Наследие Чингисхана

Тема в разделе "Кочевье", создана пользователем Ондатр, 25 ноя 2011.

  1. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.854
    Симпатии:
    9.161
    (статья опубликована в журнале Преподавание истории в школе)


    М.М.Александров


    Наследие Чингисхана
    1.Империя (1227-60)
    В 1229 г., через два года после смерти Чингисхана, собравшийся на берегах Онона и Керулена великий курултай возвёл на престол Монгольской империи (Еке монгол улуса) третьего сына завоевателя – Угедэя. Он получил в наследство нерушимый закон –Ясу, непобедимую армию и обширную империю созданную мечом. Согласованные действия наследников Чингисхана позволили кочевой державе не только сохраниться после его смерти, но и продолжить экспансию, превратившись из степного каганата в мировую империю, масштабы которой остались непревзойдёнными вплоть до начала ХХ в.
    Удивительная для той эпохи стабильность империи базировалась на беспрекословном подчинении всех монгольских вождей каану, избранному на основе консенсуса, достигаемого путём многолетних переговоров (власть на это время переходила к регентству). Важнейшие мероприятия, – такие как переписи населения, главнейшие походы –осуществлялись соединёнными силами всех улусов. В их общем ведении находилась и созданная при Угедэе система почтовой связи, обеспечившая рекордную для средневековья скорость перемещения информации и должностных лиц по просторам Евразии.

    Максим Максимович Александров – историк, Московская область.
    Анатомия империи

    Сложившаяся при Угедэе ( 1229-41) система управления была основана на принципе дублирования властных структур, что
    должно было обеспечить интересы всего дома Чингисидов в любой точке империи.
    Многие политические структуры «Еке монгол улуса» были аналогичны институтам древних кочевых империй. К ним следует отнести дуально-десятичное деление народа-войска, восходящее к традиционной для кочевников военной организации. Оно заключалось в разделении войска на два крыла (или центр и два крыла), с последующим делением по нисходящей на тумены, тысячи, сотни и десятки. Данная военная система могла развиваться и в сторону административной: в покорённые земли назначались для управления тёмники, население делилось на тьмы, тысячи и так далее.
    К традиционным относятся и структуры, построенные по родовому принципу, – распределение народа-войска в качестве удела между членами правящей династии. Так как вместе с воинами владельцы соответственно наделялись и пастбищами, их уделы получали территориальную основу. Позднее в состав уделов включались лесные и земледельческие районы, доходы с определённых земель, пленные ремесленники.
    Вся империя была разделена на пять частей –Улус великого хана и четыре улуса сыновей Чингисхана – Джучи, Чагатая, Угэдея и Толуя. Для управления формально входившими в их состав земледельческими странами были созданы специализированные бюрократически-организованные структуры – наместничества, подчинённые непосредственно центральному правительству империи. В ведении наместников каана могли находиться земли, относящиеся сразу к нескольким улусам. В правление Угэдея подобные имперские наместничества существовали в Китае, Туркестане, Иране и Передней Азии (после 1251г. два последних были объединены). Управление ими осуществлялось с использованием местных кадров и традиций. Улусные ханы имели в наместничествах своих представителей – битикчи, владели уделами, имуществом, получали часть налоговых поступлений.
    На местах власть в земледельческих районах обычно оставалась в руках местных князей, поставленных под жёсткий контроль монгольских уполномоченных – даругачи.
    Несомненно, подобная система управления могла успешно функционировать только при наличии сильной каанской власти. В периоды междуцарствий агенты центрального правительства были бессильны перед произволом улусных ханов, стремившихся поставить земледельческие районы под свой непосредственный контроль.

    Войны на западе и востоке.

    К моменту смерти Чингисхана Еке монгол улус находился в состоянии войны с кипчаками, хорезмшахом и государством Цзинь. Соответственно войска империи были разделены на три «фронта» действовавших на территории нынешних Казахстана, Китая и Ирана. Кроме того, позднее, два «экспедиционных корпуса» были направлены в Индию и Корею. В случае необходимости в любом из основных направлений в поход выступали соединённые силы различных улусов. Экспансия в каждом из направлений продолжалась до конца XIII в. ( с перерывами в годы междуцарствий, когда монгольские ханы отзывали свои войска и, опираясь на них, вступали в длительные переговоры между собой). Краткая хронология завоеваний такова:
    Китай. В результате похода 1231-34 гг. была уничтожена империя Цзинь в северном Китае. Одновременно в 1233 г. было завершено присоединение Манчжурии. В 1253 г. монголами было завоёвано государство Наньчжао (в нынешней провинции Юньнань), в 1254 завершено подчинение Тибета. В 1257/58 г. каан Мунке выступил в поход против южнокитайской империи Южная Сун, в ходе которого был временно занят Вьетнам. Наступление было прервано смертью каана в 1259 г.
    Юго-запад. К 1237 г. монголы завершили завоевание Ирана и, продолжая наступление, покорили в 1239-42 гг. Закавказье, в 1243 г. большую часть Малой Азии, в 1245 г. Курдистан. В 1255-57 гг. были уничтожены горные замки секты исмаилитов. В 1258 г. соединённые силы под командованием брата Мунке-каана Хулагу завоевали Багдадский халифат и, продолжая наступление, заняли в 1260 г. Сирию. (После получения известия о смерти Мунке, и последовавшего отступления Хулагу, Сирия была потеряна).
    Северо-запад. В 1236–41 гг. соединённые силы монголов под командованием Джучида Бату совершили поход на Запад, в ходе которого были последовательно разгромлены волжские болгары, кипчаки, аланы, Русь, Польша и Венгрия. Известие о смерти Угедэй-каана застигло в 1241 г. передовые отряды монголов под стенами Вены и Венеции. После чего Венгрия была оставлена, однако половецкие степи, Булгар, Русь и отчасти Дунайская Болгария остались под властью монголов. Новый поход на запад, который был должен начаться в 1247 г., не состоялся из-за внезапной кончины каана Гуюка. Переломный 1260-й год застал монгольские войска под командованием Бурундая в Литве.
    В 1258 г. монголами было завершенопокорение Кореи, а в Индии в 1250-е гг. власть империи распространилась на Кашмир, Синд и Пенджаб.
    Приближение кризиса и распад.
    1240-е гг. характеризуются для Монгольской империи длительным междуцарствием (с краткой стабилизацией в годы правления сына Угедэя – Гуюка в 1246-48гг). В 1251 г. на престол был избран представитель младшей линии Чингисидов – сын Толуя Мунке. Необходимость восстановления порядка подвигло новое правительство на жёсткие меры: в ходе репрессий были уничтожены многие представители монгольской элиты, включая высших администраторов и членов династии. Улусы Чагатая и Угедэя были фактически упразднены. Стремясь усилить позиции нового правящего дома, Мунке назначил наместниками в Китай и Иран своих братьев –Хубилая и Хулагу. Прежние наместники с их административным аппаратом перешли к ним в подчинение. Было принято решение о создании имперского наместничества на Руси.
    Можно предположить, что именно успехи централизации при Мунке породили среди Толуидов опасную иллюзию о возможности отказа от принципа консенсуса. Последствия оказались роковыми. Узнав о намерении регента – Толуида Ариг-буги – собрать избирательный курултай в монгольской степи не дожидаясь прибытия большинства Чингисидов, его соперник Хубилай сам провозглашает себя кааном. Через две недели, также в одностороннем порядке, был провозглашён кааном и Ариг-буга.
    Первая же гражданская война между монголами бесповоротно разрушила хрупкую, основанную на системе сдержек и противовесов систему централизованного управления империей. Победа Хубилая в 1264 г. уже ничего не смогла изменить.
    Монголосфера (1260-1335)

    Возникновение улусных государств.
    Начавшийся в 1260 г. процесс распада Монгольской империи приводит к возникновению самостоятельных улусных государств, экономической базой которых становятся территории бывших имперских наместничеств.

    Юань. Победа Хубилая привела к окончательной интеграции Китая с Монголией и улусом Толуя. Столица империи из расположенного в монгольских степях Каракорума была перенесена в Пекин. В 1271 г. империя приняла китайское наименование Юань.
    Иран. Поддержав Хубилая, наместник Ирана Хулагу получил возможность превратить своё наместничество в наследный улус, что вызвало противодействие Джучидов к улусу которых, по-видимому, до этого относилась большая часть территории наместничества. Средняя Азия. Получив от Хубилая и Ариг-буги, полномочия по управлению Туркестаном, и присоединив путём династического брака остатки Улуса Чагатая Чагатаид Алгу создаёт собственное улусное государство (1264). Окончательно его контуры сложились на местном курултае 1269 г. Верховная власть в улусе принадлежала в 1271-1306 гг. Угедэидам, а с 1306 г. уже окончательно Чагатаидам..
    Улус Джучи. Фактически независимым стал во время гражданской войны и Улус Джучи. Если принять версию академика А.Н. Насонова, то после восстания 1262 г. Русь из-под власти империи переходит под исключительный контроль Улуса Джучи (Золотой Орды).
    Содружество
    Кризис1260-64 гг.положил конец существованию единого монгольского государства. Однако формально империя никуда не исчезала. Вплоть до конца XIII в. предполагалось, что легитимный курултай всё же будет собран, продолжались переговоры о его проведении, Хулагиды Ирана продолжали обращаться в Пекин за утверждением на престоле, Хубилай был почти повсеместно признан кааном. Поднявший против Хубилая в 1275 г. мятеж правитель среднеазиатского улуса Угедэид Хайду претендовал на лидерство во всём монгольском мире. После его смерти, в 1302/3 г., все монгольские ханы заключили соглашение о вечном мире и признании наследной каанской власти за Юаньской династией. Несмотря на вспыхивающие временами войны, статус и границы монгольских государств на протяжении нескольких десятилетий отличались редкой для средневековья стабильностью. Улусные ханы (все они имели статус императора) признавали каана своим главой, выплачивали ритуальную дань, посылали в его армию военные подразделения, пользуясь, в свою очередь, доходами от апанажей в Китае( по крайней мере до конца XIII в. ханы, видимо, сохраняли владения (инджу) и источники доходов и на территории соседних улусов).
    До конца XIII в. продолжались завоевательные походы. В 1280 г. монголами был завоёван Южный Китай (Южная Сун), в 1289 г. Бирма. Крупные походы были предприняты: в Японию в 1274, 1281 гг., во Вьетнам в 1285, 1287-88 гг., на Яву 1293, на Дели, на Константинополь, в Венгрию, в Польшу, в Сирию и Палестину. Верховную власть монголов признала Сербия, Кипр, горцы Кавказа, многие страны Юго-Восточной Азии. Однако, за редким исключением, эти масштабные мероприятия не приводили к изменению границ, а порой заканчивались полным провалом. Теперь часто монголы довольствовались номинальным вассалитетом, либо ограничивались грабежом. С начала XIVв. широкомасштабная монгольская экспансия практически замирает. Причиной этого может быть и отвлечение крупных сил на внутримонгольские распри, и уход из жизни старого поколения завоевателей, и резкое изменение состава армий (для второй половины XIII– XIVвв. эти интернациональные формирования могут называться монгольскими только условно). Да и сами монголы, рассеянные по миру, вдали от родных степей постепенно теряют былую боеспособность.
    Глобализация по-монгольски.
    Монгольские завоевания оказали существенное влияние на судьбы покорённых народов, экономику и культуру завоёванных стран.
    На начальном этапе, беспощадно истребляя население и разоряя покорённую страну, монголы сознательно подрывали её экономику, с тем, чтобы лишить парализованных ужасом жителей самой возможности сопротивления. Не располагая квалифицированным административным аппаратом, они шли по пути упрощения управляемой системы, применяя методы террора и прямого принуждения. Монгольское завоевание сопровождалось широким распространением рабства и иных тяжёлых форм зависимости. Рабы – пленники часто насильственно переселялись, обеспечивая рабочей силой сельскохозяйственные поселения в степи, обслуживали почтовую связь, обеспечивали всем необходимым ставки кочевых феодалов. Зависимые ремесленники составляли значительную часть богатств монгольской знати.
    Создание имперских наместничеств позволило перейти к более регулярной эксплуатации покорённых стран, значительно повысить доходы кочевой элиты. В степи и тайге разворачивается престижное строительство, возникают роскошные резиденции – города-ставки, в том числе построенная при Угедее столица империи Каракорум, с великолепными дворцами знати, храмами различных вероисповеданий и крупным оружейным производством. Очаги стационарной застройки в обширном, занимающем целую долину городе были разделены полями, пастбищами , ремесленными посёлками и палаточными лагерями.
    Приобщение к цивилизационным стандартам покорённых стран и соответственно рост потребления кочевой верхушки приводит к перемещению столиц в земледельческие районы, переходу правителей к более оседлому образу жизни. Принятие новой идеологии (ислама, буддизма) знаменует собой смену курса. Реформы Хубилая (1260-94) в Юань, Газан-хана (1295-1304 ) в улусе Хулагу, Кебека ( 1318-26) и Тармаширина (1326-32) в улусе Чагатая, Узбека в улусе Джучи позволили отчасти восстановить экономику, разрушенную завоеванием и десятилетиями экстенсивной эксплуатации. ( О масштабах разорения могут свидетельствовать следующие цифры: если в домонгольский период налоговые поступления с территории, равной державе Хулагидов, доходили до 100,5 миллиона динаров, то при Газан-хане эту сумму удалось довести только до 21 миллиона ).
    В то же время, возникновение Монгольской сверхдержавы вызывало необычайную активизацию международных отношений и дальней торговли, временно разрушило казавшиеся непроницаемыми межцивилизационные барьеры, и в этом плане может быть рассмотрено, как этап идущих с древних пор на земле процессов глобализации, как первая (и в конечном счёте неудачная) попытка политической, культурной и экономической интеграции евроазиатского пространства. Купцы, дипломаты, миссионеры, учёные, художники, администраторы, солдаты из всех регионов Евразии, словно подхваченные могучим вихрем, были разнесены по просторам империи. Принцип полной веротерпимости, заложенный в Ясе дал свои всходы. В 1260-е гг. из 4-х улусных ханов Берке был мусульманином, Ариг-буга христианином-несторианином, Хулагу был воспитан в буддизме, Алгу, по-видимому, оставался язычником. На рубеже веков в улусах Хулагу и Джучи действовало буддийское духовенство, в Сарае была учреждена православная епархия, в Пекине католическое архиепископство. Состав армий и администрации был этнически столь разнообразен, что называть империю монгольской в этот период можно только условно. По выражению Л.Н. Гумилёва: «Монголия оказалась обращённой в провинцию... нет, не Китая, а внеэтнической военной монархии, основанной на господстве верной наёмной армии над покорёнными странами». В XIV в. монгольские императоры с санскритскими именами, исповедуя тибетский буддизм, управляли Китаем с помощью мусульманских советников, под защитой русской и аланской гвардии. Термин «монголы» с его синонимами «моголы», «татары» приобретает суперэтнический характер, переходя с собственно монгольской верхушки на всё подчинённое ей кочевое население. Татарами начинает постепенно именоваться всё тюркоязычное население Улуса Джучи, моголами – Улуса Чагатая.
    Однако основанная на военном принуждении интеграция оказалась призрачной. Исчезнув к середине XIVв., она оставила в культуре лишь незначительные следы вроде «Книги Марко Поло», или Гератской школы миниатюры, сложившейся не без воздействия китайской живописи.


    Распад (1335-1370)
    Даты официального прекращения существования Монгольской империи не существует. Причиной её фактического исчезновения стал глобальный структурный кризис, охвативший, начиная с середины 1330-х гг., одно за другим все улусные государства. Кризис, приведший к их полной дезорганизации и фактическому распаду на мелкие враждующие владения. Первой жертвой стало государство Хулагидов.
    Со смертью хана Абу-Саида в 1335 г. власть на местах переходит к враждующим группировкам эмиров, наиболее влиятельные из которых пытаются овладеть верховной властью, возводя на престол своих ставленников. В 1337 г. на престол были одновременно возведены два хана – один в Азербайджане, другой в Хорасане, – что привело к окончательному расколу государства. В 1346 г. на западе, и в 1353 г. на востоке власть Чингисидов пала, и улус окончательно распался на мелкие враждующие княжества, основанные монгольскими эмирами, вассальными князьями и шиитскими шейхами.
    Улус Чагатая. В результате кризиса в 1346/48 гг. это государство раскололось надвое (за отпавшей восточной частью закрепляется название Могулистан), в каждой из которых ханы становятся марионетками враждующих эмирских группировок, а сами эмиры превращаются во владетельных феодалов.
    Юань. Смертельный удар империи нанесло восстание «красных войск» 1351-63 гг. возглавляемое сектой «Белого лотоса». Командирами повстанцев было основано несколько княжеств (большинство из которых ,за исключеним Ся и У, формально признали власть Юань.) Самостоятельными стали и монгольские удельные князья. В 1368 г. князь У – Чжу Юаньчжан провозгласил себя императором Мин, владения оставшиеся у монгольского императора стали именоваться Северная Юань.
    В 1359 г. в кризис погружается и Улус Джучи, распавшийся в 1361 г. также на две части (восточное крыло улуса – Синяя орда отделилось ещё ранее).
    Как можно предположить, причины кризиса практически одновременно поразившего разные регионы империи должны были быть во всех случаях сходны. Среди них, по-видимому, и ограниченные способности кочевой инородческой элиты к организации интенсивного хозяйства, их чисто потребительское отношение к экономике эксплуатируемых стран. Рост элитарного потребления и численности знати - потребителей ренты, на фоне сокращения притока военной добычи, обгоняет скорость восстановления хозяйства, что вызывает обострение борьбы внутри правящего класса. Выход из кризиса видится в сокращении числа потребителей ренты путем их истребления или оттеснения от власти. Дополнительным дестабилизирующим фактором, усилившим давление на экономику, видимо, стало общее похолодание климата и прокатившаяся по Евразии эпидемия чёрной смерти (вспомним о её последствиях в Европе…). Отсюда становится объяснимым стремление к обособлению различных правящих группировок, их стремление утвердить свою монополию на ренту с подконтрольного региона.
    Паралич государственных структур выводит на историческую арену новые силы. Повсеместно на развалинах «монгольского мира» действующими лицами становятся «племена» – ойраты, мангыты, джалаиры и другие, объединяющие кочевые роды вокруг определённого аристократического клана, глава которого часто выступает как феодальный владетель, и теократические ордена – от тайных обществ Китая до сербадаров Хорасана, – влияние которых на религиозную и политическую жизнь с десятилетиями всё более возрастает.

    Попытка возрождения. (1368/70 –1447)
    На фоне всеобщего развала и дезинтеграции идея всемирной монархии начинает восприниматься как благо. Во второй половине XIV в. на западе и востоке монголосферы вновь усиливаются центростремительные силы, предпринимаются попытки возрождения империи на новых цивилизационных основаниях.
    Чагатайский улус. В 1370 г. к власти в Чагатайском улусе, отстранив эмиров из дома Караунас, приходит Тимур Аксак из монгольского рода Барлас. Действуя от имени подставных ханов – Чингисидов, он начинает борьбу за возрождение империи под знамёнами ислама. Одно за другим были уничтожены все княжества, возникшие на развалинах Хулагидской державы. Вновь развернулась внешняя экспансия: в 1398 г. Тимуру удалось взять доселе неприступный для монголов Дели. (Позднее там сел в качестве султана оставленный Тимуром наместник). Ценой страшных опустошений и кровопролития власть Тимура распространилась на всю западную часть монголосферы – улусы Чагатая, Джучи и Хулагу (на Улус Джучи и Моголистан временно и в значительной степени условно). Власть наследника Тимура – Шахруха (1409-47) признавалась от Адрианополя до Дели. Будучи Чингисидом по материнской линии, Шахрух правил от своего собственного имени. Однако, Чагатайская империя Тимуридов обладала лишь механическим единством и вскоре после смерти Шахруха начинает быстро распадаться.
    Мин. Основанная Чжу Юаньчжаном династия Мин с самого начала имела национальный китайский характер, считая себя, тем не менее, прямой наследницей Юань. От Юань были унаследованы как некоторые особенности внутреннего управления (широкое развитие удельной системы), так и широкие имперские амбиции. Едва оттеснив Северных Юаней в монгольские степи, Мин предъявляет претензии на всё наследие Чингисхана. В 1389-95 гг. номинальную дань ей выплачивал даже Тимур. При императоре Чжу-ди (1402/3-1424) начинаются дальние походы. Несколько десятилетий флот Мин бороздит Индийский океан. Власть Мин признали большинство монгольских князей, племена Манчжурии, страны Южных морей. Формально она распространилось даже шире, чем при Юань – временно был завоёван Вьетнам, инвеституру получили правители Цейлона и японские сёгуны. Демонстрация силы сочеталась с щедрым вознаграждением лояльности. Однако даже такое призрачное величие легло непосильным бременем на китайскую экономику. В 1436 г. приносящие только престиж разорительные морские экспедиции были остановлены. К середине XV в. Мин свернула активность и на севере, повсеместно отступив за стену. Наследие Чингисхана оказалось непосильным грузом.

    Закат эпохи.

    Северная Юань. В 1370 г., потеряв значительную часть китайских владений, Юаньский двор возвратился в Каракорум. В 1386 г. была потеряна Корея, в 1387 г. Манчжурия. В 1388 г. Каракорум был разрушен войсками Мин и более не восстанавливался. Потеря всех земледельческих районов неминуемо вела к максимальному упрощению административного устройства, отказа от регулярной армии, пышного двора, бюрократии. На политическую арену выходят «племена». Государство деградирует и постепенно разваливается. Многие князья предпочли признать верховенство Мин. Предпринимаются попытки узурпации престола нечингисидами. Максимума хаос достигает после 1455 г., однако даже в этот период в Монголии сохраняется ханская власть (в значительной степени номинальная). В 1480-е гг. хану Бату-Мунке (Даян-хану) удаётся восстановить политическое единство страны и закрепить власть за своими потомками. Последние разделили Монголию на уделы. Раздробленная страна оказалась не в силах противостоять новым завоевателям – маньчжурам. В 1636 г. курултай 49 монгольских князей передал яшмовую печать юаньского императора маньчжурскому хану. Монгольские тумены под маньчжурскими знамёнами приняли участие в завоевании Китая (империя Мин была окончательно ликвидирована в 1661 г.). В течении XVII-XVIIIвв. маньчжурами постепенно было покорены и прочие монгольские владения, в том числе обломки Могулистана (1759 г.). Власть князей-Чингисидов над монголами под скипетром маньчжурского императора сохранялась до XX в. Последние княжества были упразднены только в 1949 г.
    Иначе сложилась судьба Чагатайского улуса. После потери империей западных районов власть в передней Азии окончательно переходит в руки «туркменских» племенных объединений – османлы, караманлы, ак-коюнлу, кара-коюнлу, кызылбаши и других, генезис которых лишь частично связан с историей «монгольского мира». В начале XVI в. большая часть Тимуридского государства была завоёвана Джучидами. Однако, закрепившемуся в Кабуле Тимуриду Бабуру удалось спасти державу, начав новое завоевание Индостана. Дальнейшая история династии связана уже с историей Индии, где Тимуриды стали известны под именем Великих Моголов. Царствование их (с 1757 г. номинальное ) продолжалось до 1859 г., наследная власть их деканских наместников (низамов Хайдарабада) до 1950 г.
    Рассеянные по миру монголы были в довольно непродолжительном времени ассимилированы покорёнными народами. Исключение составили лишь немногочисленные, сохранившие свой язык в горах моголы Афганистана (сохранился там и более многочисленный, но утративший монгольский язык народ хазарейцев).
    Сама Монголия с оставшимся там немногочисленным кочевым населением оказалась на обочине исторического процесса.
    Литература

    Рашид-ад-дин Сборник летописей. М.-Л., 1952-60.
    Иакинф (Бичурин Н.Я.) История первых четырёх ханов из дома
    Чингисова. СПб., 1829.
    Али-заде Л.А. Социально-экономическая и политическая история
    Азербайджана XIIIXIVвв. Баку. 1956.
    Бартольд В.В. Туркестан в эпоху монгольского нашествия./ Соч. Т.2. М., 1963.
    Вернадский Г.В. Монголы и Русь. Тверь-М., 1997.
    Гумилёв Л.Н. В поисках вымышленного царства. М., 1992.
    Далай Ч. Монголия в XIIIXIV вв. М., 1983.
    Крадин Н.Н. Кочевые общества (проблемы формационной характеристики). Владивосток. 1992.
    Нагель Т. Тимур-завоеватель и исламский мир позднего средневековья. Ростов-на-Дону. 1997.
    Татаро-монголы в Азии и Европе. Сборник. М., 1977.
     

Поделиться этой страницей