вы прислушаетесь и к учению и вскоре получите просветление. В конце своего письма вы сказали «go fuck yourself!»: это чудесные слова, и я благодарю вас за них. Если вы достигнете просветления, я верну их вам обратно.

    Великое сокровище
    Когда Дай Джу впервые пришёл к Дзен Мастеру Ма Джо, Мастер спросил его: „Чего ты хочешь от меня?“
    Дай Джу сказал: „Я хочу, чтобы ты научил меня Дхарме“.
    „Ну что за дурак!“ — сказал Ма Джо. „У тебя внутри, в тебе самом, величайшее сокровище в мире, а ты ещё ходишь повсюду и просишь людей о помощи. Мне нечего дать тебе“.
    Дай Джу поклонился и сказал: „Пожалуйста, Мастер, скажите мне, что это за сокровище“.
    Ма Джо сказал: „Откуда идёт твой вопрос? Это твоё сокровище. То, что заставляет тебя задавать вопрос в этот самый момент. Всё хранится в твоём драгоценном доме сокровищ. Все это в твоём распоряжении. Ты можешь пользоваться сокровищами по своему усмотрению. Всё на месте, ничего не отсутствует. Зачем же ты убегаешь от самого себя и ищешь что-то снаружи?“
    Услышав эти слова, Дай Джу достиг просветления.

    Луна ясного ума
    -Как мне избежать словесного выражения вопроса „Что есть я?““
    Вам следует избавиться от подобного мышления и только усердно тренироваться. Вырастет ли вопрос — неважно. Важен только момент ясного ума. Ясный ум до мышления. Если вы добились этого, вы достигли просветления. Даже если вы испытали это состояние хоть на краткое мгновение — на один лишь миг — это просветление. Всё остальное время вы можете думать, но не следует тревожиться об этом думанье. Просто такова ваша карма. Не должны привязываться к этому мышлению. Вы не должны и насильно прекращать процесс мышления. Или заставлять ясный ум расти. Он укрепится сам по себе, по мере того как постепенно исчезнет ваша карма. Ясный ум подобен полной луне в небе. Порой наплывают облака и закрывают её, но луна остается, хоть и скрытая облаками. Облака убегают, и луна снова сияет ярко. Поэтому не тревожьтесь о ясном уме: он всегда есть. Когда приходят мысли, то ясный ум заслонен ими. Мышление приходит и уходит, приходит и уходит. Не позволяйте себе привязываться к уходам и приходам“.

    Что вы сюда принесли?
    „Я думаю слишком много. Я люблю покой“.
    „Откуда возникают ваши мысли?“
    „Я не знаю“.
    „Такой незнающий ум отбрасывает всё мышление и является истинно спокойным умом. Поэтому спрашивайте себя: „Что есть я?“ и всё время сохраняйте незнающий ум“.
    „Следующий раз принесите свой незнающий ум сюда“.

    Просветлённый и непросветлённый — это пустые названия
    „Отличается ли поведение просветлённого человека от поведения непросветлённого?“
    „Один, два, три, четыре, пять, шесть. Начинается с одного. Откуда происходит один?“
    „Из ума“.
    „Ум? А откуда берётся ум?“
    Ученик не смог ответить.
    „Сейчас ваш ум — „не-знающий“ ум. Вы только не знаете. Откуда берётся ум? Что такое ум? Я не знаю. Этот незнающий ум — ваш подлинный ум, истинный ум, в котором нет места никакому мышлению. Поэтому такой ум — это, собственно, не ум. Почему? Истинный ум — это не ум, ибо он пустой ум — „до-мышления“. До мышления нет ни слов, ни речи. Потому ум — это не ум, а только название, созданное мышлением. Если вы отсечете мышление, не будет ума. Если вы мыслите, для вас существуют противоположности: добро и зло, просветлённый, непросветлённый, но, если вы отторгнете мышление, исчезнут и противоположности, останется полная неограниченность. Противоположные слова — это мёртвые слова. Неограниченные слова — живые слова. Будда сказал: „Всё имеет природу Будды“, но Дзен Мастер Джо-джу, когда его спросили, обладает ли собака природой Будды, ответил: „Нет!“ Чей ответ правильный, Будды или Джо-джу?“
    "Мне кажется, я понимаю. Это просто слова».
    «Да, просто слова. Но одинаковы ли они?»
    «Не имеет значения. Мне хотелось бы знать, чем человек с пустым умом отличается в поведении от человека с думающим умом».
    «Поэтому я и спрашиваю вас: ответ Будды и ответ Джо-джу одинаковы или разные?»
    «Ну, все вещи имеют природу Будды. Одни люди знают, что они обладают природой Будды, а другие не знают. Может быть собака просто не знала».
    «Очень хороший ответ. Собака не знает природы Будды, поэтому она не обладает природой Будды. Но если вы ответите мне так на интервью, то я ударю вас тридцать раз. Почему?»
    «Я понимаю, что этот вопрос не имеет ответа».
    «Он имеет много ответов». (Смех в аудитории). «Но если вы достигли просветления, тогда всё становится единым, вам следует понять это».

    Почему мы поём?
    «Почему мы поём? Разве сидеть в медитации недостаточно?»
    Пение — очень хорошее ощущение! То же самое со ста восьмью поклонами. Сначала людям не нравится. Зачем нам кланяться? А ведь мы кланяемся не Будде, мы кланяемся себе. Малое „я“ кланяется большому „Я“, затем малое „я“ исчезает и становится большим „Я“. Таковы истинные поклоны. Приходите практиковать с нами и быстро все поймёте».

    Речь Дхармы
    Вам должно понять, что значит это "я". "Я" - пусто. Пустота - наполнена. Она не имеет ни имени, ни формы, не появляется и не исчезает. Все люди и все вещи имеют это "я". Так откуда же пришёл Будда?
    Мастер Ун Мун сказал: "В день рождения Будды, когда он появился из бедра своей матери, я разок ударил его, убил и скормил голодной собаке. Весь мир пребывал в покое".
    Сказанное Буддой при рождении неправильно, поэтому я ударю его тридцать раз. Сказанное Дзен Мастером Ун Муном тоже неправильно, поэтому я ударю его тридцать раз. Сказанное мной - неправильно, поэтому я ударю самого себя тридцать раз.
    Где ошибка?
    КАТЦ !!!
    "Я не знаю".
    "Незнающий ум - это Будда".

    Рассказ о Вон Хио
    "А!, - сказал он, - так вот в чем дело: это мысль создаёт добро и зло, жизнь и смерть. Она творит всю Вселенную, она - универсальный мастер. А без думанья нет ни вселенной, ни Будды, ни Дхармы. Всё едино, и это единое - пустота".
    Больше не было нужды искать мастера. Вон Хио понял жизнь и смерть. Чему ещё здесь учиться? И он отправился через пустыню обратно .
    Как раз в это же время проживал великий Дзен Мастер - маленький старичок с жиденькой бородкой, кожа у него на лице напоминала скомканный бумажный мешок. Босиком, в рваной одежде ходил он по городам, звоня в колокольчик: "Дэ-ан , дэ-ан, дэ-ан, дэ-ан, не думай дэ-ан, как это дэ-ан, спокойный ум дэ-ан, дэ-ан".
    ...Он увидел, что Мастер плачет над мёртвым оленёнком. Вон Хио остолбенел. Постояв некоторое время молча, Вон Хио спросил Мастера, почему он плачет. "Ты не понимаешь, - сказал Мастер, - мой ум и ум оленёнка - одно и то же. Его ум - это мой ум. Вот почему я плачу. Я хочу молока."
    Вон Хио понял, какой великий Бодхисаттва этот Мастер. Когда все существа были счастливы, он был счастлив. Когда все существа печальны, он тоже печален.
    ..."Дэ-ан, дэ-ан, дэ-ан! Вся вселенная как это! Что есть ты?"
     
  19. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    28. Ежи в крысиных норах
    Какая связь между "Что есть я?" и потоком мысли, восприятием и т.д.? Например: обращаетесь ли вы с этим вопросом к определённым мыслям, болям в коленях, когда сидишь в медитации и т. д.? При появлении мысли спрашиваете ли вы, кому эта мысль приходит, спрашиваете ли всякий раз по мере возникновения мыслей? По мере возникновения доминирующего ощущения? Или вы просто держите возникший вопрос и оставляете все остальное свободно появляться и исчезать? Другими словами, обдумываете ли вы свои мысли и задаёте ли вопрос "Что есть я?", по мере появления каждого нового события, или не уделяете большого внимания содержанию мыслей и направляете энергию непосредственно на сам вопрос? Многие спрашивали меня, как работать с такими проблемами как страх, гнев, и т. д. Стоит ли размышлять о том, что такое страх, гнев? Должно ли констатировать появление страха и лишь затем спросить, кого охватил страх? Как поступать: допускать ли все эти явления, направляя всю энергию на главный вопрос? Отчасти, проблема по-видимому в том, что когда приходит какая-либо драма или возникают проблемы, трудно помнить о главном вопросе - в такие минуты он кажется далёким.

    Дзен Мастер Вон Хио говорит, что чрезмерно увлечься подобными привязанностями - всё равно, что ежу залезть в крысиную нору: легко забраться, да невозможно выбраться обратно, никакие усилия не помогут. Карма - значит ограничения. А ограничения - это страдания. Если нет привязанности - нет ограничений. Отсутствие ограничений дает свободу. Свобода же - это большое "Я".

    Насчет вопроса "Что есть я?": истинное "Что есть я?" - это важнейший вопрос. Важен лишь "не-знающий-ум". Если вы сосредоточены полностью на "что есть я?", то вы не знаете "что есть я?", ведь от мышления вы отказались, откуда же появился вопрос? Если вам удается полный вопрос удержать, то боли нет.
    Так что действия сами по себе - ни хороши, ни плохи; лишь намерение имеет значение. Считаете вы что-то хорошим, оно хорошее, считаете вы нечто плохим, оно плохое. При желании излечиться от всякого мышления и всей кармы, вам необходимо практиковать Дзен.

    30. Это ваш ум движется
    Когда ваш ум приходит в движение, следуют действия. Но когда ваш ум неподвижен, то истина "просто как это". Когда ваш ум в движении, вы не в состоянии понять истину. Сперва необходимо усвоить, что форма - это пустота, а пустота - это форма. Затем, что нет ни пустоты, ни формы. Тогда вы уразумеете, что форма - это форма, а пустота - это пустота. И все действия станут истинны. А вы найдёте свой настоящий дом. Сначала познайте истинную пустоту. А живя в этой пустоте, вы получите безграничную свободу. Тогда поймёте: дерево не имеет корней. Размышление здесь не поможет. Бросьте всё это, оставьте одно: "Что есть я?". Обрести "не-знающий" ум очень важно. Старайтесь удержать его как можно дольше, тогда поймете и дерево без корней.

    31. Привязанность бодхисаттвы
    "Привязан ли Бодхисаттва к состраданию?"
    "Во-первых, вникните, что такое Бодхисаттва. Тогда станет понятна привязанность Бодхисаттвы. Бодхисаттва - ваше подлинное "Я". Ваше подлинное "я" - это большое Я. Большое Я - это все люди. Все люди и "Я" становятся одним умом. Поэтому действия Бодхисаттвы - для всех людей. Люди счастливы, и бодхисаттва счастлив. Люди печальны - и бодхисаттва печален. Он всегда вместе со всеми людьми".

    32. Пять видов Дзен
    Медитация Махаяны: 1) прозрение существования и несуществования природы Дхарм; 2) прозрение отсутствия внешних ощутимых особенностей и понимание пустоты; 3) прозрение существования, пустоты и Среднего Пути; 4) прозрение истинного аспекта всех феноменов; 5) прозрение взаимосвязи всех феноменов; 6) прозрение и осознание того, что все феномены сами являются абсолютом. Эти шесть прозрений и пониманий выражены в следующей фразе из Аватамсака Сутры: "Если вы хотите полностью понять всех Будд прошлого, настоящего и будущего, вам следует рассматривать сущность целой Вселенной как создание одного лишь ума".
    "Какой из пяти видов Дзен наилучший?"
    "Вы понимаете свой ум?"
    "Нет".
    "Вы не понимаете своего ума - тогда любой Дзен плох. Когда вы понимаете свой ум, любой Дзен хорош".
    "Я хочу понять свой ум. Какой вид Дзен дает самый результативный тренинг?"
    "Понимание собственного ума ставит своей целью Дзен Предельной Колесницы".

    "Ранее вы упомянули, что этот Дзен делится на три типа. Какой из них дает успешный тренинг?"
    "Эти три вида в сущности не три, а один. Интеллектуальное понимание Дзен - теоретический Дзен. Постижение пустоты, единства ума и Вселенной - Дзен Татхагаты. "Как это" - Дзен Патриархов. Это значит: расслабленный ум и достижение большого "Я". Суть большого "Я" - бесконечное время и бесконечное пространство".
    "Как все трудно. Я не понимаю".
    "Я вам объясню. Сутра Сердца говорит: "Форма - это пустота, пустота - это форма". Ваша суть и суть всех людей - одна и та же. Ваш изначальный ум - это Будда. Будда - это ваш изначальный ум.
    "Это карандаш. Вы и карандаш - одно и то же или разное?"
    "Одно и то же".
    "Правильно. Это теоретический Дзен".
    "А что такое Дзен Татхагаты?"
    "Махапаринирвана Сутра говорит: "Все феномены преходящи; таков закон возникновения и исчезновения. Когда возникновения и исчезновения пропадают, воцаряется покой, это и есть благодать". То есть, когда в уме ничто не появляется и не исчезает, ваш ум и есть благодать. Таков ум без всякого мышления."
    "Ваш ум такой, как сейчас, - это Дзен Татхагаты. Понимаете?"
    "Не знаю".
    "Незнающий ум не знает ни Будды, ни Дхармы, ни плохого, ни хорошего, ни света, ни тьмы, ни неба, ни земли, ни того же самого, ни различного, ни пустоты, ни формы - ничего в нём нет. То есть, такой ум - действительно пустой ум. Пустой ум не появляется и не исчезает. Удерживать этот ум постоянно - это Дзен Татхагаты. Понимаете?"

    Соен-са сказал: "Один человек как-то спросил Дзен Мастера Манг Гонга, что такое буддизм. Манг Гонг сказал: "Небо высоко, земля широка". Понимаете, что это значит?"
    "Не знаю".
    "Как это" - и есть просветление. Дзен Патриархов - это Дзен просветления. Прославленный учитель сказал:
    "Небо - это земля, земля - это небо: земля и небо постоянно меняются.
    Вода - это гора, гора - это вода: вода и гора - это пустота.
    Небо - это небо, земля - это земля: как они могут когда-либо меняться?
    Гора - это гора, вода - это вода: истина - просто как это"
    "Что такое "как это"?"
    Ученик не смог ответить.
    Соен-са сильно ущипнул его за руку.
    Ученик взвыл: "Оууууууууууууууууу".
    "То, что вы испытали - "как это". Что вы почувствовали в боли?"
    "Не знаю".
    "Если поймете, что заключается в боли, поймёте и Дзен Предельной Колесницы, ибо все во Вселенной — истина".

    34. «Не-знающий ум», продолжение

    - «спрашиваете себя: „Что есть я?“, становитесь ли вы только этим вопросом?»
    «Да, я есть просто вопрос. Имя, данное нашему чистому уму — „не-знающий“ ум, поэтому вам необходимо понять „не знаю“. „Не знаю“ — это просто „не знаю“. Это очень важно».
    - «А если я понимаю, значит не обладаю „не-знающим“ умом, разве не так?»
    «Кто не знает?» (Смех в аудитории). Когда вам удается удержать незнающий ум, это и есть «не знаю». Вы сам и есть «не знаю». Всем людям даны имена. При рождении у вас не было имени. Ум — это не ум. Что такое ум? Я не знаю. Имя вашего ума — «не знаю».
    -«Когда вы ведёте машину, то ваш ум „не-знающий“, то есть вы просто являетесь вождением машины?»
    «Само по себе вождение и есть „не знаю“». (Смех). «Придерживайтесь только незнающего ума.
    -«Я имею в виду, если вы есть вождение машины, то нет ни знания ни незнания».
    «Когда вы ведёте машину, у вас есть ум?»
    Ученик молчит.
    Соен-са сказал: «Сейчас ваш ум — незнающий ум. Если вы не привязаны к незнанию, то это есть лишь „не знаю“ и ничего больше».
    «Не знаю чего?»
    «Какого цвета эта дверь?»
    «Коричневая».
    «Вы сказали — коричневая. Это „не знаю“. Понимаете?»
    «Я не знаю». (Смех).
    «Вижу, вы понимаете „не знаю“». (Смех).
    -«Вы что, привязаны к „не знаю“?»
    «Вы привязаны к „не знаю“! Привязываться к словам нельзя. „Не знаю“ — это „не знаю“. Когда я пью воду, я просто пью воду, я не знаю. 0’кей? Поэтому, „не знаю“ может пить воду. Понимаете?»
    «А почему не сказать просто, что вы пьёте воду?»
    «Это вы говорите. Кто говорит?»
    Ученик молчал.
    «„Не знаю“. Это говорит „не знаю“».
    «Но если я просто говорю, то вам же не нужно это „не знаю“»?
    «Изначально нет ни имени, ни формы. Имя этому- „не знаю“.

    Некоторые Дзен Мастера говорят: необходимо великое сомнение, я полагаю, оно и есть незнающий ум. Но при этом, они утверждают, придет момент, и вы прорвётесь через великое сомнение в великое просветление. Великое сомнение — это „не знаю“. Названия разные: великое сомнение, великий вопрос, великое „не знаю“.
    На свете множество имён. У меня много имён, и ни одно из них не мое истинное имя. При рождении у меня не было имени. Истинное имя не имеет имени. Поэтому великое сомнение, великий вопрос, „не знаю“, всё одно и то же».

    -«Ребёнок не думает „знаю“ или „не знаю“, он просто есть».
    «Да, он просто есть. Всего «не знаю». Ребёнок не привязан к вопросу. Это вы привязаны к вопросу. «Не знаю» есть ясный ум. «Не знаю» существует до мышления. «Не знаю» — как это. Спросите меня теперь: «Что такое „не знаю“?»
    «Что такое „не знаю“?»
    Соен-са поднял чашку с водой и выпил. «Поняли? Вот что такое „не знаю“».

    «Но зачем говорить „не знаю“? Если вы хотите пить, вы просто пьёте. Для чего ученику Дзен носиться с мыслью „я не знаю“?» (Смех).
    «Если вы думаете, это не есть „не знаю“». (Смех). ««Не знаю» — это не мышление. А просто само по себе «не знаю». Сократ обычно, гуляя вокруг Афин, говорил: «Вы должны познать себя». Однажды его ученик спросил: «А вы сами, познали себя?» Сократ ответил: «Я не знаю. Но я понимаю это „не знаю“. Я не знаю, но когда я хочу пить, я пью. Я не знаю, но когда я устал, я отдыхаю. Только так».

    «С самого начала был поставлен вопрос „Что есть я?“, и ваш ответ звучал „Я не знаю“. Кто не знает? Вы ещё увязаете в вопросе. Вы лишь на одном его конце. Для вас „я знаю“ и „я не знаю“ — противоположности. Почему бы вам не бросить всё это и не жить просто?» (Смех).
    Соен-са засмеялся и сказал: «Вы думаете, думаете и думаете. Поэтому я ударю вас тридцать раз!» (Смех). «Что есть вы?»
    Ученик молчал.
    Соен-са сказал: «Вы не знаете. Удерживайте этот ум. Если вы будете держаться этого ума и не будете привязаны к слову „не знаю“, вы вскоре поймёте».
     
  20. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    35. Дзен и Тантра
    «Когда вы думаете, ваш и мой ум различны. Когда вы не думаете, ваш и мой ум — одно и то же. Теперь отвечайте: когда вы не думаете, существует ли цвет? Есть ли чёрное и белое? Без мысли ваш ум пуст. Пустой ум значит — отбросить любую речь и слова. Есть ли тогда цвет?
    В изначальном уме нет ни цвета, ни чёрного, ни белого, ни слов, ни Будды, ни Дзэна, ни тибетского буддизма».

    36. Десять тысяч вопросов — это один вопрос
    ...Но десять тысяч вопросов — это только один вопрос, и этот вопрос — «Что есть я?»
    На картинке изображён некто с мечом в руках. Это Королевский Алмазный Меч. Отсеките этим мечом всякое мышление и все десять тысяч вопросов исчезнут. Обретите этот меч и вы обретете абсолютную свободу, ничто не преградит ваш путь. Поэтому бросьте вы задавать вопросы!
    Ваши глаза, уши, нос, язык, тело и ум предают вас. Вы истинная не имеете 6 чувств. Но эти шесть чувств используют вас. Поэтому вы задаёте десять тысяч вопросов. Вам необходимо вернуться к своему истинному «я». Тогда все поймёте.
    Бабочка опустилась на цветок и пьёт его нектар.
    Ребёнок сосёт большой палец своей ноги.

    37. Будда — это соломенные сандалии
    ...В практике такого рода правильное понимание не важно. Важны три момента:
    1. Причина чтения мантры;
    2. Безусловная вера в то, что мантра подействует;
    3. Постоянная практика».
    ...
    Соен-са позвонил в колокольчик спросил его: «Этот звук внутри вашего ума или во вне?»
    Ученик поднял колокольчик и позвонил.

    39. Когда гаснет свет, что?
    «Если форма — это не форма, а не форма — это форма, то есть ли ум Будды - мышление, а мышление — ум Будды?»
    Соен-са сказал: «Да».
    Затем Соен-са сказал: «Вы уже понимаете, что такое буддизм. Поэтому я спрашиваю, кто создал мышление, кто создаёт Будду?»
    «Я думаю».
    «Откуда пришло мышление?»
    «От вопросов».
    «Вопросов? А откуда же приходят вопросы?»
    «Они приходят из ума Будды».
    Соен-са засмеялся и сказал: «Не создавайте Будду. 0’кей?» «Вы сказали: „Будда“. Тогда что такое Будда?»
    Ученик подошёл к выключателю и погасил свет, затем снова включил его.
    Соен-са сказал: «Ого! Очень хорошо! Но у меня к вам ещё один вопрос: когда вы выключаете свет, то что? Если вы включаете свет, то что?»
    «Выключенный свет — это природа „до-мышления“».
    «Когда свет выключается, и что? Когда свет включается, и что?»
    «Выключенный свет — это природа Будды. Включенный свет — это мышление».
    Соен-са : Вы говорите: „Будда, ум Будды, природа Будды“. Это имена. В чем же истинная природа Будды? Я спрашивал вас: „Когда свет выключен, что? Когда свет включен, что?“ Когда свет выключен — темно, когда свет включён — светло. Только как это. Очень просто».

    40. Проверка ума
    «Как Дзен Мастер проверяет умы своих учеников?»
    Соен-са сказал: «Что такое ум?»
    «Я не знаю».
    «Хорошо, я задам вам другой вопрос. Однажды некто спросил Мастера Ма Джо: „Что есть Будда?“ Ма Джо сказал: „Ум — это Будда, Будда — это ум“. Несколько позже некто еще задал тот же вопрос, и Ма Джо ответил: „Не ум, не Будда“. Какой ответ правильный?»
    Ученик ударил по полу.
    Соен-са сказал: «Я вам не верю».
    Ученик молчал.
    Соен-са сказал: «Вы понимаете Одно, но вы не понимаете Два».
    «Удар по полу — хороший ответ, ибо нет правильного или неправильного, поэтому вы только ударили по полу. Но что значит этот удар: „Не ум, не Будда“ или „Ум есть Будда, Будда есть ум“?»
    «Оба ответа Ма Джо „Ум есть Будда, Будда есть ум“ и „Ни ум, ни Будда“ — неверны. Это ответы низкого уровня. Как только вы произносите: „Ум“, вы создаёте „не-ум“. Вы произносите: „Будда“ и тут же создаёте „не-Будду“.

    41. Что такое смерть?
    «У вас есть вопросы?»
    Ученик сказал: «Да, что такое смерть?
    Соен-са сказал: «Вы уже мертвы».
    «Когда вы думаете о смерти, вы создаёте смерть. Когда вы думаете о жизни, вы создаёте жизнь. В пустом уме, есть ли вы? Есть ли я?»
    «Нет».
    «Вы сказали „Нет“. Вы должны понять, что такое „Нет“! Это „Нет“ — ни я, ни другой, ни тело, ни ум, ни мир. Поэтому это не жизнь и не смерть. Это — истинная пустота до мышления. До мышления есть только „просто как это“. Поэтому жизнь — только жизнь; смерть — только смерть. Не привязывайтесь к имени и форме. Это состояние подобно чистому зеркалу. В чистом зеркале есть только ничто; это всего лишь чистое зеркало. Приходит красное — зеркало красное. Приходит жёлтое — жёлтое. Женщина приходит — есть женщина. Приходит мужчина — есть мужчина. Приходит смерть — есть смерть. Приходит жизнь — есть жизнь. Но всё это не существует само по себе. Зеркало ни к чему не привязано. Есть только появление и уход, исчезновение. Именно таково состояние „до-мышления“: все вещи просто такие, как они есть. Имя такому уму — изначальный чистый ум. Вам необходимо найти своё изначальное лицо. Тогда вы не станете создавать жизнь и смерть».

    42. Желание просветления
    «Отбросьте всякие мысли о постижении, и вскоре увидите подлинную цель поставленной задачи. Кое-кто из вас хочет обрести просветления. Но пока вас занимает подобная мысль, вы никогда и ничего не достигнете. Постарайтесь отбросить все мысли и концепции. Тогда, по мере того как вы будете твердо работать над коаном, все ваши вопросы и сомнения сольются в нечто огромное. Это огромное будет увеличиваться и увеличиваться, пока вы не перестанете заботиться о чём бы то ни было ином, лишь бы найти ответ на один великий вопрос. Когда вы достигните такого состоянии, просветление окажется не за горами».

    «Если бы мы не жаждали просветления, зачем бы тратили столько усилий, приходя сюда?»
    Соен-са сказал: «Желание и стремление — разные вещи. ... Но стремление к просветлению - не для меня, это не просто личное желание, оно превосходит идею „я“. Это желание без привязанности. Наступает просветление — хорошо. Не наступает — тоже хорошо. Это и есть просветление».

    «Можете ли Вы объяснить, почему?»
    «Изначально нет никакого просветления. Если я достигаю просветления, то это еще не просветление. Как говорит Сутра Сердца: «Нет никакого достижения там, где нечего достигать». Просветление — это не просветление. Просто учебное слово».

    «Порой мне кажется, что заниматься медитацией - уже эгоизм. »
    «Что есть вы? Что есть Эго, которое чувствует эгоизм? Если вы поймёте это, то поймете: на деле нет разницы между вашим эго и всеми существами во вселенной. В конце концов все — одно и то же. Все существа есть в вас. Поэтому, когда вы приходите сюда ради самого себя, значит приходите ради всех существ».
    «Больше всего вы хотите достичь просветления. Но не имеете представления о том, что вы будете делать с ним дальше. Это незнание и есть ваше истинное „Я“. До тех пор пока вы цепляетесь за своё желание достичь просветления, вы никогда его не достигнете. Однако желание приводит вас сюда, чтобы сидеть в Дзен. Приходите и сидите. Таков первый шаг».

    44. Можете ли вы увидеть свои глаза?
    «Какая разница между шикантаза — „только сидеть“ — и практикой коанов?»
    «спрашивали меня о различиях между Сото, Ринзай и Дзен. Я отвечал: «Это одно и то же». Различие только внешнее. Сото использует осознание дыхания, дабы отделаться от мышления. Дзен коанов использует коаны, для избавления от мышления, отличие только в методе. И там и тут отбрасывается мышление и ум становится чистым. Это две двери в одну комнату. Однако привязанность к шикантаза или к коанам, привносит различия. Если ли же я обладаю чистым умом, тогда это одно и то же.
    ...
    «Удерживать ум, желающий просветления — значит неправильно использовать коаны. Удерживайте только великий вопрос. Великий вопрос означает отказ от всякого мышления, означает пустой ум. Ум, удерживающий великий вопрос и есть просветление! Вы уже просветлены, но не знаете этого. Можете вы увидеть свои глаза?»
    «Нет».
    «У вас нет глаз? У вас есть глаза. Можете вы уловить свой ум?»
    «Нет».
    «Разве у вас нет ума? Это то же самое, что с глазами. Видите ли вы эту чашку? Слышите ли вы мой голос?»
    «Да».
    «Вот ваш ум. Мои глаза не могут увидеть мои глаза. Пытаться увидеть свои глаза — ошибочный путь. Мой ум не может понять мой ум. Значит пытаться понять свой ум — ошибочный путь. Если вы отбросите этот ум, вскоре достигнете просветления. Я вижу эту чашку — у меня есть глаза. Я слышу звук — у меня есть ум. Что есть я? Я спрашиваю свое „я“. Следовательно, здесь нет противоположностей. Отсутствие противоположностей — это абсолют. Поэтому, всякое мышление отброшено. Только „не-знаю“, только пустой ум. Вот моё истинное „Я“. Это очень просто».

    45. Особое лекарство и бизнес
    «Многие пришли к Дзен в результате опыта с психоделиками, или, как вы их называете, „особым лекарством“. Плохо или хорошо принимать психоделики?»
    «Принимать лекарство для того, чтобы понять — хорошо. Принимать это лекарство дабы испытать подъём чувств, который оно даёт — не очень-то хорошо».
    «Значит, добиться понимания можно с помощью особого лекарства?»
    «Можно. Ведь многие люди привязаны к имени и форме. Они принимают лекарство, и на пять-десять часов испытывают нечто, подобное смерти. Их не беспокоит ни тело, ни желания тела. Такое состояние похоже на сновидения. Это свободная работа их сознания, свободная игра кармического „Я“. Им кажется, что жизнь пуста. Жизнь — это смерть, смерть — это жизнь. То же самое наступает, когда вы мертвы».
    «Многие люди принимают особое лекарство и понимают себя. Но их понимание — это лишь мышление, а не постижение. Подлинное постижение пустоты требует, чтобы всякое мышление отсутствовало. Нет никакого „нравится“ и нет никакого „не нравится“. Естественный образ жизни хорош. Пластмассовый образ жизни хорош. Привязанности к чему-либо нет».
    ...
    «Ваша жизнь естественна. Хорошо. Образ жизни бизнесмена тоже хорош. Важно, почему вы живёте так. Если вы хотите денег только для себя или хотите естественной жизни только для себя, это нехорошо. Если вы аннулируете свои желания, тогда бизнес — уже не бизнес, а бизнес Бодхисаттвы. А естественная жизнь — это не естественная жизнь, а действия Бодхисаттвы. Поэтому вы можете заниматься бизнесом или вести естественный образ жизни».
    ...
    «У настоящих хиппи нет барьеров. У меня нет денег, ну что же, прекрасно. У меня нет дома или постели — прекрасно. Я могу спать где угодно. Я могу есть любую пищу. Вся моя жизнь — свобода. Я волен делать что угодно. Не иметь преград — значит не быть к чему-либо привязанным. Поэтому такой хиппи-ум очень хорош — ибо он ум очень высокого уровня. Только при условии отказа от всякого мышления и всяких личных желаний, вы вскоре достигнете просветления. Ум хиппи не дальше от просветления чем толщина волоска.

    47. Речь Дхармы
    (Ударив по столу палкой Дзен). Понимаете это? Если да, вы понимаете Одно. Если нет, то вы подразделяете вещи на десять тысяч классов и одну тысячу уровней.
    (Ударив по столу). Вы понимаете это? Если да, вы понимаете десять тысяч классов и одну тысячу уровней. Если нет, вы привязаны к Одному.
    КАТЦ!!!
    Весенний воздух наполняет Вселенную и повсюду расцветают цветы.
    Провозгласите это и вы заткнёте рты всем Буддам и всем прославленным учителям. Тогда как услышать, что они говорят? Услышать можно лишь поняв, что такое сидячий Дзен.
    Когда вы способны бросив мышление, оставаться ясным и не впадать в подобный трансу сон — это значит «сидеть».
    Когда внутреннее и внешнее едино, и никакие обстоятельства не мешают — это есть Дзен.
    Понимая что значит сидеть в Дзен, вы понимаете себя. Ваш ум обладает алмазным мечом. Желая понять себя, отсеките этим мечом хорошее и плохое, длинное и короткое, приходящее и уходящее, высокое и низкое, Бога и Будду. Отсеките всё!
    Вам нужно ощущать себя так, будто вы идёте по тонкому льду, — тщательно концентрируясь на каждом шаге. Одно неверное движение и вы умрёте, стрелой полетев в ад.
    Пройдя царство бездумья, вы попадёте в страну истинной пустоты, пустоты — до мышления. В этой стране нет слов или речи. Потому там нет гор, нет рек, нет Востока, Севера, Юга и Запада, нет Бога, нет Будды.
    Но не вздумайте там остаться, вы привяжетесь к пустоте и тогда даже Будда не спасет вас.
    Вы подлинно свободны лишь когда вы висите, держась руками за край высокого утёса и спокойно разожмете руки, не думая о жизни и смерти. Тогда вы умеете играть на флейте без отверстий. Но откуда доносится музыка флейты?
    Оставьте и эту страну, и вы поймёте: птицы поют, холмы зелёные, а небо синее. Видеть, слышать, обонять, чувствовать вкус, ощущать — истина «просто как это». Таков язык Будды и прославленных учителей. Звуки рек и птиц есть сутры; земля и небо — тело Будды.
    (Подняв палку Дзен) Теперь вы видите это?
    (Ударив по столу). Вы слышите это?
    Палка, звук и ваш ум — одно или разное?
    Сказать что все — одно — запрещено, и палка ударит вас. Сказать, что это одно и то же, и разное — запрещено, и палка ударит вас ещё больнее.
    Почему?
    КАТЦ!!!
    Если вы не войдёте в логово льва, вы никогда не поймаете льва.
     
  21. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    48. Немного мыслей, немного борьбы

    «В Дзен-медитации достигаешь такой точки, где исчезает мысль, или, напротив, исчезает наблюдатель, хотя процесс мышления продолжается? Что вы можете сказать по этому поводу?»
    Соен-са сказал: «Откуда приходит мышление?»
    Ученик указал себе на лоб и сказал: «Считается, что оно здесь».
    «Куда уходит мышление?»
    «Мм-мм… Не знаю».
    «Что такое мышление?»
    «Наверное, нечто такое, что происходит. Осознание».
    Соен-са сказал: «Мышление — это название, которое созданное людьми». Затем, указав на лист бумаги: «Имя этому — бумага. Если вы спросите кошку, кошка не ответит, что это лист бумаги. Река, гора, солнце, луна — это всё названия. Для кошки солнце — это не солнце, для собаки луна — это не луна. Укажите на луну и спросите собаку: „Что это?“» (Смех в аудитории). «Все вещи создаёт мышление людей. Поэтому мышление — это ваш ум. Но ум — это не ум. Поэтому мышление — это не мышление».

    «В каком-то смысле я вас понимаю. Но как вы сами заставляете себя прекратить мыслить?»
    Соен-са сказал: «О’кей, я научу вас. Идите сюда».
    Ученик вышел на середину комнаты и сел перед Соен-са. Соен-са дал ему чашу воды и сказал: «Пейте». Ученик выпил. Соен-са сказал: «Горячее или холодное?»
    Ученик помолчал и сказал: «Вкус хороший».
    Соен-са сказал: «Это мышление. Когда вы пили воду, вы не думали. Когда я спросил вас, горячее или холодное, то вы подумали: „Какой нужен ответ?“ Это уже мышление. Когда вы пили, вы только пили».

    49. Не-постижение есть постижение

    «В Сутре Сердца сказано, нет никакого постижения там, где нечего постигать — так зачем же мы практикуем Дзен?»
    Соен-са сказал: «Вы понимаете не-постижение?»
    «Не знаю».
    «Не-постижения и есть постижение, вы должны постичь отсутствие постижения. Так что же такое постижение? Что постигать?»
    «Пустоту?»
    «В истинной пустоте нет ни имени, ни формы. Поэтому там нет постижения. Если вы скажете: «Я постиг истинную пустоту, то вы ошибаетесь».
    «Существует ли ложная пустота?»
    «Вселенная всегда есть истинная пустота. Сейчас вы живёте во сне. Проснитесь! И поймёте истинную пустоту».
    «Как мне проснуться?»
    «Я ударю вас». (Смех в аудитории). «Все очень просто».

    Ученик спросил: «Что такое этот сон?»
    «Это и есть сон».
    «Я что, похож на спящего?»
    «Да. Что не есть сон? Дайте мне одно предложение, составленное из слов не-сна». Затем, через несколько секунд: «Всё есть сон».
    «А вы спите?»
    «Да! — (Громкий смех) — Вы создаёте сон, поэтому я в нём. Это хороший сон. Это Дзен-сон. Это сон Дзен-лекции. — (Смех) — Но как проснуться? Это очень важно. Вся ваша прошлая жизнь подобна сну, разве не так? Будущее тоже подобно сну, и настоящий момент тоже сон. Скажите же мне, как вам проснуться?»
    «Вы создаете невозможную ситуацию. Как я могу проснуться, если я сплю?»
    «0’кей. Давайте я вас спрошу, что есть добро?»
    «Добро — это мышление».
    «Кто создал добро?»
    «Я».
    «Откуда пришло „Я“?»
    «Я пришло из „Я“».
    «Вы понимаете слово „я“, но не понимаете истинного Я. Откуда пришло „Я“?»
    «Из мысли».
    «Мышление — тоже слово. Откуда приходит мышление?»
    Ученик очень долго молчал, затем медленно произнес: «Я на самом деле не знаю».
    Соен-са сказал: «Да! Это полный „не-знающий ум“. В нём нет ни слов, ни речи. В нём только „не-знаю“. Только „не-знаю“ означает, что всякое мышление отброшено. Избавиться от всякого мышления — подлинная пустота. Вот так вы и начинаете просыпаться».

    «Спасибо. У меня ещё один вопрос. В повседневной жизни многие люди спрашивают о наших мнениях и суждениях: „Нравится ли это? Нравится ли то?“ Следует ли избегать таких разговоров?»
    «Зачем вам избегать их?»
    «Такие разговоры заставляют меня чувствовать себя индивидуумом, отдельным существом. И сильнее ощущать своё эго».
    Соен-са сказал: «Когда вы идёте, вы размахиваете рукой вперёд — назад. Вы об этом не думаете. Когда вы разговариваете, не будьте „привязаны“ к разговору. „Не-привязанное“ мышление — не-мышление. Если вы привязаны к своему мышлению, это создаёт карму, если вы не привязаны, то не создаёте карму.
    Если вы удерживаете эту мысль, то видеть — всё равно что не видеть, слышать — всё равно что не слышать, работать — все равно что не работать. Это «не-привязанное» мышление. Существует лишь один большой вопрос. Тогда ваш разговор — «не-привязанное» действие. А по сему разговор — это не-разговор. Вы пользуетесь своими глазами, но это не глаза. Вы пользуетесь своим ртом, но это не рот. Если вы удерживаете ясный ум, то красное — это красное, белое — это белое. Но вы не привязаны ни к красному, ни к белому. Есть только красное и только белое.
    «Мне нравится» — это только «мне нравится». «Мне не нравится» — это только «мне не нравится». Такой ум все равно что ум ребёнка. Поэтому здесь нет постижения, так как нечего постигать. Этот ум «до-мышления», здесь нет ни слов, ни речи. Если вы удерживаете «не-знающий» ум, это не-постижение, так как нечего постигать. Постижение — это имя. Это мыслящий ум. «Постижение и не-постижение суть противоположности. То что до мышления — это абсолют, где нет ни слов, ни речи. Поэтому нет ничего. Если вы откроете рот, вы ошиблись. Тогда, что такое постижение? Только КАТЦ!!! Только УДАР».

    Ученик сказал: «Очень трудно удерживать коан во время работы. Что мне делать?»
    Не-знающим умом очень легко помнить. Поэтому вы должны задать себе большой вопрос «что есть я?»
    Ученик сказал: «Поначалу мне кажется, как будто я уже понял этот коан, понял истинную пустоту. Но позже все забываю. Я опять оказываюсь в мире двойственности. Что же, значит, понятое мною не есть подлинная пустота?»
    Соен-са сказал: «Вы вроде бы понимаете пустоту, но это не пустота. Это только слово. Вы понимаете слово „пустота“. Вы когда-нибудь пробовали ким-чи, корейскую маринованную капусту? Она очень острая и когда гости приходят сюда обедать, я их предупреждаю, что ким-чи очень острая. Но они, в сущности, не знают, что значит „острая“, пока не убедятся на собственном опыте. Поэтому я даю им ломтик ким-чи. Ух! Жжёт!!!» (Смех). «Случается, люди понимают, что ким-чи острая, хотя они ещё не пробовали ее. Попробовав однажды, они действительно понимают, что значит острая. Они постигли «острое». Поэтому понимание «острого» — не то же самое, что постижение «острого». Многие молодые американцы понимают единый ум, но это не настоящее понимание, это только мышление. Поэтому понять пустоту и постичь пустоту — не одно и то же. Если вы постигнете пустоту однажды, то вы постигли её навсегда и уже не забудете. Вы сказали, что понимаете пустоту. Так что же такое пустота?
    «Это пустота».
    «Вы сказали, это пустота. Я говорю, это не-пустота. У вас есть рука, голос, тело. В пустоте нет ни руки, ни голоса, ни тела. Что такое подлинная пустота? Это важно познать. В подлинной пустоте нет слов. Если вы откроете рот, начнете говорить, вы ошибетесь.»
    Затем, указав на стакан воды:
    «Что это?»
    «Вода».
    «Да. Вода — это вода. Это не-думанье. Когда вы произносили „вода“ — вот этот ум! Такой ум очень важен. Он ясное зеркало. Красное появляется — зеркало красное. Жёлтое появляется — зеркало жёлтое. Вода появляется — вода. Дверь появляется — дверь. Если вы не думаете, ваш ум подобен зеркалу. Он только как это. Итак, подлинная пустота — это ясный ум. В изначальном ясном уме нет ни имени, ни формы. Ничто не появляется и не исчезает. Все вещи таковы как они есть. Если вы думаете, значит вы спите. Нужно отбросить прочь всякое мышление и проснуться».
     
  22. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    Вы должны понять, что такое подлинное сидение в Дзен. Истинное сидение в Дзен означает стать ясным.

    51. Самадхи и сатори

    «Я понимаю, как трудно достичь самадхи. Однако сатори — своего рода мгновенное просветление. Как они различаются?»

    «Если вы мыслите, то самадхи и просветление — разные вещи. Однако, отделавшись от всякого мышления, вы постигните самадхи и просветление — как одно и то же. Когда же мы объясняем их, они различны. Самадхи — это единый ум. Просветление — только как это. При чтении мантры, есть только мантра. Мышление отсутствует. Смотрю ли на что-нибудь, есть только мантра. Слушаю ли что-нибудь, есть только мантра. Это самадхи. Поэтому, если кто-то спросит меня: „Какого цвета эта стена?“, я отвечу: „Ом...“. Если же я же я достиг просветления, то на вопрос „Какого цвета эта стена?“ я отвечу „Белого“. Значит самадхи — это только единый ум, неподвижный ум».




    52. КАТЦ Лин-чи

    Лин-чи всегда кричал «КАТЦ!!!» Иногда его КАТЦ обрывал мышление у людей, порой так он проверял продвижение в Дзен, а в иных случаях КАТЦ открывал ум.



    53. Нирвана и Аннутара Самьяк Самбодхи

    «Что такое Нирвана?»

    «Что такое Аннутара Самьяк Самбодхи?»

    «Когда восходит солнце, весь мир становится ярким».

    «Тогда что есть истина?»

    «Солнечный свет падает на пол, кот лежит и дремлет».




    54. Дзен и искусство

    Соен-са сказал: «Дзен — это понимание жизни и смерти. Зачем вы существуете?»

    Ученик сказал: «Не знаю».

    Соен-са сказал: «Почему вы умрёте?»

    Ученик пожал плечами.

    Соен-са сказал: «Люди на земле живут и умирают, не понимая, что такое жизнь и смерть. Когда вы родились, вы всего лишь родились. Вы не сказали, выходя из чрева матери: „Вот я прихожу в этот мир. Помогите мне“. Вы просто появились без желания родиться и не зная, зачем вы рождаетесь. Со смертью то же самое. Когда умрёте, вы всего лишь умрёте. У вас нет свободы выбора.

    Дзен — это великая работа жизни и смерти. Декарт сказал: „Я мыслю, следовательно я существую“. Я мыслю, поэтому у меня есть жизнь и есть смерть; я не мыслю, и у меня нет жизни и смерти. Значит жизнь и смерть созданы нашим собственным мышлением. Жизнь и смерть существуют, потому что мы думаем, что они существуют. И они перестают существовать, когда мы перестаём думать.

    Если вы думаете, то ваш ум, мой ум и ум всех людей — различны. Если вы не думаете, то ваш ум, мой ум, и ум всех людей — одно и то же…»

    Ученик прервал его и сказал: «Они не разные и не одно и то же. Эти слова — просто мышление».

    Соен-са сказал: «Да. Если вы освободитесь от мышления, останется ум до-мышления. Если вы удерживаете ум до-мышления и я удерживаю ум до-мышления, то мы — один ум.»

    Ученик сказал: «Если мы отсечём всё мышление, то вообще не останется никакого ума».

    Соен-са засмеялся и сказал: «Очень хорошо. Нет никакого ума. Но имя этому — один ум. До мышления не существует ни слов, ни речи, ни жизни, ни смерти. Так что же тогда ваше истинное „Я“?»

    Соен-са сказал: «Дзен — дает понимание истинного „Я“. Необходимо спросить себя: „Что есть я?“ Вы должны удерживать этот великий вопрос и освободиться от мышления. Когда вы поймёте этот великий вопрос, вы поймёте самого себя».




    Сократ прохаживался по Афинам, поучая своих учеников: «Познай самого себя». Однажды некто спросил, познал ли он самого себя. Сократ ответил: «Нет. Но я понимаю это незнание». Дзен — это то же самое. Это не-знание, не-думанье. «Что есть я?» В этом вопросе ваше истинное «Я».

    Познав самого себя, очень легко рисовать, писать стихи, заниматься каллиграфией, чайной церемонией или карате. Вы рисуете без усилий; вы пишите без усилий. Почему? Когда вы рисуете, пишете или делаете что-либо иное, вы полностью погружаетесь в это действие. Вы — только писание, вы — только рисование. Никакое мышление не вклинивается между вами и действием. Остается только действие вне мышления. А это свобода.

    Если вы думаете, то мышление уводит в сторону от действия, и процесс письма или рисования блокируется. Если вы не думаете, вы — одно целое с вашим действием. Вы и есть тот чай, который пьёте. Вы и есть та кисть, которой пишете. «Не-думанье» существует прежде мышления. Вы — это целая Вселенная; Вселенная — это вы. Таков ум Дзен, абсолютный ум. Он вне пространства и времени. Вне двойственности между «я» и «другие», добром и злом, жизнью и смертью. Истина — просто как это. И когда человек Дзен рисует, вся Вселенная находится на кончике его кисти.




    Жил когда-то великий японский поэт по имени Башо, очень умный молодой человек. Серьёзный буддист, он изучил множество сутр. Ему казалось, что он постиг буддизм. Однажды он посетил Дзен Мастера Такуана. Они долго беседовали. Мастер что-нибудь скажет и Башо тут же пространно ответит, приводя цитаты из самых глубоких и трудных сутр. В конце концов, Мастер сказал: «Вы великий буддист, великий человек. Вы всё понимаете. Но, пока мы говорили, вы пользовались только словами Будды или прославленных учителей. Мне не нужны слова других людей, я хочу услышать ваши собственные слова, слова вашего истинного „Я“. Ну, быстрее, дайте мне лишь одну фразу, но вашу, собственную!»

    Башо безмолвствовал. Его ум метался: «Что же сказать? Мои собственные слова — что же это такое?» Прошла минута, две, десять. Затем Дзен Мастер сказал: «Мне казалось, вы постигли буддизм. Почему же вы не отвечаете мне?» Башо покраснел. Его ум вошел в ступор и Башо не мог абсолютно ничего ответить. Он упёрся в непроходимую стену. А далее лишь бесконечная пустота.

    Внезапно в монастырском саду раздался какой-то звук. Башо повернулся к Мастеру и сказал:

    «Тихий пруд — лягушка прыгнула — всплеск».

    Мастер громко засмеялся и сказал: «Ну наконец! Именно такие слова — слова вашего истинного „Я“!» Башо тоже засмеялся. Он постиг просветление.




    Позднее Башо довелось приехать к Мацушима, в одно из самых красивых мест в Японии, где проводились поэтические состязания. Со всей страны съехались туда поэты. Каждый писал о красоте пейзажа, великолепном снежном пике Фудзи, о сверкающем зеркале озера, парусах на воде, подобных огромным белым птицам и т. д. и т. п. Башо написал только три строчки:

    Мацушима —

    ах, Мацушима,

    Мацушима!

    Его стихотворение победило на конкурсе.

    Это подлинное Дзен-стихотворение. В нем нет поэтического языка или описаний. Оно свободно от мышления. Я — Мацушима, Мацушима — это я.

    Поэтому в Дзен нет внутреннего и внешнего, в Дзен только единый ум, «просто как это». Такова жизнь всех искусств и такова жизнь Дзен.




    55. Пластиковые цветы — пластиковый ум

    ...Соен-са сказал: «Это ум у вас пластиковый и вся Вселенная пластиковая». Ученик сказал: «Что вы имеете в виду?»

    «Будда говорил: „Когда ум чист, вся Вселенная чиста; когда ум засорен, вся Вселенная засорена. Ежедневно мы встречаем несчастных людей, их ум печален и всё что они видят, слышат, обоняют, чувствуют на вкус, осязают — печально, вся их Вселенная печальна. Когда ум счастлив, вся вселенная счастлива. Желаете ли вы что-нибудь — вы „привязаны“ к этому. Отрицаете ли вы что-либо, вы точно так же привязаны к этому. Быть привязанным к вещи означает, что эта вещь стала барьером в вашем уме. Поэтому „я не люблю пластик“ есть то же самое, что „я люблю пластик“, и то и другое — привязанности. Вам не нравятся пластиковые цветы и ваш ум тотчас стал пластиковым, и вся Вселенная стала пластмассовой. Отбросьте такие привязанности. Тогда ничто не помешает вашей свободе. И вам станет безразлично, пластиковые цветы или настоящие, на алтаре они или в мусорной корзине. Вот в чем настоящая свобода. Пластиковый цветок — всего лишь пластиковый цветок. Настоящий цветок — это всего лишь настоящий цветок. Нельзя привязываться к имени и форме“.

    Ваш ум отрицает пластиковые цветы и вы разделили Вселенную на хорошую и плохую, на красивую и отвратительную. Придерживайтесь лишь ума Будды. Тогда у вас не будет барьеров. Настоящие цветы хороши; пластмассовые цветы хороши — такой ум подобен огромному морю, в которое стекают все воды. Море не твердит рекам: „Ваша вода грязная, вы не можете впадать в меня“. Оно принимает все воды, смешивает их и становится морем. И потому, если вам удается удерживать ум Будды, ваш ум уподобится большому морю, огромному морю просветления“.




    56. Истинная пустота

    „Что есть истинная пустота?“

    Соен-са сказал: „Камни в потолке и черепица на крыше понимают истинную пустоту. А вы до сих пор не поняли“.




    57. Вы должны проснуться!

    Если вы думаете, вы не понимаете. Если отбросите мышление, вы поймете.“.




    58. Еще больше пепла на Будду

    Будда сказал — тело Будды охватывает все царства Дхармы, и вся Вселенная обладает природой Будды. Так куда же стряхнуть пепел — он всегда падает на тело Будды. Нельзя привязываться к словам. Не привязывайтесь к своему мышлению и не впадайте в пустоту.

    Я искренне надеюсь, что удерживая всюду и всегда вопрос «Что есть я?», вы очень скоро вкусите от великого плода.




    59. Рассказ о Су Тунг-пе

    Мастер, коего он считал душой сострадания, закричал: «Как ты посмел прийти сюда в поисках мёртвых слов. Почему ты не откроешь свои уши живым звукам природы? Не могу я разговаривать с человеком, так хорошо знающим Дзен. Убирайся!»

    Су Тунг-пе, шатаясь, вышел из комнаты. Что же имел в виду Мастер? Что за учение может дать природа, но не могут люди?

    Погрузившись в этот вопрос, Су Тунг-пе сел на лошадь и поехал прочь. Он совсем забыл куда едет и позволил лошади самой находить путь к дому. Лошадь везла его по горной тропе и внезапно он оказался у водопада. Рев воды оглушил его. И он понял: так вот что имел в виду Мастер! Целый мир — и не только этот мир, но и все возможные миры, все самые далёкие звёзды, вся Вселенная, всё едино с ним самим. Он сошёл с лошади и поклонился до земли в сторону монастыря.

    Этим вечером Су Тунг-пе написал следующее стихотворение:

    Ревущий водопад -

    Золотые уста Будды.

    Горы вдали — его чистое

    светлое тело.

    Сколько тысяч стихов

    пронеслось во мне

    этой ночью!

    А завтра я не смогу повторить ни единой строки.




    «Чему вы научились из моего рассказа?»

    «Дзен учит нас отбрасывать всякие различающие мысли и понимать, что истина вселенной — в конечном счете наше истинное «Я».

    «Вам надлежит хорошенько потрудиться, медитируя над этим коаном. Что это такое, что вы называете своим я? Когда вы постигните, что есть „я“, вернётесь к интуитивному единству с природой, поймете, что природа — это вы, а вы — это природа, что природа — это Будда, который проповедует нам всякий миг. Надеюсь, вы услышите, что природа говорит вам».

    Один из учеников Соен-са указал на камень в зале Дхармы и сказал: «Что сейчас говорит вам этот камень?»

    Соен-са сказал: «Почему вы считаете, что камень что-то говорит?»

    «Я что-то слышу, но не разберу, что именно».

    «Почему вы не спросите у камня?»

    «Я уже спросил, но не понимаю его языка».

    «Оттого не понимаете, что ваш ум в точности как этот камень».

    Воцарилось молчание.

    Соен-са сказал: «Если нет больше вопросов, значит вы все — Будды. А Будды не нуждаются, чтобы их учили».

    «Но мы не знаем, что мы Будды».

    «Верно, вы не знаете. Рыбы плавают в воде, но не знают, что они в воде. Каждую секунду вы дышите воздухом, но делаете это бессознательно. Так же мы слышим звуки водопадов, дождя. Все эти звуки — проповеди, это голос самого Будды, проповедующего нам. Мы постоянно слушаем множество проповедей, но глухи к ним. Будь мы действительно живыми, то всегда, когда слышим, обоняем, чувствуем вкус, осязаем, мы говорили бы: «О, это прекрасная проповедь». Мы видели бы, что нет такого священного учения, чтобы оно не познавалось как природа.




    ученик спросил: «Почему одни видят, а другие нет?»

    Соен-са сказал: «В прошлом вы посеяли некие семена, в результате чего теперь пришли к буддизму. Некоторые люди приходят сюда лишь один раз, а другие остаются и ревностно практикуют. Когда вы ревностно практикуете Дзен, вы сжигаете карму, связывающую вас с неведением. На японском языке слово „ревностно“ означает „разогревая сердце“. Если вы разогреете своё сердце, то карма, похожая на глыбу льда, растает и растечется. А продолжив нагревать сердце, вы превратите карму в пар и она рассеется в пространстве. Люди, практикующие Дзен, расплавляют все привязанности и барьеры. Почему они практикуют? Потому что карма вынуждает их практиковать. Тогда как карма других людей, обуславливает их отсутствие интереса к Дзен. Разделяющие мысли человека создали гигантское скопище мыслей в его уме, именно его он ошибочно принимает за своё подлинное „Я“. На деле же, это ментальная конструкция, основанная на неведении. Цель медитаций Дзен в том, чтобы рассеять это скопище мыслей. Оставшееся в конечном итоге и есть истинное „Я“ человека. Вы входите в мир, где нет „я“. И если вы не остановитесь здесь, не будете думать об этом царстве или цепляться за него, вы продолжите практику, пока не сольетесь в единое целое с абсолютом».




    «Что вы имеете в виду, говоря об абсолюте?»

    Соен-са сказал: «Откуда пришел этот вопрос?»

    Ученик молчал.

    Соен-са сказал: «Это — абсолют».

    «Я не понимаю».

    «Сколько бы я это ни объяснял, вы не поймёте. Абсолют — это нечто, чего вы не в состоянии понять. Если бы абсолют возможно было понять, он не был бы абсолютом».

    «Тогда, зачем вы об этом говорите?»

    «Именно оттого что я об этом говорю, вы задаёте вопросы. Именно так я учу, а вы учитесь».
     
  23. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    61. Это

    теперь моему большому «Я» приходится поддерживать меня, постоянно прорываясь через малое «я». Здесь нет учителя. Узел у меня внутри-то же самое, что во внешнем — он сам же и «не-узел». Когда узел развязывается, я дышу, как дышат волны. Нет ни внутреннего узла, ни внешнего, нечего развязывать и неоткуда упасть.
    Мой единственный вопрос к себе: «Что есть я?» И делаю я лишь одно — продолжаю сидеть.
    Р. S. Вчера я пошла к океану и поняла, почему вы назвали меня Хэ Ми — «чистота океана». Я придумала этому океану поверхность, тогда как у него вообще нет пределов. Значит, нужно это найти.
    Разбив яйцо
    о край чашки,
    я поняла,
    чашка не имеет края,
    яйцо не имеет скорлупы,
    нет чашки, нет яйца.
    Только любовь.

    Ни стены, ни растений, ни воздуха, ни неба
    Привязка к форме
    Привязка к пустоте
    Останавливается любовь
    Мы создаём эту землю
    Чтобы учила нас любви
    Мы здесь на этой земле
    Чтобы практиковать любовь.

    если вы хотите обрести большое «Я» и просветление, просто отпустите вашу ситуацию, ваше положение и ваши мнения. Вот ваш истинный учитель. Учение основанное только на языке, ошибочно. Изгоните всякое мышление, тогда лай собаки, ветер, деревья, горы, молния, шум воды — всё станет вашими учителями. Поэтому вам надо держаться полностью «не-знающего» ума. Это самое главное.
    Когда узел развязывается, вы дышите, как дышат волны. Нет ни узла, ни внешнего, нечего развязывать и неоткуда падать.
    Все люди используют «это» постоянно.
    Но они не понимают «это»,
    Так как это не имеет ни имени, ни формы.
    «Это» пронизывает прошлое, настоящее и будущее,
    «Это» заполняет пространство.
    «Это» содержит все.
    «Это» ясно видно во всём.
    Но если вы хотите найти «это»,
    Оно уходит прочь дальше и дальше,
    А если вы теряете «это», то
    «Это» уже появилось перед вами.
    «Это» ярче, чем свет солнца
    И темнее, чем беззвёздная ночь.
    Иногда «это» больше Вселенной,
    А порой меньше чем кончик иглы.
    «Это» управляет всем;
    «Это» — король
    Десяти тысяч дхарм.
    «Это» могуче и устрашающе.
    Люди называют «это» «ум», «Бог»,
    «Будда», «природа», «энергия».
    Но «это» не имеет ни начала, ни конца
    И не является ни формой, ни пустотой.
    Если хотите постичь «это», вы должны оседлать
    Корабль без корпуса;
    Сыграть на флейте без отверстий;
    Пересечь океан жизни и смерти.
    Тогда вы прибудете в деревню «как это».
    В деревне следует отыскать
    Свой настоящий дом
    «Просто как это»
    Когда откроете дверь в ваш дом,
    Вы обретете «это».
    И обнаружите — «это есть».
    Сначала вам следует обрести «это». Обрети вы «это», у вас появится свобода, исчезнут все преграды.
    Что «это»?

    62. Малая любовь и большая любовь
    «Вы всё время говорите о мышлении. Мне хотелось бы знать, как путь сердца укладывается в ваше учение. В христианском пути, любые достижения без любви бесполезны».
    Соен-са сказал: «Есть два вида любви. Во-первых, малая любовь — любовь желания, любовь противоположностей, любовь привязанностей. Во-вторых, — большая любовь, абсолютная любовь. Это свобода».

    «Я полагал, что Дзен Мастерам нет дела до любви».
    «Если бы я не любил, зачем бы я учил? Учение — это любовь».

    64. Из глубин
    Вы хотите просветления. Без мышления просветление невозможно. Мышление и есть просветление! Прославленный учитель сказал: «Ум постоянно меняется. Меняющийся ум сам по себе полностью есть истина. Если вы не привязаны к своему меняющемуся уму, вы достигнете своей истинной природы и поймёте, что нет ни плохого, ни хорошего.»

    Вы плохо себя чувствуете. Если вы создаёте «плохо», тогда это плохо. Если вы не создаёте «плохо», то это неплохо. Не создавайте ни хорошего, ни плохого. И всё будет хорошо. Вам хочется быть хорошим учеником Дзен, хорошим человеком. Это мышление. Оставьте его!
    Оставьте всё это! Ваш ум неясен, так попросите дерево или небо помочь вам. Тогда дерево или небо дадут вам хороший совет. Не проверяете постоянно свой ум. Вы говорите, что не верите, будто обладаете природой Будды. И у меня тоже нет веры в мою природу Будды. Если нет веры, постарайтесь полностью не иметь веры; то есть не верить вообще ни во что. Тогда ваш ум станет настоящей пустотой. Но подлинная пустота, это всего лишь название. Подлинная пустота существует «до-мышления». До-мышление — как это. Очень хорошо, что вы сомневаетесь, свойственна ли вам природа Будды. Отойдите от веры и от неверия! Все вещи только такие, какие они есть. Да не горюйте по поводу того, как идёт ваша практика. Есть у вас успехи или нет, беспокойны вы или нет — всё неважно. Такие проблемы подобны облакам, проплывающим под луной. Не привязывайтесь к мыслям, что приходят вам на ум. Тогда овладеете свободным мышлением. «Не-привязанное» мышление — просто как это.

    65. Забавно
    Этот мир очень забавен. В истинной природе всех вещей нет ни появления ни исчезновения. Однако люди думают, что вещам присущи жизнь и смерть. Это забавно. Вещи ни грязны, ни чисты. Тем не менее, люди считают: одни вещи хорошие, другие плохие, одни вещи — чистые, а другие — грязные. Вещи не убывают, не прибывают. Люди привязаны к хорошей карме и плохой карме. Отсюда происходят счастье и страдание, люди имеют прошлое, настоящее и будущее; приход, уход и пребывание; восток, запад, север, юг. Это тоже забавно.
    Прославленный учитель сказал однажды: «Изначально все вещи пусты». Тем не менее вы хотите достичь просветления. Забавно.
    Бросьте это! Бросьте это! Это забавно. Что тут бросать? Гате, гате, парагате, парасамгате, бодхи сваха!

    Перед смертью Кионг Хо написал следующее стихотворение:
    Лунный свет ясного ума,
    Охватывает весь мир.
    Когда ум и свет исчезнут,
    Что… есть… это…?
    Через секунду, закончив стихотворение, он умер.

    68. Речь Дхармы

    Сутра говорит: „Все вещи не вечны. Это закон появления и исчезновения. Когда уже нет ни появления ни исчезновения, тогда спокойствие становится блаженством“.
    Алмазная Сутра говорит: „Все явленные вещи преходящи. Если все явления рассматривать как не-явления, мы познаем истинную природу всех вещей“.
    Сутра Сердца говорит: „Форма не отличается от пустоты; пустота не отличается от формы. То, что есть форма — пустота; то, что есть пустота — форма“.
    Что появляется и исчезает? Что является вечным и, одновременно, невечным? Что есть форма и пустота? В истинном покое, в истинной природе, в истинной пустоте нет ни появления, ни исчезновения, нет ни вечного, ни преходящего, нет ни формы, ни пустоты. Шестой патриарх сказал: „Изначально вообще ничего нет“.
    В сутре сказано: „Когда нет ни появления, ни исчезновения, тогда спокойствие становится блаженством“. Но нет ни спокойствия, ни блаженства.
    В сутре сказано: „Если мы рассмотрим все явления как не-явления, то познаем истинную природу вещей“. Но нет ни истинной природы, ни вещей.
    В сутре сказано: „Форма есть пустота; пустота есть форма“. Но нет ни пустоты, ни формы.
    Когда нет ни мышления, ни речи, нет ни появления, ни исчезновения, ни преходящего, ни вечного, ни формы, ни пустоты. Однако говорить, что всё это не существует — неверно. Если вы откроете рот чтобы говорить, вы ошибетесь.
    Видите ли вы цвета, слышите ли звуки, осязаете ли вещи? Это форма или пустота? Скажите же, скажите же! Если скажете хоть одно слово, вы ошибетесь. И если ничего не скажете, тоже ошибетесь. Что вам делать?
    КАТЦ!!!
    Появление, исчезновение — оставьте это! Преходящее, вечное — оставьте это! Форма, пустота — оставьте это!
    Приходит весна и снег тает: появление и исчезновение — просто как это. Восточный ветер уносит дождевые тучи на запад, преходящее и вечное — просто как это. Когда вы включаете лампу, вся комната освещается: истина — просто как это. Форма есть форма, пустота есть пустота.
    Тогда что является вашим изначальным лицом?
    КАТЦ!!!
    Один, два, три, четыре, четыре, три, два, один.
     
  24. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Автор

    Сообщения:
    8.027
    Симпатии:
    423
    69. Настоящий путь
    Ум Дзен — это ум ребёнка. У детей нет ни прошлого, ни будущего, они всегда живут в истине, которая просто как это.
    „Некто читает мантру, и есть лишь мантра. Что бы он ни делал, что бы ни видел, есть только мантра“.

    „Что же тогда ясный ум?“
    „Ясный ум подобен зеркалу. Красное возникает, и зеркало красное. Белое возникает, и зеркало белое. Единый ум — это пустой ум. Ясный ум — это большой ум, который есть бесконечное время и бесконечное пространство“.
    ...Совсем иное дело, когда кто-нибудь читает мантру. Это единый ум. Он неподвижен совершенно. Нет ни внутреннего, ни внешнего, одна пустота. Появляется грабитель: „Давай деньги!“ Но человек не пугается. Только ОМ МАНИ ПАДМЭ ХУМ, ОМ МАНИ ПАДМЭ ХУМ.
    „Давай деньги, или я убью тебя!“ Но человека ничто не трогает. Не существует ни жизни, ни смерти, поэтому он не боится.
    Затем, ясный ум. Это ум человека, всегда сохраняющего ум бодхисаттвы. Грабитель требует: „Давай деньги!“ Человек спокойно спрашивает: „Сколько тебе надо?“ „Давай все!“ „О’кей“ — и он отдаёт грабителю все свои деньги. Он не боится. Но его ум очень опечален. Человек говорит грабителю: „Зачем ты так поступаешь? Сейчас тебе хорошо, но в будущем тебя ждут страдания“. Грабитель смотрит на него и видит, что человек не боится и на его лице отражается лишь материнское сострадание.

    71. «Как узнать зоркого Дзен Мастера?»
    «Сразу возможно и не узнать. Но если вы довольно долго практикуете Дзен и слушаете многих Дзен Мастеров, то поймёте, что есть истинное учение, а что нет. Никто не может пробовать вместо вас. Вы должны все проделать сами».
    «Будда сказал: „Все существа уже просветлены“. Прославленный учитель сказал: „Без мышления, „просто как это“ — и есть Будда“. Без мышления — это ясный ум. Поэтому, если вам удается удерживать ясный ум, любое ваше действие — „просто как это“. Уверять, что постигаешь больше просветления, еще больше, еще больше — это мышление. Мышление — это желание. Желание — это страдание. Поэтому, Дзен Мастер Нам Чань, сказал: „Повседневный ум — это путь“».

    72. Изначальный звук. Изначальное тело.

    - Должен также признаться, что моё маленькое «я» терпеть не может метод коанов. Все духовные методы: йога, пение, мантра, дыхание и т. д. — да, но коаны — единственное, что моему маленькому «я» действительно не нравится.

    Отвечаю на ваш вопрос о звуке: это изначальный звук. Если вы будете очень спокойны, то услышите изначальный звук; но если «привяжетесь» к этому звуку, он станет очень громким, что плохо. Удерживайте лишь «что есть я?», тогда звук тоже станет «что есть я?». То есть звук станет не-звуком, а не-звук — звуком. И вы поймёте своё истинное «Я». Это ваше подлинное «Я».
    Ваше истинное «Я» не имеет ни внутреннего, ни внешнего.
    Звук — это чистый ум; чистый ум — это звук.
    Звук и слух не разделены. Есть только звук.
    Я вас спрашиваю: есть ли у вас сейчас тело: оно существует, или же это пустота?

    В Сутре Сердца сказано: «Форма — это пустота, пустота — это форма». Если вы привязаны к имени и форме, тогда все вещи появляются и исчезают. Но если вы откажетесь от всякого мышления, тогда все вещи не появляются и не исчезают.

    Когда вы не создаёте малое «я» и непривязаны к методу коанов, мышление возвращается к вашему истинному «Я», и ваш ум становится чистым. Ум подобен грифельной доске. Вы создаёте на ней рисунки малого «я». Когда вы стираете рисунки с доски, всё исчезает. И потому вы должны рисовать только Бодхисаттву. Бодхисаттва — это отсутствие желаний для себя; только для всех людей. Поэтому я повторяю вам: ОСТАВЬТЕ ЭТО. ОСТАВЬТЕ ЭТО. ОСТАВЬТЕ ЭТО. ОСТАВЬТЕ ВСЕ ЭТО.

    Вот вам стихотворение:
    Тело формы и тело мышления —
    Откуда они пришли?
    До мышления нет ни формы, ни имени,
    Только бесконечное время и бесконечное пространство.

    «Если хочешь понять всех Будд прошлого, настоящего и будущего, надо постичь, что вся вселенная создана одним лишь умом».
    «Вся вселенная — Одно. Я — Будда!»
    «Всегда удерживай такой ум, который „не-знает“ и вскоре ты достигнешь просветления».

    79. Все вещи ваши учителя

    - за последние два года я все больше выбираюсь из пустоты, всё больше и больше вижу, что я — это мир, а мир — это я. Как думаю я, таков и мир. Как я действую, такой мир и создаю вокруг себя.
    Когда понимание отвергнуто, приходит новое понимание того, что понимать нечего. Но даже и это необходимо отринуть. Как тогда объяснить тому, кто жаждет истины, Бога, освобождения от боли, что всего лишь требуется прекратить всякие поиски.


    В письме вы сказали, что «создаёте мир вокруг себя», и что «каждый сам творит свой рай и ад». Произносить слова очень просто. Дзен означает: не делать этого. Тогда ничего нет. Лишь истинная пустота. Истинная пустота — это отсутствие любых барьеров. Зачем вы создаёте «мир», «меня», других людей и т. п.? Прежде всего, вам необходимо понять своё истинное «Я». Тогда вы поймете и ум других людей. Прежде всего, вам необходимо освободиться от всех своих мнений, ваших знаний, от озабоченности собственной ситуацией и от всех ваших объяснений. Тогда не останется ничего. Только так вы поймёте ум других. Ваш ум уподобится чистому зеркалу. Красное приходит и зеркало становится красным, белое приходит и оно — белое. Когда ваш ум ясен, он — отражение ума других людей. Тогда-то и появляется возможность учить других людей и упорядочить их ум.
    Ведь всё во Вселенной — ваши друзья и учителя. Поэтому надо убить своё «я». Только тогда обретёте свободу и у вас не останется барьеров. Именно так следует искать свой истинный путь. А найдя истинный путь, вы сможете легко идти этим путем и следить за тем, куда ступаете. Не привязывайтесь к тому, что встречается по обочинам дороги. Просто идите прямо.

    Будда сказал: «Если чист один ум, то вся Вселенная чиста». Если ум преодолеет всякое мышление и обретет чистоту, ваше место, где бы вы ни находились, всегда будет чистым. Не горюйте о людях. Если ваша собственная практика усердна, все последуют за вами. Ваше понимание — это привязанность к вашему уму. ОТБРОСЬТЕ ВАШЕ «Я»!
    Вам нужно понять, что такое сидение в Дзен. Что же такое сидение? Сидеть — значит отбросить всякое мышление и удерживать неподвижный ум. Что такое Дзен? Дзен значит стать ясным. Тогда вы сможете заниматься хождением, стоянием, сидением, сном, разговором, молчанием — и всё это станет вашей практикой. Всегда удерживать ясный ум, всегда возвращаться к своему истинному «Я». И нет тогда ни глаз, ни ушей, ни носа, ни языка, ни тела, ни ума, ни цвета, ни вкуса, ни звука, ни обоняния, ни осознания, ни объекта мысли. Только в таком случае вы уразумеете «не-достижение там, где нечего достигать». Надо всего лишь отсечь ум, отсечь «привязанность» к «я хочу просветления». Но стоит отбросить мышление и вернуться к уму новичка, как вы достигните просветления. Когда удерживаете действительно пустой ум, любое место, где вы находитесь, есть нирвана, поэтому очень старательно держите рот на замке и учитесь у синего неба, белых облаков, у тихих гор и шумных городов. Всё — «просто подобно этому». Вот кто настоящий великий учитель. Надеюсь, вы сначала убьёте своё сильное «я», обретете вечно ясный ум, а затем уж спасёте всех людей от страдания.
    Четверть доллара — это 25 центов.
    - Почему практика требует усилий, если мы приходим, в конце концов, к состоянию, где нет усилий? В моей практике за последние десять-двенадцать месяцев никакой (или мало) разницы между сидением и не-сидением — только ясность. Усилие ведёт к направленности, которая в начальной стадии противоположна тому, что испытываешь в состоянии без-усилий. Почему бы не начать без усилий и просто быть внимательным, как в методе Хинаяны «випассана» или как у Кришнамурти? Зачем тратить от трех до пяти лет, уходя прочь от состояния без-усилий лишь для того, чтобы все равно к нему вернуться?
    За последние четыре года я неоднократно испытал состояния более высокие, чем ясность; состояние, где «я» (ум и тело) исчезает, и есть только мир, воспринимаемый без всяких различения — нет пространства, нет времени, просто это. Именно такое состояние вы называете «ясный ум»?
    Если сидение у меня идёт хорошо, тогда состояние единства, состояние «как это», возникает через несколько дней. Если сидение идёт плохо, такое состояние часто не приходит вовсе. Однако, сейчас, мне сдается, нет никакой разницы между хорошим сидением и плохим сидением, между ясностью и беспокойным умом.
    Вы спросили меня, «что я понимаю?» Я понимаю, что нечего понимать. Нечего делать и нечего практиковать, только держать ясный ум.
    Поэтому, моё учение кристаллизовалось так: убеждать людей не заботиться о бесконечных различных практиках, а заниматься сидением в Дзен. Метод неважен. Просто сидеть, медитировать на коане, считать дыхание. Тогда реальное «Я» функционирует без мышления и без разговоров, тогда, неожиданно, Бог или Будда приходят, как это. Такова реальность.
    Не заинтересован я и в достижении просветления. Просветление — только слово. Или я уже имею просветление, или оно придет само, по мере того, как я занимаюсь практикой. Какая разница?


    Чего вы хотите? Один человек прилагает большие усилия, а другой человек вовсе не тратит усилий — пусть так, не горюйте. Вам следует заботиться только о вашей собственной работе. Сначала закончите свою великую работу и вы всё поймёте. Сидеть, ходить, говорить, есть, смеяться — всё это Дзен. Вам следует понять Дзен.
    Сидение в Дзен важно. Но настоящее «сидение» не зависит от того, сидит или нет тело. Нам Ак поднял черепицу и полировал её.
    Вы пишите, что я называю просветлением чистый ум. Что такое чистый ум? Чистый ум — это только название. Просветление — тоже название. Если вы скажете «чистый ум», это уже не чистый ум. Если вы скажете «просветление», это уже не просветление. Красное есть красное; белое есть белое. Только как это. Это — чистый ум, это — просветление или вообще ничто. Не привязывайтесь к чистому уму или просветлению. Не привязывайтесь к словам Дзен. Нужно быть очень осторожным. Дзен Мастера используют свой язык, чтобы ставить ловушки ученикам. Понимание — это еще мышление. Постижение — это «до-мышления». Если вы откроете рот, вы ошибетесь.
    Третий Патриарх сказал:
    Великий путь не труден,
    для тех, кто не различает.
    Отбросьте свои нравится, не нравится, и всё станет ясно.

    В следующий раз выйдите на улицу и спросите у дерева, что такое истинный путь. Дерево научит вас.
     

Поделиться этой страницей