Урга

Тема в разделе "Кочевье", создана пользователем Ондатр, 26 окт 2013.

  1. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
    [​IMG]

    богдо-гэгэн, р .1869 г. 1911-19 и 21-24 великий хан Внешней Монголии . 8-е воплощение ламы Дзанабадзара.
    Снял с себя монашеские обеты и женился. И китайским и красными властями ему было строго запрещено перевоплощаться. Тем не менее через 8 лет после его кончины новое воплощение было найдено в Тибете.
    —— добавлено: 26 окт 2013 в 23:44 ——
    скажем так, время способствовало проявлению крайностей в их характере.
     
  2. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
    Был большой гедонист, любитель выпить, поклонник западной техники и остряк (шутки его иногда были довольно сомнительны).

    Зимний дворец Богдо
    [​IMG][​IMG]

    Опытный и хитрый политик, лидер национального движения за независимость. Созданная им Монголия (нынешняя) это новое государство, с Монголией Чингисхана никак прееемственно ни связанное.
     
  3. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.513
    Симпатии:
    2.509
    Вопрос 1:

    Это воплощение как-то связано со знаменитым скульптором Монголии - который ваял Тару в разных ее ипостасях?
    Вопрос 2 :
    Как это кто-то может запретить?

    Вопрос 3:
    Кто же воплотился в Тибете?
    Расскажите.
     
  4. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
    да.

    китайское правительство всегда считало себя в праве распоряжаться как делами земными, так и потусторонними (например присваивать духам разные служебные ранги ) )

    Из Вики

    История поисков перерождения Богдо-гэгэна[править | править исходный текст]

    Вскоре после провозглашения Монголии народной республикой (1924) под давлением советской власти в стране развернулась антирелигиозная кампания. Ходатайство о поисках перерождения Богдо-гэгэна VIII Джебцзундамба-хутухты было отклонено монгольским народным правительством. Но в том же году в Халхе появились слухи о нахождении нового перерождения Богдо-гэгэна. Несколько высокопоставленных лам из окружения Богдо-гэгэна VIII встретились с матерью мальчика и ознакомили её с деталями церемоний, в которых её сыну предстояло участвовать,[1] однако выявление достоверности этого перерождения не было проведено согласно традиции.

    В 1925 году прошёл слух, что перерождение Богдо-гэгэна — это ребёнок другой женщины. 7 июля 1925 года вышло постановление пленума ЦК МНРП, по которому вопрос о выявлении нового перерождения Богдо-гэгэна решили отложить и организовать комиссию от правительства, чтобы прояснить этот вопрос у Далай-ламы XIII. При этом в Лхасу было отправлено письмо, что Монголия стала республикой, и Богдо-ханов или Богдо-гэгэнов больше не должно быть. В ноябре 1926 году III Великий народный хурал МНР, в соответствии с решениями V Съезда МНРП, принял специальную резолюцию, в которой постановил воздержаться от поисков Богдо-гэгэна IX.[2]

    В 1928 году на VII Съезде МНРП и V Великом народном хурале окончательно запретили искать перерождение Богдо-гэгэна, о чём велели агитировать среди народа.[3]

    Репрессии в отношении духовенства и запрет поисков нового перерождения Богдо-гэгэна были связаны с боязнью МНРП потерять власть. Однако, несмотря на все препятствия, Богдо-гэгэн IX был выявлен достоверно и согласно традиции.
    Биография[править | править исходный текст]
    Юные годы и образование[править | править исходный текст]

    Его первое имя — Сонам Даргьял. Родился в 1932 году в местности Томсиг близ Лхасы, в семье Лобсанга Джампела и Янджин Лхамо. С ним встретился один из высших лам Монголии — Дилова-хутухта Жамсаранжав, встречавшийся с прошлым Богдо-гэгэном. В возрасте 4 лет его признали перерождением Джебцзун-Дамбы государственный оракул Тибета Нэчунг, регент Тибета Ретинг Ринпоче. Выявление нового перерождения долго держали в тайне в связи с политической обстановкой в Монголии и Китае.

    В присутствии регента впоследствии принял обеты послушника и получил монашеское имя Джампел Намдрол Чокьи Гьялцэн.[2][4] В семь лет поступил в монастырь Дрепунг. Там он в течение 14 лет учился в Гоман-дацане; его учителями были геше Тубтен Ньима и геше Таши Гьяцо, бурят и монгол, соответственно. Получив высшую буддийскую учёную степень геше лхарампа (соответствует докторской по философии), Богдо-гэгэн IX провёл несколько лет в горах, занимаясь в затворничестве медитацией.
    Жизнь в Индии[править | править исходный текст]

    В 1959 году, после подавления Китаем восстания в центральном Тибете, там начались массовые репрессии против религии. Богдо-гэгэн эмигрировал в Индию вместе с Далай-ламой XIV, с которым у него был общий учитель ещё до 1959 года. Жил в районе Дарджилинга, потом переехал на юг Индии. Снял монашеские обеты и женился; у него родились пять сыновей и две дочери.[5]

    После демократической революции в Монголии 1991 года члены нового руководства страны заявили, что хотели бы пригласить хубилгана Богдо-гэгэна к себе в страну и спросили, была ли подлинность опознания хубилгана признана Далай-ламой (необходимость этого вопроса была продиктована тем, что в момент, когда остальные высокие ламы в 1934 году подтвердили это, Далай-лама XIII умер, а Далай-лама XIV ещё не родился), и 20 сентября того же года Далай-лама официально объявил о признании подлинности перерождения Богдо-гэгэна. 13 января 1992 года в Дхарамсале была проведена церемония его интронизации.

    Богдо-гэгэн IX неоднократно посещал Монголию по приглашению Хамбо-ламы Д. Чойжамца, назвавшего его «высшей святыней монгольского народа»[6][7]. В Монголии состоялось большое собрание религиозных деятелей во главе с Хамбо-ламой, была проведена интронизация Богдо-гэгэна IX как главы буддийской религии в этой стране[8][9].
    Жизнь в Монголии[править | править исходный текст]

    В 2010 году Богдо-гэгэн IX получил гражданство Монголии и прибыл на постоянное местожительство в главный монастырь страны — Гандантэгченлин. Под его руководством возрождались религиозные традиции, утрачивавшиеся после Народной революции 1921 г.[10] Верующие признавали его вторым лицом в иерархии после Далай-ламы[11], духовным наставником буддистов не только Монголии, но и России.[12][13]. 2 ноября 2011 года в Гандантэгченлине Богдо-гэгэн был официально провозглашен главой монгольских буддистов и Ассоциации буддистов Монголии, которую до этого возглавлял Хамбо-лама монастыря Гандантэгченлин.[14] Незадолго до своей смерти 1 марта 2012 года Богдо-гэгэн принял специальную делегацию монгольских государственных и культурных деятелей во главе с министром культуры Ё. Отгонбаяром, изъявившую ему просьбу о будущем его перерождении в Монголии.[15]



    Марина Монгуш:

    "Биография нынешнего Богдо-гэгэна 1Х не лишена драматических коллизий. Родился он в 1932 г. недалеко от Лхасы в местности Тромтсикан. Когда мальчику было всего шесть месяцев, родители развелись. Отец вскоре женился на другой женщине, а маленького Намдола Чокьи Гьялцена (такое имя было дано ему при рождении) воспитывала мать. Взрослые неоднократно говорили ему, что он является реинкарнацией высокого духовного лица, носившего в предыдущей жизни титул Богдо-гэгэна. Специальной поисковой группой было установлено, что Чокьи Гьялцен, т.е. Богдо-гэгэн переродился у прежней родни. В его опозновании не принимал участия Далай-лама ХШ, как этого требует традиция, т.к. к этому времени он умер и вместо него правил регент. Однако в безошибочности опознавательной процедуры, как говорит сам Богдо-гэгэн 1Х, сомневаться не приходится, поскольку она выстроена таким образом, что ошибка полностью исключается.
    - Когда я умер в прошлой жизни, - рассказывает Богдо-гэгэн 1Х, - остались в живых три человека, которые мне были очень близки и безотлучно находились рядом со мной. Один из них был моим лечащим врачом, двое других – слугами. Когда я вновь переродился и достиг трехлетнего возраста, их специально пригласили из Монголии в Тибет. Они привезли мои личные вещи, которыми я пользовался в прошлой жизни. Мне показывали их вместе с точно исполненными копиями, но я каждый раз выбирал оригинал. Но этого оказалось недостаточно, поэтому члены поисковой группы – ламы, обладающие ясновидением, - решили проверить, есть ли на моем теле особые знаки, подтверждающие, что я действительно являюсь реинкарнацией Богдо-гэгэна УШ. Такие знаки были найдены. Но и это было не все. Решили обратиться к двум оракулам Далай-ламы, чтобы каждый из них, войдя в транс, подтвердил или опроверг выводы поисковой группы. После специальной процедуры оракулы дали положительный ответ.
    Слышать подобные признания от самого Богдо-гэгэна 1Х было чрезвычайно интересно, но мне все же хотелось узнать, как же возможно, чтобы маленький ребенок помнил что-то из своей предыдущей жизни. И Богдо-гэгэн 1Х рассказал следующий эпизод:
    - Это случилось, когда я еще не умел говорить, но уже научился делать первые шаги. Взрослые однажды начали говорить о коммунизме, причем не в негативном, а в позитивном ключе. И в моем сознании всплыл опыт прежней жизни: коммунисты разрушают монастыри, устраивают гонения на монахов, заставляют отказываться от своих убеждений и т.д. Я был свидетелем всего этого в конце своей прошлой жизни. Я заплакал, забился в истерике, потому что никому не мог рассказать о том, что я чувствовал.
    Дальнейшая судьба мальчика складывалась не так, как обычно у высоких перерожденцев. Семи лет его определили в известный монастырь Дрейпунг Гоман. Когда ему исполнился 21 год, он уехал в местность Таранатха, где поселился в монастыре предыдущих богдо-гэгэнов, фактически став хозяином этого монастыря. В 29 лет Чокьи Гьялцен покинул Тибет и поселился в Индии. 14 лет преподавал в монастыре Дарджилинг, потом судьба забросила его на юг Индии. Он женился и у него родились 5 мальчиков и 2 девочки. Он всех их поставил на ноги. Сейчас у Богдо-гэгэна 1Х семь внуков.
    В начале 1990-х гг. ушла в мир иной супруга Богдо-гэгэна – верная спутница, надежный друг и незаменимый помощник в делах. В те же годы произошло другое событие в жизни Чокьи Гьялцена - его официально признали реинкарнацией Богдо-гэгэна Джебцуна Дамба хутухты. Когда Далай-лама Х1У увидел, в какой нищете живет столь высокое лицо тибетского буддизма, он распорядился, чтобы для него в Дхарамсале построили резиденцию. На плечи Богдо-гэгэна была возложена ответственность за возрождение буддийского учения в Монголии, Бурятии, Калмыкии и Туве.
    Особое благоговение к его личности испытывают монголы, в исторической судьбе которых Богдо-гэгэн сыграл выдающуюся роль. Правительство Монголии ведет сейчас в Улан-Баторе строительство роскошной резиденции для Богдо-гэгэна, чтобы таким образом восстановить справедливость, вернуть то, что было отнято.
    Последний мой визит в Дхарамсалу состоялся в 2005 году. Я наведалась в гости к Римпоче как раз тогда, когда он только что вернулся из России, где давал Посвящение в Авалакитешвару. О крепнущей его связи с нашей страной свидетельствовало большое количество россиян, обосновавшихся в его доме в качестве учеников. Многие из них свободно говорили по-тибетски и достаточно хорошо разбирались в глубинных аспектах буддийской философии.

    "
     
  5. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
    вот нынешний Богдо (9-й)

    [​IMG]

    Марине Монгуш он изрёк пророчество о Майтрейе (с этой дамой я был знаком).

    Интересно, что и Осседовский слышал из уст восьмого Богдо пророчества (хотя он изобразил хутухту весьма неприглядно, но не применул заметить, что тот обладает сверхестественными способностями ) )
     
  6. La Mecha

    La Mecha Вечевик

    Сообщения:
    9.513
    Симпатии:
    2.509
    Ну, это , видать, у него после длительных медитаций произошло!
    :)
    А вообще неужели так возможно после монашества? И при этом не подвергаться осуждению со стороны прочих духовных лиц, ни со стороны мирян?
     
  7. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
    вот как Оссендовский описывают сокровищницу великого хана:

    Живой Будда постоянно заботится о процветании церкви и самой Монголии и одновременно занимается всякими пустяками. Одно из его увлечений - артиллерия. Отставной русский офицер как-то подарил ему две старые пушки, за что получил титул "Тумбаир Хун", что означает "князь близкий моему сердцу'" По праздникам из орудий палили - к величайшей радости слепого. Автомобили, граммофоны, картины, духи, музыкальные инструменты, редкие звери и птицы - слоны, гималайские медведи, обезьяны, индийские змеи и попугаи - всякими такими диковинами увлекались во дворце "Бога", затем, насытившись, забывали о них.
    В Ургу тек непрерывный поток паломников и подарков со всех концов ламаистского и буддийского мира. Однажды казначей дворца, почтенный Балма Дорьи привел меня в просторный зал, где хранились дары. Я увидел настоящую сокровищницу, уникальный музей; такому собранию раритетов позавидовал бы любой европейский музей. Отпирая серебряный замок сундука, казначей говорил:
    - Вот здесь золотые самородки с Бей-Кема; а тут - черные соболя из Кемчика; вот чудодейственные оленьи рога, а вот - присланный орхонами ларец, в нем корни женьшеня и благоуханный мускус; здесь янтарь с берегов "замерзающего моря", его вес сто двадцать четыре лана (около десяти фунтов), а также драгоценные камни из Индии и резная слоновая кость из Китая.
    Он показал мне все экспонаты, помногу и с удовольствием рассказывая о них. И они действительно были великолепны! Мои глаза останавливались то на связках редких мехов - белых бобров, черных соболей, белых, голубых и чернобурых лис, черных барсов; то на миниатюрных черепаховых ларцах, в которых, однако, умещались хадаки из тончайшего, как паутинка, индийского шелка, длиной от десяти до пятнадцати ярдов; то на полных жемчужин мешочках из тканой золотом пряжи - подарках индийских радж; то на бесценных перстнях с рубинами и сапфирами -подношениях из Китая и Индии; то на больших камнях жадеита, неотшлифованных бриллиантах; то на инкрустированных золотом, жемчугом и драгоценными каменьями слоновых бивнях; то на красочных одеяниях, шитых золотом и серебром; то на моржовых бивнях с резными орнаментами, выполненными первобытными художниками с берегов Берингова моря, и еще на многом другом, о чем не имею времени поведать. В отдельной комнате стояли статуэтки Будд, изготовленные из золота, серебра, бронзы, слоновой кости, перламутра, а также из редких пород и оттенков дерева.
    - Как вам известно, завоеватели, приходя в страну, где почитают богов, всегда разбивают их изображения. Так случилось более трехсот лет назад, когда калмыки вошли в Тибет, то же самое повторилось и в 1900 году, когда европейские войска заняли Пекин. А знаете, почему они так поступают? Возьмите любую статуэтку и внимательно осмотрите ее.
    Я взял ближайшего ко мне деревянного Будду и начал тщательно изучать его. Внутри он был полый, там что-то перекатывалось. - Слышите? - спросил лама. - Там драгоценные камни и слитки золота - внутренности бога. Вот почему завоеватели разносят вдребезги кумиров. Многие известные на весь мир драгоценности извлечены из лона индийских, вавилонских и китайских божеств.
    Библиотека занимала во дворце несколько комнат, на полках стояли книги и рукописи разных эпох - на многочисленных языках и на всевозможнейшие темы. Многие из них ветшали и рассыпались; чтобы замедлить этот процесс, ламы пропитывали страницы и корешки особым укрепляющим раствором. Там же хранились глиняные таблицы с клинописью, очевидно вавилонского происхождения; китайские, индийские и тибетские книги соседствовали с монгольскими; среди них я видел фолианты буддийских канонических сочинений - "чистого" буддизма, книги "красных шапок" - "искаженного" буддизма и "желтой секты" ламаистского буддизма; а также сборники преданий, легенд и притч. Ламы самым тщательным образом изучали эти документы и переписывали от руки, стремясь сохранить древнюю мудрость для своих преемников.
    В отдельной комнате хранились тайные книги по магии, а также жития и труды тридцати одного Живого Будды, буллы далай-ламы, первосвященника Таши Лумпо, хутухты Утая из Китая, пандита-гэгэна Дулунора из Внутренней Монголии и Ста китайских мудрецов. Только сам богдо-хутухта и марамба Та-Римпо-Ча могли посещать это хранилище тайного знания. Ключи от него покоились в сундуке, стоящем в личных покоях Живого Будды вместе с печатями и рубиновым перстнем Чингисхана с вензелем в виде свастики.
    В окружение его Святейшества входят пять тысяч лам разного ранга - от простых слуг до советников "Бога", составляющих правительство. В их числе - все четыре монгольских хана и пять наиболее родовитых князей.

    Летний дворец. Современное фото

    [​IMG]

    ещё разные старые фотографии


    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]
     
  8. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
    выход из монашества в буддизме не возбраняется.
    Красношапочное (тантрическое) духовенство вообще часто бывает женатым. Таранатха, чьим воплощением был признан Дзанабадзар, был именно тантриком. Так что надо сказать, что эта линия приверженностью к целибату не отличалась )
     
  9. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
    [​IMG]

    интерьер зимнего дворца

    и ворота

    [​IMG]
     
  10. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
    А это "духовный облик" Унгерна ). Махакала.
    [​IMG]
     
  11. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
  12. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
    А это Дзанабадзар

    [​IMG]

    Он сам нарисовал автопортрет за плотной мясной трапезой, откуда образ и перешёл на танку. Первый Богдо-гэгэн тоже был юмористом.
     
  13. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
    Юзефович:
    "Столица Халхи протянулась вдоль реки Толы, чья прибрежная долина одному путешественнику прошлого столетия напомнила «роскошные долины Ломбардии». Русское название города – Урга (от «орго» – ставка) – в самой Монголии знали немногие. Обычно монголы свою столицу называли Их-Хурэ, т. е. «большой монастырь»; в 1911 году она получила официальное название Нийслэл-Хурэ – «монастырь-столица», а еще тринадцать лет спустя была переименована в Улан-Батор.

    Город состоял из пяти-шести примыкавших один к другому поселков и имел форму неправильной подковы, разомкнутой на юг, в сторону Толы, на противоположном берегу которой поднимались величественные кряжи Богдо-ула. Такой столица представала при взгляде на нее с окрестных гор. Внизу она казалась беспорядочным скопищем юрт, русских изб, китайских глиняных фанз, хотя во всем имелся определенный порядок, не доступный взгляду заезжего наблюдателя. Над сплошной серо-черной, деревянно-войлочной массой всюду возвышались ярко раскрашенные или позолоченные крыши бесчисленных кумирен и храмов.

    Русские путешественники, въезжавшие в Ургу с севера, по Кяхтинскому тракту, перед самым городом должны были спуститься с пологой горы, весь склон которой занимал крупнейший из столичных монастырей – Гандан, город богословов, Афины северного буддизма. Его полное название – Гандан-Тэгчинлин, что значит «Большая Колесница Совершенной Радости». Только Гандан за пределами Тибета имел право присуждать ученые степени теологам, но кроме них здесь обучались и врачи, и те, кого особо отличал Унгерн – астрологи и гадатели-изрухайчи. Здесь хранились высушенные, покрытые золотой краской и превращенные в статуи тела двух предшественников нынешнего Богдо-гэгена, бывших пятым и седьмым перерождением тибетского подвижника Даранаты. В 1904 году из Лхассы, занятой англичанами, сюда бежал Далай-лама XIII, и для встречи с ним в Гандан специально приезжал из Петербурга крупнейший русский буддолог Федор Щербатской: они беседовали о законах древнеиндийской логики. Впрочем, интересы божественного изгнанника этим не ограничивались. Если бы, как позднее надеялся Унгерн, ему удалось встретиться с духовным и светским владыкой Тибета, у них нашлись бы и другие, более земные темы для разговора.

    Ближе к вершине холма, на котором располагался Гандан, стояли ослепительно-белые субурганы восьми канонических разновидностей, тянулись ряды молитвенных мельниц-хурдэ под изящными навесами; дальше поднимались каменные ограды, за ними гладкие стены и нарядные многоярусные воздушные кровли храмов, построенных в китайском стиле. Их венчали сияющие на солнце ганжиры – цилиндры-шпили, заполненные «мани», т. е. листками, на которых писался начальный иероглиф мистической молитвы-заклинания: «Ом мани падме хум». Эти загадочные, по-разному толкуемые, слова хорошо знал и любил повторять Унгерн. Над их смыслом он вряд ли сильно задумывался, как не задумываются над словами военного пароля.

    На самой вершине вздымалось видное из любой точки города мощное, башнеобразной формы белое здание, самое высокое в столице – храм Мижид Жанрайсиг, посвященный Авалокитешваре Великомилосердному, чьим земным воплощением считался Далай-лама. Внутри стояло изображение Авалокитешвары из позолоченной меди высотой в 80 локтей (более 25 метров). Статуя была так велика, что снизу можно было разглядеть лишь укутанные шелком колени этого исполина. Его окружали десять тысяч бурханов Будды Аюши, покровителя долгоденствия, которые все оптом были отлиты на одной из варшавских фабрик.

    Склоны холма вокруг храмов занимали квадратные дворики с заплотами из жердей. За ними, в юртах – кельях, жили хувараки – послушники и ламы всех степеней. Русские старожилы Урги умели различать монахов разных школ и рангов по форме ворота монашеской курмы, по обшлагам на рукавах, по шапкам, напоминающим то огромные желтые грибы, то бордовые фригийские колпаки, то шлемы древнегреческих воинов. От других столичных монастырей Гандан отличался строгостью нравов. Женщинам предписывалось обходить его по окружной дороге, иноверцам вход сюда тоже был запрещен.

    От подножия холма, где расположен Гандан, к самому ложу Толы одна над другой шли две широких террасы. Верхняя почти сплошь была застроена домами русского типа: здесь селились выходцы из России. На нижней террасе обитали тибетцы. Восточное лежал большой захламленный пустырь с лавками, складами, торговыми рядами, вечно заполненный шумной и пестрой толпой. Это так называемый Захадыр – центральный базар, самое оживленное место в городе. Здесь торговали всем чем можно, и здесь же обсуждались политические дела. Сюда стекались за информацией китайские и унгерновские шпионы: о важнейших событиях тут узнавали раньше и знали больше, нежели в резиденции наместника или во дворце Богдо-гэгена. На Захадыре бился пульс ургинской розничной торговли, но местом заключения крупных оптовых сделок были четыре-пять китайских улиц между Ганданом и вторым по величине монастырем Урги – Дзун-хурэ. Хотя по ламаистским законам никакая торговля не должна производиться вблизи храмов – ближе, чем слышен удар храмового колокола, – китайцы сюда втиснулись вопреки яростному сопротивлению ламства и удержались благодаря поддержке Пекина. Впрочем, храмы с колоколами были везде, до любой лавки долетал звон какого-нибудь из них, так что в конце концов на это соседство стали смотреть сквозь пальцы.

    Если въезжать в город с севера, то Гандан оставался справа от дороги, а слева, за оврагом с речкой Сельбой, над массивом юрт и двориков царили два ориентира: круглый, обитый листовой медью, купол Майдари-сум[37] – главного храма столицы, и золоченая крыша Шара-Ордо – Желтого, или Златоверхого дворца Богдо-гэгена, где проходили все торжественные церемонии. Два других его дворца, Зимний и Летний, изолированно стояли на самом берегу Толы. Строиться и разбивать юрты возле них было запрещено.

    Отсюда, через плоскую прибрежную долину, дорога вела к центру города, к громадной, пустынной, но в праздники заполняемой тысячами паломников, прямо в пыли отбивающих земные поклоны, площади Поклонений. Перед въездом на нее стояла деревянная арка с причудливыми черепичными кровлями, воздвигнутая последним китайским императором в честь последнего Богдо-гэгена. Лишь он один имел право проезжать в носилках под ее сводами.

    Не считая множества мелких кумирен, на площадь Поклонений так или иначе выходили все главные святыни столицы: пережившая три столетия и считавшаяся священной исполинская юрта Абатай-хана, Майдари-сум и, наконец, тантрийский Тэгчин-Калбын-сум – храм Великого Спокойствия Калбы, личный храм Богдо-гэгена, примыкавший к его Златоверхому дворцу. Он тоже имел позолоченную двухъярусную крышу в китайском стиле, под карнизами которой висело множество звенящих на ветру колокольчиков. Особняком стоял Цогчин – первый соборный храм Урги, громадный деревянный шатер, поддерживаемый ста восемью колоннами и способный вместить в себя две с половиной тысячи человек. Ежегодно на площади Поклонений проходил Цам – грандиозная мистерия, представлявшая борьбу грозных буддийских божеств с врагами «желтой веры»; весной отсюда начиналось праздничное шествие в честь грядущего воцарения Майдари, когда растянувшаяся на несколько верст многотысячная процессия под звуки труб и раковин обходила Ургу от Кяхтинского тракта, ведущего на север, в Россию, до Калганского, который шел на юго-восток и связывал столицу с Китаем. Оба они, как все дороги в Монголии, усеянные костями лошадей, верблюдов, овец, быков и людей, смутно белели даже в темноте.

    В южной части площади группировались все правительственные учреждения – ямыни. Важнейшие из них, в том числе таможня, были обнесены высоким бревенчатым тыном с красными воротами. Еще южнее, ближе к Толе, располагалась огражденная кирпичной стеной резиденция Чойджин-ламы – государственного оракула, родного брата последнего Богдо-гэгена. Монгольские юрты стояли к западу и северу, между площадью Поклонений и монастырем Дамбадоржин-хийд, а восточнее вновь начинались китайские кварталы с их лавочками, харчевнями, цирюльнями, шорными и скорняжными мастерскими. Весь этот район русские называли «Половинкой».

    «От Половинки, – пишет Першин, – далее на восток дорога поднимается на безотрадное полугорье, голое и каменистое, занимаемое Консульским поселком». Здесь в начале столетия был выстроен целый комплекс зданий русского консульства. Поселок состоял из единственной улицы, вдоль нее версты на полторы протянулись дворы консульских служащих, торговцев, ямщиков, казаков, солдат и т. д. На западной половине этой улицы выделялся двухэтажный каменный дом, принадлежавший русско-бельгийской золотопромышленной компании «Монголор»; в годы Гражданской войны его занимал дипломатический агент Орлов со своим штатом. Русская колония имела выборные органы управления, церковь, школу и больницу. Накануне революции она (колония) насчитывала до трех тысяч человек, но после разгрома Колчака, когда в Монголию хлынули беженцы из Сибири, это число если не утроилось, то удвоилось наверняка.

    От Консульского поселка по береговой террасе Толы дорога вела к Маймачену. Практически это был отдельный город примерно в четырех верстах к востоку от Урги. Здесь жили почти исключительно китайцы, стояли китайские молельни и храмы.

    Все население столицы оценивалось не то в шестьдесят, не то в восемьдесят тысяч, из них не менее одной десятой составляли ламы. Их желто-красные одеяния сразу бросались в глаза среди пестрых монгольских дэли и синих китайских. Но в уличной толпе синий цвет заметно преобладал: китайцы составляли едва ли не большую часть населения Урги. Монголов, живших здесь круглый год, было относительно немного. Торговлей они почти не занимались, хотя их ближайшие родичи – буряты, держали в своих руках весомую долю ургинской коммерции. Среди выходцев из России немало было евреев и татар. Росла японская колония. Время от времени появлялись европейские и американские коммерсанты, инженеры, миссионеры и просто искатели приключений.

    На узких, кривых и невероятно грязных улицах, стиснутых глухими заборами из неошкуренных лиственниц, в районе Захадыра и Половинки всегда было многолюдно. В толчее проходили обозы и верблюжьи караваны, проезжали всадники, но не такой уж редкостью считался и автомобиль. Кое-где в домах по вечерам зажигалось электричество, телефонная станция имела до сотни абонентов. Существовал китайский театр, издавались газеты на трех языках. Из России привозили и фильмы, хотя постоянного кинематографа не было.

    Русские считали Ургу типично азиатским городом, однако японцы утверждали, что такого города нет больше нигде в Азии. Лестный титул «северной Лхассы» определял суть монгольской столицы не многим точнее, чем эпитет «северная Венеция» в применении к Санкт-Петербургу. Священная, через свои святыни и обитающего в ней «живого Будду» связанная с сакральными силами, но несравненно шире открытая миру, нежели Лхасса настоящая, где даже швейные машинки находились под запретом, Урга действительно являла собой уникальное сочетание монастыря, рынка и ханской ставки, дворца и кочевья, Востока и Запада, современности и не только средневековья, но самой темной архаики, таинственно примиренной с учением о восьмеричном пути и четырех благородных истинах.

    Характерной, к примеру, и жутковатой деталью столичного быта, на которую в первую очередь обращали внимание иностранцы, были собаки-трупоеды. В зависимости от того, в год какого животного и под каким знаком родился покойный, ламы определяли, в какой из четырех стихий должно быть погребено тело – водной, воздушной, земляной или огненной. Иными словами, его могли бросить в реку, оставить на поверхности земли или на дереве, зарыть и сжечь, причем один из этих способов для каждого считался наиболее подходящим, еще один – терпимым, остальные два исключались. Но на практике простые монголы либо чуть прикрывали мертвеца слоем земли, либо просто оставляли в степи на съедение волкам. Считалось, что душе легче выйти из тела, если плоть разрушена, поэтому если труп в течение долгого времени оставался несъеденным, родственники покойного начинали беспокоиться о его посмертной судьбе. В Урге вместо волков роль могильщиков исполняли собаки. Эти черные лохматые псы за ночь оставляли от вынесенного в степь тела один скелет, но обилие человеческих костей в окрестностях столицы никого не смущало: в ламаизме скелет символизирует не смерть, а очередное перерождение, начало новой жизни. Собачьи стаи рыскали по городским окраинам, и одинокому путнику небезопасно было повстречаться с ними в темноте. Иногда они, нападали и на живых. Европейцы, называя их «санитарами Урги», тем не менее относились к ним со страхом и отвращением, сами же монголы – абсолютно спокойно."
     
  14. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
  15. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
  16. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
    [​IMG]

    Гонгор, телохранитель Богдо-гэгэна

    [​IMG]

    [​IMG]
     
  17. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
    Население Внешней Монголии в это время составляло 650 000 человек, из них 115 000 - монахи и послушники (половина мужского населения страны). Вместе с приписанными к монастырям семействами они составляли треть всего населения.
    Остальное население было разделено между 111 княжествами-хошунами. Б.ч. они было приписано к цинским "восьмизнамённым войскам" и главной повинностью была военная.
    Правящая элита (нойоны) состояла из лам-перерожденцев (тулку) и князей-Чингисидов ( делившихся три ранга: ханов, дзасаков (владетелей хошунов) и тайчжи (безудельных князей , имевших только дворовых). Помимо этого они получали лично ещё маньчжурские аритократические титулы).
    Обложение аратской семьи в пользу князя обычно составляла 1 баран в год
    Вся торгово-промышленная деятельность находилась в руках китайцев ,к которым в нач. 20 в. добавилось некоторое количество европейцев. г.о. русских. Самым крупным "европейским предприятием" было золотодобывающее акционерное общество. Китайский же ростовщический капитал опытывал всё население страны (к 18 г. общая задолженность 50 млн. золотых рублей).
     
  18. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
  19. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
    хроника

    1901 правительство Цин решает снять законодательные преграды на пути интеграции Монголии и Китая (разрешив в частности китайскую колонизацию)
    1907 тайное соглашение между Россий и Японией признаёт Внешнюю Монголию российской сферой влияния.
    1911 июль тайное совещание под руководством богдо-гэгэна принимает решение о выходе Монголии из под власти Цин и обращается за помощью к России.
    17 августа особое совещание под руководством Столыпина принимает решение Монголии помощь оказать. Но выступает против объединения всей Монголии и против её полной независимости.
    монголам передано 15 000 винтовок и 7,5 млн. патронов. В Ургу направлен батальон пехоты и две сотни казаков.
    18 ноября богдо-гэгэн создаёт тайное правительство и призывает князей к восстанию.
    1 декабря провозглашает независимоть Монголии
    4 декабря ургинский амбань (губернатор) покидает город (после тогокак гарнизон отказался его защищать).
    генерал-губернатор в Улясутае прячется в русском консульстве . Единственный кто решился оказать сопротивление - амбань Кобдо
    29 декабря Богдо-гэгэн официально вступает на монгольский престол.
    1912
    март создание первой светской школа
    июль создание правительства
    7 августа взятие Кобдо
     
  20. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
    руководители взятия Кобдо и рагрома высланной ему в помощь китайской армии

    Максаржав

    [​IMG]
    из обедневшего княжеского рода. с 1919 дзасак. в 21 г. премьер-министр, в 21 г. перешёл на сторону красных и боролся с унгерновцами. 22-27 военный министр Монголии.



    Джа-лама

    [​IMG]

    Легендарный авантюрист, производивший на современников не меньшее впечатление , чем Унгерн (и бывший предметом ещё большего количества мифов). По не до конца проверенным данным - калмык, отправлен для получения духовного образования в Тибет, но бежал оттуда совершив убийство монаха. Вёл жизнь странствующего проповедника, призывая к борьбе с маньчжурами и выдавая себя за перевоплощение ойратского хана Амурсаны. неоднократно арестовывался. В 1910 г. собрал вооружённую банду примерно в 5000 человек, с которой 1912 г. возглавил штурм Кобдо. За подвиги пожалован в князья, признан хутухтой и назначен губернатором Западной Монголии. Правил практически независимо, наводя страх своей жестокостью. в 1914 г. по просьбе Богдо-гэгэна арестован русскими властями и выслан в Астрахань. Лишён всех постов и титулов.
    в 1918 г. вернулся в Монголию и обосновался в Гоби, где в центре пустыни строит свою разбойничью столицу.
    Участвовал в борьбе с китайцами в 1920 г. Унгерн считал его "вредным человеком".
    В 1923 против него красными властями была выслана военная экспедиция, командир которой проник в крепость под видом паломника и застрелил Джа-ламу, поднося хадак. Голова Джа-ламы была отправлена в Советский Союз и заспиртована.
    [​IMG]

    известно что после взятия Кобдо Джа-лама совершил древнемонгольский обряд человеческого жертвопрношения боевому знамени. В наше время эта история стало предметом многочисленных спекуляций на тему "людоедской сущности буддизма" .

    Оссендовский о Джа-ламе:

    "За порогом юрты выл и ревел ветер, злобно швыряя снег в натянутый войлок. В этом истошном реве мне слышались чьи-то крики, стон и смех. Сама природа здешних мест как бы подготавливала кочевника к восприятию чудесного, создавала благодатную почву. Только эта мысль мелькнул" у меня в голове, как Тушегун-лама вдруг поднял голову, пристально посмотрел на меня и сказал:

    138

    - В Природе много непознанного. Когда владеешь тайным знанием, можешь совершать чудеса, но дается оно лишь избранным. Попытаюсь продемонстрировать вам кое-что, вы потом скажете, видели ли что-нибудь подобное.

    Он поднялся, засучив рукава своего желтого халата, вытащил из ножен кинжал и направился к пастуху.

    - А ну-ка, Мичик, встань! - приказал он. Пастух повиновался. Лама быстрыми движениями расстегнул ему рубашку и обнажил грудь. Я не понимал, что он собирается делать, но тут Тушегун со всей силой поразил кинжалом грудь пастуха. Монгол упал, обливаясь кровью, брызги ее обагрили одежду ламы.

    - Что вы наделали? - воскликнул я.

    - Тс-с... Тихо, - прошептал он, повернув ко мне побелевшее лицо.

    Несколькими ударами ножа он рассек грудную клетку монгола, и я собственными глазами увидел, как мягко колышутся легкие несчастного и сильно пульсирует сердце. Лама коснулся руками этих органов, кровь перестала течь, а выражение лица пастуха стало на удивление спокойным. Он лежал с закрытыми глазами и, казалось, спал безмятежным и глубоким сном. Лама начал вскрывать брюшную полость, но тут я, содрогаясь от ужаса и отвращения, закрыл глаза. А когда вновь их открыл, то с удивлением увидел, что пастух мирно спит, и хотя рубашка его по-прежнему расстегнута, на груди нет ни малейших следов раны. Тушегун-лама сидел неподалеку от жаровни, курил трубку и смотрел в глубокой задумчивости

    139

    на огонь.

    - Поразительно! - вырвалось у меня. - Ничего подобного никогда не видел!

    - О чем вы? - спросил калмык.

    - О проделанном вами "чуде", ведь вы так это называете? ответил я.

    - Не понимаю, о чем вы говорите, - холодно отозвался калмык,

    Мне стало ясно, что я оказался жертвой гипнотических способностей Тушегун-ламы. Пусть будет так - все лучше, чем смерть ни в чем ни повинного человека. Не мог ведь Тушегун-лама рассечь тело своей жертвы, а затем быстро вернуть его в первоначальное состояние?!

    На следующий день мы, получив все нужные нам сведения, оставили юрту нашего хозяина. Тушегун-лама, по его словам, намеревался и далее "перемещаться в пространстве". Он скитался по всей Монголии, жил как в бедных юртах пастухов и охотников, так и в великолепных шатрах князей и вождей племен, всюду окруженный благовейным почитанием, смешанным со страхом, который так же крепко, как демонстрируемые им чудеса и изреченные предсказания, привязывал к нему богатых и бедных. Прощаясь с нами, калмыцкий чародей хитро улыбнулся и сказал:

    - Ничего не рассказывайте обо мне китайским властям."
     
  21. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
    Рерих. город Джа-ламы

    [​IMG]
     
  22. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
    летом 1912 г. формирование правительства хана Намнансурэна (в 1915 г. отравлен)

    [​IMG]

    создаётся военное училище

    После взятия Кобдо войска богдо-гэгэна были направлены во Внутреннюю Монголию, гда боевые действия против Китая продолжались весь 1913 г. (39 из 49 хошунов Внутренней Монголии сразу заявили о присоединее к Внешней). Командовал ими ещё один участник взятия Кобдо - Дамдинсурэн (Манлай-батор)

    [​IMG]
    (чиновние, после взятия Кобдо получил звания батора (героя, богатыря) и бэйлэ (светлейший князь) , заместитель министра иностранных дел. в 1920 г. аретован китайцами, умер в тюрьие от пыток).

    Международное признание Монголии получить не удалось.
    3 ноября 1912 подписано соглашение с Россией,в которая последняя согласилась помогать Монголии . статус последней в русском тексте был обозначен как "автономная", а в монгольском, как 2независимая".
    Российские граждане получили право беспошлинной торговли и экстерриториальность.
    Россия на отрез отказалась санкционировать расширение Монголии дальше Кобдо (чтобы не нарушить соглашение с Японией о границах российской сферы влияния) и установить дипломатические отношения.

    1913 г.
    3 января Монгольско-Тибетский договор о взаимном признании независимости.
     
  23. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
    Рерих Монголия

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]

    [​IMG]
     
  24. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
  25. TopicStarter Overlay
    Ондатр

    Ондатр Модератор

    Сообщения:
    26.219
    Симпатии:
    8.091
    хроника

    1913 март начинает выходить первый журнал
    лето Россия вводит в Монголию войска и начинает переговоры с Китаем

    5 ноября - Российско -китайской договор об автономном статусе Внешней Монголии под верховной властью Китая (реально Монголия имела все права кроме права на заключение внешнеполитическх договоров). Россия и Китай обязывались не вмешиваться во внутренние дела Монголии и не вводить туда своих войск).

    в 12-14 гг. в Монголии появляются телеграф, электростанция, телефонная станция в Урге и кирпичный завод.
    в 1915 газета и угольная шахта.

    1915 после смерти намнансурэна новый премьер не назначен.
    7 июня по Кяхтинскому соглашению Монголия признала условия русско -китайского договора 1913 г. и вывела войска из Внутренней Монголии.
     

Поделиться этой страницей