Дерево йоги - Айенгар

Тема в разделе "Соня: конспекты интеграции", создана пользователем Соня, 20 май 2013.

  1. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    11.575
    Симпатии:
    564
    [​IMG]


    ГЛАВА 2
    Эго привлекают трудности

    Первый вопрос:
    Я чувствую, что существует конфликт между тем, чтобы быть простым и естественным и тем, чтобы быть осознанным.


    Здесь нет конфликта, но вы можете создать конфликт. Ум создает конфликты даже там, где их нет. Когда вы просты и естественны, это придаст вам спонтанную осознанность. Не нужно совершать никаких усилий. Или, если вы осознанны, тогда вы становитесь простыми и естественными. И то и другое идут вместе. Но если вы пытаетесь добиться и того и другого, тогда вы создаете конфликт. Не нужно пытаться достичь и того и другого вместе.
    Что я имею в виду, когда говорю, что вы должны быть простыми и естественными? Это значит: не делайте усилий. Просто будьте, чем бы вы ни были. Если вы неосознанны, тогда будьте неосознанными, потому что таковыми вы являетесь в своей простоте и естественности. Будьте неосознанными. Просто расслабьтесь, примите все, как есть, и также примите свое принятие. Не уходите отсюда. Прежде, чем все уляжется, пройдет время. Во время этого переходного периода вы можете не быть осознанными, потому что все еще только приходит к порядку. Если все успокоилось, и поток естественен, внезапно, однажды утром вы обнаружите, что вы осознанны. Не нужно совершать никаких усилий.

    Или, если вы работаете через осознанность — а эти методы отличаются друг от друга, они начинают формировать различные точки зрения — тогда не думайте о том, что вам нужно быть простыми и естественными. Вы просто вырабатываете ее посредством своих усилий быть осознанными. Для того чтобы осознанность стала естественной, и для этого не были бы нужны никакие усилия, - потребуется много времени. До тех пор пока вы не придете в точку, где не будут нужны никакие усилия, осознанность не будет достигнута. Когда вы сможете забыть обо всех усилиях и просто быть осознанными, только тогда вы достигли ее. Тогда, совсем рядом вы обнаружите феномен простоты и естественности. Они приходят вместе. Они всегда случаются вместе. Это два аспекта одного и того же явления, но вы не можете сделать так, чтобы они произошли одновременно.
    Это точно так же, как вы совершаете восхождение на вершину, и есть много путей; все они ведут на вершину, все они достигают вершины. Но вы не можете идти двумя путями одновременно. Если вы будете пытаться, то сойдете с ума, и никогда не достигнете вершины. Как вы можете идти двумя путями одновременно, хорошо зная, что все они ведут к одной и той же вершине? Вы должны идти только одним путем. В конце концов, когда вы достигаете вершины, вы обнаруживаете то, что все пути заканчиваются здесь. Для того, чтобы идти, всегда выбирайте один путь. Конечно, когда вы достигнете, вы обнаружите, что все пути сходятся в одной и той же точке, в одном и том же пике.
    Быть осознанными это другой процесс. Ему следовал Будда. Он называл это правильным воспоминанием. В этом веке другой будда, Георгий Гурджиев, следовал этому; называл это самовоспоминанием. Третий будда, Кришюлнамурти, постоянно говорил об осознанности, бдительности. Это один путь. Тилопа принадлежит к другому пути, пути быть простым и естественным, и даже не беспокоиться об осознанности; просто будьте тем, что вы есть, не делая никаких усилий для совершенствования. И я говорю вам, точка зрения Тилопы выше, чем точки зрения Будды, Гурджиева и Кришнамурти, потому что он не создает конфликта. Он просто говорит: "Просто будьте тем, что вы есть". Не нужно даже духовных усилий, потому что это тоже часть эго — кто пытается усовершенствоваться, кто пытается быть осознанным, кто пытается достичь просветления? Кто тот, кто внутри вас? Это вновь то же самое эго. То же самое эго теперь пытается достичь состояния будды.
    Сам Будда называл просветление "последним кошмаром". Просветление это последний кошмар, так как это снова является сном. И не только сном, но кошмаром, потому что вы страдаете благодаря этому. Точка зрения Тилопы это высшая точка зрения. Если вы можете понять это, тогда не нужно никаких усилий. Просто расслабьтесь и будьте, и все произойдет само собой. Вы должны просто быть не-делающими: вы сидите спокойно, весна приходит, и трава растет сама по себе.

    Второй вопрос:
    Как я понимаю, в прошлом, многие школы йоги учили посредством подавления. И весьма многие достигли благодаря этому. Разве не возможно, что даже сегодня способ подавления может подойти определенному типу людей?


    Во-первых, этого никогда не было! — тот, кто знает, никогда не учил подавлению.
    Во-вторых, никто никогда не достигал посредством этого.
    Но фальшивые монеты существуют везде. Путь быть естественным очень прост. Но вам он кажется очень сложным, потому что эго жаждет чего-то трудного, с чем бы оно могло бороться, чему бы оно могло бросить вызов, завоевать. Эго существует благодаря постоянному вызову. Если нечто абсолютно просто, эго падает духом. Если вы не можете делать ничего, кроме того, чтобы сидеть в молчании и позволить всему быть, и позволить всему двигаться туда, куда оно движется, без какой-либо деятельности с вашей стороны, тогда, когда и как будет существовать эго? Такой возможности нет.
    Когда вы просты и естественны, эго совершенно падает духом. Оно тот час же исчезает, потому что эго нужна постоянная деятельность. Эго это то же самое, что и езда на велосипеде: вы должны постоянно крутить педали. Если вы перестанете крутить педали, он может проехать еще несколько футов, несколько ярдов по инерции, но он должен упасть. Велосипед и тот, кто на нем едет, оба упадут на землю. Для того, чтобы ездить на велосипеде, нужно постоянно крутить педали. Даже если вы крутите педали очень медленно, вы упадете. Для этого нужно постоянное поступление энергии.
    Эго устроено точно так же, как велосипед — вы должны постоянно питать его: этот вызов, тот вызов, эта деятельность, та деятельность — что-то должно быть достигнуто. Эверест должен быть покорен, вы должны достичь Луны — что-то всегда в будущем. Вы должны крутить педали, только тогда эго может существовать. Эго существует в активности. В неактивности велосипед просто падает, и ездок тоже. Внезапно, вся активность эго исчезает, вместе с ней исчезает и эго.
    Вот почему простое кажется для эго трудным, а трудное кажется простым. Если я говорю вам, что путь очень, очень труден, вы будете готовы следовать ему. Если я скажу, что он очень прост, он настолько прост, что вам не нужно делать ни единого шага, он настолько прост, что вам не нужно никуда идти, просто сидите в своем доме, и это произойдет, вы просто забудете обо мне и о том, что я говорю. Вы просто уйдете прочь от меня, как будто бы вы вообще ничего не слышали. Вы пойдете к кому-то, кто создает некую трудность для вас. Именно поэтому подавление вошло в существование, потому что это самая трудная в мире вещь, подавлять. Это практически невозможно, потому что это никогда не бывает успешным, вы всегда терпите поражение.
    Как вы можете подавлять часть своего существа с помощью другой части? Все равно, что правая рука пытается победить левую руку. Вы можете притворяться. После небольшой борьбы вы сможете притворяться, что правая рука одержала победу, а левая рука подавлена. Но думаете ли вы, что она подавлена или завоевана? Как вы можете завоевать часть своего собственного существа с помощью другой его части? В конце концов, вы обнаружите, что боролись всю свою жизнь и ничего не достигли. На самом деле, вы только терпели поражения, больше ничего. Вся ваша жизнь будет поражением.

    Ни один из известных Мастеров, ни один просветленный Мастер никогда не практиковал подавление. Но они проповедовали нечто, что выглядело как подавление для людей, которые не знали, поэтому позвольте мне провести четкое различие. Различие очень тонко. Например, Будда и Махавира оба проповедовали пост, оба проповедовали брахмачарью, целибат. Учили ли они подавлению? Они не могли, они не учили этому.
    Когда Будда говорит: "Идите и поститесь", что он имеет в виду? Подавляйте свой голод? — нет. Он говорит: "Наблюдайте свой голод. Тело будет говорить: "Я хочу есть". Вы просто сидите снаружи своего существа и наблюдаете". Не делайте ничего другого, чтобы накормить тело, или подавить голод. Вы просто наблюдаете голод. С вашей стороны не нужно ни проявления активности ни подавления активности. Когда вы подавляете свой голод, что вы делаете? Вы не сможете наблюдать его. На самом деле, это единственное, чего вы избегаете.
    Что будет делать человек, который хочет подавить голод, и который постоянно постится, как каждый год это делают джайны? Он будет пытаться отвлечь ум чем-то еще, чтобы не чувствовать голода. Он будет петь мантры или пойдет к своему религиозному наставнику слушать его, чтобы таким образом ум был занят. Тогда ему не нужно уделять внимание голоду, который существует. Это подавление. Подавление значит: что-то существует, но вы не смотрите на это, вы притворяетесь, что этого нет. Если ваш ум сильно занят, тогда голод не может проникнуть и не может обратить внимание на самого себя. Голод будет продолжать стучаться в вашу дверь, но вы повторяете мантру так громко, что не слышите стука. Подавление значит отвлечение вашего ума от реальности вашего бытия.
    Махавира и Будда не могли выступать в пользу этого и не могли учить такому обману. Они проповедовали пост, но их пост тотален, качественно отличен. На поверхности оба постящихся будут одинаковыми, но глубоко внутри человек, который следует Махавире или Будде, будет поститься и не будет заниматься никакой деятельностью в уме. Он будет наблюдать и уделять внимание голоду. И тогда возникнет очень, очень прекрасное явление: если вы уделяете внимание голоду, он исчезает. Безо всякой еды, он исчезает. Почему? Что происходит, когда вы уделяете внимание голоду?
    Когда возникает сексуальное желание, человек просто должен уделить этому все свое внимание, не судя, не говоря, хорошо это или плохо. Нет, здесь вообще нет оценки, потому что вся оценка принадлежит уму. Плохое, хорошее — все различия принадлежат уму, а свидетельствование — единственное, что нераздельно. Оно ни хорошее ни плохое, оно просто существует. Если вы уделяете внимание голоду, или сексуальному желанию, тотальное внимание — а тотальное внимание это такая энергия, это огонь — голод просто сжигается, сексуальное желание просто сжигается. Что происходит? Каков внутренний механизм?
    Вы чувствуете голод. На самом деле, вы никогда не были голодны. Тело было голодным, вы никогда не были голодны. Но вы отождествляетесь с телом. Вы чувствуете: "Я есть тело". Вот почему вы чувствуете, что вы голодны. Когда вы обращаете внимание на голод, создается дистанция, отождествление разваливается. Отождествления больше нет. Вы больше не тело; ваше тело голодно, и вы наблюдатель. Внезапно, в вас возникает блаженная свобода, и вы чувствуете: "Я не тело, я никогда не был телом. Тело голодно, но я не голоден". Мост сломан — вы отделены.
    Тело обладает желанием секса, потому что оно пришло из секса. Тело обладает желанием секса, потому что каждая клеточка тела сексуальна. Ваши мать и отец создали ваше тело, проявляя сексуальную активность. Первая клетка вашего тела пришла из сексуальной страсти; она несет качество этого. Эти клетки репродуцировались, и, таким образом, было создано все ваше тело. Все ваше тело это сексуальная страсть. Возникает желание. Это естественно для тела, в этом нет ничего плохого. Тело это сексуальная энергия и больше ничего.
    Брахмачарья не возможна для тела. Сексуальность естественна для тела. Сексуальность естественна для тела, а для вас только брахмачарья естественна; секс неестественен. Вот почему мы называем целибат брахмачарьей. Слово целибат не подходит. Оно очень обычное, дешевое. Оно не несет смысл брахмачарьи. Брахмачарья произошла от корня "брахма". Слово "брахмачарья" означает, что вы пришли к цели, вы пришли к знанию того, что вы брахман, высшее, божественное, что вы есть сам Бог.
    Когда вы начинаете чувствовать, что вы есть сам Бог, тогда это настоящий целибат. Тогда не возникает проблем. И что происходит, какое чудо, что вы отделены, когда мост сломан, и вы не отождествляетесь с телом, вы не говорите: "Я есть тело". Выговорите: "Я нахожусь в теле, но я не тело. Я живу в этом доме, но я не дом. Я одет в эту одежду, но одежда это не я". Когда вы достигли этого — и я говорю, достигли, потому что интеллектуально вы уже знаете, не в этом дело; вы не поняли это; когда вы понимаете с глубоким вниманием к голоду, или к сексу, или к чему бы то ни было — когда вы понимаете, внезапно, мост между телом и заключенной в тело душой исчезает. Когда есть разрыв, и вы стали свидетелями, тогда тело живет благодаря вашему сотрудничеству.

    Тело не может жить без вашего сотрудничества. Именно это происходит, когда тело умирает: тело абсолютно то же самое, только теперь нет вашего сотрудничества. Вы вышли из дома, и поэтому тело умерло. Иначе никто никогда не умирал. Тело осталось прежним, но оно зависит от вашей энергии. Вы должны постоянно подпитывать его энергией. Оно существует при вашем сотрудничестве; оно не может существовать самостоятельно. Именно благодаря вам оно собрано вместе. Иначе оно бы развалилось на части. Вы являетесь центром и кристаллизирую-щим фактором в нем.
    Когда вы голодны, если вы наблюдаете голод, тогда сотрудничества больше нет. Это временная смерть. Вы не поддерживаете тело. Когда вы не поддерживаете тело, как тело может чувствовать голод? Тело не может ничего чувствовать; чувствительность присуща вашему существу. Голод может быть здесь в теле, но тело не может чувствовать, оно лишено рецепторов.
    Сейчас, только в этом десятилетии, хирурги, проводящие операции на мозге, осознали загадочное явление: мозг, который все чувствует, сам не обладает чувствительностью. Вы можете лежать, находясь в полном сознании, на операционном столе, ваша черепная коробка может быть открытой, и хирург может резать ткань вашего мозга, но вы не будете чувствовать. Не нужно никакой анестезии. Он может сделать окно в вашей голове, он может просверлить дырку в вашей голове, но вы почувствуете это только тогда, когда он будет сверлить череп. Когда он проходит вовнутрь, там вообще нет никакой чувствительности. Если он полностью разрежет весь ваш мозг, вы не будете знать, и при этом будете пребывать в полном сознании. Тогда откуда приходят чувства?
    Мозг это самая тонко организованная часть тела, самая нежная, но даже она не обладает чувствительностью. Чувствительность приходит из вашего существа. Она заимствуется телом. Тело не может чувствовать само. Если вы наблюдаете голод, если наблюдение реально, подлинно, и вы не избегаете, голод исчезает.
    Пост Махавиры или Будды полностью отличен от поста джайнов или буддистов. Брахмачарья Махавиры совершенно отлична от брахмачарьи джайнских монахов. Махавира не избегает, он просто наблюдает. Когда вы наблюдаете, это исчезает. Когда вы наблюдаете, этого больше нет. Когда вы избегаете, это преследует вас. На самом деле, это не только преследует вас, это появляется подобно призраку. Никакая йога не учит подавлению — она не может. Но есть йоги, которые учат подавлению. Это — учителя; они не познали своей внутренней сути. Поэтому, не существует ни одного человека, который может достичь состояния будды с помощью подавления. Это невозможно, это просто невозможно. Вы можете достичь с помощью осознанности, но не с помощью подавления.
     
  2. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    11.575
    Симпатии:
    564
    Третий вопрос: Медитация часто нарушается из-за физической боли. Не расскажите ли вы о медитации на боль, когда она случается?

    Именно об этом я и говорил. Если вы чувствуете боль, будьте к ней внимательны, не делайте ничего. Внимание это великий меч — он отсекает все. Просто уделите внимание боли.
    Например, во время последней части медитации вы сидите в молчании, не двигаясь, и возникает много проблем с телом. Вы чувствуете, что ноги отмирают, в руках появляется какой-то зуд, вы чувствуете себя так, как будто по телу ползают муравьи. Вы смотрели много раз, и не обнаруживали никаких муравьев. Это происходит внутри, не снаружи. Что вы должны делать? Вы чувствуете, что ноги становятся мертвыми? — будьте наблюдателем, просто уделите этому все свое внимание. Вы чувствуете зуд? — не чешитесь. Это не поможет. Просто уделите этому внимание. Даже не открывайте своих глаз. Просто обратите свое внимание вовнутрь, и просто ждите и наблюдайте. За считанные секунды зуд исчезнет. Все, что происходит даже если вы чувствуете боль, сильную боль в желудке или в голове, это происходит потому, что в медитации меняется все ваше тело. Она меняет химию тела. Начинает появляться нечто новое, и тело погружается в хаос. Иногда будет поражен желудок, потому что именно в желудке вы подавили много эмоций, и они зашевелились. Иногда у вас сильно болит голова, потому что медитация меняет внутреннюю структуру вашего мозга. Когда вы проходите через медитацию, вы действительно погружаетесь в хаос. Вскоре, все уляжется. Но первое время все будет находиться во взвешенном состоянии.
    Так что же вам нужно делать? Просто видьте боль в голове, наблюдайте ее. Вы наблюдатель. Просто забудьте о том, что вы делатель, и постепенно все утихнет, и утихнет так красиво и грациозно, что вы не сможете поверить в это до тех пор, пока не узнаете об этом. Исчезнет не только боль в голове — потому что энергия, которая создавала боль, если ее наблюдать, исчезает — та же самая энергия становится удовольствием. Энергия та же самая.

    На самом деле, что происходит? Почему это происходит? Когда вы не медитируете, этого не происходит. Вы находитесь здесь весь день, и руки никогда не чешутся, голова не болит, желудок находится в отличном состоянии, и с ногами все хорошо. Все хорошо. Что происходит на самом деле? Почему медитация делает так, что это внезапно начинается?
    Тело долго оставалось хозяином, но в медитации вы выбрасываете тело из его господства. Вы свергаете его с престола. Оно цепляется; оно пытается любым способом остаться хозяином. Это создает многое из того, что разрушает вас, поэтому медитация упущена. Вы выведены из равновесия, и тело снова садится на трон. До сих пор, тело оставалось хозяином, а вы были рабом. Посредством медитации вы все меняете; это великая революция. И, конечно, никакой правитель не хочет быть лишенным власти. Тело создает воображаемую боль: зуд, мурашки. Это естественно, потому что тело пытается оставаться у власти как можно дольше. Оно было императором в течение многих жизней, а вы были рабом. Теперь вы изменились — все перевернулось вверх дном. Вы восходите на трон. Это естественно, что тело будет пытаться сделать все возможное, чтобы разрушить вас. Если вы разрушены, вы потеряны. Обычно люди подавляют такие вещи. Они начнут петь мантру. Они не будут смотреть на тело.
    Я не учу вас никакому подавлению. Я учу вас только осознанности. Просто наблюдайте, уделяйте внимание. Потому что это не настоящее, оно тотчас же исчезнет. Когда вся боль и зуд и мурашки исчезнут, и тело будет поставлено на свое место, внезапно возникнет такое блаженство, что вы не сможете вместить его. Внезапно, в бытии возникнет такое бурное празднование, что вы не сможете его выразить. Вы переполнены покоем, который породило понимание, блаженством, которое не принадлежит этому миру.

    Четвертый вопрос:
    Когда вы говорили о любви, вы сказали, что это основная потребность. Вы также сказали, что она приносит несчастье. Тогда как наша жизнь может иметь смысл, если наши попытки удовлетворить потребность в любви всегда кончаются неудачей?


    Все ваши попытки всегда заканчиваются несчастьем. Не только попытки, предпринятые в отношении любви, но все ваши попытки безусловно заканчиваются неудачей, потому что все попытки приходят из эго. Никакие усилия не будут увенчаны успехом, потому что делатель это причина всех несчастий. Если вы можете любить без того, чтобы в этом присутствовал тот, кто любит, тогда не возникнет несчастья.
    Это кажется очень, очень трудным — любить без того, чтобы в этом присутствовал тот, кто любит. Причиной несчастья является тот, кто любит, не любовь. Любящий начинает делать то, что заканчивается адом. Все любящие терпят неудачу, но любовь никогда не терпит неудачу. Поэтому вы должны понять, что вы не должны присутствовать в своей любви. Любовь должна быть, но в ней не должно быть никакого эго. Вы должны двигаться, но здесь не должно быть того, кто движется. Вы должны есть, но здесь не должно быть того, кто ест. Вы должны делать все, что требуется, но здесь не должно быть делателя.
    Такова вся дисциплина. Это единственная дисциплина религии. Религиозный человек это не тот человек, который принадлежит какой-либо религии. На самом деле, религиозный человек никогда не принадлежит никакой религии. Религиозный человек это тот, кто отбросил делателя, живет естественно, и просто существует.

    Тогда любовь приобретает другое качество — она не одержима обладанием, она не ревнива. Она просто дает. Она не просит милостыню; вы не торгуете ей. Это не товар, это переполнение вашего бытия. Вы делитесь ею. На самом деле, в таком состоянии бытия, где существует любовь а не тот, кто любит, вы не любите кого-то, вы не любите кого-то другого, вы просто любите. Дело не в предмете любви.
    Это просто как дыхание. С кем вы дышите? Вы просто дышите. Кто бы не находился радом с вами, не имеет значения. Это просто: тот, кого вы любите, становится неважным, вы просто любите — кто бы ни находился с вами! Или, возможно, рядом никого нет. Вы сидите в пустой комнате, но любовь продолжает течь. Теперь, любовь это не деятельность, это ваше бытие. Вы не можете снять или надеть ее — она это вы. Таков парадокс.

    Когда вы исчезаете, тогда любовь есть вы; когда вас нет, тогда есть только любовь. В конце концов, вы полностью забываете о любви, потому что нет никого, кто мог бы помнить об этом? Тогда любовь подобна распускающемуся цветку, солнце восходит, звезды появляются на ночном небе — это просто происходит. Даже если вы прикасаетесь к камню, вы прикасаетесь с любовью. Это стало вашим бытием.
    Именно это означает высказывание Иисуса: "Возлюбите врагов своих". Вопрос не в том, чтобы вы любили своих врагов, это постоянно пребывающая любовь. Тогда вы не можете больше ничего делать. Даже если приходят враги, вы должны их любить. Вам не остается ничего другого. Ненависть настолько глупа, что она может существовать только вместе с эго. Ненависть глупа, потому что вы приносите вред другим, и самим себе приносите вреда еще больше, чем остальным. Она глупа, потому что весь вред, который вы наносите, вернется назад к вам. Многократно умноженный, он вернется назад к вам. Вы будете раздавлены ссорами. Это просто глупо, идиотично. Все грехи глупы и идиотичны.
    Вот почему на востоке нам известен только один грех, и это невежество. Все остальное это только производное. Когда я говорю о любви, я говорю о той любви, в которой не присутствует любящий. И если любовь приносит вам несчастью, вы можете быть убеждены, что это не любовь. Это ваше эго приносит несчастье. Эго отравляет все, к чему вы прикасаетесь. Точно так же как царь Мидас: все, к чему он прикасался, становилось золотом. Точно такое же как царь Мидас — все, к чему оно прикасается, становится ядом. И вы знаете, в какую беду попал Мидас! Все превращалось в золото, даже тогда он остался несчастным, таким несчастным, каким никогда не был ни один человек на этой земле. Он прикоснулся к своей дочери, которую любил, и она стала золотой. Он прикоснулся к своей жене, и она стала золотой. Он прикоснется к еде, и еда станет золотом. Он не мог пить, он не мог есть, он не мог спать, он не мог любить, он не мог двигаться. Его близкие исчезли. Слуги держались от него подальше, потому что, если они окажутся поблизости, и он случайно дотронется, они станут золотыми. Царь Мидас, должно быть, совершенно сошел с ума.
    Поэтому, что я могу сказать о вас? Все, к чему вы прикасаетесь, становится ядом. Даже если все превращается в золото, создается ад. Что сказать о вас? — вы прикасаетесь, все становится отравленным. Вы живете в несчастий, но вы должны найти причину. Причина внутри вас: делатель, эго, "я". Но вы должны пройти через это. Вы не можете ничему научиться, не пройдя через это.
    В Дзен говорят, что горячая вода или холодная, вы узнаете это только тогда, когда пьете. Когда я говорю, что эго все превращает в яд, сильно не поможет. Вы должны видеть. Вы должны быть настороже. Вы должны чувство вать и понимать свое собственное эго — что оно делает с вами.
    Но эго очень хитро. Оно всегда говорит... всегда, когда вы несчастны, оно говорит, что причиной этого является что-то еще. Это трюк эго, с помощью которого оно защищает себя. Если вы несчастны, вы никогда не думаете, что это произошло из-за вас — всегда виноват кто-то другой. Муж несчастен из-за жены; жена несчастна из-за мужа — эго всегда перекладывает ответственность на кого-то другого — отец несчастен из-за сына.
    Я видел людей, которые несчастны из-за детей, и видел людей — они несчастны, потому что у них нет детей. Я вдел людей, которые несчастны из-за любви — их взаимоотношения приносят им так много проблем, создают суматоху, беспокойство — и я видел людей, которые несчастны, потому что у них нет любви, потому что без любви они чувствуют себя несчастными. Кажется, что вы обречены быть несчастными. Что бы ни происходило, вы создаете несчастье. Но вы никогда не смотрите вовнутрь. Внутри должно быть что-то, что является причиной этого — это эго, которым, вы думаете, вы являетесь, идея личности. Чем больше представление о личности, тем в большем несчастий вы оказываетесь.
    Дети менее несчастны, потому что их эго еще не развились, и поэтому всю свою жизнь люди думают, что в детстве они жили в раю. Единственная причина этого проста: эго нужно время, для того чтобы развиться. У детей нет такого большого эго. Если вы попытаетесь вспомнить свое прошлое, вы обнаружите, что где-то существует барьер. Когда вы достигаете возраста четырех или трех лет, внезапно, вы перестаете помнить, что было до того. Почему?
    Психоаналитики прозондировали эту загадку, и теперь они пришли к выводу. Они говорят, что это происходит потому, что там не было эго, поэтому, кто будет накапливать воспоминания. Не существовало того, кто накапливает. Все происходило, были переживания, потому что ребенок в возрасте трех лет это не чистый лист бумаги. Происходили миллионы событий. И с ребенком происходит даже больше, чем со стариком, потому что ребенок более любопытен, и каждая мелочь это великое событие. За эти три года произошло много всего, но так как эго здесь не было, не осталось никакого следа. Если вы загипнотизируете ребенка, он сможет вспомнить. Он сможет преодолеть преграду.
    Во многих экспериментах загипнотизированные люди вспоминали не только то, что случилось после рождение, но то, что случилось до рождения, когда они находились в материнской утробе. Мать была больна, или у нее болел живот — боль, и ребенок страдал. Или, когда ребенок находился в материнской утробе, когда ему было семь или восемь месяцев, и мать занималась любовью, ребенок помнит это. Потому что, когда женщина занимается любовью, ребенок внутри чувствует удушье.
    Поэтому на востоке это было категорически запрещено. Когда мать беременна, она не может заниматься любовью — всякая сексуальная активность опасна для ребенка, потому что ребенок зависит от дыхания матери. Кислород обеспечивается матерью, и когда она занимается сексом, ритм ее дыхания нарушается. Больше нет четкого ритма; ребенок задыхается, не зная, что происходит. Когда мать занимается сексом, она поглощает больше кислорода — теперь это научный факт — и, когда матерью поглощается больше кислорода, ребенку его не хватает. Иногда возможна даже смерть; ребенок может умереть. Ребенок помнит все это. Вы тоже помните это; это существует, но так как эго еще не было, это не стало для вас бременем.
    Просветленный человек помнит такое. У него нет центра, который может помнить. Он накапливал воспоминания, но это не стало для него бременем. Если он захочет, он может вернуться к воспоминаниям, и найти там это, но он не обременен. Воспоминания не приходят к нему сами по себе. Он может обнаружить их, он может найти их, но обычно он остается подобным чистому небу. Ничто не приходит само по себе.
    Вы можете быть пойманы своим собственным опытом, не тем, что я говорю. Смотрите на несчастье, и всегда пытайтесь найти причину, и вы обнаружите причину внутри себя. Если вы обнаружите причину внутри, вы достигли точки трансформации в ее зрелости. Теперь вы можете преобразиться, теперь вы можете измениться — вы готовы. Когда вы продолжаете перекладывать ответственность на других, не возможно никакое изменение. Если вы поняли, что вы ответственны за все то несчастье, которое создали — вы в своем собственном аду — что каждый момент происходят огромные превращения. Внезапно, вы становитесь своими собственными небесами.
    Вот почему я говорю вам, что вы должны двигаться во взаимоотношения, в мир; для того чтобы пережить, чтобы стать взрослыми, зрелыми. Только тогда все, что я говорю, будет иметь для вас смысл. Иначе, интеллектуально вы будете понимать, но экзистенциально вы упустите смысл.

    Пятый вопрос:
    Является ли любовь предпосылкой для того, чтобы перейти к следующему виду взаимоотношений?


    Вы вообще не понимаете меня. От вас не требуется никакой любви. Я не требую, чтобы вы любили меня. Но я понимаю вашу проблему. Вы не можете понять, что любовь возможна без того, чтобы становиться любящим. Вы можете любить меня без того, чтобы становится любящим по отношению ко мне; это высший вид любви, самая чистая любовь. И это должно быть понято, потому что между Мастером и учеником существуют взаимоотношения, которые не принадлежат этому миру.
    ... Будда женственен, но он не слаб. Или, слабость обладает своей собственной силой, которой никогда не может обладать никакой элемент силы. Ребенок слаб, но ребенок обладает той силой, которую никогда не может иметь взрослый человек. Камень обладает большой силой, а рядом с камнем растет цветок — очень слабый. Но цветок обладает той силой, которой никогда не сможет обладать камень. Цветок, конечно, слаб: утром он приходит, вечером уходит. Он такой преходящий, такой недолговечный. Но цветок обладает силой другого измерения, другого качества, потому что он такой живой. На самом деле, он вскоре умрет, потому что его жизнь так интенсивна. Сама интенсивность жизни в цветке истощится к вечеру. Камень продолжает жить, потому что он живет так несчастливо. Его жизнь не интенсивна: он живет очень медленно, лениво, сонно. Камень спит, цветок живет.
    Мастер слаб в определенном смысле, потому что его слабость имеет свою собственную силу. Он женственен в определенном смысле, потому что вся агрессия ушла, все насилие исчезло. Его жизнь больше похожа на жизнь матери, чем на жизнь отца. Все это очень сложно, и никто не требует, чтобы вы были любящими, но от всех требуется быть в любви.

    Из-за этого возникает много проблем. Кто-то влюбляется в Будду. Тогда он говорит, что Будда это единственный просветленный. Тогда он говорит: "Хорошо — существует Иисус, существует Кришна, но они не такие как Будда". Тогда Иисус и Кришна отброшены на периферию. В центре, в самом сердце сердцевины, или, в самой сердцевине сердца, существует только Будда. Для ученика это абсолютная истина. Затем кто-то влюбляется в Иисуса, тогда Иисус приходит в центр; Будда, Махавира и Мухаммед — все отброшены на периферию. Когда Мастер становится подобным солнцу, и вы вращаетесь округ него подобно земле, подобно планетам, он становится вашим центром, самым центром вашей жизни. Только тогда что-то возможно, но не прежде. Наполнитесь до краев, если пришли ко мне, только тогда вы найдете меня. Бегите, если пришли ко мне, только тогда вы найдете меня. Потому что дело не в том, с кого вы любите, Мастера А или Мастера Б— дело не в этом. Дело в том, что вы любите. Где бы это ни происходило, идите туда.
    И если вы не можете сдаться в любви, вам будет очень трудно сдаться вообще. Мастер тоже требует сдачи, самой великой сдачи, которую когда-либо может потребовать любая женщина или любой мужчина. Мастеру нужны вы — ум, тело, душа — все ваше бытие. Ничто меньшее не годится. Существует три возможности. Всегда, когда вы приходите к Мастеру, первая возможность это возможность интеллектуального общение, посредством головы. Вы можете принять идеи отдельно. Для этого не нужно вовлекаться ни в какие взаимоотношения с Мастером.
    Существует и другая возможность: вы любите сердцем. Тогда вам все равно, что он говорит; дело в нем самом. Если вы находитесь со мной в интеллектуальных взаимоотношениях, рано или поздно вы уйдете. Потому что я постоянно противоречу самому себе — одна идея подходит вам, другая не подходит. Эта идея вам нравится, другая идея вам не нравится — и я буду продолжать противоречить. И я делаю это по определенной причине: потому что я хочу, чтобы меня окружали не те, кто интеллектуально согласны со мной. Я должен оставаться постоянно парадоксальным, для того чтобы изгнать их отсюда.

    Это происходит в скрытой форме, в очень скрытой форме. Я никогда не говорю вам: "Уходите прочь". Вы просто уходите сами по себе. И вы чувствуете себя хорошо, потому что этот человек был таким противоречивым, что вам пришлось уйти. Останутся только те, кто общаются со мной посредством сердца. Только те, кто общаются со мной своим сердцем не беспокоятся о противоречиях. Они не будут беспокоиться о том, что я говорю; они будут смотреть непосредственно на меня. Они знают меня, поэтому я не могу обмануть их. Они судят непосредственно обо мне, а не о том, что я говорю то, что я говорю, не очень важно.
    Посмотрите на различия: человек, который соглашается с моими идеями общается со мной благодаря идеям; человек, который любит меня, возможно, взаимодействует с моими идеями, но благодаря мне, и это огромная разница.

    Затем, существует третий тип взаимоотношений, которые возможны только после того, как произошел второй тип взаимоотношений. Когда вы действительно любите, любовь становится такой естественной, она исчезает. Когда я говорю "исчезает", я не имею в виду, что она исчезает, я только имею в виду, что вы больше не осознаете ее присутствия. Когда у вас болит голова, только тогда вы начинаете осознавать, что у вас есть голова, что-то происходит неправильно. Когда голова здорова, у вас нет головы. Так можно определить, здоровы ли вы: когда тело абсолютно здорово, вы не думаете о нем... как будто бы его не существует; вы становитесь бестелесными. Также можно определить и абсолютную любовь. Любовь это предельное, высшее здоровье, потому что любовь делает вас целыми. Когда вы любите Мастера, постепенно, вы совершенно забываете о любви. Она становится естественной, как дыхание.
    Тогда возникает третий тип взаимоотношений, которые не исходят ни из головы ни из сердца, но из самого бытия. Сердце и голова это два слоя; за ними скрыт центр вашего существа. Вы можете назвать его атмой, личностью, душой, или как вам будет угодно. Потому что здесь никакие различия в смысле слов больше не имеют значения. Сущность с сущностью — тогда больше не существует границ. Тогда, фактически, ученик и Мастер не два человека. Они существуют в качестве двух людей, но одно сознание течет от одного берега к другому.

    Шестой вопрос:
    Вы сказали, когда школьник смотрит в окно, он перебывает в медитации, сам не зная об этом?

    существует два вида невинности: один существует из-за неведения, другой существует из-за осознанности. Будда подобен ребенку, и все дети подобны Будде, но существует огромное различие. Все эти дети будут потеряны в мире. Им нужен опыт, они должны быть брошены в мир. И благодаря своему опыту, если они достигают медитации, невинность и детство снова вернутся, тогда никто не сможет их выбросить. Теперь это произошло из опыта, они научились этому. Это больше не происходит из неведения, это происходит, благодаря опыту. Теперь это их собственное сокровище.
    Если все идет хорошо, тогда вы снова станете ребенком в конце своей жизни. В этом и заключается цель религии. В этом и заключается значение нового рождения; в этом и заключается значение христианского воскрешения. Воскресает не тело, воскресает душа. Вы снова становитесь подобными детям; вы снова становитесь невинными, но невинность основывается, коренится в опыте. Если вы умираете, не став снова ребенком, вы потратили свою жизнь впустую; вы прожили ее зря. Вы просто упустили возможность. И вы должны будете снова вернуться — целое будет постоянно выбрасывать вас...
    В этом заключается вся доктрина перерождения: до тех пор пока вы не выучите это, целое не будет удовлетворено вами. До тех пор пока вы не станете ребенком по своей собственной воле — не потому что таким станет ваше тело, но потому что таким станет ваше бытие: если вы достигнете невинности, и невинность будет достигнута вопреки всем препятствиям, вопреки всему, что могло разрушить ее — вы должны будете быть отброшенными назад снова и снова.
    Жизнь это школа; это дисциплина. Поэтому не только вы, но каждый ребенок был медитативным, а затем он утратил это качество. И ребенок утрачен не из-за других, в этом есть внутренняя потребность; он должен утратить невинность. Она не достаточно глубока. Она не может преодолеть препятствия. Она подобна тени. . Он живет жизнью, которая очень похожа на тень, она неукоренена — в ней нет глубины. Глубина приходит посредством опыта.
    Будда обладает глубиной, безмерной глубиной. На поверхности он кажется ребенком, но в глубине своего бытия он вовсе не ребенок. Весь опыт всех его жизней, сделал его зрелым. Ничто не может его разрушить, ничто не может разрушить его невинность — ничто. Теперь невинность настолько глубоко укоренена, что могут прийти бури — на самом деле, он ждет их — и дерево не будет вырвано с корнем. Он будет наслаждаться самим стремлением бури выкорчевать его, и когда буря утихнет, после нее он станет еще сильнее, не слабее.
    В этом разница: детская невинность это подарок природы; невинность, которой вы достигаете посредством своих собственных усилий, это не подарок природы, вы заработали ее. И всегда помните: что бы вы ни заработали, - это ваше. Опыт вы не можете украсть. Вы не можете занять его у кого-то другого.

    Седьмой вопрос:
    "Разве видения это тоже сны? Как быть бдительным во сне и сновидениях? Иногда я чувствую, что вы приходите ко мне во сне. Что я должен думать о таких снах?


    Да, видения тоже сны, не об этом мире, но о другом мире. Иногда у вас возникают видения, и если вы медити-руете, их будет все больше и больше. Со временем они станут обычным явлением.
    Итак, кто-то спросил:
    Разве видения тоже сны?
    Да, это сны не об этом мире, но о другом мире; это высшие сны. Они заключают в себе не вещи, но ваши внутренние явления. Но это все же сны, не цепляйтесь за них. Вы должны выйти за их пределы. Если в ваших видениях вам является Будда, помните, что этот Будда тоже часть ваших снов — конечно, прекрасная, духовная, она очень сильно поможет вам в вашем поиске — но не цепляйтесь за нее.
    Мастера Дзен на протяжении столетий говорили, что, если вы встретите Будду, убейте его немедленно! Не медлите ни секунды. Если вы не убьете его, он убьет вас. И они правы.
    Видения прекрасны, но если вы начинаете наслаждаться ими слишком сильно, они могут быть опасными. Тогда вы снова привязаны к какому-то опыту. И когда вы видите, что Будда действительно прекрасен, и он кажется более настоящим, чем настоящий Будда. Всего лишь лицезрея его, вы будете чувствовать такой покой и мир внутри. Когда вы видите Кришну с флейтой, который поет песню, кто сможет удержаться от того, чтобы уцепиться? Вы хотели бы цепляться. Вы хотели бы, чтобы это видение повторялось вновь и вновь. Тогда Будда убивает вас.
    Помните, это критерий, все, что вы видите, должно расцениваться как сон; реален только тот, кто видит. Все, что вы видите, есть сон. Все ощущения есть сон; истинен только тот, кто ощущает. И вы должны прийти к точке, в которой нечего будет видеть, нечего будет слышать, нечего будет нюхать, не к чему будет прикасаться — только огромное пространства и вы — в одиночестве. Остался только видящий. Все видения ушли; гости ушли, остался только хозяин. Когда наступает этот момент, только тогда случается реальность. До этого времени все является сном.

    И второй вопрос, который был задан: Как быть бдительным во сне и сновидениях?
    Тот человек, который задал этот вопрос, говорит, что всегда, когда он пытается быть осознанным, он не может спать. Или, если приходит сон, и, внезапно, он вспоминает, что он должен быть бдительным, сон нарушается, и тогда он не может спать — это трудно.
    Осознанность, которая приходит во сне, не может быть выработана прямым путем. Сначала вы должны работать с состоянием бодрствования. Всегда помните, что это цель, и вы должны двигаться шаг за шагом. Первым шагом должна быть осознанность, которая появляется в состоянии бодрствования. Вообще не думайте о сне. Сначала вы должны быть осознанными, когда вы бодрствуете в течение дня. И когда у вас будет достаточно энергии, для того чтобы быть осознанными, только тогда вы можете предпринять второй шаг. Тогда вам, в действительности, не потребуется никаких усилий для этого. Сама энергия, которую вы накопите в течение для, будет оставаться бдительностью внутри вас. Не нужно будет никаких усилий. Если понадобятся усилия, тогда сон будет разрушен, потому что усилия противоречат сну. Вы не можете привнести его, он случается; это не действие.
    И для того, чтобы понять природу сна, вам нужно будет понять многое. Самадхи тоже подобно этому. Вот почему Патанджали будет говорить позже, что сон и самадхи имеют нечто общее. В этом их общность: сон приходит, сатори тоже; самадхи тоже приходит, вы не можете сделать ничего для того, чтобы привнести это. Если вы пытаетесь, вы упустите. Если вы не хотите упустить, вы просто есть, и это приходит.
    Поэтому не совершайте никаких усилий для того, чтобы быть осознанными, когда вы погружаетесь в сон. Вы нарушите свой сон и не достигнете осознанности. Просто выработайте это в течение дня. Когда в течение дня вы становитесь все более и более бдительными, сам поток бдительности проходит в сон благодаря своей собственной энергии. Вы заснете и все же будете чувствовать поток внутри себя, наблюдая. Свет — слабый свет в начале — горящий внутри, и вы можете наблюдать. Но не начинайте делать это. Делайте это, когда бодрствуете, и это будет происходить, когда вы погружаетесь в сон.
    Поэтому сначала станьте осознанными, когда вы бодрствуете, в течение дня. Соберите все больше и больше энергии осознанности. Сделайте из нее такой переполненный поток, что, когда вы засыпаете, ваше тело засыпает, ваш ум засыпает, но энергия, поток осознанности настолько силен, что он продолжается. Тогда вы сможете различать. И когда вы становитесь способными различать во снах, это великое достижение. ... И когда все пять видов снов исчезают, нереальность исчезает, иллюзия исчезает. Теперь вы впервые достигаете понимания реальности, брахмы.
     
  3. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    11.575
    Симпатии:
    564
    ГЛАВА 3
    Между периферией и центром

    41.
    Когда деятельность ума находится под контролем, ум становится подобньм чистому кристаллу, отражающему правдиво, без искажений, воспринимающего, восприятие и воспринятое.
    42.
    Савитарка самадхи это самадхи, в котором йог все еще не способен выявить различия между настоящими энаниями, знаниями, основывающимися на словах, и знаниями, основывающлчися на рассуждениях или чувственных восприятиях.


    Что такое ум? Ум это не вещь, но событие. Вещь заключает в себе материю, событие это просто процесс. Вещь подобна камню, событие подобно волне: она экзистенциальна, но она не материальна. Это просто событие между ветром и океаном; процесс, явление.
    Это первое, что нужно понять. Он не вещественен, он может исчезнуть, не оставляя ни единого следа позади. Когда волна исчезает в океане, что остается позади? Ничего, не остается даже следа. Поэтому те, кто познали, говорят, что ум подобен птице, летящей в небе — позади не остается никаких отпечатков ног, нет даже следа. Птица летает, но не оставляет ни пути, ни следов.
    Ум это только процесс. На самом деле, ум не существует, только мысли, мысли движутся так быстро, что вы думаете и чувствуете, что здесь что-то постоянно существует. Приходит одна мысль, вторая, третья, и они продолжают приходить. Промежуток между ними так мал, что вы не можете видеть никакого пробела между одной мыслью и другой. Существуют мысли, но нет ума, подобно тому, как есть электроны, но нет материи. Мысли это электроны ума. Это похоже на толпу. С одной стороны толпа существует, с другой нет; существуют только индивидуальности. Но много индивидуальностей вместе дают ощущение того, что они одно целое.

    Мысли существуют, ум не существует. И когда вы смотрите глубже в ум, он исчезает. когда ум исчезает, и существуют индивидуальные мысли, многие проблемы немедленно разрешаются. Первое, вы немедленно приходите к знанию того, что мысли похожи на облака — они приходят и уходят — а вы есть небо. Когда нет ума, тотчас же появляется ощущение, что вы больше не вовлечены в мысли. Существуют мысли, которые проходят сквозь вас, как облака проходят по небу, или ветер проходит сквозь деревья. Мысли проходят сквозь вас, и они могут пройти, потому что вы — огромная пустота. Нет никаких помех, нет никаких препятствий. Нет никаких стен, чтобы воспрепятствовать им.
    Вы не ограниченное явление. Ваше небо безгранично открыто; мысли приходят и уходят. И если вы начали чувствовать, что мысли приходят и уходят, то вы наблюдатель, свидетель, ум находится под контролем.
    Ум не может быть взят под контроль. Во-первых, потому что его нет, как вы можете контролировать его? Во-вторых, кто будет контролировать его? За пределами ума никого нет — пустота. Кто будет контролировать ум? Если кто-то контролирует ум, тогда это будет только часть, фрагмент ума, который контролирует другой фрагмент ума. Это то, чем является эго.
    Ум не может контролироваться таким образом. Его нет, и нет никого, кто может контролировать его. Внутренняя пустота может видеть, но не может контролировать. Но сам взгляд является контролем, само явление наблюдения, свидетельствования, становится контролем, потому что ум исчезает. Ум это не что иное как отсутствие присутствия. Когда вы сидите в молчании, когда вы глубоко смотрите в ум, ум просто исчезает. Мысли будут оставаться, они экзистенциальны, но вы не найдете ума.

    И когда ум ушел, становится возможным второе восприятие: вы можете видеть, что мысли не ваши. Конечно они приходят, иногда они некоторое время отдыхают в вас, и затем они уходят. Вы можете быть местом отдыха но они не берут в вас начало. Наблюдали ли вы когда нибудь, что ни единой мысли не возникло из вовсе? Ни единой мысли не возникло из вашего существа. Они всегда приходят извне. Они не принадлежат вам. Неукорененные, бездомные, они парят. Иногда они отдыхают в вас, вот и все. Подобно облакам, отдыхающим на вершине холма, они будут двигаться сами по себе. Вам не нужно ничего делать. Если вы просто наблюдаете, контроль достигнут.

    Слово "контроль" не подходит, потому что нет никого, кто контролирует, и нет никого, кто находится под контролем. Но пробным образом они помогают вам понять определенные вещи, которые произошли. Внезапно, вы стали хозяином. Мысли существуют, но они не ваши хозяева. Они не могут с вами ничего сделать; они просто приходят и уходят. Вы остаетесь незатронутыми подобно цветку лотоса под дождем: капли воды падают на лепестки, но они постоянно соскальзывают, лепестки даже не затронуты. Лотос остается нетронутым.
    Вот почему на востоке лотос стал таким значительным, таким символичным. Самый великий символ, который пришел с востока, это лотос. Он несет все значение восточного сознания. На востоке говорят: "Будь как лотос, вот и все. Оставайся незатронутым, и ты будешь все держать под контролем. Оставайся незатронутым, и ты — мастер".

    Ум это волнение сознания, точно так же как взволнован океан, в котором возникают волны. Вошло что-то чужеродное — ветер. С океаном или с сознанием случилось что-то, пришедшее извне — мысли или ветер, и возникает хаос. Но хаос всегда на поверхности. Волны всегда на поверхности. В глубине нет волн. Они не могут возникнуть в глубине, потому что туда не может войти ветер. Поэтому все существует только на поверхности. Если вы движетесь внутрь, вы достигли контроля. Если вы движетесь внутрь с поверхности, вы идете к центру. поверхность может все еще быть взволнованной, но вы не взволнованы.
    Вся йога это не что иное, как центрирование, движение к центру, укоренение в нем, пребывание в нем. И отсюда, меняется вся перспектива. Теперь волны могут оставаться, но они не достигают вас. И сейчас вы можете видеть, что они не принадлежат вам; это просто конфликт возникший на поверхности, с чем-то чужеродным. И когда вы смотрите из центра, постепенно, конфликт прекращается. Постепенно, вы расслабляетесь. Постепенно, вы принимаете, что, конечно, ветер сильный, волны будут возникать, но вы не потревожены. В них нет ничего плохого. Проблема возникает потому, что вы тоже на поверхности. Вы — маленькая лодка на поверхности. В любой момент волны могут перевернуть вашу маленькую лодку. В любой момент может наступить смерть. Что вы можете сделать со своей маленькой лодкой? Как вы можете сохранить контроль? Если вы начали бороться с волнами, вы потерпите поражение. Борьба не поможет. Вы должны будете принять волны. На самом деле, если вы можете принять волны, и позволить своей лодке, какой бы она не была маленькой, двигаться вместе с ними, а не наперекор им, тогда опасности не будет.
    В этом значение слов Тилопы "свободный и естественный". Волны существуют; вы просто позволяете. Вы просто позволяете себе двигаться вместе с ними, а не наперекор им. Вы становитесь их частью. Тогда случается необычайное счастье. В этом и состоит все искусства серфинга: двигаться вместе с волнами, не наперекор им; двигаться вместе с ними настолько полно, что вы становитесь неотличимыми от них. Серфинг может стать великой медитацией. Он может дать вам проблески внутреннего, потому что это не борьба, это отпущение. Вы узнаете даже то, что волнами можно наслаждаться — и вы можете узнать это, когда смотрите на все явление из центра.

    Если вы достигли центра, вы начинаете наслаждаться всем, что происходит на поверхности. Поэтому, все дело в том, чтобы не бороться на поверхности, но лучше скатиться в центр. Тогда существует контроль, который случается спонтанно, когда вы центрированы.
    Центрирование в сознании это контроль ума. Поэтому не пытайтесь контролировать ум. Никто не может контролировать, потому что попытка контролировать ум это не что иное как часть ума, пытающаяся контролировать другую часть ума.
    Кто вы, кто пытается контролировать? Вы такие же волны, религиозные волны: медитация, любовь, сострадание. Но все они на поверхности. И на поверхности, религиозны волны или нерелигиозны, не имеет никакого значения.
    Религия существует в центре и в перспективе, которая исходит из центра. Когда вы сидите внутри дома, вы смотрите на свою собственную поверхность. Все меняется, потому что ваша перспектива нова. Внезапно, вы находитесь в состоянии контроля. На самом деле, вы в состоянии контроля настолько, что можете оставить поверхность неконтролируемой. Это тонкое явление. Вы обладаете таким сильным контролем, не беспокоитесь о поверхности. Это прекрасно, это дает энергию. Это сила. Здесь не о чем беспокоиться. Только слабые беспокоятся о мыслях. Только слабые беспокоятся об уме. Сильные люди просто принимают все и становятся от этого богаче. Сильные люди просто никогда ничего не отвергают. Отвержение происходит из слабости; вы боитесь. Сильные люди предпочитают поглощать все, что дает жизнь. Религиозное или нерелигиозное, моральное или аморальное, божественное или дьявольское, не имеет значения. Сильный человек впитывает все и становится от этого богаче. Он обладает совершенно иной глубиной. Обычные религиозные люди не могут ей обладать; они бедны и поверхностны.

    В уме нет ничего плохого, в мыслях нет ничего плохого. Если есть что-то плохое, это остается на поверхности, потому что тогда вы не знаете целого, и страдаете без необходимости из-за части, частичного восприятия. Необходимо восприятие целого. Это возможно только из центра, потому что из центра вы можете смотреть вокруг во всех измерениях, во всех направлениях — на всю периферию своего бытия. И она огромна. На самом деле, это то же самое, что и периферия существования. Когда вы центрированы, постепенно, вы будете становиться все шире и шире, все больше и больше. И это закончится вместе с тем, что вы станете брахманом, не менее.
    С другой точки зрения, ум подобен пыли, которую путешественник собирает на своих одеждах. В этом нет ничего плохого; так и должно быть. Здесь слои пыли, и вы думаете, что эти слои — ваша личность. Вы стили отождествляться с ними, вы жили с этими слоями пыли так долго, что они кажутся вам вашей кожей.
    Ум это прошлое, воспоминание, пыль. Она собралась на каждом. Но не нужно отождествлять себя с ней, не нужно становиться с ней одним целым, потому что вы не пыль, вы сознание.
    Омар Хаям говорит: "Пыль в пыль". Когда человек умирает, что происходит? — пыль превращается в пыль. Если вы просто пыль, тогда все обратиться в пыль, ничего не останется позади. Но разве вы только пыль, слои пыли, или внутри вас есть что-то, что вовсе не является пылью, вовсе не принадлежит земле? Это ваше сознание, ваша осознанность.
    Осознанность это ваше существо, сознание это ваше существо, и пыль, которую ваше осознание собирает вокруг себя, это и есть ваш ум.
    ...Религиозные люди обеспечивают вас мылом и жидкостями для того, чтобы вывести, отстирать грязь, но тогда эти жидкости оставляют свои собственные пятна. Вот почему аморальный человек может стать моральным, но остаться грязным; теперь моральным способом, но он все равно остается грязным. Иногда ситуация становится даже еще хуже, чем раньше.
    Настоящая религиозная точка зрения, радикальная религиозная точка зрения, это просто сбросить одежду. Не волнуйтесь о том, что вам надо ее стирать; она не может быть выстирана. Выйдите точно так же как змея выходит из своей старой кожи, даже не оглядывайтесь назад. Именно это и есть Йога: как избавиться от личностей. Эти личности есть одежда.

    Слово "личность" очень интересно. Оно произошло от греческого корня "личина". Все они стали грязными. Вы слишком часто их использовали, и из-за них подлинное лицо совершенно потеряно.
    Вы не знаете, каково ваше подлинное лицо. Вы обманываете других и стали жертвой своего собственного обмана. Отбросьте все личности, потому что, если вы цепляетесь за личность, вы останетесь на поверхности. Отбросьте все личности, и просто будьте естественными. Тогда вы можете плыть к центру. И если вы смотрите из центра, то ума нет. В начале мысли продолжаются, но постепенно, без вашей помощи, их становится все меньше и меньше. Когда все ваше сотрудничество прекращено, когда вы просто не сотрудничаете с ними, они перестают приходить к вам. Не то, что их больше нет; они здесь, но они не приходят к вам.

    Мысли приходят только как званые гости. Они никогда не приходят незваными, помните это. Иногда вы думаете: "Я никогда не приглашал эту мысль", но вы, должно быть, ошибаетесь. Как-то, когда-то — возможно, вы о ней совершенно забыли — вы, должно быть, пригласили ее. Когда вы не приглашаете, иногда из-за старой они могут постучаться в вашу дверь. Но если вы не сотрудничаете, постепенно, они забывают о вас, они не приходят к вам. И когда мысли перестают приходить сами по себе, это становится контролем. Нет, вы не контролируете мысли, вы просто достигаете внутренней гробницы своего существа, и мысли контролируются сами по себе.

    Все же, с другой точки зрения, ум это прошлое, память, в некотором смысле, это весь накопленный опыт: все, что вы сделали, все, о чем вы думали, все, чего вы желали, все, о чем вы мечтали — все, все ваше прошлое, ваша память. Память есть ум. И до тех пор пока вы не избавитесь от памяти, вы не сможете контролировать ум.
    Когда я спрашиваю вас, кто вы, если вы действительно смотрите вовнутрь, может быть только один ответ: "Я не знаю". Что бы вы ни говорили, это будет памятью, не вами. Может быть только один подлинный ответ: "Я не знаю", потому что знать, кто вы есть, это последняя стадия. Я могу ответить, кто я есть, но я не стану отвечать. Вы не можете ответить, но ваш ответ готов.
    Те, кто знают, хранят молчание об этом. Потому что, если все воспоминания отброшены, весь язык отброшен, тогда вы не можете сказать, кто вы. Я могу смотреть внутрь вас, я могу показать вам жест; я могу дать вам это посредством всего моего бытия — это мой ответ. Ответ не может быть высказан словами, потому что все, что высказано словами, будет частью памяти, частью ума, не сознания.
    Как избавиться от воспоминаний? — наблюдайте их, будьте их свидетелями. И всегда помните это: это случилось с вами, но это не вы. Конечно, вы были рождены в определенной семье, но это не вы; это случилось с вами. Конечно, у вас есть форма, но форма это не вы. Форма это просто тело, внутри которого вам случилось находиться. И тело было дано вам родителями. Это — подарок, но не вы.
    Наблюдайте и различайте. На востоке это называют вивек, различение: постоянно различайте. Продолжайте различать, и наступит момент, когда вы уничтожите все, чем вы не являетесь. Внезапно, в таком состоянии вы впервые вы встретитесь с собой лицом к лицу, вы встретитесь со своим собственными бытием. Продолжайте обрезать все отождествления, которые не есть вы. В этой пустоте, когда все, что не было вами, отброшено, внезапно, ваше бытие выходит на поверхность. Впервые вы встречаетесь с самими собой, и эта встреча становится контролем.
    Слово "контроль" действительно уродливое. Я не хотел бы использовать его, но я не могу ничего поделать, потому что Патанджали использует его. Само это слово говорит вам, что кто-то контролирует кого-то еще. Патанджали знает, и позже он скажет, что вы достигли действительного самадхи только тогда, когда нет контроля, и нет контролирующего. Теперь мы должны войти в сутры.
     
  4. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    11.575
    Симпатии:
    564
    Когда деятельность ума находится под контролем, ум становится подобным чистому кристаллу, отражающему правдиво, без искажений, воспринимающего восприятие и воспринятое.
    Когда деятельность ума находится под контролем... Теперь вы понимаете, что я имею в виду под "под контролем" — вы находитесь в центре и смотрите на ум оттуда. Вы сидите внутри дома, и смотрите на облака и на гром, и на молнию, и на дождь оттуда. Вы отбросили всю свою одежду — пыльную и грязную одежду. На самом деле, здесь нет одежды, только слои грязи, поэтому вы не можете сделать ее чистой. Вы должны обнаружить ее и выбросить прочь. Вы просто обнаженные, нагие в своем бытии. Или, вы должны отбросить все то, с чем стали себя отождествлять. Теперь вы не говорите, кто вы есть. Форма, имя, фамилия, тело, ум: все было отброшено. Осталось только то, что не может быть отброшено.
    Это метод Упанишад. Они называют это: нети-нети. Там говорится: "Я ни это ни то". И так постоянно, и наступает момент, когда остается только свидетель, и от свидетеля вы не можете отказаться. Это последний слой вашего бытия, самая его сердцевина. Вы не можете отрицать его, потому что, кто будет отказываться от него? Теперь не существует двух, только один. Тогда существует контроль. Тогда деятельность ума находится под контролем.
    Это как родители поставили ребенка в угол и сказали: "Сиди здесь тихо". Кажется, что он находится под контролем, но это не так. Он успокоился, но сказал: "Я успокоился снаружи, но внутри я все же продолжаю бегать".
    Снаружи вы можете заставить свой ум сидеть; внутри он будет продолжать бегать. На самом деле, он будет бегать еще быстрее, потому что ум сопротивляется контролю. Все сопротивляются контролю. Нет, это не выход. Вы можете убить себя, но вы не сможете достичь вечной жизни. Это вид исклечивания. Когда Будда сидит спокойно, внутри него нет беготни, нет. он стал спокойным внутри, и эта тишина переполнила его и проявилась снаружи, но не наоборот. Внутри, если вы спокойны, это переполнит вас и выльется наружу. Это просто вытекает изнутри. Периферия следует за центром, весь религиозный поиск происходит от внутреннего к внешнему.

    Когда деятельность ума находится под контролем, ум становится подобным чистому кристаллу...
    Когда устанавливается полное спокойствие, вы укоренены и центрированы внутри, просто наблюдаете все, что происходит. Птицы поют, вы услышите шум; по дороге происходит движение, вы услышите шум. Точно также существует и внутреннее движение ума — слова, мысли, внутренние беседы. Вы будете слышать, как он движется, но вы сидите в молчании, ничего не делая — тонкое равнодушие. Вы просто равнодушно смотрите. Вы не беспокоитесь от том, правильно или не правильно поступаете. Приходят мысли или нет, вам все равно. Вы ни за них, ни против них. Вы просто сидите, а движение ума продолжается. Вы можете сидеть равнодушно, но это будет трудно, на это потребуется время. Но вы познаете умение быть равнодушными. Это не метод, это умение. Методу можно научиться, умению нельзя научиться. Вы должны просто сидеть, и чувствовать это. Методу можно научить, умению нельзя научить; вы должны просто сидеть и чувствовать. Однажды, в подходящий момент, когда вы спокойны, внезапно, вы узнаете, как это происходит, как вы становитесь равнодушными. Даже на один единственный миг, движение существует, но вы равнодушны, внезапно, дистанция между вами и вашим умом становится огромной. Ум оказывается на другом конце света. Дистанция говорит о том, что в этот момент вы находитесь в центре. Если вы познали умение, тогда в любое время, где бы вы ни были, вы можете просто соскользнуть в центр. Вы можете упасть вовнутрь, - и тотчас безразличие, огромное безразличие окружит вас. В этом безразличии вы остаетесь незатронутыми умом. Вы становитесь хозяином.
    Безразличие это способ стать хозяином; ум контролируется. Тогда, что происходит? Когда вы находитесь в центре, беспорядок ума исчезает. Беспорядок происходит потому, что вы находитесь на периферии. В действительности, ум не находится в беспорядке. Когда вы движетесь вовнутрь, постепенно вы увидите, что ум утратил беспорядок. Все находится на своих местах, все выстроилось в ряд. Возникает определенный порядок.

    ...ум становится подобным чистому кристаллу...
    Все помехи, беспорядок, перекрестные потоки мыслей, все это упорядочилось. Очень трудно понять, что весь беспорядок возникает потому, что вы находитесь на периферии. И вы, в своей мудрости, пытаетесь упорядочить беспорядок, оставаясь здесь на периферии.
    Никто не может привести ум в порядок. Само привнесение порядка создает хаос. Если вы можете наблюдать и ждать, и равнодушно смотреть, все упорядочивается само собой. Существует определенный закон: ничто не может оставаться неупорядоченным долго. Вы должны помнить об этом законе. Он — одна из самых основных основ, ничто не может пребывать в состоянии беспорядка долго, потому что состояние беспорядка не естественно. Оно неестественно. Состояние порядка естественно; состояние беспорядка не естественно. Поэтому неестественное может происходить лишь некоторое время, но не может оставаться навсегда. Со своей спешкой, со своим нетерпением, вы можете сделать так, что все станет еще хуже.
    В Дзен монастыре с сумасшедшим никто не разговаривает. Никто не обращает на него никакого внимания, никакого специального внимания. С тонким равнодушием о нем заботятся, и все. Никто не разговаривает с ним в течение трех недель, и так как с ним никто не разговаривает, он может разговаривать только с собой, и все. Он расслабляется, сидит в молчании, лежит на кровати и ничего не делает. В действительности, нет никакого лечения, и через три недели он в полном порядке.
    Таков подход Будды, подход йогов: оставить все, потому что ничто не может оставаться во взвешенном состоянии долго, если вы оставляете это в покое. Если вы не оставляете это, это может остаться во взвешенном состоянии еще долго, потому что вы будете постоянно перемешивать это. Если вы можете понять это, тогда не делайте ничего с умом. Позвольте этому безумному уму быть самому по себе. Вы просто наблюдаете. Не уделяйте ему слишком много внимания. Помните, есть разница между наблюдением и вниманием. Когда вы уделяете внимание, вы тоже заинтересованы. Когда вы просто смотрите, вы равнодушны.
    Будда называете это упекшей, безразличием, абсолютным тотальным безразличием. Вы просто сидите на берегу, река протекает мимо, и все успокаивается; грязь снова осела на дно, а сухие листья унесло течением. Внезапно, ручей становится кристально чистым.
    Вот почему Патанджали говорит: "Когда деятельность ума выходит из-под контроля, ум становится подобным чистому кристаллу". И когда ум становится подобным чистому кристаллу, в нем отражаются три вещи.

    ...отражающему правдиво, без искажений, воспринимающего, восприятие и воспринятое
    объект, субъект и отношения между ними.
    Когда ум совершенно ясен, приведен в порядок, больше нет беспорядка и ничто не находится во взвешенном состоянии, в нем отражаются три вещи. Он становится зеркалом, трехмерным зеркалом. Отражен внешний мир — мир объектов. Отражен внутренний мир — мир субъективности, сознания. Отношения между ними двумя — восприятие, отражены и без искажения.
    В мире вещей, в мире реальности, ничто не является более ценным или менее ценным. Идея ценности привнесена умом, вами. Ничто не является красивым, ничто не является уродливым. Вещи такие, какие они есть. Они существуют в своей таковости. Но когда вы находитесь на поверхности и смешиваетесь с представлениями, вы начинаете говорить: "Это мое преставление о прекрасном. Это мое преставление об истине", тогда все искажается.
    Когда вы движетесь к центру, и ум оставлен в одиночестве, и из центра вы наблюдаете ум, вы больше не отождествляетесь с ним. Постепенно, все преставления исчезают. Ум становится кристально чистым. И в зеркале, в трехмерном зеркале ума, отражается весь мир: объект, субъект и восприятие; воспринимающий, восприятие и воспринятое.

    Савитарка самадхи это самадхи, в котором йог все еще не способен выявить различия между настоящими знаниями...
    Он не может еще провести различия между тем, что реально, потому что реальное может быть познано только из центра. Нет другого пути познать его. Он не может знать, что есть реальное знание. Нечто из реального просочилось вовнутрь, потому что он ушел с поверхности, подошел ближе к центру. Он еще не центрирован, но он подошел ближе. Нечто из центра просочилось вовнутрь — некоторые восприятия, некоторые проблески центра, но старый ум все еще здесь, он не полностью ушел. Дистанция существует, но старый ум все же продолжает функционировать. Йог все еще не способен определить, что есть реальное знание.
    Реальное знание это знание, которое случается, когда ум вообще не искажает, когда ум полностью исчез, в известном смысле. Он стал таким прозрачным, что есть ли он здесь, или его нет, не важно. В половинчатом состоянии йог находится в очень глубоком смущении. Смущение приходит потому, что что-то из реального, что-то из его знания, которое он накопил в прошлом: из слов, писаний, учений, также присутствует. Что-то, исходящее из него самого рассуждает, что правильно и что неправильно, что истинно и что неистинно, и что-то из его чувственных восприятий — глаз, ушей, носа — все здесь, смешанное.
    В этом состоянии йог может сойти с ума. Если нет никого, кто бы мог позаботиться о нем в этом состоянии, йог может сойти с ума, потому что происходит так много изменений. Беспорядок и хаос так велики. Это самый великий хаос, в котором он когда-либо находился, когда он был на поверхности, потому что вошло нечто новое.
    ...Вы можете сказать ему: "Не волнуйся. Просто продолжай. Это пройдет и уляжется само собой. Не вовлекайся в это слишком сильно. Оставайся равнодушным. Это приходит и уходит". Нужен кто-то, кто мог бы подать руку и помочь вам. И нужен Мастер, который может смотреть сквозь все стадии, начиная от самой высокой вершины и кончая самой низкой долиной, который может обладать полным восприятием всех возможностей.
    Иначе, на этой стадии савитарка самадхи, многие становятся сумасшедшими. Или, многие настолько пугаются, что убегают из центра, и начинают цепляться за периферию, потому что здесь, по крайней мере, здесь существует некий порядок. По крайней мере, неизвестное сюда еще не вошло, странное сюда еще не вошло. Вы чувствуете себя уверенно; незнакомец не постучится в вашу дверь.
    Но если тот, кто достиг савитарка самадхи возвращается назад на периферию, это ничто не решит. Он никогда не будет прежним. Он никогда не будет принадлежать теперь периферии. Он никогда больше не будет частью периферии. Если вы познали что-то, как вы можете сделать так, чтобы не знать этого? Если вы познали, вы познали.
    Если нет школы, нет Мастера, вы окажетесь в очень проблематичной ситуации. Вы не можете принадлежать миру, он не имеет для вас никакого смысла; а за пределы мира вы боитесь двигаться.
    Савитарка самадхи это самадхи, в котором йог все еще не способен выявить различия между настоящими знаниями, знаниями, основывающимися на словах, и знаниями, основывающимися на рассуждениях или чувственных восприятиях.

    Нивитарка самадхи это достижение центра: логика исчезает, писания больше не имеют никакого смысла, чувственные восприятия не могут вас обмануть. Когда вы находитесь в центре, внезапно, все становится самоочевидной истиной. Эти слова должны быть поняты — "самоочевидная истина". Истины есть и здесь, на периферии, но они никогда не самоочевидны. Нужно некоторое доказательство, некоторое объяснение. Если на периферии вы говорите: "Бог есть", вы должны будете доказать это — себе, другим.
    В центре Бог есть, самоочевидно. Вам не нужно никакого доказательства. Какое доказательство вам нужно, когда ваши глаза открыты, и вы можете видеть восходящее солнце? Но для человека, который слеп, нужно доказательство. Какое доказательство нужно, когда вы любите? Вы знаете, что это существует; это самоочевидно. Другие могут требовать доказательства. Как вы можете предоставить им какое-либо доказательство?
    Человек, находящийся в центре, сам становится доказательством; он не предоставляет никаких доказательств. Все, что он знает, самоочевидно. Это так, это не заключение; просто так есть. Те, кто познали, просто дают описание тому, что непознано. Они не дают никаких доказательств.
    На западе христианские святые привели доказательства существованию Бога. На востоке мы смеемся над этим, потому что это нелепо. Человек, пытающийся доказать существование Бога, выглядит нелепо. Как вы можете доказать это? И когда вы доказываете что-то, подобное Богу, вы приглашаете людей, для того чтобы они опровергли это. И из-за этих христианских святых, которые пытались доказать существование Бога, весь запад постепенно стал антибожественным, потому что люди всегда могут опровергнуть эти доказательства. Логика это обоюдоострый меч; он рубит в обоих направлениях. Если вы доказываете что-то, это может быть опровергнуто, могут быть приведены аргументы, доказывающие обратное. Из-за того, что христианские святые пытались доказать существование Бога, весь запад стал атеистическим. На востоке мы никогда не пытались, мы никогда не приводили никаких доказательств. Загляните в Упанишады — там нет ни одного доказательства. Они просто говорят: "Бог есть". Если вы хотите знать, вы можете знать. Если вы не хотите знать, это ваш выбор. Но там нет никаких доказательств.
    Это состояние есть нирвантарка самадхи, самадхи безо всяких рассуждений. Это самадхи становится существующим впервые. Но это еще не последнее. Существует еще один последний шаг.
     
  5. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    11.575
    Симпатии:
    564
    ГЛАВА 4
    Медитация это Выведение бытия из ума

    Первый вопрос:
    Вы сказали, что природе чужд беспорядок, и беспорядок исчезает сам собой автоматически со временем. Тогда почему мир всегда был охвачен хаосом и беспорядком?


    Мир никогда не находился в хаосе и беспорядке, только ум. Мир пребывает в абсолютном порядке. Это не хаос, это всегда пребывает в хаосе, и всегда будет пребывать в хаосе.
    Нечто должно быть понято: самой природе ума свойственно пребывать в состоянии хаоса, потому что это промежуточная стадия. Ум это просто промежуточная фаза между естественностью и сверхъестественностью. Когда вы движетесь от одной стадии к другой, промежуток должен пребывать в хаосе. Ум невозможно привести в порядок. Когда вы трансцендентируете естественность и движетесь в сверхъестественность, переходите от внешнего к внутреннему, переходите от материального к духовному, должен существовать пробел между этими двумя состояниями, когда вы пребываете в нигде, когда вы уже не принадлежите этому миру и еще не принадлежите другому. В середине все находится в беспорядке. И если вы остаетесь в середине, тогда вы всегда будете находиться в хаосе. Ум должен быть трансцендентирован. Это как мост: его нужно пересечь, нужно достичь другого берега. И вы должны построить дом на берегу. Вы начали жить на мосту. Вы привязались к уму. Вы пойманы в ловушку, потому что находитесь в нигде. А как вы можете успокоиться и обосноваться в нигде? Но вы не можете вернуться назад. Если вы сделали шаг, вы не можете отменить его. Если вы ушли вперед, вы не можете вернуться назад. Вы можете напрасно тратить свою энергию, ту самую энергию, которая могла бы вести вас вперед.
    Вы не можете видеть другой берег; его не видно не потому что он очень далеко. Вы можете видеть берег, который вы оставили. Другой берег, к которому вы приближаетесь не виден, потому что такова его природа — он не далеко; вот почему его не видно. Даже тогда, когда вы достигнете его, он останется невидимым. Такова его природа. Где Бог? Кто-нибудь когда-нибудь видел Бога? — никто. Потому что вопрос не в том, видите вы или не видите. Бог это само невидение, само неведение, сама непонятность. Те, кто достигли, они тоже говорят, что не видели, а они достигли!
    Потому что Бог не может быть объектом. Это глубочайшая глубина вашего собственного бытия. Как вы можете видеть ее? Берег, который вы оставили, это внешний мир, а берег, к которому вы приближаетесь, это внутренний мир. Берег, который вы оставили, объективен; берег, к которому вы приближаетесь, субъективен. Это сама субъективность вашего бытия. Вы не можете сделать ее объективной. Вы не можете видеть ее. Это не может быть сведено к объекту, и вы не можете это видеть. Это видящий, а не то, что он видит. Это знающий, а не то, что он познал. Это вызов глубочайшей сути своего бытия.
    Ум не может идти назад, и не может понять, куда ему идти вперед. Он остается в хаосе, всегда неукорененный, всегда движущийся, не зная куда, всегда в пути. Ум пребывает в поиске. Когда цель достигнута, только тогда поиск исчезает.
    В природе не существует эволюции. В Боге также нет эволюции. Природа счастлива в своей бессознательности, и Бог блаженен в своем сознании.
    Вы находитесь в беде между ними двумя. Вы находитесь в напряжении. Это будет продолжаться до тех пор, пока вы не научитесь чему-то, что сможет вывести вас из ума, что сможет опустошить ум. Именно для этого и существует медитация. Медитация это способ, чтобы вывести ваше бытие из ума, отбросить ум, сойти с моста, уйти в неизвестное, предпринять прыжок в загадочное.
    Вот почему я говорю, не просчитывайте, потому что расчет исходит из ума. Вот почему духовный поиск не происходит шаг за шагом; духовный поиск это внезапный прыжок. Это мужество, не расчет. Это не принадлежит сфере интеллекта, потому что интеллект это часть ума. Это скорее принадлежит сердцу.

    Чем глубже вы идете, тем сильнее вы будете чувствовать это даже за пределами сердца. Это ни мысли ни чувства. Это глубже и полнее, чем и то и другое. Если вы начали работать над достижением не-ума, только тогда, постепенно, в вас воцарится покой. Постепенно опустится тишина, и вы услышите музыку — музыку неизвестного, музыку невыраженного. Тогда все снова будет в порядке.
    Но человек находится в середине. Человек это не бытие, человек это переход. Человек это не что-то; человек это только путешествие, веревка, натянутая между естественностью и сверхъестественностью. Вот почему он напряжен. Если вы остаетесь человеком, вы будете оставаться в напряжении. Либо вы должны опуститься на уровень ниже человеческого, либо вы должны возвести себя на уровень, превышающий человеческое. Проблемы приходят вместе с умом и исчезают тогда, когда исчезает человеческий ум. Поэтому не пытайтесь разрешить проблему жизни с помощью самого ума. Это не может быть сделано. Это самое глупое, что только вы можете сделать. Поймите, что ум это мост — наблюдайте его. Он не вечен, он преходящ.
    Это точно также как вы переезжаете в другой дом. Все погружено в хаос. Вы должны снова все расставить на свои места. Когда вы переезжаете в другой дом, один дом вы покинули навсегда, а другого дома еще не достигли; вы просто в пути в грузовике со всем своим багажом. Вот что такое ум: это не дом, это просто переезд, который нужно преодолеть. И если вы поняли это, в вас проникло нечто запредельное. Понимание приходит из запредельного; оно не принадлежит уму. Знание принадлежит уму. Понимание уму не принадлежит. Наблюдайте, почему вы погружены в хаос, и понимание начнет зарождаться в вас.

    Второй вопрос:
    После того как я работал с катарсическими техниками несколько лет, я чувствую, что во мне воцарилась глубокая внутренняя гармония, я нахожусь в равновесии, я пришел в центр. Но вы сказали, что перед тем, как войти в конечную стадию самадхи, человек должен пройти через великий хаос. Как определить, прошел ли я через состояние хаоса?


    Первое: вы жили в хаосе сотни жизней. В этом нет ничего нового. Это очень старо. Во-вторых, динамические методы медитации, основой которых является катарсис, позволяют вам выбросить весь тот хаос, который скопился внутри. В этом заключается красота этих методов. Вы не можете сидеть в молчании, но вы очень легко можете выполнять динамические и хаотические медитации. Если вы выбросили хаос, с вами начинает случаться молчание. Тогда вы можете сидеть в молчании. Катарсические техники, если вы выполняете их правильно, если вы выполняете их постоянно, просто выбросят весь ваш хаос во внешний мир. Вам не нужно будет проходить стадию сумасшествия. В этом красота этих методов. Сумасшествие уже было выброшено. Этот процесс встроен в метод.
    Но если вы сидите в молчании, как у Патанджали... У Патанджали нет катарсических методов; кажется, что в его время они не были нужны. Люди были естественным образом очень спокойными, миролюбивыми, примитивными. Ум еще не функционировал так сильно. Люди хорошо спали, жили как животные. Они не думали слишком много, логически, рационально... они были больше центрированными в сердце, какими даже сейчас являются примитивные люди. И жизнь была такой, что она автоматически позволяла случаться многим катарсис.
    Те, кто изучают внутренние мозговые центры, говорят, что люди, которые работают своими руками меньше беспокоятся, менее напряжены, они хорошо спят. Потому что ваши руки связаны с самым глубоким умом, с самым глубоким центром мозга. Когда вы работаете руками, энергия течет из головы в руки и используется. Людям, которые работают руками, не нужен катарсис. Но людям, которые работают головой, нужен сильный катарсис, потому что они накапливают много энергии, в их теле нет выхода, оно не открыто для выхода энергии. Энергия постоянно находится внутри ума; ум сходит с ума.
    Когда Патанджали работал над этими сутрами, мир был совершенно другим. Люди были "руками". Не было необходимости ни в каком специальном катарсисе. Жизнь сама по себе была катарсисом. Тогда они могли очень легко сидеть в молчании. Но вы не можете сидеть. Следовательно, я изобрел катарсические методы. Только после них вы можете сидеть в молчании, не прежде.

    Не создавайте проблем; позвольте этому произойти. Ум сует свой нос. Ум говорит: "Как это могло произойти? Сначала я должен пройти через хаос". Эта идея может создать хаос. Я замечал это: что люди жаждали молчания и когда оно начало случаться, они не могли в это поверить. Это слишком хорошо, чтобы быть правдой. И, в частности, люди, которые осуждают самих себя, никогда не могут поверить, что это случилось с ними: "Невозможно! Это могло случиться с Буддой или с Иисусом, но со мной? Нет, это невозможно". Они приходят ко мне; они так сильно взбудоражены молчанием, тем, что оно случилась: "Это правда, или я только воображаю это?" Зачем беспокоиться? Даже если это воображение, это лучше, чем воображать злость, это лучше, чем воображать вожделение.
    И я говорю вам, никто не может вообразить молчание. Для воображения нужна некоторая форма; молчание не лишено формы. Воображение — значит думать в образах, а молчание лишено образа. Вы не можете вообразить это. Вы не можете вообразить просветление, вы не можете вообразить сатори, самадхи, молчание, нет. Для воображения вам нужна некоторая основа, некоторая форма, а молчание бесформенно, не определено.
    Вы не можете вообразить молчание. Это проделки ума. Ум скажет: "Это, должно быть, воображение. Как это может оказаться возможным для вас, такой глупый человек, как вы, и молчание случилось с вами? — вы, должно быть, воображаете". Не создавайте таких проблем. В жизни достаточно проблем. Когда молчание случается, наслаждайтесь им, празднуйте его. Это значит, что хаотические силы были выброшены наружу. Ум играет в свою последнюю игру. Он играет в последний раз; в самый, самый последний раз. В последний момент перед просветлением, когда оно только собирается произойти, тогда тоже ум играет в последний раз, потому что это его последняя битва.

    Не беспокойтесь о том, реально это или нереально, наступит ли впоследствии хаос, или нет. Потому что это ваша идея может создать хаос. И когда он создан, ум скажет: "Послушай, я же говорил тебе". Так зачем беспокоиться о будущем, наступит ли еще хаос, миновала ли стадия хаоса? Прямо сейчас вы в молчании — почему не праздновать это? И я говорю вам, если вы празднуете, это растет.
    В этом мире сознания, ничто не помогает так, как празднование. Празднование это как поливка растения. Беспокойство прямо противоположно празднованию; это то же самое, что обрубить корни. Чувствуйте себя счастливыми! Танцуйте вместе со своим молчанием. Этот момент наступил — достаточно. Зачем просить о большем? Завтра само о себе позаботится. Этот момент уже слишком много; почему не любить его, празднуйте его, делитесь им, наслаждайтесь им? Позвольте вашему молчанию быть созидательным, делайте с ним что-то, и вы обнаружите, что следующий момент принесет еще большее молчание. И поскольку вы познали, что, чем больше вы празднуете, тем больше вам дается, чем больше вы делитесь, тем большей становится возможность принять это. С каждым моментом оно все увеличивается и увеличивается. И следующий момент рождается из этого момента, так зачем о нем беспокоиться? Если этот момент полон молчания, как следующий момент может быть погружен в хаос? Откуда он возьмется? Он должен быть рожден из этого момента. Если я счастлив в этот момент, как я смогу быть несчастным в следующий момент?
    потому что счастье порождает счастье. Все, что вы хотите пожать в следующий момент, вы должны посеять прямо сейчас. Если вы позволили прийти беспокойству и начали думать, что наступит хаос, он наступит; вы уже привнесли его. Теперь вы должны 6удете пожинать его плоды; он уже наступил. Не нужно ждать следующего момента; он уже наступил.

    Помните это, и в этом действительно есть нечто странное: когда вы грустны, вы никогда не думаете, что это, возможно, воображение. Я никогда не встречал ни одного грустного человека, который бы говорил, что это, должно быть, воображение. Грусть совершенно реальна. Но счастье? — немедленно что-то происходит неправильно, и вы начинаете думать: "Может быть, это воображение". Когда вы напряжены, вы никогда не думаете, что это воображение. Если вы можете думать, что ваше напряжение и беспокойство это воображение, они исчезнут. И, если вы думаете, что ваше молчание и счастье это воображение, они исчезнут.
    Все, что вы считаете реальным, становится реальным. Все, что вы считаете нереальным, становится нереальным. Вы создаете весть тот мир, который окружает вас; помните это. Это такая редкость достичь момента счастья, блаженства — не тратьте его на думание. Но если вы ничего не делаете, существует возможность для беспокойства. Если вы ничего не делаете... если вы не танцуете, если вы не поете, если вы не делитесь, возможность существует. Та самая энергия, которая могла бы стать созидательной, создаст беспокойство. Она начнет создавать внутри новые напряжения.
    Энергия должна быть созидательной. Если вы не используете ее для счастья, та же самая энергия будет использована для несчастья. Ваша привычка быть несчастными настолько глубоко укоренена, что поток энергии очень прост и естественен. Для счастья она должна идти в гору. Поэтому на несколько дней вы должны стать постоянно осознанными, и когда бы не наступил момент, позвольте ему охватить вас, завладеть вами, и наслаждайтесь им в его тотальности... как следующий момент может быть другим? Откуда ему взяться другим? Откуда он придет?
    Ваше время создается внутри вас. Ваше время это не мое время. Существует много параллельных времен, как и умов. Это не одно время. Если бы было только одно время, тогда возникла бы трудность. Тогда среди всего несчастного человечества никто не мог бы стать Буддой, потому что мы принадлежим к одному и тому же времени. Нет, оно не одно и то же. Мое время приходит из меня — это мое творчество. Если этот момент прекрасен, следующий момент рождается еще более прекрасным — это мое время. Если этот момент для вас исполнен грусти, следующий момент рождается еще более грустным — это ваше время. Существуют миллионы параллельных линий времени. И есть некоторые люди, которые существуют вне времени — те, кто достиг не-ума. У них нет времени, потому что они не думают о прошлом; оно ушло, поэтому только дураки думают о прошлом. Когда что-то ушло, оно ушло.
    Есть буддийская мантра: Гame, гame, пара гате — сваха, "Ушло, ушло, совсем ушло; пусть оно сгорит в огне". Прошлое ушло, будущее еще не пришло. Зачем беспокоиться о нем? Когда оно придет, мы посмотрим. Вы должны быть здесь, для того чтобы встретить его, так зачем о нем беспокоиться? То что ушло, ушло, то, что еще не пришло, еще не пришло. Остался только этот момент, чистый, исполненный энергии. Живите его! Если это молчание, будьте благодарны. Если он блаженен, благодарите Бога, верьте в это. И если вы можете верить, он будет расти. Если вы не верите, вы уже отравили его.
     
  6. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    11.575
    Симпатии:
    564
    Третий вопрос:
    Вы сказали, что все, что мы делаем, порождает еще большие проблемы, и мы должны наблюдать, и ждать, и расслабиться, и пусть все решиться само собой. Тогда, как так вышло, что йога содержит сотни методов и упражнений?


    Из-за вас! Это произошло не из-за Патанджали, это произошло из-за вас. Вы не можете поверить, что высшее может случиться с вами без каких-либо усилий с вашей стороны — вы не можете поверить! Вам нужно что-то делать. И так как вы не можете поверить, что достичь Бога так просто, и что это возможно прямо сейчас, должны были быть разработаны методы. Эти методы не приведут вас к Богу. Эти методы не помогут вам достичь высшего. Тогда зачем они нужны? — они просто показывают вам вашу глупость, и однажды, когда вы внезапно понимаете, что вы делаете, методы отбрасываются, и Бог — здесь. Бог всегда был здесь. Это из-за вас; вы требовали этого. .
    ...Вот почему нужен Мастер, тот, кто может сказать вам: "Теперь наступил момент. Отбросьте медитацию и это глупое занятие". До тех пор пока медитация не исчезнет, вы не достигнете медитации. Когда медитация становится бесполезной, только тогда вы впервые становитесь медитирующим. Методы были изобретены для вас, потому что у вас уже есть заноза. Нужно приспособление, для того чтобы вытащить ее. Но всегда помните, никогда не забывайте: вторая заноза настолько же является занозой как и первая, и обе должны быть выброшены. Когда ваш ум отбрасывается, тот час же медитация становится умом, и вы снова заняты. В состоянии незанятости, когда вы ни в уме ни в медитации, в этом состоянии абсолютной незанятости, случается высшее — но не прежде.
    Вы должны быть простыми и естественными и не одержимыми ничем, ни умом ни медитацией. Только тогда, незанятые, не одержимые, когда вы просто плывете, с вами случается высшее.

    Четвертый вопрос:
    Вы говорили о любви и о том, как хорошо медитировать на нее, но страх много ближе моей реальности. Не могли бы вы рассказать о страхе?

    Первое: страх это обратная сторона любви. Если вы любите, страх исчезает. Только влюбленные бесстрашны. Только в момент глубокой любви нет страха. В момент глубокой любви существование становится домом — вы не чужой, вы не посторонний, вы приняты. Вы приняты, пусть даже одним-единственным человеческим существом, в вашей глубине открывается нечто — явление, подобное цветку в вашей глубочайшей сути.
    Молитва это высшая любовь; любовь к тотальному, любовь к целому. И те, кто не любил, не могут достичь молитвы. Любовь это первый шаг, а молитва — последний. Молитва значит, что вы любите целое, и целое любит вас. Если даже одна-единственная индивидуальность может пробудить внутри вас такое цветение, что уж говорить о том, когда вы воспринимаете целое, как любящее вас? Молитва это ваша любовь к Богу и Бога к вам. И если любовь и молитва отсутствуют в вашей жизни, тогда только страх...
    Поэтому страх это факт отсутствия любви. И если страх - проблема, вы смотрите не туда. Проблемой должна быть любовь, не страх. Если проблемой является страх, на самом деле, проблема состоит в том, что вы должны быть более любящими, чтобы кто-то мог быть более любящим по отношению к вам. Вы должны быть более открытыми по отношению к любви.
    Сартр говорит: "Другой — это ад".
    Любящие знают другую реальность: другой это небеса, сам рай. Должно быть, Сартр жил в глубоко укорененном страхе, мучениях, беспокойстве. Депрессия, грусть, беспокойство, страх: таковы категории Сартра, категории всего движения экзистенциалистов. И люди чувствуют, что это их проблемы. И когда я говорю о любви, вы, конечно, чувствуете, что это не ваши проблема; страх — ваша проблема. Но я хотел бы сказать вам, что ваша проблема это любовь, не страх.
    Это точно также как: в доме темно, а я говорю о свете, и вы говорите: "Вы постоянно говорите о свете. Лучше бы вы говорили о тьме, потому что нашей проблемой является тьма. Дом окутан тьмой. Наша проблема не свет". Но, понимаете ли вы, что вы говорите? Если ваша проблема это тьма, разговоры о ней не помогут. Если вашей проблемой является тьма, вы ничего не сможете сделать прямо с ней. Вы не можете выбросить ее наружу, вы не можете вытолкать ее наружу, вы не можете выключить ее. Тьма это отсутствие. Вы ничего не можете сделать с ней непосредственно. Если вы и должны что-то сделать, вы должны что-то сделать со светом, не с тьмой.
    Уделите больше внимания свету, тому, как найти свет, тому, как создать свет, тому как зажечь свечу в доме. И тогда, внезапно, тьмы не будет.
    Помните: проблемой является любовь, никогда не страх. Вы смотрите не туда. И вы можете искать не там в течение многих жизней и вы сможете ничего решить. Всегда помните, отсутствие не должно становиться проблемой, потому что вы не можете с ним ничего сделать. Только присутствие должно стать проблемой, потому что тогда вы что-то можете сделать, и проблема может быть решена.
    Если вы чувствуете страх, тогда проблемой является любовь. Станьте более любящими. Сделайте несколько шагов в сторону другого. Потому что боятся все, не только вы. Вы ждете, что кто-то придет к вам и полюбит вас. Вы можете ждать вечно, потому что другой тоже боится. И люди, которые боятся, они боятся только одного, и это то, что их отвергнут.

    Каждая личность настолько уникальна, что, фактически, очень трудно найти верного человека, который бы подходил вам. В лучшем мире, когда-либо в будущем, люди будут обладать большей возможностью к передвижению, чтобы они могли поехать и найти для себя подходящую женщину или подходящего мужчину. Не бойтесь сделать ошибки, потому что, если вы боитесь сделать ошибки, вы вообще не будете двигаться и упустите всю свою жизнь. Лучше ошибаться, чем не ошибаться. Лучше быть отвергнутыми, чем просто оставаться наедине с самим собой, боясь, не предпринимая никакой инициативы — потому что отвержение дает вам возможность приятия; это другая сторона приятия.

    Не бойтесь любви. Вам следует, бояться только одного, и это страх. Бойтесь страха, и кроме этого никогда ничего не бойтесь, потому что страх калечит. Он отравляет, он самоубийственен. Двигайтесь! Выпрыгните из него! Делайте все, что вам нравится, но никогда не миритесь со страхом, потому что это отрицательная энергия. А если вы упускаете любовь... Если вы упустили любовь, вы упустите и молитву. Если вы упустили любовь, вы никогда не сможете молиться, потому что молитва это космическая любовь. Вы не можете пройти мимо любви и достичь молитвы.
    Нет, вы должны будете пройти через любовь. Из страха двигайтесь в любовь. Из любви вы будете двигаться в молитву, и из молитвы возникает бесстрашие. Без любви — страх; с любовью — бесстрашие, и окончательное бесстрашие возникает в молитве, потому что тогда даже смерть вообще не страшна, потому что тогда смерти не существует. Вы настолько глубоко сонастроены с существованием — как может существовать страх?
    Поэтому, пожалуйста, не будьте одержимы страхом. Просто выпрыгните из него, и сделайте движение в сторону любви. Двигайтесь! Любовь должна быть страстью. Она должна быть страстной, живой, полной жизни. Только тогда вы станете привлекательными. Будьте любящими, полными жизни, не бойтесь — и двигайтесь. Жизнь может дать вам так много, если вы не боитесь. А любовь может дать вам даже еще больше, чем жизнь, потому что любовь это самый центр этой жизни, и из самого центра вы можете отправиться к другому берегу.
    Я называю это тремя шагами: жизнь, любовь и свет. Жизнь уже здесь. Любовь вы должны найти. И когда вы нашли любовь, только тогда вы сможете найти свет. Тогда возникает молитва. На самом деле, глубоко в любви, человек, любящий, постепенно начинает двигаться подсознательно в молитву. Потому что высший момент любви является низшим моментом молитвы. Совсем рядом с границей — молитва.
    Это случилось со многими влюбленными. Но очень редко с влюбленными случается, что, когда они находятся в глубокой любви, внезапно, они начинают молиться. Просто сидя рядом друг с другом в молчании, держа друг друга за руку, или лежа вместе на берегу, внезапно, они чувствуют потребность, потребность двигаться за пределы
    Поэтому не уделяйте так много внимания страху, потому что это опасно. Если вы уделяете ему слишком много внимания, вы подкармливаете его, и он будет расти. Повернитесь к страху спиной, и двигайтесь к любви.

    Пятый вопрос:
    Если мы должны стоять и дать воде успокоиться самой по себе, к чему все эти активные медитации?


    Если вы можете сидеть, вам не нужны медитации. В Японии, для медитации используют слово "задзен" Это значит просто сидеть, ничего не делая. Если вы можете сидеть, ничего не делая, это высшая медитация. Не нужно ничего другого.
    Но разве вы можете сидеть? В этом вся загвоздка. Разве вы можете сидеть? Разве вы можете просто сидеть, ничего не делая? Если это возможно — просто сидите, ничего не делая — все само собой уляжется, все будет просто течь само собой. Вам не нужно ничего делать. Но проблема есть — можете ли вы сидеть?
    ...И есть я. Я даю вам путь только для того, чтобы отобрать его. Я даю вам метод — не один метод, много методов — чтобы играть с ними как с игрушками. И я жду момента, когда вы скажете всем техникам: "Свагха, горите в огне!"
     
  7. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    11.575
    Симпатии:
    564
    ГЛАВА 5
    Чистый взгляд

    43.
    Нирвитарка самадхи достигнута, когда память очищена, и ум способен видеть истинную природу вещей без искажений.
    44.
    Объяснения, данные для сарвитарка и нирвитарка самадхи, также объясняют высшее состояние самадхи, но в этих высших состояниях сарвитарка и нирвитарка самадхи объект медитации более тонок.
    45.
    Сфера самадхи, которая связана с этими тонкими объектами, расширяется вплоть до бесформенного состояния тонких энергий.


    Ум это память; это биокомпьютер. Он накапливает все то, что пережито, познано. В течение многих жизней, в течение миллионов переживаний ум накапливает память. Это огромное хранилище. В нем хранятся все ваши прошлые жизни. Ученые говорят, что даже в один-единственный миг постоянно собираются тысячи воспоминаний — без вашего ведома ум продолжает функционировать. Простое пространство ума действительно обширно. Эти воспоминания хороши, если вы можете использовать их, но эти воспоминания опасны, если они начинают использовать вас.
    Чистый ум это тот ум, который является хозяином своих собственных воспоминаний. Нечистый ум это тот ум, который постоянно находится под впечатлением воспоминаний. Когда вы смотрите на факт, вы можете смотреть, не истолковывая его. Тогда сознание находится в прямом контакте с реальностью. Или, вы можете смотреть через ум, через толкования. Тогда вы не находитесь в контакте с реальностью. Ум хорош как инструмент, но если ум становится обладателем, и сознание подавлено умом, тогда реальность также будет подавлена умом. Тогда вы живете в майе; тогда вы живете в иллюзии.
    Когда вы видите факт, если вы видите его прямо, непосредственно, без ума и памяти, входящей в него, только тогда это факт. Иначе, это становится толкованием. Вы не можете видеть то, что не сонастроено с вашим прошлым опытом, но ваш прошлый опыт это не все. Жизнь больше, чем ваш прошлый опыт. Когда вы пытаетесь познать неизвестное посредством известного, вы упускаете суть. Когда вы пытаетесь понять неизвестное посредством неизвестного, которое внутри вас, это открытие.

    Мулла Насреддин поймал очень, очень большую рыбу в реке. Собралась толпа, потому что никто никогда не видел такой большой рыбы.! С вытаращенными глазами он ходил вокруг рыбы, но все еще не мог поверить, потому что он слышал о таких больших рыбах, только когда рыбаки рассказывали свои байки. Тогда Мулла Насреддин сказал: "Пожалуйста, помогите мне выбросить эту рыбу назад в реку. Это не рыба, это ложь".

    Все становится правдой, если это соответствует вашему прошлому опыту. Если это не соответствует, это ложь. Вы не можете поверить в Бога, потому что это не соответствует вашему прошлому опыту. Вы не можете поверить в медитацию. Вы ничего не знаете о праздновании — чистом, простом, вообще не имеющем причины, беспричинном. ...Они скажут: "Это вообще не рыба, это ложь. Выбросьте ее обратно в реку".
    Но те, кто работали во внутреннем мире, знают, что существуют явления, которые ничем не вызваны. Они не только знают это, они знают, что все существование ничем не обусловлено.
    Я постоянно наблюдаю людей; я говорю с ними — если это соответствует, они говорят: "Правильно". Если это не соответствует их отношению, они ничего не говорят, "нет" написано у них на лице. Глубоко внутри они начали говорить: "Нет, это не правда".

    Индуисты называют мир майей, иллюзией. Когда я говорю это, они не имеют в виду тот мир, который здесь, они просто имеют в виду мир, который внутри вас, мир ваших интерпретаций. Мир возможности не нереален; это сама брахма. Это высшая реальность. Но мир, который вы создали посредством своего ума и памяти, в которой живете, который окружает вас подобно атмосфере... и вы движетесь вместе с ним и в нем. Куда бы вы ни шли, вы берете его с собой. Это ваша аура, и через нее вы смотрите на мир. Тогда все, на что вы смотрите, это не факт, это интерпретация.
    Патанджали говорит: Нирвитарка самадхи достигнута, когда память очищена, и ум способен видеть истинную природу вещей без искажений.
    Интерпретация это искажение. Когда вы интерпретируете, реальность утрачивается. Когда вы смотрите без интерпретаций, реальность здесь, и всегда была здесь. Вы просто живете в своих интерпретациях и создаете свой собственный мир. если вы можете снова стать ребенком и посмотреть на реальность безо всяких искажений, интерпретаций, опыта, тогда Патанджали говорит, что нирвитарка самадхи достигнута. Потому что, когда нет интерпретаций, память очищена, и ум может видеть истинную природу вещей.
    Почему вы постоянно кладете в реальность нечто, принадлежащее вашему уму? — потому что вы боитесь реальности. Существует глубокий страх реальности. Потому что реальность естественна; она не беспокоиться о том, кто вы есть.
    Витгенштейн, один из самых сильных интеллектов этого века, начал свою чрезвычайно ценную книгу "Трактат" предложением: "Этот мир есть только то, что он есть. Вы можете продолжать мечтать об этом; это не поможет. Перестаньте мечтать и смотрите. Этот мир есть только то, что он есть". Не тратьте свою жизнь, время и энергию без необходимости в попытках увидеть что-то, чего здесь нет. Перестаньте мечтать и посмотрите на реальность.
    В этом значение нирвитарка самадхи, самадхи безо всяких размышлений. Это просто чистый взгляд. Вы не размышляете об этом, вы просто смотрите на это. Вы не делаете ничего относительно этого, вы просто позволяете этому быть здесь и проникнуть в вас. В сарвитарка самадхи вы пытаетесь проникнуть в реальность. В нирвитарка самадхи вы позволяете реальности проникнуть в вас. В савитарка самадхи вы пытаетесь сделать так, чтобы реальность соответствовала вам. В нирвитарка самадхи вы пытаетесь сделать так, чтобы вы соответствовали реальности.

    Затем Патанджали привносит два других слова, са-вичара и нир-вичара. Савичара значит с созерцанием, и нирвичара значит без созерцания. Это высшие состояния одного и того же явления, которые он называет сарвитарка и нирвитарка. Сарвитарка самадхи, если ему следовать станет савичарой.
    Если вы думаете об этом с логической точки зрения, и продолжаете думать постоянно, логика станет границей этого. Смелые люди всегда находятся за пределами логики. Трусы всегда остаются внутри ограничений логики. Логика это тюрьма, прекрасно украшенная, но не так как огромное небо. Небо вообще не украшено. Оно неукрашено, но огромно. Это свобода, а свобода обладает своей собственной красотой; ей не нужны украшения. Небо самодостаточно. Сама огромность прекрасна. Но огромность также и ужасна, потому что она так огромна. Ум просто лужа по сравнению с ней; ум кажется таким маленьким.
    Вот почему логика никогда никого не приведет к божественному. Божественное дико; оно таинственность и огромность. Это огромная тайна, которая не может быть разгадана. Ее природа такова, что она не может быть разгадана. Но если вы продолжаете мыслить логически, наступает момент, когда вы достигаете границ логики. Первый шаг это логическое мышление, и, если вы продолжаете, последним шагом будет созерцание. Если философ продолжается, продолжает двигаться, нигде не спотыкаясь, однажды он станет поэтом, потому что, когда граница пересечена, внезапно, возникает поэзия. Поэзия это созерцание; это — вихар. Если кто-то продолжает логически мыслить, как Эйнштейн, тогда философ или ученый, или логик становится поэтом. Эйнштейн стал поэтом в последние дни своей жизни. Эддингтон стал поэтом в последние дни своей жизни. Они начали говорить о тайне. Они подошли к границе логики. Люди, которые всегда остаются логичными, это люди, которые не подошли к самому краю, к самому концу своих логических размышлений. Они не по-настоящему логичны. Если они действительно подошли, тогда наступает момент, где кончается логика и начинается поэзия.
    Вихар это созерцание. Что делает поэт? — он созерцает. Он просто смотрит на цветок, он не думает о нем. В этом различие, очень тонкое различие: логик думает о цветке, поэт думает цветок, а не о нем, поэт идет прямо и попадает в самую реальность цветка. Он движется внутрь, в цветок. Ум отложен в сторону; это прямой контакт. Это высшая стадия того же самого явления. Качество стало очищенным, но явление осталось тем же самым.

    В савичара — поэт — и все, кто входят в савичару становятся поэтами — думают цветок, непосредственно и прямо, но разделение все же есть. Поэт это субъект, а цветок это объект. Двойственность существует: поэт не стал цветком, цветок не стал поэтом. Наблюдатель есть наблюдатель, и наблюдаемое все еще наблюдаемое. Наблюдатель не стал наблюдаемым; наблюдаемое не стало наблюдателем. Двойственность существует.
    В савичара самадхи была отброшена логика, но не двойственность. В нирвичара самадхи даже двойственность отброшена. Это есть нирвичара: без созерцания, за пределами созерцания. Вы просто существуете вместе с цветком.
    Теперь приходит мистик, мудрец, который позволяет цветку быть здесь и позволяет себе быть здесь. В этот момент позволения, внезапно, наступает единство. Цветок больше не цветок, и наблюдатель больше не наблюдатель. Внезапно, энергии встречаются и становятся одним целым. Теперь двойственность трансцендентирована. Мудрец не знает, кто является цветком, и кто наблюдает за ним. Если вы спросите мудреца, мистика, он скажет: "Я не знаю. Может быть, это цветок наблюдает за мной. Может быть, я наблюдаю за цветком. Это меняется, — он скажет, — это зависит. И иногда, нет ни меня не цветка. Оба исчезают. Остается только объединенная энергия. Я становлюсь цветком, а цветок становится мною". Это состояние нирвичары, не созерцания, но бытия.

    Патанджали также подойдет и к более высоким стадиям, потому что нужно объяснить еще несколько вещей, и он движется очень медленно — так как, если бы он двигался быстро, для вас бы не было возможности понять. Он уходит все глубже и глубже с каждым моментом. Он вводит вас, постепенно, в бесконечный океан, шаг за шагом. Он не верит во внезапное просветление — последовательное, вот почему его призыв так велик.
    Существовали многие люди, которые говорили о внезапном просветлении, но они не обращались к массам, потому что просто невозможно поверить, что внезапное просветление возможно. Под влиянием их магнетической личности вы можете слушать их, но вы не можете верить им. В тот момент, когда вы покидаете их, вы говорите: "Этот человек говорит нечто, что мне не доступно. Это выходит за рамки моего восприятия".
    Вот почему Тилопа должен был отправиться в Тибет, чтобы найти ученика — огромная страна, и он не смог найти ни одного ученика — и Бодхидхарма должен был пойти в Китай, чтобы найти ученика. Эта древняя страна в течение многих тысяч лет работала в религиозном направлении, и он не смог найти ни одного ученика.
    Найти кого-то, кто может понять Тилопу трудно, потому что он говорит о цели, и он говорит: "Нет пути, и нет способа". Он стоит не вершине холма и говорит: "Не существует пути", а вы стоите в долине, темной, унылой, в своем несчастий. Вы смотрите на Тилопу и говорите: "Можете быть... но как нам достичь?" Вы продолжаете спрашивать: "Как?"
    Кришнамурти постоянно говорит людям, что не существует метода, и после каждой беседы люди спрашивают: "Тогда как? Тогда как достичь?" И он просто пожимает плечами: "Я же говорил вам, что метода не существует, не спрашивайте, "как", потому что "как" — это снова спрашивать о методе". "Но как?" — и Кришнамурти просто пожимает плечами: "Здесь нет "как". Вы просто должны понять, и вы достигнете. Здесь нет пути".
    Тилопа, Бодхадхарма, Кришнамурти, они приходят и уходят; они не могут оказать действенной помощи. Люди, которые слушают их, наслаждаются, слушая их, — даже приходят к определенному интеллектуальному пониманию — но они остаются в долине. Они остаются в долине, начиная говорить как Кришнамурти, вот и все.

    Патанджали оказал огромную помощь, несравнимую. Миллионы прошли через этот мир с помощью Патанджали, потому что он говорит не согласно своему пониманию, он движется вместе с вами. И по мере того, как ваше понимание растет, он идет все глубже, и глубже, и глубже. Патанджали следует за учеником; Тилопа предпочитал, чтобы ученики следовали за ним. Патанджали приходит к вам; Тилопа предпочитал, чтобы приходили к нему. И, конечно, Патанджали берет вас за руку, постепенно, он приводит вас к самой высокой вершине. Тилопа останется на вершине своего холма, и будет вещать оттуда: "Это возможно! И не существует пути, не существует метода. Вы можете просто придти. Это случается; вы не можете горевать.»
    Но Патанджали движется шаг за шагом, уводя вас оттуда, где вы есть, приходит в долину, берет вашу руку и говорит: "Существует путь. Существуют методы, сделайте шаг". Постепенно, он убеждает вас в конце, что вы должны отбросить метод и отбросить путь — ничего нет — но только в конце, на самой вершине, только когда вы достигли, тогда даже Патанджали оставляет вас, проблемы не существует; вы достигнете самих себя.

    Объяснения, данные для сарви-тарка и нирви-тарка самадхи также объясняют высшее состояние самадхи, но в этих высших состояниях сарвитарка и нирвитарка самадхи объект медитации более тонок.
    Постепенно объект медитации нужно сделать все более и более тонким. Например, вы можете медитировать на цветок, или на аромат цветка, или вы можете медитировать на медитирующего. И тогда все становится все тоньше, и тоньше, и тоньше. Например, вы можете медитировать на звук Аум. Первая медитация — это произнести его громко, чтобы он огласил все вокруг вас. Он становится храмом звука вокруг вас: Аум, Аум, Аум. Вы создаете вибрации вокруг себя — первый шаг. Затем вы смыкаете свои губы. Теперь вы не говорите громко. Внутри выговорите: Аум, Аум, Аум. Не позволяйте губам двигаться, не позволяйте даже языку. Без языка и губ вы говорите: Аум. Теперь вы создали внутреннюю атмосферу, внутренний климат Аум. Объект стал тонким. Затем третий шаг: вы даже не произносите его, вы просто слушаете его. Вы меняете позицию — от делателя вы переходите к пассивности слушателя. В третьем состоянии вы не произносите Аум также и внутри. Вы просто сидите и слышите звук. Он приходит, потому что он здесь. Вы не находитесь в молчании; вот почему вы не можете его слышать.

    Слово Аум не принадлежит ни одному человеческому языку. Оно ничего не обозначает. Вот почему индуисты не пишут его, используя обычный алфавит. Нет, они создали для него отдельную форму, только для того, чтобы обозначить его, это не часть алфавита. Оно существует само по себе, отдельно, и ничего не значит. Это не слово человеческого языка. Это звук самого существования; звук беззвучного, звук молчания. Когда все находится в молчании, тогда вы можете его услышать. Следовательно, вы становитесь слушающим. Он становится все более и более тонким. И на четвертой стадии вы просто забываете обо всем: о делателе, о слушателе и о звуке — все. На четвертой стадии ничего не существует.

    Вы видели картинки Дзен, на которых изображен вол. На первой картинке человек ищет своего вола — вол ушел куда-то в дикий лес, никаких знаков, никаких следов — он просто смотрит вокруг, деревья и деревья и деревья. На второй картинке он выглядит более счастливым — следы обнаружены. На третьей картинке он кажется немного смущенным — возле дерева показалась только спина вола, но его трудно достичь. Лес дик, огромен. Может быть, ему только кажется, что он видит спину вола; это может быть только частью дерева, может, это его проекции. Затем на четвертой он поймал вола за хвост. На пятой, он погоняет его хлыстом; теперь вол находится под его контролем. На шестой, он едет верхом на воле. На шестой он возвращается домой с флейтой, он поет, сидя верхом на воле. На седьмой вол находится в стойбище, он дома, счастливый; он нашел вола. На восьмой ничего нет; вол был найден, и вол и ищущий, ищущий и найденное, оба исчезли. Поиск завершен.
    В древности было восемь картинок. Это был полный набор. Пустота — последняя. Но затем великий Мастер добавил еще две картинки. Девятая — человек возвращается назад, он снова здесь. И на десятой человек не только вернулся, он отправляется на рынок, он несет бутылку вина.
    Это действительно прекрасно. Это законченно. Если бы это закончилось пустотой, что-то осталось бы незавершенным. Человек снова вернулся назад, и не только вернулся, он находится на рынке. Не только находится на рынке, он купил бутылку вина.
    Все становится все более и более тонким. Наступает момент, когда вы чувствуете, что это совершенно, наиболее тонко. Когда все становится пустым, нет изображения, искатель и найденное оба исчезли. Но, в действительности, это не конец. Тонкость все еще существует. Человек возвращается обратно в мир полностью трансформированным. Это больше не прежний человек — переродившийся, и когда вы переродились, мир тоже не остался тем же самым. Вино больше не вино, яд больше не яд, рынок больше не рынок. Теперь все принимается. Теперь он празднует. Это символ: вино.

    Чем более тонким становится поиск, тем более сильным становится сознание. И наступает момент, когда сознание стало таким сильным, что вы живете как обычное существо в мире, без страха. Но двигайтесь вместе с Патанджали шаг за шагом. Объект медитации становится все более и более тонким.
    Сфера самадхи, которая связана с этими тонкими объектами, расширяется вплоть до бесформенного состояния тонких энергий.
    Это восьмая картинка. Сфера самадхи, которая связана этими тонкими объектами, становится все более и более тонкой, и приходит момент, когда форма исчезает, и появляется бесформенность.
    ...расширяется вплоть до бесформенного состояния тонких энергий.
    Энергии настолько тонки, что вы не можете запечатлеть их на картине, вы не можете высечь их из камня; только пустота может их отобразить — восемь картинок. Постепенно вы поймете, как появились две других картинки.

    Патанджали — я называю его ученым религиозного мира, математиком мистики, логиком нелогического. В нем встретились две противоположности. Он абсолютно логичен. Если он ведет вас в нелогическое, он ведет вас такими логичными шагами, что вы никогда не знаете, когда он оставляет логику и выводит вас за ее пределы. Он движется как философ, как мыслитель, и проводит такие тонкие различия, что в тот момент, когда он вводит вас в нирвичару, в не-созерцание, вы замечаете, когда он совершает прыжок. Он разделил прыжок на много маленьких шагов. Вместе с Патанджали вы никогда не будете чувствовать страха, потому что он знает, где вы почувствуете страх. Он делает шаги все более и более мелкими, почти такими, как если бы вы двигались просто по земле. Он вводит вас так медленно, что вы не замечаете, когда происходит прыжок, когда вы пересекли границу. Но он также и поэт, мистик — очень редкое сочетание. Он являет собой такое сочетание, что со времени его существования, не было никого, кто бы мог сравниться с ним. просто быть поэтом — вы состоите из одного куска. просто быть логиком — вы сделаны из одного куска. Практически невозможно быть Патанджали, потому что вы охватываете так много противоположностей, и он сотворил из всего этого такую прекрасную гармонию. Вот почему он стал альфой и омегой всей традиции йоги. Он не первооткрыватель, но практически стал первооткрывателем и основателем, просто из-за этого редкого сочетания своей личности. Он не был основателем, но его личность являла собой такое сочетание противоположностей, он объединил в себе такие несочетаемые элементы, он стал почти основателем. Теперь йога всегда будет известна вместе с Патанджали.
    Попытайтесь понять Патанджали, он поможет вам. Дзен Мастера не смогут оказать большой помощи. Вы можете наслаждаться ими — прекрасное явление. Вы можете быть охвачены благоговейным страхом, вы можете быть исполнены удивления, но они не могут вам помочь. Очень редко среди вас может оказаться кто-то, кто сможет набраться мужества и прыгнуть в пропасть. Патанджали сможет оказать большую помощь. Он может стать самим основанием вашего бытия, и он может вести вас, постепенно. Он понимает вас больше, чем кто-либо другой. Он смотрит на вас, и пытается говорить на языке, который сможет понять самый последний среди вас. Он не только Мастер, он также и великий учитель. Кришнамурти — Мастер, Тилопа — Мастер — но они не учителя. Их может понять только верхушка. Последние ряды, которые не могут двигаться сами, Патанджали для всех. Он не для нескольких избранных.
     

Поделиться этой страницей