1. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    12.149
    Симпатии:
    609
    Меня не оставляют опасения, что без должного "перевода" большинство практик метода тантры (типа гуру-йоги и т. п.) вызовут либо отторжение, либо тщетные усилия втиснуться в не для нас шитый наряд чуждой традиции.
    Поэтому хочу пересказать устное наставление одного геше ринпоче. Он предостерегал от визуализации образов (ламы и пр.) к которым у нас прежде того не образовалась стойкая кармическая привязанность и настоятельно рекомендовал заменять их либо на наиболее близкие сердцу религиозные (Христа, Девы Марии) или даже вовсе НЕ религиозные образы, имеющие для нас потенциал зарождения квази религиозного, но непосредственного и искреннего чувства. В качестве такого примера он приводил не только маму или бабушку (образ идеализированного предка), но и героя истории, литературы и даже кумира поп культуры и обожаемого спортсмена. Все что угодно, но только не тупиковые потуги лицемерия.

    В конспекте многое упрощено и сокращено. Желающим практиковать в подлинном виде и в полном объеме следует обратиться к полному тексту этой уникальной книги.
     
    Последнее редактирование: 9 авг 2020
  2. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    12.149
    Симпатии:
    609
    2.3.1.2. Тантрическая практика Ваджрасаттвы

    Практика Ваджрасаттвы, которая заключается в визуализации и повторении мантры, включает в себя и соответствующие практики сутры – раскаяние, самоконтроль и применение четырёх противодействующих сил. В коренных наставлениях изложены основные принципы практики, которая состоит из двух частей – медитации, за которой следует повторение мантры:
    1. Размышляй о Ваджрасаттве, а затем визуализируй его над своей головой. [В сердце] у него мантра. После того как раскаешься и примешь решение применять самоконтроль, [представь,] что из Ваджрасаттвы истекает поток нектара и попадает в твоё тело, где очищает все проступки и омрачения.
    2. Повторение мантры приводит к возникновению [в твоих теле и уме] знаков очищения от омрачений.

    Практика начинается с размышления о карме – законе причины и следствия (одно из четырёх размышлений). Далее практикующие визуализируют над своей головой Ваджрасаттву. Затем они обращаются к Ваджрасаттве с молитвой, прося его очистить проступки и омрачения, после чего представляют, что Ваджрасаттва отозвался на их просьбу. Из Ваджрасаттвы истекает нектар и, устремляясь вниз, попадает в тело практикующего, где тотчас очищает все проступки и омрачения. Тело практикующего наполняется чистым светом и становится похожим на тело самого Ваджрасаттвы. На этом этапе визуализация считается завершённой, и практикующие приступают к повторению мантры. Затем они представляют, что Ваджрасаттва дарует посвящение и произносит: «О дитя! Все твои проступки, омрачения и нарушенные обеты с этого момента очищены». После этого практикующие визуализируют, как Ваджрасаттва превращается в свет, который затем растворяется в них самих «таким образом, что их тело и ум становятся неотделимы от тела и ума Ваджрасаттвы». Практика заканчивается посвящением заслуг, накоплению которых она способствовала.

    Визуализация Ваджрасаттвы и повторение его мантры ведёт к полному очищению и предотвращает падение в низшие миры сансары в будущих жизнях, когда созреет соответствующая негативная карма. Поток ума практикующих очищается прежде, чем созревают кармические последствия прошлых негативных действий:
    Если действия, мотивированные привязанностью, неприязнью и неведением, так и не приняли конкретную физическую или вербальную форму, то они считаются ментальными действиями. Все действия в начале являются ментальными. Поэтому сказано: «Ум является источником яда, увлекающего мир во тьму».

    В результате продвижение практикующих по духовному пути ускоряется – в их потоке ума больше нет серьёзных препятствий.
    Таши подводит итог объяснению пользы, которую приносит практика Ваджрасаттвы: «За этим последует чувство полного очищения». Во время медитации практикующие воспринимают себя высшее существо – Ваджрасаттву. После медитации практикующие должны следить за знаками, указывающими на результаты практики очищения, а именно лёгкость в теле, уменьшение потребности в сне, улучшение здоровья, ясность восприятия и мимолётные вспышки проникающего видения. Однако такие последствия практики не длятся долго. Если мы не будем практиковать регулярно, придерживаясь при этом поведения, соответствующего правилам моральной дисциплины, то не сможем поддерживать непрерывный [процесс] очищения.
    /«Поэтому необходимо раскаиваться в [проступках и омрачениях] снова и снова»/

    2.3.2. Развитие добродетели: факторы, способствующие духовному развитию

    Истинный прогресс является последствием активного развития позитивных ментальных факторов, которые способствуют духовному росту. В ранней буддийской традиции тхеравады эти факторы известны как «факторы просветления». В традиции махаяны подобные факторы можно обнаружить в тантрической практике подношения мандалы. Активное развитие этих благих ментальных факторов со временем приводит к изменению баланса потока ума – он начинает преимущественно пребывать в позитивных состояниях, которые в свою очередь закладывают основу для истинного духовного развития и повышают вероятность достижения просветления. В традиции махамудры эти позитивные изменения в потоке ума получили название «подготовка подходящего сосуда».

    2.3.2.1. Позиция сутры

    Однако следовать образу мысли бодхисаттвы и придерживаться подобающего поведения не так просто. Согласно кармическому закону причинно-следственной связи, практикующим следует посадить семена: [выработать] склонности к добродетели в своей нынешней ежедневной практике. Со временем они созреют – сперва как накопление позитивных склонностей в потоке ума, а затем как добродетельные паттерны поведения. Из этого следует, что необходимо прилагать все усилия для развития позитивных ментальных факторов и паттернов поведения, потому что они служат фундаментом для последующей духовной реализации.
    Под «мощной волной духовной реализации» подразумеваются начальные знаки того, что в потоке ума созрели добродетельные склонности, которые послужат дальнейшему духовному росту. Позже эти позитивные знаки сначала спонтанно возникнут в потоке ума, а потом проявятся как позитивные паттерны повседневного поведения.

    краткое изложение семичастной молитвы:
    Почитание
    Я простираюсь чистыми телом, речью и умом
    Пред всеми без исключения
    Львами среди людей – татхгатами трёх времён,
    Обитающими в мирах десяти направлений.
    Силой моего устремления к добродетели
    С глубоким почтением простираюсь пред всеми победоносными,
    Словно число моих форм превосходит количество атомов во вселенной,
    И все победоносные явились ясно перед моим умом.

    Я представляю, что в одной частице будд столько,
    Сколько во вселенной мельчайших частиц.
    Я представляю, что победоносные заполнили
    Все без исключения виды феноменов.
    Я возношу хвалу сугатам и прославляю
    Пусть этот необъятный океан воздаёт им хвалу!

    Подношение
    Я подношу всем победоносным
    Восхитительные цветы,
    Дивные звуки, благоуханные эликсиры,
    Груду ароматных сыпучих субстанций величиной с гору Меру,
    А также всё остальное, что считается особенным и чудесным.
    Я подготовил все эти обширные и несравненные
    Подношения для всех без исключения победоносных.
    С нерушимой верой в добродетельные поступки
    Я с почтением простираюсь пред победоносными.
    [Визуализация собрания победоносных.]

    Раскаяние
    Я раскаиваюсь во всех проступках,
    Что совершил своими телом, речью и умом
    Под воздействием
    Привязанности, неприязни и неведения.

    Восхищение
    Добродетельными деяниями
    Победоносных будд десяти направлений;
    Я восхищаюсь и отныне буду поступать точно так же.

    Обращение с просьбой учить Дхарме
    Всех защитников, которые постигли непривязанность
    И, постепенно пробуждаясь, достигли просветления,
    Чтоб стать теперь светилами вселенской системы десяти направлений,
    Я прошу повернуть колесо непревзойдённой [Дхармы].

    Обращение с молитвой
    Сложив в молитве руки, я взываю к тем,
    Кто миру вознамерился явить нирвану: молю, останьтесь с нами
    На столько кальп, сколько песчинок в это мире,
    Чтобы помочь скитальцам счастье обрести.

    Посвящение
    Всю ту скромную добродетель,
    Что накопил я почитанием,
    Подношением, раскаянием, восхищением, просьбой и молитвой,
    Я посвящаю достижению полного просветления.

    2.3.2.2. Тантрическая практика подношения мандалы

    Тантрическая практика подношения мандалы ведёт к тем же результатам, что и семичастная молитва уровня сутры, с той лишь разницей, что подношение мандалы приводит к результату гораздо быстрее благодаря прямому влиянию высших существ. Подношение мандалы включает и семичастную молитву.
    Практика начинается с подготовки мандалы...
    Второй этап заключается в подношении мандалы, когда практикующий визуализирует идеальную вселенную. Затем все эти объекты визуализируемой вселенной в определённой последовательности подносятся объектам прибежища. Несмотря на то что соответствующая визуализация бывает подчас довольно сложной, сущность практики заключается в следующем:
    «Говоря короче: представь, что подносишь всё имущество богов и людей, какое только возможно собрать.»
    После этого практикующие представляют исходящий из объектов прибежища свет, который касается всех существ, инициируя в них процесс собирания накоплений. После этого объекты прибежища превращаются в свет и растворяются в сердечном центре практикующего. Медитация заканчивается посвящением заслуг.

    наибольшая польза заключается в том, что в потоке ума практикующих закладывается прочная основа для добродетельных склонностей. По прошествии определённого времени практикующие начинают совершать благие действия, а их стремление к достижению идеалов бодхисаттвы усиливаются. С усилением благих ментальных факторов практикующие начинают всё более естественно и спонтанно вести себя как бодхисаттвы.
    Устранение препятствий из потока ума очищает сосуд негативных ментальных состояний. Подношение мандалы наполняет сосуд ума позитивными ментальными факторами – двумя накоплениями. Сам факт подобного щедрого подношения – символический дар всей вселенной – является шагом к постижению пустотности собственного «я». Таким образом практикующие сажают семена постижения пустотности. Это постижение является основной темой заключительной особой практики – гуру-йоги.

    2.3.2.3. Гуру-йога

    Овладев обычными и особыми предварительными практиками и преобразовав таким образом поток ума в подходящий сосуд для достижения духовной реализации, практикующие теперь получают возможность углубить своё понимание. Развитие постижения выходит за пределы интеллектуального понимания и сначала созревает как прямой опыт, а затем становится знанием.
    /предварительные практики, такие как гуру-йога, разработаны для того, чтобы придать «форму и смысл концепциям, усовершенствовав наши взгляды на мир»/
    Оба этих этапа можно осуществить с помощью практики гуру-йоги, цель которой – заложить основу для получения прямого опыта переживания естественного состояния ума. Этот опыт в свою очередь приводит к начальному пониманию махамудры, а затем и к полному её постижению. Поскольку с точки зрения абсолютной истины мудрость и сострадание являются проявлениями одного и того же недвойственного состояния полностью реализованного ума, гуру-йога становится искусным средством, позволяющим посадить семя пробуждённой мудрости. Гуру-йога устанавливает соединение между уже освоенной нами относительной бодхичиттой и абсолютной бодхичиттой, в которой мудрость и сострадание становятся единым недвойственным аспектом просветлённого ума.

    Тантрическая практика гуру-йоги действует намного быстрее молитвы, свойственной методам сутры. Она позволяет обрести свойственное реализованному уму махамудры понимание, которое обладает потенциалом созреть и в итоге превратиться в пробуждённую мудрость просветления. Ключевым аспектом тантрической гуру-йоги является благословение. Гуру-йога – это способ получить благословение четырёх посвящений, которые являются ключами к пониманию самых важных аспектов прямой реализации духовного пути. цель гуру-йоги – посеять семя пробуждённой мудрости.
    «Практикуя гуру-йогу, визуализируй ламу над своей головой. Молись ему, проникнувшись уважением и восхищением, и тогда на тебя снизойдут четыре посвящения. Если примешь ламу как свою опору, то [в конце концов] проявятся знаки получения благословения, которое стало возможным благодаря его состраданию.»
    Лама является олицетворением достижения состояния будды, воплощением всех трёх измерений будды – нирманакаи, самбхогакаи и дхармакаи. Считается, что лама олицетворяет полное понимание пустотности в её тончайшем аспекте.
    Обыкновенно практикующие визуализируют ламу в форме вселенского будды – Дордже Чанга, изначального основателя линии махамудры.
    с точки зрения относительной истины посвящения даруются не ламой в его обычной человеческой форме, а особым аспектом ума Дордже Чанга, с точки зрения абсолютной истины они являются нераздельными.
    «В реальности твой гуру может быть обычным существом. Но если ты сможешь воспринимать его как будду, то все будды, бодхисаттвы и йидамы объединятся в тело, речь и ум твоего тантрического гуру и будут действовать на благо всех живых существ.»
    Лама символизирует все три измерения будды – три каи. Почитание ламы в процессе практики гуру-йоги является «способом медитировать на своей связи со всеми буддами». Гуру-йога является средством, указывающим на то, что поток ума практикующих идентичен потоку ума ламы и других объектов прибежища.
    Считается, что вера представляет собой «высшую колесницу». В этой практике необходима более сильная вера, чем «непоколебимая вера». Теперь практикующим рекомендуется «зародить такую же веру, какой обладали мастера прошлого». Такая сильная вера возникает благодаря «силе стремления».
    Уважительное восхищение, которое ассоциируется с «верой мастеров прошлого», считается необходимым условием для получения благословения.
    предлагается «постоянно испытывать к ламе уважение». Данное наречие указывает на отличие этого нового «чрезвычайного» уважительного восхищения от предшествовавшего ему «обычного» уважительного восхищения. Другие авторы используют фразы «усердное выполнение» или «приложение усилий», указывая, что степень уважительного восхищения должна возрасти.
    Говоря о том, как надо молиться для того, чтобы получить благословение, употребляют выражение «когда идёшь, сидишь или спишь, молись снова и снова, не останавливаясь». Благословение как искусное средство превосходит все применявшиеся ранее искусные средства, и теперь эффект от каждого из них усиливается благодаря тому, что практикующие добиваются прогресса в подготовке достойного сосуда.

    За практикой уважительного восхищения следует сама визуализация в следующей последовательности:
    1. Вначале выполняют визуализацию зарождения, представляя себя йидамом. Затем над собственной головой визуализируют коренного ламу.
    2. Затем возносят молитву, чтобы получить благословение.
    3. После этого выполняют визуализацию растворения. В процессе этой визуализации все растворяется в свете, а затем этот свет растворяется в светящемся теле ламы.
    4. Затем обращаются с молитвой, например с семичастной молитвой.
    5. Практикующие молятся о реализации трёх кай – трёх измерений будды. На этом этапе возможно обратиться и с другими дополнительными молитвами.
    6. После этого практикующие обращаются с молитвой о получении благословения. Они визуализируют нисхождение благословения в виде разноцветных лучей света, которые исходят из определённых мест тела коренного ламы и касаются точно таких же мест их собственного тела. В результате омрачения исчезают и практикующие получают четыре посвящения.
    7. В заключение практикующие выполняют завершающую визуализацию. В процессе этой визуализации коренной лама растворяется в свете, который в свою очередь растворяется в голове практикующего. Затем [особый] ум, которым обладают йидамы и мастера линии передачи, становится нераздельным с собственным потоком ума практикующих. Ум практикующих объединяется с их особым умом, а их собственный поток ума [становится колесницей для окончательного] проявления пробуждённой мудрости.
    8. Практикующие завершают практику посвящением заслуг.

    Общей целью этой практики медитации является обретение способности к глубокой концентрации.
    Существует множество версий гуру-йоги, которые, хотя и обладают одной и той же структурой, различаются при этом по своему объёму, а также разные формы визуализации.

    [1. Визуализация зарождения]
    Благодаря гуру-йоге мы можем безотлагательно получить благословение. Для того чтобы обрести великое блаженство, надо [представить] себя йидамом. В пустом пространстве над нашей головой пребывает наш коренной лама, наш наставник добродетели. Он здесь для того, чтобы помочь [нам постичь, ] что мудрость и искусные средства недвойственны… Молись драгоценному ламе, чтобы он без промедления даровал четыре посвящения, дабы эти четыре посвящения созрели в потоке твоего ума и в конце концов принесли плод. Если у тебя нет прямого опыта переживания и понимания, то тебе следует создать условия для пребывания в этом возвышенном состоянии и зародить его [непосредственно] в собственном потоке ума, размышляя следующим образом: «Пусть силой передачи от высших существ я прямо сейчас войду в это состояние». Молись таким образом – и быстро войдёшь в это состояние: оно снизойдёт на тебя во всём своём величии и не оставит сомнений.

    [2. Визуализация растворения]

    [3. Молитва и визуализация благословения]
    Четыре посвящения, дарованные ламой, проявляются как лучи белого, красного и синего цвета. Они исходят из его лба, горла и сердца и входят в соответствующие места нашего собственного тела. Они очищают проступки и омрачения тела, речи и ума. Затем мы получаем четыре посвящения ....четвёртое посвящение помогает привести поток нашего ума в соответствие с основой просветления, что приводит к созреванию плода [то есть реализации дхармакаи, самбхогакаи и нирманакаи]. Каждый луч определённого цвета исходит из соответствующего места тела ламы, и когда они касаются таких же мест нашего собственного тела, то очищают все склонности, которые всё ещё омрачают трое врат [тело, речь и ум]. После этого считается, что четыре посвящения были получены [и это означает, что заложен фундамент для реализации трёх аспектов просветления: 1) основы, где сознавание-как-таковое и пустотность пребывают в недвойственности; 2) пути, силой которого проявляется кажущаяся чем-то реально существующим кая истинного бытия, или кая великого блаженства; и 3) плода [просветления].

    [4. Завершающая визуализация]
    После этого необходимо растворить тело ламы в свете, а свет растворить в собственном теле. [Ум] пребывает в безыскусном состоянии, упрочившись в воззрении, что «тело, речь и ум ламы нераздельны с нашими собственными телом, речью и умом».

    [5. Посвящение заслуг]
    Эта [практика] является очень важной, поэтому необходимо серьёзно подходить к её выполнению.

    Гуру-йогу определяют два аспекта: то, что даруется, и польза, которую это приносит. Первый аспект связан с очищением. Визуализация разноцветных лучей света, которые проникают в наше тело, приводит к очищению проступков и омрачений. Таши особо упоминает очищение страданий и страха. гуру-йога очищает не только беспокоящие эмоции, но также ошибочные идеи. «Лама устраняет все разновидности [ошибочных] идей». Подобная новоприобретённая ясность ума приводит к тому, что поток ума практикующих впервые начинает напоминать спонтанное медитативное состояние.
    Войди в нерождённое медитативное состояние. Польза, которую получишь в результате, и есть явное последствие получения благословения.
    Подобная медитативная ясность является важнейшем условием последующего развития пробуждённой мудрости.

    Рассматриваемые в этой книге практики махамудры подразумевают медитацию на пустотности – практику проникающего видения (випашьяна). Медитативное равновесие и прямое преобразование – особые тантрические практики, инициируемые посвящением. Эти продвинутые тантрические практики можно сравнить с практиками махамудры – йогой единого вкуса и йогой немедитации. окончательным плодом этих посвящений является «состояние всеведения». Достигнув просветления, практикующие напрямую преобразуют обычный поток ума в три измерения будды – три каи.
    Четыре посвящения оказывают необходимое позитивное влияние на поток ума практикующих и таким образом увеличивают вероятность того, что в результате практики будет достигнута соответствующая реализация.

    Главным благим результатом посвящения считается потенциал постижения пустотности, который благодаря ему закладывается. Это фундаментальное постижение, от которого зависит вся последующая духовная реализация. Таши: «Тот, кто практикует гуру-йогу, обретает благо, присущее состоянию будды, – пустотность».
    Точно так же, как практика бодхичитты приводит к развитию сострадания, гуру-йога приводит к развитию мудрости. Движимый добротой, лама касается практикующих своим светом и тем самым прямо указывает на пустотность, которая проявляется или проявится в потоке ума практикующих в будущем. Таким образом практикующие буквально «разворачивают свой ум» к духовному развитию.
    Много раньше, когда начинающие ученики получали наставление о фундаментальном воззрении – о пустотности, оно способствовало лишь концептуальному пониманию. Благодаря посвящению практикующие получают прямой опыт переживания воззрения, являющегося основой практики. И хотя вначале эффект от практики гуру-йоги может быть не сильно заметен, он тем не менее подводит ум к совершенно новому опыту, который со временем разовьётся в истинное понимание пустотности. Поэтому, если вы испытываете уважительное восхищение, а затем получаете благословение, то в уме рождается понимание.

    Практикующие получают благословение «мудрости всеведения» – тончайшего аспекта пустотности . Даже несмотря на то, что в начале эффект может быть незаметен, если, получив посвящение, усердно практиковать, то «можно стать просветлённым, даже если вы и не помышляли об этом». Эти новые склонности, связанные с благословением пробуждённой мудрости, будут набирать силу и в какой-то момент полностью созреют. Для этого был заложен необходимый фундамент. Последующие продвинутые предварительные практики, практики шаматхи и випашьяны, а также особые практики медитации – всё это просто проявления последовательного созревания пробуждённой мудрости. Более того, три аспекта просветления – основа, путь и плод – также являются проявлениями всё более углубляющейся пробуждённой мудрости. Силой четырёх посвящений практикующие развивают понимание того, «что тело, речь и ум ламы неотделимы от их собственных тела, речи и ума», «вы без промедления становитесь такими же, какими были мастера прошлого».

    После получения благословения тело, речь и ум ламы как бы проникают в тело, речь и ум практикующего и «пребывают» там. «Лама проникает через макушку вашей головы. Затем он непрерывно пребывает в центре вашего сердца. Принятие ламы в качестве опоры практики означает, что склонности его исключительного ума непрерывно оказывают эффект, способствуя созреванию в потоке ума практикующих точно таких же склонностей.
    «Пребывание» подразумевает, что все многочисленные совершенные существа воздействуют на поток ума практикующего:
    Но если ты молишься, обращаясь к нему во время медитации как к будде, то все будды, бодхисаттвы и йидамы проникнут в тело, речь и ум твоего ваджрного гуру и будут осуществлять деяния на благо всех живых существ.

    Посредством гуру-йоги практикующие устанавливают близкую связь с ламой и линией передачи. Это абсолютная связь – самайя, и её непросто разорвать. Одним из характерных признаков создания этой связи является то, что практикующие начинают воспринимать ламу особым образом: непрерывно думают о нём, молятся ему во время любой активности – движения, сидения и сна; наполнены устремлением, которое оттачивает медитацию и рождает ясность.
    И хотя ум практикующих всё ещё далёк от того, чтобы в нём созрела мудрость, уже видны проблески позитивных изменений, проявляющихся как определённые знаки:
    Полагаясь на практику гуру-йоги, мы поддерживаем близкую связь с ламой. Мы стремимся соприкоснуться с его [особым] измерением. Лама устраняет все наши [ошибочные] идеи и на самом деле всегда находится в тесной связи с нашим умом. Нам хочется возносить молитвы денно и нощно. Затем опыт переживания приносит озарение, и мы обретаем понимание. Во время ночного сна у нас случаются сновидения, в которых мы посвящения.

    Благословение сначала едва заметно, а потом и весьма радикально преобразует ум и поведение. Одним из признаков прогресса являются возросшая преданность практике и усиливающаяся отстранённость от обычного существования. Другой знак – изменение отношения к повседневным страданиям:

    Если говорить кратко, то следует представить все приятные переживания как благословение гуру, а на болезненный опыт медитировать как на сострадание гуру. Главное здесь – использовать все эти переживания для усиления преданности и уважения [к ламе] и не искать какие-либо другие противоядия [от страдания].
    Вдобавок к этому во время медитации у практикующих могут случиться «проблески реализации».
    Одним из знаков созревания является возросшее желание медитировать. Продвинутые предварительные практики помогают развить спонтанные проявления медитативного равновесия, которые предоставляют прочную опору для формальной практики медитации. Гуру-йога открывает путь к формальной практике медитации, когда по прошествии времени появляются эти знаки. Таким образом, продвинутые предварительные практики были созданы для того, чтобы заложить прочный фундамент для практики формальной медитации: Не стремись изо всех сил к покою [шаматхи] и проникающему видению [випашьяны]. Сначала необходимо возделать плодородную почву для позитивных качеств в своём уме.
    продвинутые предварительные практики закладывают прочную основу для медитации концентрации – шаматхи.
     
  3. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    12.149
    Симпатии:
    609

    3. Продвинутые предварительные практики


    Естественный переход от гуру-йоги к продвинутым предварительным практикам сопровождается возросшим проявлением соответствующих знаков – мимолётных мгновений прозрения, спонтанных добродетельных действий по отношению к другим и вдохновляющих моментов внутреннего покоя. Подобные знаки непременно возникают у серьёзных практикующих и считаются «неизбежным результатом предварительных практик».
    В результате освоения сущностного [этапа практики] приходит прямой опыт, и понимание возникает беспрепятственно. Несмотря на то что эти практики именуются «предварительными», именно на них основаны сущностные практики – от них зависит то, что произойдёт во время сущностной медитации. Предварительные практики позволяют обрести твёрдость, которая приносит знание и уверенность.

    Перед тем как приступить к выполнению сущностных практик медитации, практикующим необходимо получить опыт переживания, связанный с благим результатом предварительных практик. Перед тем как начать выполнение формальных практик, очень важно получить подобный опыт в необходимом объёме. Несмотря на то что появление признаков прогресса неизбежно, этого нельзя сказать о результате практики – твёрдости. «Твёрдость ума» означает непрерывное поддержание верного воззрения во всех ситуациях и во всех видах активности. Определённые продвинутые предварительные практики – а именно практика добродетели и практика сохранения – были созданы для того, чтобы помочь практикующим обрести твёрдость. Эти практики требуют приложения значительных усилий, потому что подразумевают непрерывное выполнение – их следует выполнять даже во сне. Стремясь к добродетели и постижению истины, практикующие прикладывают усердие, которое помогает преодолеть лень. Если развивать усердие и дальше, то через какое-то время в потоке ума возникает уверенность в собственных силах. Практикующие прогрессируют, и проявляющиеся время от времени знаки перерастают в непрерывное сознавание истинной природы ума.

    3.1. Практика добродетели

    Основной целью практики добродетели является зарождение в потоке ума практикующих твёрдости, в результате чего в дальнейшем он послужит подходящим сосудом для постижения окончательного смысла. В некоторой мере практика добродетели – это необходимое условие для следующей продвинутой предварительной практики под названием «сохранение», в процессе которой окончательный смысл проявляется естественным образом. Существует два вида практики добродетели – упражнения, связанные с поведением, и упражнения, связанные с тренировкой мышления. Позитивные склонности, приобретаемые в процессе этих практик, со временем проявляются как определённые ментальные факторы, которые в свою очередь облегчают работу с мышлением.

    3.2. Упражнения, связанные с поведением: моральная дисциплина и контроль за восприятием

    эффект от контроля за поведением усиливается благодаря контролю за чувственным восприятием и упражнениям, связанным с мышлением, – памятованию и бдительности: «Как форму не узреть без глаз, так и учения не усвоить без моральной дисциплины». Затем практикующие оберегают, или, другими словами, сохраняют эту достигнутую тренировкой памятования позицию.
    ...Теперь практикующим предлагается обратить вспять процесс восприятия, в результате которого рождаются привязанность и неприязнь. Для этого им необходимо внимательно наблюдать за умом и распознавать, когда именно появляется привязанность или неприязнь к определённым характеристикам объектов восприятия. Контроль за восприятием предполагает постоянное – от мгновения к мгновению – наблюдение за событиями восприятия. Это наблюдение длится до тех пор, пока не ослабнет цепляние, выраженное в том, что ум предпочитает одну характеристику другой. Контроль восприятия – это метод защиты ума от загрязнений привязанности и неприязни.
    ...Целью обоих видов тренировки контроля является достижение непрерывности практики в любых ситуациях. Весь смысл контроля над внешним поведением и восприятием заключается в том, чтобы развить и поддерживать внутреннее состояние «ума, который освобождается».


    3.3. Упражнения, связанные с мышлением: памятование и бдительность

    Ослабление привязанности к обычному опыту чувственного восприятия происходит легче, если практиковать памятование. Памятование – это применение (как правило, в медитативном состоянии) бездеятельного сознавания к текущему моменту переживания. Бдительность – это точно такое же применение чистого сознавания, но уже в промежутках между сессиями медитации – во время повседневной деятельности. В отличие от контроля за поведением и восприятием, совместное применение памятования и бдительности является ментальной практикой, которая развивается в дальнейшем в интенсивную медитацию, характерную для сущностных практик. Памятование и бдительность обеспечивают плавный переход от контроля поведения и восприятия к формальной практике медитации.
    Таши: «Стремишься если уберечь учения, то постарайся уберечь свой ум.
    А если ум свой ты беречь не будешь, то и учения тебе не уберечь.
    То, что практикуют бодхисаттвы, бесценно.
    Тебе же надлежит осуществлять все эти практики, что развивают ум и ведут к уверенности.
    И впредь пусть ум твой будет сосредоточен и неприступен под твоей охраной.
    Что толку тренироваться в этике, когда не приведена в порядок дисциплина, которая охраняет ум.»

    В буддийской традиции махаяны памятование и бдительность являются колесницами, благодаря которым в непрерывном потоке ума созревают знаки уверенности. Они должны быть защищены в первую очередь:
    «Те, кто стремится ум свой уберечь, молитвенно сложив пред вами руки, прошу:
    Все силы приложите, чтоб сохранить памятование и бдительность.»

    Авторы некоторых комментариев считают памятование самой важной из предварительных практик, даже не рассматривают другие предварительные практики, подчёркивают лишь важность памятования. В буддийских текстах абхидхармы говорится, что все добродетельные ментальные факторы зависят от памятования, потому что памятование оказывает сильное влияние на другие ментальные факторы.В силу этого тренировка памятования становится путём к развитию многих других добродетельных ментальных факторов. Пренебрежение памятованием ставит крест на прогрессе:
    «Татхагата учил наделённых силой, что памятование о теле – это единственный путь, по которому следует идти. Усиливай и зорко охраняй памятование. Если оно утеряно, все учения будут уничтожены.»
    «Из цитаты следует, что памятование крайне важно. Усиливай и зорко охраняй его. Памятование не принадлежит отдельной традиции. Это великий, единый для всех путь восхождения, ведущий к состоянию будды. Это единая опора для всего. Это называется «памятование о теле».»


    Какую бы систему медитации мы ни использовали – относится она к сутре или тантре, памятование всегда является основой любой практики. Если оценивать памятование по шкале интенсивности – какой из ментальных факторов наиболее ускоряет процесс идентификации объекта, то памятование превосходит два предшествующих ментальных фактора – интерес и восхищение. Интерес и восхищение обусловливают всё более возрастающее внимание к объекту восприятия, и это ведёт к тому, что объект производит на наблюдателя определённое впечатление. Восхищение позволяет наблюдателю чётко выделить данный объект среди других объектов в поле восприятия и отчётливо определить его качества. Памятование обладает и этими, и некоторыми другими свойствами. Оно добавляет в процесс восприятия временно́е измерение, и у наблюдателя появляется возможность непрерывно оставаться осведомлённым о качествах объекта в течение некоего времени:
    «Если кому-то понадобится дать определение памятованию, то достаточно сказать, что это ум, который не забывает о какой-либо привычной вещи. Это ум, который не отвлекается, будучи в активном состоянии.»

    Термин «памятование» происходит от санскритского слова smṛti, что означает «помнить». Благодаря памятованию объект, на который направлено сознавание, становится привычным и остаётся таким в течение времени вследствие непрерывного припоминания о нём. Как и восхищение, превосходное памятование связано лишь с объектами, воспринимаемыми в данный момент, и служит для их идентификации. Именно это подразумевается в отрывке из текста абхидхармы, где говорится об «уме, не забывающем о какой-либо привычной вещи». Для поддерживания памятования недостаточно «привычности» объекта, основанной на его восприятии в прошлом. Памятование предусматривает «привычность» этого объекта в данный конкретный момент времени, потому что слово «привычный» определяет восприятие того, что возникает в потоке ума в настоящий момент. Если основной характеристикой восхищения являлась способность выделять конкретный объект из всего поля восприятия, то о памятовании можно сказать, что оно обладает ещё большей способностью и может отделять объект, воспринимаемый в данный момент, от мыслительных процессов, которые с ним связаны, – таких как память, идеи и эмоции. Памятование подразумевает чистое, незагрязнённое посторонними ментальными процессами сознавание объекта, воспринимаемого в данный момент.
    Сначала практиковать памятование довольно сложно. В «Бодхичарья-аватаре» обычный ум сравнивается с диким слоном, который, придя в волнение, крушит всё без разбора. Когда дикий слон укрощён, то его можно использовать для полезной работы:
    «Неприручённые слоны, вошедшие в раж, не причинят столько разрушений, сколько бесконтрольный ум – этот дикий, метущийся слон – ввергающий в ад».

    «Памятование» буквально означает «вновь воскрешать в памяти» ментальные события, которые иначе возникали бы в беспорядке и хаосе. Для того, чтобы укротить слона, его привязывают к столбу. Похожим образом функционирует памятование:
    «Воскрешать в памяти означает поместить сознавание глубоко в объект восприятия, как помещают столб в яму, чтобы укрепить его. Если этот слон ума опутан со всех сторон верёвкой памятования, то все страхи уйдут и [в нём] воцарится добродетель.»

    Отвлечение, которое характерно для обычного, подобного дикому слону, ума, снова и снова способствует возникновению различных эмоциональных состояний. Памятование служит первым шагом на пути приведения потока ума в порядок, который необходим для того, чтобы в нём преобладали благие ментальные факторы. Таким образом памятование оказывает влияние на позитивные ментальные факторы. Гампопа сказал:
    Неотвлечение – это путь всех будд.
    Неотвлечение – это наш духовный друг.
    Неотвлечение – это лучшее из всех наставлений.
    Неотвлечение – присутствие памятования в потоке ума – это Срединный путь Будды трёх времён.

    практикующие учатся созерцать ум не как непрерывный поток, а как отдельные моменты сознания, или отдельные моменты ума. Каждый из этих отдельных моментов, какой бы короткой ни была его продолжительность, может служить опорой для памятования. Забыть означает не направлять внимание на выбранный [объект] в текущий момент ума. Отвлечься означает позволить следующему моменту ума перевести внимание с выбранного [объекта] на что-то другое.
    С позиции ума памятование представляет собой чистое, лишённое отвлечений сознавание. ... определяет памятование как «непрерывное представление чего-либо – то есть определённый стиль удержания внимания». Практиковать памятование означает направить чистое сознавание к объекту, воспринимаемому в данный момент, и поддерживать это сознавание мгновение за мгновением, не отвлекаясь при этом на обдумывание избранного объекта. Если освоить памятование, то оно становится методом удерживания внимания на выбранных объектах.

    Всё, что служит объектом памятования, считается его опорой. Согласно тексту, существует четыре опоры памятования: тело, ощущение, состояние сознания и содержимое сознания. Последняя опора включает все ментальные факторы, процессы восприятия, мысли и эмоции. Каждая из четырёх опор представляет собой обособленный класс внутренних событий потока ума. Каждая может служить средством развития памятования. Практика памятования тела считается самой лёгкой из всех, поэтому обычно начинают именно с неё. Для полного освоения техники памятования рекомендуется использовать все четыре опоры.
    Когда практикуют памятование обычным методом, то ограничиваются одной опорой – практикуют памятование применительно к ощущениям тела, как советуют Нагарджуна и Шантидева. Практикующие направляют чистое сознавание на весь спектр непрерывно возникающих ощущений тела – боль, зуд, тепло и так далее. Они концентрируются на ощущениях тела непосредственно в тот момент, когда эти ощущения возникают как отдельные события в непрерывном потоке ума.
    Другой распространённый метод практики памятования – это использование в качестве опоры различных видов сознания – ментального, зрительного, слухового, вкусового, обонятельного и осязательного. Затем практикующие удерживают чистое, безоценочное сознавание на каждом отдельном ментальном событии ровно столько, сколько оно длится в непрерывном, возникающим момент за моментом, потоке ума. Если, к примеру, возникает мысль, практикующий замечает, что начался процесс мышления, но при этом не фокусируется на содержании конкретной мысли. Если сознавание в какой-то момент направлено на визуальное восприятие, практикующий замечает, что задействовано зрение, но при этом не вовлекается в размышления об увиденном объекте. Мгновение за мгновением практикующий фиксирует, какой вид сознания активен в данный момент, но при этом не вовлекается в размышления о содержании воспринимаемого объекта. Такой связанный с различными видами сознания подход к практике памятования очень популярен в бирманской буддийской традиции.

    Более сложный метод практики памятования - в традиции махаяны. Он заключается в тренировке чистого сознавания, которое ежемоментно направляют на всё, что возникает в непрерывном потоке ума, не используя при этом никаких опор и не полагаясь ни на какую систему обозначений. Этот метод подразумевает, что, следуя за непрерывной чередой отдельных ментальных событий, невозможно отвлечься, потому что, даже если отвлечение возникает, то сразу становится следующей опорой для сознавания.
    Вне зависимости от того, какой метод практики используется, главная её задача – это развитие последовательного, неуклонного и безостановочного сознавания. С позиции ума целью практики является непрерывное памятование, направленное на всё, что возникает в потоке ума. Именно так объясняют сохранение непрерывного потока ума.

    Гуру-йога способствует установлению особой близости между потоком ума практикующих и непревзойдённым умом ламы и другими объектами прибежища. Это сознавание непрерывной связи с объектами прибежища является знаком развития памятования. В продвинутых предварительных практиках эти знаки используют как основу и применяют технику памятования до тех пор, пока не добьются стабильности и непрерывности. Считается, что освоение памятования требует усердия. Лень приводит к потере памятования, и тогда практикующим приходится начинать заново и выполнять практику размышления о страданиях сансары.

    Тренировка памятования может принести много пользы. Но важнее всего то, что памятование закладывает основу для двух сущностных практик следующих этапов – шаматхи и випашьяны. Памятование - фактор реализации, который помогает постичь пустотность всех феноменов.
    Когда памятование сводит поток ума к отдельным моментам сознавания, то раз за разом становится всё труднее обнаружить конкретную позицию наблюдения, или, другими словами, собственное «я», которое существовало бы отдельно от этих моментов. Благодаря такому своему качеству памятование предоставляет основанный на личном опыте фундамент для прямого постижения пустотности:
    «Сначала мысленно удали слой за слоем всю кожу. Затем лезвием мудрости отдели мясо от костей.
    Раздроби кости и взгляни на мозг, что внутри. Спроси себя: «Что является сущностью всего этого?»
    И тогда, если ты, одержимый привязанностью, после усердных поисков сущности так и не обнаружишь,
    Ответь: зачем так печёшься об этом теле?"


    Бдительность (saṃprajaña) –дополнение к памятованию. используют составной термин, который означает «памятование и бдительность». Памятование используется в сидячей медитации. Бдительность используется для применения чистого сознавания в повседневной деятельности. В повседневной деятельности добиться такого же качества практики памятования, как и во время сидячей медитации, очень сложно, тем не менее многим всё же удаётся поддерживать определённый уровень сознавания, занимаясь обыденными делами. Таши определяет бдительность следующим образом: Какое бы действия мы ни начали выполнять – действие тела или иное, – необходимо делать это ответственно.

    Классическое определение бдительности - в «Бодхичарья-аватаре»:
    Непрерывное наблюдение за состоянием тела и ума – вот краткое определение бдительности – сохранения.

    Таши Намгьял приводит примеры повседневной деятельности, во время которой нужно сохранять сознавание: когда мы стоим, сидим, едим и спим. Это сокращённый вариант перечня из «Сатипаттхана-сутры»: 1) прохаживаться туда-сюда; 2) глядеть перед собой или в стороны; 3) соединять конечности и потягиваться; 4) надевать одежду; 5) есть и пить; 6) мыться; 7) идти, стоять, сидеть, спать, разговаривать и хранить молчание. Целью этой практики является сведение всех аспектов повседневной жизни к единому аспекту – к непрерывному чистому сознаванию всех событий ментальной активности и поведения в тот самый момент, когда они происходят.
    Таши упоминает два дополнительных ментальных фактора, которые способствуют развитию памятования и бдительности. Это добросовестность, или ответственность, и усердие, или настойчивость. Настойчивостью называют значительные усилия, которые прилагают к поддерживанию памятования-бдительности во время всех видов активности. Это делается для того, чтобы преодолеть лень и достичь цели – непрерывного памятования. Вне зависимости от того, в какой ситуации они находятся, практикующие всегда применяют памятование и бдительность, используя настойчивость и ответственность:
    «Быть нищим не беда; лишиться славы, жизни, тела – это всё не страшно.
    Расстаться с счастьем? Пускай и это; ум загрязнённый – вот с чем нельзя смириться.
    Вы, кто свой ум вести намерен, им управляя памятованием и бдительностью; вы, кто все усилия прилагает, чтоб сохранить его, – пред вами в молитве складываю руки.»


    В ранней традиции буддизма тхеравады главным благим результатом практики памятования считалось постижение трёх характеристик существования – непостоянства, отсутствия собственного «я» и страдания. Прямое непрерывное наблюдение за потоком ума вело к пониманию, что этот поток всё время изменяется. Таким образом, прямое постижение непостоянства естественным образом рождалось благодаря памятованию. Направление бездеятельного чистого сознавания на всё, что проявляется, также ведёт к пониманию, что ум, никогда не останавливаясь, реагирует на всё, на что направляется внимание. Памятование ведёт к прямому опыту переживания привязанности и неприязни, в то время как они момент за моментом проявляются в потоке ума. С этой точки зрения можно сказать, что постижение того, как ум рождает страдание, естественным образом возникает из практики памятования. Более того, правильное применение не связанного с реагированием памятования ведёт к тому, что наблюдение за разворачивающимся в потоке ума опытом становится обезличенным процессом. Таким образом, памятование ведёт к опыту переживания отсутствия собственного «я».

    В более поздней традиции махаяны, в которую входит и махамудра, благие результаты практики памятования и бдительности перечисляются следующим образом: 1) устранение ложных концепций, 2) укрепление уверенности, 3) обретение твёрдости ума, 4) принятие этой твёрдости в качестве основы для формальной практики медитации:
    «Если всегда будешь полагаться на памятование и бдительность, то не поддашься искушению, когда ложные концепции попытаются ввести тебя в заблуждение.»
    Применение бдительности сажает семена, исправляющие ложные концепции.

    Через некоторое время знаки, обусловленные практикой памятования и бдительности, перерастают в опыт переживания окончательного смысла в каждый момент потока ума. Практикующие выходят за пределы интеллектуального понимания основополагающего воззрения и даже перестают обращать внимание на возникновение знаков. Теперь у них есть прямой, безостановочный опыт переживания истины, который происходит в каждый момент непрерывного движения потока ума – даже во время сна и сновидений. Теперь в потоке ума сложилось правильное воззрение. Последовательным выполнением практик, преодолевают необходимость внешнего контроля за поведением, , а затем тренируют непрерывное памятование. В итоге практикующие приходят к новому подходу в своём поведении. Бдительность преобразует поведение в непрерывную медитацию. Каждый момент сознавания приводит к одному и тому же постижению, к одному и тому же окончательному смыслу.

    Однако более глубокое понимание окончательного смысла может быть достигнуто лишь с помощью истинной медитации. Несмотря на то что памятование и бдительность подготавливают ум к формальной медитации, они не могут сами по себе её заменить. Считается, что памятование и бдительность «дают рождение» медитации. Шантидева сказал: «Я предам своему уму такую же твёрдость, как гора Меру». В последующих наставлениях предлагается использовать развитие сознавания для углубления опыта переживания истинной природы ума, с тем чтобы эта истина навсегда стала частью каждого момента когнитивного процесса. Позже, когда настанет время сущностных практик, эта истина будет неустанно направлять медитацию.

    3.4. Сохранение

    Практика гуру-йоги сажает семена реализации истинной природы ума. Памятование и бдительность – как солнечный свет и вода – являются условиями, способствующими созреванию семени пробуждённой мудрости. Продвинутые предварительные практики созданы для того, чтобы дать рождение внутреннему опыту, приводящему к уверенности в окончательном плоде традиции махамудры, известном как «естественное состояние реализованного ума». Однако на этом этапе практики реализация всё ещё происходит в рамках относительного ума... объясняют заключительную продвинутую предварительную практику, которая называется «сохранение»), следующим образом:
    «То, на чём вы медитируете, не перепутаешь ни с чем другим. Это пробуждённое состояние, в котором пребывает ум. Оно также известно как [ум, ] «пребывающий сам по себе как есть». Вы обретёте уверенность [во время] свободного от привязанности [созерцания ума]. Пока не обрели уверенность, выполняйте предшествующие и текущие практики медитации для того, чтобы развить усердное выполнение, а затем и твёрдость ума".

    Термин «сохранение» означает «защищать», «оберегать», «сохранять» в том же смысле, как «охранять крепость». Этот же термин означает «заботиться», «оберегать», «поддерживать».
    хотя медитация является противоядием от неведения, его не так просто преодолеть. Даже если практикующие обрели некоторый опыт в практике определённого этапа и следуют истинному воззрению, сила неведения всё ещё остаётся значительной. Поэтому наставления по практике сохранения очень важны для того, чтобы оставаться на верном пути. Существует два вида наставлений по практике сохранения: 1) обычные наставления, которые называются «условия, ведущие к уверенности» и 2) особые наставления, которые называются «молитвы устремления».

    3.4.1. Обычные практики сохранения: условия, ведущие к уверенности

    Двумя обычными практиками сохранения является работа с объективными условия и текущими условиями. Слово «условия» связано с доктриной причины и следствия. Считается, что причиной возникновения уверенности являются памятование и бдительность, но этого недостаточно. Из семени (причины дерева) дерево может вырасти лишь при условии правильного ухода и подходящего климата. Точно так же и причина уверенности может созреть как личный опыт уверенности лишь при стечении объективных и текущих условий. Поэтому практикующие используют все доступные ситуации для приведения уверенности к созреванию. Таких ситуаций две: 1) периоды, когда ум находится в медитативном состоянии, и 2) остальное время, когда практикующий вовлечён в повседневную деятельность.
    С позиции ума – то есть чистого сознавания – непрерывно, момент за моментом меняющееся ментальное содержимое, состоящее из представлений об объекта, является «тем, на чём следует медитировать», представляя его как отражение ума. В отличие от постоянно изменяющегося содержимого ума, сознавание момент за моментом пребывает неизменно, уменьшая тем самым отвлечение и ослабляя рассеянность. Принимая сознавание-как-оно-есть в качестве объекта памятования, ум «устанавливается сам в себе». приняв такую позицию, практикующие «направляются прямо к центру».

    Термин «подлинный» подчёркивает перемещение позиции созерцания от изменяющегося момент за моментом содержимого ума к непрерывному сознаванию, которое предшествует всем отдельным моментам [потока ума] и присутствует в любой из них одновременно с ментальными событиями: «[Настоящий] путь – это [сам] неотвлекающийся ум, истинная природа которого полностью постигнута». Практикующие ощущают фундаментальное соответствие между тем, как возникает поток ума, и истинным воззрением, обретённым благодаря учениям. Сохранение подразумевает сравнение непосредственного опыта и полученных учений в силу того, что в опыте переживаний, проявляющихся в потоке ума появляется что-то, что позволяет обнаружить воззрение истинной природы ума. практикующие обнаруживают, что ум функционирует одним и тем же образом и приходит к тому же самому постижению собственной истинной природы. Уверенность не обусловлена состоянием ума, но на каждом следующем этапе пути понимание углубляется.

    Вторая часть наставлений посвящена текущим условиям и подразумевает использование любых возможностей, возникающих в повседневной жизни, для поддержания воззрения основополагающей природы ума. Два вида наставлений – об объективных и текущих условиях – можно соотнести с памятованием и бдительностью. Термин «текущий» означает «только в данный момент». Какие бы отдельные события ни возникали в потоке ума – ощущения, мысли, эмоции, – все они несут в себе всю ту же истину о самом уме. В течение всего дня практикующие непрерывно развивают прямой опыт переживания одного и того же постижения. Каждое отдельное ментальное событие усиливает уверенность практикующих в истинной природе ума:
    «Взгляни на то, что возникает, как на возникающее в силу причин и условий. Не существует того, кто знает, лишь сознавание-как-таковое.»

    Течение потока ума возникает в силу причин и условий. В нём нет независимо существующего «я», которое можно было бы определить как позицию, с которой ведётся наблюдение. Не существует также и познающего. То, что, кажется, возникает как нечто обладающее независимым существованием, на самом деле является лишь проявлением таким же, как проявление в сновидении.

    Поскольку каждый момент опыта потенциально может привести к одному и тому же постижению, понимание окончательного смысла достигается быстрее. В тот момент, когда возникает уверенная реализация, не остаётся никакой другой истины, к которой нужно было бы стремиться: «[Тогда] практика сохранения не сопряжена с надеждой [достичь] и страхом [не достичь]». «Нет ничего, что нужно было бы искать». Не существует какой-то собой ментальной активности, которой было бы под силу создать препятствие или способствовать тому, что уже развилось до той степени, когда возникла уверенность. Когда практикующие поддерживают уверенность и в ходе сессий медитации, и во время деятельности, практика сохранения считается «всеобъемлющей».

    3.4.2. Особые практики сохранения: молитва преданности

    Мудрость и сострадание являются аспектами одной и той же реализации недвойственности. Поэтому опыт уверенности в истинной природе ума всегда ведёт к возникновению сострадательного стремления к тому, чтобы и другие познали эту истину:
    «Освободившись от всех [ментальных] усложнений, молись о том, чтобы все существа достигли высшей реализации: добродетели [сострадания] и блаженства [пробуждённой мудрости], которые возникают благодаря практике добродетели. Практика сохранения устанавливает основу для совершенного очищения с помощью молитвы преданности. Затем ты укрепишь корни добродетели, что уже само по себе немалое достижение.»

    Предварительные практики считаются законченными, когда практикующие способны выполнять практики каждого из этапов в рамках краткой сессии:
    «Во время краткой сессии раствори в себе, преобразив их в свет, объекты прибежища, Ваджрасаттву, совершенную мандалу, собрание божеств и учителей [из практики гуру-йоги]. Выполни это таким образом, чтобы стать нераздельным с их телом, речью и умом.»
    в целом тексты составлены так, что все предварительные практики сведены к единому циклу.

    В то время как предварительные практики подготавливают ум к обретению уверенности, настоящая уверенность приходить лишь после усердной практики медитации. Продвинутые предварительные практики надлежащим образом подготавливают ум для формальной медитации. Вопреки распространённому мнению, медитация – это не начало духовной практики, а её результат или плод:
    «Предварительные практики, предназначенные для освоения медитации, до этого момента нам недоступной, называют йогой успокоения.»
    Серьёзные изменения в образе жизни и воззрении, которые происходят в процессе предварительных практик, помогают начать медитацию и открывают путь к её сущностным практикам.
     
  4. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    12.149
    Симпатии:
    609
    Глава 3
    Созерцание


    Способность получать опыт и постигать истину во многом зависит от качеств потока ума. Выполняя практику сохранения, практикующие замечают некоторую схожесть между истиной, представленной в учениях, и качествами их собственного потока ума. Обычно первые попытки выполнять практику сохранения сводятся к необходимости напоминать себе, насколько отдалился их поток ума от частично постигнутой истины.

    1. Природа обычного потока ума

    Вильям Джеймс однажды так описал обычный ум: «Цветущее и жужжащее заблуждение». Буддийское понимание ума очень схоже с этим определением. Ум можно описать с двух позиций: 1) с позиции самого ума, наблюдающего события, которые в нём происходят, и 2) с позиции событий, происходящих в потоке ума.
    Если рассматривать обычный ум с позиции ума, который наблюдает события, то становится ясно, что он способен оставаться на выбранном объекте концентрации лишь на очень короткие отрезки времени. Даже когда обычный ум сохраняет внимание на выбранном объекте концентрации, как правило, оно остаётся на нём лишь частично, распределяясь между объектом концентрации и фоновым шумом обычной ментальной активности. Обычный ум легко упускает объект концентрации из фокуса своего внимания и легко впадает в отвлечение, беспорядочно устремляясь во все стороны. Сознавание течения потока опыта не является непрерывным. Очень часто оно уступает место обычному сознанию, что приводит к периодам невнимательности и неосознанности, или неведения (marigpa).

    Если рассматривать обычный ум с позиции событий, которые происходят в его потоке, то становится ясно, что вся структура обычного ума крайне дезорганизована. Ум, который отвлёкся от выбранного объекта концентрации и блуждает в растущем нагромождении ментального содержимого, считается «усложнённым».
    /Дословно термин означает «рассредоточиваться», возводя всё более сложные мысленные конструкции. английский глагол «усложняться» (to elaborate) наиболее подходит для передачи смысла этого тибетского термина. Результатом подобного усложнения является то, что содержимое ума становится всё более и более запутанным. /
    Постоянное усложнение называется блужданием – беспорядочным метанием от одного к другому, когда ум цепляется то за один объект чувственного восприятия, то за другой; то за одну мысль, то за другую. Обычный ум создаёт, или фабрикует, образы и представления, определяя ими весь спектр чувственного восприятия. Эти ментальные конструкции становятся всё более и более усложнёнными, приобретая форму идей, концепций и беспокоящих эмоций. Все эти усложнения возникают в силу того, что обычный ум рассеивается во множестве направлений и, как кажется, абсолютно не поддаётся контролю. Эта характерная особенность ума сильно затрудняет задачу удержания фокуса внимания на сохранении понимания окончательного смысла. Поэтому были созданы упражнения, помогающие практикующим «освободиться от обычной ментальной активности».

    2. Созерцание: позиция ума – развитие навыков пребывания на выбранном объекте

    Результаты медитации также можно описать с двух позиций: 1) с позиции самого ума, наблюдающего события [которые в нём происходят], и 2) с позиции событий, происходящих в потоке ума. Обе эти позиции играют главную роль в понимании созерцательных медитативных практик. Тибетский термин, обозначающий концентрацию (шаматха) – zhi gnas, – является составным. Слово zhi ba означает «покой», а глагол gnas pa – «пребывать». Таким образом, этот термин определяет обе позиции медитативной концентрации. С точки зрения ума происходит «пребывание» на выбранном объекте без отвлечения. С точки зрения ментальных событий происходит приведение потока ума в состояние покоя. Термин zhi gnas дословно означает «успокоение / пребывание» и связан с обеими точками зрения.
    ... определяет zhi gnas как «технику для удержания ума без отвлечения на конкретном выбранном объекте». Согласно Цонкапе, контроль и сделать его податливым. Цонкапа поясняет: «Податливость ума означает, что мы можем направлять его по собственному желанию к благому объекту медитации».

    В традиционном индийском буддизме созерцание и медитация представлены с позиции ума. Этот классический подход основан Асангой и объясняется в его собственных текстах «Стадии слушателей» и «Свод абхидхармы», а также в тексте Майтреи «Украшение сутр махаяны». В этой связи часто цитируется также текст Камалашилы «Этапы медитации». Асанга определяет девять стадий развития способности ума пребывать на выбранном объекте, которые отражают последовательный прогресс медитативного опыта. Тексты «Пребывание в покое и проникающее видение» и «Этапы медитации в тибетском буддизме» являются отличными сборниками наставлений по практике девяти стадий в соответствии с традицией индийского буддизма.

    Традиция медитации махамудры применяет другой подход – с позиции событий, происходящих в потоке ума. Большинство текстов махамудры описывают результаты созерцания и медитации как изменения в опыте переживания событий, происходящих в потоке ума. Учитывая важность обеих позиций, первой будет рассмотрена индийская традиция, заключающаяся в подходе с позиции ума, а затем последует объяснение традиция махамудры, в которой используется подход с позиции событий, происходящих в потоке ума.
    В самом начале медитации попытки сфокусировать внимание на выбранном объекте медитации непросто отделить от содержимого ума грубого уровня, которое преимущественно состоит из концептуальных усложнений. Начинающим легко перепутать внимание и мышление. Поскольку на этих начальных ступенях практики внимание отвлекается мышлением, то его считают не формальной медитацией, а созерцанием. Тем не менее попытка изолировать внимание от фона концептуального мышления действительно отчасти помогает практике. С позиции ума польза заключается в том, что он пребывает на выбранном объекте по крайней мере какое-то время. С позиции событий, происходящих в потоке ума, мышление становится менее усложнённым, то есть становится более спокойным.

    2.1. Базовые навыки, необходимые для созерцания и медитации

    Созерцание и медитация – это процессы обучения, схожие с процессом обучения вождению автомобиля. Большинство людей, учась водить машину, вначале чувствуют себя абсолютно растерянными, ведь им нужно одновременно делать несколько вещей ... и следить за тем, чтобы выполнять все эти действия корректно.
    Как только в результате обучения мы достигаем достаточного, или, вернее сказать, «более чем достаточного» уровня мастерства в управлении автомобилем, оно становится обыденным делом. Теперь для того, чтобы выполнять все действия, необходимые для вождения, быстро и эффективно, требуется совсем незначительное внимание. Обучение медитации схоже с этим процессом, оно требует четырёх необходимых навыков – направления, усилия, гибкости и бдительности.

    В самом начале освоения созерцания практикующие тренируются фокусировать ум на объекте медитации, а затем, не отвлекаясь и не пускаясь в концептуальные усложнения, удерживать на нём внимание всё дольше и дольше.
    Ввиду большой силы негативной инерции обычного ума удерживать внимание на объекте медитации дольше, чем на короткие промежутки времени, довольно затруднительно. Обычный ум можно сравнить с диким слоном, несущимся сломя голову куда ему заблагорассудится. Но, успокоившись, этот ум, подобно слону, может использовать свою огромную силу, чтобы оказывать воздействие на любой объект, на котором сконцентрирует внимание. Именно поэтому Шантидева описывает этот процесс как обучение ума обузданию, сравнивая его с тем, как если бы мы привязывали слона, надев ему на шею крепкую верёвочную петлю. Каждый раз, когда слон начинает движение, он чувствует, что верёвка врезается и тянет шею, поэтому со временем он привыкает оставаться на месте. Точно так же привязывание ума к объекту медитации является главной стратегией обучения его тому, чтобы пребывать без отвлечения.

    После того как ум привязан к выбранному объекту медитации, необходимо снова и снова направлять его на объект, преодолевая тенденцию ума отвлекаться и переключаться на что-то другое. Развитие навыка направления ума на объект схоже с процессом обучения управлению машиной с помощью руля. Каждый раз, когда машина по инерции стремится съехать к обочине, водитель направляет её обратно на выбранный курс движения, искусно оперируя рулевым колесом. Точно так же, когда обычный ум отвлекается от выбранного объекта медитации, практикующие учатся направлять его обратно до тех пор, пока ум не успокоится на выбранном объекте. С опытом, для того чтобы удерживать ум на выбранном объекте медитации, будет требоваться всё меньше и меньше усилий.

    То, сколько сил тратит ум, чтобы удерживаться на выбранном объекте медитации, регулируется другим навыком, а именно усилием. Чтобы продвигаться по дороге на машине, необходимо уметь управляться с педалью газа, регулирующей объём подачи топлива в двигатель, который и приводит машину в движение. Точно так же развитие способности удерживать ум на выбранном объекте зависит от навыков регулирования усилия – напряжения и расслабления. Усилие определяет то, сколько энергии мы прикладываем, чтобы направлять ум на какой-либо объект.
    Практикующие учатся регулировать степень приложения усилий, направленных на концентрацию, и делать это в любой момент точно так же, как водитель регулирует педалью газа подачу топлива во время езды. С позиции ума прибавление усилий – напряжение, или усиление, – позволяет лучше удерживать концентрацию и понижает вероятность отвлечения. Однако чрезмерное усиление может обернуться перевозбуждением тела и ума. В этот момент ослабление усилий повышает ясность объекта медитации с позиции событий, происходящих в потоке ума. Однако чрезмерное расслабление влечёт за собой ослабление концентрации на объекте, которой уже удалось добиться. Опытные практикующие знают, когда следует усиливать, а когда ослаблять концентрацию, оценивая текущую ситуацию. Это как опытный водитель хорошо понимает, когда прибавить газу, а когда сбавить скорость в зависимости от дорожной ситуации.

    Существует два знака прогресса. Если говорить с позиции ума, то знаком считается то, что он способен дольше и тщательнее концентрироваться на выбранном объекте. С позиции событий, происходящих в потоке ума, знаком прогресса считается то, что их возникновению теперь сопутствует бо́льшая ясность. Визуальные объекты становятся ярче и со временем предстают как светоносность.
    /- ясность означает «совершенную ясность процесса чувственного восприятия, включая способность чётко различать мельчайшие детали».
    - ясность связана не только с ментальными событиями, но и с самим умом; в этом случае используется термин «яркость»./

    Физические ощущения становятся более насыщенными.
    Способность дольше и тщательнее концентрироваться на выбранном объекте и возросшая ясность являются независимыми, но дополняющими друг друга знаками прогресса в медитации, если его рассматривать с двух позиций – ума и ментальных событий.

    Если научиться направлять свет фонаря на какой-либо объект, а затем удерживать фонарь в нужном положении, то объект будет оставаться освещённым. Но если батарейки фонаря уже садятся, то, несмотря на то что объект освещён, он не будет виден чётко. И наоборот, в фонаре могут быть свежие батарейки, в результате чего объект может быть прекрасно освещён и отчётливо виден, но при этом рука не может удержать фонарь в нужном положении и свет вообще не попадает на объект. Точно так же усиление ведёт ко всё более уверенной концентрации, однако при этом теряется ясность. Расслабление ведёт ко всё большей ясности, но при этом теряется сила концентрации. Поэтому опытные практикующие сначала учатся усилению, чтобы ум мог дольше и увереннее поддерживать концентрацию на выбранном объекте. Как только ум благодаря усилению становится способен оставаться на объекте некоторое время, практикующие учатся, как выполнять расслабление, чтобы увеличить ясность.
    Набравшись опыта, практикующие точно знают, когда надо прибегнуть к усилению/напряжению, а когда – к расслаблению, с тем чтобы поддерживать на высоком уровне оба аспекта – концентрацию на объекте и ясность.

    Третий навык, который требуется для вождения машины, – это способность управлять коробкой передач. Аналогией переключения скоростей в медитации является совокупность навыков, связанных с гибкостью, или пластичностью. Существуют две основные разновидности гибкости – гибкость тела и гибкость ума.
    Основной аспект гибкости ума – это его способность оставаться на выбранном объекте медитации, несмотря на смену ментальных событий и состояние сознания.
    ... определяет гибкость как «ментальный фактор, который устраняет негативные ментальные состояня и направляет ум к выбранному объекту радостно и ум становится ясен». «Негативные ментальные состояния» – это условия, при которых ум во время медитации «не в состоянии выдержать того, что его направляют на выбранный объект наблюдения».
    Другой аспект гибкости ума – это способность сводить воедино результаты медитации на разных выбранных объектах. Более продвинутая разновидность гибкости ума – это навык смены позиции наблюдения – от ума к ментальным событиям и обратно – во время медитации.

    Ещё одной разновидностью гибкости ума является способность оставаться на выбранном объекте медитации, перемещаясь между разными уровнями. Согласно буддийской психологии, существует три уровня ума. Грубый уровень связан с обычным содержимым потока ума, например, с мыслями, ментальными образами, физическими ощущениями и эмоциями. В уме же тонкого уровня нет содержимого. Опытные практикующие учатся удерживать сознавание на мимолётных движениях ума, прежде чем из них будет создано содержимое грубого уровня. Что касается тончайшего уровня ума, то продвинутые практикующие учатся удерживать сознавание на кармических склонностях, прежде чем те проявятся в рамках пространственно-временного континуума обычного потока ума.

    Освоение девяти стадий шаматхи открывает доступ к тонкому уровню ума. Освоение техник випашьяны открывает доступ к тончайшему, или особому, уровню ума. Продвинутая гибкость подразумевает переключение между этими уровнями ума, которое происходит примерно так же, как переключение передач при вождении автомобиля. В целом гибкость ума подразумевает развитие навыка, позволяющего оптимизировать удержание ума на выбранном объекте, независимо от изменения ментального содержимого, перехода с одного уровня на другой или смещения позиции созерцания.

    Четвёртым навыком, который необходимо выработать является способность следить за тем, чтобы три других навыка использовались эффективно и выполняли свои функции. Точно так же используют бдительность для того, чтобы следить за медитацией и обеспечивать её высокое качество на протяжении всей сессии. Распространённая ошибка начинающих заключается в том, что они выполняют сессию практики, не анализируя качество медитации. У таких новичков во время медитации развиваются вредные привычки, которые, накопившись и укрепившись, на определённом этапе начинают задерживать дальнейшее развитие. Мудрые практикующие следят за качеством своей медитации.

    Существует несколько путей применения бдительности во время сессии медитации – метод эпизодической проверки и метод постоянной проверки. Менее опытные практикующие время от времени оставляют выбранный объект и быстро проверяют позицию тела и качество медитации (степень усилий, прикладываемых к удерживанию внимания; лёгкость распознавания отвлечения; степень усилий, необходимых для исправления ситуации и перенаправления ума обратно на выбранный объект; присутствие таких изъянов, как вялость и так далее), а затем снова возвращаются к нему. Однако более опытные практикующие направляют небольшую часть внимания на непрерывное поддержание бдительности, в то время как бо́льшая часть внимания остаётся сконцентрированной на выбранном объекте. Очень важно применять бдительность сбалансированно. Если перестараться, то это лишь усилит беспорядочное мышление. В дополнение к этим общепринятым стратегиям в традиции махамудры рекомендуется по окончании каждой сессии медитации выполнять какую-либо практику сохранения.
     
  5. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    12.149
    Симпатии:
    609

    3. Созерцание: позиция событий, происходящих в потоке ума, – отделение фокуса внимания от концептуальных усложнений и реорганизация потока ума.


    3.1. Три уединения. Ключевые точки тела и ключевые аспекты ума

    В традиции махамудры наставления по освобождению от ментальной активности называются «три уединения» или «ключевые точки тела и ключевые аспекты ума». Термин «уединение» означает «отделить» или «изолировать».
    На грубом уровне практикующие уединяются от шума и суеты окружающего мира – хаоса, который находит своё отражение и в потоке ума. Практикующие упрощают свой образ жизни и становятся спокойнее. Функционируя в мире и отвлекаясь то на одно, то на другое, мы поддерживаем внутренний хаос. На более тонком внутреннем уровне практикующие уединяются на «острове» стабильного внимания от отвлечения, к которому может привести «океан» хаоса беспорядочных концептуальных усложнений. Главной задачей практики трёх уединений является удержание ума на выбранном объекте вопреки его тенденции к отвлечению на непрекращающиеся ментальные события. Миларепа называет подобные упражнения «три места пребывания».

    Самый распространённый синоним слова «уединение» – это «положить что-либо на своё место», «зафиксировав потоки энергии в надлежащем для них месте», если речь идёт об активном действии, или «оставить что-либо там, где есть», если речь идёт о пассивном действии. Оба оттенка смысла учитываются в применении термина. Практикующие активно изолируют внимание от свойственной ему ассоциации с мышлением, которое связано с непрекращающимися концептуальными усложнениями. Это делается для того, чтобы ум мог пребывать на «своём месте» и не поддаваться влиянию беспорядочных мыслей.
    «Было бы ошибкой не выполнять первую из практик медитации на этом пути. Эта практика называется «три вида пребывания», или «три уединения», или «три вида неподвижности». Миларепа сказал: «Суть освобождения от суеты посредством трёх уединений заключается в следующем: не поддавайся искушению вовлечься в деятельность, когда тело находится в движении или покое, когда звучит речь, когда ум рассеян цеплянием за беспорядочные мысли».»

    Чтобы освободиться от влияния обычной деятельности тела, сначала необходимо уединиться и принять неподвижную позу. Чтобы освободиться от влияния обычной речи, нужно отказаться от болтовни и даже принять обет молчания. Чтобы освободиться от влияния обычного мышления, необходимо понять, что процесс фокусирования внимания или применения сознавания фундаментально отличается от мышления, поэтому развитие навыков внимания/сознавания приводит ко всё большему их разделению с потоком обычного мышления.

    В процессе отслеживания этих ключевых точек практикующие «овладевают» ими Подразумевается, что практикующие теперь могут отличать эти конкретные ключевые точки от всех остальных и в результате могут воздействовать именно на них. В результате это приводит к переформатированию обычного потока ума. Происходит реорганизация – значительное изменение порядка возникновения ментальных событий: теперь их возникновение становится более упорядоченным, и напоминают они скорее медленное, направленное течение воды, чем разлитую ртуть, растекающуюся во всех направлениях. В целом результатом практики трёх уединений, или ключевых точек тела и ключевых аспектов ума, является организованность потока ума, благодаря которой закладывается стабильная основа для того, чтобы «приступить к формальной медитации». Что касается ума, то он теперь способен некоторое время стабильно пребывать на выбранном объекте. Что касается ментальных событий, то их возникновение теперь происходит более спокойно и упорядоченно. Эти упражнения являются естественными вратами к практике формальной медитации. Тем не менее выполнение этих практик называется «созерцание», а не «формальная медитация», потому что на данном этапе события, происходящие в потоке ума, всё ещё подвержены концептуальным усложнениям.
    Миларепа сказал: «Когда тело пребывает надлежащим образом, это ведёт к установлению речи. Когда речь пребывает надлежащим образом, это ведёт к установлению ума».


    3.1.1. Уединение тела

    «Во время любой [практики] созерцания очень важно [следить] за ключевыми точками этого сложного механизма – тела. Особенно важную роль это играет для установления ума в надлежащем состоянии. Поэтому, если вы сможете усердно выполнять эту практику, то достигнете поставленной цели хотя бы частично. Следующий шаг в практике – это способность сохранять позицию ключевых точек тела хотя бы в течение дня.»
    В соответствии с законом причины и следствия любое действие приумножается в своих следствиях. Если привести тело в спокойное состояние, то через какое-то время успокоится и ум. Главной задачей этой практики является реорганизация тела и ума таким образом, чтобы они стали подходящим сосудом для нектара мудрости наставлений. Комментарий показывает взаимосвязь между установлением ума и тела:
    Мастера прошлого называли это «держать под контролем сложный механизм тела с намерением [надлежащим образом] установить ум». Нам необходимо реорганизовать взаимосвязанные процессы тела, и в силу этого в уме возникнет понимание.
    тело не является чем-то сугубо материальным, а скорее представляет собой сложную систему взаимосвязанных процессов. В силу комплексной взаимосвязи между этими процессами тело выглядит материальным, но это не более чем иллюзия. Тело представляет собой сложную систему. Даже само слово тело означает «бродить», «скитаться» или «вращаться». Слово тело также означает «сансара»: привязанность к телу, основанная на его ошибочном восприятии, заставляет живых скитаться в сансаре. Постичь окончательный смысл означает прорваться сквозь это ошибочное восприятие тела и увидеть то, чем оно на самом деле является, – не более чем лишённой субстанциональности системой взаимосвязанных процессов и активностей.
    Пристальное наблюдение за телом приводит к выводу, что все происходящие в нём процессы в целом дезорганизованы. Те кто стремится взять под контроль своё тело, пытаются привести в порядок те процессы, которые в нём происходят. исследования показали, что позы для медитации не расслабляют тело, а скорее способствуют более равномерному распределению мышечной активности. Сохранение определённой позы во время сессии медитации требует непрерывных мышечных усилий. Эти усилия, которые мы прикладываем для того, чтобы сохранить позу, необходимую для медитации, повышают уровень энергии таким образом, что ум всё время сохраняет внимание, ослабляя в то же самое время процессы концептуальных усложнений и беспорядочного дискурсивного мышления. Поэтому контроль тела на грубом уровне подразумевает последовательное приложение усилий по поддержанию определённой позы в течение всё более длительных отрезков времени, вследствие чего ум становится созерцательным.
    Что касается тонкого уровня, то практикующие пытаются создать новые взаимосвязи в соответствии с определённой идеальной моделью.

    "Выполни краткую единую сессию из четырёх [особых предварительных практик] в обычном порядке, так чтобы уделить немного времени каждой. После этого, когда выполняешь гуру-йогу, искренне молись, чтобы зародить особое самадхи. Затем скрести ноги. Помести руки на четыре пальца ниже пупка, сведя их в жесте медитативного равновесия. Выпрями спину и крепко удерживай осанку всего тела. Плечи и грудь [приподняты и расправлены] так, чтобы раскрыть диафрагму. Шея чуть-чуть согнута. Кончик языка повёрнут вверх и касается верхнего нёба. Глаза [направлены] на кончик носа таким образом, чтобы взгляд удерживался на одном месте. Продолжай сидеть согласно семи дхармам Вайрочаны. В целом положение этих ключевых точек тела является важным для любой практики, связанной с созерцанием, – ведь они позволяют установить ум в надлежащем состоянии. Итак, если ты будешь практиковать усердно, то сможешь добиться хотя бы частичного установления. Уже хорошо, если ты сможешь работать над аспектами тела хотя бы в течение одного дня."

    Таши подчёркивает, что прямая спина является самым главным принципом из семи. Позвоночник должен быть прямым, как «нить с бусинами, когда их сильно сжимаешь». Держать спину прямой особенно важно, потому что это выравнивает тонкие энергетические каналы тела, особенно центральный канал, что в свою очередь помогает стабилизировать ум.
    /«Особое внимание уделяй копчику. Он обычно инстинктивно чуть-чуть подаётся вперёд… сдвиньте таз вперёд и представляйте, будто ваш копчик – стрела, направленная в землю»/.
    При правильном положении рук в жесте равностности левая рука находится внизу. Грудь немного приподнята и расправлена. Плечи немного отведены назад таким образом, чтобы раскрыть диафрагму.
    /«Плечи должны быть слегка отведены назад, давая грудной клетке расправиться. Сказано, что поза эта должна напоминать птицу, которая парит, отведя крылья назад» «Плечи расправлены, как крылья грифа»./
    Подбородок должен быть чуть опущен, а шея слегка согнута, как рыболовный крючок или лоза. Язык должен быть прижат к верхнему нёбу, губы расслаблены, зубы не стиснуты.
    Направление взгляда также считается важным моментом. Таши Намгьял рекомендует держать глаза слегка приоткрытыми. Расфокусированный взгляд должен быть направлен на кончик носа. Джампел Паво предлагает ни на чём не фокусировать взгляд и направить его на «расстояние чуть больше метра» перед собой. В обоих случаях несфокусированный взгляд позволяет «контролировать контакт с ощущениями».
    «Необходимо выполнять практику усердно, прилагать значительные усилия и не совершать ошибок. В этом заключаются искусные средства, связанные с практикой ключевых точек тела.»

    Авторы большинства комментариев согласны между собой в том, что приложение усилий должно быть направлено на удержание (sgrim pa). Слово sgrim pa означает «усиливать». Оно также имеет значение «сжимать» или «собирать вместе». В данном контексте этот термин указывает на то, что мы прилагаем усилие к удерживанию надлежащего положения ключевых точек тела, не допуская никаких отклонений от семи принципов. Джампел Паво цитирует исчерпывающее объяснение Наропы о том, как следует выполнять эту практику:
    "Внутренне направь усилие на удержание [надлежащего положения ключевых точек тела], как будто спрессовываешь из порошка пилюлю. Пребывай в такой позе, как будто ты один большой узел. Поступая так, станешь свидетелем серьёзного прогресса в практике."
    От себя он добавляет, что практикующим следует непрерывно прилагать усилия к удержанию тела в надлежащей позе. Таши подчёркивает, что подобным образом необходимо удерживать все семь ключевых точек тела: «Прилагай усилие к удерживанию всего тела». Приложение усилий и усердное выполнение являются схожими терминам, которые были объяснены ещё на этапе продвинутых предварительных практик. Здесь эти техники используются для того, чтобы усилить энергию, необходимую перед началом и во время сессии медитации для удерживания семи ключевых точек тела в надлежащем положении.

    Сохранение семи ключевых точек тела в надлежащем положении и контроль физической активности грубого уровня, который становится возможен благодаря этому, приводят к следующим благим результатам: 1) неподвижности тела; 2) уединению тела; 3) установлению тела; 4) естественному состоянию тела; 5) реорганизации; 6) подобающей активности.
    Под неподвижностью тела подразумевается относительное успокоение активности грубого уровня, а также прекращение случайной активности поперечно-полосатых мышц тела. Уединение тела означает приведение всех его ключевых точек в надлежащее положение в соответствии с установленной моделью, позволяющей идентифицировать каждую из них и сохранять её положение во время медитации. Пребывание тела – это навык, позволяющий сохранять надлежащее положение семи ключевых точек тела во время сессии сидячей медитации. Со временем поддерживать тело в подобной «семичленной» позе становится легко и естественно. Этот навык со временем развивается, и в начале каждой сессии тело самопроизвольно приходит в естественное состояние.
    Во время сессии сидячей медитации на грубом уровне тело всё больше соответствует принципам стандартной семичленной позы. В результате происходит фундаментальная реорганизация тела на грубом уровне. Вслед за этим значительно снижается случайная активность мускулатуры, единственной функцией которой теперь остаётся поддержание правильной позы в течение заданного времени сессии. Этот навык называется «подобающая активность». Как только все ключевые точки тела установлены и оно пребывает в естественном состоянии, вовлекаясь лишь в подобающую активность, с точки зрения грубого уровня наступает покой, необходимый для того, чтобы практикующие смогли сфокусировать внимание внутри и направить его на активность тонкого уровня – движение энергетических потоков, циркулирующих в теле.
    Если рассматривать упражнения, связанные с семью ключевыми точками тела, с позиции особого подхода тантры, то от практикующих требуется представить, что тело во время медитации не является их собственным обычным телом, а представляет собой тело будды Вайрочаны и всегда сохраняет совершенную позу для медитации. Как и в продвинутых предварительных практиках, обычное тело практикующих в конечном итоге трансформируется, становясь неотличимым от идеальной формы Вайрочаны.
    В нашей системе всё зависит от уверенного знания, что очищаемое, очищающий и очищение [нераздельны и пусты].

    Если говорить о пользе этой практики, то метод тантры, в отличие от метода сутры, приносит два дополнительных благих результата. Освоение – это перераспределение потоков тонкой энергии тела, то есть направление обычно хаотичного потока энергии, перемещающегося по многообразным энергетическим каналам, в единый центральный канал. Уверенность связана с верным воззрением – пустотностью, благодаря которому собственное тело практикующих и тело Вайрочаны воспринимаются как пустые с точки зрения окончательного смысла и как одно и то же проявление с точки зрения интерпретируемого смысла. Поток ума практикующих рассматривался как нераздельный с потоком ума коренного ламы во время практики гуру-йоги, и точно так же преобразованное на грубом и тонком уровнях тело становится нераздельным с телом Вайрочаны во время выполнения по методу тантры упражнений, задействующих ключевые точки тела.

    По мере того как навык развивается, практикующие начинают воспринимать внутреннюю активность тела как проявление множественных потоков энергии (rlung). Термин rlung (prānā ) дословно означает «движущийся воздух», или «ветер», или «дыхание». В данном контексте этот термин обозначает внутренние энергетические потоки, движущиеся в теле. Эти потоки движутся по каналам (rtsa , nāḍī ), способность различать которые приходит с опытом. Качество движения этих потоков, как и их направление, связано с ритмом дыхания и течением ментальных событий в потоке ума. Чем более хаотичны усложнения, происходящие в потоке ума, тем сильнее дезорганизуются потоки энергии в теле.

    Когда активность грубого уровня «устанавливается сама в себе», практикующие начинают различать активность более тонкого уровня – движение основных и второстепенных энергетических потоков тела. Если в нужный момент умело ослабить удерживание определённых частей тела в надлежащей позиции, то можно яснее различить потоки энергии. Из-за того, что ключевые точки тела соотносятся с различными видами активности энергетических потоков, их реорганизация через некоторое время неизменно приводит к перенаправлению потоков энергии.
    «Потому что тело, каналы и ум не существуют сами по себе, а находятся во взаимозависимой связи – когда что-то одно стабильно, стабилизируется и всё остальное, когда же с чем-то одним что-то идёт не так, всё остальное отправляется следом».

    Главным итогом этой практики является очищение энергетических каналов.
    Вангчуг Дордже в своих коренных наставлениях (в их более детальной версии) очень ясно определяет то, какую пользу приносит эта практика:
    «Поэтому, если ваше обычное тело приведено в правильную позицию, то энергетические каналы в нём также займут правильную позицию. Вслед за этим потоки энергии смогут свободно перемещаться по ним, и если их направить в верном направлении, то ум сможет полностью сфокусироваться. Именно поэтому так важна поза Вайрочаны».

    Первым признаком происходящих в движении потоков энергии изменений является то, что теперь они функционируют «сами по себе». Продвинутые практикующие больше не ощущают функционирование основных и второстепенных потоков энергии как внутренний хаос. Теперь они способны различать возросшую внутреннюю организованность потоков энергии и уникальную функцию каждого из них. Вводящая в заблуждение активность второстепенных энергетических каналов стихает, и пять основных потоков – их уникальное расположение и функционирование – становятся легко различимы. Оставить энергетические потоки функционировать «сами по себе» означает «ясно отличать движение энергии по каналам от любой другой внутренней активности». Поскольку эти потоки энергии всё меньше и меньше подвергаются влиянию хаоса ментальных усложнений, их спонтанная активность определяется как очищение потоков энергии.
    Когда уровень практикующих становится ещё выше, потоки энергии подвергаются фундаментальной реорганизации. Тогда о них говорят, что они «устанавливаются». Этим термином описываются несколько отдельных этапов процесса вхождения энергетических потоков в центральный канал, где они затем растворяются. Эти обычные потоки энергии в итоге входят, пребывают и растворяются в особом центральном канале. В какой-то момент пять потоков энергии прекращаются, приводя тем самым к глубокой трансформации опыта восприятия, связанного с телом и умом.
    Задачей продвинутых практикующих является удержание потоков энергии в центральном канале – необходимо сделать так, чтобы они «пребывали» там до тех пор, пока не произойдёт их «растворение». Тогда активность обычных потоков энергии останавливается, а вместе с ней прекращается хаос в теле и уме. Эта фундаментальная реорганизация называется «освоение ключевых точек тела» и помогает значительно улучшить практику медитации. Она закладывает прочный фундамент для созерцательного ума, который отличается устойчивостью, а он в свою очередь подготавливает сосуд ума к просветлению.
    /В текстах «Движение и смешение энергий» сказано, что можно достичь освобождения одной лишь тренировкой ключевых точек тела/.

    Результаты этой глубокой реорганизации тела и ума не проявляются мгновенно, для этого должно пройти некоторое время. Но определённые знаки всё равно возникают:
    Поскольку они зависят от этого, элементы приходят в равновесие, что способствует укреплению тела.
    Практикующие замечают, что их здоровье улучшилось, и чувствуют себя более энергичными. «Вы не ощущаете усталости и способны оставаться в одной и той же позе долгое время». Эти типичные знаки связаны с обычным телом. На особом уровне практикующие становятся Вайрочаной, воплощающим совершенное положение тела как на грубом, так и на тонком уровне.

    Наиболее важной пользой, которую приносит упражнение с ключевыми точками тела – как в сутре, так и в тантре, является трансформация потока ума. Хаотичный процесс чувственного восприятия грубого уровня и концептуальные усложнения стихают, и тогда проявляются определённые свойства естественного состояния ума. Это напоминает солнце, которое начинает светить, когда разошлись тучи:
    «Поскольку не происходит чувственного восприятия внешних объектов, вы развиваете силу самадхи. В уме не остаётся вялости и стихает беспорядочное движение. Тогда появляются сознавание-как-таковое, ясность и яркость.
    Возникает пробуждённая мудрость, свободная от концепций.»
    «Сначала потоки энергии слегка замедляются. Затем они пребывают сами по себе, без поиска. Если оставить их [в таком состоянии], то появляются блаженство и ясность, соответствующие грубому уровню предварительных практик».


    Существует три вида усложнённых когнитивных процессов: восприятие; беспокоящие эмоции; концептуализация, такие как всевозможные мысли, идеи и воспоминания. Усложнения грубого уровня ума, связанные с каждым из этих процессов, значительно уменьшаются после освоения практики, связанной с ключевыми точками тела. Обычного восприятия больше не существует. больше не возникает впечатлений от объектов чувственного восприятия. Негативные эмоциональные состояния также прекращаются. термин «блаженство» подразумевает относительное отсутствие негативных эмоциональных состояний во время созерцания. «без поиска» , и остановка концептуального мышления , оба подразумевают остановку когнитивных процессов грубого уровня ума.
    /«остановка концептуального мышления» - с позиции ментальных событий останавливается процесс усложнённого концептуального мышления,
    с позиции ума сознавание пребывает в состоянии покоя/.


    относительное прекращение усложнённого мышления и беспокоящих эмоций «само в себе и само по себе» не является безошибочной практикой в том смысле, что может привести к дальнейшему омрачению. Однако относительное прекращение мышления и беспокоящих эмоций, сопровождаемое ясностью, приводит к предотвращению дальнейшего омрачения. Термины ясность, блаженство и сознавание (rig pa) определяют соответствующие аспекты естественного состояния ума, которое проявляется, как только очищен грубый уровень восприятия, эмоций и мышления.
    /«Наиболее сложной задачей является разделение между обычным умом и rig pa … существует опасность того, что мы можем прийти к медитации на качествах ясности и пустотности своего обычного ума» [Dalai Lama]./
    Термином «яркость» обозначается качество ума, которое проявляется, когда он больше не заслонён усложнённым мышлением.

    мы «зарождаем силу самадхи». Одним из наиболее важных знаков на пути развития глубокой концентрации самадхи является частичное пребывание – способность преодолеть хаос усложнённых ментальных событий потока ума и пребывать – более или менее стабильно – на выбранном объекте внимания. Частичное пребывание закладывает основу, которая позже созревает как созерцание, что дословно означает «устойчивая сосредоточенность».
    И хотя активности грубого уровня – восприятие, беспокоящие эмоции и мышление – всё ещё далеки от полного прекращения, теперь они меньше отвлекают практикующих, давая им возможность направлять и контролировать внимание.

    ...Эти изъяны приведены в качестве предостережения для практикующих – как напоминание, что необходимо правильно сохранять надлежащее положение для каждой из семи ключевых точек тела, разумно сохранять бдительность во время сессии практики созерцания и вовремя вносить необходимые коррективы. Всё это необходимо делать для созревания плодов практики.
    Главной задачей подобной трансформации тела и ума путём практики, связанной с ключевыми точками тела, является превращение потока ума в подходящий сосуд для реализации пробуждённой мудрости, первые знаки которой – это ясность, блаженство и сознавание-как-оно-есть. Практикуя аспекты тела согласно традиции тантры, мы постигаем, что не только наше собственное тело нераздельно с телом Вайрочаны, но также наш ум является нераздельным с умом Вайрочаны, – мы «ощущаем вкус» просветлённого ума Вайрочаны.
    «Во-первых, ваджрное тело на самом деле пребывает в мире форм, затем приходит уверенность, которая приносит прямое постижение естественного состояния реализованного ума.»

    Таши утверждает, что «возникнет понимание», а Вангчуг говорит, что «одной лишь тренировки ключевых точек тела достаточно, чтобы пролить свет переживания и понимания». Эти на первый взгляд простые упражнения тела выстраивают прочную основу для практики випашьяны.
     

Поделиться этой страницей