Королевство Бутан

Тема в разделе "Кочевье", создана пользователем Ондатр, 10 ноя 2012.

  1. Glenn

    Glenn Модератор

    Сообщения:
    9.433
    Симпатии:
    1.814
     
  2. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    10.536
    Симпатии:
    3.203
    Добрые что ль? Больно у них экзотический вид.
    Впрочем, я поняла, это такой танец на выживание - кто последний останется, тот молодец.
    Видали, там трое постепенно отваливались, отваливались, пока самый выносливый не остался и самый упрямый, видимо. Такая иллюстрация просветления - остается самый крутой, а остальные -слабаки.:)
     
  3. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    28.112
    Симпатии:
    10.937
    Первые европейцы в Бутане. 1627 г. Из отчёта иезуита Касселы (в некотором сокращении):

    По прошествии трёх дней мы приехали в деревню, где нашли ламу – родственника короля, высланного навстречу с людьми о лошадями, чтобы сопровождать нас. Он сразу же написал Королю, что мы собираемся вскоре прибыть и король приказал
    другими ламами, ждать нас на следующей остановке, с двумя
    очень хорошо снаряжёнными лошадьми. Затем он отправил других людей, чтобы предложить нам чая, который он и его люди употребляют в больших количествах. Мы продолжили путь дорожкой среди очень высоких гор и достигли того места, куда он прислал молодых лам на лошадях, чтобы развлечь нас, в местности которая подходила для этого..
    И вскоре мы увидели сквозь деревья большое количество людей, ожидающих, чтобы
    приветствовать нас, и мы услышали звук корнетов и
    труб .
    Здесь были сотни молодых лам в возрасте от двенадцать до двадцати, они выстроились в два ряда, чтобы принять нас , в середине три маленьких ламы курили благовония – честь предоставляемая только королём.
    Они отвели нас в место приготовленное для отдыха в палатку из китайского шёлка с балдахином. Вскоре, король послал за нами, и мы нашли его в другой палатке
    украшенной шелком - он сидел на высокой платформе
    одетый в красный шелк отделанный золотом; справа, вблизи от него, было изображение его отца , перед которым постоянно горела лампада. Для нас было приготовлено два высоких сидения (в то время как для лам коврики на полу).
    Король принял нас с большой приветливостью, показывая, что он
    был счастлив встретиться с нами - он хотел знать, откуда мы пришли из какого царства и нации, и задал нам много
    других вопросов, как это принято при первой встречею. Мы сказали ему, что мы португальцы. И никто не мог вспомнить, что когда-либо видел или слышал, что подобные люди прошли через эту землю, и потому они никогда не слышали слово «франки», которым португальцев называют на всем Востоке.

    Мы были сильно огорчены тем, что хотя с нами были люди говорившие на фарси и хинди, но только один лама из Цапаранга – любимец короля, с трудом понимал и говорил на хинди, через него мы и общались, как могли, но с трудом. Сожалел об этом и царь, который хотел бы, чтобы мы могли вести с ним долгие разговоры непосредственно.

    Мы сказали ему, что мы были посланы сюда, чтобы
    проповедовать религию Христа, Господа нашего, полагая, что она
    практиковалось здесь в прошлом и забылась по прошествии времени из-за отсутствия
    учителей и, что некоторые элементы её здесь по-прежнему существуют. Он выразил удовольствие от нашего прихода и сказал
    что мы должны выучить язык хорошо, так чтобы мы могли говорить с ним, и что он не мог отвергнуть наше учение, так как
    только очень веские причины, могли заставить нас приехать столь издалека, чтобы встретится с ним. Поэтому он немедленно освободил ламу из
    Цапаранга от обычных обязанностей и приказал ему, давать
    нам уроки ежедневно.
    Этому царю, известному как Дхарма-раджа, 33 года, он король и высший лама Камбираси – первого ( самого большого и населённого) в Бутане. Король гордится мягкостью своего управления (…).
    Король также славится своим воздержанием.
    Он никогда не ест рис, мясо или рыба, питаясь только
    молоком и фруктами. Он совершил также трехлетнее отшельничество
    живя в маленькой хижине, построенной над скалой на высокой горе, не видя никого и
    не видимый никем , получая пищу привязанной к канату , который спускал вниз.

    Он сказал нам, что предавался молитве, а в свободное время вырезал из дерева.
    Он показал нам образ Божий из белом сандалового дерева, тот, который получился самым лучшим, небольшой, но изысканно сделанный - он очень гордится этим произведением искусства. Он
    также хороший художник - он показал нам некоторые из своих картин;
    увидев изображение Сен-Рафаэле которое мы привезли с собой, он захотел
    скопировать его себе и начал сразу, и
    очень хорошо, но до сих пор не закончил
    из-за множества других занятий. Этот царь также хорошо
    известен как книжник и разыскивал учёных людей, приглашая лам и из других королевств.

    Причина по которой мы повстречали его на этой горе в том, что люди из каждой деревни просят его посетить их, и дарят ему много подарков: лошадей, скот, одежду и другие товары и это является его основным доходом. А люди из деревень которые находятся очень далеко сами приходят к нему со своими подношениями. Поэтому он и был на этой горе со своими ламами, которые всегда сопровождают его. Его школа насчитывает более ста лам , которые называются гелюнгами.
    Это наиболее важные ламы, потому что они не женятся и не
    Едят больше чем раз до полудня, им не разрешается принимать в пищу риа, мясо или рыбу, и они никогда не пьют вино.
    Таким образом, они отличаются от других лам, которые живут не так строго;
    Они проводят целый день в школе, где едят и
    спят, собираясь вместе дважды в день, один раз утром
    и один раз днём. Они держат себя спокойно и скромно, учёны и дисциплинированы. Так грустно видеть как они учат, как проводят большую часть дня за молитвой, как они втсют ночью по сигналу и молятся полчаса, а потом вновь, на рссвете, как они поют в хоре – словно священники.

    Два месяца мы сопровождали короля через эти и другие горы, пока не добрались до его дома, который расположен в горах, куда он удалялся на ретрит. Он привёл туда только тех лам, чт были с ним, поскольку большее число людей там не разместится. Для того чтобы построить это дом потребовалось много труда, пришлось выровнять некоторые места и удалить породу, поскольку дом расположен в очень крутых горах, для защиты от короля Дембы, живущего в 8 днях пути. (..).
    Мы разместились очень удобно в части дома и устроили часовню, куда пригласили короля на праздник в честь отца нашего святого Игнатия. И это была Божья воля, что несмотря на два ограбления по дороге у нас по-пржнемы было всё необходимое для алтаря и все изображения. Даже изображение госпожи нашей Богородицы, что было украдено в первый грабёж, принёс, вместе с украденной Библией, лама, к которому они попали от одного из воров. Король пришел в часовню со своим магистром,
    (это очень старый и ученый лама, он пользуется большим уважением) и
    с другими ламами, которые все были очень довольны тем, что
    увидели, проведя несколько часов смотря и спрашивая обо
    всём.

    В течение этих месяцев мы старались очень прилежно учиться
    языку, несмотря на то , что большая часть нашего времени ушла впустую на переходы, Бог показал нам много милости в этом и в других вопросах;
    Самая большая проблема была в учителе, который сам будучи из западного Тибета не знал наречия здешней области , в котором мы наиболее нуждались. Потому что ,хотя в этих царствах говорят на одном языке, но в произношении и в окончаниях существуют большие отличия, настолько, что язык воспринимается как иностранный. Эта область находится в отдалённом уголке, но как правило ламы и все люди понимают другие языки.
    Мы знаем, что мы в состоянии общаться во всех областях Тибета.
    Мы очень стараемся, чтобы хорошо выучить диалект на котором говорят здесь, где по
    воле Божией, мы находимся на первом этапе нашей
    миссии, и, слава Богу, нашему Господу, в настоящее время мы понимаем
    многое достаточно хорошо, и мы практикуем нашу
    святую веру, мы сочиняем молитвы и необходимые
    поучения на этом языке так, что люди могут более легко выучить их.
    Также большое подспорье для нас то, что мы уже можем читать их книги. хотя мы не всегда в полной мере понять их, потому что
    они написаны на литературном и рафинированном языке.

    За все это время, мы часто говорили с королем
    о нашем Господе. Он любил слушать, но нам было известно, что была большая разница между его и нашей святой верой, и мы заметили довольно
    четко неприязнь и холодность в вещах, которые касаются
    нас, и поэтому, поблагодарив его за доброту
    мы спросили, дарует ли он нам разрешение на
    продолжение нашего путешествия в Тибет, и даст ли сопровождающих.
    Король был очень смущен нашей просьбой и
    отложил свой ответ на нескольких дней, прилагая усилия чтобы через других
    лам убедить нас не идти. Мы упорствовали в нашей просьбе,
    но он дал нам тот же ответ, сказав, что это будет
    дискредитировать его, потому что все окружающие королевства
    знали, что мы были с ним, и что то, что мы здесь, было большой
    честь для него, и по этой причине мы не должны уходить,
    Особенно, потому, что ранее мы сказали ему, что мы навсегда останемся
    здесь и не оставим его.
    На это мы ответили, что мы остались бы,
    если он был бы рад позволить нам проповедовать истинный закон Христа
    нашего Господа в своем царстве и особенно, если бы он принял
    Закон и пожелал стать христианином, но поскольку мы увидели у него мало интереса к этому вопросу, который был единственной
    причиной нашего пребывания здесь, то не было никакого смысла оставаться.
    Он признал, что это правда, но что он боялся, что умрёт немедленно если бы принял наш закон, потому что он исповедует тот же закон , что и его предки, и они никогда не были
    христианами, однако, он добавил, что мы должны продолжать
    читать его книги и поговорить более глубоко о законе с ним.
    В то же время мы должны начать проповедовать нашу веру, которая была очень хорошей, по его мнению,
    и мы скоро обретём много христиан, каково и было наше желание,
    и что с самого начала он дал бы нам это. И он дал бы нам *(в ученики?) 20-летнего ламу,
    и двоюродного брата другого ламы, который является главой всего правительства
    королевства, он бы тогда дать нам еще двух, а затем
    многих других другие, и он также сказал, что он будет строить дом для нас и церковь в Паро. Видя разрешение короля, мы
    сказал, что мы хотели угодить ему, что мы
    должны остаться в этом царстве из-за надежды он дал
    нам слово о распространении веры в Господа здесь. Мы поблагодарили его
    за лам он дал нам, кто хотел стать христианами
    и за церкви, что он хотел построить в Паро, мы сказали, что
    по вопросу о смерти сразу за принятие веры
    Господа, он увидит противоположное с теми, которые бы
    стали христианами, потому что Христос является истинной жизнью нашей,
    и в нем будут найдено всё , что хорошо для тела и души.


    Я сообщу, ваше преподобие, о религии этого
    царства, о которой мы узнали из бесед, которые мы имели с
    королём и его старым магистром.
    Во-первых, они говорят, что они никогда не были
    христианами, и что они не нашли в своих книгах никакой ссылки
    на то, что их предки во всём Бутане знали
    Христа, Господа нашего или из Евангелий.
    Они говорят, что они
    не язычники, а они смеются и издеваются над языческими верованиями, такими как
    поклонение животным, и они имеют отвращение к убийству
    крупного рогатого скота в храмах и другим ритуалам язычников, они очень критически воспринимают мусульман и слово «мусульманин» они используют, чтобы описать очень плохого человека. Они говорят, что они поклоняются только одному
    Богу и хорошо сделали изображения его - король показал нам
    одим из желтого металла, очень хорошо сделанный, простой и художественный,
    с опущенными обеими руками в вазу с водой, и он сказал нам,
    что вода была символом того, как Бог омывает наши души
    от греха. Он также показал нам Божье изображение на темно-синей ткани, когда мы отмечали, что это был странный цвет, он
    объяснил, что Бог был написан таким образом, не потому, что он был синий, но потому, что его обитель на небесах и
    поэтому он был изображен в цвете неба, он также
    показала нам другую картину неба с квадратным зданием
    в середине, где живет Бог, но как правило, считают, что
    Бог бесконечен и что, следовательно, он есть везде.
    Они говорят: есть три лица [проявления] единого Бога - два
    не имеют тела, но есть другое (и он известен как Trulku
    что означает сын,) и по тому, как они говорят о его рождении
    подразумевается, что он родился от матери-девственницы и
    они показали нам образ женщины, которая, как говорят,
    Матерь Божья. Они верят в рай, куда идут добрые,
    и в ад, где плохие наказаны, и где они страдают от
    мук огня и холод. Совершенно ясно, что
    как-то свет Святого Евангелия достигал этого места,
    и в других обрядах и благословениях, которые они выполняют,
    много общего с христианством, но у них другие убеждения: они говорят, что шестьсот лет
    назад ничто не существовало в этом царстве Bhotanta, что
    только вода везде, и когда она высохла, были
    деревья на земле, и только две обезьяны и от этих двух произошли все жители Бутана (…)
    . Когда мы стали смеялся над этим и сказали, что все это ложь и смехотворнье, он
    очень серьезно ответил, что это было написано в книгах. Они
    также верят в три рая , где хорошие переходят из одного в другой, пока полностью одухотворится, и могут стать богами сами, поэтому они поклоняются своим хозяевам и царям, которые, они считают, стали святыми, как Бог, после того, как умерли, это
    причина, почему это король использует свое воображение и художественное
    умение для создания образа отца и
    использует его на праздниках, он построил храм, где он молится,
    для размещения только большого образа отца в красивых серебряных доспехах.
    Услышав, что это было совершено только
    Христом, Господом нашим, чтобы мы могли бы найти спасение, они заявили,
    что многие предки этого короля поднялся на небо в теле, и
    свидетелями были многие людю, и что это не
    то, что произошло давно, но но и всего несколько лет назад тоже (…)
    работа Дьявола (по нашему мнению), который обманывает их и держит их в невежестве.

    Что касается Сына Божьего, они полагают, что он Шакьямуни которого изображение находится в очень известный храме в двенадцати
    дней ходьбы отсюда - они говорят, что он родился две тысячи
    лет назад, и что его мать несли его в своем чреве
    двенадцать месяцев, что было сказано нам главным ламой, который
    управляет домом царя; ранее, король сказал нам,
    , что Шакьямуни не был Богом, и что образованные ламы
    не поклоняются ему, только простые люди, которые
    невежественны, король, однако, услышав, что лама велел
    не противоречить ему, остановился неловко
    замешательстве, видимо, не зная.
    Кто это Сын Божий
    они, казалось, знали, но не много. Мы
    сказал им, что многие вещи, которые мы знали о сыне Бога -
    не явлены им до сих пор, и что они имеют ни малейшего представления о
    других тайнах жизни Господа.
    Мы не нашли здесь никаких признаков Святого Креста кроме сходства в
    имени, потому что то, крест они называют cruca (SKU-ру-ха)
    но они не признают, что это знак имеет священное
    значение.
    Все люди имеют большое уважение к этому королю и
    высоким ламам, и они дают им то, что они могут. Когда они
    умирают, король может отправить их на небо: когда человек при смерти
    король вызывается председательствовать на церемонии, где он помогает
    человеку своими молитвами, а после его смерти король тянет
    их за волосы и таким образом выполняет то, что они называют великим актом
    милосердия, то есть отправка душа в рай. Я спросил у одного из
    лам, что если бы он нажал на волосы ламы, который умер, как
    до, так и после его смерти? Он был очень удивлен
    вопросом и сказал, что потянуть за волосы перед смертью было бы
    очень серьезным грехом. (Такие, более или менее, религиозные обряды практикуется во всех этих царств
    из Bhotanta [Бутан], как мы поняли из слов Короля и
    лам, которые здесь от всех этих царств.
     
    list и La Mecha нравится это.
  4. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    28.112
    Симпатии:
    10.937
    [​IMG]
    Шабдрунг - основатель бутанского государства , "король" из отчёта Касселы.
     
  5. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    10.536
    Симпатии:
    3.203
    Резьба и глиняная скульптура Бутана.

    [​IMG]

    [​IMG]
     
    list нравится это.
  6. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    28.112
    Симпатии:
    10.937
  7. plot

    plot Техадмин

    Сообщения:
    19.857
    Симпатии:
    2.057
    Смотрю видео №5. Там среди прочего рассказывается о школе. Говорится, что упор в школе делается на том, как жить в гармонии, контролировать гнев, преодолевать ревность и эгоизм, развивать терпимость и терпеливость
     
  8. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    28.112
    Симпатии:
    10.937
  9. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    28.112
    Симпатии:
    10.937
    "Тримпон Тонгсы рассказал мне много интересного о социальной структуре бутанского общества. Если воспользоваться знаменитым изречением, то здесь все люди равны, но некоторые «равнее» других.В Бутане нет ни торгового, ни ремесленного сословия. Есть только крестьяне. Нет даже дворянства, за исключением ближайших родственников короля.Это общество тем не менее разделено на три общественные группы: крестьяне, владеющие землей, — их называют «треба» (налогоплательщики); затем арендаторы монастырских земель — их называют «траба» — и, наконец, дети обеих категорий крестьян, которые не наследуют родительских наделов, а поступают в монашество или идут служить в дзонг.
    Первая группа крестьян — треба — владеют не только землей, но и семейными домами. Налоги они платят в форме отчислений от урожая и повинностей дзонгу; иногда эти обработки занимают два, а то и три месяца. Треба составляют подавляющее большинство бутанского населения. Они выбирают деревенских старост, а уже те выдвигают из своей среды рамджама, которого король может назначить на более высокий пост тримпона или ньерчена.
    Безземельные крестьяне — траба — тоже умеют свои дома, но трудятся на монастырских землях. Речь в данном случае идет не о монастырях, расположенных в дзонгах, но о бесчисленных обителях, рассеянных по всей стране. Траба не имеют права продавать или передавать свои наделы, однако они вольны обрабатывать их по своему усмотрению, отдавая монастырю в виде ренты солидную часть своего урожая.
    Третья группа состоит из тех, у кого нет ни земли, ни дома. Это младшие сыновья, на которых не распространяется право наследования. На их долю остается только служба — богу или королю.

    Таким образом, главной поддержкой государства являются землевладельцы — треба. Налог им назначается не с владения, а подушно. Повинности и выплаты натурой (деньги еще не имеют хождения) крайне многочисленны.
    Семья не только отдает часть собранного урожая риса, ячменя и гречихи, но еще и поставляет в дзонг дрова; их заготовляют в больших лесах, принадлежащих государству. Крестьянин обязан поставить также в крепость три мешка «домашней земли» — так называют смесь жженой глины с золой из очага, идущую на изготовление бумаги для священных книг. Крестьяне обязаны привезти в дзонг некоторое количество коры.
    В каждом доме над лампой-жирником подвешен камень, на котором собирается копоть. Раз в году треба должен принести в крепость полную меру этой копоти — из нее делают чернила. В некоторых районах крестьяне делают масло, но, как правило, оно поступает от кочевников, чьи налоги включают также молоко, мясо и. другие субпродукты, такие, как шерсть и кожа.
    Налоги различны в каждой долине и зависят от величины надела и количества душ в семье. Ко всему добавляется «улаг», о котором мы уже рассказывали, — извозная повинность, когда крестьянин обязан предоставлять своих лошадей и мулов.
    В Бутане нет профессиональных рабочих и специфической торговой прослойки. Таким образом, крестьяне вынуждены сами изготавливать для себя орудия труда и инструменты, ткать материю, делать бумагу и ковать мечи. В каждой семье кто-то специализируется на ремесле, при этом, разумеется, не выключаясь из крестьянской работы. Бутанцы поистине мастера на все руки — плотники, маляры, каменщики, кузнецы, резчики по дереву, красильщики и т. д. Раз в год из каждой семьи отряжается один мужчина для работ в дзонге; там он получает только пищу. Работы могут длиться до трех месяцев, и эта повинность считается наиболее тяжкой. Крестьяне строят крепости, расширяют монастыри, возводят мосты и красят здания, принадлежащие государству.
    Согласно народной традиции, все отцовское состояние наследует старший сын. Младшие дети поэтому остаются без крова и средств к существованию. Они могут стать монахами, как и поступают многие, поселяясь в деревенском или крепостном монастыре; в крепости, кстати сказать, они могут рассчитывать на определенную карьеру, ибо обители играют активную роль в управлении районом. Второй выход — сделаться там же, в дзонге, солдатом, чиновником или кладовщиком. Как и монахи, они получают из крепости питание и одежду, больше ничего.

    Существует еще и третий путь для сыновей, лишенных прав первородства: они могут жениться на единственной дочери требы, которой после смерти отца отойдет земельный надел; таким образом, зять сам со временем становится требой.
    Младший брат может также войти в дом на правах второго супруга. Обычай полиандрии, с которым я столкнулся в Мустанге, распространен в тибетском мире, но в Бутане он менее популярен. Старший брат, хотя и делит свою жену с младшим, остается хозяином в доме и отцом всех родившихся от такого «тройственного» союза детей.
    Наряду с полиандрией в Бутане встречаются и случаи полигамии, когда мужчина заводит двух-трех жен*.
    На первый взгляд семейная организация в Бутане, за исключением полиандрии, во многом напоминает средневековую Европу: младший сын становится священником, средние — солдатами или слугами в господском замке, а старший наследует отцовское дело.
    При желании человек волен покинуть монастырь или оставить службу в дзонге: они не связаны пожизненным обязательством. К тому же хозяин их — не конкретная личность, а дзонг, то есть государственное учреждение, руководимое, как мы уже видели, выборными лицами крестьянского происхождения. Именно в этом заключена неповторимая оригинальность общественного устройства в гималайском королевстве.
    Естественно, как и всюду, здесь есть исключения. В Бутане это запы и ку, как еще называют рабов. Слово «зап» в переводе означает «работник»; они не могут уйти по своей воле из крепости или владеть имуществом. Запы составляют незначительное меньшинство в Бутане. Среди них много выходцев из Дуара. Их нельзя купить или продать, поскольку хозяином является не конкретное лицо, а дзонг, то есть государство. У них есть свои дома, семьи, и они получают пищу вне зависимости от того, заняты работой или нет, больны или здоровы. Ежегодно им выдается по новому кхо.
    [​IMG]
    Одетые в парчу запы танцевали на изумрудной траве под солнцем. Окрестные горы голубели вдали. Пели птицы. Монахи, чиновники, властитель закона, треба, траба, детишки, старики, женщины и сам я — все смотрели и восхищались ими.
    На луг выскочил шут-аттара с красным лицом, его комические движения вызывали дружный смех. Он подтрунивал над божествами, вышучивал властителя закона, а потом вдруг подошел и на радость всем присутствующим дернул меня за нос. Да, рабство здесь облечено в яркие краски…

    Что, если дать немного воли воображению? Попробуем представить над лавчонками чудовищный дирижабль с рекламными лозунгами, прожектора и ревущие громкоговорители, выровненный бульдозерами луг, срубленные деревья — они «мешают»… Так выглядел бы праздник у нас. И слово «деньги» было бы на устах у всех.

    …Фестиваль продолжался. Как и накануне, маски смерти пялились на зрителей, а танцоры кружились вокруг символов всеобщего страха.
    Словно в шекспировских трагедиях, шуты разряжали напряжение. Они корчили рожи позади помпезных демонов и передразнивали их походку. Знатные господа смеялись над тем, как шуты пародировали их жесты и манеру держаться, постепенно они становились центром затянувшегося представления. Шуты показали карикатуру на похороны, а под конец изобразили шарж на тримпона. Народ хохотал до слез.
    Смех достиг апогея, когда властителю закона, главному интенданту, четверым другим важным лицам и мне пришлось составить ансамбль и исполнить танец. Особенно нелепо выглядел я в бутанском кхо и сапогах фирмы «Моррисон и Таттл»….

    Тонгса
    [​IMG]
    [​IMG][​IMG]
    [​IMG]

    наутро я узнал о мелкой неприятности: наши лошади отвязались и куда-то ушли. Три часа носильщики бегали по долине, описывая встречным их приметы, но крестьяне в ответ лишь отрицательно качали головами.
    Я, как истый бутанец, решил не переживать, а воспользоваться паузой для подробного осмотра деревни. Дома удивили меня своими размерами; как и в Паро, бросалось в глаза сходство с альпийскими селениями в Европе.
    Вообще говоря, предметы хозяйственного быта, которые мы считаем порождением нашей культуры, по-видимому, являются производными окружающей среды. Почему в Бутане люди «изобрели» те же сельскохозяйственные орудия, те же глиняные горшки, те же бочонки и даже ту же архитектуру, которую мы видим в европейских районах со схожим климатом? Индийца или китайца удивили бы в Бутане маслобойки, деревянные седла, кровли домов, форма дверей, лопаты на длинных ручках, величина сохи, сложенный во дворе кизяк и толстобрюхие коровы, никак не похожие на брахманскую породу и водяных буйволов Индии или Южного Китая. Но мне все это было знакомо. Излишне, видимо, говорить, что в прошлом между Западной Европой и Бутаном не было никаких контактов. Гигантские просторы в тысячи километров разделяют Альпы и бутанские Гималаи. Но сходство бросается в глаза в мельчайших деталях.

    Довольно часто встречаются утверждения о том, что климат и экология обусловливают развитие цивилизации, но никогда еще я не видел столь яркого подтверждения этому, как в Бутане. Возможно, существует некий инстинктивный «модуль» в том, что мы считаем разумом, и поэтому все ухищрения нашей технологии по сути являются бессознательным проявлением этого< инстинкта, а не изобретениями нашего ума. Я уверен, что, если бы Бутан оставался в изоляции, там непременно появился бы свой Ньютон и со временем бутанцы прошли бы тот же путь развития — не случайно же они изобрели лопаты и сохи, форму кровли и дверей, в точности похожие на наши. В самом деле, почему бутанцы предпочитают лопаты с длинными черенками, в то время как во всей Азии крестьяне пользуются инструментами с короткими черенками? Подобные сравнения можно распространить и на многие другие сферы жизни, даже на общественное устройство, которое куда ближе к европейскому, чем к азиатскому.
    Ни в одном другом месте я не чувствовал себя более «дома», чем в Бутане. Здесь в поведении людей я не обнаружил черт, столь свойственных жителям других азиатских стран. В Бутане пересеклись пути Востока и Запада, но я не мог обнаружить свидетельств этой встречи…
    Конечно, скажут мне, путешественник всегда склонен сравнивать увиденное с уже известным ему. Знаю. Но здесь я не мог отделаться от ощущения, что я не дивлюсь на чужую страну, а просто новыми глазами смотрю на свою собственную. Исчезли лишь дымная заводская завеса и коммерческий налет, с начала века так исказившие наши ландшафты….

    Джакар
    [​IMG]
    [​IMG][​IMG]

    Да, это была центральная долина Бумтанга и крепость «Белой птицы» — Джакар. Построенная в конце века на развалинах древнего сгоревшего форта, она являет собой типичный пример бутанской военной архитектуры.
    Цитадель возвышалась на узком гребне и состояла из мощной полукруглой башни, причем закругленная часть была обращена к уязвимому подходу со стороны гор. Считая башню отправной точкой, дзонг вытянулся на200 метроввдоль гребня и делился на три части. Первая представляла узкий двор, окаймленный двумя симметрично поставленными домами — то были резиденции властителя закона и главного интенданта. Толстая дверь вела во второй двор, заканчивавшийся четырехэтажной квадратной башней. За ним — третий двор, отданный монахам.
    С северной стороны дзонг закрывала мощная зубчатая стена, укрепленная четырьмя башнями и спускавшаяся с круглого склона наподобие Великой китайской стены в миниатюре. Она закрывала подход к колодцу.

    Я был наслышан, что здешний властитель закона — «тяжелый человек», и ожидал увидеть грозного, вспыльчивого владыку, а оказался перед сдержанным человеком с изысканными манерами. Вид, правда, бывает обманчив, но мне довелось поглядеть тримпона в деле.
    Тримпон в два счета на моих глазах уладил тяжбу между двумя крестьянами, которые едва не кидались друг на друга, размахивая руками перед властителем закона, сохранявшим абсолютное спокойствие. Он выслушал обе стороны со вниманием. Рамджам и слуга помогали ему выспрашивать жалобщиков. Он коснулся всех деталей дела и в конце концов, судя по блаженным лицам крестьян, сумел примирить их… По крайней мере мне так показалось, ибо я не понимал бумтангского диалекта, который сильно отличается от языка западной части Бутана. …

    Бумтанг — самая высокогорная долина из тех, что я посетил. Она представляет разительный контраст с западными районами: окрестные горы какие-то округлые, нет следов выветриваний. Долина очень похожа на Тибетское нагорье, от которого ее отделяет несколько миль.
    В прежние времена дважды в год долина становилась местом привала огромного скопища людей: сотни бутанцев отправлялись на север, ко двору далай-ламы, с грузом риса и знаменитых шелковых покрывал местной выделки.

    Король Бутана избрал прохладную цветущую долину Бумтанга для своей первой личной резиденции. Над дзонгом стояли два больших дома — владения королевской семьи.
    Мне удалось побывать в верхнем дворце «Ламе Гумпа», трехэтажном здании из толстых балок, во внутреннем дворе которого разместились молельня и каменная библиотека.
    Как и во всех бутанских жилищах, внешняя строгость дворца контрастировала с пышностью внутреннего убранства. Не осталось ни единой стены или двери, которая не несла бы следов терпеливого труда местных умельцев, покрывших резьбой, скульптурами и позолотой каждую балку, буквально каждый сантиметр поверхности.
    Я пришел в «Ламе Гумпа» без всякого приглашения. Стайка девушек у входа прыснула от смеха при виде моей одежды. Слуги окинули меня строгим взором, но впустили. Во дворе оказался элегантный молодой человек, к моему удивлению говоривший по-английски.
    Это был домоправитель, друг короля. Ему исполнилось 23 года, и он окончил школу в Калимпонге. Домоправитель разговаривал любезно, хотя и не без некоторой холодности, свойственной всей бутанской знати. Не угодно ли чашку чаю?
    — По-английски, — небрежно заметил он.
    Домоправитель ввел меня по узкой лестнице в затейливо разрисованную комнату, полы которой были устланы пушистыми коврами, возле стены стоял позолоченный алтарь.
    «Чай-по-английски» беззвучно внес оборванный слуга. На подносе кроме чая лежала гора персиков. Вгрызаясь в бархатистую мякоть, я слушал, как молодой человек горделиво повествует о своей родовитости. Закончил он изъявлением надежды получить чин в королевской армии.
    Бумтанг — его родина, и он очень любит свой край. Именно сюда 800 лет назад пришли тибетские монахи, принесшие буддийское учение.
    Монахи в красных шелковых халатах с молитвенными флагами и мельницами осели в Бутане, дабы обратить народ в свою веру. Не скоро добрались они до живших высоко в горах племен, а в Бумтанге им так и не удалось вытеснить местный язык и традиционное искусство.
    Глубокое знание свойств трав и ядовитых корней, умение приготавливать из коры бумагу и искусство стрельбы из лука бумтанцы унаследовали от своих предков — охотников VI–VII веков. И все же первые тибетские монастыри возникли в Бумтанге и долине Паро.
    Довольно быстро вокруг этих монастырей сплотилась группа новообращенных. Чудже (монахи) стали элитой, из которой впоследствии выросла бутанская аристократия. Монастыри постепенно превращались из обителей в поместья, росли вширь, набирали мощь, пока не стали цитаделями религии — нынешними дзонгами.
    Процесс был схож во всех долинах. Тем не менее каждая сумела сохранить печать индивидуальности: обретала собственных божеств, строила собственные святилища, провозглашала собственных лам и славила своих воинов.
    Феодальные раздоры не мешали культурной и религиозной общности страны; она проявлялась в архитектуре и главным образом в традициях и нравах. Военачальники никогда не призывали на помощь чужестранцев. В прошлом, равно как и сейчас, бутанцы были слишком горды, чтобы решать свои споры, прибегая к иностранным посредникам.
    «Ламе Гумпа» восхищала сохранившимся до наших дней средневековым блеском. Босоногие слуги, казалось, разыгрывали историческую пьесу времен Франциска I.
    Но это не было театральной постановкой, и молодой аристократ в роскошном красном кхо был абсолютно серьезен, когда описывал мне обнаруженную в Бутане диковину — растение, являющееся одновременно… червем. Эта трава растет в полях и якобы сама передвигается с места на место. В доказательство он показал мне засушенное создание, действительно похожее на червяка, у которого из головы торчал травяной стебель.
    Бесшумный слуга принес блюдо кукурузных хлопьев.
    Разговор перешел на политику. Ее хитросплетения казались нереальными здесь, в Бумтанге. Как и много веков назад, монахи били поклоны перед громадной статуей Будды. Через окно я видел неизменившуюся картину: крестьяне, пашущие поле на запряженных в соху быках.
    Хозяин провел меня в нижний этаж, где десяток девушек весело болтали за прялками. Эти девушки, так же как и другие ремесленники, жили в имении, получая за свою работу стол и кров. Несколько мужчин в мастерской чеканили серебряные ладанки, которые солдаты надевают на шею для защиты от дурного глаза.
    Мне показали связки высушенных корней ядовитых растений; в случае необходимости этим ядом обмазывают наконечники для стрел. Рядом делали луки, склеивая тонкие бамбуковые пластинки и вырезая на них буддийские эмблемы.
    Большой дом жил как бы замкнутой жизнью. Но это не был отмирающий дворец, реликвия, вокруг кипела работа. Единственное, что раздражало, — это излишняя самоуверенность молодого домоправителя, демонстрировавшего мне королевское имение как свою собственность.

    Подавая завтрак в домике рядом с дзонгом, где мы расположились, Тенсинг объявил:
    — «Желтая штука» потерялась.
    Пришлось жевать рис без горчицы. Кукурузные хлопья — вот что надо было купить. Однако, оказалось, их дают только «знатным господам».
    И я понял, какая пропасть отделяет мой мир от средневековья.
    — Во Франции, — пожаловался я Тенсингу, — можно купить любую еду.
    Хотя, честно сказать, что может быть вкуснее спелого персика? А кукурузные хлопья я раньше никогда не любил…
    Почти все время в Бумтанге ушло на осмотр монастырей. Вообще со дня прибытия в Бутан я повидал такое количество обителей, молелен и часовен, что потерял им счет; трудно даже представить, сколько их умещается на столь малой территории.

    В Италии, да и в остальной Европе деревенские церкви и городские соборы являются главными памятниками искусства, но их нельзя сравнивать с бутанскими монастырями. В любом селении их минимум два, не считая десятка молелен. Каждое здание — свидетельство неиссякаемого таланта крестьянских строителей, каменщиков, художников, резчиков, плотников. Все эти сооружения представляют как бы открытую книгу, по которой можно читать историю развития цивилизации этой затерянной страны.
    Я видел повсюду множество строящихся монастырей; мастера покрывали заново краской и позолотой часовни, резали новые скульптуры, чеканили по серебру и меди. Когда я смотрел на их работу, у меня не было ощущения, что я погружаюсь в прошлое, как на Западе, — нет, я заходил в мастерские, где кипела работа.
    Путешественники обычно довольствуются указаниями в путеводителях о том, что данная реликвия далекого прошлого является творением безвестных мастеров. В Бутане тоже есть монастыри, построенные в XVI веке и даже раньше. Но их без конца реставрируют, украшают, улучшают, увеличивают. Здесь еще не получила хождения торговля древностями, потому что прошлое самым будничным образом присутствует в настоящем, а сегодняшнее искусство естественным образом продолжает традицию вчерашнего дня.
    Во многих странах народное искусство окаменело и свелось к механическому воспроизведению застывших форм. Достаточно взглянуть на витрины сувенирных лавок в Испании, Индии, Мексике или Швейцарии, чтобы понять: все эти уродливые шкатулки, вазы и прочие поделки превратились в мумифицированные репродукции когда-то высокого, благородного искусства.
    В Бутане искусство — не столько средство выражения отдельного художника, сколько отражение коллективного духа. Здания и росписи никогда не являются плодом индивидуального творчества, потому что ни архитектору, ни живописцу не приходит в голову создавать что-то «оригинальное». Творчество, стремление к красоте — всеобщая цель, начиная от женщины, которая прядет какой-нибудь фантастический узор, кончая крестьянином, который на гончарном круге делает кувшин для своего дома. Здесь стремятся внести красоту в будничную жизнь точно так же, как мы, на Западе, стараемся окружить себя комфортом.
    Счастье и красота — синонимы в Бутане, и чаще всего эти понятия бывают выражены одним словом. В погоне за счастьем у себя мы сплошь и рядом забываем, что красота входит в него непременной составной частью. Мы почему-то зарезервировали производство красоты за немногими специалистами — горсткой прославленных личностей, которых все называют художниками. Но разве в состоянии все Пикассо, вместе взятые, прикрыть уродства, окружающие нас повсеместно? Глазу не на чем остановиться там, где представления об «удобстве» и «функциональности» вытеснили красоту и естественность.

    В Бутане я стал лучше понимать потерянную гармонию средневекового города, где художественное мастерство считалось просто ремеслом. Его не прятали за музейными стенами, а занимались им ежедневно.
    За три дня в Бумтанге мы обошли с Тенсингом всю долину, все окрестные монастыри. Каждый раз я свидетельствовал свое уважение настоятелю, перекидывался шуточками с молодыми монахами. Те при моем появлении дивились моему виду и трогали себя за нос, дабы удостовериться, что он не такой длинный, как у гостя. Я делал записи, фотографировал и старался узнать как можно больше об истории этих монастырей.
    В монастыри, как правило, отдают младших сыновей. Они поступают туда в девять лет, поэтому забавно было видеть, как стены, изображающие суровых святых и страшных демонов, оглашаются звонкими ребячьими голосами и смехом. Дети бегают взапуски среди крашеных колонн в залах для торжественных собраний, носятся по крутым лестницам, виснут на балконах, играют во дворе с собаками и кормят ручных голубей. У всех чисто вымытые довольные мордашки; одеты они в красные развевающиеся на бегу тоги..."
     
    list, La Mecha, plot и ещё 1-му нравится это.
  10. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    10.536
    Симпатии:
    3.203
    Пейзаж потрясающе красив, не то слово даже...Неземной прелести, никак не иначе.
    Домики напоминают европейские.
     
  11. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    28.112
    Симпатии:
    10.937
     
  12. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    10.536
    Симпатии:
    3.203
    Так вот и я так решила, а потом подтвердилось. :)
    Место потрясающее, повторюсь. Должно же на земле оставаться хоть что-то совершенно чистое.
     
  13. Glenn

    Glenn Модератор

    Сообщения:
    9.433
    Симпатии:
    1.814
    Наткнулся на такой текст
    На достоверность всех изложенных в статье фактов я бы полагаться не стал, но... интересно. :)
     
    La Mecha нравится это.
  14. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    10.536
    Симпатии:
    3.203
    Очень интересно. Такие, как Барт Тодд действительно несут прогрессивные изменения.
    Вообще чрезвычайно привлекательная личность.

    Хотя, честно сказать, то, что Бутан был страной отсталой в техническом отношении, возможно, было на пользу.
    Зато другое цвело. Природа опять же сохранилась нетронутой, да и дух торгашества не портил ее чистоты .
     
  15. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    10.536
    Симпатии:
    3.203
    http://beardeon.ru/topic/fotoputeshestvie_v_butan.html

    [​IMG]

    В ожидании праздника
    [​IMG]
    Бутанская королевская семья​
    [​IMG]
    Будда в Тхимпху​
    [​IMG]
    Приготовление пищи​
    [​IMG]
    Дети в монастыре после молитвы​
    [​IMG]
    Долина Хаа.​
    Место, закрытое для туристов с 2002 года. И - правильно!​
     
  16. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    28.112
    Симпатии:
    10.937
    бутанская скульптура 16-19 в.

    бутан 15-16в026bc8be516b3acc39e8475f4272da47.jpg

    бутан 17вc2413780e8b568a52f0632006b9d2d4.jpg

    бутан18вc8caffa0bd4d653d4883de1422749896.jpg

    бутан 18-19вe3db0327ae894d5f23621ae73504770a.jpg бутан 18 в7b5b650f7840493010d38cda4c73b073.jpg

    бутан 18 в470742774c6ccfd8fd6b64654f7cd33a.jpg

    бутан 19в5f513116c227111b4ec6a9390a675bea.jpg

    бутан19d бутан73029d9b5492c9165a2fcc877b6c29bf.jpg
     
    Елена и La Mecha нравится это.
  17. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    10.536
    Симпатии:
    3.203
    Место красивое.
    Правда, оно с успехом может называться не только гнездом тигра, но и орлиным залетом, как местечко в Крыму. )
     
    Последнее редактирование модератором: 21 авг 2018
  18. list

    list Модератор

    Сообщения:
    6.167
    Симпатии:
    2.858
    Джомолхари (на границе с Тибетом)

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]
     
    Елена, Ондатр и La Mecha нравится это.
  19. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    10.536
    Симпатии:
    3.203
    Красота удивительная.
     

Поделиться этой страницей