02. Буддизм Тибета

Тема в разделе "Соня: конспекты интеграции", создана пользователем Соня, 5 апр 2017.

Метки:
  1. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    15
    Усилия; пять усилий

    Вставая на путь воина, мы принимаем твёрдое решение не уходить от дискомфорта, а использовать его как возможность для пробуждения. уход от дискомфорта всегда влечёт за собой страдания — опыт неоднократно это показывал. В этой практике важен не столько метод, сколько готовность оставаться со своим дискомфортом, и именно она привела к изменениям: во мне начал открываться источник сострадания.
    Как же научиться принимать неприятные эмоции, не прибегая к привычным стратегиям ухода? Как научиться замечать свои мысли прежде, чем они закрепятся и превратятся в неоспоримые убеждения? Откуда черпать энергию, необходимую для процесса трансформации? Мы принимаем твёрдое решение исследовать все эти вопросы, непрерывно работая над расширением своего сознания. Такое твёрдое решение ведёт к усилию.
    Освоение учения и практик подразумевает, что мы принимаем учение всем сердцем и практикуем его снова и снова.
    ...Я пыталась вдохновить себя тем, что я — это не только мои мысли и эмоции; пыталась наблюдать. Но ничего не
    ...Это вовсе не значит, что, оставаясь со своей болью и дискомфортом, вы сразу получите такой результат. Однако со временем, регулярно практикуя, вы будете чувствовать себя всё легче и увереннее. Последовательное освоение учения и практик бодхичитты позволяет научиться принимать свои страдания и чувствовать общность со всем человечеством. Так, через регулярную практику, учение обретает силу и начинает проникать в нашу жизнь.

    ...Третий источник вдохновения — семя доброты. Иногда, чтобы вспомнить свою изначальную, сущностную доброту, необходим «скачок» веры: весь секрет состоит в том, чтобы соединиться с «чутким местом», которое в нас уже есть. В этом нам может помочь наблюдение за проявлением семени доброты в нашей жизни. Обнаруживая в себе способность радоваться и заботиться о других, пусть даже очень кратковременно, мы обретаем уверенность; осознание того, как мы блокируем сердце и ограничиваем ум, приводит к состраданию к себе и желанию избегать закрытости.
    Так мы практикуем, постоянно поливая семя доброты: когда осознаваем своё родство со всеми живыми существами; когда замечаем свои негативные и позитивные реакции на всё, что встречается нам в жизни. Мы увлажняем его своей мягкостью и честностью. Мы практикуем, проявляя доброту даже в самых тяжёлых для нас ситуациях.
    Четвёртое усилие — разоблачение. Трунгпа Ринпоче советовал разговаривать со своим эго: «Послушай, эго, ты всю жизнь доставляло мне проблемы, но теперь я стал умнее и больше не собираюсь следовать твоим прихотям».
    ... Геше Бен закричал: «Вор! Вор! Я поймал его! Я поймал его! Я поймал вора на месте преступления!» Так чувство юмора помогает практиковать разоблачение. Суть разоблачения в том, чтобы уловить момент привычных реакций и моделей поведения и найти в себе достаточно сил и самоуважения, чтобы остановиться. Мы не пытаемся воспитывать или исправлять себя, мы просто исследуем источник страдания и счастья, и когда нужно, останавливаем себя.
    Пятое усилие — формирование пожелания. Мы не всегда готовы действовать, но даже в самых сложных ситуациях кое-что можно сделать. Например, мы можем пожелать себе освободиться от своих страхов и неврозов и пробудить в себе бодхичитту. Мы можем пожелать себе обрести силу воина и способность любить.

    Итак, вот пять усилий, которые могут помочь нам в практике пробуждения бодхичитты:
    Твёрдое намерение и обязательство быть открытым всему, что преподносит нам жизнь, в том числе своим эмоциональным страданиям.
    Освоение учения бодхичитты путём постоянной практики в повседневной жизни и в виде формальных занятий.
    Постоянное поливание семени бодхичитты как в приятных, так и в неприятных ситуациях, чтобы росла наша вера в это позитивное семя.
    Разоблачение своего эго, деликатно и с юмором, чтобы мы могли вовремя останавливаться и не причинять вреда себе и другим.
    И, наконец, постоянное формирование пожелания, чтобы все мы освободились от страданий и причины страданий и открыли в себе мудрость и сострадание. Постоянное культивирование доброго сердца и открытого ума.

    16
    Три вида лени
    В тихом саду здравомыслия
    Пусть на вас постоянно падают
    кокосовые орехи пробужденности.
    Чогьям Трунгпа


    Леность является характерным общечеловеческим свойством, которое, к сожалению, подавляет пробужденную энергию и подрывает нашу уверенность в себе и внутреннюю силу. Можно выделить три вида лени: привычка к комфорту; упадок духа; установка «меня ничего не касается» или «плевать на всё». Эти три пути ведут к закреплению в нас разрушительных паттернов. Однако когда мы направляем на них луч своего внимания, они постепенно теряют свою силу.
    Привычка к комфорту притупляет наше восприятие цветов, запахов, звуков и в конечном итоге приводит к неудовлетворённости, потому что в глубине души мы знаем, что к постоянному счастью ведут не одни удовольствия.
    Второй вид лени — упадок духа. Мы испытываем полную безнадёжность, чувствуем себя ни на что не годными и не способными, нами владеет одна мысль: «какой я несчастный». Мы не можем собраться с духом. Но даже если мы предпринимаем какие-то попытки, внутри мы по-прежнему испытываем безнадёжность. Наши попытки пробиться через собственную леность служат отражением всё того же упадка духа. Мы продолжаем говорить себе: «Я никуда не гожусь. Всё безнадёжно. У меня никогда ничего не получится». Поэтому в результате наших попыток ничего не меняется. Мы забыли, как можно помочь себе, не знаем, что может принести нам настоящее облегчение.
    Третий вид лени — позиция «меня ничего не касается» — характеризуется чувством недовольства и разочарования. Мы как бы показываем всему миру фигу. задёргиваем шторы, ложимся в кровать и натягиваем на голову одеяло. Мы хотим просто сидеть, всё больше погружаясь в своё уныние. В этом случае леность легко переходит в депрессию и представляет собой своего рода месть.

    Встречаясь со своей ленью и другими неприятными эмоциями, люди, как правило, реагируют тремя основными способами. Эти три вида реакций — осуждение, потакание и игнорирование — я называют тремя бесполезными стратегиями.
    Особенно распространена первая стратегия — осуждение. Видя свою лень, мы виним и осуждаем себя. Мы стыдим и критикуем себя за привычку к комфорту, за то, что слишком жалеем себя или не можем встать с кровати. Нас переполняет чувство вины и чувство собственной слабости.
    Вторая бесполезная стратегия — потакание — встречается не менее часто. Мы оправдываем и даже одобряем себя. «Я такой, какой есть. Я заслуживаю комфорта и удобства. Я имею полное спать двадцать четыре часа в сутки». Хотя при этом нас могут одолевать сомнения и чувство неполноценности, мы убеждаем себя в правомерности своего поведения.
    Стратегия игнорирования может действовать довольно эффективно, по крайней мере, некоторое время. Мы отстраняемся, отворачиваемся, делаем вид, что не замечаем своих разрушительных привычек, не видим истины. Живём как бы на автопилоте и стараемся не задумываться над тем, что делаем.

    Практики воспитания ума воина-бодхисаттвы предлагают четвёртый путь — стратегию просветления. Эта стратегия подразумевает полное переживание того, чему мы сопротивлялись, без применения привычных бесполезных реакций. Мы начинаем рассматривать и исследовать три вида лени; учимся не сопротивляться своему сопротивлению, входя в контакт с чувствительностью и мягкостью своего существа, прежде чем оно огрубеет и сделается бесчувственным. При этом нами движет только одно намерение: чтобы наша эго-фиксация ослабла, а мудрость и сострадание возросли.
    Следует, однако, иметь в виду, что обычно мы не испытываем желания исследовать свою лень или какие-либо другие привычки. Мы гораздо более склонны одобрять, осуждать или игнорировать их: нас вполне устраивают эти три бесполезные стратегии, потому что мы ассоциируем их с облегчением. Мы хотим по-прежнему пребывать в комфорте, погружаться в уныние или рассуждать о тщетности бытия.
    Однако рано или поздно может возникнуть вопрос: «Почему я продолжаю страдать? Почему мне не становится легче?» Тогда мы начинаем исследовать свою лень, непосредственно переживая её качество. Мы исследуем страх неудобства, обиду, недовольство и начинаем понимать, что другие люди чувствуют то же самое. Мы наблюдаем, какие объяснения мы придумываем себе, и как они создают в нас напряжение. Со временем мы перестаём верить этим объяснениям. Мы практикуем тонглен, сидячую медитацию и другие практики бодхичитты, чтобы открыться непосредственному восприятию эмоциональной энергии. Становясь более отзывчивыми, мы приходим к осознанию, что другие люди так же ограничены, как и мы, и что все мы можем освободиться.

    В лени как таковой нет ничего особенно плохого или хорошего. Но в ней заключается некое внутреннее жизненное качество, которое необходимо испытать. Мы можем переживать его как раздражение и пульсацию, как тупость и тяжесть, или как уязвимость и ранимость. Исследуя дальше, обнаружим, что в лени нет ничего плотного, ничего материального, только свободная, живая энергия.

    Такой процесс непосредственного, невербального переживания лени оказывает трансформирующее воздействие. Он высвобождает огромное количество энергии, которая до этого была заперта в результате нашей привычки избегать осознания. Дело в том, что когда мы перестаём сопротивляться лени, наше восприятие себя как ленивого существа начинает разрушаться. Освободившись от шор эго, мы обретаем свежий взгляд, более широкое видение. Так, лень, как и любой другой из наших демонов, может открыть нам путь к сострадательной жизни.

    17
    Шесть совершенств (парамит) воина-бодхисаттвы

    На санскрите эти совершенства называются парамитами, что означает «перешедший на другой берег». Каждая из парамит обладает способностью вывести нас за пределы влечения и отвращения, за пределы эго-фиксации и иллюзии разделённости. Каждая из них может помочь нам преодолеть свой страх отпускания.
    Практикуя парамиты, мы учимся спокойно относиться к неопределённости. Переход на другой берег характеризуется качеством неустойчивости, отсутствия опоры, промежуточного состояния. Мы садимся на плот на этом берегу, где мы подчинялись понятиям правильного и неправильного и во всём искали определённости, пытаясь создавать иллюзию опоры, и плывём через реку на другую сторону где будем свободны от ограниченности и двойственного мышления, присущих эго-фиксации. Таков традиционный образ.
    Но мне больше нравится другой: посредине реки, когда оба берега теряются из виду, плот вдруг начинает разваливаться; и мы остаемся одни, без какой-либо опоры — нам совершенно не за что ухватиться. С общепринятой точки зрения это пугающая и опасная ситуация. Однако если немного изменить точку зрения, можно прийти к пониманию, что отсутствие опоры — это свобода. Мы можем просто верить, что не утонем, и тогда обретем спокойствие и вольёмся в этот текучий, подвижный мир.
    Праджняпарамита (премудрость, переводящая на другой берег существования) является ключевой в этой практике. Без неё — безусловной бодхичитты — остальные пять парамит могут по-прежнему укреплять в нас иллюзию опоры. Основой праджняпарамиты является внимательность, непрекращающееся исследование собственного опыта. Это исследование не подразумевает нахождение какого-то окончательного результата. Мы просто культивируем открытый, любопытный ум, который не удовлетворяется ограниченными и предвзятыми представлениями.

    Сущность щедрости заключается в непривязанности, в способности отпускать. Боль всегда является признаком того, что мы за что-то держимся, как правило — за самого себя. Когда мы чувствуем себе несчастными или неполноценными, мы становимся жадными и пытаемся за что-то зацепиться. Щедрость ослабляет нашу «хватку». Как говорит Судзуки Роши: «Давать означает непривязанность, также как быть непривязанным к чему-то значит давать».
    Суть не в том, что давать, а в том, чтобы разрушать свою привычку привязываться. Одна женщина мысленно представляла, как расстаётся с тем, что больше всего боится потерять. Намеренное проявление щедрости в конце концов может привести к истинному отпусканию, и наше привычное мировоззрение начнёт меняться. Сила парамит заключается не в том, что они дают нам чёткие указания, а в том, что разрушают наши привычные реакции. Особенно это касается парамиты дисциплины. Дисциплина подразумевает поведение, которое не ведёт к увеличению страдания. Однако это не есть непреложные истины — важны не столько сами поступки, сколько наше искреннее намерение открыть своё сердце и ум. Чтобы практиковать правила сострадательного поведения, необходим подвижный ум праджни, не ограниченный понятиями правильного и неправильного. Воин-бодхисаттва может оказаться и среди воров, и среди проституток, и среди убийц. Сам по себе ни один поступок не может быть расценен как добродетельный или недобродетельный. Совершенствуясь в практике, следует понимать, что наши действия должны зависеть от обстоятельств. Так, развивая в себе гибкость, мы становимся более терпимыми и менее педантичными.
    Практикуя парамиту терпения, мы в первую очередь учимся терпению по отношению к самому себе, учимся спокойно относиться к своей суетной энергии — энергии гнева, скуки, волнения. Терпение требует большого мужества: оно не подразумевает достижения состояния полного спокойствия — напротив, практикуя терпение, мы более отчётливо начинаем видеть своё возбуждение и тревогу.
    Стремление к любому результату в практике парамит является препятствием. Освобождаясь от желания практиковать правильно и от страха практиковать неправильно, мы приходим к осознанию, что и удача, и неудача являются результатом. В любом случае держаться не за что — шаг за шагом мы движемся к другому берегу.

    Парамита энтузиазма связана с чувством радости. Как маленькие дети, которые учатся ходить, мы практикуем эту парамиту с пылким рвением, но без определённой цели. Однако обретение этой радостной, светлой энергии требует постоянной практики внимательности и майтри, разрушения границ и открытия сердца. Чтобы появился энтузиазм, нужно научиться спокойно относиться к отсутствию опоры, в этом помогает практика трёхчастной чистоты: несущественность делающего, несущественность действия и несущественность результата. Секрет возникновения энтузиазма — в отсутствии любых ожиданий, амбиций или надежд на успех. Мы просто с радостным рвением делаем шаг за шагом и не отчаиваемся, когда падаем лицом в землю. Мы не хвалим и не ругаем себя, и не ожидаем критики или похвалы от других.
    Постоянная практика ведёт к пониманию того, как перейти границу между застоем и пробужденностью. Для этого необходимо желание и готовность непосредственно переживать те чувства, которых мы избегали многие годы. Готовность присутствовать в том, что нас пугает, постепенно ослабляет старую привычку избегания, и тогда эго-фиксация начинает разрушаться.

    Основу парамиты медитации также составляет трёхчастная чистота. Садясь медитировать, мы отбрасываем идею совершенного медитирующего, совершенной медитации и определённого результата. Мы учимся просто присутствовать, полностью открываться боли и удовольствию этой жизни, в парамите медитации мы практикуем точность, мягкость и отпускание. Рассматривая свои мысли и эмоции с состраданием, мы перестаём бороться с собой, учимся замечать свои привязанности и ограничения и верить, что сможем их отпустить. В результате этой практики препятствия, создаваемые нашими привычками и предубеждениями, начинают разрушаться, и мы получаем доступ к мудрости, которая была скрыта от нас — к мудрости бодхичитты.

    Итак, вот шесть совершенств, которые практикует воин:
    Щедрость. Дарение как способ научиться отпускать.
    Дисциплина, практикуемая с гибкостью и отвагой.
    Терпение. Спокойное наблюдение своего беспокойства и готовность ждать естественного течения событий. Даже если нам потребуется вечность, чтобы достичь пробуждения, мы шаг за шагом идём вперёд, отбрасывая все надежды на какой-либо результат и наслаждаясь самим процессом.
    Радостный энтузиазм. Отпускание перфекционизма и соединение с жизненной энергией каждого момента.
    Медитация. Практика настойчивого и мягкого возвращения себя к моменту «здесь и сейчас».
    Праджня. Культивирование открытого, пытливого ума.
    Эти шесть совершенных проявлений воина-бодхисаттвы, или шесть парамит, помогают нам идти к другому берегу.
     
  2. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    18
    Неизвестность, или отсутствие опоры

    Ежедневная практика нужна только для того, чтобы развить в себе готовность и полную открытость любым ситуациям, эмоциям и людям, так, чтобы никакие внутренние предубеждения и ограничения не препятствовали нашему непосредственному восприятию, и мы не замыкались внутри самого себя.
    Дилго Кхьентсе РИНПОЧЕ


    Как-то Будда собрал учеников в одном месте под названием Скала Грифов, чтобы познакомить их с одним из самых революционных учений — учением об открытом, безграничном, пустотном измерении нашего существа, известном в буддийской традиции как шуньята, безусловная бодхичитта или праджняпарамита.

    Это напоминает мне историю Кришнамурти. С самого детства его воспитывали теософы, чтобы сделать из него аватара. Наставники постоянно говорили другим ученикам, что когда аватар проявится окончательно, его учение будет настолько революционным и шокирующим, что полностью разрушит все их представления. Это обещание сбылось, но несколько неожиданным для них самих образом. Когда Кришнамурти в конце концов стал главой ордена Звезды, он собрал всё общество и официально заявил о его роспуске. Он объяснил, что это общество служит для них препятствием, поскольку создаёт слишком прочную опору.
    Ученики Будды во время проповеди у Скалы Грифа пережили нечто подобное. Эта проповедь полностью разрушила все их представления о природе реальности. Главное, что пытался передать им в тот день Будда — это что привязанность к любым концепциям блокирует мудрость, поэтому мы должны отбросить все концепции. Единственный способ полностью понять учение бодхичитты и правильно практиковать его — пребывать в абсолютной открытости праджняпарамиты, терпеливо разрушая свою привычку к зацепкам и привязанности.

    На самом деле, во время этой проповеди, известной в традиции как Сутра Сердца, сам Будда не произнёс ни слова. Он пребывал в состоянии глубокой медитации, а учение от его имени передавал бодхисаттва сострадания Авалокитешвара. Этот мужественный воин, также известный как Куан-инь, выразил своё собственное переживание праджняпарамиты. Его понимание основывалось не на интеллектуальных размышлениях, а на практике — он ясно видел, что всё есть пустота. Затем один из ближайших учеников Будды, Шарипутра, начал задавать вопросы Авалокитешваре. Это важный момент в проповеди, Несмотря на то, что учение передавалось великим бодхисаттвой и сам Будда присутствовал при этом, истинно глубокий смысл оно приобрело именно благодаря этим вопросам. Ничто не было слепо принято на веру.
    Шарипутра являет собой пример образцового ученика. Он не хотел безоговорочно принимать то, что слышал; ему хотелось досконально во всём разобраться. Поэтому он спросил Авалокитешвару: «Как применять праджняпарамиту в жизни, в своих действиях, словах и мыслях? Как её практиковать, на чём основываться?»
    И Авалокитешвара ответил ему одним из самых известных буддийских парадоксов: «Форма — это пустота, пустота — это форма. Пустота — это не что иное как форма, форма — это не что иное как пустота». Когда я впервые услышала это объяснение, я совершенно ничего не поняла, в моём уме ничего не прояснилось. Это объяснение, также как и сама праджняпарамита, невыразимо, неописуемо и непостижимо. Форма, до того, как мы спроецируем на неё свои представления, есть просто бытие. Праджняпарамита представляет совершенно новое видение, свободный ум, допускающий любую возможность.
    Праджня означает неограниченное восприятие открытого слуха, открытого зрения и открытого ума, которым обладает каждое существо. Тик Нат Хан переводит это слово как «понимание», подчёркивая, что это динамичный процесс, а не какое-то определённое знание, которое может быть суммировано или измерено.

    Собственно, праджняпарамита — это наш человеческий опыт. Она не имеет никакого отношения к спокойному или беспокойному состоянию ума. Это, скорее, состояние чистого разума — открытого, пытливого и непредубеждённого. А как оно проявляется — через любопытство, недоумение, потрясение или расслабление — не столь важно. Мы практикуем, и когда жизнь прижимает нас, и когда отпускает.
    Как говорил Трунгпа Ринпоче, нужно учиться «не бояться быть дураком». Мы практикуем простые и непосредственные отношения со своим существом, без философствования, без нотаций и без суждений. Всё, что возникает в нашем уме, приемлемо и может служить материалом для работы.
    Таким образом, когда Авалокитешвара говорит «Форма — это пустота», он имеет в виду простые непосредственные отношения с любым своим жизненным опытом. Сначала мы отбрасываем все концепции и предубеждения, а затем отбрасываем даже саму идею о том, что на всё нужно смотреть без предубеждений. Мы продолжаем обнажать себя, снимая покров за покровом. Воспринимая форму как пустоту, без каких-либо завес и преград, мы начинаем понимать совершенство всего сущего, как оно есть.

    Здесь, однако, есть одна опасность: можно стать зависимым от этого опыта, поскольку он создаёт иллюзию свободы от неприятных эмоций и всех страданий этого мира.
    Однако вторая часть объяснения — «пустота — это форма» — всё меняет. Пустота непрерывно проявляется как война и мир, рождение и смерть, болезни и старение, горе и радость. И наша задача — постоянно находиться в контакте с этими волнующим сердце аспектами жизни. Вот почему мы дополнительно практикуем техники четырёх безграничных качеств и тонглен — они помогают нам целиком включаться в жизнь, оставляя свой ум открытым и незамутненным. Всё в мире настолько плохо и настолько хорошо, насколько мы это воспринимаем. И нет необходимости добавлять к этому что-то ещё.
    Представьте себе такой разговор с Буддой - он спрашивает: «Как ты воспринимаешь реальность?», и вы искренне отвечаете: «Как плотную и отдельную от меня». Тогда он говорит: «Нет, смотри глубже».
    Вы идёте, медитируете, глубоко размышляете над этим вопросом и вскоре возвращаетесь к Будде и говорите: «Теперь я знаю ответ: нет ничего плотного, всё есть пустота». Но Будда опять отвечает: «Нет, смотри глубже». Вы пытаетесь возразить: «Это невозможно, должно быть что-то одно из двух — либо пустота, либо не-пустота», но Будда говорит: «Нет». Если бы это сказал кто-то другой, возможно, вы махнули бы рукой, но поскольку это сам Будда, вы думаете: «Наверное, мне следует поразмышлять над этим ещё и обратить внимание на раздражение, которое я испытываю, не получая удовлетворения».
    Вы опять медитируете, размышляете и обсуждаете этот вопрос с друзьями. В следующий раз. придя к Будде, вы говорите: «Теперь я знаю, как ответить на твой вопрос: реальность одновременно пуста и не пуста». Но он говорит «Нет». Можете мне поверить, в этот момент вы почувствуете, что земля уходит у вас из-под ног, и вы начнёте сильно нервничать — это крайне неприятно, когда нет твёрдой опоры под ногами. Однако суть всего этого процесса — в разоблачении; хотя вы испытываете раздражение и беспокойство, вы всё ближе подходите к пониманию истинной, нефиксированной природы ума. Поскольку каждый раз вы получаете от Будды ответ «нет», вы каждый раз возвращаетесь домой и продолжаете размышлять над его загадкой. Это похоже на коан дзен.
    В конце концов, вы приходите и говорите: «Существует ещё только один возможный ответ; реальность ни существует и ни не существует; природа реальности не есть форма и не есть пустота». И вы довольны! Вы нашли прекрасный ответ, в котором нет никакой опоры. Но Будда опять говорит: «Нет, твоё понимание слишком ограничено». На этой стадии ответ «нет» может произвести настолько шокирующее воздействие, что вы переживёте опыт полностью открытого ума праджняпарамиты — ума, не нуждающегося ни в каких опорах.

    После того, как Авалокитешвара сказал Шарипутре, что «форма — это пустота, а пустота — это форма», он пошёл ещё дальше — он заявил, что не существует совершенно ничего, на что можно было бы опереться, даже учения Будды; нет трёх признаков существования, нет страдания, нет окончания страдания, нет свободы и нет ограничения свободы. Как повествует история, многие ученики были настолько потрясены этими словами, что у них случился сердечный приступ. Однако один тибетский учитель предположил, что, скорее всего, они просто встали и ушли. Так же и нам не нравится, когда наши основные жизненные убеждения подвергаются сомнению. Это слишком пугающе.

    Ещё один важный момент: если бы это учение исходило только от Авалокитешвары, ученики могли бы оправдать свои страхи: «Он такой же воин, идущий по пути, как и мы. Конечно, он очень мудр и сострадателен, но он тоже может ошибаться». Однако Будда сидел рядом в глубокой медитации и явно одобрял то, как бодхисаттва объясняет учение праджняпарамиты. Так что никаких возможностей отступления не было.
    Вдохновлённый вопросами Шарипутры, Авалокитешвара продолжал объяснение. Он сказал, что когда мы поймём, что нет окончательного достижения, нет никакого окончательного ответа или конечной цели, когда наш ум полностью освободится от противоборствующих эмоций и веры в разделённость, тогда у нас не останется никаких страхов.

    Учение праджняпарамиты — это учение о бесстрашии. Чем меньше мы боремся с неизвестностью и неопределённостью, тем меньше у нас остаётся страхов. Синонимом абсолютного бесстрашия является полное просветление — открытое, непредубеждённое взаимодействие с миром. Практикуя учение праджняпарамиты, мы терпеливо движемся в этом направлении. Всё больше смиряясь с неизвестностью и отсутствием опоры, мы постепенно открываем в себе ум, который не знает страха.

    Затем Авалокитешвара провозгласил путь праджняпарамиты — сущность освобождения от всех покровов, сущность бесстрашного, открытого состояния ума. Этот путь он выразил в виде мантры:
    Ом тате гате парагате парасамгате бодхи сваха.
    Подобно тому, как семя содержит в себе дерево, так же эта мантра заключает в себе всё учение праджняпарамиты — бесстрашного состояния ума.
    Трунгпа Ринпоче переводит эту мантру так: «Ом, выходи, выходи, выходи за пределы, полностью выходи за пределы, пробудись, да будет так». Это описание процесса, пути, последовательного выхода вовне, всё дальше и дальше. Можно сказать по-другому: «Ом, неизвестность, неизвестность, ещё больше неизвестности, даже за пределами всякой неизвестности, полное пробуждение, да будет так».

    На каком бы участке пути бодхисаттвы мы ни находились — только вступаем на этот путь или практикуем уже многие годы — мы постоянно делаем шаг вперёд, всё дальше и дальше движемся в неизвестность. Просветление — это не конец пути. Просветление, или достижение состояния полной пробужденности, — это только начало вхождения в полную неизвестность, в пустоту.
    Когда великий бодхисаттва закончил свою проповедь. Будда вышел из состояния глубокой медитации и сказал: «Молодец! Ты хорошо передал это учение, Авалокитешвара!» И тогда те ученики, которые не ушли и не умерли от сердечного приступа, возрадовались, потому что они только что услышали истинное учение о выходе за пределы страха.
     
  3. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    19
    Обострение невроза

    Весь секрет жизни, который мы ищем, заключается в следующем: развив в себе достаточную силу и храбрость путём ежедневной практики, обратиться к тому, чего мы всю жизнь пытались избегать, — к непосредственному
    переживанию настоящего момента, что бы он собой ни представлял.
    Йоко Бек


    Что же имеется в виду, когда говорится о пребывании в праджняпарамите, или безусловной бодхичитте? Это значит — оставаться открытым неизвестности настоящего момента, непосредственно и без всяких защит участвовать в своём собственном опыте. Конечно, нет никаких гарантий, что всё будет идти гладко, поэтому для того чтобы шагать в неизвестность, требуется мужество и отвага. Кажется естественным предположить, что в результате регулярной практики бодхичитты привычные паттерны должны постепенно разрушаться, что день за днём, месяц за месяцем мы будем становиться всё более открытыми, свободными и бесстрашными. На самом деле, всё происходит наоборот: когда мы начинаем практиковать, наши старые паттерны ещё больше усиливаются. В буддизме ваджраяны это называется «обострением невроза». И это не в нашей власти - так происходит. Несмотря на всё своё желание оставаться стойкими, открытыми и гибкими, испытав вкус неизвестности, мы начинаем ещё крепче цепляться за привычные опоры.
    На определённом этапе с этим сталкивается каждый, кто вступает на путь пробуждения. Все эти улыбающиеся просветлённые, которых мы видим на картинках или живьём, в своё время были вынуждены встретиться лицом к лицу со своими неврозами, со своими индивидуальными способами поиска опоры. Пытаясь избавиться от самоидентификаций, самозащит и самоподдержек, мы совершаем очень мужественный поступок и постепенно приближаемся к состоянию открытости, однако нужно иметь в виду, что в этом состоянии открытости совершенно не за что держаться. Пусть это называется свободой, но нас это долгое время ещё пугает.
    Приведу несколько примеров обострения невроза в результате практики: первый из них — создание новой самокритики на основе духовных идеалов. При этом практика служит укреплению нашего чувства неполноценности; практикуя путь воина, мы всё больше убеждаемся, что ничего не достигнем. Это происходит в том случае, когда наше мышление остаётся всё таким же поляризованным, ограниченным понятиями «правильного» и «неправильного», как раньше. Тогда, в стремлении достичь некоторого идеализированного «правильного» состояния, мы перешагиваем через то, что нам нежелательно, и таким образом обращаем практику против себя. На самом деле, это свойственно всем людям. Просто в результате практики мы начинаем видеть, что мы делаем, и тогда можем начать с состраданием исследовать наши реакции. Что происходит с нами на психологическом уровне? Мы чувствуем себя неполноценными? Продолжаем верить в свои старые драмы?
    Возможен также противоположный сценарий, когда мы используем практику для укрепления чувства собственного превосходства и собственной исключительности. Мы отважились вступить на путь воина, мы практикуем, пытаемся изменить свою жизнь и гордимся тем, что делаем что-то необычное и редкое в этом мире. В таком случае практика и учение служат повышению нашего самомнения, высокомерия и гордыни.
    Пытаясь выйти из кокона, мы обычно пугаемся и начинаем хвататься за то, что нам привычно. Без терпеливого и доброжелательного отношения к этому неизбежному процессу мы никогда не сможем прийти к состоянию отсутствия эго и понять, сколько в нём заключено мудрости и сострадания. Мы должны постепенно развивать в себе уверенность, что отпускание ведёт к освобождению; и постоянно практиковать майтри. Чтобы привыкнуть к состоянию открытости и почувствовать его истинный вкус, требуется время.

    Прежде всего, важно понять, что переживание страха или психологического дискомфорта может быть просто свидетельством того, что мы подходим ближе к естественному состоянию открытости. Трунгпа Ринпоче говорит, что пробуждающиеся воины почти всегда испытывают тревогу. Лично я убедилась в этом на собственном опыте. Однако вскоре подумала, что если беспокойство не проходит, значит, я должна познать и его. Когда мы начинаем относиться к своим страхам с большим вниманием и принятием, многое меняется. Мы приходим к пониманию, что вместо того, чтобы дрожать от страха и напряжения, как в кресле у дантиста, можно просто расслабиться и соединиться с новизной момента.

    Итак, наша практика заключается в сострадательном наблюдении своих мыслей, эмоций и настроения. Сострадательное наблюдение собственных реакций является важной частью процесса пробуждения. Мы должны внимательно исследовать свой невроз, который проявляется с особой силой, когда защитные механизмы начинают рушиться. Таким путём мы придём туда, где мы не расщеплены и не сопротивляемся собственной энергии. Таким путём мы придём к праджняпарамите.
    Но это требует постоянной практики. С момента вступления на путь воина-бодхисатгвы до обретения полной веры в свободу своего необусловленного ума, мгновение за мгновением мы отдаёмся тому что происходит. С совершенной точностью и мягкостью отказываемся от привычных способов обращения с собой, от привычных способов держать всё под контролем, от привычных способов блокировать бодхичитту. Делая это снова и снова на протяжении многих лет, проходя через все трудности и озарения мы постепенно обретаем вкус к неизвестности.

    20
    Когда идти становится трудно (как избежать трудностей на пути)
    Не поддавайся влиянию внешних обстоятельств.
    Из наставлений АТИШИ для воспитания ума


    ... существуют методы, позволяющие вовремя замечать и останавливать свои глубоко укоренившиеся привычен реагирования и обвинения.
    Вот четыре приёма, которые помогут нам научиться сохранять терпение и оставаться открытыми всему, что происходит, вместо того, чтобы автоматически реагировать.
    1. Не «вызывать огонь на себя»
    2. Соединяться с сердцем.
    3. Рассматривать трудности как своих учителей.
    4. Относиться ко всему, что происходит, как к иллюзии.
    ...Так что учитель всегда с нами. Любая ситуация даёт возможность увидеть самого себя и научиться избегать своих старых невротических моделей поведения, а также подавления, чтобы не сеять новых семян страдания.
    ...Здесь нам может помочь четвёртый совет: рассматривать всю свою жизнь как спектакль, в котором мы временно играем главную роль, как нечто несерьёзное и несущественное. Сделайте паузу и спросите себя: «Кто я такой, чтобы чувствовать себя до такой степени оскорблённым? И кто этот человек, чтобы я на него так обижался? Почему эта похвала или это обвинение так сильно меня задели, будто я рыба, пойманная на крючок, или мышь, попавшаяся в мышеловку? И почему эта ситуация ввергла меня в такое уныние, что в ней такого важного?» Все эти ситуации, эта борьба, мы сами и другие люди гораздо менее значимы, чем нам кажется.
    Смотрите на любые внешние обстоятельства, на собственные эмоции и раздутое чувство «я» как на нечто проходящее и несущественное — как на кинофильм или сновидение. Пробуждаясь ото сна, мы осознаём, что враги, которые нас преследовали, просто иллюзия, и тогда все наши страхи мгновенно рассеиваются.
    ... полезно вспомнить, что ни для реагирования, ни для подавления никаких оснований нет.- нет оснований ни для ненависти, ни для стыда. По крайней мере, можно начать исследовать и подвергать сомнению свои привычные убеждения. Кто знает, может быть, погружаясь в сон или бодрствуя, мы просто переходим из одного сновидческого состояния в другое?
    Мастера подчёркивали, что очень важно применять эти методы прямо сейчас, в этот самый момент, в этой самой ситуации, и никогда не говорить себе: «Лучше я попробую потом, когда у меня будет больше времени».

    21
    Духовный друг

    Существуют разные уровни отношений учитель—ученик. Для некоторых может быть достаточно просто прочитать книгу или послушать учение какого-то учителя. Другие могут захотеть стать учениками этого учителя, чтобы он непосредственно руководил их продвижением. Однако мало кто готов к безусловной преданности учителю и непосредственной работе со своими главными проблемами; мало кто готов предстать перед другим человеком без всех своих защитных масок. Поэтому сначала нужно развить майтри по отношению к себе и полное доверие к учителю. Это — предварительные условия. Сближение с человеком, который смертельно опасен для твоего эго, требует времени. Отношения с учителем либо должны достичь безусловного доверия и любви, либо ничего не произойдёт. В любом случае, отношения с учителем побуждают нас верить в собственную внутреннюю мудрость, быть верным себе. Согласно традиции, и учитель и ученик оба полностью пробуждены, но между ними должна произойти встреча — встреча двух умов, двух душ. Задача учителя состоит в том, чтобы помочь ученику осознать, что его пробужденный ум и пробужденный ум учителя — одно и то же. На определённом этапе должно произойти радикальное изменение точки зрения ученика — мы перестаём отождествляться со своим неврозом и начинаем верить в собственную изначальную мудрость и доброту. Это очень важный момент: без этой веры в себя дальнейшее продвижение с учителем невозможно. Вступление на подобный уровень отношений с одним человеком готовит нас к тому, чтобы мы могли быть открытыми не только в отношении учителя, но и в отношении всего своего опыта. Учитель — это не какой-то духовный идеал, а просто более зрелый человек. Отношения с учителем показывают, насколько открыто наше сердце, готовы ли мы вобрать весь спектр жизни, а не только то, что нам приятно. Насколько мы способны принимать своего духовного друга, настолько же мы способны принимать мир таким, какой он есть, со всей его жестокостью и нежностью, подлостью и отвагой. Путь воина-бодхисаттвы учит нас относиться к жизни с полным принятием и вовлечённостью — нет таких эмоций или действий, которые были бы недостойны нашей любви и сострадания, нет такого человека или ситуации, которые были бы неприемлемы и недопустимы.

    Учитель очень гибко и лояльно подходит к процессу нашего пробуждения, что бы с нами ни происходило. Этот воин-мастер служит зеркалом, отражающим наш собственный ум со смущающей точностью. Чем больше мы доверяем себе и учителю, тем в большей степени способны допустить и принять это отзеркаливание. В конце концов, можно дойти до того, чтобы позволять каждому человеку быть нашим зеркалом и учителем. Тогда нам станет понятна заповедь: «Будь благодарен каждому».
    Однако не следует относиться к учителю как к абсолютному авторитету: такая установка таит в себе слишком много надежд и страхов. мои учителя, напротив, всегда побуждали меня использовать свой критический разум и не бояться высказывать сомнений. Они советовали никогда не принимать на веру никаких правил и авторитетов.
    Важно понимать, что встреча двух душ, учителя и ученика, происходит не в результате полного подчинения авторитету учителя, а благодаря сосуществованию двух взглядов, благодаря способности принять неопределённость и парадокс. В противном случае ученика неизбежно ждёт разочарование. Как только учитель перестанет соответствовать нашим представлениям, мы уйдём от него. Нам могут не понравиться его взгляды, или что он ест мясо, употребляет алкоголь или курит; нам может казаться, что нас недооценивают или уделяют нам мало внимания; тогда мы неизбежно разочаровываемся и затаиваем обиду, чувствуя, что нас использовали, предали или обманули. И, не желая испытывать таких болезненных чувств, мы уходим.

    Всё зависит от нашей готовности открыться. Любые фиксированные идеи ограничивают наш ум. Какую бы форму они ни принимали, оправдания или обвинения, они неизбежно порождают страдания. Когда мы говорим: «Учитель совершенен и никогда не ошибается», или: «Учитель шарлатан, ему нельзя верить», в любом случае это проявление ограниченности ума. Нам нравится говорить о широком, открытом уме, чисточервщм и свободном. Но можем ли мы сохранять эту открытость и чистоту, когда разрушаются наши иллюзии?
    Но даже когда мы уходим от учителя, если мы способны наблюдать свою боль и разочарование без оправдания и осуждения, мы всё-таки многому у него научились. Об этом говорится в одном из наставлений: «Если ты можешь практиковать даже в состоянии смятения, ты многого достиг».

    Отношения с духовным другом учат нас безграничной любви, тому, как любить и быть любимым без каких бы то ни было условий. Такая любовь непривычна для нас, это та любовь, о которой мы все мечтаем, но которую не можем давать. Я училась любить и быть любимой, наблюдая за своим учителем, видя, как безусловно он любит других людей, я начала верить, что он может так же любить и меня. На его примере я увидела, что значит верить в каждого человека, каждому давать шанс.
    Безграничная любовь — это безусловная преданность себе и другому человеку. Любовь учителя к ученику проявляется как сострадание. Любовь ученика к учителю проявляется как преданность. Эта взаимная сердечная связь и теплота обеспечивает встречу двух душ. Такая любовь смиряет наше неукротимое существо и помогает выйти за пределы привычной территории. Отношения с духовным другом вдохновляют нас на то, чтобы бесстрашно выйти из своего кокона и начать исследовать этот удивительный мир.
     
  4. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    22
    Промежуточное состояние
    Сущность дзен можно выразить всего двумя
    словами: всё непостоянно.


    Чтобы достичь полного отпускания, и при этом не испытывать дискомфорта, требуется определённая практика. На самом деле, состояние «отсутствия опоры», когда нам не за что держаться, составляет основу счастья: осознание, что от нас ничего не зависит, даёт удивительное ощущение свободы. Когда мы обращаемся к тому, чего больше всего хотели бы избежать, наши границы и защиты начинают расшатываться.
    Это может привести к чувству растерянности: нам кажется, что мы застряли где-то в промежуточном состоянии и не знаем, что делать. С одной стороны, мы уже убедились в тщетности поисков утешения. Но, с другой стороны, мы всё ещё надеемся обрести счастье во внешнем комфорте. Большая часть пути воина проходит именно в этом промежуточном состоянии.
    Мы все слышали, что погоня за удовольствиями приносит страдания и что бесполезно пытаться избежать боли. Мы также слышали о радости пробуждения или осознания всеобщей связи и единства. Но мы почти ничего не слышали об этом промежуточном состоянии, когда мы уже больше не можем получать удовлетворение извне, но ещё не достигли постоянного спокойствия и сердечной открытости.
    Промежуточному состоянию, как правило, сопутствуют тревога, душевная боль и уязвимость. Это чувства, которых мы обычно стремимся избежать, но наша задача состоит как раз в том, чтобы оставаться с ними, не отвлекаясь на борьбу и жалобы. Мы должны позволить этим чувствам ослабить наши защиты, вместо того, чтобы становиться ещё более скованными и испуганными. Чувство тревоги, возникающее из-за неопределённости нашего положения, делает сердце отзывчивым, и если у нас хватит мужества оставаться в этом промежуточном состоянии, сострадание самопроизвольно начнёт пробуждаться. Когда мы не понимаем, не надеемся понять и не делаем вид, что понимаем происходящее, мы получаем доступ к собственной внутренней силе.
    Постепенно нам становится приятнее просто пребывать в меняющемся потоке энергии, чем сбрасывать её вовне или подавлять. Это открытое, отзывчивое состояние называется бодхичиттой. Пребывая в нём, мы исцеляемся, учась отпускать чувство собственной важности и любить.

    Именно таким способом мы практикуем сидячую медитацию: наблюдаем всё, что возникает, принимаем с любящей добротой и отпускаем. Мысли и эмоции приходят и уходят: некоторые более навязчивые, другие менее. Обычно этот круговорот мыслей бывает неприятен, и нам хочется от него избавиться. Но вместо этого мы мягко побуждаем себя оставаться со своей возбуждённой энергией, снова и снова возвращаясь к дыханию. В этом заключается суть практики майтри — просто присутствовать, быть открытым всему.

    Пребывание в промежуточном состоянии требует умения принимать тот парадокс, что одно и то же действие может быть одновременно правильным и неправильным, один и тот же человек может быть сильным и любящим, и в то же время гневным, жёстким и жадным. Как мы реагируем, когда наше поведение не соответствует нашим собственным стандартам: осуждаем себя или признаем парадоксальность человеческой природы? Можем ли мы простить себя и оставаться в контакте со своим добрым и нежным сердцем? Суть нашей практики состоит в том, чтобы переживать дискомфорт, не делая никаких оценок.
    Можно медитировать, практиковать тонглен, просто смотреть в небо — всё, что угодно, лишь бы оставаться в непосредственном переживании настоящего момента и не уходить в суждения.

    Когда мы сталкиваемся с чувством дискомфорта или страха, нам нужна определённость, нам хочется придерживаться привычных представлений. Для воина «правильно» и «неправильно» — одинаково крайние суждения. То и другое блокирует нашу изначальную мудрость. Но когда мы стоим на перекрёстке и не знаем, в какую сторону идти, мы пребываем в праджняпарамите. В практике воина перекрёстки очень важны, потому что именно здесь наши привычные представления начинают разрушаться.

    Мало кто из нас способен сразу принять парадоксальность бытия, поэтому мы должны постоянно практиковать переживание неопределённости, неоднозначности и ненадёжности. Промежуточное состояние готовит нас к тому, чтобы мы могли без страха встречаться с любой неизвестностью, с одинаковой открытостью принимая как жизнь, так и смерть. В промежуточном состоянии воин вынужден каждое мгновение учиться отпускать, и это обеспечивает наилучшие условия для практики. На самом деле, не так важно, испытывает он при этом депрессию или вдохновение, потому что в отношении этой практики не существует критериев «правильного» и «неправильного». Единственное, что действительно важно, — это сострадание и майтри, а также мужество: только эти качества могут обеспечить нам достаточную силу, чтобы с полной открытостью принимать всё, что с нами происходит, понимая при этом, что всё постоянно меняется, что единственная существующая реальность — настоящее, и что будущее непредсказуемо и неопределённо.

    В результате регулярной практики мы начинаем постепенно выходить за пределы своего маленького «я», которое постоянно стремится к комфорту. В конце концов мы придём к осознанию, что мы настолько большие, что можем вместить в себя нечто, не являющееся ни ложью, ни истиной, ни чистым, ни нечистым, ни плохим, ни хорошим. Но прежде мы должны почувствовать всю ценность свободного состояния, лишённого опор, и погрузиться в него.

    Важно с самого начала знать об этом промежуточном состоянии, иначе мы будем думать, что возможны только два варианта: либо мы полностью закрыты и неосознанны, либо свободны и пробуждены. На самом деле, большая часть пути воина проходит в промежуточном состоянии, и этот участок пути может быть очень плодотворным: когда мы всё отпускаем и полностью погружаемся в переживание настоящего момента, это и есть просветление.

    Заключительное пожелание

    Пусть всё, что я совершила достойного в жизни, вплоть до настоящего момента, включая возможную пользу от этой книги, послужит на благо всем живым существам.
    Пусть уменьшатся причины страданий. И пусть уменьшатся войны, насилие, черствость, безразличие и всевозможные зависимости.
    Пусть мудрость и сострадание всех живых существ возрастает, сейчас и в будущем.
    Пусть мы все увидим, что преграды, разделяющие нас, которые мы сами воздвигаем, так же нереальны, как наши сновидения.
    Пусть мы осознаём безграничное совершенство этого проявленного мира.
    Пусть мы и дальше будем открывать свои сердца и умы, чтобы непрестанно служить на благо всем живым существам.
    Пусть мы отважно идём туда, где нам страшнее всего.
    И пусть мы ведём жизнь воина.
    Приложение: практики
    Наставления Атиши для воспитания ума

    Главные наставления в практике бодхичитты:

    2. Относись ко всем дхармам как к иллюзиям.
    3. Исследуй природу нерождённого сознания.
    4. Освободись даже от средства освобождения.
    5. Погрузись в алайю (высший уровень сознания), сущность.
    6. Выйдя из медитации, будь порождением иллюзии.

    Вспомогательные наставления в практике бодхичитты:

    7. Отдавай и принимай поочерёдно, согласовывая с дыханием.
    8. Во всех делах практикуй наставления.
    10. Практику принятия и отдачи всегда начинай с себя.

    Преобразование неприятных обстоятельств в путь просветления
    11. Когда мир полон зла, трансформируй все несчастья в путь бодхи (просветление, совершенное состояние сознания).
    Будь благодарен каждому.
    12. Понимая смятение как четыре кайи (нечто протяженное, обладающее совокупностью признаков.), обретаешь непревзойдённую защиту шуньяты.
    13. Что бы ни происходило, практикуй медитацию.

    Включение практики в свою жизнь
    17. Практикуй пять усилий — основных предписаний сердца.
    18. Главное предписание махаяны для отделения
    сознания после смерти — практика пяти усилий; важно, как ты ведёшь себя в этой жизни,

    Оценка прогресса в практике воспитания ума
    19. Вся дхарма сводится к одному.
    20. Всегда сохраняй радостный настрой ума.
    21. Если ты способен практиковать, даже когда находишься в смятении, ты преуспел в практике.

    Запреты практики воспитания ума
    23. Измени своё отношение, но сохраняй естественность. .
    24. Не думай о результате.
    25. Не будь слишком предсказуемым (будь спонтанным).
    34. Не перекладывай тяжёлый груз на слабые плечи.
    35. Не старайся быть первым.

    Руководящие принципы практики воспитания ума
    39. Все дела совершай с одним намерением.
    40. Все ошибки исправляй с одним намерением.
    41. Что бы ни происходило, будь терпелив.
    42. Практикуй без предубеждений во всех областях. Очень важно, чтобы практика была всеобъемлющей и искренней.
    43. Всегда медитируй на то, что вызывает в тебе негодование.
    44. Не поддавайся влиянию внешних обстоятельств.
    45. Каждый момент практикуй главное.
    46. Не интерпретируй.
    47. Не будь нерешительным.
    48. Будь искренним в практике.
    49. Освобождай себя через исследование и анализ.
    50. Не потворствуй чувству жалости к себе.
    51. Не жди похвалы и одобрения.

    Сутра четырёх безграничных состояний
    • Пусть все чувствующие существа будут счастливы и познают причину счастья.
    • Пусть они освободятся от страданий и причины страданий.
    • Пусть они соединятся с источником безграничной радости, не знающей горя.
    • Пусть они пребывают в состоянии полной невозмутимости, свободном от страсти, агрессии и предубеждений.
    В каждой строке этой сутры говорится об одном из четырёх безграничных качеств: любящей доброте, сострадании, радости и невозмутимости, или беспристрастности. Лично я предпочитаю заменять слово «они» на «мы», тем самым подчёркивая, что наряду со всеми живыми существами желаю познать плоды этих четырёх безграничных качеств также и себе.

    Практика любящей доброты
    Традиционно в практике любящей доброты используется первая строка сутры четырёх безграничных качеств: «Пусть все чувствующие существа будут счастливы и познают причину счастья».
    1. Пробуждение любящей доброты по отношению к себе: «Пусть я буду счастлив и познаю причину счастья», или можно выразить пожелание своими словами.
    2. Теперь пришло время распространить любящую доброту на всех живых существ во вселенной. Можно начать с ближайшего окружения, постепенно расширяя круг всё больше и больше: «Пусть все существа будут счастливы и познают причину счастья».

    Практика сострадания
    Практика сострадания начинается со второй строки сутры: «Пусть мы освободимся от страданий и причины страданий», как в практике любящей доброты.
    1. Пробуждение сострадания по отношению к себе: «Пусть я освобожусь от страданий и причины страданий», или выразите пожелание своими словами.
    Пробуждение сострадания ко всем живым существам во вселенной (начиная с ближайшего окружения и постепенно расширяя круг): «Пусть все существа освободятся от страданий и причины страданий».
    Такую же последовательность можно использовать для пробуждения способности радоваться и сохранять беспристрастность. Для практики радости можно использовать третью строку сутры четырёх безграничных качеств («Пусть мы все соединимся с источником безграничной радости, не знающей горя»), или свои слова. Для практики беспристрастности, или невозмутимости, можно использовать четвертую строку сутры («Пусть мы все пребываем в состоянии полной невозмутимости, свободной от страсти, агрессии и предубеждений»).

    Практика трёхшагового пожелания
    • Пусть я буду счастлив и познаю причину счастья.
    • Пусть ты будешь счастлив и познаешь причину счастья.
    • Пусть все существа будут счастливы и познают причину счастья.
    Такую же трёхшаговую последовательность можно применять для пробуждения сострадания, радости и уравновешенности, при желании выражая пожелания своими словами.
     
  5. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    Торчинов - Философия буддизма Махаяны

    Полностью - тут:
    https://www.you-books.com/book/E-A-Torchinov/Filosofiya-Buddizma-Mahayany
    https://www.litmir.me/br/?b=138143&p=1
    https://logos-homepage.ucoz.com/_ld/1/151_B.F.pdf

    [​IMG]


    ЦЕНТР
    «ПЕТЕРБУРГСКОЕ ВОСТОКОВЕДЕНИЕ»
    Е.А. Торчинов
    ФИЛОСОФИЯ
    БУДДИЗМА МАХАЯНЫ
    ГЛАВА 1
    БУДДА И ВОЗНИКНОВЕНИЕ БУДДИЗМА

    В опоре буддизма даже не столько на сословие кшатриев, сколько на царскую власть как таковую была скрыта существенная опасность, в полной мере проявившаяся в период так называемого упадка буддизма в Индии, приведшего к практически полному исчезновению буддизма на его родине (VII—XIII вв.) Собственно, никакого упадка не было В монастырях-университетах (Наланда, Викрамашила) продолжала расцветать монашеская ученость, писались утонченнейшие трактаты по логике и эпистемологии, выигрывались диспуты, тантрические йогпиы-махасиддхи (великие совершенные) собирались на свои мистические пиршества и предавались созерцанию в лесах и на кладбищах Просто цари постепенно переставали поддерживать буддизм, в силу не совсем ясных причин возвращаясь в лоно брахманской ортодоксии — индуизма И вместе с прекращением царской поддержки исчезал и буддизм. Там же, где цари сохраняли приверженность Учению (Дхарме) Будды, расцвет буддизма продолжался. Таким образом, в Индии буддизм был «царской» религией, что не мешало ему одновременно быть и формой древнеиндийского свободомыслия. И даже в самый поздний период своего существования в Индии буддизм не утратил этого духа свободомыслия.

    Сиддхартха можно перевести как «Полностью Достигший Цели»
    .. Так продолжалось до тех пор, пока принцу не исполнилось двадцать девять лет и он однажды не отправился на охоту Эта охота изменила всю его жизнь На охоте принца впервые потрясло созерцание страданий, переполняющих жизнь Он видит перепаханное поле, на котором птицы выклевывают червей из комьев земли, и поражается, почему одни живые существа могут жить только ценой смерти других.
    Наконец разум Сиддхартхи достиг четвертого уровня сосредоточения, и перед ним засиял свет нерушимого покоя нирваны, Великого Освобождения Здесь Сиддхартха вошел в состояние транса океанического Отражения — его сознание уподобилось безграничной поверхности Мирового океана в состоянии полного штиля, когда зеркальная гладь неподвижных вод отражает в себе все феномены В этот момент Сиддхартха Гаутама, царевич из клана шакьев, исчез, и в мире появился Будда (Buddha) — Пробужденный, Просветленный И больше уже не был он принцем и наследником престола, строго говоря, не был он больше и человеком, ибо люди рождаются и умирают, а Будда пребывает превыше и жизни, и смерти Его имена и титулы отныне — Будда Шакьямуни (Пробужденный Мудрец из рода шакьев), Татхагата (Так Пришедший или Так Ушедший), Бхагаван (Благословенный, Блаженный, буквально — «наделенный благой долей»), Сугата (Правильно Идущий), Джина (Победитель), Локаджьештха (Почитаемый миром).

    После кремации в пепле ими были найдены шарира — особые образования в форме шариков, характерные для тел святых Они стали важнейшими буддийскими реликвиями Позднее, когда реликвии закончились, в ступы стали класть тексты сутр, почитавшихся записью подлинных слов Будды. Поскольку суть Будды есть Дхарма, его Учение, то сутры как бы представляли собой Дхарму как духовное тело Будды.
    Под именем «Иосафат» Будда и был там канонизирован, оказавшись, таким образом, включенным и в православные святцы.
    ...
    Поскольку эти сутры признавались подлинными словами Будды, практически все они имеют сходную структуру, характерную для буддийской литературы сутр, и за редким исключением начинаются словами «Так я слышал» или «Так мной было услышано», указывающими на то, что «автор» сутры — Ананда, ученик Будды, слышавший его проповеди лично и потом изложивший их на первом буддийском «соборе» в Раджагрихе. Разумеется, не может быть и речи о том, что безвестные авторы сутр стремились самовозвеличиться, беспардонно приписывая собственные мысли и суждения самому Будде Это невозможно представить даже по чисто психологической причине: ведь авторы сутр оставались неизвестными, более того, их личность скрывалась за личностью Будды и, следовательно, никакой известности, которая могла бы тешить их тщеславие, они не получали, а сутры навсегда оставались анонимными произведениями Думается, приписывание текстов махаянских сутр Будде можно объяснить совершенно иначе.
    Хинаяна провозглашала «Все. чему учил Будда, есть истина» Махаяна значительно изменила эту формулировку, и она приобрела вид «Все, что истинно, и учил Будда» (то есть не только слова Будды истинны, но и всякие истинные слова есть слова Будды) Если же учесть, что в Махаяне Будда превращается в высший универсальный принцип, природу реальности как таковой, то вполне естественно, что его откровение не может ограничиваться периодом его земной жизни в виде Будды Шакьямуни, бывшего дотоле царевичем Сиддхартхой Гаутамой По существу, любой монах, любой йогин, испытавший состояние пробуждения, истинность которого, по определению, имеет имманентный характер, то есть является вполне самоочевидной для обладающего данным опытом, мог рассматривать свое понимание и свое видение реальности как понимание и видение Будды Поэтому не приходится удивляться тому, что в литературе сутр используются традиционные повествовательные формулы, свидетельствующие, что данный текст поистине есть подлинные слова Будды Таким образом, по меткому замечанию одного буддолога, Будда через пятьсот лет после своей кончины произнес во много раз больше речей и проповедей, чем за всю свою жизнь.

    ..в качестве примера можно привести «Праджня-парамита сутру в пятьсот тысяч шлок» — самое объемистое из буддийских канонических сочинений, полный перевод которого на любой из европейских языков займет несколько солидных томов). За несколько столетий формирования буддизма Махаяны было создано огромное количество самых
    разнообразных сутр, отличавшихся друг от друга как по форме, типу, так и по содержанию Более того, многие сутры прямо противоречили друг другу и часто одна сутра отрицала то, что провозглашала другая. Но Махаяна утверждала, что все сутры суть учение Будды, то есть в Махаяне не было тенденции сортировать сутры и отделять «подлинные» тексты от «апокрифических». Но именно поэтому возникла необходимость классифицировать тексты и объяснить противоречия между сутрами Таким образом, в буддизме появилась проблема герменевтики, то есть истолкования текста. В результате буддийские герменевтики разделили все сутры на две группы: сутры «окончательного значения» (нитартха) и сутры, «требующие интерпретации» (нейартха) К первой группе были отнесены сутры, в которых Будда прямо, непосредственно и недвусмысленно провозглашает свое учение, ко второй — тексты, которые могут быть определены как «искусные средства» (упая), в них Будда проповедует Дхарму иносказательно, приспосабливаясь к уровню понимания незрелых людей, подверженных заблуждениям и находящихся под влиянием различных лжеучений. И те, и другие тексты были объявлены подлинными словами Будды, поношение даже текстов «нейартха» считалось грехом, но ценность текстов этих двух типов все-таки признавалась различной.

    Однако классификация сутр по принципу «нитартха—нейартха» отнюдь не решила всех проблем. По мере возникновения различных школ буддийской философии становилось ясно, что те сутры, которые бъявлялись сутрами «окончательного значения» одной школой, другая школа признавала только лишь условно истинными, «требующими дополнительной интерпретации» Так, например, школа мадхьмака считала сутрами «окончательного значения» праджня-парамитские тексты, учившие о пустоте и бессущностности дхарм, тогда как сутры, провозглашавшие принцип «только лишь сознания», отвергались ею как «требующие дополнительной интерпретации». Напротив, школа йогачара именно эти последние тексты считала сутрами, выражающими высшее учение Будды, признавая за сутрами праджня-парамиты лишь относительную истинность.
    Впоследствии в рамках китайского (а позднее — и всего дальневосточного) буддизма появилась даже особая методика пань цзяо — «критики/классификации учений», в соответствии с которой каждая школа классифицировала различные буддийские школы по степени их истинности и близости к «подлинному» учению Будды (соответствовавшего, конечно, учению школы, осуществлявшей классификацию).
    Интересно, что со временем в буддизме сформировалась даже так называемая «теория двух ночей», излагающаяся в некоторых сутрах Согласно этой теории, от ночи пробуждения до ночи отхода в нирвану Будда вообще не произнес ни одного слова, но его сознание, подобное ясному зеркалу, отражало все проблемы, с которыми к нему приходили люди, и давало им безмолвный ответ, который они и вербализировали в виде разных сутр Таким образом, доктрины всех сутр условны (конвенциональны) и имеют смысл лишь в контексте вызвавшего их к жизни вопрошания.

    Следующий этап формирования праджня-парамитской литературы — период создания своеобразных резюме, текстов, кратко обобщающих содержание больших сутр и выражающих как бы саму суть доктрины Запредельной Премудрости. Эти тексты кратки, лаконичны и чрезвычайно содержательны. Наиболее известны и даже знамениты два текста этого типа — «Ваджраччхедика праджня-парамита сутра» и «Праджня-парамита хридая сутра» («Сутра сердца Запредельной Премудрости» или «Сутра сердца»; само название этого текста указывает на то, что он воплощает в себе самую суть, «сердце» праджня-парамиты) Они были исключительно популярны и авторитетны во всех странах распространения Махаяны, но в Китае и других странах Восточной Азии были наиболее почитаемы.

    Каковы основные идеи праджня-парамитских сутрр Их можно обобщить следующим образом
    1 Бессущностна не только личность, но и образующие ее (равно как и всю сферу опыта) элементарные психофизические состояния — дхармы. Более того, наличие представления о самосущей единичности, или элементе, является источником всех заблуждений и корнем сансарического существования. Именно из соответствующего представления вытекают и все прочие ложные идеи — о вечном «я», душе, субстанциальной личности и другие.
    2 Пребывание живых существ в сансаре иллюзорно В действительности все живые существа являются Буддами и изначально пребывают в нирване. Только неведение порождает мираж сансарического существования Эту истину постигает бодхисаттва, осознавая, что с точки зрения абсолютной истины спасать некого и не от чего. И вместе с
    тем, руководствуясь этим знанием, он на уровне относительной истины стремится спасать эмпирически наличные живые существа. Для бодхисаттвы не существует представлений о «я», личности, душе и дхармах.
    3 Будда не есть человеческое существо, пусть даже и совершенное в своей святости Будда — синоним истинной реальности, как она есть, и глубоко заблуждается тот, кто думает опознать Будду по его физическим признакам.
    4 Истинная реальность не может быть описана и обозначена. Она в принципе не семиотична и недоступна для языкового выражения Все описываемое не есть реальность и все реальное не может быть выражено в языке и представлении.
    5. Истинная реальность постигается благодаря йогической интуиции, которая и есть праджня-парамита Праджня-парамитские тексты предназначены для порождения в воспринимающем их человеке соответствующего состояния. Следовательно, если учесть невыразимую природу реальности, праджня-парамитская сутра есть текст, отрицающий сам себя. Последний пункт особенно важен.
    праджня-парамитский текст — текст с психопрактическими функциями. праджня-парамита представляет собой объективацию в виде текста определенного пробужденного состояния сознания; в свою очередь, такой текст способен порождать аналогичное состояние сознания у человека, вдумчиво текст изучающего (состояние сознания —» текст как его объективация —> состояние сознания).

    Изложение материала в праджня-парамитских текстах тоже далеко от дискурсивной линейности многочисленные повторы и ошеломляющие парадоксы специально предназначены для активного трансформирующего воздействия на психику воспринимающего текст человека В качестве примера такого парадокса можно привести небольшую цитату из «Алмазной сутры»: «Субхути. когда Будда проповедовал праджняпарамиту. то она тогда была не праджня-парамитой Субхути, как ты думаешь, проповедовал ли Татхагата какую-нибудь Дхарму^» Субхути сказал Будде -Нет ничего, что проповедовал бы Татхагата» — «Субхути, как ты думаешь, много ли пылинок в трех тысячах большой тысячи миров^» Субхути сказал «Чрезвычайно много, о Превосходнейший в мире» — «Субхути, о всех пылинках Татхагата проповедовал как о не-пылинках Это и называют пылинками Так Приходящий проповедовал о мирах как о не-мирах Это и называют мирами Субхути, как ты думаешь, можно ли по тридцати двум телесным признакам распознать
    Татхагату?» — «Нет, о Превосходнейший в мире, нельзя по тридцати двум телесным признакам распознать Татхагату И по какой причине^ Татхагата учил о тридцати двух признаках как о не-признаках Это и называют тридцатью двумя признаками».
    В этом фрагменте диалога между Буддой и его учеником Субхути, который, собственно, и образует эту сутру, последовательно проводится одна мысль в опыте мы имеем дело не с реальностью, а с ее н а и м е н о в а н и я м и , то есть ментальными конструктами (викальпа, кальпана), подменяющими для нас реальность как она есть, и эта подлинная реальность незнакова, неописываема, невыразима в слове по своей природе, она запредельна наименованию. А парадоксальность «Сутры сердца праджня-парамиты» выражается в кощунственном для традиционалиста-хинаяниста отрицании реальности Четырех Благородных Истин («нет ни страдания, ни причины страдания, ни прекращения страдания, ни пути»), звеньев цепи причинно-зависимого происхождения — все они «пусты», они «бессамостны», и т п. Чтобы понять, насколько шокирующе звучала эта сутра для буддиста, жившего полтора тысячелетия назад, представьте себе христианский текст, в котором Христос провозглашает, что нет ни Бога ни сатаны, ни ада ни рая, ни греха ни добродетели, и т д.

    «Сутра развязывания узла глубочайшей тайны» (далее — «Сандхинирмочана») сильно выделяется среди всех прочих сутр своей систематичностью и философской содержательностью. Можно даже сказать, что это своеобразная сутра-шастра (а ее содержание к тому же во многом совпадает с содержанием некоторых глав трактата Асанги «Йогачарабхуми шастра»). В этой сутре Будда провозглашает учение о трех поворотах Колеса Учения, заявляя о том, что только учение Третьего Поворота является полным и окончательным (первые два Поворота — учения Хинаяны и махаянская доктрина пустотности сущего) А основным принципом этого нового учения является тезис, согласно которому «все три мира суть только лишь сознание» Далее «Сандхинирмочана» весьма систематично излагает основы учения школы йогачара.
    «Сутра о сошествии на Ланку» («Ланкаватара»), содержащая весьма интересные и глубокие философские пассажи, тоже тесно связана с учением йогачаринов, однако она, в отличие от «Сандхинирмочаны», излагает не только основы классической йогачары, но и несет в себе содержательный пласт, отражающий доктрину Татхагатагарбхи — учения о единой для всех существ природе Будды.
    Десятая глава этой сутры (известная как «Сагатхакам») включает некоторые доктрины, вступающие в противоречие с нормативным буддийским пониманием принципа анатмавады. Она сыграла огромную роль в формировании китайского буддизма, и особенно школы Чань/Дзэн (даже называвшейся первоначально «школой Ланкаватары»).
    Следующая группа «теоретических» сутр связана с доктриной Татхагатагарбхи. октрина Татхагатагарбхи провозглашает, что каждое живое существо по своей природе есть Будда, и эта природа лишь должна быть реализована, переведена из потенциального состояния в актуальное. Вместе с тем Татхагатагарбха есть также синоним реальности как она есть, причем утверждается, что эта реальность наделена неисчислимым количеством благих качеств, противоположных качествам сансары.


    [​IMG]
     
  6. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    А еще:

    [​IMG]

    [​IMG]
     
  7. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    ГЛАВА 5
    КЛАССИЧЕСКАЯ ФИЛОСОФИЯ БУДДИЗМА МАХАЯНЫ: МАДХЬЯМАКА (ШУНЬЯВАДА)

    Говоря о месте и специфике буддийской философии, следует прежде всего отметить следующие обстоятельства.
    Во-первых, буддийская философия никогда не была чисто умозрительной дисциплиной, направленной на поиск истины, ценной как таковая Буддийская философия была органической частью буддийского «проекта», направленного на трансформацию личности и «преобразование» человека из страдающего сансарического существа, управляемого аффектами и влечениями, в свободное и исцеленное от страданий пробужденное (просветленное) существо. Носителями философского дискурса и философского знания в буддизме были практически исключительно члены монашеского сообщества — сангхи В период зрелости и расцвета буддизма в Индии даже существовали монастыри, бывшие одновременно своеобразными философскими факультетами или институтами. В таких монастырях представители интеллектуальной элиты буддийского монашества занимались философией, по существу, как профессиональные мыслители.
    Поскольку главная цель буддийского «проекта» — преобразование сознания, изменение самого его типа (что могло описываться как замена различающего сознания — виджняны, базирующегося на субъектно-объектной дихотомии, «недвойственным» сознанием—гносисом), проблемы психики, сознания и механизмов его функционирования находились в центре внимания буддийских мыслителей с самого возникновения традиции буддийского философствования, всегда в значительной степени бывшего своеобразной «феноменологией» сознания, подчиненной сотериологическим интенциям буддизма. Это особенно заметно в школе йогачара, уже само название которой (практика йоги, ил делание йоги) указывает на то, что сама философия в ней понимается как йога, психопрактика: уже чисто интеллектуальный логически релевантный анализ сознания, его природы и его функционирования ведет через понимание к очищению сознания и освобождению. Поэтому не истины, как правило, искали буддийские мыслители, а путей к духовной свободе.

    Во-вторых, буддийская философия относилась самими буддистами, как это ни парадоксально, к области «искусных средств», «уловок» бодхисаттвы (упая), а не к области мудрости-понимания (праджня) ведь праджня (прежде всего праджня-парамита) состоит в непосредственном интуировании реальности как она есть, но эта реальность невыразима, несемиотична, неописываема и недвойственна, а следовательно, и невербализуема в языке с его грамматическими и понятийными формами, приспособленными лишь к описанию одних иллюзорных ментальных конструктов и проекций (викальпа, кальпана). Философия же, как и любая другая форма развертывания дискурсивного мышления, безусловно является языковой по своей природе. Следовательно, она может способствовать обретению мудрости, но сама не может быть мудростью. Но как средство, ведущее к мудрости, она может быть весьма полезна; так, некоторые тексты утверждают, что философия школы мадхьямака является «лекарством» для людей с развитым чувством «эго», самости и с сильной привязанностью к этому «эго» (поскольку мадхьямака учит принципу пустотности всех дхарм), тогда как философия йогачары как «лекарство» предпочтительнее для людей, привязанных к вещам внешнего мира (поскольку йогачара показывает, что те свойства и качества, которые мы приписываем внешнему миру, на самом деле являются проекциями сознания).

    С каким собственно буддийским термином может быть соотнесено слово «философия»? В санскрите есть несколько слов, которые более или менее совпадают по своим семантическим полям с греческим по происхождению словом «философия». Наиболее важные из них — это тарка (умозрение) и анвикьиики (логический дискурс). Однако в буддизме та форма интеллектуальной деятельности, которая сопоставима с философией и о которой идет речь тогда, когда о буддийской философии говорят специалисты-буддологи, носит имя «Абхидхарма», «мета-Дхарма», «теория Дхармы» (если под Дхармой понимается Учение Будды) или «теория дхарм» (если под дхармой понимать элементарное психофизическое состояние) Видимо, слово «Абхидхарма» предполагало оба истолкования и его многозначность была вполне намеренной.

    Традиционно принято считать, что в рамках буддизма существовало четыре философские школы (две первые — в рамках Хинаяны, вторая пара — в рамках Махаяны)
    вайбхашика (сарвастивада);
    саутрантика;
    мадхьямака (шуньявада);
    йогачара (виджнянавада или виджняптиматра).
    Большинство современных буддологов считает, что к этим четырем школам, или вадам, следует добавить еще пятую — так называемую «теорию Татхагатагарбхи». В Китае и Восточной Азии вообще влияние татхагатагарбхинских идей было не только исключительно сильным, но и формообразующим.

    Поскольку учение «хинаянских» школ прежде всего связано с анализом и классификацией дхарм, без понимания которых, в свою очередь, невозможно понимание и философии Махаяны, в общих чертах опишем классическую «хинаянскую» Абхидхарму, ограничившись лишь самой краткой характеристикой двух философских школ Хинаяны. Для начала дадим определение понятию «дхарма», что, впрочем, очень трудно, и даже такой великий буддолог, как Ф. И. Щербатской, постарался избежать однозначной формулировки.
    Само это слово образовано от санскритского корня dhr — «держать». То есть дхарма — это «держатель», или «носитель». Держатель чего? Своего собственного качества Таким образом, дхарма есть неделимый элемент нашего психофизического опыта, или элементарное психофизическое состояние. Можно ли счесть дхарму субстанцией? Опять-таки нет, причем сразу в силу двух обстоятельств. Во-первых, согласно индийскому пониманию субстанции и субстанциальности, которого, например, придерживалась брахманистская школа ньяя, один из основных идейных оппонентов буддизма, субстанция всегда является носителем множества качеств, связанных с ней разными отношениями, тогда как в буддизме каждая дхарма несет лишь одно качество, свое собственное.
    Во-вторых, индийские субстанциалисты утверждали принцип отличия носителя (субстанции) и несомого акциденции, качества), что выражалось в формуле дхарма—дхармин бхеда, где дхарма — несомое качество, а дхармин — его субстанциальный носитель. Буддизм же утверждает, что дхарма и дхармин тождественны, носитель и несомое им качество совпадают. Есть и третье принципиальное отличие: субстанции брахманистов, как правило, вечны, тогда как дхармы мгновенны.

    Говоря о дхармах, надо отметить. что во многих (хотя не во всех) буддийских школах дхармы рассматриваются, с одной стороны, как дравья cam, элементы, наделенные онтологическим статусом, реальные элементы, а с другой — как праджняпти cam, то есть как только мыслимые или условные, единицы языка описания опыта. Иначе говоря, наш опыт формируется дхармами и сводится к дхармам, но сами дхармы мы также описываем в терминах дхарм.
    Здесь можно привести такой, правда несколько грубый, пример- наша речь состоит из слов, но слова мы описываем тоже при помощи слов.
    Эта особенность понимания буддистами дхарм приблизила их к разрешению так называемого парадокса психических процессов, который европейской психологией стал осознаваться только в XX столетии: мы всегда описываем сознание не в имманентных терминах (терминах, отражающих внутренне присущие ему самому свойства), а в терминах либо внешнего мира, либо другого сознания. Введя понятие дхармы в качестве онтологически релевантного элемента сознания и опыта вообще, а также элемента языка описания сознания (и опыта), буддисты, по существу, нашли один из вариантов имманентного сознанию языка его описания В этом несомненный вклад буддизма в индийскую и мировую философию.
    Таким образом, резюмируя выше сказанное, буддизм смотрит на личность как на только лишь имя, призванное обозначить структурно упорядоченную комбинацию пяти групп несубстанциальных и мгновенных элементарных психофизических состояний — дхарм. Это и есть достаточно строгая формулировка принципа анатмавады («без-я», «без-души»), точнее (по крайней мере, с точки зрения махаянского буддизма), одного из его двух аспектов — «бессущностности личности».
    ... Особняком, однако, стоит дхарма «истина пути»: хотя путь к нирване, равно как и сама нирвана, может быть объектом привязанности, привязанность эта не ведет к присоединению аффектов к данной дхарме, поскольку они не находят в ней опоры.
    Дхармы постоянно возникают и исчезают, заменяясь новыми, но обусловленными предшествующими, дхармами по закону причинно-зависимого происхождения. Эти постоянно возникающие и исчезающие бессубстанциальные дхармы в своей совокупности образуют поток, или континуум, который эмпирически и обнаруживается как «живое существо». Таким образом, любое существо, в том числе и человеческая личность, понимается в буддизме не как неизменная сущность (душа, атман), а как поток постоянно меняющихся элементарных психофизических состояний.
    Онтология буддизма — это онтология бессубстратного процесса.
     
  8. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    Калу Ринпоче. Том III. Тайный буддизм: Глубина Алмазной колесницы

    Полностью - тут:
    http://loveread.me/read_book.php?id=83061&p=1

    [​IMG]


    КАЛУ РИНПОЧЕ
    ТОМ III. ТАЙНЫЙ БУДДИЗМ: ГЛУБИНА АЛМАЗНОЙ КОЛЕСНИЦЫ

    ФУНДАМЕНТ ВАДЖРАЯНЫ
    ОТ МАХАЯНЫ К ВАДЖРАЯНЕ

    ХИНАЯНА

    понимание пустотности субъекта восприятия, или понимание «отсутствия самости личности». прекращаются все мешающие эмоции и ум полностью поглощен пустотой.

    МАХАЯНА

    Великая колесница (санскр. Махаяна) тоже принимает во внимание базовые идеи Малой колесницы, но идет дальше и открывает более широкое измерение:
    к пониманию пустотности субъекта она добавляет понимание пустотности объекта, или «отсутствия самости внешних явлений». Великая колесница учит, что все проявления этого мира – формы, звуки, запахи, вкусы или фактуры, – воспринимаемые органами чувств как подлинно существующие объекты, фактически не содержат в себе реальности. Они порождены умом. Поскольку ум обладает пустотностью, они тоже непременно ею обладают. Отсюда следует вывод, что «внутренний» ум пуст сам по себе, и «внешние» явления тоже пусты.
    Видя, что все живущие не понимают пустоту и полагают, что «я» и «другие» разделены (хотя в истинной реальности нет ни «я», ни «других»), и потому блуждают в цикле существования, такой практикующий развивает бесконечное сочувствие. Оно мотивирует принимать на себя страдания и завесы всех существ, а взамен отдавать им свое счастье и свою позитивную карму. Полагаясь на единство пустоты и сочувствия, последователи Махаяны практикуют шесть парамит, или освобождающих действий: щедрость, разумное поведение, терпение, радостное усилие, медитацию и мудрость. Они упражняются в этих действиях по много кальп, очищаясь и накапливая заслугу и мудрость, пока не достигнут полного Просветления, состояния Будды.

    ВАДЖРАЯНА

    Ваджраяна, Алмазная колесница, сохраняет основы Малой и Великой колесниц – обязательства никому не вредить и помогать другим, а также понимание пустотности субъекта и объекта. Она применяет особенно эффективные методы постижения – две фазы медитации, развитие и завершение. Фаза развития, применяющая искусные средства, сравнивается с луком, а фаза завершения, применяющая мудрость, – со стрелой. Тетива лука придает стреле ускорение, с которым та летит к цели.
    Ваджраяна полагает, что все изначально чисто. Состояние обычного существа – это только отсутствие постижения этой чистоты. Поэтому шесть миров сансары, когда их изначальная чистота полностью постигнута и проявлена, предстают как шесть Чистых стран Будд.
    Когда ум не сознает своей чистоты, все проявления воспринимаются как сансара. Когда чистота распознается, все является нирваной. Цель методов Ваджраяны – преобразовать восприятие из нечистого в чистое.

    ПРИНЦИПЫ И МЕТОДЫ
    ЗА ПРЕДЕЛАМИ СУЩЕСТВОВАНИЯ САМОГО ПО СЕБЕ

    Невозможно достичь пробуждения до тех пор, пока мы считаем реально существующими свое тело и проявленный мир. Предположение о материальном существовании явлений неверно. Вот почему в фазе развития практикующий медитирует на внешний мир как на Чистую страну, представляя его в виде небесного дворца, а самого себя и всех существ – в виде Йидамов. В медитации нет ничего, что можно бы считать материально существующим; здесь мы смотрим на все как на невещественный союз проявления и пустоты.
    Пустотный ум подобен океану, а мысли и чувства – волнам, что непрерывно вздымаются и опадают на его поверхности.
    Точно так же мы придаем реальность внешним звукам, которые формируются от соприкосновения четырех элементов, и внутренним звукам – голосам всех существ. По этой причине звуки интерпретируются как приятные или неприятные, как источник удовольствия, страха или раздражения. В фазе развития все звуки считаются мантрой. Не имея собственной реальности, они являются союзом звука и пустоты.
    Ум сам по себе пуст. Из него возникают разнообразные мысли и эмоции. Они пусты, как и ум, который их производит, и тем не менее мы полагаем, что у них есть какая-то отдельная сущность. Пустотный ум подобен океану, а мысли и чувства – волнам, что непрерывно вздымаются и опадают на его поверхности.
    Ошибочно воспринимая это как реальность, мы с безначальных времен блуждаем в цикле обусловленного существования. Когда ученик успешно обретет это постижение, волны ума вольются в безграничное пространство изначального высшего знания. Это называется Махамудра или Маха-ати, союз знания и пустоты; к этому ведет фаза завершения.

    ПОСВЯЩЕНИЕ
    Смена отождествления

    Посвящение – лишь начальная точка; за ним должна следовать правильная практика. Очень трудно непосредственно переживать пустоту тела, речи и ума. Поэтому Ваджраяна применяет искусные средства. Во время медитации отождествление с обычным телом ослабевает: практикующий сливается с Йидамом, которого визуализирует. Он больше не думает: «Я являюсь таким-то и таким-то человеком», – теперь он отождествляется, например, с Авалокитешварой (Ченрезиг, Любящие Глаза), видит себя в его форме, одеждах и украшениях. Представление о своем теле как материальном сменяется пониманием, что тело есть союз проявления и пустоты, подобный радуге, отражению в зеркале или образу луны в воде. Точно так же при помощи мантр речь воспринимается как союз звука и пустоты. Наконец, любая умственная деятельность становится союзом знания и пустоты – Махамудрой. Эти техники эффективны, поскольку ум обладает силой становиться тем, чем он желает быть.

    ЙИДАМЫ, ЧИСТОЕ ПРОЯВЛЕНИЕ

    Часто люди задают вопрос, до какой степени Йидамы существуют. Йидамы есть на самом деле, но их существование отличается от нашего, поскольку не обусловлено кармой.
    Например, Авалокитешвара – это эманация сочувствия всех Будд, возникающая ради того, чтобы помогать всем существам. Это проявление изначально совершенно чистое, в нем ничто ни в коей мере не вызвано кармическими причинами – ни белый цвет, ни лотос в левой руке, ни четки в правой, ни иные характеристики. Различные черты и атрибуты Авалокитешвары суть лишь выражение сочувствия.
    Например, два глаза этого Бодхисаттвы означают, что он обладает совершенной мудростью и совершенным сочувствием. Одним глазом он видит все явления в цикле обусловленного существования и за его пределами (в сансаре и в нирване), и потому знает их природу. Обладая также оком сочувствия, он неизменно смотрит с любовью на всех и каждого. Шелка и драгоценные украшения указывают на то, что он наделен всеми качествами Пробуждения.

    СИЛА ТРАНСФОРМАЦИИ

    Если все страдание и трудности мы уподобим тыльной стороне ладони, а Просветление – передней, то в Ваджраяне мы просто переворачиваем ладонь.
    Полагая, что Просветления невозможно достичь, пока в уме сохраняются неочищенные компоненты нашей личности, Ваджраяна предлагает систему, позволяющую преобразовать нечистое в чистое.
    Тело становится чистой формой Йидама, единством проявления и пустоты. Речь становится мантрой, чистым словом, единством звука и пустоты. Ум становится пятью видами мудрости, единством знания и пустоты.
    Все явления суть продукты ума. Поэтому, если развить достаточное мастерство владения умом, явления можно преобразовать, или трансформировать. Ваджраяна использует эту силу трансформации, чтобы прийти от обыденного к чистому.
    Все явления суть продукты ума; если тренироваться, можно научиться их трансформировать.

    ВАЖНОСТЬ ЛАМЫ

    Тибетский термин «лама» состоит из двух слогов, каждый из которых несет определенный смысл. «Ла» означает «высший», «непревзойденный». Лама – наивысшее существо. «Ма» означает «мать»; Учитель взирает на всех существ, как мать на своего единственного ребенка. Для ученика коренной Мастер важнее всех Будд. Если на пути к Просветлению полагаться только на Будд, такой путь займет много времени. Но сказано, что если из глубины своего сердца обращаешься к Ламе, то Просветления достигнешь очень скоро. Доброта Будд и Бодхисаттв подобна сиянию солнца. Даже в самый жаркий сезон солнечные лучи не подожгут листок бумаги, но, если использовать стеклянную лупу, бумага быстро загорится. Ваджраяна заключается в том, что мы помещаем лупу благословения Ламы между добротой Будд и Бодхисаттв и умом учеников.
    В Тибете есть история одного просветленного по имени Лекьи Репа. Шесть месяцев он непрерывно призывал своего Ламу, и лишь благодаря этому обрел постижение Махамудры и другие необычайные силы – например, способность проходить сквозь скалы. Выполняя практику Йидама, мы должны всегда помнить, что все Будда-формы неотделимы от коренного Учителя. Так мы получим благословение и Йидама, и Ламы, и быстро обретем Освобождение.

    ИМЯ ВАДЖРАДХАРЫ

    Передавая тантры, Будда принимал форму Ваджрадхары (тиб. Дордже Чанг). Это имя переводится как «Держатель Алмаза». Алмаз (санскр. ваджра), выражая собой стабильность и неразрушимость, относится к контексту постижения пустоты, неразрушимого по своей природе. «Дхара», «держатель», означает, что Будда полностью обладает этим постижением. Ваджрадхара изображается держащим в скрещенных у сердца руках колокольчик, символ понимания пустоты, и ваджру, символ искусных средств, используемых для того, чтобы помогать существам приходить к этому пониманию. Вот почему его также называют «Союз мудрости и метода».

    КОНТЕКСТ ТАНТР

    Необходимо также принимать во внимание разнообразие личных устремлений и менталитетов. Возьмем в пример большой ресторан. Теоретически всего одно какое-нибудь блюдо могло бы утолить голод всех гостей. Мало наполнить желудок – нужно также удовлетворить вкус человека. Вот почему рестораны предлагают целые списки разных яств. Даже в одной семье дети любят разную еду. Во всех областях у каждого человека свои предпочтения, вкусы и склонности, и то же самое касается сферы духовного. Учение должно принимать в расчет уровни зрелости учеников и их индивидуальные особенности.

    МОТИВАЦИЯ

    Ваджраяна полагает, что все существа уже просветлены, хотя и не сознают своей просветленности. Что же тогда считать настоящим объектом для сочувствия? Здесь – это неведение. Мы видим, что существа страдают из-за того, что не видят истинного состояния вещей и не сознают своей просветленности, и желаем им удалить эту завесу.

    РАЗЛИЧНЫЕ ВЗГЛЯДЫ

    Колесница «Слушателей», или первый уровень Хинаяны, приводит к постижению «отсутствия самости личности» благодаря тому, что ум покоится в пустотности «я» во время медитаций. Колесница «Будд-одиночек» к постижению пустотности личности добавляет частичное понимание пустотности внешних явлений.
    Колесница Бодхисаттв в рамках Махаяны утверждает, что все вещи суть лишь выражения, или продукты, ума. Явления не обладают собственной отдельной реальностью, и в этом они подобны событиям во сне.
    Ваджраяна в нескольких базовых тезисах обобщает идею о том, что все проявленное имеет природу сна. В частности, это изложено в Сутре сердца Праджняпарамиты: «Форма есть пустота. Пустота есть форма. Нет формы помимо пустоты, нет пустоты помимо формы». Это согласуется с Махаяной и Ваджраяной. Тем не менее Ваджраяна идет дальше, утверждая:
    «Ум сам по себе изначально является Состоянием истины.
    Проявления суть сияние Состояния истины».
    Ваджраяна учит о единстве ума и явлений. Пустотность постигается в этом единстве.
     
  9. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    РАЗЛИЧНЫЕ КЛАССИФИКАЦИИ
    Школа Сарма предлагает подразделять тантры на четыре класса: крийя, чарья, йога и ануттара-йога.
    Школа Ньингма использует шесть классов. Первые три соответствуют первым трем классам, упоминаемым в Сарме, – так называемым «низшим» тантрам, а три последних относятся к разряду «высших», подобно ануттара-йоге. Вот эти шесть классов:
    • крийя тантра;
    • чарья тантра;
    • йога тантра;
    • махайога тантра;
    • ануйога тантра;
    • атийога тантра.

    ЕДИНСТВО ВНЕ ОБОЗНАЧЕНИЙ

    Несмотря на различия в технических терминах, все учения представляют собой великое единство. Дело не только в том, что первые три класса тантр совпадают во всех школах. Ануттара-тантра традиции Сарма тоже содержит три секции, примерно соответствующие трем высшим колесницам в классификации Ньингмы. Это Отцовские тантры, делающие акцент на искусных средствах; Материнские тантры, делающие акцент на мудрости; и Недвойственные тантры, сочетающие в себе и то и другое.

    СВЯЩЕННЫЕ ОБЯЗАТЕЛЬСТВА ВАДЖРАЯНЫ
    .... В тех же текстах сказано, что для соблюдения всех этих 10 миллионов обязательств достаточно полностью отождествлять свои тело, речь и ум с телом, речью и умом Йидама. Это значит, что все наши обеты чисты в том случае, когда мы сливаемся телом с формой Йидама, поизносим его мантру и на уровне ума сохраняем медитационное погружение.

    КАК АТИША ХРАНИЛ СВОИ ОБЕТЫ

    ...Атиша объяснил: «Алмазная колесница содержит искусные средства, рожденные сочувствием Будды. Они позволяют нам практиковать, несмотря на все неизбежные нарушения или повреждения обетов самайя. Например, если мы хотя бы раз в день произносим 21 мантру Ваджрасаттвы (тиб. Дордже Семпа, Алмазный Ум), то все нарушенные обещания очищаются, а эффективность Ваджраяны сохраняется».

    ВИДЫ БАРДО

    Существует классификация бардо, включающая шесть состояний – хотя фундаментальная идея в них одна и та же. Вот эти шесть:
    • бардо этой жизни (от рождения до смерти);
    • бардо сна;
    • бардо умирания;
    • бардо подлинной природы;
    • бардо становления;
    • бардо созревания (плода).
    В контексте медитационного пути упоминается также период от начала до конца медитационной сессии – его называют бардо концентрации. Если мы включаем этот вид в классификацию, то последний вид, бардо созревания, становится частью первого – бардо этой жизни.

    БАРДО ЭТОЙ ЖИЗНИ (ОТ РОЖДЕНИЯ ДО СМЕРТИ)

    Как сказал Будда, «В лучшем случае это существование есть сосуд для Освобождения.
    В худшем – это страдание и муки для мира;
    Эта жизнь – слуга и добра, и зла».


    ШИРОКОЕ ДОВЕРИЕ И СОЧУВСТВИЕ

    Доверие должно быть обширным. Благоприятно думать: «Моя духовная традиция и мой мастер хороши». Если при этом мы не питаем уважения к другим традициям и мастерам, то наше доверие, на самом деле, невелико; его можно сравнить с огоньком свечи. Но доверие, сосредоточенное на нашем Ламе и нашей линии преемственности и все же не исключающее других мастеров и школ, считается подобным свету солнца и луны.
    Как сказал Будда, «Без доверия люди
    Не обретут благих качеств.
    Разве зеленый побег
    Вырастет из обожженного семени?»

    Можно сажать сколько угодно обожженных семян, и ни одно из них не даст ростков. Так и Просветления не достичь без доверия. И сочувствие тоже необходимо на этом пути. Все Будды прошлого и настоящего обретали и обретают пробужденное состояние благодаря тому, что опираются на сочувствие. И в будущем бесчисленные существа тоже станут Буддами, поскольку разовьют великое сочувствие.
    Если у человека есть доверие и сочувствие, то, даже при отсутствии познаний в Дхарме и возможностей практиковать, однажды он прекратит блуждать в цикле обусловленного существования. Просветление будет достигнуто.

    Если мы всерьез беремся за медитацию, то первый шаг – это успокоение ума (шаматха, шинэ). В обычном состоянии наш ум не спокоен и не успокаивается сам собой ни на мгновение. Шинэ призвано освободить нас от влияния мыслей и противоречивых чувств, а затем дать возможность без рассеянности поддерживать умственную концентрацию. Чем больше мы развиваем эту способность ума, тем ярче проявляются положительные результаты, как физические, так и умственные. После смерти мы переродимся в высоких сферах. Вот какую пользу несет всего-навсего одна способность сохранять покой ума.
    После обретения определенной ступени шинэ человек постепенно подходит к проникающему видению (випашьяна, лхагтонг), которое позволяет непосредственно смотреть на естественное состояние ума.

    Иллюзорное тело

    Обратившись к Шести йогам Наропы, мы обнаружим, что, когда человек практикует йогу иллюзорного тела, он учится воспринимать все явления, возникающие в бардо этой жизни, от рождения до смерти, как волшебную иллюзию, как сон, радугу или отражение луны в воде. Иными словами, все, что возникает, лишено собственной реальности, это лишь проявление самого ума. Такая медитация, доведенная до совершенства, позволяет совершать чудеса. Например, такие йогины, как Миларепа, могли летать или сидеть в воздухе, проходить сквозь скалу, превращать свое тело в воду или огонь, и так далее. Эти способности проявляются благодаря постижению иллюзорности всех вещей обусловленного мира.

    Бардо умирания
    Растворение элементов


    В момент смерти, какова бы ни была ее причина, первоэлементы тела и ума поглощают друг друга. Этот процесс вызывает различные физические изменения, связанные с умственными ощущениями.
    Когда первоэлемент земли поглощается первоэлементом воды, внешне это проявляется так, будто умирающий не может ни выпрямить, ни согнуть конечности. Появляется внутреннее ощущение, будто его придавило чем-то очень тяжелым – скалой или горой.
    Когда первоэлемент воды поглощается первоэлементом огня, на внешнем уровне у человека пересыхают рот и нос. Внутренне он чувствует, будто тонет или уносится течением реки.
    Когда первоэлемент огня поглощается первоэлементом воздуха, тело холодеет, начиная от кончиков пальцев рук и ног. Внутренне при этом ощущается невыносимый жар, как будто оказываешься в топке или в горящем доме.
    Когда первоэлемент воздуха поглощается индивидуальным сознанием, дыхание затрудняется, периодически пропадает то на вдохе, то на выдохе, и умирающий ловит ртом воздух. На внутреннем уровне у него возникает ощущение, будто его уносит воздушная буря.
    Одновременно с этими поглощениями постепенно перестают функционировать органы чувств. Глаза прекращают видеть, уши – слышать, нос более не воспринимает запахов, язык не ощущает вкусов, а кожа не осязает.
    Если мы осознаем, что умираем, что смерть близка и неизбежна, именно сейчас нужно применять технику пховы, которую мы изучили ранее при жизни. Еще больше пользы будет, если нам поможет в этой практике квалифицированный лама.

    Бардо подлинной природы
    Поглощение капель энергии


    Если невозможно сделать пхову непосредственно во время поглощения первоэлементов, индивидуальное сознание растворяется в пустоте в три этапа.
    Во-первых, белая, мужская капля энергии опускается к сердцу от макушки головы. Умирающий переживает белый свет, подобный лунному. В это время прекращаются тридцать три формы желания и привязанности.
    Во-вторых, красная, женская капля энергии поднимается к сердцу от тайного места. Умирающий чувствует красное сияние, и одновременно перестают существовать сорок форм гнева и неприязни.
    Пока движутся эти две капли, человек, чья практика была хорошей, может освободиться в блаженстве и пустоте.
    В-третьих, когда капли встречаются и сливаются в сердечном центре, ум обычно проваливается в полную бессознательность, в черноту, и это состояние длится три с половиной дня.

    Если у человека есть опыт ясного света и Махамудры, то потери сознания не произойдет; вместо этого раскроется природа ума во всей своей ясности – как будто в комнате, где обычно было темно, зажгли яркий светильник. В некоторых текстах это сравнивается с днем полнолуния, когда луна заходит за горизонт с восходом солнца. Оба светила сияют одновременно. Ясность ума не прекращается, но лучится особенно ярко. Ум тогда переживает исключительно интенсивный и мощный свет; он может сохраняться на протяжении нескольких дней и дает возможность обрести состояние Будды.
    Абсолютная природа ума, которая сейчас перед нами предстала, называется «ясный свет как основа». Переживания, достигаемые в практике Махамудры или йоги ясного света, называются «ясный свет как путь» или «дочерний ясный свет». Наконец, тот ясный свет, что проявляется в момент смерти, зовется «ясный свет как результат» или «материнский ясный свет». Говорят, что, когда «мать» сливается с «дочерью», становится возможным Освобождение.
    Если человек не способен распознать ясный свет, наступает вторая фаза – бардо подлинной природы самой по себе. Позже сознание снова начинает функционировать, производит лучи или формы из света, проявляющиеся как аспекты Йидамов.

    Постижение становится полным; все Чистые страны проявляются сами собой, возникая из ясного света ума.

    Обретение пробуждения

    В следующие мгновения после поглощений практика Махамудры или ясного света дает возможность достичь Освобождения. В это время ум, не отвлекаясь, покоится в пустоте, ясности и знании, вне загрязнений, которые обычно присутствуют в нем.
    На исходе этих трех с половиной дней вопрос о переносе сознания в Чистую страну уже не имеет значения. Постижение становится полным; все Чистые страны проявляются сами собой, возникая из ясного света ума. Из трех аспектов ума появляются три Будда-состояния: из пустоты – Дхармакайя, Состояние истины; из ясности – Самбхогакайя, Состояние радости; из беспрепятственного знания, тоже ясного и пустого – Нирманакайя, Состояние излучения.
    Поскольку естественное бытие ума по своей природе является также великим блаженством, появляется четвертое состояние – Свабхавикакайя, Состояние сущности. Поскольку реализованы эти четыре состояния и пять видов мудрости, достигается Просветление.

    Ясный свет или тьма

    Когда заканчивается бардо момента смерти, ум входит в посмертное состояние, которое начинается периодом полной бессознательности – это «бардо подлинной природы самой по себе». Тогда чрезвычайно полезна практика Махамудры, а также одна из Шести йог Наропы – йога ясного света. Этот вид бардо сравнивают с закатом солнца и наступающей после него темной ночью. Применить в это время медитацию Махамудры или ясного света – все равно что зажечь в полной темноте небывало яркий свет. Тогда ум пребывает в обостренном и пустом осознавании. Однако в большинстве случаев наступает трехдневный период бессознательности.

    Появление Йидамов

    Затем опять начинает действовать сознание, как будто сон остался позади. Это пробуждение сознания можно считать завершением «бардо подлинной природы самой по себе». Именно тогда проявляются 42 мирных и 58 грозных Йидамов. Если у нас не было духовной практики, мы начнем ощущать привязанность к мирным формам и неприязнь к грозным. Из-за этих двойственный чувств видения Йидамов прекращаются, и умерший вступает в «бардо становления».
    Если же человек при жизни получал посвящение в йогу бардо, обладал доверием и практиковал фазу развития, то появление Йидамов воспринимается как встреча с близкими. Умерший узнает Йидамов и радуется. Это возможность освободиться из бардо.
    Далее есть три вероятных пути:
    • наивысший: ум сливается с Йидамами и достигается полное Просветление;
    • средний: сознание переходит в Страну блаженства или иную Чистую страну;
    • низкий: ум устремляется к благоприятному человеческому рождению или к миру богов, в котором возможна практика Дхармы (например, небо Тушита). Это освобождение становится возможным за счет сочетания трех элементов: 1) естественной силы ума, 2) силы скрытой обусловленности, 3) благословения, которое содержится в Йидамах и в посвящении.

    Проявление мирных и грозных Йидамов – не внешнее явление, а выражение самой динамики истинной природы ума, татхагатагарбхи. При жизни эти Йидамы содержатся в нашем теле. 42 мирных формы находятся в «чакре явлений», расположенной в сердце. 58 грозных форм находятся в «чакре великого блаженства», расположенной в макушке головы.
    Сердечная чакра носит название «чакра явлений», потому что в ней восемь спиц, поддерживающих опыт восьми сознаний. Таким образом, с ней связаны все проявления сансары и нирваны.
    Верхняя же чакра называется чакрой высшего блаженства потому, что в ней берет начало блаженство тела и ума.
    В бардо подлинной природы самой по себе из-за двойственного цепляния к «я и не я» Йидамы, которые суть не что иное, как сияние чистого ума, принимаются за внешние явления, и крайне интенсивное сияние их форм вызывает невыносимый страх.

    Бардо становления

    Бардо становления начинается после того, как заканчивается бардо подлинной природы самой по себе и растворяются Йидамы. Этот период напоминает сновидения. Возникают всевозможные картины, которые ум оценивает как приятные или неприятные. Если человек при жизни совершал много полезных поступков, его посещают теперь радостные видения, а тот, кто причинял существам много страданий, переживает страх, тревогу и боль.

    Возвращение в предыдущую жизнь

    Первая фаза бардо становления отмечена многими переживаниями, связанными с предыдущей жизнью. Обычно мы привязаны к месту, в котором жили, к семье и занятиям. Сила этих привязанностей приводит сознание умершего в родные места, где можно увидеть близких и привычные вещи. Иногда он испытывает глубокое отчаяние, вплоть до обморока, или вдруг понимает, что мертв. Испуг и потрясение от этого так велики, что он снова теряет сознание и переживает лишь краткие вспышки света и сияющие точки. Это своего рода «малая смерть», случающаяся в бардо каждую неделю. Или это может произойти, когда он увидит собственный труп. Это причиняет ему жестокую боль.
    Период, когда умерший пробует вернуться туда, где жил, длится неделю или две; это первая фаза бардо становления. Это можно использовать позитивно; например, если при жизни мы медитировали на Чистую Страну блаженства, теперь мы можем туда уйти. Если наш ум подготовлен медитациями и пожеланиями, то теперь, когда мы осознали, что наверняка мертвы, мы не поддадимся панике и скажем себе: «Теперь я наконец-то могу отправиться в Страну блаженства!» Тогда мы призовем Амитабху или Авалокитешвару, и они появятся, сияя, словно восходящее солнце. Наполненные ясностью, покоем и радостью, мы отправимся в Чистую землю Амитабхи, чтобы там переродиться.

    Явления, возникающие в бардо становления, не имеют реальности. это всего лишь проекции ума.
    В будущую жизнь

    Для тех, кто не может воспользоваться этой возможностью, бардо продолжается, и после второй или третьей недели связи с прошлой жизнью становятся все слабее. Умерший все больше воспринимает явления в соответствии со следующей жизнью. Сила двойственных чувств, привязанности и отталкивания, заставляет сознание войти в утробу матери.
    Обычно бардо становления длится 49 дней, хотя оно может быть и короче, и длиннее. Йоги Наропы содержат наставления о том, как достичь Освобождения и в первой фазе, и во второй.

    Явления, возникающие в бардо становления, не имеют реальности. Это всего лишь проекции ума. Они нигде не существуют. Это состояние очень похоже на сон, но все же отличается от него – тем, что каждая мысль, возникающая в уме, тут же приобретает черты реальности. Во время первой фазы бардо становления особенно полезной становится практика Авалокитешвары, которую человек выполнял при жизни. Если он осознал, что находится в бардо, он может использовать то, чему научился, при помощи воображения. Внешняя вселенная визуализируется как Страна блаженства. Все существа – это формы Авалокитешвары, чье тело является единством проявления и пустоты. Все звуки, подобные эху – это мантра, единство звука и пустоты. Все мысли – это единство осознавания и пустоты. Человек, который знает, как медитировать, может в этой фазе освободиться из бардо.
    На следующей стадии бардо становления, когда приближается новое рождение, если т покойный при жизни практиковал наставления, относящиеся к йоге бардо, он сможет представить себе будущих родителей в формах Йидамов в союзе. Это позволит в следующем рождении обрести связь с Дхармой в благоприятных условиях для практики Ваджраяны.

    Перерождение тулку

    У великих существ, называемых тулку, процесс зачатия, внутриутробного созревания и рождения происходит не так, как у обычных людей. В зависимости от уровня постижения, тулку имеют различные возможности. В тайном жизнеописании Третьего Кармапы Рангджунга Дордже говорится, что его осознавание ни разу не прервалось: ни во время умирания, ни после него, ни при зачатии, ни при внутриутробном развитии, ни при родах. На тханках Рангджунг Дордже изображается сидящим в лотосе; это означает, что он родился свободным от завес, покрывающих обычное рождение.

    Во время бардо становления для блага умершего другой человек может читать вслух Бардо Тхёдрол. Однако более полезным будет, если читающий объединит три условия:1) Он должен быть монахом, тщательно соблюдающим свои обеты. 2) Он должен руководствоваться подлинной бодхичиттой, то есть Просветленным настроем, и действовать из любви и сочувствия. 3) Он должен делать это в состоянии медитации.

    Цикл состояний бардо

    Начиная с момента зачатия, мы снова переживаем бардо развития плода; за ним следует бардо жизни, от рождения до смерти, в сочетании с бардо сновидения; затем мы вступаем в бардо умирания, и так далее. Этот цикл повторяется, пока мы не достигнем Освобождения. Это состояние можно обрести в любом из бардо, но методы, делающие его возможным, следует применять сейчас, в бардо этой жизни.
    Приятные, болезненные, пугающие или привлекательные переживания, сопровождающие смерть, бардо, созревание плода и перерождение зависят от кармы прошлых жизней. То, как будет происходить наше умирание, зависит в большой мере от того, что мы делали в этой жизни.
    Когда существо перерождается, начинается бардо жизни от рождения до смерти. Этот непрерывный цикл последовательных состояний бардо образует рамку сансарического существования. Это подробно объясняется в таких текстах, как «Драгоценное украшение Освобождения» Гампопы, «Последовательный путь трех классов существ» Таранатхи или «Светоч уверенности» Конгтрула Лодрё Тхае. Хорошо не только изучать эти тексты, но и погружаться в них, обретая ясное и точное видение нашей ситуации в сансаре. Недостаточно просто прочесть, что страдание сансары бесконечно; необходимо также понимать и видеть это, размышлять над этим.
     
  10. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    [​IMG]



    Шесть йог Наропы


    Туммо

    Первая из Шести йог – туммо, йога внутреннего тепла. Она основана на том принципе, что наше тело на тайном уровне складывается из каналов (санскр. нади), энергии (санскр. прана) и капель (санскр. бинду), составляющих материальную опору для ума. Воздействуя на опору, практикующий воздействует на сам ум. Между умом и этой системой тонких энергий существует постоянное взаимодействие. Наставления по практике туммо касаются работы с нади, праной и бинду.
    Результаты туммо проявляются на двух планах. Во-первых, в теле появляется полезное тепло. На уровне ума это тепло связано с ощущением блаженства, которое само по себе раскрывается в переживании пустоты, вследствие чего практикующий обретает постижение Махамудры, блаженства, пустоты и отсутствия мышления.
    Часто проводится различие между Махамудрой, как «путем освобождения», и Шестью йогами, как «путем искусных средств». Не стоит видеть эти два пути как отдельные друг от друга. Шесть йог – это глубокие методы для быстрого приближения к Махамудре. Именно с этой точки зрения преподается туммо, как средство достижения опыта блаженства-пустоты изначального осознавания.

    Иллюзорное тело

    Сейчас мы верим, что мир реален. Мы полагаем, что «я» и «другие» действительно существуют, что все переживания счастья и страданий тоже реальны. Это глубоко в нас укоренено. Упражнение, называемое йогой иллюзорного тела, предполагает, что нужно смотреть на явления как на волшебную иллюзию, мираж, отражение луны в воде или радугу.
    Есть 12 традиционных сравнений, иллюстрирующих нереальность явлений.
    если видеть все явления как иллюзорные, обретается совершенство в иллюзорной практике, ведущей к иллюзорному освобождению. Вещи не являются реальными в абсолютном смысле этого слова. Подобно сумасшедшему, видящему плоды своего воображения, мы сами наделяем явления реальностью, которой они не обладают.

    Сновидение

    Видя сны, мы считаем настоящим все, что в них происходит, – это такое же чувство реальности, как и в состоянии бодрствования. Такими же настоящими кажутся нам наши реакции – радость, страх, страдания и все прочее. Инструкции, предлагаемые для йоги сновидений, прежде всего позволяют во сне понять, что мы просто видим сон, и осознать, что все воспринимаемое в процессе сна – это лишь движения ума, не имеющие физической реальности. Затем практикующий может еще усилить контроль над сновидениями, умножая их или перемещаясь в них. Например, можно переноситься в Страну блаженства, встречаться с Буддами или совершать различные чудеса. Те, кто искусно владеют умом во сне, могут распространить это умение на состояние бодрствования. Открыв, что в обычной жизни наше восприятие по сути не отличается от восприятия во сне, можно совершать любые чудеса.

    Наставления по йоге сновидений чрезвычайно глубоки, но человеку, у которого есть необходимые качества, легко будет получить эту практику.
    Проявления, встречаемые нами в состоянии бодрствования, иллюзорны, хотя мы считаем их реальными. Они являются основой больших страданий, но мы полагаем, что они принесут счастье. Они изменчивы, однако мы ожидаем от них постоянства. Каждую ночь у нас бывают сновидения, к которым мы относимся точно так же: хотя они иллюзорны, мы этого не сознаем и верим в их реальность. Хотя они мимолетны, мы верим в то, что из них состоит неизменный мир.
    По этим причинам в сновидениях мы переживаем огромное многообразие приятных или трудных ситуаций, заставляющих нас радоваться или страдать. Например, во время ночных кошмаров у нас появляется самый настоящий страх. Откуда такие реакции? Просто мы уверены, что сон в момент своего появления является некой осязаемой реальностью. Однако этих «кошмарных» проявлений нигде не найти. Невозможно найти на карте место из нашего сна, поскольку оно не существует где-либо вне нашего ума.

    Благодаря благословению и наставлениям, относящимся к йоге сновидения, мы можем непосредственно во время сна распознать, что явления во сне суть лишь проекции нашего ума, не имеющие никакой собственной реальности. От этого они теряют силу своего влияния. При таком понимании сна сознание того, что все переживаемое есть лишь проявление, созданное нашим умом, все становится возможным – полеты в воздухе, визиты в Чистые страны, путешествия в иные миры. Можно даже создавать свои собственные копии – десять, сто или сколько угодно.
    Когда способность осознавать иллюзорную природу сна становится в нашем уме достаточно сильной, ее можно применять к восприятию явлений в состоянии пробуждения. Тогда обретается способность делать все удивительные вещи, какие делали Миларепа или Кхьюнгпо Налджор. Это свершение, достигнутое во сне и в состоянии пробуждения, позволяет быстро двигаться к Просветлению.

    Ясный свет

    Когда мы проваливаемся в глубокий сон без сновидений, мы находимся в полной темноте, без какого-либо осознавания того, что происходит. Благодаря практике ясного света, в эти темные периоды, будь то сразу после засыпания или между сновидениями, неведение замещается знанием, и ум покоится в состоянии открытости и ясности. Говорится, что человек, который в течение жизни хотя бы семь раз покоился в ясном свете, наверняка обретет Освобождение в первой фазе бардо, похожей на глубокий сон. Марпа говорил, что, когда ум спит, этот сон может быть медитацией, и добавлял, что у него есть наставления ясного света, позволяющие осуществить это превращение.

    Пхова, выброс сознания

    Тибетское слово «пхова» несет в себе смысл перехода из одного места в другое. Например, его переводят как «переход» или «переезд». В контексте Шести йог так называют технику, которая используется в момент умирания и позволяет человеку покинуть шесть миров сансары и отправиться в сферу чистых проявлений – Страну блаженства. Тот, кто умеет применять эту медитацию, может перейти куда пожелает, в нужный момент направляя свои мысли на одну из Чистых стран.

    Бардо

    После смерти, в период, называемый «бардо становления», возникает множество явлений, которые, будучи продуктами самого ума, вовсе не распознаются как таковые. Умерший сам не знает, что находится в бардо, и проходит через всевозможные переживания. Когда же он понимает, что умер, это открытие вызывает столько страдания и страха, что его ум проваливается в бессознательное состояние. Но если человек практиковал те наставления, что содержатся в йоге бардо, он немедленно осознает, что находится в промежуточном состоянии, и начнет применять верные методы, ведущие к полному Освобождению. И даже если он не сумеет использовать эти техники, остается способность свободно перемещаться в бардо, переноситься в Страну блаженства или иные Чистые страны. Инструкции по йоге бардо открывают много возможностей.

    Чистая страна блаженства

    Махаяна выработала понятие Чистой страны, которого не существовало в Хинаяне. Оно близко к понятию рая, но отличается тем, что Чистых стран много. Созданные разными Буддами, Чистые страны представляют собой воплощение обещаний этих Будд приносить пользу многим существам. Страна блаженства (санскр. Сукхавати, тиб. Девачен), созданная Буддой Амитабхой, привлекает большинство буддистов не только в Тибете, но также в Китае и Японии. Чистые страны можно описывать на разных уровнях. Здесь Калу Ринпоче предлагает наиболее простой взгляд.

    Иное временное измерение

    Это Чистая страна, в которой все проявления пяти элементов и все сенсорные впечатления воспринимаются как радость, удовольствие и красота. Вещи и существа имеют лучезарное нематериальное качество, а тело Амитабхи излучает свет более яркий, чем свет солнца и луны. Там все время светло, как днем, но все же можно отличить день от ночи: днем цветы раскрыты, а на ночь они закрываются.

    Рождение в лотосе

    Переродиться в Стране блаженства можно лишь после определенной подготовки, которая выполняется в этой жизни. Необходимо получить посвящение Амитабхи или Авалокитешвары (тиб. Ченрезиг), произносить их мантры, делать пожелания и призывания. Так ум приобретает ориентацию, которая, когда мы окажемся в бардо, поможет нам осознать, что мы умерли, и увидеть Амитабху, идущего нам навстречу Мы узнаем его и вспомним пожелание о перерождении в Чистой стране. Одной этой мысли будет достаточно для того, чтобы мы немедленно туда попали.
    Бардо закончится, и мы тут же спонтанно родимся в Стране блаженства. Мы появимся на цветке лотоса в молодом, но полностью сформировавшемся теле и прекрасных одеяниях. Лотос откроется, мы увидим Амитабху со свитой и обретем первую ступень Бодхисаттвы. Это отсечет любую возможность рождаться в шести мирах под влиянием кармы, а также значительно увеличит способности ума.

    Соединение четырех факторов

    Обобщенно говоря, для перерождения в Стране блаженства необходимо сочетание четырех факторов:
    1) Опора. Это означает, что внутренне нужно представить себе поле заслуги – Страну блаженства как красивое и приятное место. Посередине находится Амитабха, по обе стороны от него стоят Авалокитешвара и Ваджрапани (тиб. Чанна Дорже), и всех троих окружают бесчисленные Архаты и Бодхисаттвы. Мы представляем себе, что все они действительно присутствуют прямо перед нами.
    2) Фундаментальная причина – накопление и очищение. Перед опорой, которую мы правильно представили, мы приносим бесчисленные дары. Мы также признаем ошибки, допущенные за множество прошлых жизней, и считаем, что мы очищены.
    3) Вспомогательный фактор – развитие Просветленного настроя. Мы взращиваем сочувствие ко всем существам, в особенности в связи со Страной блаженства, – и формулируем перед этим полем заслуги свое намерение достичь Просветления для блага всех: «Пусть все существа будут счастливы и свободны от страданий. Пусть они все переродятся в чистой Стране блаженства. Пусть я сам появлюсь в Стране блаженства и приведу туда всех существ».
    4) Действующее условие – безупречное пожелание. С полностью сконцентрированным умом мы желаем: «Пусть я приму рождение в Стране блаженства».
    Чтобы доехать до выбранного города, нужны автомобиль в хорошем состоянии, умелый водитель и решение отправиться именно в это место. Так и со Страной блаженства: чтобы туда попасть, необходимо соединить желание там оказаться с благоприятными внутренними условиями.

    Не оборачиваться

    Когда эти четыре фактора уже есть, почти невозможно не родиться в Стране блаженства. Однако есть риск, что появится препятствие, из-за которого такое рождение будет затруднено. Наше эгоцентрическое цепляние велико. Во время умирания наше сознание будет переживать бардо, но из-за глубоко укоренившегося желания попасть в Страну блаженства в нас пробудится устремленность: «Я иду в эту Чистую страну». Эта мысль сама по себе дает необходимый импульс, и возникает впечатление, что мы летим в пространстве к нашей цели. Но в этот момент привязанность может перевесить. Если цепляние слишком велико, в уме прозвучит голос того из близких, к кому мы особенно тянемся: «Не бросай меня, не уходи в Страну блаженства!» Он будет звучать очень отчетливо и убедительно. Сила привязанности заставит нас посмотреть на зовущего. Мы обернемся, и желание попасть в Страну блаженства покинет наш ум.
    Есть способ избежать этой опасности. Давайте сразу начнем думать, что наше тело, имущество и все, к чему мы привязаны, составляют мандалу, которую мы подносим в дар Амитабхе. Мы думаем: «Я дарю все это тебе. Следовательно, теперь эти явления принадлежат не мне, а тебе».
    Польза от такого подношения будет двойной: мы накопим заслугу, а наше цепляние ослабеет. Особенно те, кто поражен неизлечимой болезнью, должны думать так: «Я скоро умру. Мое тело – опора для болезни и страданий, которые я сейчас терплю, но оно мне уже не принадлежит. Я поднес его Амитабхе. Всех, кем я дорожу, будь то родители, сестры и братья, супруги и друзья, я тоже подарил Амитабхе. Теперь он будет о них заботиться. Болезнь приведет меня к смерти, и я счастлив оттого, что покидаю этот мир страданий и отправляюсь в Страну блаженства». В этом случае никакое препятствие не помешает там переродиться.
    Сила ума очень велика. Ум обладает достаточной энергией для достижения своих целей, тем более если он полагается на Будд, Бодхисаттв и учителей.

    Польза Страны блаженства

    Даже если нам не удастся интенсивно посвятить себя практике очищения и накопления заслуги, мы можем просто развивать устремление родиться в Стране блаженства. Если искренне этого желать и с большим доверием произносить тексты, выражающие это намерение, то во время умирания наши собственные пожелания соединятся с пожеланиями Амитабхи, и мы перенесемся в это поле чистого проявления.
    Доступ в Страну блаженства означает автоматическое достижение первой ступени Бодхисаттвы. Там человек полностью свободен от страданий, поскольку сказано, что в этой стране не наберется страданий даже на кончик волоса. Там мы обретаем способности, не свойственные обычному человеку. У нас появится умение производить сотню своих излучений, не по причинам кармы, но свободно, ради того, чтобы помогать существам на Земле и в других мирах.

    Мантры
    «Слова не имеют режущего острия,
    Но могут рассечь сердце человека».


    Тонкая анатомия
    Шестой элемент
    У людей есть еще и шестой элемент, который отсутствует у животных, – это элемент изначального высшего знания (джняна, йеше). Из-за этого элемента человеческое тело называют шестисоставным ваджрным телом.

    Функция мантр

    Мантры несут силу, очищающую ум от ошибок и загрязнений; благодаря ей подлинная природа становится очевидной.
    Если мы не знаем, как медитировать, даже простое повторение мантры Авалокитешвары принесет огромное благо.

    Легкие и полезные

    Многим не хватает свободного времени, ум не находит возможности медитировать. Но у каждого человека иногда обнаруживается пространство для повторения мантры ОМ МАНИ ПЕМЕ ХУНГ. Так можно обрести нечто, имеющее большую ценность, с глубокими результатами, на благо нам и другим существам. Эти результаты не требуют даже медитации. Этот эффект называется «освобождением благодаря слушанию или видению». Лишь слушая мантру или видя ее написанной, обретаешь развитие.
    Давайте доверять мантре. Давайте позволим телу заниматься своей работой, уму – своей, и в то же время будем повторять шесть слогов, даже не сосредотачиваясь на их значении. Так мы очистим много кармических завес и достигнем Освобождения.
    Говорится также, что, когда мы произносим мантру Авалокитешвары, ветер, касающийся нашего тела, заряжается благословением и затем несет его к животным; касаясь их, он засевает в их умах семя, ведущее к состоянию Будды.
    Влияние мантр широкое и мощное. Вкратце, эти звуки даруют великое очищение и столь же великое накопление заслуги и мудрости.
    Некоторые думают, что мантры - звуки без значения, что их повторение есть пустая трата времени и что намного лучше – медитировать. Если у человека много лени, повторение мантры окажется для него трудным занятием.

    Таким образом, всего практикующий выполняет 400 000 повторений – или 500 000, если формулу Прибежища начитывать отдельно от простираний.
    Четыре обычных основополагающих упражнения отвращают наш ум от сансары и направляют к Освобождению и Просветлению, тем самым углубляя нашу практику.

    Прибежище и бодхичитта

    Три драгоценности
    Будда

    Хотя наш ум по сути является пустотностью, ясностью и безграничным знанием, эти чистые качества прикрыты завесами, из-за которых мы не переживаем свою истинную природу. Солнце светит постоянно, но облака и туманы ослабляют его сияние. Точно так же изначальная чистота ума, которая никогда не менялась и не исчезала, не видна нам из-за умственных завес. Когда рассеиваются тучи и туманы, мы наблюдаем неизменно сияющее солнце. Так же и природа ума воспринимается ясно, когда мы полностью очищаем (санг) его от загрязнений – тогда его истинные качества расцветают (гье) сами собой. Достигаемое при этом состояние называется «Будда» (сангье). Каждый из Будд, обладая бесконечным состраданием, способен помочь всем существам, но они и сами должны участвовать в этой помощи. Им необходимы доверие и открытость. Сочувствие Будды сравнивают с крючком. Для того чтобы крючок сочувствия учителя смог выполнить свою функцию, он должен встретиться с кольцом доверия и открытости ученика.

    Дхарма

    Дхарма, вторая из Трех драгоценностей, выражает сочувствие Будды и представляет главный инструмент, позволяющий помогать всем существам.

    Три корня

    Все люди, следующие путем Будды, к какой бы школе они ни относились, принимают Прибежище в Трех драгоценностях – Будде, Дхарме и Сангхе. Но некоторых учеников, обладавших особой кармой, Будда учил более быстрому пути Ваджраяны – практике медитации на Йидамов, то есть на просветленные Будда-формы. Здесь Йидам воспринимается как излучение Будды или Ламы. Эта практика ведет к появлению йогических совершенств.
    Ваджраяна представляет Три корня как три дополнительных аспекта Прибежища. Ламы – первый корень – это источники благословения; Йидамы – второй корень – источники свершений и достижений; а Даки, Дакини и Защитники – третий корень – это источники активности.
    Основой для принятия Прибежища в Трех драгоценностях и Трех корнях служат доверие и открытость. Именно поэтому мы применяем медитацию принятия Прибежища со множеством повторений мантры и простираний.

    Древо Прибежища

    Прежде всего мы представляем себе, что находимся на широкой и красивой равнине, среди цветов и деревьев. Впереди лежит прозрачное, чистое озеро, посередине которого растет величественное дерево. Ствол дерева расходится, образуя пять главных ветвей; на них располагаются различные аспекты Прибежища...

    Визуализация Ламы

    Мы не думаем об этих ламах как о людях из плоти и крови. Их тела, возникшие здесь благодаря визуализации, суть единство проявления и пустоты; они подобны радуге.
    В небе вокруг дерева присутствуют ламы других школ – Ньингмапы, Сакьяпы, Гелугпы и прочих. Зная, что мы принадлежим к традиции Карма Кагью, мы выражаем доверие и к иным традициям, без сектантской предвзятости.

    От имени всех

    Находясь на берегу озера, мы думаем, что справа стоит наш отец из этой жизни, а рядом с ним – наши отцы из всех прошлых жизней. Слева стоит мать со всеми матерями прошлых жизней. Впереди среди других существ находятся наши враги, а позади нас – духи, препятствующие нашей практике. Мы принимаем Прибежище от своего имени и, в то же время, от имени всех.
    Почему мы представляем себе врагов впереди и мешающих духов сзади? Те, кто стремится вредить нам в этой жизни, в прошлом тоже приходились нам родителями. Они заботились о нас с такой же добротой, как сегодняшние отец и мать. Их нынешняя враждебность обусловлена прошлой кармой, соединяющей их с нами, и завесой неведения, что покрывает их умы. Можно просто сказать, что родители не узнают своего ребенка. Они заслуживают особенной любви, потому что своими действиями создают себе трудную карму, которая приведет к еще большему страданию.

    Полное и неизменное намерение

    Принятие Прибежища в нёндро подразумевает участие всех аспектов нашего существа. В уме развиваются доверие и преданность благодаря тому, что мы думаем о качествах объектов Прибежища и видим их способность вести нас к Освобождению. Тело выполняет простирания, а речь произносит формулу Прибежища, обращенную к Трем драгоценностям и Трем корням.
    Во время простираний важнее всего сохранять в уме чувство преданности и уважения. Иногда мы также представляем, что Три драгоценности и Три корня излучают яркий свет, который касается нас, очищает ошибки и завесы и несет благословение, которое мы принимаем с великой радостью.
    В жизни, когда не медитируем, мы представляем Прибежище над своей головой, когда сидим, или сверху на подушке, когда лежим. За едой мы визуализируем Три драгоценности и Три корня в нашем горле и подносим им в дар все, что едим. Перед тем как заснуть, можно думать, что все аспекты Прибежища соединились в нашем сердце и излучают яркий свет.

    Пробуждение бодхичитты

    После простираний мы садимся, соединяем ладони и произносим слова принятия обета Бодхисаттвы. При этом мы думаем обо всех Буддах прошлого, которые развивали бодхичитту точно так же, как мы, и применяли ее на практике вплоть до Просветления. Теперь мы тоже развиваем ее и обещаем практиковать, пока не достигнем состояния Будды.
    После этих пожеланий, связанных с обетом Бодхисаттвы, мы представляем себе, что все объекты Прибежища (Три драгоценности и Три корня) радуются нашему настрою. Они растворяются в свете и вливаются в нас. Теперь наш ум неотделим от их умов, и мы как можно дольше остаемся в этом естественном состоянии ума.

    Значение страдания и счастья

    В связи с медитацией Прибежища следует понимать, что теперь мы, со всеми радостями и горестями, находимся под покровительством Трех драгоценностей и Трех корней. Когда мы страдаем или болеем, не нужно думать, будто это указывает на слабость защиты, которую предоставляют нам объекты Прибежища. Эти трудности вызваны нашей прошлой кармой, и ее созревание теперь происходит в самых благоприятных обстоятельствах – в нынешней жизни, во время практики; это намного лучше, чем если бы карма созрела в болезненных условиях будущих жизней. Поэтому даже трудности мы воспринимаем как подарок от Трех драгоценностей и Трех корней, как проявление их сочувствия и благословения.
    Кроме того, в приятных ситуациях, когда мы счастливы и нам все удается, лучше думать, что радостные переживания тоже выражают благословение объектов Прибежища, и мысленно благодарить их и выражать надежду на то, что связь с ними продлится долго.

    Ваджрасаттва

    Второе основополагающее упражнение – это очистительная практика Ваджрасаттвы, или Алмазного Ума.
    Изначальная чистота ума скрыта от нас завесами и ошибками. Завесы – это то, что не позволяет узнать истинную природу ума. Под ошибками имеется в виду негативная карма, неприятные последствия которой мы время от времени переживаем – так, будто бьем сами себя.

    Четыре завесы

    Все помехи, замутняющие ум, можно описать в категориях четырех завес:
    1) Простой факт, что мы не переживаем природу ума, не видим, что являемся Буддами, составляет завесу неведения.
    2) Из-за неведения ум цепляется за некое отдельное «я» и формирует понятие «не я».
    3) Между полюсами «я» и «не я» существуют 84 000 различных противоречивых эмоциональных состояний. Наиболее очевидные из них – это желание и привязанность, гнев и отвращение, глупость, ревность и гордость. Они образуют завесу мешающих чувств.
    4) Наконец, под влиянием эмоций мы совершаем негативные действия, или «ошибки», которые создают завесу кармы.
    Учитывая, что мешающие чувства и карма непосредственно участвуют в возникновении страдания, их часто объединяют в одну группу, называемую «негативной завесой».
    Если бы возможно было придать материальную форму завесам и ошибкам, отягощающим ум, вся вселенная не смогла бы их вместить. Состояние Будды означает, что все они преодолены и растворены. И это функция медитации Алмазного Ума, которая в Ваджраяне называется особой очищающей практикой.

    Нематериальные, но плотные завесы

    Некоторые люди сомневаются в реальности завес, покрывающих ум, поскольку эти завесы не очевидны: они нематериальны. Это верно: завесы бесформенны, как и сам ум, в котором они проявляются. Ум есть, но он не имеет формы.
    Другие люди признают существование завес, однако утверждают, что из-за их нематериальности завесы невозможно растворить, невозможно что-либо сделать, чтобы до них добраться.
    Все это объяснимо с точки зрения бесформенности ума, но это вовсе не означает «не-существования» или невозможности изменений.
    После долгого изучения человек накапливает много знаний. Где это знание?
    Ум не имеет формы – так же, как и роящиеся в нем мысли, и отпечатанная в нем карма.
    В некотором смысле оно нигде. Хотя знание нематериально, оно остается в нашем распоряжении, и мы можем пользоваться им, когда нужно.
    Можно также взять в пример мысли, пробегающие в уме одного человека в течение дня, с утра до вечера. Если их материализовать, для их хранения потребуется кладовая огромных размеров. К счастью, мысли нематериальны – иначе каким тяжким бременем легли бы они на наши плечи!
    Ум не имеет формы – так же, как и роящиеся в нем мысли, и отпечатанная в нем карма. Пока мы окончательно не постигнем пустоту, мысли и карма беспрерывно производят приятные или неприятные события в том самом уме, в котором содержатся.

    Практика Алмазного Ума

    Чтобы очиститься от ошибок и завес, во время практики Алмазного Ума мы представляем себе, что он находится над нашей головой. Он сидит на лунном диске в открытом цветке лотоса. Его тело прозрачно-белое. Фигура Алмазного Ума окутана шелками и украшена драгоценностями, характерными для Состояния радости. В его сердце стоит сияющий слог ХУНГ, окруженный стослоговой мантрой.
    Для того чтобы утвердиться в убеждении, что Алмазный Ум действительно присутствует над нашей головой, мы представляем, что из его сердца излучается мощный свет, который устремляется в пространство и приглашает аспект мудрости Алмазного Ума. Отовсюду приближаются его многочисленные формы и вливаются в ту форму, на которую мы медитируем. Таким образом присутствие Алмазного Ума над нашей головой становится более реальным.

    В следующей фазе медитации, повторяя мантру, мы представляем себе, что из сердца Алмазного Ума течет белый светящийся нектар – он вливается в нас через макушку и заполняет все наше тело. Этим нектаром вымываются прочь все ошибки, завесы и причины болезней. В виде густых черных жидкостей нектар покидает наше тело через поры кожи.
    В конце медитации мы думаем, что полностью очищены и что наше тело имеет природу света. Потом мы повторяем мантру, представляя себе, что тело подобно радуге или хрустальному сосуду наполненному молоком.

    Факторы очищения

    Очищение происходит благодаря силе сочувствия Алмазного Ума, визуализации его тела и повторению его мантры, а также нашей собственной преданности и устремленности к Просветлению. Все эти факторы необходимы для успешного очищения точно так же, как для стирки грязной одежды необходимы намерение ее выстирать, а также вода, мыло и физическое воздействие. В этом процессе очищения работает тот же ум, который накапливал эти ошибки и завесы.
    Мантра Алмазного Ума обладает большой силой. Даже если мы отвлекаемся во время ее произнесения, результаты появятся – просто они будут небольшими. Если же мы повторяем ее без рассеянности, то сила медитации соединится с силой мантры и благословением Йидама, и очищение будет максимально эффективным. Чтобы полностью погрузиться в медитацию, мы должны быть уверены в силе благословения Алмазного Ума и его мантры. Необходимо развить доверие и преданность.

    Конец занятия

    В конце медитации мы думаем, что Алмазный Ум радуется нашему очищению. Он улыбается и говорит: «Сыновья благородной семьи, теперь вы навсегда очистились от всего вредного – от негативных поступков, ошибок и нарушенных обещаний». Затем его форма растворяется в свете, который вливается в наше сердце. Думая, что наши тело, речь и ум теперь неотделимы от тела, речи и ума Йидама, мы непродолжительное время остаемся в молчаливой медитации.
    Занятие завершается посвящением заслуги и развитием благого настроя.
     
  11. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    Подношение Мандалы

    После практики Алмазного Ума следует третье особое упражнение – подношение Мандалы.
    Подношение Мандалы обогащает ум и создает накопление заслуги, которая появляется в результате нашей щедрости.
    Здесь основная визуализация строится легко, если мы освоили медитацию принятия Прибежища с простираниями. В подношении Мандалы мы снова встречаемся с Тремя драгоценностями и Тремя корнями. Отличие только в том, что они теперь расположены не на ветвях дерева, растущего посередине озера, а перед нами в пространстве, внутри радужного дворца. Этот дворец совершенен в своих пропорциях и состоит из самых драгоценных материалов. Мы будем дарить Мандалу вселенной Трем драгоценностям и Трем корням.

    В медитации Алмазного Ума мы освобождали ум от всех негативных впечатлений, которые его отягощали и искажали. Подношение Мандалы обогащает ум и создает накопление заслуги, которая появляется в результате нашей щедрости.
    Мы подносим в дар Прибежищу всю вселенную, обладающую совершенной структурой: в центре находится гора, а в каждом из четырех направлений – континент с двумя островами с обеих сторон.

    Структура вселенной

    Вселенную невозможно описать словами, которые были бы одинаково понятны всем. Она не является абсолютной реальностью – это проекция умов существ. Ее форма и образ в умах всех, кто ее населяет, обусловлены их кармой. Согласно Учению Будды, невозможно утверждать, что какие-то существа воспринимают его более «правильно», чем все остальные. Тем не менее среди всех бесчисленных образов вселенной есть один, наиболее гармоничный и красивый: некоторые существа воспринимают мир расположенным на округлой основе из чистого золота. Посередине возвышается гора Меру в форме перевернутой пирамиды, а вокруг нее, разделенные океанами, лежат четыре континента различных геометрических форм. Золотую основу обрамляет кольцо высоких железных гор.
    Сейчас наша карма стала достаточно хорошей для того, чтобы мы могли если не видеть, то хотя бы представлять себе такую совершенную вселенную и мысленно дарить ее Прибежищу. Поэтому она именно так описана в контексте основополагающих упражнений.

    Бесконечное подношение

    Наш ум обладает одновременно и пустотностью, и безграничной подвижностью. Поэтому мы способны вообразить сколь угодно большое число вселенных любой формы и любого размера. Так же, как гнев и желание производят бесчисленное количество различных мыслей, стремление к совершенству помогает нам создавать неограниченное количество миров и дарить их аспектам Прибежища. Мы подносим этот дар Трем драгоценностям и Трем корням, во всей их красоте и великолепии. При этом можно думать, что мы дарим свои тело, речь и ум, а также все обладания, цветы, драгоценности и вообще все, что считаем красивым. Даже между медитационными занятиями, всякий раз, когда мы замечаем внутри или снаружи что-либо, что впечатляет нас красотой – будь то пейзаж, строение, скульптура, цветок или что-нибудь еще, – все это стоит мысленно подносить Прибежищу.

    Три вида и четыре уровня подношений

    Есть три вида даров, которые мы можем подносить:
    • материальные вещи
    • умственные впечатления, важнейшими из которых являются воображаемые вселенные;
    • подношения того, что существует с безначальных времен и не произведено людьми – например, горы, реки и водопады, океаны, леса и прочие красивые пейзажи.
    Все эти дары одинаково благоприятны: любой из них позволяет накопить заслугу, необходимую для дальнейшего развития.
    Принято выделять Мандалу внешнюю, внутреннюю и тайную, а также Мандалу таковости, или Мандалу истинной природы.
    Внешняя Мандала – это вселенная, подобная той, что описана выше: с горой Меру в центре и четырьмя континентами в окружающих ее океанах.
    Внутренняя Мандала – это подношение тела. Различные части нашего тела символизируют структуру вселенной. Позвоночник – это гора Меру. Руки и ноги – это четыре континента. Глаза – это Солнце и Луна. И так далее – подробно эта визуализация описана в наставлениях по практике чод.
    Тайную Мандалу легче всего объяснить на примере. Ночью, когда ни одно облачко не затмевает чистоту неба, в нем сияет множество звезд. Точно так же в нашем уме сверкает множество возникающих мыслей. Когда мы это распознаем и подносим в дар, это тайная Мандала.
    Мандала истинной природы – это подношение постижения истинной природы ума, без отклонений и ограничений.


    Гуру-йога

    В четвертом основополагающем упражнении – медитации Гуру-йоги – в пространстве перед нами или над нашей головой возникает наш коренной Лама. Как правило, он появляется в форме Держателя Алмаза, но можно представлять его также в его обычной человеческой форме. Он окружен всеми ламами линии преемственности. Хотя основная визуализация Гуру-йоги подобна той, что используется в медитации Прибежища и в подношении Мандалы, здесь мы воспринимаем ее несколько иначе. В предыдущих практиках каждый аспект Трех драгоценностей и Трех корней обладал своими индивидуальными качествами, а в Гуру-йоге мы считаем, что все объекты Прибежища и все их качества соединяются в коренном Учителе.
    Имя Кармапы означает «тот, кто проявляет активность всех Будд», и это относится ко всем учителям.

    Лама, активность всех Будд

    Затем мы много раз повторяем короткую мантру КАРМАПА ЧЕННО, то есть «Кармапа, думай обо мне». значение этих слов мы воспринимаем буквально и обращаемся к нему напрямую. Однако это призывание можно рассматривать и в его этимологическом аспекте. Имя Кармапы означает «тот, кто проявляет активность всех Будд», и это относится ко всем учителям. Такое же выражение мы находим в обращениях к Падмасамбхаве, в Тибете известному как Гуру Ринпоче. «Ринпоче» означает «драгоценный», и так мы называем не только Падмасамбхаву, но и любого другого мастера. Повторяя мантру КАРМАПА ЧЕННО, практикующий держит в уме ее первое значение: «Учитель, представляющий активность всех Будд, думай обо мне!»

    Семь главных строк

    Следующая часть практики – многократное повторение главных пожеланий Гуру-йоги. Их нужно произнести 100 000 раз.
    Пожелания состоят из семи строк.
    • Первые две гласят: «Драгоценный Лама, прошу тебя! Благослови, чтобы исчезла привязанность к „я“».
    • Наше «я» – это центр множества потребностей, которые кажутся совершенно необходимыми для нашего счастья. «Мне» нужны хорошая еда, красивая одежда, уютный доми многое другое. Поэтому в третьей строке сказано: «Благослови, чтобы мой ум был удовлетворен» или «Благослови, чтобы в потоке моего ума возникла нетребовательность».
    • В течение дня наш ум загроможден бесчисленными мыслями, не относящимися к Дхарме. Поэтому мы просим: «Благослови, чтобы ушли бесполезные мысли».
    • Источник всех страданий – это наша вера в то, что ум существует как реальный объект, хотя у него нет ни начала, ни конца, ни места пребывания. Ум пуст и нематериален. Пятая строка обобщает эту природу ума, подчеркивая ее главную характеристику: «Благослови познать ум как нерожденный».
    • Из-за желания, ненависти, отвращения, ревности, глупости и прочих мешающих эмоций мы захвачены игрой иллюзорных проявлений. Они правят нашей жизнью. Они возникают и в сновидениях, и в бардо. Поэтому мы говорим: «Благослови, чтобы иллюзии рассеялись сами собой».
    • Постижение пустой природы ума – Махамудра – это также постижение абсолютного Состояния истины, Дхармакайи. Однако Дхармакайя неотделима от всех проявлений. Ее отношение к форме выражается словосочетанием «пустая форма». Точно так же пусты и звуки, и умственные действия. Пустотность всех явлений полностью переживается только в состоянии Будды. В седьмой строке мы просим: «Благослови увидеть мир как Состояние истины».
    Продвижение по пути освобождения возможно только с благословения трех драгоценностей и, что самое важное, при поддержке сочувственного Ламы.
    Таким образом, в начале мы призываем Ламу, а затем обращаемся к нему с шестью просьбами, связанными с нашим духовным развитием и постижением. Продвижение по пути Освобождения возможно только с благословения Трех драгоценностей и, что самое важное, при поддержке сочувственного Ламы. Поэтому в шести строках мы просим о благословении. Мы должны быть восприимчивыми и открытыми. Эти призывания следует делать от всего сердца, с полной искренностью.

    Зуб Будды

    Есть тибетская история, иллюстрирующая силу доверия и преданности.
    У одной тибетской старухи был сын; он занимался торговлей и часто ездил в Индию, чтобы покупать и продавать разные товары. Старуха глубоко почитала Дхарму и всегда мечтала получить какую-нибудь реликвию Будды.
    «Поскольку ты едешь в такое священное место, – сказала она сыну, – постарайся привезти мне реликвию Будды или хоть что-нибудь, что принадлежало ему».
    «Привезу, обещаю», – ответил сын.
    .... Когда он собрался в Индию в третий раз, мать опять пришла к нему со своей просьбой. С преданностью Будде и отчаянием, которое вызывала в ней мысль о безразличии сына, она сказала:
    «Если ты опять забудешь, о чем я прошу, и приедешь ни с чем, то я покончу с собой у тебя на глазах».
    Взволнованный сын еще сильнее поклялся помнить просьбу матери.
    По пути в Индию он постоянно помнил о своем обещании. Однако дни пробегали быстро, и с каждой неделей его все больше охватывала торговая лихорадка. В Тибет он возвратился без реликвии и даже без единой мысли о ней. Когда до родного дома оставался всего день пути, он сел обедать – и вдруг перед его мысленным взором предстала мать, а в ушах зазвучали ее слова о самоубийстве. Он знал, что старая женщина способна сдержать слово. Что делать?
    Взгляд торговца остановился на разлагающемся трупе собаки, что лежал неподалеку. В уме промелькнула мысль: «Зуб собаки, зуб человека – разница ведь совсем не велика!»
    Он привезет матери «зуб Будды»!
    Такой священный предмет невозможно было подарить без упаковки, соответствующей его ценности. Торговец обернул зуб собаки в дорогую белую парчу, затем в золотую, а сверху накрыл алой парчой. Подарок был готов.
    Появившись перед матерью, он ждал ее вопроса, не скрывая радости.
    «Было ли удачным твое путешествие? Не ускользнула ли из твоей памяти моя просьба?»
    «Мама, как я мог бы ее забыть, ведь от этого зависела твоя жизнь! Я привез тебе зуб Будды. Посмотри!»
    Со слезами на глазах старая женщина приняла в ладони драгоценный дар. С благоговением развернув многослойную парчу, она прикоснулась к необычайной, неслыханной, невероятной реликвии – зубу самого Просветленного!
    Она поспешила в алтарную комнату, положила зуб в золотую коробочку и установила ее в центре алтаря. Каждый день она произносила мантры и благие пожелания, совершая подношения перед этим сокровищем. Вскоре в ее дом потянулись люди со всей округи, чтобы вместе с ней участвовать в ритуалах и выражать свое почтение Просветленному.
    Прошло время, и из обычного собачьего зуба начали рождаться священные пилюли. Когда старуха умерла, ее тело растворилось в радуге, и с неба посыпался дождь цветов.
    Конечно, это был всего лишь зуб собаки. Однако доверие женщины было столь велико, что этот простой предмет стал источником настоящих чудес.
    Помня эту историю, мы должны культивировать такое же доверие и преданность во время практики Гуру-йоги. Мы сможем это сделать только в том случае, если отстранимся от множества внешних отвлечений, не станем поддаваться лени и не позволим сомнениям мешать нашей медитации. Только так мы сумеем открыться благословению.

    Окончательное посвящение

    Завершив повторение мантры, мы думаем, что ламы, окружающие Держателя Алмаза (или нашего коренного Учителя в его или ее человеческой форме) растворяются в свете и вливаются в центральную фигуру.
    Затем мы визуализируем четырехступенчатый процесс.
    Из белого слога ОМ посередине лба Держателя Алмаза излучается белый свет. Он касается нашего лба, очищает нас от всех ошибочных действий тела и дает нам возможность реализовать Состояние излучения.
    Из красного слога А на его горле излучается красный свет, касается нашего горла и очищает нас от всех ошибочных действий речи, а также дает возможность реализовать Состояние радости.
    Из синего слога ХУНГ на уровне его сердца излучается синий свет; он касается нашего сердца, очищает нас от всех ошибочных действий ума и дает возможность окончательно реализовать Состояние истины.
    Из трех слогов, белого, красного и синего, одновременно излучаются три потока света, очищают нас от всех ошибок и дают возможность окончательно реализовать Состояние сущности.

    Конец занятия

    В конце Держатель Алмаза или наш коренной Лама растворяется в свете и вливается в нас. Некоторое время наш ум остается в покое, и мы переживаем единство наших тела, речи и ума с телом, речью и умом Ламы, а затем посвящаем заслугу всем существам.
     
  12. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    Чод

    Зачем практиковать Дхарму? Мы глубоко верим в реальность нашего эго. Мы думаем, что есть некое ограниченное «я», с которым мы себя отождествляем. Это ведет к страданию, ведь чувство эго, заставляющее нас стремиться к удовлетворению и отталкивать все, что кажется неприятным, вызывает массу противоречивых эмоций. Дхарма дает нам знание, благодаря которому мы можем постичь нереальность «я» и преобразовать эмоции в изначальное высшее знание.

    Интеллект и постижение

    Для достижения этих целей Дхарма предлагает различные подходы, соответствующие трем колесницам: Малой, Великой и Алмазной. Последняя включает в себя четыре уровня тантр: крийя-тантру, чарьятантру, йога-тантру и ануттарайога-тантру.
    Считается, что вся Дхарма Будды содержит 84 000 поучений. Умный человек, приступающий к их изучению, быстро замечает, что все они, будь то Малая колесница или Великая колесница, выполняют одну и ту же функцию и предлагают глубокий духовный опыт. Если практикующий обрел состояние Будды, пройдя все уровни и пути, то его цель достигнута. Он в совершенстве знает качества обычных существ и качества Будды; он переживает Просветление и полностью владеет всеми путями к нему. Поэтому о таких существах говорят, что они обладают всеведением.
    В Тибете передача Дхармы происходила по двум каналам или методами обучения. Есть способ передачи, основанный скорее на изучении теории; его представляют десять линий, называемых «Десятью столпами знания». В то же время есть восемь великих традиций, которые делают явный акцент на практике Учения. Их называют «Восемью великими колесницами практики». Именно к этим восьми школам относится традиция чод.

    Отсечь эго от корня

    В переводе с тибетского языка «чод» означает «отсечение». Все наше страдание произрастает из «трех ядов»: желания-привязанности, гнева-неприязни и слепоты-неведения. Эти три базовых мешающих чувства, в свою очередь, коренятся в отождествлении с иллюзорным эго, или «я». В медитации чод практикуется преодоление этого отождествления – отсечение эго от самых корней, в результате чего автоматически отпадают все проблемы, созданные мешающими чувствами... Практика чод основана на таком же принципе: она отсекает корень всех наших проблем.

    Практика, навеянная праджняпарамитой

    Чод относится ко второму повороту колеса Дхармы, в рамках которого Будда учил об отсутствии независимого существования. Именно здесь возникает и развивается поучение о пустоте, которую можно рассматривать с восемнадцати точек зрения: внешняя пустота, внутренняя пустота, единство внешней и внутренней пустоты, пустота пустоты, высшая пустота, низшая пустота и так далее. Эти наставления содержатся в Праджняпарамита-сутрах, существующих в кратких и длинных версиях.
    Эту философию принесли в мир и сделали доступными для многих два великих индийских мастера: Нагарджуна изложил их в форме учения Мадхьямаки, а Асанга – в форме «Пяти трактатов Майтрейи».
    Йогиня Мачиг Лабдрён, основательница практики чод в Тибете, обладала глубоким знанием текстов Праджняпарамиты, и это стало решающим фактором ее духовного развития. Именно поэтому она носит имя «Достигшая совершенства в Речи Будды».
    Индийский йогин Падампа Сангье был хранителем цикла поучений о пустоте. Поскольку между ним и Мачиг Лабдрён существовала нерушимая связь учителя и ученицы, их поучения слились воедино. Падампа Сангье принес в Тибет цикл шидже, а Мачиг Лабдрён – практику чод. Поэтому медитация чод основана на двух фундаментальных принципах Великой колесницы: 1) постижении пустотности своего «я» и всех обусловленных явлений и 2) равном сочувствии ко всем существам, которые страдают из-за того, что пока не обладают этим постижением.

    Падампа Сангье

    Хранитель знания (санскр. видьядхара) по имени Падампа Сангье (санскр. Камалашила), родившийся в Индии, однажды прибыл в западный Тибет. Тогда он был известен под именем «Хранитель знания о долголетии», поскольку владел искусством управлять продолжительностью жизни. Говорят, что на момент появления в Стране снегов он прожил уже 200 лет.
    Падампа Сангье предлагал людям поучения, называемые «шидже» – то есть «умиротворение». Их назначением было усмирение и растворение внешних препятствий, физических страданий и болезней, а также внутренних помех, то есть тревожащих мыслей и чувств. Поэтому его методы получили название «шидже, успокаивающее все страдания».
    Падампа Сангье посетил Тибет во времена Миларепы. Оба этих йогина обрели полное постижение и великую славу.

    Падампа Сангье и китайский мастер

    «Если этот человек умен, – ответил Падампа Сангье, – то спор может помочь. Если же он глуп, то мы ничего не достигнем».
    Наконец состоялись дебаты. Они длились долго, в них затрагивались многие тонкие аспекты Учения. Окончательную победу одержал Падампа Сангье, и китайский учитель уехал к себе на родину. Перед его отъездом победитель с почтением обратился к нему: «Когда умный человек вступает на ложный путь, он может заметить свою ошибку, если ему на нее укажут, и исправить ее. А глупец останется глух к любым объяснениям и с упорством продолжит двигаться неверной дорогой».
    Поскольку китайский мастер Махаяна был истинным ученым и искренним искателем истины, он сумел понять свои ошибки. Люди неумные, в отличие от него, никогда не сомневаются в собственном мнении. Они неизменно верят в полную истинность своих представлений и потому заперты в них, как в темнице.

    (Мачиг Лабдрён– «Единственная Мать, Светоносная из Лаба»)

    Функция и аспекты практики

    Страх пуст

    Практика чод ведет к Освобождению, к постижению пустоты и развитию сочувствия. В то же время она чрезвычайно успешно избавляет от страхов и от понятий о материальной чистоте и нечистоте. Например, когда появляется опасность или возникает страх, практикующий тренируется думать: «Кто ощущает страх? Ум. Вне ума нет ничего, что могло бы бояться. Поскольку ум пуст, пуст и страх. Поэтому нет ничего пугающего».
    Чтобы практика принесла еще больше пользы, Мачиг Лабдрён рекомендовала медитировать в таких местах, которые обычно пугают сильнее других, – например, на кладбищах, усеянных останками умерших людей.
    Мачиг сама посетила 108 таких мест и тем самым значительно углубила свое постижение.

    Сангье Ньентонпа и обрушившаяся пещера

    Однажды утром он проснулся оттого, что на лицо ему посыпались куски глины и камней. Открыв глаза, он увидел, что потолок пещеры над его головой весь покрылся трещинами и вот-вот обрушится. Первым побуждением Ньентонпы было поскорее покинуть свое пристанище. Однако уже на пути к выходу он вспомнил, что практиковал чод ради избавления от страха. Он тут же вернулся, сел прямо под опасной нависающей глыбой и оставался там три дня, выполняя чод и медитируя на пустоту. Лишь на четвертый день йогин вышел из пещеры, совершенно свободный от страха. Едва он переступил порог, каменная глыба рухнула.

    Противоядие от сумасшествия

    Чод – это глубокая медитация, позволяющая быстро достичь Просветления тем, кто выполняет ее в совершенстве. Она чрезвычайно полезна людям, которых охватывают страх или тревога, а также больным, физически или умственно. Представим себе человека, погруженного в глубокий невроз, который не позволяет ему оставаться на одном месте и заставляет беспокойно блуждать по всей округе. Искусный йогин сумеет посредством практики чод прекратить эти попытки убежать от самого себя.

    Сущность практики

    Пять строф ритуала позволяют понять сущностную функцию этой практики.
    Первая строфа гласит: «Благослови, чтобы я не погрузился в дела этого иллюзорного мира». Конечно, чод позволяет понять, что все внешние вещи суть не что иное, как иллюзорные проявления, и благодаря этому легко дистанцироваться от них.
    Во второй строфе сказано: «Благослови, чтобы я избавился от привязанности к этому иллюзорному телу, состоящему из элементов». Мощные методы, которым учила Мачиг, помогают практикующему освободиться от привязанности к своему физическому телу, то есть перестать думать: «Я являюсь этим телом».
    Чод – это эффективный способ, позволяющий всем проявлениям освободиться за счет собственной силы. это значит, что они должны быть узнаны как порожденные умом.
    Далее в тексте говорится: «Благослови, чтобы я воспринимал все препятствия, болезни и страдания как единый вкус». Так эта практика освобождает нас от страхов перед опасностями, недугами и трудностями: мы просто покоимся в их истинной сути.
    В четвертой строфе мы читаем: «Благослови, чтобы я мог узнать мое собственное лицо в проявлениях, которые суть всего лишь выражение ума». Чод – это эффективный способ, позволяющий всем проявлениям освободиться за счет собственной силы. Это значит, что они должны быть узнаны как порожденные умом. А сам ум воспринимается как пустой – все явления освобождаются в пустоте.
    И вот что сказано в последней строфе: «Пусть я обрету свободу Трех состояний, самопознающих и существующих в себе и посредством себя».
    Благодаря этой практике мы можем обрести внутреннюю свободу овладеть умом и постичь его как Три состояния Будд. Его пустотность – это Состояние истины, его ясность – это Состояние радости, а единство этих качеств проявляется как Состояние излучения.

    Теперь мы рассмотрим некоторые особенности ритуала чод, составляющие уникальность этой практики.

    Подношение Мандалы

    Многие практики включают ритуал, называемый подношением Мандалы. Практикующий думает, что дарит всем Буддам и Бодхисаттвам центральную гору вселенной, окруженную четырьмя континентами, кольцом железных гор и т. д. В составе практики чод делается необычное подношение: здесь медитирующий подносит в качестве мандалы собственное тело. Каждая его часть соответствует определенной части вселенной. Грудная клетка символизирует гору Меру, голова – различные миры богов, глаза – солнце и луну, руки и ноги – четыре континента, и так далее. Таким образом наше тело становится мандалой вселенной.

    Понятия «я» и «мое» глубоко укоренены в нас. Они определяют три аспекта: во-первых, мою личность, во-вторых, мое тело, и, в-третьих, мои занятия, и так далее. Важнее всего первый аспект, тело является вторым по степени важности, а затем следуют обладания. Один из способов преодолеть цепляние за них во время очищения и накопления заслуги – это практиковать подношение Мандалы. Обычно эта практика фокусируется на внешнем мире и на третьем аспекте «я». В своем воображении мы подносим вселенную, все, что в ней содержится, и собственное имущество. А в медитации чод мы дарим свое тело, тем самым переключаясь на более сложный уровень отсечения привязанности.

    Пхова

    Практика пховы, выброса сознания, выполняемая в контексте чода, тоже имеет свои особенности. Есть три варианта этой пховы: внешняя с символами и опорой, внутренняя с символами, но без опоры, и тайная без символов и опоры.
    Совершая эту медитацию, мы представляем себе, что наше «я», или обычное сознание, отправляется в небо и растворяется в пустоте пространства.
    Эго, отождествляющее себя с телом, – это глубоко сидящая в нас концепция. Чтобы мы могли от нее освободиться, в чод включен ритуал пховы, при котором ум и тело видятся как отделенные друг от друга.
    Совершая эту медитацию, мы представляем себе, что наше «я», или обычное сознание, отправляется в небо и растворяется в пустоте пространства. Затем мы остаемся в этом состоянии: наш ум присутствует повсюду, как пространство; знание присутствует повсюду, как ум; и Состояние истины присутствует повсюду, как знание. Говорят, что такая пхова, называемая «открывающая двери в небо», во сто раз превосходит обычную пхову.

    Дары

    В обычное подношение включается дарение тормы – традиционной масляной скульптуры, содержащей в себе особое благословение. В чоде тормой является наше собственное тело, кровь и плоть... Наконец, можно думать, что тормой является наша способность мыслить, поддерживаемая внешними явлениями.
    Имея дело с вредными духами, мы даем им любовь, сочувствие, а также наше мясо и кровь.

    Четыре типа гостей

    Среди всех видов подношений, совершаемых во время этого ритуала, важнее всего те, в которых разнообразными способами используется тело после выброса сознания посредством пховы. Их называют «белый пир» и «красный пир», и на эти пиры приглашаются четыре категории гостей.
    • Почетные гости – это собрание Трех драгоценностей, то есть Будды, Дхарма и Бодхисаттвы, а также Ламы. Им мы подносим свое тело, преображенное в три вида даров: внешние, внутренние и тайные.
    • Гости, обладающие способностями, – это Защитники Дхармы, а также боги и духи. Они не достигли Освобождения, но обратились к Дхарме, движимые мотивацией приносить другим благо, и дали обеты Будде. Мы думаем, что наше тело превращается во все, что им приятно.
    • Гости, обладающие сочувствием, – это все существа шести миров. Они были нашими матерями и отцами, и потому мы благодарны им и дарим свое тело, думая, что оно превращается во все, чего они могут пожелать.
    • Гости, которым мы задолжали, – это духи, стремящиеся причинить нам вред. Стремление поднести им дары обусловлено тем, что в прошлых жизнях мы не вернули свои долги. Мы поступали с этими существами недостойно; возможно, мы их убивали. Чтобы погасить долги, мы сейчас дарим им свое тело, кровь и все, чем они питаются.
    Когда ум выброшен из тела, оно при помощи визуализации преобразуется в огромное количество даров, предназначенных для различных аспектов Прибежища. Наконец, подношения делаются четвертой категории существ – нашим кармическим кредиторам.
     
  13. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    Последовательность практики

    Дарение тела

    Если обычный ученик склонен к страху или тревожности, в качестве противоядия он призывает Три драгоценности. Но человек, практикующий чод, будет считать, что эти неприятные переживания вызваны влиянием вредных духов, и скажет про себя: «Те существа, что беспокоят меня сегодня, в прошлом были моими отцами и матерями, проявляли необычайную доброту. Если сейчас они желают питаться моим телом, я с радостью отдаю им его». Обращаясь к ним, практикующий думает: «Вот мое тело; делайте с ним все, что доставит вам удовольствие. Мне приятнее отдать его вам, чем сохранить для себя».
    Те существа, что беспокоят меня сегодня, в прошлом были моими отцами и матерями, проявляли необычайную доброту.

    Полное приятие

    В контексте чода болезнь можно интегрировать в практику. Когда возникает недомогание, вместо того чтобы пытаться его оттолкнуть, мы думаем: «Хорошо. Пусть благодаря этому заболеванию я приму на себя недуги и страдания всех существ!» Одновременно мы полагаем, что болезнь вызвали кармические кредиторы. Зависит ли от них ее возникновение, мы говорим им: «Добро пожаловать! Если я должен быть болен, пусть я буду болен. Если я должен умереть, пусть я умру!» Что бы ни происходило, все воспринимается вне проявлений в пустоте данной ситуации. Здесь мы полностью принимаем болезнь и смерть. Тело воспринимается как элемент всеобщей пустотности и не является больше объектом, о котором стоило бы беспокоиться. Оно просто подносится в дар всем, кто жаждет увидеть больное тело.

    Не забывать о сущностном

    Сущность практики чод – понять истинную природу ума, постичь его пустотность. Одновременно мы развиваем сочувствие ко всем существам, зная, что они страдают из-за того, что по-прежнему пребывают в неведении относительно подлинной реальности. Чод включает и абсолютный аспект, постижение природы ума, и относительный – практику сочувствия. Практика чод позволяет развивать обе эти грани, составляющие основу Дхармы. Именно этому способствуют подношение нашего тела в качестве мандалы Трем драгоценностям и прочие визуализации.
    Мачиг Лабдрён сказала, что заслуга, накопленная человеком, выполняющим чод, в сто раз превышает заслугу обычного медитирующего; практика «белого и красного пиршеств» превосходит сто других практик; место, наводящее ужас, лучше сотни уединенных мест; наконец, боги и демоны, перед которыми у нас есть кармические долги, в сто раз полезнее прочих богов и демонов.

    Как говорится в Ваджраяне, то, что мы получаем, в большой мере зависит от того, как мы смотрим на вещи. Если мы воспринимаем Ламу как Будду, мы получим от него благословение Будды. Если мы видим его как Бодхисаттву, он даст нам благословение Бодхисаттвы. Если же Лама видится нам хорошим, но обычным человеком, мы обретем лишь благословение обычного человека. Наконец, если мы вовсе не доверяем учителю, мы уйдем от него ни с чем.
    Практика чод включает линию передачи отцовских тантр, идущую от Будды Шакьямуни через Манджушри, и линию передачи материнских тантр, которую начала Юм Ченмо (Великая Мать) и затем держали Тара и Дакиня Сукхасиддхи. Кроме того, в чод входит линия передачи недвойственных тантр.

    Вопрос: Обязательно ли удаляться на кладбище для практики чод?
    Калу Ринпоче: Кладбище – это место, в котором лежат трупы и случаются разные пугающие вещи. Миларепа сказал, что в нас всегда присутствует будущий труп – наше собственное тело. Есть и другое кладбище, величайшее из всех кладбищ – то место, куда приходят умирать все наши мысли и чувства.
    ... Мачиг Лабдрён сказала: «Если у вас есть враг и вы решили заколоть его ножом – возможно, вам это удастся. Возможно также, что враг окажется сильнее и убьет вас. Если с врагом подружиться, то враг исчезнет». Так и с болезнью: если вы больны и пытаетесь восстановить здоровье, но сомневаетесь в успехе, результат непредсказуем. Если же вы думаете, что болезнь – это благоприятная ситуация, то тем самым вы тут же излечиваетесь, потому что вам больше нечего отвергать.

    Сердце, подаренное демону

    Однажды к человеку, который практиковал чод, пришел иллюзорный, но грозный демон, ударом рассек ему грудь и вырвал сердце. В первый момент йогин с ужасом подумал: «Я сейчас умру!» Однако следующая мысль была иная: «Я выполняю чод, и здесь нет места страху. Это демоническое существо было в прошлом моей матерью или отцом. Сейчас он взял себе мое сердце, это же чудесно! Я умираю, и это хорошо!»
    Он медитировал еще минут двадцать. Демон вдруг решил вернуть сердце йогину в грудь, но тот отказался: «Мне оно не нужно. Оставь его себе».

    Практикующий, который боялся колокольчика дамару

    Конечно, прежде чем входить в такие деликатные ситуации, необходимо выработать в практике определенные привычки. В одном примере говорится о человеке средних способностей, который однажды решил практиковать чод на кладбище. Пока светило солнце, все шло относительно неплохо, однако едва настала ночь, как он почувствовал себя неуверенно. Несмотря на волнение, он продолжал трубить в канглинг и звонить в дамару. Внезапно бубенец от дамару задел его щеку. Йогин подумал, что к нему пришел демон, перепугался и убежал!

    Священный слог

    Среди 100 000 песен Миларепы есть драгоценные объяснения этого ритуала. Он также подробно объясняет значение слога «пхэт», который несколько раз используется в ритуале чод.
    сила этого слога определяется тремя аспектами:
    • на внешнем уровне он освобождает ум от глупости;
    • на внутреннем он способен останавливать бурные потоки мыслей;
    • на тайном он позволяет уму освободиться в своей собственной природе, то есть в пустотности, ясности и неисчерпаемой изначальной мудрости.

    В той же песне Миларепа рассказывает о трех элементах посвящений. Прикосновение сосудом-бумпой к голове – это внешнее посвящение. Визуализация собственного тела в форме Йидама – это внутреннее посвящение, и, наконец, узнавание сущностной природы ума – это окончательное, или подлинное посвящение.

    Вопрос: Как соотносятся чод и Праджняпарамита?
    Калу Ринпоче: Между ними есть близкая связь, потому что чод основывается на понимании пустоты и сочувствия. Это также сущностный момент всей Ваджраяны. Праджняпарамита-сутра в большой мере посвящена пониманию пустотности явлений.

    Вопрос: Что общего имеет чод с практикой Йидама?
    Калу Ринпоче: Он нас автоматически подводит к ней. В процессе чода, когда выполняем пхову, мы думаем, что наш ум покидает тело и превращается в Ваджра-йогиню (Дордже Налджорма, Алмазная Йогиня. Следовательно, мы становимся Йидамом и остаемся им на протяжении всей практики. Что же касается нашего человеческого тела, которое сейчас всего лишь труп, то мы поднесли его в дар всем упомянутым гостям.

    Медицинское знание, полученное как откровение

    Для передачи знания о медицине Будда принял форму Сангье Менлы (Будда Медицины). Затем он создал два своих излучения. Они появились в форме двух риши – древнеиндийских святых в белых одеяниях. Из сердца Будды вышел риши по имени Мудрость Науки и поднялся над землей, а из горла Будды возник риши Рожденный Умом и расположился лицом к первому риши. Преклонив колено, Рожденный Умом попросил поучений о тайнах медицины, чтобы облегчать страдания всех существ. В ответ риши Мудрость Науки изложил четыре медицинские тантры, включающие восемь направлений терапии.

    Болезни и ум

    Благое качество представлено двумя аспектами – временное и вневременное благо. Медицина охватывает оба этих аспекта.
    Наш организм подвержен великому множеству болезней, способных вызвать большое страдание. Их изначальная причина – привязанность к эго, с которым мы себя отождествляем. Будда сказал: «Отождествление с „я“ – это наш величайший враг во вселенной». Вот почему эго есть причина всех наших страданий. Существование «я» подразумевает также существование «не я», «другого», и это ведет к двум типам реакций – привязанности, когда «другой» воспринимается как вызывающий удовольствие, и неприязни, когда он ощущается как отталкивающий или угрожающий. Кроме того, мы погружены в неведение, поскольку не переживаем пустой природы всех ситуаций и воспринимаем их как реальные. Привязанность, гнев и неведение формируют ткань нашего поведения.
    Через тело медицина действует и на ум. Предположим, вы страдаете от боли в руке. Но боль чувствует не рука, а ум; он думает: «Я страдаю». Вылечить руку – значит принести облегчение уму.
    Болезни поражают и тело, и ум. Но тело – только продукт ума, и потому ум страдает первым. Зависимость от «я» – источник всех наших трудностей и неприятностей. Без нее не существовало бы понятия страдания.

    Три системы

    «Я», привязанность, неприязнь и неведение суть не что иное, как ум, функционирующий в режиме, называемом «индивидуализированное сознание». Его считают жизненной силой, или великой тонкой энергией (лунг, прана).

    Линии преемственности (различные школы) Кагью

    В Тибете считается, что наставления Ваджраяны позволяют достичь полного Просветления либо в этой жизни, либо в бардо, либо в течение семи следующих жизней. Эти поучения широко распространились во многих школах и традициях, главными из которых считаются Восемь великих колесниц практики. Все они происходят из Состояния Истины – от Ваджрадхары или иных Будда-форм. Поэтому иногда их все объединяют термином «Кагью». Однако чаще всего это название используют в более узком смысле, относя его только к тем поучениям, которые принес в Тибет Марпа-переводчик.
    Но и традиция Кагью– не одна, а целое множество линий преемственности, сложившихся на протяжении столетий тибетской истории. Первое разделение на подшколы произошло по инициативе последователей Гампопы. Четыре его главных ученика создали каждый свою отдельную традицию:....
    ..Последняя вскоре разделилась еще на восемь школ.....

    Различные представления

    ...Упомянутые четыре группы – это так называемые четыре великие и восемь малых линий преемственности Кагью. Все они происходят от Марпы, Миларепы и Гампопы; все используют практики Шести йог Наропы и Махамудру. Однако их поучения немного различаются. Например, в Карма Кагью поучения, представляющие Махамудру, называются «Введение в Три состояния», в Дригунг Кагью – «Единственная мысль» или «Единственное намерение», а в Другпа Кагью – «Шесть циклов единого вкуса». Суть и значение этих поучений едины, хотя и часто по-разному выражены.

    Тилопа говорил: «У меня нет гуру в человеческом теле. Мой гуру – Ваджрадхара».

    Принципы медитации на Йидама

    В Малой колеснице Будда учит, что «эго» пусто, и что сутью практики является постижение этой пустотности путем концентрации без отвлечений. В Махаяне пустым считается не только собственное «я», но и все явления; здесь говорится, что ум обладает знанием – это называется ясностью или ясным светом. Выражают это такими словами: «Суть ума – пустота, а его природа – ясность». Наконец, нельзя игнорировать третий элемент – осознавание пустоты и ясности. Если нет осознавания, то нет и ума. Этот третий элемент называют знанием-видением (ригпа), сознанием (шепа) или отсутствием препятствий (магагпа). Полное определение ума, следовательно, выглядит так: его суть есть пустота, его природа – ясность, а его характеристика – беспрепятственное знание-видение.
    Понимаемый таким образом, ум является и потенциалом состояния Будды, и раскрытием этого потенциала. В конце пути ум такой же, как и в начале. Единственное различие заключается в его чистоте. Как гласят тексты,
    «Все существа – это Будда, но их ум покрыт мимолетными загрязнениями.
    Едва загрязнения рассеиваются, существа действительно становятся Буддой».
    Описания свойств ума в Махаяне и Ваджраяне практически одинаковы. Однако есть разница в способе восприятия истинной природы тела. Малая колесница считает тело средоточием нечистых компонентов, которые следует отбросить. После продолжительного анализа приходя к выводу, что тело состоит из атомов, Хинаяна считает, что тело не существует в себе и само по себе и является не чем иным, как конгломератом атомов. Великая колесница заявляет, что все явления возникают в результате движений ума, и сравнивает тело с иллюзией, миражом или отражением луны в воде. Наконец, Ваджраяна утверждает, что человеческое тело обладает просветленной природой.

    Чтобы обрести способность воспринимать тело как форму Йидама, а затем ясно и наглядно проявить эту природу, используется фаза развития. После фазы развития должно появиться переживание пустоты. Для его достижения необходима фаза завершения, либо с символами, либо без. Фаза с символами соответствует Шести йогам Наропы, а фаза без символов – Махамудре. Все применяемые практики могут выполняться последовательно, с постепенным переходом с уровня на уровень, или отдельно друг от друга; каждая из них ведет к Просветлению.
    У нас есть прекрасная возможность: мы оказались в этой редкой ситуации, когда все описанные поучения доступны. Каждый желающий может их получить и использовать. Мы прибыли на Остров Сокровищ. Перед нами открыты все пути Будды, включая Хинаяну, Махаяну и Ваджраяну. Стоит порадоваться и выбрать те методы, которые кажутся наиболее подходящими лично нам.

    ----------------------------------------------
    Глоссарий

    Алмазный путь (ваджраяна): Этот путь можно практиковать только с готовностью видеть все изначально чистым (см. Чистое видение). Синонимы Алмазного пути – Тантраяна и Мантраяна.
    Алмазный Ум (Ваджрасаттва): очищающая сила всех Будд, белый сидящий Будда. В правой руке он держит дордже у сердца, а в левой – колокольчик у бедра. Состояние радости Будды Акшобхьи. В мандале бардо олицетворяет все семейства Будд.

    Бардо становления (рипа бардо): период между десятым днем после смерти и зачатием.
    Бардо умирания (чикаи бардо): период, который начинается с появлением первых признаков умирания и заканчивается спустя полчаса после остановки дыхания. Входит в бардо смерти.
    Бардо медитации (самтан бардо): период подлинного медитативного погружения. Входит в бардо жизни.
    Бардо таковости (чёньи бардо): десятидневный период, начинающийся от момента смерти – то есть от конца бардо умирания. Также известен как бардо окончательной природы, или дхарматы.

    Безграничность (мангапа, нируддха): Пустотность, ясность и безграничность – абсолютные качества ума, неотделимые друг от друга. Безграничность подразумевает, что из пространства беспрепятственно, сами по себе, без усилий проявляются просветленные действия. Постигнуть ее – значит осуществить Состояние излучения.

    Благословение: действенное средство передачи духовной зрелости. Оно основывается на том, что пространство и радость одинаковы везде, а природа Будды свойственна каждому существу. В Алмазном пути, если ученик обладает открытостью и вдохновением, то он может взглянуть на природу своего ума. Через благословение Учитель передает ученику вкус потенциала, присущего всем, и глубокую уверенность в его развитии.

    Будда (сангье): просветленное состояние ума. «Санг» означает «полностью очистившийся» от завес, омрачающих изначальное знание. «Гье» – «полное раскрытие» всех качеств ума, к которым относятся бесстрашие, радость, безграничное сочувствие, мудрость и активность для блага существ. Будда нашего времени – Шакьямуни, четвертый из тысячи исторических Будд, которые появятся на Земле за время существования вселенной. Каждый из них начинает новый период Дхармы.
    Будда-активность (четыре вида действий Будд, просветленная активность): так описывается сочувственное, спонтанное и свободное от усилий поведение, способность в нужное время и в нужном месте помогать наилучшим образом. Существует четыре вида действий Будд: успокаивающие, обогащающие, вдохновляющие и мощно защищающие. Основанием всех видов активности является способность покоиться в том, что есть.
    Будда Безграничного Света (Амитабха): Будда различающей мудрости, рубинового цвета, сидит в позе лотоса, держа в сложенных руках чашу с нектаром высшей радости. Его осознавание – Чистая страна высшей радости (Девачен); благодаря обещанию, данному Амитабхой, в нее можно попасть с помощью сильных пожеланий.
    Будда Безграничной Жизни (Амитаюс): излучение Будды Безграничного Света в Состоянии радости, олицетворяет долголетие и здоровье. Он красного цвета, сидит в позе лотоса, держа в руках, сложенных в жесте медитации, вазу с нектаром долгой жизни.
    Будда-природа: природа ума, возможность достичь состояния Будды, свойственная всем существам.

    Великая печать (чагчен, чагья ченпо, махамудра): «Великая печать» постижения. Будда заверял, что это его наивысшее поучение. Оно ведет к непосредственному опыту постижения ума. Великая печать включает основу, путь и цель. Доверяя природе Будды, мы упражняемся в переживании неразделимости воспринимающего, воспринимаемого и восприятия. В результате мы полностью пробуждаем ум, «скрепляем печатью» его Просветление.

    Гуру-йога (лами налджор): медитация на Учителя как на сущность всех Будд. В ней, как и на посвящении, получают благословение тела, речи и ума, в результате чего пробуждаются Три состояния Просветления. В конце медитации практикующий сливается с просветленным умом Ламы.

    Дакиня («небесная танцовщица»): Будда-женщина. В тибетском буддизме так называют спутницу на пути к Просветлению; она вдохновляет и побуждает мужчину к правильным действиям. Дакини часто передают Учение или предстают его Защитницами.
    Детонг: переживание пустоты как блаженства; взгляд буддийских мастеров тантры.
    Джалю (тиб.) Радужное тело.
    Дордже (букв. «господин камней, алмаз»): символ неразрушимости и непоколебимости, характеризующих высшее состояние ума, Просветление. Называемый так ритуальный предмет символизирует средства Алмазного пути, а также сочувствие и радость.
    Достижение: в контексте умирания означает момент после клинической смерти (примерно через 20–30 минут). Когда белая мужская энергия (появление) и красная женская (нарастание) встречаются в сердечном центре, растворяются семь завес неведения и на мгновение все темнеет и стихает.

    Защитники: один из Трех корней. Их функцией является устранение препятствий на пути к Просветлению. Благодаря защитной силе любой опыт человека становится частью пути. Защитники – источник просветленной активности Будд – являются, как и Йидамы, выражением Состояния радости Просветления и по своей сути неотделимы от Ламы.

    Йидам: аспекты Просветления, один из Трех корней. Безграничные качества просветленного ума выражаются в многочисленных формах из энергии и света. Если мы отождествляемся с ними в медитации и повседневной жизни, они пробуждают в нас присущую каждому природу Будды. Рассматриваются как неотделимые от Ламы.
    Йогин; практикующий Учение (налджорпа): применяет буддизм в жизни и независимо от своей жизненной ситуации настраивается в первую очередь на познание природы ума.

    Колокольчик: ритуальный предмет, который символизирует мудрость или пустоту. Он часто используется вместе с дордже, что означает неразделимость пространства и блаженства, мудрости и сочувствия.
    Красный Будда: см. Будда Безграничного Света.
    Кудунг: мумифицированное тело многоопытного йогина, умершего в позе медитации.
    Лама (букв. «высший принцип»): один из Трех корней. Посредством Гуру-йоги – медитации на Ламу – мы получаем благословение, позволяющее на несколько мгновений пережить истинную природу ума. Лама воплощает для ученика Три состояния Просветления.
    Лунг: ритуальная декламация (чтение вслух) текста Алмазного пути. Когда ученик слышит слоги, ему передается их суть.
    Лхагтонг (випашьяна): медитация проникающего видения; эта практика медитации применяется как метод и в Сутре, и в Тантре. Она основывается на стабильном опыте шинэ. В ней медитирующий старается поддерживать видение недвойственности воспринимающего сознания и воспринимаемого объекта от мгновения к мгновению.

    Любящие Глаза (Ченрезиг, Авалокитешвара): Будда сочувствия и неразличающей любви, в Состоянии радости. изображается сидящим в позе медитации, белого цвета, с четырьмя руками. В его внешней правой руке – хрустальная мала, освобождающая существ из обусловленного мира. В двух средних руках он держит у сердца драгоценность Просветления, а во внешней левой руке – цветок лотоса, который показывает чистоту его настроя. Его глаза видят всех существ.

    Мандала (букв. «центр и окружность»). 1) поле силы Будды, возникающее из бесчисленных возможностей пространства. В более широком смысле этот термин означает также силовое поле человека или группы людей; 2) мысленно представляемая Вселенная, полная драгоценностей, которую практикующий подносит Буддам, выполняя дарение мандалы – третью часть Основополагающих упражнений;
    Мантра: естественная звуковая вибрация определенного Будды. Активизирует поле силы Будды. Во медитациях Алмазного пути имеется фаза, во время которой произносятся мантры.

    Медитация (гом, букв. «знакомиться с чем-то»): упражнение, во время которого ум учится сбрасывать свои завесы. При этом используются методы, позволяющие превращать в собственный опыт практикующего то, что он уже понял интеллектуально. Медитация – это пребывание без усилий в том, что есть.
    На разных уровнях буддийских поучений передаются методы, которые в основном можно объединить в две группы: шинэ и лхагтонг. Важнейшими средствами в Алмазном пути являются отождествление с Просветлением, пробуждение просветленных полей силы с помощью мантр и поддержание чистого видения. медитация с ведущим (гом лунг) открывает медитирующим доступ к бесчисленным средствам Алмазного пути.

    Мудрость, пять видов: истинная природа пяти видов мешающих чувств. Путем трансформации обычного восприятия гнев узнается как зеркалоподобное состояние, гордость становится уравнивающей мудростью, привязанность – умением проводить различия, ревность превращается в искусство накапливать и усваивать опыт, а запутанность – во всепронизывающее глубокое видение.

    Переживающее: не осознаваемая большинством людей способность ума воспринимать даже в отсутствие объектов восприятия.
    Прибежище (букв. «приходить под защиту»): встреча с собственной природой Будды. Обращение к ценностям, на которые действительно можно положиться. ...Это так называемые Три драгоценности.
    Просветленный настрой (бодхичитта). Окончательный (абсолютный) Просветленный настрой являет собой постижение неразделимости пустоты и сочувствия, спонтанной и свободной от усилий активности без размышлений и колебаний. Субъект, объект и действие больше не воспринимаются как отделенные друг от друга.

    Пространство: пространство вневременно, оно есть везде, в качестве присущей всем возможности ума. Оно содержит знание, переживает радость и выражается как любящее и разумное. Тот, кто постоянно осознает пространство в себе и вокруг себя, считается полностью просветленным. Пространство часто неправильно понимается как ничто, некое отсутствие или черная дыра, но в действительности оно все объединяет. Будда описывал его как пустоту; оно охватывает и знает все времена и направления.
    Пустота (шуньята): Пустота – это действительная, окончательная природа всех внешних и внутренних явлений, ее невозможно понять посредством концепций.
    Пхова: медитация умирания в сознании.
    Ретрит: см. Медитационное уединение./хорошее переводческое решение/
    Радужное тело (джалю): опытные мастера медитации в процессе умирания могут трансформировать свое тело в энергию, оставляя после себя только физические части, лишенные нервов (например, волосы и ногти).
    Рангтонг: «Пустой сам по себе». Взгляд на пустоту, согласно которому ни наше «я», ни воспринимаемые явления не обладают собственной природой.

    Состояние излучения (тулку, нирманакайя)
    Состояние истины (дхармакайя, «тело явлений»)
    : Состояние истины – это само вневременное Просветление, пустая природа ума. Является основой Состояния радости и Состояния излучения. Это абсолютная сущность, суть Будды, вне всяких форм, качеств и ограничений. Познание Состояния истины приносит пользу нам самим и наделяет абсолютным бесстрашием.
    Состояние радости (самбхогакайя): Просветленное выражение ясности ума, его свободной игры и опыта высшей радости. Это состояние переживается, когда ум с уровня бесстрашия узнает богатство своих возможностей.
    Состояния формы (рупакайя): Состояние радости и Состояние излучения. Проявляются из Состояния истины для блага всех существ.

    Срединный путь (пустоты; Мадхьямака): дословно «даже не середина»; точный концептуальный анализ всех явлений с целью познать отсутствие у них реального существования в абсолютном смысле.
    Ступа (чортен): форма, которая символизирует совершенное Просветление. Ступа воплощает преобразование всех чувств и первоэлементов в пять видов просветленной мудрости и пять семейств Будд. Часто символизирует Сангху.

    Тантра (буддийская): часть Великого пути, важнейшими средствами в которой являются отождествление с Просветлением и поддержание чистого видения. Тантраяна – синоним Ваджраяны и Мантраяны. Цель – состояние Будды – здесь превращается в средство. Это быстрая дорога к Просветлению, предпосылками для которого являются доверие к собственному уму и сочувственная мотивация (Просветленный настрой).
    Тигле (бинду или тилака): сущность энергии; охватывает пять элементов и содержит жизненную энергию. Возникает на уровне сердца при зачатии и затем расходится вслед за белой отцовской сущностью вверх и материнской красной вниз, образуя центральный канал.
    Тонглен букв. «давать и брать»: медитация Великого пути.
    Три состояния Просветления (трикайя): Состояние истины (дхармакайя) связано с опытом бесстрашия, Состояние радости (самбхогакайя) связано с опытом необусловленной радости, Состояние излучения (нирманакайя) связано с опытом необусловленного сочувствия.
    Тулку (нирманакайя): также Состояние излучения. Выражает способность ума беспрепятственно проявляться из пространства. В высшем смысле понятие «нирманакайя» относится к историческому Будде. Он – «совершенный тулку». Тулку дословно означает «иллюзорное тело». Такие люди не отождествляются со своим телом – они используют тело как инструмент для работы на благо существ.

    Фазы медитации:
    1. фаза построения (кьерим): практикующий вызывает в уме образ определенного Будды;
    2. фаза мантры: повторяет мантру;
    3. фаза завершения (дзогрим): все превращается в осознавание, и практикующий покоится в нем.
    Центральный канал (авадхути): вертикальная ось энергии в середине тела. Создается за счет того, что белая энергия (семени) отца поднимается, а красная энергия (яйцеклетки) матери опускается в зарождающемся теле. Центральный канал идет от макушки до точки в середине тела на четыре пальца ниже пупка, закругляясь на нижнем конце, как пробирка.
    Чод (букв. «рассечение»): требующая высокого уровня медитация на Йидама, нацеленная на прорыв сквозь иллюзию эго.
    Чёньи бардо: переживание дхарматы, или промежуточного состояния таковости; опыт пространства истины, достижимый при очень высоком уровне развития непосредственно в момент смерти; соответствует переживанию Состояния истины.

    Черная корона: особый атрибут Кармап. В момент своего Просветления Кармапа получил от Дакинь корону, сплетенную из их волос мудрости. Таким образом Дакини короновали Кармапу в качестве «Господина активности Будд». Это поле силы постоянно находится над головой Кармапы, но видеть его могут только существа, достигшие высоких уровней духовного развития. Во время Церемонии короны используется ее физическая копия – этот метод позволяет обрести Освобождение просто путем созерцания короны. При виде Черной короны или вследствие медитации на нее возникает открытость, позволяющая очищать глубочайшие уровни ума и постигать его природу.

    Чистая страна: поле силы какого-либо Будды. Самая известная из Чистых стран – Чистая страна высшей радости Будды Безграничного Света.
    Чистая страна высшей радости (Девачен, Сукхавати): Чистая страна Будды Безграничного Света. Достичь ее особенно легко – благодаря прежним пожеланиям Будды Безграничного Света и пхове.
    Чистое видение (или чистый взгляд): Практикующий учится видеть мир и существ как самоосвобождающую игру пространства.
    Шентонг: «пустой от другого». Понимание пустоты. Означает свободу от любых поверхностных завес. Базовое сознание переживает пустоту, но само по себе не является «вещью»; этот подход называется также Великим срединным путем (Маха Мадхьямака, Ума Ченпо).

    Шесть освобождающих действий (парамиты) освобождающие действия Бодхисаттвы: щедрость, осмысленный образ жизни, терпение, радостное усилие, медитация и освобождающая мудрость.
    Шесть поучений (или йог) Наропы: эффективные средства, практикуются только в уединении. Их целью является познание природы ума через его аспект энергии. В них следующие медитации: внутренний жар (туммо), ясный свет (осэл), сновидение (милам), тело-иллюзия, промежуточное состояние, осознанное умирание (пхова).

    Шинэ (шаматха): покой ума, пребывание в покое. Медитация на действительный, воображаемый или абстрактный объект. Упражнение в том, чтобы приучить ум покоиться однонаправленно и без отвлечений. Шинэ в Сутре и Тантре является основой узнавания истинной природы ума.
    Элементы: все сущее возникает из пяти элементов: земли (всего твердого), воды (всего жидкого), огня (всего излучающего тепло), ветра (всего движущегося) и пространства, содержащего в себе все возможности. При умирании физического тела элементы последовательно возвращаются в пространство.
    Энергия-осознавание: связь между жизненной энергией и сознанием.
    Ясность (тиб. салва): пустота, ясность и безграничность – три неотделимых друг от друга качества ума. Ясность – это присущая уму способность к непрерывному восприятию, переживанию. При достижении Просветления она соответствует Состоянию радости.
    Ясный свет: переживание пустоты, в котором пространство и явления становятся едины.
     
  14. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    Калу Ринпоче – Радужные небеса. Углубленное рассмотрение практик Мантраяны.
    Устные наставления.

    Полностью - тут:
    https://e-libra.su/read/532485-raduzhnye-nebesa.html

    [​IMG]


    Углубленное рассмотрение практик Мантраяны

    Согласно Учению Будды, ум по своей природе является пустотой, а его основополагающей характеристикой – ясность, и в своем проявлении он свободен. Однако существа не осознают природу ума отчетливо – как будто находятся в подобии тяжелого сна, и пребывают в неведении относительно истинной природы ума. Нам необычайно повезло: у нас есть доступ к мощному и быстрому пути, помогающему ускорить достижение состояния Будды. Путь Ваджраяны приносит быстрые результаты, поскольку в нем практикуют медитацию на человеческое тело и на все материальные явления как на тело Йидама, на все звуки – как на его мантру, и на все умственные явления – как на самадхи Йидама. Такая медитация позволяет эффективно работать с запутывающими эмоциями и перескакивающими мыслями, благодаря узнаванию их истинной природы. Понимание, что истинной природой ума являются пустота, ясность и беспрепятственность, может полностью и моментально останавливать эмоциональное возбуждение, поток перескакивающих мыслей и так далее. Такая мгновенная сила распознавания возвращает нам эмоциональное и умственное равновесие.
    Путь Ваджраяны, без сомнения, является наиболее подходящим, применимым и действенным в данное время и эпоху. На этом пути ни от чего не надо отказываться, как в Хинаяне. Вместо этого мы используем метод преобразования, постигая неотделимость Дхармакайи от Самбхогакайи и Самбхогакайи от Нирманакайи.

    Применяя методы Алмазного пути, мы используем техники визуализации вместе с повторением мантры данного Йидама.
    В целом человеческое тело обладает семьюдесятью двумя тысячами энергетических путей или каналов, по ним течет наша жизненная энергия, которая при должном обращении может благотворно влиять на продолжительность жизни, здоровье и самочувствие.
    Подробно изучив каналы, можно обнаружить, что в их отверстиях, величиной с острие иголки, находятся священные слоги, возникающие благодаря силе и потенциалу элемента мудрости, протекающего по этим каналам. Как бы невероятно это ни звучало, сила элемента мудрости проявляет себя в виде этих крохотных слогов внутри каналов. Кроме того, мы увидим, что энергии (или ветра ) элемента мудрости и ветра рассудочного сознания дуют (или протекают) внутри и через нади. Это движение вызывает появление переживания звука.
    С каждой из десяти ступеней развития Бодхисаттвы (бхуми) связаны определенные силы, соответствующие данной ступени развития. Первый уровень постижения является результатом полного и окончательного искоренения грубейшей из четырех завес – собственно омрачения кармы. Когда практикующий полностью устраняет их, появляется способность моментально погружаться в глубины ста различных видов самадхи и проявляться в сотне различных форм для блага существ. На самом деле на первой ступени развития Бодхисаттвы достигают двенадцати таких удивительных качеств. Но способность воспринимать силу мантр все еще не появляется.
    Бодхисаттва, достигший второй ступени, обладает еще более глубоким постижением. Теперь он до такой степени развит, что может ясно видеть прошлое вплоть до тысячи предыдущих жизней, и будущее на тысячу жизней вперед. Он способен проявлять тысячу тел и переживать тысячу видов самадхи. На каждой следующей ступени Бодхисаттвы, с третьей по шестую, различные чудесные качества возрастают десятикратно. На седьмой ступени устраняются последние остатки омрачения эмоционального возбуждения. И все же Бодхисаттвы еще не могут видеть мантры.
    И только на восьмой ступени приходит постижение мантр и узнавание силы этих звуков. Теперь у практикующего появляется то, что называют десятью силами . Одна из этих сил – способность видеть поток сознания бесчисленных существ и ясно осознавать и чувствовать, что происходит с каждым из них. Еще одна такая сила – полный контроль над окружающей средой. Еще одна – управление самой жизненной силой: Бодхисаттвы теперь могут продлевать собственную жизнь и жизнь других существ по желанию.
    На девятой ступени полностью исчезают омрачения двойственного цепляния. Наконец на десятой – все что остается, – это слабые следы завесы неведения или последние остатки омрачения, препятствующие полному знанию природы ума. На пути завершения, на последней ступени, завеса оставшегося неведения очищается, пока в конечном счете не устраняется полностью. В это время достигается Просветление, в котором нет абсолютно никаких омрачений, только полное знание истинной природы реальности.

    Поскольку мантры наполнены уникальной и индивидуальной силой Будд и Бодхисаттв высокого уровня, некоторые из них обладают особенными свойствами. Одни мантры продлевают жизнь. Другие приносят разные виды достижений. Мантры обладают разными видами мощного влияния на человека и его существование. Некоторые воздействуют сразу многими способами. Их может использовать каждый.

    При выполнении практики любого Йидама стоит помнить о трех важнейших требованиях к технике медитации, названных тремя характеристиками . Первая из них – ясность , вторая – представление о мудре , третья – ваджрная гордость . Первая характеристика означает, что во время практики медитации мы очень ясно представляем форму Йидама как лучезарно сияющую и законченную, имеющую все подобающие цвета и украшения. И мы развиваем этот устойчивый ясный образ. В медитации Ваджраяны это первый важный принцип визуализации.
    Вторая характеристика практики Ваджраяны – знание мудр, или символов. Она предполагает, что мы можем вызывать в уме различные значения формы Йидама во время медитации. Медитируя, например на Ченрези, и помня символический смысл того, что у него одно лицо, представляйте это символом единого вкуса сансары и нирваны. Белый цвет Ченрези символизирует его абсолютную чистоту и отсутствие любых видов пятен и загрязнений, а украшения выражают совершенное постижение всех качеств Дхармы. Все многочисленные аспекты Йидама имеют важное символическое значение, и нужно удерживать их в уме во время практики визуализации.
    Третья характеристика – ваджрная гордость.

    Общие наставления по практике Ченрези

    Эта практика очень проста, она несет в себе великое благословение и освобождает от бесконечного цикла страданий в cансаре. Приучить себя выполнять ее несложно.
    Кто же такой Ченрези, Любящие Глаза? На санскрите его имя звучит как Авалокитешвара, что значит «тот, кто смотрит сочувственными глазами». Ум Ченрези – это наивысшее, всеохватывающее сочувствие, а самое большое его желание, исходящее из любящей доброты и сочувствия, – привести всех существ к состоянию Будды. проявление этих качеств – любящей доброты и сочувствия – обозначается словом «ченрези» .
    Одна из самых важных особенностей этой практики – в необычайно мощной мантре, которая здесь используется. Она настолько мощная, что просто звучание ОМ МАНИ ПЕМЕ ХУНГ, услышанное нами, создает отправной момент, приводящий нас при дальнейшем развитии к достижению состояния Будды, если не в этой жизни, то в следующей. Практикующий получает великую помощь и поддержку в процессе узнавания истинной природы ума. Таким образом он может выйти за пределы цикла страдания сансары непосредственно в этой жизни, или в момент смерти, или после нее, особенно во время бардо возможностей. Нам действительно надо быть признательными за то, что у нас есть практика медитации на Любящие Глаза – один из самых простых способов достичь Просветления.

    Как и в любой практике Ваджраяны, мы начинаем с того, что представляем в небесах перед собой огромное облако всех источников Прибежища с главным Йидамом посередине. Это Йидам Ченрези, окруженный всеми Буддами и Бодхисаттвами. Мы принимаем Прибежище, чтобы привести всех живых существ без исключения к совершенному состоянию Будды. С мыслью о Просветлении мы произносим текст, сопровождающий эту визуализацию.
    Собственно практика Ченрези начинается с того, что над нашими головами и головами всех без исключения существ появляется белый, полностью раскрытый цветок лотоса, в котором покоится белый лунный диск. На лунном диске находится белая буква ХРИ (см. рисунок). Она моментально превращается в форму Ченрези. Бодхисаттва Любящие Глаза сидит на лунном диске, его спину также поддерживает лунный диск, а сам он отмечен абсолютно всеми качествами и украшениями Состояния радости Будд. Эта форма нематериальна, ее проявление пусто по своей природе и прозрачно, подобно радуге в небе или отражению луны в воде.
    Очень ясно представляйте, что Лама Ченрези находится не только над вашей головой, но и над головами всех живых существ. Созерцая этот абсолютно ясный светящийся образ, произнесите пожелание, чтобы великие и неизмеримые любовь и сочувствие могли зародиться в потоке вашего бытия и чтобы все живые существа смогли познать истинную природу ума – Махамудру.

    Обращение к Ченрези
    После произнесения пожеланий воспроизведите над вашей головой и над головами всех существ образ Ченрези, излучающего свет пяти цветов. Этот свет устраняет все негативные накопления всех живых существ, и внешний мир превращается в Чистую страну Девачен. Сейчас вы и все живые существа становитесь неотделимы от трех врат – тела, речи и ума Любящих Глаз.

    Визуализация
    Далее следует начитывание мантры. Есть несколько визуализаций. Молясь о сочувствии и постижении пустоты своего «я» и всех явлений, вы можете, например, сосредоточиться на Ченрези, восседающем над вашей головой. Можно концентрироваться на свете, который Любящие Глаза посылает из своего лучезарного тела. Этот свет наполняет вселенную и преображает всех существ в формы Ченрези. Теперь вселенная становится его Чистой страной. Произнося мантру, можно также оставлять ум в покое, в его естественном состоянии без всяких усилий; можно развивать интенсивное сочувствие ко всем существам.
    После произнесения мантр, неважно, сколько их было – сотни или тысячи, – представьте, что все живые существа превращаются в формы Ченрези, которые растворяются в свете, и этот свет полностью сливается с формой Ченрези, восседающим над вашей головой. Представляйте, что становитесь нераздельными с Ченрези.
    Когда мы наливаем молоко в чай, он постепенно из черного становится белым, подобно молоку, – так и вы растворяетесь в Ченрези, когда объединяете свое тело, речь и ум с его телом, речью и умом. Далее сосредоточьтесь на нераздельности всех форм, которые растворяются в лотосе и лунном диске в сердце Ченрези.

    Завершение
    Мое тело, тела всех существ и все
    явления есть совершенная форма
    безупречного.
    Все звуки – мелодия шести слогов.
    Все мысли – простор великой джняны.

    ...Эта последняя часть растворяющейся гласной продолжает исчезать, пока не превратится в крохотную точку и полностью не сольется с пустотой. Теперь удерживайте это ясное осознавание, свободное от любых концепций и перескакивающих мыслей. Будьте пусты – полностью и предельно, почувствуйте эту пустую ясность. Медитируйте таким образом.
    Это стадия завершения – основа. Опираясь на нее, можно постичь Махамудру в течение этой жизни, если обладаете выдающимися способностями, или же достичь Освобождения в процессе умирания, если вы обладаете средними способностями и уровнем подготовки.
    Теперь из этой пустоты вы снова возникаете в форме Ченрези. Думайте, что его тело – союз формы и пустоты, его речь – союз звука и пустоты, а его ум – союз сознания и пустоты. Наконец вы посвящаете заслуги, накопленные выполнением этой практики.
    ...Вы можете произносить мантру в любое время и в любом месте – ведете ли вы машину, гуляете, разговариваете или размышляете. Когда сочувствие Трех драгоценностей встретится с вашими уверенностью и преданностью, оно непременно направит вас на путь и поможет обрести силы пройти этот путь к Просветлению.

    Еще одна практика, полученная от Будды Шакьямуни и доступная абсолютно каждому, независимо от посвящения Ваджраяны, – это практика Йидама, обычно ее называют Зеленой Тарой. Молясь, медитируя на Зеленую Тару и ясно представляя перед собой ее форму в небесах, можно развить великое доверие. Мы обращаемся к Зеленой Таре с просьбой о благословениях и достижениях, представляем, как они опускаются на нас, и действительно получаем эти благословения. Сказано, если мы таким образом молимся и развиваем доверие к ней, то чего бы ни попросили или ни захотели – все так или иначе появится благодаря силе ее благословений,.. если мы хотим духовных достижений – они возникнут благодаря силе нашего доверия к ней.

    .. несмотря на поток отвлекающей мирской деятельности, мы можем практиковать Дхарму, произнося мантру ОМ МАНИ ПЕМЕ ХУНГ. Даже такие простые действия позволяют собрать необходимые положительные накопления. Мы понимаем, что жизнь непостоянна, поэтому думаем о будущих воплощениях и делаем шаги для перерождения в высшем состоянии существования.
     
  15. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    Важность Просветленного настроя

    Узнавая, что природа ума свободна от любого материального бытия, мы делаем вывод, что представление о себе как таковое не создано и существует извечно. Как и все, что проявляется, – всего лишь проекция, возникающая в уме, который по своей сути есть пустота, точно так же не создано и существует извечно. Такой взгляд, такое узнавание само по себе является абсолютной бодхичиттой .
    Видя, что все живые существа не узнают свою собственную иллюзорную природу или нематериальность всех явлений, мы понимаем, что они ошибочно цепляются за явления и верят, что их тела реальны. Это цепляние приносит переживание сильного страдания. Когда мы видим, что все живые существа не узнают абсолютную бодхичитту и прикованы к цеплянию за ложную реальность, в нас зарождается неизмеримое сочувствие. Это сочувствие ко всем живым существам, как с абсолютной, так и с относительной точки зрения (что обсуждалось ранее), мы объединяем с распознаванием пустоты. Теперь этот союз распознавания пустоты и неизмеримого сочувствия становится подобен двум рукам, работающим вместе и помогающим одна другой. Именно благодаря этим двум взглядам Бодхисаттвы обретают заслугу искусных средств и мудрости, необходимую для достижения Просветления.

    Обет Бодхисаттвы
    ...Сегодня я принимаю рождение в семье
    Будды и становлюсь сыном Будд.
    Пусть бесценная мысль
    о Просветлении зародится там,
    где она еще не зародилась;
    там же, где зародилась, —
    пусть она не исчезает,
    но возрастает все больше и больше!
    Пусть все замыслы Бодхисаттв
    на благо существ будут исполнены!
    Пусть у всех существ будет счастье!
    Пусть все низшие миры
    опустеют навеки!
    Пусть у всех существ будет счастье
    и причина счастья!
    Пусть все существа будут свободны
    от страданий и причин страданий!
    Пусть все существа никогда
    не отделяются от высочайшего
    блаженства, свободного от любого
    страдания!
    Пусть все существа пребывают
    в великой невозмутимости,
    свободной от привязанности
    и неприязни!

    (Повторите три раза)

    Для поддержания и расширения понимания, а также укрепления намерения Бодхисаттвы, выполняйте медитацию отдавания и принятия (тиб. тонглен) . Представьте, что при вдохе вы забираете страдания всех живых существ, устраняя запутанность, недостаток ясности и других мешающих чувств. Страдание превращается в подобие черного дыма, он входит через вашу правую ноздрю и растворяется в сердечном центре. Теперь вы думаете: «Я полностью растворяю в себе всю боль и страдания живых существ, они освобождаются и могут наслаждаться всем счастьем, которого желают». Затем, выдыхая, из чистого намерения вашего искреннего устремления посылайте белый свет всего добродетельного и приятного, что есть у вас, на благо всех остальных живых существ.
    Эта простая практика отдавания и принятия очень действенна. Считается, что она – важная часть развития на пути Освобождения. Такая практика не только приносит пользу всем существам благодаря попытке очистить их страдания, но и помогает устранить множество негативных накоплений практикующего.
    Очень благоприятно испытывать желание стать Бодхисаттвой. Углубляйте свое понимание и развивайте бодхичитту. Это время великой радости!

    Освободиться от привязанности к «я»

    ...Начиная практиковать Дхарму, мы сталкиваемся с этим недостатком свободы. Например, в медитации успокоения ума сложно заставить его пребывать в покое, без каких-либо мыслей, более чем на минуту. Медитируя на Йидама, мы отвлекаемся. Нам трудно поддерживать устойчивый образ Йидама.
    Для развития свободы ума важно прежде всего узнать его истинную природу. Только тогда мы обретем контроль над его функционированием. Ум свободен, лишь когда не встревожен и не сбит с толку тем, что в нем возникает и исчезает. Мы утверждаем: «Я есть» или «Я существую». Оказываясь во власти этой ошибочной мысли, мы не можем наблюдать природу ума и тем более узнать ее.
    Такие омрачения имеют несколько причин. Во-первых, не узнавая истинную природу ума, мы верим в существование себя и своего эго. Мы думаем, что воспринимаем свое «я». Однако ум, абсолютно лишенный таких характеристик, как форма, очертания, размер и цвет, свободен от какого бы то ни было «я». Если бы мы наблюдали природу ума в медитации и смогли увидеть в ней что-то вроде «я», мы приписали бы уму какие-нибудь описательные характеристики. Обнаружив что-либо определенное, мы назвали бы его каким-то «я», обладающим собственным существованием. Если же ничего определенного обнаружить не удалось, следует признать истину о пустоте ума.
    Во-вторых, мы цепляемся за «я» как за что-то реальное. Это цепляние – всего лишь концепция, ассоциирующая «я» с какой-то формой. Если бы существовало очертание или местонахождение ума, тогда интеллектуальная, концептуальная гипотеза «Это есть “я„», была бы верна. Однако такого местонахождения нет ни в одной реальности. Ум является пустотой без какого-либо «я».
    В-третьих, несмотря на все это, мы лелеем и любим это «я», бываем весьма озабочены вредящими нам событиями и стремимся исключительно к приятным переживаниям. Неспособность ясно видеть природу этого «я» называется омрачением или неведением относительно себя.
    Три вида цепляния за эго – восприятие «я», вера в его существование и потакание ему (при абсолютном незнании его истинной природы) – и дают вместе нечто, что мы считаем «собой».

    Применяя поучения великих мастеров Тантры, развивая понимание и приобретая полезные навыки медитации, можно использовать визуализацию для успокоения ума в медитации. Начав медитацию и представляя в своем сердце ясную сферу света, мы достигаем устойчивости. Затем расширяем и продвигаем сферу вдаль перед нами. Концентрируясь на ней, мы медитируем одновременно на удаленную сферу света и сферу света в нашем сердце.
    Удерживая их в уме, мы видим сферу света, находящуюся очень далеко позади нас. Теперь медитируем одновременно на сферу света перед нами, позади нас и в нашем сердце. С помощью этой практики мы не только успокоим ум. Сосредоточившись в этот момент, вы сможете переживать одновременно сто самадхи или различных видов медитативного погружения!

    Буддизм и буддийская практика предполагают твердость в узнавании истинной природы ума, необходимую для полноценной практики Дхармы. Понимание истинной природы ума дает существенное преимущество – работа с умом в процессе медитации будет намного более эффективной и полезной.
    Ум абсолютно любого из нас обладает всеми качествами Будды, но они не очевидны, пока цепляние за независимо существующее эго или «я», подобно цепи, сковывает вместе наши омрачения. Цепляние за эгоистическое восприятие себя препятствует узнаванию естественным образом присущих нам качеств Будды. Пока не рассечены омрачения цепляния за эго, мы никогда не узнаем эти исключительные качества, присущие чистой алайе.

    ...Однако найти ламу, обладающего качествами высочайшего учителя и достигшего совершенства в Махамудре, очень трудно. Такая возможность встречается редко, и лишь немногие могут дать это благословение. Однако таких людей единицы, и редкость их появления можно сравнить с редкостью появления снега в летний день. Более того, получить пользу от благословения может лишь ученик, накопивший огромное количество благой кармы и имеющий страстное желание достичь совершенства в Махамудре. К счастью, есть множество лам, способных оказать помощь, отвечая на вопросы и делясь собственным опытом осознавания, накопленным на пути к этой цели.
    ... Когда такие ученики слышат объяснения о смысле Махамудры, в прочном сосуде их омрачений возникают громадные трещины и дыры, сквозь которые светит внутренне присущая им Будда-природа.
    Однако вся помощь в мире ничуть не продвинет нас на пути к Освобождению, если мы не будем применять добрые советы ламы и его наставления. Чтобы продвигаться, нужно практиковать, даже если эта практика заключается в том, что мы просто спокойно сидим и исследуем природу своего ума.
     
  16. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    Наставления по Махамудре

    Во-первых, примите правильную позу медитации с расслабленным дыханием и ненадуманным осознаванием. Оставайтесь в этом состоянии и просто наблюдайте, что происходит. Скоро вы заметите, как мысли возникают из ничего, сами по себе они нематериальны и растворяются либо в следующей мысли, либо в последующем моменте бытия. Появляется ли эта мысль в теле или вне его? Приходит с севера, юга, востока или запада? Если она присутствует внутри, то возникает ли она из сердца или желудка, из легких или головы? Важно потратить время на исследование этого вопроса и узнать, откуда появляются мысли, где находятся, пока вы ими заняты, и куда уходят, когда вы не уделяете им внимания.
    Продолжая это исследование, ответим на вопрос: являются ли мысли отдельными от ума самостоятельными сущностями или составляют с ним единое целое, не имея никаких отличий, лишь показывая природу ума?
    Когда появляются мысли об очень близком и очень далеком месте – это одна или две разные мысли?
    Необходимо медитировать на эти идеи, пока вы не придете к заключению, являются ли ум и мысли одним и тем же или чем-то различным, приходят ли мысли снаружи или изнутри.
    В текстах утверждается: ум и мысли едины, мысли возникают в уме, подобно волнам в океане; ум пуст, у него нет формы или цвета, следовательно, и мысли пусты, не имеют формы или цвета. Мысли возникают благодаря качеству ясности ума, и хотя они нематериальны, неизменно появляются благодаря беспрепятственной природе ума.

    Рассмотрим естественное состояние ума, происходящие в нем изменения и осознавание ума. Вы уже поняли, что ум существует постоянно и он изменчив. Нужно уметь оставлять ум в его естественном состоянии, а когда возникают мысли и ум изменяется, замечать это. Такое осознавание очень важно. Пребывание ума без осознавания ничем не отличается от грубого неведения. Состояние, в котором ум не замечает происходящих в нем изменений, не несет никакой пользы, поскольку ум находится во власти омрачения. Если есть осознавание, есть медитация; если нет осознавания, нет и медитации. Достигнув уровня Махамудры, вы сможете благодаря осознаванию медитировать без усилий. Такое спонтанное и ненадуманное состояние называют «состоянием не-медитации».

    Продолжая анализ природы ума, сравним его с океаном. Если состояние ума – океан, а изменения, происходящие в уме, – волны в океане, то являются ли волны и океан одним и тем же или они различны по своей сути? Или проведем аналогию с землей, а изменения в уме – с растущими на ней деревьями. Имеют ли деревья и земля одинаковое качество бытия или они различны? Более того, является ли состояние ума, изменения в уме и осознавание ума одним и тем же или они различны? Если все они по сути едины, то каким образом? Если различны, то где тогда состояние ума, где изменение в уме и где осознавание ума?
    Такое исследование должно быть последовательным и проводиться не неделю и не месяц. Прежде всего изучите, как возникают мысли, как они протекают и как прекращаются. Далее рассмотрите состояние ума, изменения в уме и осознавание ума. Тогда ваш опыт Махамудры будет все более зрелым.

    Я уверен, в процессе таких исследований вы сами убедитесь, что у ума нет естественного состояния без мыслей и что это естественное состояние ума не имеет ни цвета, ни очертания, ни формы. Вы обнаружите пустоту и обширность ума. Он всеобъемлющий, как небо или пространство. Но также и крошечный, поскольку даже насекомые величиной с точку обладают умом. У ума нет размера – скорее, он соотносит себя с мыслями. Огромный или маленький, оказывается, что ум – всепроникающий, как пространство. Природа ума переживается, когда он покоится в своем собственном состоянии без мыслей. Когда в нем возникают мысли, ум изменяется, но эти изменения тоже есть ум. Подобно волнам в океане, отличным от океана, но и единым с ним, поскольку волны – та же вода.

    мыслью (намтог) называют изменение в уме. Но на самом деле мысль является не чем иным, как самим Состоянием истины, поскольку ее суть – таковость. Поэтому говорят, что сам ум – то, что осознает как состояние ума, так и его изменение. Если нет осознавания – нет медитации, и тогда это омрачение. Когда нет осознавания, пребывание в природе ума – это затемнение, а изменения в уме – просто мысли. Однако если осознавание есть, состояние ума – уже медитация, и изменения в уме – тоже медитация, поскольку состояние ума, изменения в уме и осознавание ума являются одним и тем же.

    Когда вы медитируете, не старайтесь удерживать хорошие мысли и не пытайтесь прогонять плохие, не останавливайте их и не следуйте за ними. Вместо этого наблюдайте за мыслями по мере их возникновения. Все они возникают из пустоты ума и растворяются в ней. Такое исследование применимо и к другим ловушкам индивидуальности и физиологии. Этот метод также эффективен в отношении звуков, вкусовых ощущений, зрительных образов, запахов и других чувственных переживаний, приятных или неприятных. Появляются ли они из одного и того же ума или из различных умов?
    Посвятив время тщательному исследованию этих моментов, вы придете к базовым для последующих ступеней постижения заключениям. Постигая изначальную пустоту всего проявленного, вы поймете, что сущность ума (также пустая по сути) пронизывает все явления – и это не что иное, как трон Состояния истины. Узнавая, что ясность ума – его естественное состояние, вы поймете, что ясность – не что иное, как трон Состояния радости. Будда, пребывающий в естественно освобожденном cостоянии истины и ясности ума. Познав, что все бесчисленные мысли, возникающие в уме, по своей сути не имеют никаких препятствий, вы поймете, что эта свобода сама по себе есть трон Состояния излучения. Исключительно благодаря свободе чистого ума Будды могут проявляться в форме обычных и высших воплощений Состояния излучения и приносить пользу всем живым существам.

    Тилопа выразил сущность Великой печати: «Без отвлечений, без надуманности и без медитации». Что он имел в виду? «Без отвлечений» подразумевает полное осознавание ума, пребывающего в расслабленном состоянии. Что бы ни происходило с умом – изменяется ли он, появляются в нем мысли или нет, – он не отвлекается и постоянно пребывает в осознавании. «Без медитации» означает свободу от принуждения, искусственных построений и от оценок «хорошо» и «плохо». Осознавание совершенно спонтанно. «Без надуманности» трактуется как отсутствие требований и необходимости что-то делать. Вместо этого – возможность ума покоиться в его естественном состоянии.
    Если вы медитируете таким образом, очищая свои омрачения и накапливая заслугу и мудрость, то ваши усилия приведут вашу практику Махамудры к созреванию.

    Выполняйте повторения мантр и визуализацию, концентрируясь на коренном Ламе, восседающем над вашей головой, и с огромной преданностью желайте, чтобы он дал свое благословение и у вас возникло спонтанное переживание необусловленного осознавания. Представляйте коренного Ламу, он растворяется в свете и сливается с вами. Неотделимые от коренного Ламы, начните исследование и наблюдение истинной природы ума. Каждую сессию медитации завершайте посвящением заслуги и добрыми пожеланиями всем живым существам.
    Медитируя в течение некоторого времени и наблюдая за умом, вы можете обнаружить, что между мыслями и эмоциями, быстро следующими одна за другой, нет никакого пространства. Это запутанность, и ее надо рассечь одним движением ума, когда он остается в состоянии без отвлечения.

    Возможно, находясь в медитации, вы окажетесь в состоянии без каких-либо заметных мыслительных процессов и без присутствия осознавания, когда ум как будто затемнен и покрыт тучами. Это начало ступора, немедленно пресеките его. После этого усильте или туже затяните осознавание и пребывайте без отвлечения в состоянии нераздельных пустоты и ясности.

    Иногда в процессе выполнения этого вида практики возникает состояние, подобное сну, когда ум становится затемненным. Такая медитация бесполезна как для практики шинэ (шаматхи) – успокоения ума, так и для практики лхагтонга (випашьяны) – интуитивного проникновения в суть. Постарайтесь очнуться из этого состояния и позволить уму покоиться без отвлечений в состоянии ясной пустоты, с очень точной, но при этом неуловимой ясностью, тогда это будет полезной формой медитации успокоения ума. Этот прогресс принесет достижение многих качеств.

    Когда в процессе медитации к практикующему приходит прозрение и он узнаёт что-то относительно истинной природы ума, подобно проблеску истинной мудрости, тогда это уже практика лхагтонга. Понимая и узнавая сущность ума как пустоту, подобную пространству, а также присущую ему ясность и свечение, ученик делает огромный шаг вперед. К распознаванию нераздельности ясности и пустоты и их сущностной природы – беспрепятственного осознавания.
    Если при этом практикующий не впадает в построение концепций, а вместо этого пребывает в состоянии, чуждом каких-либо измышлений или построений в уме, это является началом практики и постижения Махамудры. Созревание этого подхода достигает своей высшей точки в полном расцвете состояния Будды.

    Это приводит к нескольким результатам. Рассмотрим различные аспекты природы ума, достигающие полного расцвета в момент достижения Просветления: если мы называем ум по своей сути пустым, неуловимым и подобным пространству, это означает, что в процессе его непосредственного переживания ум есть повсюду, и поэтому является сознанием Будды.
    Осознавание Просветленного существа простирается везде, для него нет ограничений. У него нет ни центра, ни периферии, поскольку он не подвластен таким правилам. Следовательно, здесь подразумевается всепронизывающее, вездесущее осознавание. Это Дхармакайя, или Состояние истины.

    Также ум обладает потенциалом свечения, благодаря которому у него есть возможность знать. У этого свечения также есть всепронизывающее качество: везде, где есть пространство, оно светящееся. Везде, где есть ум, есть ясность. Везде, где есть неосязаемое осознавание, есть свечение. Беспрепятственное, или активное, проявление осознавания ума достигает полного расцвета в качестве необыкновенного, или панорамного, осознавания, которое переживает существо, достигшее полного состояния Будды.

    У такого осознавания есть два аспекта. Один из них – качественный, когда известна сущностная природа всех переживаний и явлений. Второй – количественный аспект осознавания, когда известны все мельчайшие детали.

    Мы не можем по-настоящему говорить о том, на что похоже Просветление, оно находится за пределами всех видов умственных построений. Мы признаем Просветление как всеобщим, так и индивидуальным переживанием. При этом оно не является ни тем и ни другим, но присутствует в каждом из них. Все, кто достиг Просветления, переживают по существу одно и то же. Будды находятся в одном и том же состоянии бытия, их осознавание имеет одно и то же качество всезнающего, всепронизывающего, светящегося переживания как сущности, так и деталей всего. В противном случае о Просветлении нельзя было бы сказать, что оно всезнающе.

    В Махамудре, Великой печати, есть три ступени: Махамудра основы, Махамудра пути и Махамудра плода . Все вместе они объединяют в себе, или завершают, всю совокупность восьмидесяти четырех тысяч собраний поучений Дхармы Будды. Узнавая Махамудру основы, практикующий продвигается в своей практике, и через некоторое время практика превращается в Махамудру пути. Когда практикующий целиком и полностью осуществляет Махамудру пути, он достигает Махамудры плода.
    Махамудра пути – всей Великой печати. Она указывает на природу ума.

    Тибетское слово, обозначающее Великую печать (Чаг гья ченпо), состоит из четырех слогов. Первый слог – чаг – означает руку, собственно печать пустоты и нематериальность всех явлений. Следующий слог – гья – определяет пустоту как суть всех явлений и всего переживаемого, не пребывающего за пределами этой пустоты. Явления и переживаемое – не что иное, как сама эта пустота. Постижение этого невероятно значительно и глубоко, и следующие два слога – ченпо – означают величие.
    Таково значение слов Чаг гья ченпо или Махамудра.
    Невозможно достичь Махамудры, просто говоря: «Все вещи пусты» или «Все это пустота». Необходимо познать печать пустоты, постичь ее, пережить самому.

    Что такое эта пустота? Нам не удается воспринимать ум как пустой, ясный и беспрепятственный, потому что наше переживание ума является чем-то совершенно другим. Будь у нас прямое восприятие ума, не было бы личной кармы. ... Все это происходит только тогда, когда мы наделяем переживания качеством реальности, которым они не обладают. Карма основана на иллюзии двойственности и имеет силу только потому, что двойственность имеет силу, или же потому, что мы говорим или думаем, что она ее имеет, или же потому, что мы это так переживаем. На самом деле это не так – будучи живыми существами, мы не отдельны от нее. Скорее, пока мы цепляемся за «я» как за что-то реальное и расцениваем все, не являющееся нами, как реальное, создается основа для развития кармического процесса.
    Сам кармический процесс в конечном счете нереален, хотя он, очевидно, действует на обычном уровне до тех пор, пока существует ложное понимание, позволяющее ему развиваться. Когда у нас появляется прямой опыт недвойственного состояния осознавания, карма больше не создается, не возобновляется и не обладает никакой силой. Почему это так? Потому что исчезает иллюзорное основание, и для кармы более нет почвы.
    В окончательном смысле есть только пустая, ясная и беспрепятственная природа ума, но наше восприятие усложнилось, и мы оказались в дуалистической структуре «я – ты и они». ...Очевидно, что в первую очередь мы сами страдаем от последствий этой глупости, приписывая реальность своим переживаниям. Если больше нет необходимости приписывать окончательную реальность происходящему, то это уже не является проблемой.
    Хотя и существует потенциал для осознавания, выходящего за рамки обусловленного, но без прямого переживания свободного ума мы блуждаем с ощущением, что все каким-то образом очень реально.
    Представьте, что у вас ночной кошмар, в котором вы сталкиваетесь с дикими львами, тиграми и леопардами, которые за вами гонятся, пытаясь поймать и сожрать. Все мы пугаемся в этих снах – настолько, что неожиданно просыпаемся. Наше сердце колотится, мы в поту, потому что считаем все это очень реальным. Но если в этом же сне лев набрасывается на нас, а мы говорим: «О, это всего лишь мой сон», – тогда хоть засуньте голову в пасть льву, ничего не случится – это всего лишь сон. Не понимая происходящего, мы выносим ложные суждения, из-за этого развиваются все виды переживаний и проблем. Такова сансара. Когда мы со всей точностью поймем происходящее, прочувствуем все, как оно есть на самом деле, проблема исчезнет. Тогда наступает нирвана, или Освобождение.

    У ситуации могут быть различные аспекты, и в этом смысле существует индивидуальное качество Просветления. Это не та индивидуальность, как мы обычно ее понимаем. Наше определение индивидуальности утверждает, что нечто, что есть «я», отлично от того нечто, что есть «ты». Такой вид конструкций абсолютно не связан с просветленной энергией, проявляющей себя.
    С одной стороны, состояние Будды – это всеобщее переживание, все Будды переживают одно и то же. С другой стороны, в конкретных случаях существуют индивидуальные проявления состояния Будды. Никакое из этих утверждений не является ложным, и они не противоречат друг другу.
    Традиционная строфа начинается с утверждения, что Состояние истины, абсолютное прямое переживание пустоты ума, все охватывает и пребывает повсюду, подобно пространству или небу. Далее строфа продолжается утверждением, что Состояние радости, прямое переживание ясности и свечения ума, подобна солнцу, сияющему в небе. И завершается строфа описанием физической формы проявления просветленного существа (называемой Состояние излучения, или прямое переживание беспрепятственного и активного качества ума), подобной радугам, проявляющимся повсюду для блага всех существ. Пространство, солнце или радуги не думают что-то вроде: «Сейчас я сделаю так, что проявлюсь вон там, потому что ты отдельный от меня». Это совсем не так! На самом деле есть пространство, в котором светит солнце и в котором проявляются радуги. Подобно этому, есть всеобщее переживание, его достигают все просветленные существа, но это переживание может проявляться уникальным образом. Чтобы это проявление происходило, нет необходимости в обычном соотношении «себя и отличного от себя».

    Здесь необходимо знать различие между абсолютной реальностью, означающей нечто, не укладывающееся ни в какие концепции, и относительной реальностью, когда это возможно. Все, что с помощью интеллекта может быть концептуализировано, является по определению относительной реальностью. Дхармакайя состояния Будды является абсолютной реальностью, и ее переживание – абсолютная истина окончательной реальности, тогда как относительная, или условная, истина является чем-то, что может быть ограничено любой концептуальной схемой.
    Мы работаем с ограниченным и запутанным состоянием осознавания. А если бы обладали панорамным осознаванием, чтобы описать Просветление, мы были бы просветленными! Однако мы говорим о нем и пользуемся словами «Будда» и «состояние Будды». Эти термины дают представление об удалении всего ограничивающего, мешающего, негативного или затемненного в уме, препятствующего расцвету всего потенциала ума. Это и есть единственное наиболее сжатое и точное утверждение о сути Просветления.
    Буддийская традиция трактует состояние Будды как пробуждение от сна неведения и устранение всех внешних ограничений. Пробуждаясь, сознание может расширяться бесконечно, охватывая все, что можно познать. Что-то присущее нам неотъемлемо находит свое воплощение и раскрывается, подобно цветку лотоса.
    Постижение освобожденного существа, называемое состоянием Будды, невозможно описать каким-либо точным образом, поскольку мы пока не находимся в необходимом для этого контексте.

    Процесс духовного развития требует от нас определенных, не просто необходимых, а решающих качеств. Одно из них – доверие и уверенность в духовных принципах и цели, к которой мы стремимся. Это также сочувствие. Чем больше энергии вложено нами в развитие доверия, уверенности и сочувствия, тем эффективнее становится духовная практика.
    Исследуйте истинную природу ума в процессе аналитической или познавательной медитации либо посредством интуитивного подхода в медитации. Изучайте переживание и анализируйте его, приходя к более глубокому пониманию природы ума и природы переживания. Либо просто позвольте возникнуть основополагающему переживанию пустой, ясной и беспрепятственной природы ума, как она есть. Развивайте свои крайне важные качества и сосредоточьте на этом действительно много внимания и усилий.
    Цель нашего обсуждения в воплощении этих идей в жизнь. Пусть они станут основой для всецелого и непрерывного процесса духовного развития. Имеющий такое стремление может получить истинную пользу от этих поучений, пользу, являющуюся собственно достижением Просветления.
    вам действительно вручен ключ к Освобождению. Этот ключ – наставления по Махамудре, и вы держите его в своей ладони.
    Обладая постижением природы ума вместе с полным и беспристрастным сочувствием, мы в одно мгновение можем достичь полного состояния Будды. Даже если мы не до конца понимаем смысл Махамудры и ее объяснений, само получение этих поучений является огромным благословением и создает связь между учеником и Учением, что со временем приведет к созреванию при соответствующих обстоятельствах. Вы обладаете достаточной уверенностью, чтобы прочитать эти поучения, и огромной заслугой, раз их прочитали. Это поистине чудесно.
    Поэтому, пожалуйста, вместе со мной посвятим эту заслугу всем живым существам с искренним желанием, чтобы все они без малейшего исключения смогли достичь полного Освобождения и окончательного состояния Будды.


    Глоссарий

    Бардо – промежуточное состояние, переживаемое в сансаре. Таких состояний чаще всего выделяют шесть: а) бардо жизни – период от рождения до смерти; б) бардо сновидения; в) бардо медитации, под которым понимается состояние ума, испытываемое медитирующим в той или иной практике; г) бардо умирания – процесс умирания, продолжающийся от 20 до 30 минут после последнего выдоха; д) бардо Дхарматы, или Ясного света, начинающееся сразу после окончания бардо умирания, оно дает возможность опытному практикующему достичь Просветления, слившись с Ясным светом; е) кармическое бардо становления – этот вид бардо переживают существа, если не используют возможность постичь истинную реальность в бардо Ясного света. Этот период длится до зачатия следующего тела. Последние три вида бардо вместе продолжаются 49 дней.
    Бодхичитта – Просветленный настрой являет собой постижение неразделимости пустоты и сочувствия, спонтанной и свободной от усилий активности без размышлений и колебаний. Субъект, объект и действие больше не воспринимаются как отделенные друг от друга.
    Будда (сангье) – название просветленного состояния ума. Тибетский слог санг означает «полностью очистившийся» от всех завес, омрачающих ясность ума. Гье – «полное раскрытие» всех изначальных качеств ума: бесстрашия, бесконечной радости, безграничного сочувствия, мудрости и активности для блага существ. Будда нашего времени – это исторический Будда Шакьямуни, четвертый из тысячи исторических Будд нашей эпохи. Каждый исторический Будда начинает новый период Дхармы.
    Ваджраяна – Алмазный путь. Наивысший уровень Учения Будды, охватывающий тело, речь и ум. Иначе называется Тантраяна, или Мантраяна. С помощью глубоких и быстрых методов, применяемых на основе Просветленного настроя, цель – совершенное Просветление – превращается в путь.
    Дхарма – буддийское Учение. Распространенный перевод: «То, каким все является».
    Дхармакайя – Состояние истины, само вневременное Просветление, пустая природа ума. Является основой Состояния радости и Состояния излучения. Это абсолютная суть Будды, вне всяких форм, качеств и ограничений. Обретение Состояния истины приносит пользу нам самим и наделяет абсолютным бесстрашием, тогда как Состояния формы приносят пользу другим.
    Йидам – один из Трех корней, источник просветленных качеств.
    Махамудра – «Великая печать» постижения. Цикл высших поучений Будды о единстве блаженства и пустоты, система достижения Просветления.
    Нирманакайя – Состояние излучения. Выражает способность ума беспрепятственно возникать из пространства. В высшем смысле понятие «нирманакайя» относится к историческому Будде. Он – «наивысший тулку».
    Освобождение – выход из круговорота обусловленного бытия (сансары ), т. е. состояние ума, в котором полностью преодолено страдание вместе с его причинами. Освобождение достигается за счет растворения ошибочной идеи реальности «я», и на этом уровне растворяются все мешающие чувства. Просветлением же называется более высокая ступень – когда отброшены последние жесткие идеи о реальности.
    Прибежище –В Алмазном пути Прибежище принимается дополнительно в Трех корнях – Ламе, Йидамах и Защитниках Учения.
    Самбхогакайя – Состояние радости Будд, одно из двух Состояний формы, достигаемых просветленным «для других». Представлено формами Йидамов. .
     
  17. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    Калу Ринпоче — Восходящее солнце мудрости

    https://e-libra.net/read/532488-voshodyaschee-solnce-mudrosti.html

    [​IMG]

    Калу Ринпоче
    Восходящее солнце мудрости
    Поучения о Прибежище

    В традиционных текстах сочувствие Будды сравнивается с крючком, а доверие практикующего – с кольцом. Когда крючок цепляет кольцо, устанавливается связь, и отныне тот, кто дал обет Прибежища, может воспользоваться преимуществами этого союза. Однако если человеку недостает доверия, то его ум подобен железному шарику, который вряд ли сможет зацепиться за крючок. Принимая Прибежище, мы создаем в своем уме открытое пространство, чтобы познать благословение и сочувствие всех Будд, присутствующих всегда и везде. А единственный способ, благодаря которому мы получим благословение наверняка, – это доверие.
    Можно сказать, что тот, кто принял Прибежище и таким образом выразил свою уверенность в Будде и Пути, им предложенном, в какой-то степени «гарантировал» свое Просветление, поскольку сделал первый и самый важный шаг.
    Путь к Просветлению ощущается так, будто нас направляет некое внутреннее ощущение. Это не так, что нас куда-то ведут – подобно тому, как крючок тащит кольцо, – скорее, мы самостоятельно приходим к определенному уровню понимания. Внешне все еще остается чувство, что нам дают наставления и мы нашли надежное Прибежище, помогающее преодолеть страхи, страдания и проблемы в этой и в последующих жизнях. Связь с Просветлением направляет наш ум прочь от низших перерождений, появляется ощущение, что мы приближаемся к чистоте бытия, а это по определению свидетельствует о достижении Просветления.

    Самым важным для сохранения обета Прибежища является уверенность. Сохранять уверенность несложно – достаточно помнить о великом благословении, сочувствии.
    Существуют различные религии и духовные традиции с их разнообразными методами и путями, но все они имеют общую цель – предоставить некие средства, дабы прекратить запутанность и страдания. Все мы индивидуальны, у всех у нас самые разные кармические тенденции. Многообразие духовных традиций неразрывно связано с кармой, и все они в большей или меньшей степени способствуют духовному росту существ.
    Будда советовал не судить об истинности или ошибочности других духовных подходов и тем более не отрицать их. Тибетский буддизм считается самым быстрым путем к Просветлению, а методы иных традиций могут занять больше времени – но цель все равно одна.
    Таким образом, принятие Прибежища является выражением нашей абсолютной уверенности и доверия на пути к Освобождению и Просветлению.

    Эмоции, порождаемые эго

    ... Как же нам решить эту проблему? Можем ли мы полностью с ней покончить? Учение Будды предлагает нам несколько подходов, несколько различных методов для работы с эмоциями. Один из них – отсечь мешающие эмоции, чтобы они уже не возникали. Второй метод – трансформировать негативную энергию в позитивную. И третий подход, наверное, наиболее непосредственный, состоит в том, чтобы просто наблюдать, как чувства возникают в уме, играют в нем и растворяются. В этом случае мы рассматриваем природу переживания, не особенно беспокоясь о его содержании. Основой этого подхода является понимание того, что сам ум является тем местом, где возникают все эмоции. Таким образом, чем лучше мы осознаем, что природа ума является источником любых чувств, тем больше понимаем эмоциональность в целом и тем более эффективно можем с ней работать.

    ...Будда учил еще одному пути, имя которому – Ваджраяна. Это – тантрический подход. Здесь мы стремимся познать корень эмоционального опыта, при этом не заботясь о внешнем содержании ситуации. Если смотреть непосредственно на саму природу эмоционального переживания, то одновременно происходит освобождение от него. Ваджраяна – это самый прямой путь, и при этом чрезвычайно глубокий.
    ...Что же тогда остается? Мы отказались от трех главных альтернатив, однако есть еще один подход, который мы можем применить. Он не подразумевает проникновения в природу эмоций каким-то глубоким образом. Скорее, мы непроизвольно достигаем определенного понимания мыслей и эмоций, возникающих в уме, через осознание самой природы ума. Исследуя источник, мы начинаем понимать природу всего, что в нем происходит. Этот подход более чем разумен, поскольку мы пытаемся получить максимальную пользу в течение одной, сравнительно недолгой, жизни. Кроме того, этот метод чрезвычайно удобен – его легко объяснить и понять. Он удивительно эффективен, если правильно его использовать. Он не требует продолжительного обучения или ограничений в образе жизни. Не нужно и какого-то глубокого проникновения в суть. Однако понадобится определенная сообразительность и понимание того, о чем идет речь.

    Основная проблема заключается в том, что мы верим, что все реально , и живем в соответствии с этим убеждением. «Я реальный и незыблемый, мое тело реальное и незыблемое, и эмоции, которые я испытываю, – также реальные и незыблемые». Поскольку мы в этом совершенно убеждены, у нас нет иного выбора, кроме как дожидаться исчерпания эмоций и идти у них на поводу. В этом случае мы полностью находимся в их власти. Мы переживаем привязанность, отвращение, гнев, глупость, желание и ревность. Мы рассматриваем эти субъективные явления как нечто настолько реальное, что автоматически им поддаемся. Мы наделяем их такой подлинностью, что уже не в состоянии распознать их абсолютную ложность. Так что мы просто переживаем свое заблуждение. Мы полностью сдаемся на милость проекций нашего ума.
    ...Благодаря этому пониманию возникает еще одна перспектива. Мы постигаем, что не обязательно сдаваться на милость эмоциям, когда они возникают. Почему? Да потому что в окончательном смысле, помимо этой волны – мысли или эмоции, возникшей на поверхности океана ума, – ничего другого не происходит. Ум – текучий и гибкий, он может работать с любой ситуацией.

    Ум – это пустота, он не обладает какой-либо реальностью. Ум – безграничен. Единственное, что можно сказать об уме, – то, что он пуст по своей природе. Но это еще не все. У ума есть потенциал свечения и способность беспрепятственно проявлять непрерывное осознавание.
    Одно другому не противоречит. С одной стороны, пустота – пуста, с другой – воспринимаемые вещи являются формой, но формой, подобной радуге. Проявление Нирманакайи действительно подобно радуге – явлению визуально зримому, но не в полной мере реальному. Она бесплотна: пытаешься коснуться ее, и рука проходит насквозь. этот пример, чтобы показать, что все явления не имеют атрибутов истинной или абсолютной реальности. Таким же образом природа ума, будучи нематериальной, проявляет себя как свечение – беспрепятственное и непрестанное движение.
    Что же происходит на самом деле, когда мы переживаем какую-то эмоцию? Пустое, ясное, беспрепятственное и непрерывное осознавание проявляется в форме конкретной эмоции. Совершенно не обязательно считать это проявление реальным – за исключением того факта, что оно возникает в какой-то момент времени и затем снова исчезает. Поскольку эмоция реальна лишь условно, ей нельзя приписывать никакого окончательного, плотного или материального существования. Это упрощает ситуацию. Отныне нет необходимости быть полностью во власти собственных эмоций. Переживать последствия придется лишь в том случае, если уступить эмоции или облечь ее ложной реальностью. До тех пор, пока мы приписываем им реальность, они непрерывно будут сами себя воспроизводить.
    Наши желания – и любые другие эмоции – проявляются настолько, насколько мы им позволяем. Именно в этом бездонном кладезе эмоций, переживать которые можно бесконечно, и заключается настоящее страдание. И совершенно неважно, что всплывет на поверхность. Ум, беспрепятственно выражая свою сущностную пустоту, породит еще больше мыслей и эмоций.
    С точки зрения абсолютной реальности ничего этого не существует. Однако, поскольку это просто нематериальное проявление динамического состояния осознавания, оно будет продолжаться до тех пор, пока вы это допускаете. Таким образом, вопрос вовсе не в том, отказаться ли от этой эмоции или нет и прекратить ли эмоцию или нет, а в том, поддаться ли эмоции или нет и нужно ли ее проявлять.

    Вот эмоция возникает в уме. Будь то желание, злость или что бы то ни было – мы видим, что оно, будучи проявлением ума, возникает в нем, играет и снова в нем растворяется. Чувство становится более прозрачным, и необходимость его проявлять постепенно уменьшается. Иметь дело с результатом наших собственных негативных эмоций – нам придется лишь до тех пор , пока мы считаем, что эмоции реальны. Будучи частью ума, они нематериальны и абсолютно лишены собственного существования. Поскольку в прошлом вы переживали беспорядочные мысли и эмоции, то и в будущем они у вас непременно появятся.. Эти процессы являются частью вашего бытия.

    Я говорю: «Эмоции появляются в уме, а ум пуст» – и отныне у вас появится понимание смысла этих слов. Это знание – первый шаг к истинному постижению. Однако его недостаточно, поскольку то, что имеет абсолютную ценность, не возникает исключительно из интеллектуальных умопостроений. Такое умозрительное понимание может превратиться в более глубокое и интуитивное, а в идеале должно стать стабильным постижением и непосредственным переживанием. И это уже второй шаг – когда простое понимание преобразуется в живой и устойчивый опыт. Истинная польза от духовного учения возникает лишь тогда, когда практикующий достигает большего счастья и равновесия. Таким образом, чтобы эти поучения приобрели смысл, важно начать процесс углубления понимания пустоты ума при помощи медитации и личного опыта.
     
  18. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    Медитируем на эмоции

    Удерживая в медитации правильную, прямую позу, можно достичь момента, когда уже нет необходимости направлять ум куда-либо. Не нужно смотреть внутрь, не нужно смотреть наружу. Можно позволить уму расслабиться в его естественном состоянии. Подлинное переживание природы ума – пространственность и нематериальность – мы называем пустотой ума. Ум также можно назвать ясным и незамутненным, и его второе качество – «свечение», или игривость. Тот факт, что существует переживание ясности и пустоты, а также само состояние осознавания, является третьим аспектом ума – свободным, беспрепятственным динамическим проявлением.
    Во время медитации, помимо того, что мы принимаем правильную позу и позволяем уму естественно покоиться в его собственной природе, мы также не пытаемся его напрягать, удерживать или контролировать. Как раз напротив, мы даем уму возможность переживать его истинную природу – без отвлечений, искусственности или затей. Также мы не допускаем, чтобы эта искра осознавания ослабла или погасла. Лишь в этом случае наша медитация будет подлинным переживанием самого ума.
    Хотя природа ума пространственная, неуловимая и пустая, в то же время он имеет необычайный потенциал. Ум может знать все, что угодно. Этот потенциал является не чем иным, как его свечением и ясностью. Эти качества, объединенные с осознаванием, или прямым переживанием неосязаемой, нематериальной природы ума, составляют третий аспект ума – всемогущество, беспредельность и всеохватывающее знание. Благодаря тому, что мы имеем три составляющие, которые, по существу, вовсе не являются различными, у нас появляется возможность дать наиболее точное описание ума. Три его различные аспекта – это уникальное переживание самой природы ума.

    ...Важно здесь то, что вне зависимости от переживаемой эмоции – будь то желание, гнев, гордость, ревность, зависть, жадность или что бы то ни было еще – на самом деле происходит смещение акцентов. Ум просто проявляет себя иным образом. Эмоция сама по себе вовсе не обладает никакой реальностью, у нее вообще нет никакой формы, очертаний, размеров, пространственных качеств или плотности. Это все тот же ум, выражающий себя чуть иначе, чем за момент до этого.
    Если мы не знаем истинную природу ума, мы полностью сбиты с толку противоречивыми эмоциями и беспорядочными мыслями. Такая ситуация может длиться бесконечно. Понимая, что все чувства произрастают из ума, мы также понимаем, что ум сам по себе является невещественным и пустым. Когда появляется такое знание, мешающие эмоции угасают, и человек может жить спокойно.

    Поучения Миларепы об эмоциях

    «Медитируй на небо, – сказал он, – и на пространство, которое пребывает за пределами любых ограничений, не имея ни центра, ни края. Медитируй на океан – такой глубокий, что все концепции о поверхности, глубине и дне теряют смысл. Медитируй на свой ум – природу ума, когда концепции свечения и не-свечения, ясности или ее отсутствия становятся неуместными».
    ...Девушка отважно отказалась от мирской жизни и, вдохновленная поучениями Миларепы, отправилась медитировать в горные пещеры. Вскоре она вернулась за разъяснениями. «Миларепа, когда я медитировала на небо – это было чудесно, но появились тучи и затянули весь кругозор. Когда я медитировала на океан – это было чудесно, но вдруг его поверхность покрылась волнами. И было чудесно, когда я медитировала на природу своего ума, но мысли и эмоции стали вытеснять ясность. Мне нужны наставления о методах медитации на небо, на океан и на ум, чтобы больше не возникало таких проблем».
    Прекрасная песня мастера стала ей ответом: «Если медитируешь на пространство или на небо, тучи – это просто проявления пространства. Просто концентрируйся на пространстве, а не на его проявлениях. Если медитируешь на океан, волны – это просто проявления океана, они не представляют проблемы. Просто осознавай океан, но не уделяй внимания волнам. Если медитируешь на природу ума, то возникающие мысли и эмоции – всего лишь его проявления. Просто осознавай ум, но не попадай в ловушку его отдельных проявлений».
    Ободренная объяснениями Миларепы, она продолжала усердно практиковать. В момент смерти ее физическое тело полностью растворилось в пространстве. Это произошло потому, что она смогла преобразовать эмоциональный и ментальный хаос в чистую энергию, выйти за пределы причинно-следственной связи и в совершенстве распознать истинную природу ума.
    Этот метод – весьма полезное поучение о медитации. Ум, производящий мысль, по сути своей пуст – значит, мысли и эмоции, всплывающие в уме, по сути своей тоже пусты. Они так же неосязаемы, как и сам ум. Однако это вовсе не означает, что эмоции, которые мы переживаем, абсолютно нереальны. Но верно также и то, что в них нет ничего твердого, надежного или заслуживающего доверия. Все непрерывно меняется именно потому, что эти проявления ума пусты и сами по себе не обладают независимым существованием. Они еще заметны, но уже сейчас готовы исчезнуть. И мы постоянно это наблюдаем. Эмоции, порождаемые умом, могут изменяться так же быстро и так же разнообразно, как при дуновении ветра на небе меняется рисунок из облаков. Понимая природу эмоций, мы видим, насколько ничтожна необходимость считать их такими уж важными. Совершенно необязательно полагать, что наши эмоциональные состояния стоят того, чтобы поддаваться им и терять душевное равновесие. В этом вообще нет никакой необходимости!
    Мы можем и впредь применять этот подход и таким образом анализировать каждое свое переживание.
    Что же происходит, когда в уме всплывает мысль или эмоция? Этот вопрос может стать совершенно правомерным объектом для медитации – вместе с более интуитивным подходом. С одной стороны, практикующий проводит некоторое время в медитации, сознательно анализируя переживание и таким образом пытаясь отыскать источник эмоции. С другой стороны, его ум просто покоится в состоянии обнаженного осознавания – непосредственного опыта переживания ума. Это естественное состояние пустого, ясного и беспрепятственного осознавания является, как я уже много раз говорил, природой ума.

    Энергия эмоций

    Благодаря этому методу мы обнаружим, что во время переживания сильной эмоции – желания, гнева или любой другой – в уме возникает очень много энергии. С ее помощью мы можем заглянуть в истинную природу нашего переживания. Возможно, мы сосредоточимся на понимании самого ума, не обращая внимания на его частное проявление. Возможно, мы сфокусируемся непосредственно на вспышке желания, гнева, гордости или чего-то еще, чтобы пристально рассмотреть, что они собой представляют. В любом случае, результатом станет еще большее спокойствие и более глубокое понимание процессов, происходящих в уме, когда всплывает мысль или эмоция.
    Эффект от этого подхода может быть весьма впечатляющим – как если бы в котел с кипятком плеснули чашку холодной воды. Возбуждение немедленно убывает. Эмоции, переживаемые целиком, делают человека крайне неприятными в общении. Но когда мы видим вещи такими, какие они есть, а не такими, какими мы их себе представляем, у нас появляется глубокая благодарность методам. Подобный подход ослабляет цепляние ума – точно так же, как холодная вода остужает воду, кипящую в котле.

    Цепляться за реальность, как за что-то материальное и настоящее, – это все равно что быть тяжело больным. Средством лечения этого недуга является распознавание подлинной пустоты всех явлений. Потакание эмоциям не может остановить поток кармических последствий и прекратить неведение, заслоняющее истинную природу ума. Узнавая истинную природу ума как пустоту, понимая, что мешающие эмоции, беспорядочные мысли и вообще все в уме поистине иллюзорно и не имеет собственного существования, можно трансформировать эмоциональный конфликт, и это принесет немедленное облегчение. Распознавание пустоты полностью устраняет все эмоции и запутанность в нашем уме.
    Когда мы переживаем эмоции более легко и просто, это действительно преображает всю нашу жизнь. Развивается более соразмеренное и гармоничное ощущение бытия. Возникают отчетливая перспектива и равновесие, дающие ощущение спокойствия и ясности. Таким образом, вопрос в том, чтобы понимать саму природу эмоционального опыта более тонко и точно. Преимущества, возникающие из этого понимания, могут быть и абсолютно практическими – это и ощущение благополучия, и уравновешенность, и уверенное спокойствие, с которыми мы идем по жизни.
     
  19. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    Поучения о бардо

    Идея о перерождении, о бесконечном последовательном переходе из одного состояния существования в другое возникает из неотъемлемо присущего уму бессмертия. Пребывая в шести мирах сансары, ум находится в шести фазах существования, следующих одна за другой. Тибетцы называют их шестью бардо (или промежуточными состояниями). Считается, что эти циклы не имеют окончания, и их часто сравнивают с непрерывно вращающимся колесом. Однако эта бесконечность обманчива. Она возникает потому, что ум не подвержен прекращению, он не был когда-либо создан и не является чем-либо сам по себе. Существенными моментами буддийского Учения является то, что, во-первых, мы понимаем цикличность страдания в сансаре, во-вторых, желаем положить ему конец – не только своему собственному, но и страданиям всех живых существ, в-третьих, уверены в том, что Освобождение и достижение состояния Будды возможно и, в-четвертых, неустанно к нему стремимся.

    Вслед за бардо умирания (физической смертью тела) наступает относительно короткий период бессознательности, вызванный шокирующим опытом смерти. Этот промежуток называется бардо окончательной природы воспринимаемой реальности . Вслед за ним идет фаза, известная как бардо возможностей . Посмертный опыт точно так же реален, как и бардо между рождением и смертью , которое мы переживаем сейчас. Точнее, проекции ума и галлюцинации, возникающие в период бардо возможностей, настолько же реальны, как и то, что мы переживаем в повседневной жизни. Кроме того, эмоциональные состояния удовольствия, боли, запутанности и так далее, которые мы испытываем в состоянии бардо, так же подлинны, как и те, что мы переживаем сейчас. Единственная разница заключается в том, что в бардо возможностей нет физической основы для сознания – это лишь переживания ментального тела, не имеющего собственного существования. И хотя в этом бардо нет физической основы для сознания, ум, обусловленный субъектно-объектным восприятием, создает бесчисленные формы из-за уверенности в том, что он не может существовать без тела. Поэтому ментальное тело проявляется так, как будто существует физическое тело, хотя на самом деле никакой материальной основы нет.
    Несмотря на иллюзорность ментального тела, переживание посмертного состояния для ума очень и очень реально. Он пойман этим переживанием, для него это и есть реальность. Итак, во время бардо возможностей ум, который по сути своей является безграничным, ясным и свободным, переживает состояние вне тела. В этот момент для него не существует абсолютно никаких физических преград, однако завесы, его покрывающие, создают иллюзию воплощения. Ум пытается проецировать физический буфер между собой и внешним окружением из-за уверенности в том, что оба они реально существуют. С субъективной точки зрения именно ментальное тело является тем органом чувств, который воспринимает всю боль и удовольствие, переживаемые умом в бардо возможностей.
    В определенный момент кармические тенденции, которые являются источником этого промежуточного состояния, начинают иссякать, и ум перерождается в каком-либо из шести миров сансары.

    Бардо смерти и умирания

    В процессе умирания наиболее грубый элемент – элемент земли – растворяется и поглощается менее грубым элементом – водой. Когда это происходит, кажется, что тело человека становится очень тяжелым, и его чрезвычайно трудно сдвинуть с места. Умирающий уже не может самостоятельно сесть или поднять ноги и руки, по мере растворения элемента земли теряется телесная подвижность и контроль над телом. По мере того как убывает способность управлять телом, у человека возникает субъективное переживание, словно он придавлен огромной горой. Когда процесс растворения достигает физического уровня, это ощущается так, будто тело сжимают или сдавливают, что очень пугает умирающего.
    Вторая стадия – растворение элемента воды в более тонком элементе огня. Внешним признаком этого является неспособность человека удерживать мочу, слюну и выделение слизи. Жидкости начинают сочиться изо всех телесных отверстий, и человек уже не в состоянии контролировать их. Это признак того, что элемент воды растворяется в элементе огня. На субъективном уровне умирающий чувствует, будто он тонет или его уносит потоком воды, и это также является весьма травмирующим и пугающим переживанием.
    Третья стадия процесса умирания наступает, когда элемент огня растворяется в еще более тонком элементе воздуха. На внутреннем уровне человек переживает это так, будто его тело охватывает огонь, и он испытывает невероятный жар. Наблюдатель же видит, что умирающий постепенно теряет телесное тепло, начиная с конечностей. Сначала холодеют пальцы рук и ног, затем холод движется вверх по направлению к сердцу. Все тело постепенно остывает. Это – верный признак того, что элемент огня поглощается элементом воздуха, или ветра.
    Затем следует растворение элемента ветра, или воздуха, в элементе пространства, который, собственно, и является сознанием. Явный признак этого процесса для наблюдателя – то, что умирающему становится трудно дышать. Возможно, дыхание будет быстрое и неглубокое, или же будут долгие всхлипывающие вздохи, которые трудно сдержать, и каждый следующий вздох будет теснить предыдущий. Потом умирающий сделает выдох, но вдохнуть полной грудью больше не сможет. Здесь процесс дыхания прерывается. Субъективно человек ощущает, будто он находится во власти воздушного вихря, будто он разрываем торнадо или ураганом. Когда процесс дыхания наконец прекращается, это означает, что все элементы распались и были поглощены сознанием.

    В этот момент происходит довольно быстрый процесс, состоящий, однако, из трех этапов. Считается, что в момент растворения элемента пространства белое бинду сконцентрировано на макушке, а красное бинду – в точке ниже пупка, в области гениталий.
    После того как элементы полностью растворились в сознании, процесс смерти продолжается. Белая и красная энергии начинают двигаться, направляясь к области сердца. Сначала опускается белое бинду. Для умирающего этот процесс связан со зрительным переживанием сферы белого света – будто его неожиданно затопил лунный или ясный белый свет. Это происходит мгновенно, всего лишь за долю секунды, пока энергия падает в область сердца.
    Достижение белым бинду сердечного центра подразумевает, что ум отныне не способен испытывать гнев или агрессию. Эти эмоции временно (но не окончательно) блокируются, так что ум не может их переживать. За этим немедленно следует движение красного бинду – женской энергии – из области гениталий к сердцу, чтобы там встретиться с белой энергией. Сознание умирающего, балансирующего на грани жизни и смерти, переживает вспышку красного света. Это выглядит так, будто прямо перед ним неожиданно взошло солнце и освещает его своим красным сиянием. На этой стадии все эмоции, связанные с желанием, привязанностью или влечением, полностью исчезают.
    Когда красная и белая энергии встречаются в области сердца, действительно наступает смерть. В этот момент физическое тело и ум разделяются. Энергетическая структура полностью распалась, и физическая основа больше не может поддерживать сознание.

    В тибетском буддизме есть техника, известная как пхова , что переводится как «выброс сознания». Эта практика является некоей подготовкой к тому, каким образом сознание оставляет тело в момент смерти. Правильным временем для практики пховы является момент, когда белое и красное бинду сходятся вместе в сердечном центре. Опытный мастер медитации может перенести сознание на более высокий уровень постижения, в сферу чистого переживания – вместо того чтобы позволить уму погрузиться в состояние бессознательности, естественным образом возникающее вслед за смертью. Если не использовать эту мощную технику, ум впадает в бессознательность, когда блокируются самые грубые уровни запутанности и ум переживает краткое, но абсолютное состояние неведения.

    Итак, во время бардо умирания элементы растворяются один за другим, и ум теряет контакт с внешним миром явлений. Органы чувств начинают угасать: в глазах темнеет, и они уже не способны видеть, уши не могут ясно слышать, пропадают вкусовые ощущения, осязание, обоняние. Постепенно, по мере приближения момента, когда наступает полное забытье, ум теряет способность сознательно мыслить. В момент, когда ум впадает в бессознательное состояние, также существует потенциал для самых разнообразных видов переживаний, что опять же зависит от того, выполнял ли человек при жизни мощные духовные практики или нет.
    В Ваджраяне существует несколько техник, известных как Шесть йог Наропы. Одна из них – Ясный свет — предназначена специально для того, чтобы помочь практикующему войти в состояние ясного осознавания. Впоследствии этот опыт можно использовать во время умирания, чтобы избежать обычного погружения в бессознательность.
    Состояния ясного осознавания можно достичь также благодаря медитации Махамудры – прямого переживания природы ума. Если во время жизни человек практиковал эти глубокие методы, то заложил тенденции, которые, будем надеяться, проявятся в момент смерти. Если это произойдет, то ум достигнет состояния совершенного осознавания, прямого контакта со своей истинной природой, что соответствует первому из десяти уровней Бодхисаттвы. Таких уровней постижения всего десять, а то, что находится выше десятого, – это полное Просветление, состояние Будды.
    В моменты непосредственного переживания обнаженного осознавания возможен необычайно быстрый духовный прогресс. Фактически за короткий промежуток времени возможно совершить скачок от первого уровня Бодхисаттвы к полному Просветлению. Впрочем, продвижение от первого уровня ко второму, от первого к четвертому или любое другое – это также весьма существенный результат.

    Если в предыдущей жизни человек много практиковал, то он имеет огромный потенциал для духовного развития. Однако тот, кто не медитировал, после смерти оказывается в совершенно иной реальности. Объективно мы видим, что после остановки дыхания и прекращения сердечной деятельности физическое тело более не принадлежит умирающему. Как правило, ум ощущает интенсивный шок и погружается в состояние забытья, похожее на глубокий сон. Период бессознательности после смерти длится не более трех с половиной дней, но, конечно же, он может быть больше или меньше в зависимости от ситуации.
    Постепенно сознание начинает заново пробуждаться. По мере того как проявляется осознавание, очнувшийся ум сталкивается со своими собственными проекциями. «Тибетская книга мертвых» описывает этот процесс как переживание мандал мирных и грозных Йидамов . Различные существа ощущают его по-разному, однако, большинство из них воспринимают ошибочно. Им кажется, будто мандалы Йидамов – это некая угрожающая и агрессивная внешняя сила. Их ум пытается от них уклониться, как будто эти проекции являются чем-то действительно внешним, а не галлюцинацией, происходящей в том же самом уме.
    Весьма полезным в этом промежуточном состоянии может оказаться получение посвящений в цикл практик, известных как «Бардо Тхёдол» . Одним из текстов этого цикла является «Тибетская книга мертвых». Благословение и понимание, обретенные благодаря практикам «Бардо Тхёдол», способствуют тому, что ум перестает пугаться галлюцинаций и начинает переживать их как позитивные. По крайней мере, в уме уменьшается запутанность и появляется потенциал для духовного роста.

    Бардо возможностей

    Если сознание умершего не воспринимает мирных и гневных Йидамов как чистую проекцию Просветленного ума и сторонится их, тогда оно продолжает свой посмертный путь и движется далее, к следующему бардо. Очередная фаза посмертного опыта называется бардо возможностей, поскольку, без всякого преувеличения, в этом состоянии может произойти все, что угодно. Бардо возможностей – состояние немедленного переживания, потому что здесь не существует абсолютно никакой физической основы для сознания. Отныне все, что возникает в уме, тут же обретает форму и ощущается так, будто действительно происходит. Лишь подумать о чем-то – означает немедленно это пережить. Нам пока не знаком подобный опыт моментального переживания, так как физический носитель сознания – наше тело – замедляет этот процесс. Однако в бардо возможностей может произойти все, что угодно, – и происходит. Ум мечется от одного переживания к другому стремительно и хаотично. Все постоянно меняется, события противоречивы и непоследовательны, и все, что всплывает в уме, переживается в одночасье.
    Поучения Шести йог Наропы содержат практику под названием йога бардо, ее специально используют, чтобы подготовиться к посмертному состоянию бардо возможностей. Благодаря этой технике практикующий может воспользоваться преимуществом моментальности переживания, чтобы полностью его трансформировать. Поскольку в бардо возможностей по определению все пронизано нестабильностью, существует немалый потенциал, позволяющий совершенно и немедленно преобразовать все переживания. Если мы практикуем эту медитацию в течение жизни, в бардо возможностей всплывают наработанные привычки, которые позволяют совершить полную трансформацию в нашем уме. Для опытного практикующего само переживание мандалы Йидамов может стать противоядием страданию, потому что тенденции в уме, укрепленные благодаря практике Йоги бардо, позволят воспринимать истинную природу мандалы.

    Даже если эта йога не доведена до совершенства, в бардо возможностей можно достичь Освобождения . Любая медитация, в которой мы отождествляемся с формой Йидама, произносим его мантру и используем различные образы, развивает у нас способность распознавать мирных и гневных Йидамов. Это происходит, в основном потому, что главным преимуществом медитации на Йидама является склонность вспоминать практику. Если образы Йидамов или их мантры достаточно ярко проявляются в уме в бардо возможностей и если наша преданность достаточно сильна, то моментально происходит преобразование физического, вербального и ментального переживания, и мы узнаем истинную природу бардо. Если тенденции, заложенные повседневной медитацией, всплывают в уме тогда, когда больше не существует промежутка между мыслью и ее воплощением, тогда наш ум станет чистым осознаванием Самбхогакайи .
    Развитие такого потенциала – это и есть главная цель практик Чистых стран , которые порождают стремление переродиться в сфере чистого блаженства, чистого переживания. Просветленной формой для выражения такой мотивации является преданность Будде Амитабхе . Преимуществом этой практики является то, что в Чистую страну Будды Безграничного Света можно попасть лишь благодаря убежденности, мотивации и устремлению. Если намерение достичь чистой, наполненной блаженством сферы Девачен достаточно сильно, тогда во время бардо, когда нет преграды из физического тела, это может произойти моментально. Прежде чем под влиянием кармы ум примет физическое перерождение, он окажется в состоянии чистого осознавания. Развивая уверенность, мотивацию и устремление к Будде Амитабхе в этой жизни, можно произвести в уме «короткое замыкание» всех жестких концепций и прорваться сквозь опутавшие его сети кармы.

    Используя такой подход, можно достичь состояния, равноценного постижению первого уровня Бодхисаттвы. Этот невероятный опыт описывается в текстах как «рождение в цветке лотоса в прекрасном мире блаженства». Столь красочное и исполненное вдохновения описание является основой для воодушевления и преданности, на которых фокусируется школа Чистой страны. Практика медитации на Амитабху закладывает в уме определенные тенденции, которые впоследствии позволят осуществить трансформацию в бардо возможностей. Такой же результат может принести и практика других Йидамов. Когда ум более не ограничен физическим телом, совершенная хаотичность и шаткость его ментальных проекций создает необычайный потенциал для полной трансформации. Если наша практика была достаточно стабильна, Освобождение может наступить практически моментально.

    ...Пока ум пытается возвратить прошлое, его переживания могут принять очень странный оборот. Например, он видит возлюбленного, взывающего: «Не уходи, вернись!» Однако это всего лишь проекция привязанности к человеку или ситуации – как бы мы ни хотели, ничего уже не вернуть. Таким образом, вместо того, чтобы полностью устремиться к достижению, мы все время оглядываемся назад. Это может стать настоящей проблемой, препятствием, мешающим полной трансформации нечистого переживания в чистое.
    Традиционно считается, что весь процесс промежуточных состояний между смертью и перерождением приблизительно равен сорока девяти дням. Конечно, он может быть длиннее или короче, это средняя продолжительность времени, которое бестелесное сознание проводит в трех бардо.
    ... Сансара сама себя никогда не исчерпает. Безграничны воплощения, нескончаемы заблуждения. Сансара все продолжается и продолжается, последовательно обновляясь по мере того, как исчерпывается.
    Существует единственная возможность выйти за пределы всего этого непрекращающегося страдания, за пределы порочного круга. Это – драгоценная человеческая жизнь. Самое важное в нашем существовании – накопление позитивной кармы, позволяющей встретиться с духовным учением, заинтересоваться им, развить к нему доверие и применять его. Если эти условия сошлись воедино, мы готовы совершить все необходимые шаги и наконец освободиться от бесконечного и безжалостного круговорота перерождений.
     
  20. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    Введение в практики Ваджраяны

    В мире людей элемент мудрости проявляется в различной мере. Более того, элемент мудрости можно развить и усилить. Хотя в мире людей мудрость является шестым, отдельным элементом, она тем не менее омрачается рассудочным мышлением – элементом сознания. Несмотря на то что мы слушаем поучения Будды о природе ума и всех явлений, все же завесы рассудочного сознания не позволяют элементу мудрости проявиться полностью. Соответственно, не обладая совершенной и окончательной мудростью, мы не можем узнать истинную природу ума. Однако благодаря практике медитации омрачения, возникшие из-за рассудочного мышления, уменьшаются, а мудрость увеличивается, становится более очевидной и всеобъемлющей. Вот что представляет собой путь к Просветлению.
    рассудочный элемент сознания может быть четырех типов. Эти четыре завесы – изначальное неведение, двойственность, эмоциональное возбуждение и кармические накопления – поглощают элемент мудрости. К счастью, благодаря практике Дхармы эти омрачения могут быть полностью очищены. Когда уходят тучи, скрывающие дневной свет, солнце вновь сияет с полной силой – подобным же образом, когда устранены четыре завесы в уме, изначальная мудрость раскрывается в полной мере. Именно это означает тибетское слово сангдже – нечто полностью очищенное, открытое и проявившееся. Это – определение Просветления, состояния Будды.

    Путь практики Йидама

    Существ с выдающимися и средними возможностями Будда учил пути Йидама. Практика Йидама позволяет тем, кто обладает исключительными способностями и накопил огромные заслуги, достичь окончательного Просветления в течение всего одной жизни. Те же, кто обладает умеренными способностями и чьи заслуги скромны, могут достичь совершенного Освобождения во время смерти или в период после нее. Путь практики Йидама содержит сущностные поучения и создан специально для тех, кто обладает качествами, необходимыми для этой практики. Йидамы часто называются «превосходными», и это означает, что с их помощью можно достичь десяти уровней Бодхисаттвы и окончательного состояния Будды.
    ...Итак, основой всего является природа ума. Теперь давайте вызовем в уме образ ... А понимание того, что все эти образы сами по себе пусты и нет ничего подлинно существующего, что ум сам по себе нематериален, – является мудростью. Попросту говоря, все, что проявляется, все явления в мире – это союз искусных средств и пустоты. Если мы постигаем единство искусных средств и мудрости, то даже в течение одной-единственной жизни можем стать полностью Просветленными и достичь истинного Освобождения, не повстречав никаких препятствий на своем пути.
    Для того чтобы добиться такого постижения, мы выполняем практику Йидама. В ней содержится простой метод узнавания истинной природы всех явлений, а в самом Йидаме заключена сила и благословение для того, чтобы вызвать такое постижение. В старые времена подобный вид практики, традиционный для Мантраяны, был чрезвычайно секретным и тщательно охранялся. Такого рода наставления получали лишь те, кто имел определенную степень понимания и обладал выдающимися способностями. Мы понимаем, что без кармических накоплений, необходимых для посвящения в подобные практики, вы бы не читали эту книгу и даже не интересовались этим путем.
    Для Освобождения от двойственности - – себя и отличного от себя, себя как явления и всех остальных явлений - мы применяем пустоту. Благодаря медитации мы получаем определенный опыт пустоты (или отсутствия эго) индивидуальной личности, а также опыт отсутствия индивидуального существования (или пустоты) всех явлений в целом. Понимая, что эти два аспекта неотделимы друг от друга, мы приходим к великому постижению.

    Опыт Махамудры

    Совершив этот шаг к Освобождению, мы лицом к лицу встречаемся с опытом Махамудры. Природа пустоты, которая заключает в себе всю сансару и всю нирвану, вся сфера становления, содержащая в себе целую вселенную и все возможные переживания, обозначена слогом чаг (почтительный префикс к гья ). Тот факт, что вся сансара и вся нирвана, и все возможные переживания во всей вселенной не выходят за рамки этой пустоты, отражен во втором слоге гья (что дословно переводится как «печать»). Таким образом, слово чаг гья означает, что, медитируя на эту печать пустоты, мы достигаем чудесного совершенства окончательного Освобождения и становимся Буддами. Проходя по пути очищения и распознавая эту «печать пустоты», мы достигаем того, что тибетцы называют ченпо , то есть величия. Итак, таков смысл санскритского слова Махамудра и тибетского чаг гья ченпо. Для того чтобы распознать Махамудру, ученик сначала должен много медитировать.
    Будда говорил, что абсолютная истина совозникающей мудрости – то есть Махамудра – достигается исключительно благодаря очищению омрачений, накоплению заслуг и сильному устремлению, а также преданности коренному Ламе. Когда сходятся вместе эти два качества (первое – накопление и очищение, а второе – преданность), возникает переживание Махамудры. Встав однажды на этот путь и, можно приступить к практике Основополагающих упражнений (нёндро ) или выполнять практику Йидама.

    Основополагающие практики

    На внутреннем уровне эти упражнения работают прежде всего через развитие доверия и преданности к Трем драгоценностям – Будде, Дхарме и Сангхе. Когда такая уверенность прочно утвердилась в нашем уме, то благодаря силе пожеланий Будды Шакьямуни корень всех благословений проявляется как коренной Лама, корень всех достижений – как Йидам, а корень всей Будда-активности – как Дхармапалы, или Защитники Учения. Отныне, что бы ни случилось, мы можем положиться на Три драгоценности – Будду, Дхарму и Сангху и на Три корня – Ламу, Йидама и Дхармапал. Испытывая безмерную преданность, мы представляем себе все эти аспекты Прибежища прямо перед нами в бесконечных просторах голубого неба.
    Простирания – поистине чудесная практика, благодаря которой мы совершаем подношение доверия и преданности посредством нашего тела. Соединяя ладони вместе и поднося их ко лбу, мы совершаем подношение мира форм. Затем, чтобы произвести подношение при помощи речи, сомкнутые ладони касаются горла, и, наконец, для подношения преданности самим умом, ладони касаются груди, прямо на уровне сердца. Далее, думая приблизительно таким образом: «Я подношу свою преданность телом, речью и умом», – мы совершаем полное простирание, принимая горизонтальное положение на земле. Совершая даже одно простирание, мы получаем заслугу, равную количеству атомов в земле, которой касаются наши конечности, – начиная от поверхности земли и ниже, вплоть до золотого основания вселенной. Подношение простираний очищает и устраняет последствия негативных действий, накопленных телом, речью и умом. Совершая это действие, мы постигаем качества тела, речи и ума исторического Будды. Благодаря этой мощной практике мы собираем огромную заслугу и совершенную мудрость.

    Благодаря Основополагающему упражнению, известному как медитация на Дордже Семпа (санскр. Ваджрасаттва ), мы совершаем практику очищения. Давайте на мгновение представим себе что-либо – одежду или кусок ткани, – покрытое грязью. Чтобы их очистить, мы используем мыло и воду, стираем и полощем их до тех пор, пока не исчезнет грязь. Теперь представим себе, что с безначальных времен в уме у каждого живого существа накопилось огромное количество негативных впечатлений. Самый простой и наилучший способ их устранить – это процесс очищения, а именно практика Ваджрасаттвы. Мы медитируем, что Ваджрасаттва – сущность нашего коренного Ламы – покоится у нас над макушкой, произносим его мантру и представляем, как на нас опускается его благословение, смывающее все негативные накопления. Таким образом мы приводим в действие процесс кармического очищения наших ошибок, нарушенных обетов, проступков и так далее. Представляя себе, как нектар благословения смывает с нас все кармические омрачения, мы озаряемся и очищаемся – подобно тому, как отстирывается перепачканная одежда. Практикуя медитацию на Ваджрасаттву, мы успешно удалим всю накопленную ранее негативную карму.
    Основополагающие упражнения можно начать с очистительной практики Дордже Семпы, особенно если у нас существуют проблемы с техникой визуализации.
    Благодаря четвертой Основополагающей практике – гуру-йоге – мы развиваем несокрушимую преданность всем Буддам, мы призываем их, прося у них благословения, сочувствия и защиты. Практикуя таким образом, мы понимаем, что коренной Лама является сущностью всех Будд и Бодхисаттв. Исполненные преданности и почитания, мы взываем к нему за великим постижением Махамудры. Таким образом мы собираем безграничную заслугу, которая существенно ускорит наше движение на пути к Просветлению. Нашему продвижению также способствует очищение негативной кармы, которое происходит во время выполнения первых трех Основополагающих упражнений.

    Кто такой Гуру?

    По сути, гуру, или коренной Лама, – это Дордже Чанг (Ваджрадхара), изначальный Будда. Коренной Лама указывает нам на истинную природу ума.
    Начиная с Будды Ваджрадхары, благословения, посвящения и наставления, а также духовный авторитет непрерывно передаются через линию преемственности реализованных мастеров.

    Если у вас нет времени, возможности или желания выполнять Основополагающие упражнения, тогда другим методом, ведущим к накоплению великих заслуг и мудрости и очищению омрачений, является регулярное выполнение практики Йидама. можно познакомиться и освоить техники произнесения мантры и представления образа Йидама, а в особенности – практики представления своего тела как Йидама, своей речи как его мантры и узнавания природы ума как совершенного самадхи Йидама. Выполнение таких медитаций чрезвычайно полезно.
     
  21. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    Йога зарождения и йога завершения

    В медитации с визуализацией, будь то практика Йидама или Основополагающие упражнения, существуют различные фазы, о которых важно знать.
    В нашем повседневном опыте мы постоянно переживаем множество эмоций, беспорядочных мыслей и т. п. Однако на самом деле они ровно настолько же существуют, насколько не существуют. Они постоянно растворяются в пустоте. Просто представьте себе то количество беспорядочных мыслей и эмоциональных переживаний, которое возникает в уме, пока вы читаете эту книгу. Мы этого не замечаем, поскольку ум омрачен неведением.
    В фазе медленного сна – сна без сновидений – мы находимся в своего рода медитации, в бессознательном самадхи, когда ум абсолютно неподвижен и в нем не возникает никаких беспорядочных мыслей или мешающих эмоций. Мы не распознаем этой естественной медитации из-за того, что наш ум омрачен неведением. На самом деле половину жизни мы проводим, барахтаясь в эмоциональных конфликтах и беспорядочных мыслях, а вторую половину – пребывая в неведении. Однако имей мы представление о естественной медитации, можно было бы уже в течение этой жизни достичь Просветленного осознавания.

    Сразу после смерти ум обычно впадает в состояние полного забытья. В течение трех дней он покоится в нем без мыслей, эмоций и малейшего проблеска осознавания. Такой вид забвения еще более всеобъемлющий, нежели подобное состояние во время сна или бодрствования, поскольку это непосредственное переживание самого неведения.
    Однако и от неведения существует противоядие. В Тибете оно известно как кьерим (санскр. утпатти-крама ), или йога зарождения. Так в медитации называется фаза построения. Она непосредственно связана с глубоко укоренившейся в нас привязанностью к миру форм, звука и всех чувственных переживаний. Все живые существа цепляются за все эти переживания как за абсолютно реальные и сильно к ним привязаны. Поэтому противоядие фазы зарождения заключается в том, что мы представляем все переживания как сферу блаженства Девачен – или любую другую чистую страну Йидама, – а все звуки воспринимаем как мантры. Благодаря этому противоядию мы узнаем, что все явления подобны отражению в зеркале, иллюзии, облаку или эху. Кроме того, мы смещаем акценты в своих привязанностях и отныне цепляемся за то, что является нематериальным, – и это способствует преодолению наших привязанностей. Это функция и причина йоги зарождения, и когда мы достигаем такого понимания, мы можем практиковать медитацию ясно и пробудиться от сна неведения. В свою очередь это ведет к постижению Махамудры.
    Только представьте себе – половину своей жизни вы проводите в состоянии оцепенения! Неведение подобно пустому пространству в комнате: когда погашен свет, там абсолютно темно и ничего не видно. Темнота – вот что такое неведение. Дзогрим (сампанна-крама ), вторая стадия медитации, йога завершения, – очередное противоядие, ведущее нас к последующим достижениям. Это как включение света в темной комнате. Свет озаряет пространство, и мы видим все абсолютно ясно. Таким образом мы достигаем первой ступени Махамудры.

    В былые времена, когда эмоциональных беспокойств у людей было значительно меньше, практика Хинаяны им давалась легко. Поистине, для людей, живших тысячи лет назад, практика Хинаяны была наиболее подходящей.
    Однако в нынешние времена в мире людей царит сильная эмоциональная запутанность. Практику шинэ трудно развивать. По этой причине стоит использовать иной метод, гораздо более пригодный для преодоления эмоционального конфликта. Таким методом является развитие взгляда Бодхисаттвы, основанного на единстве пустоты и сочувствия, а также практика Шести парамит (или шести совершенств), включающая в себя дарение щедрости. Все это является основой пути Махаяны. Однако, хотя этот путь применим даже в наши дни, следуя ему, все сложнее и сложнее добиться успеха. В нашу эпоху эмоциональный конфликт и рассудочное мышление стали всеобъемлющими. В нынешнюю кальпу тьма эмоциональной и рассудочной запутанности окутала нас с головы до ног. И в этом мраке остается всего один надежный путь – Ваджраяна. Сам Будда Шакьямуни не раз демонстрировал силу этой колесницы, и поэтому он считается одним из трех Будд нашей кальпы, дающих поучения Ваджраяны. поколения Просветленных тибетских мастеров имеют передачу от самого Будды и уполномочены передавать бесценные наставления, посвящения и опыт постижения Ваджраяны. Не стоит недооценивать столь редкую и драгоценную возможность – путь Ваджраяны настолько тайный и сокровенный, что в будущем лишь ближайшие и избранные ученики грядущих исторических Будд нашей кальпы получат такие глубокие и мощные поучения. Нам невероятно повезло жить в то время, когда эта драгоценная колесница так доступна. Мы не должны лишиться этой драгоценной возможности, этого драгоценного человеческого существования – вместо этого мы должны практиковать Ваджраяну и достичь истинного Освобождения.

    Глоссарий

    Бодхичитта (санскр.) – Окончательный (абсолютный) просветленный настрой являет собой постижение неразделимости пустоты и сочувствия, спонтанной и свободной от усилий активности без размышлений и колебаний. Субъект, объект и действие больше не воспринимаются как отделенные друг от друга.
    Ваджраяна (санскр.) – Алмазный путь. Наивысший уровень Учения Будды, охватывающий тело, речь и ум. Иначе называется Тантраяна, или Мантраяна. С помощью глубоких и быстрых методов, применяемых на основе Просветленного настроя, цель – совершенное Просветление – превращается в путь.
    Гомлунг - медитация с ведущим.
    Дакиня (санскр.) – «вестница», проявление просветленной энергии в женской форме.
    Девачен (тиб., санскр. Сукхавати) – Чистая страна великой радости, страна Будды Безграничного Света. Ее особенно легко достичь – это можно сделать благодаря прежним пожеланиям Будды Безграничного Света и пхове. На уровне осознавания, которым является Чистая страна, уже растворено ложное представление об эго, и Просветление здесь – лишь вопрос времени.
    Десять уровней Бодхисаттвы – последовательные ступени пути к Просветлению. Достижение первой знаменует освобождение от первой завесы ума – эго и мешающих эмоций. Затем Бодхисаттва постепенно, неустанно трудясь для блага всех существ, поднимается по десяти ступеням, пока не освободится также и от второй завесы – концепций. Завершается этот путь достижением состояния Будды – полного Просветления.
    Дзогрим (сампаннакрама) – фаза завершения. Стадия медитации Алмазного пути, пробуждающая умственные способности путем слияния с просветленным аспектом. Иначе называется фазой растворения. Эта непосредственная медитация на природу ума ведет к глубокому проникновению в суть. Она совершается в тот момент, когда форма Будды растворяется в осознавании, и практикующий воспринимает мир и существ как чистых. Мысли тогда являются мудростью, а звуки – мантрами.
    Дхармакайя – Состояние истины, само вневременное Просветление, пустая природа ума. Является основой Состояния радости и Состояния излучения. Это абсолютная суть Будды, вне всяких форм, качеств и ограничений. Обретение Состояния истины приносит пользу нам самим и наделяет абсолютным бесстрашием, тогда как Состояния формы приносят пользу другим.
    Кьерим (утпаттикрама) – фаза развития. Другое название – «фаза построения». Это стадия медитации Алмазного пути, в которой практикующий мысленно строит или призывает в ум просветленный аспект (Йидама или форму Будды). Фаза развития рождает чувство преданности и благодарности, которые постепенно укрепляются, превращаясь в глубокий, открытый покой ума.
    Мандала (санскр.) – 1) окружение, Чистая страна или силовое поле Йидама; 2) модель мироздания с просветленной точки зрения, символическое изображение буддийской вселенной.
    Мантра (санскр.) – защитный звук. Естественная звуковая вибрация Просветления. Активизирует поле силы Йидама или Будды.
    Махамудра (санскр.) – «Великая печать» постижения. Цикл высших поучений Будды о единстве блаженства и пустоты, система достижения Просветления.
    Медитация (буддийская) – слово гом , которое мы переводим как «медитация», означает «приучать себя [к чему-то]» и указывает на упражнение, во время которого ум учится сбрасывать свои завесы. При этом используются методы, позволяющие превращать в наш собственный опыт то, что мы уже поняли интеллектуально. На высшем уровне понимания, медитация – это пребывание без усилий в том, что есть. На различных уровнях буддийских поучений передаются разные методы, которые можно объединить по сути в две группы: шинэ и лхагтонг. Важнейшими средствами в Алмазном пути являются отождествление с Просветлением, пробуждение просветленных полей силы с помощью мантр и поддержание чистого видения.
    Мудрость (джняна) – изначальная мудрость, высшее интуитивное знание. В буддизме означает изначально свойственную уму способность знать истину и все явления в их многообразии. В непросветленном состоянии ума эта мудрость скрыта завесами (цеплянием за «я» и концепциями), а в просветленном она представляет собой открытое, ясное и безграничное осознавание.
    Нирвана (нья нген ле депа ) – полное освобождение от страданий сансары. В Махаяне говорят о Великой нирване, под которой понимается состояние совершенства (состояние Будды). Это непривязанное пребывание в том, что есть. При этом, если ничего не происходит, это проявление пространства ума. Если что-то происходит, снаружи или внутри, – это его свободная игра. А тот факт, что любые события и переживания возможны, выражает безграничность ума.
    Нирманакайя – Состояние излучения. Одно из двух Состояний формы, достигаемых Просветленным «для других». Выражает способность ума беспрепятственно возникать из пространства. «нирманакайя» относится к историческому Будде. Он – «наивысший тулку». Другие разновидности тулку – это «искусный тулку», или «тулку добрых дел», который действует на благо других в качестве, например, целителя, деятеля искусства или ученого.
    Освобождение – выход из круговорота обусловленного бытия (сансары), т. е. состояние ума, в котором полностью преодолено страдание вместе с его причинами. Освобождение достигается за счет растворения ошибочной идеи реальности «я», и на этом уровне растворяются все мешающие чувства. Просветлением же называется более высокая ступень – когда отброшены последние жесткие идеи о реальности.
    Основополагающие упражнения (чагчен нёндро, буквально «подготовка к Великой печати») – часто просто «нёндро». Состоят из четырех общих (четыре основные мысли) и четырех особенных подготовительных упражнений:
    – принятие Прибежища и пробуждение Просветленного настроя во время простираний;
    – очищение от болезненных впечатлений с помощью медитации на Алмазный Ум;
    – подношение мандалы;
    – Гуру-йога, медитация на Ламу.
    С помощью Основополагающих упражнений мы создаем в своем подсознании бессчетное множество хороших впечатлений, которые образуют основу для практики Великой печати. В каждом упражнении делаются 111 111 повторений.
    Прибежище – встречаясь с собственной природой Будды, мы обращаемся к ценностям, на которые действительно можно положиться. Мы принимаем Прибежище в Будде как цели, в Дхарме как пути и в совершенной Сангхе – Бодхисаттвах – как друзьях и помощниках на пути. Это так называемые Три драгоценности. В Алмазном пути Прибежище принимается дополнительно в Трех корнях – Ламе, Йидамах и Защитниках Учения.
    Просветление – цель буддийской практики, состояние Будды. Подразумевает освобождение от страданий и всеведение, постижение подлинной реальности.
    Пустота – пустотность, ясность и безграничность ума – это его абсолютные качества, неотделимые друг от друга. Все является пустым в смысле отсутствия независимого существования. Ничто не возникает само по себе – все происходит на основе тех или иных условий. Пустота является действительной, окончательной природой всех внешних и внутренних явлений и не может быть понята посредством концепций. Постигнуть ее – значит осуществить Состояние истины.
    Пхова (самкранти) – «выброс сознания», или медитация умирания в сознании. В ней практикующий учится отправлять свое сознание из своего тела в сердце Будды Безграничного Света, таким образом подготавливаясь к смерти. В результате успешной практики у человека будет меньше страхов, а после смерти он окажется в Чистой стране Великой радости.
    Самадхи – 1) упражнение по сосредоточению ума на одном объекте; 2) состояние глубокого и стабильного медитативного погружения.
    Самбхогакайя – Состояние радости Будд, одно из двух Состояний формы, достигаемых Просветленным «для других». Представлено формами Йидамов.
    Татхагата-гарбха – природа Будды, т. е. изначальная способность достичь Просветления, свойственная всем существам.
    Ченрези – Любящие Глаза. Будда сочувствия и беспристрастной любви в Состоянии радости.
    Шесть йог Наропы – высокоэффективные средства линии преемственности Кагью, которые практикуются только в уединении. Их целью является познание природы ума через его аспект энергии. В них содержатся следующие медитации: внутреннее тепло (туммо, санскр. чандали), ясный свет (осал, прабхасвара), йога сновидения (милам, свапнадаршана), тело-иллюзия (гьюлю, майякайя), промежуточное состояние (бардо, антарабхава ), выброс сознания (в частности, в процессе умирания) (пхова, самкранти).
    Шинэ (Шаматха) – успокоение ума, пребывание в покое. Медитация на действительный, воображаемый или абстрактный объект, когда стараются приучить ум однонаправленно и не отвлекаясь покоиться в сосредоточении на объекте. Шинэ в Сутре и Тантре является основой узнавания истинной природы ума.
     
  22. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    Ринпоче Калу - Самоцветное украшение разнообразных устных наставлений, которые послужат на пользу всем и каждому надлежащим образом.

    При желании можно считать текстом (но не дзогчен), поскольку:
    https://www.you-books.com/book/K-Rinpoche/Samoczvetnoe-Ukrashenie-Raznoobraznyh-Ustnyh-Nasta

    [​IMG]

    Ринпоче Калу - Самоцветное украшение разнообразных устных наставлений

    важно понять, что я имею в виду, говоря об этих великих учителях, как о несектантских. Это все равно как вести автомобиль к удаленному месту. Как "несектантский" водитель, вы понимаете, что любая машина может и доставит вас к пункту назначения - вы даже не можете предпочесть что-то всему остальному. Но это не значит, что вы не подумав станете пытаться ехать сразу больше, чем одной машине.

    подход Хинаяны к медитации состоит в том, чтобы свести ум к мгновенному состоянию сознания, которое воспринимается пустым, причем не будучи вещью самой по себе. Человек на этом уровне может прийти к осознанию одного аспекта отсутствия самости, отсутствия индивидуального я, ума - которые обычно принимаются за что-то жесткое, существующее и действительное, отдельное само по себе. Ум воспринимается неуловимым неосязаемым, пустым, не имеющим каких-либо ограничивающих или определяющих характеристик.
    Отношение к мыслям и эмоциям, на этом пути, совершенно безжалостное. В попытке отсечь или вывести из действия источник страдания и запутанности, практикующие этого пути отсекают или выключают эмоциональное или ментальное беспокойство ума.
    ...Благодаря этому типу практики, приходят не только к переживанию несамостоятельности "я" или личности, но так же и к отсутствию самости всех феноменов, окончательному переживанию шуньяты.

    Ваджраяна или тантрический подход придает еще большее значение любой простой ситуации, вроде того, когда мы едим пищу. Существует процесс называемый внутренней гана-чакрой, или внутренним угощением, при котором мы медитируем, что пища, которую мы едим, превращается в нектар осознавания, который мы усваиваем, идентифицируя себя с нашим йидамом. Мы представляем себя в форме божества и удерживаем то, что называется гордостью божества, полное отождествление себя с божеством. Мы визуализируем нашего гуру в горловой чакре, наших других медитационных божеств в сердечной чакре, и дакиней и защитников дхармы нашей линии в пупковой чакре. Все мандалы Трех Драгоценностей питаются или получают подношения путем такого принятия внутрь нектара осознавания, который представляет собой еда. Благодаря этому процессу медитации, весь контекст приема пищи становится заряженным более глубоким и благотворным смыслом, а средство развития заслуги и углубления нашего осознавания путем такого рода подхода оказывается потрясающим. Посвящение заслуги и добродетели происходит после еды.
    Ваджраяна не пренебрегает ни одним аспектом опыта. В Ваджраяне существует даже техника, использующая процесс мочеиспускания. Мы медитируем, что поток мочи из нашего тела - это поток нектара. Это нектар осознавания, которым мы делимся с претами и другими существами, которым не достаточно повезло, чтобы иметь прямой контакт с учениями. Мы пытаемся путем данного процесса установить некоторую связь посредством такого простого биологического акта. С точки зрения Ваджраяны здесь содержится очень глубокий смысл.
    Например, зажигая утром огонь, чтобы сварить чай, практикующий тантру визуализировал бы огонь в виде Ваджрасаттвы, и дрова или горючее в качестве заблуждений и запутанностей своих и всех существ, которые теперь очищаются. Пока огонь горит, практикующий повторял мантру Ваджрасаттвы.
    Для того, кто практикует Махаяну и Ваджраяну, и понимает важность сочетания общей мотивации Махаяны с особыми техниками Ваджраяны, не остается не имеющих смысл действий.

    На протяжение бесконечного процесса все новых и новых рождений, единственным общим знаменателем было понятие "я", себя, ума, как чего-то реального и жесткого, и отдельного самого по себе. Именно это понятие порождает цикл рождений и смертей и продолжает питать его собой. Любая попытка достичь окончательного просветления - это попытка уйти за пределы такого цепляния к "я" или эго. Вот почему важна медитация на Ченрезига. В этой медитации, по духу принадлежащей к Махаяне, но по технике Ваджраянской, присутствует стремление не только воспитать положительные качества, вроде любящей доброты и сострадания к другим; но есть еще и попытка уничтожить такое тяготение к эго. Мы переносим фокус со своего "я" на форму божества, делая шаг к окончательному преодолению всякого цепляния; практикующий выходит за ограничения эго и прорывается к переживанию отсутствия эго или самости, к переживанию предельной или абсолютной природы самого ума. Повторение мантры Ом Мани Падме Хунг, одной из самых благотворных мантр тантрического пути, и использование визуализации в состояниях медитативного погружения, - весьма важны для освобождения ума от необходимости переживать сообразуясь с диктатом эго, и необходимости переживать вещи РЕАЛЬНЫМИ.
    На уровне Махаяны или Ваджраяны, правильный взгляд - это ничто иное, как непосредственное переживание предельной или абсолютной природы самого ума. При переходе от одного существования к другому, остается тенденция фокусироваться лишь на этом теперешнем плане, на этой жизни, как на данной, окончательной реальности, и исходить во всем из этого представления.
    Я опишу кратко природу ума, сказав, что ум по существу пуст, но по природе ясен, в терминах потенциала или возможности знать, а так же неограничен и динамичен в своих проявлениях в качестве познавательной способности или осознавания. Теперь, коль скоро мы уловили эти представления, мы можем проверить их непосредственно на нашем собственном опыте. Нам надо сесть и поискать ум. Есть ли там что-нибудь эдакое? В конечном счете, разумеется, такое исследование окажется безрезультатным, мы ничего не найдем. Мы не отыщем ум, потому что нет вещи, которая являлась бы умом. Тем не менее, мы должны сесть и пройти через этот процесс исследования ума и исследования нашего опыта, чтобы увидеть, что - в действительности. Что, если хотите, происходит? Лишь путем такого подхода мы можем приблизиться к некоторому имеющему значение пониманию; возможно еще не к окончательному просветлению, но по меньшей мере к его проблеску.

    Наш фактический подход не столько ищет ум, сколько позволяет уму расслабиться, давая уму возможность испытать свою истинную природу. Это не значит, что мы вовсе не занимаемся исследованием, ведь остается бдительность или осознавание в уме, остается эта искра осведомленного осознавания, которое нельзя терять.
    Потихоньку мы подбираемся к большему пониманию природы ума, бессмертности ума, неуничтожимости ума самого по себе, а не отдельных проекций ума, например, физического тела.
    С этим пониманием непрерывности при переходе от одной жизни к другой, мы все еще можем быть зажаты в относительных рамках, - кажущейся твердости физического тела, к примеру, и можем очень хорошо это использовать. Если допустить, что ум остается после смерти физического тела и переживает некоторое другое состояние, тогда, оказывается благоразумным - точно так же, как мы озабочены достижением счастья в этой жизни - позаботиться о том же и для будущих существований. Мы захотим удостовериться, что непрерывное длящееся переживание ума является настолько счастливым и настолько совершенным и благотворным, насколько только возможно.

    Рассмотрев пустоту ума, мы начинаем рассматривать пустоту всех феноменов, всех переживаний как просто производных ума. Сейчас с нашим мирским кругозором мы склонны признать, что это тело, эта жизнь, это состояние существование являются предельной или абсолютной реальностью. Мы думаем обо всем, как о чем-то самом по себе действительном и жестком, и так мы проводим эту жизнь. Однако, когда мы медитируем, мы начинаем понимать относительную реальность и нереальность всего, что переживаем. Физическое тело возникает как следствие определенных кармических тенденций, развившихся в индивидуальном сознании, породивших это временное переживание физического тела как чего-то твердого. Но оно стареет, оно
    умирает, оно разлагается; оно - не что-то вечное.
    Подобным же образом, все, что мы сейчас испытываем, не является чем-то вроде предельной реальности, предельной устойчивости, поскольку свойством порождаемых умом проекций оказывается непостоянство, изменение и текучесть, когда ничто не остается одним и тем же, потому что нет ничего, что может оставаться одним и тем же.
    Раз мы начинаем испытывать это, мы начинаем видеть иллюзорную или подобную сну природу всех переживаний, всех феноменов.

    Существует коллективный аспект такого кармического процесса, поскольку мы переживаем те же элементы нашего опыта, что и другие. Мы - существа, находящиеся в одном и том же мире опыта. Мы видим одно и то же физическое окружение из камней, деревьев, рек и так далее. Все это определяется тем, что мы разделяем некоторую общую всем карму, а значит разделяем с другими и относительно согласованный взгляд на вселенную. Однако у всех нас имеются индивидуальные переживания, которые не распространяются на других. Некоторые люди счастливы, вместе с тем как другие несчастливы. Эти индивидуальные аспекты кармы остаются чисто личными переживаниями, поскольку они являются результатом тенденций, развившихся на индивидуальном уровне.

    Переживаемое нами теперь, как в коллективной так и в индивидуальной разновидностях, обладает тем же самым качеством сновидения, потому что, когда в конце концов мы умираем, мы все оставляем позади, и все переживание того, что было этой жизнью, исчезает, в точности как рассеивается сон при пробуждении.
    Это непостоянство является чем-то, что выражает себя на уровне нашего индивидуального сознания, в эмоциях страсти, агрессии, глупости, гордости, зависти и жадности, которые то и дело возникают в уме. Ничто из этого нельзя считать абсолютно реальным. В уме присутствует постоянное изменение и неустойчивость, постоянное появление и слом эмоциональных структур, мыслей и концепций. Поскольку ничто из этих мыслей, эмоций или обстоятельств - не реально само по себе, мы можем работать с ними. Благодаря практике дхармы, мы можем изменить способ, которым мы переживаем вещи, ведь, раз они не имеют предельной реальности сами по себе, нет причин, почему эти аспекты опыта должны властвовать над нами. Мы легко можем, при помощи практики дхармы, испытать на себе пользу, вытекающую из способности управлять нашим собственным переживанием.

    Эту неисчерпаемую смену и непостоянство мы замечаем так же и на индивидуальном уровне. Кажется, что нет конца мыслям и эмоциям, которые мы можем порождать в уме; кажется, что нет конца словам, которые мы можем произносить в речи. Однако это не вещи, которые фиксированы или ограничены каким-либо образом, они демонстрируют такой вид неисчерпаемости, который вытекает из их фундаментального непостоянства и фундаментального отсутствия у них предельной реальности.

    Зачем мы занимаемся таким исследованием? Оно дает нам лучшую перспективу, так чтобы мы не были настолько привязаны к этой жизни, этой конкретной реальности, этому конкретному физическому телу, этому конкретному "я". Польза, которую мы испытываем, благодаря тому, что ослабляем оковы цепляния к вещам, как жестким и реальным, приводит к тому, что практика любого рода медитации и любого рода ментальной дисциплины становится гораздо более легкой и эффективной. Так же, личные переживания страданий и конфликтов уменьшаются, по мере того как исчезает такое наивное цепляние к вещам, как абсолютно реальным. Это не значит, что мы полностью освобождаемся или, что нам не следует уважать относительные обстоятельства, в которые мы вовлечены, потому что кармический процесс остается действительным и непогрешимым. Фактически, до тех пор пока наша реализация не позволит нам выйти за ограничения кармического процесса, наши физические, вербальные и ментальные усилия развить и очистить себя оказываются весьма важными. Поэтому мы можем, по прежнему продолжая работать в рамках относительности, до некоторой степени контролировать этот процесс, так чтобы наше собственное переживание его оказывалось бы как можно более положительным. Тогда ум, вследствие умелого использования и уважения к ограничениям кармы, переходит от переживания счастья к переживанию еще большего счастья и от достижения к еще большему достижению.

    Вопросы

    - Как кажется, неявно подразумевается, что путь Тхеравады [Хинаяны] ограничен, тогда как путь Ваджраяны - окончателен.
    Тибетская традиция охватывает все три яны. Так что главным в Тибетском подходе к Буддизму является попытка объединить все эти пути. Здесь не то, чтобы существует что-то для каждого, и вы выбираете из разных путей, но все части входят в одно целое.

    - Не расскажите ли вы о памяти, не просто о краткосрочной памяти, но также и памяти о прошлых жизнях? Является ли сознание Будды более, чем пустым лишенным содержания состоянием? Включает ли оно в себя мышление и память и умственные процессы, или же просто лишено содержания?
    Вообще единственной причиной, почему память возможна, даже в очень ограниченном смысле, является то, что ум пуст и не отдельная вещь сама по себе, он может и, действительно, пронизывает все стороны опыта, независимо от того сознательно ли мы осуществляем это или нет. Постольку, поскольку у ума имеется потенциал испытывать что угодно, осознаем ли мы это или нет, и поскольку он располагает динамическим проявлением осознавания, которое может переживать что бы то ни было, - ум способен вспоминать события, которые случались в прошлом. На самом деле, ум не ограничен теперешним моментом, хотя мы и чувствуем это.
    По мере того как мы развиваем опыт всеобъемлющей пустой природы ума, нисколько не отличающегося от ума, испытываемого нами в данный момент, его пределы начинают раздвигаться. Наша память начинает увеличиваться, наша способность заглядывать в будущее так же как и в прошлое возрастает. Это становится заметным в процессе медитации; мы начинаем больше осознавать во всех направлениях, не только линейно в прошлом. Переживание полностью просветленного Будды, но совсем даже не лишенное содержания пустое состояние, является усилением того, что мы сейчас испытываем. На уровне сознания Будды, присутствует гораздо большее осознавание, чем мы испытываем в настоящий момент - и вот почему мы говорим о всеведении, буквально осознавании всего.
    Говоря с самой что ни на есть прагматической позиции, существуют знаки того, что это начинает происходить, что ум начинает увеличивать свое пространство и, вот почему, говорится, что Бодхисаттва первого уровня не только видит глазами, но слышит глазами, чувствует вкус глазами, осязает глазами, чувствует запах глазами и думает глазами. Конкретный путь или вид сознания может действовать по разному, потому что ум начинает увеличивать свою способность выражать себя.

    Почему Будды ждут тысячи лет, чтобы послать свет Архатам?
    Будды посылают свет Архатам все время. Однако Архаты не имеют достаточной ясности, чтобы почувствовать его, до тех пор пока не проведут в состоянии осознавания очень большое время.
     

    Вложения:

  23. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    ГЛАВА ВТОРАЯ
    Обычные подготовительные практики

    Обычные подготовительные практики включают в себя то, что мы называем "четырьмя мыслями, которые поворачивают ум." Они поворачивают его прочь от вовлеченности в самсару - в сторону практики дхармы. Уверенное рассмотрение и понимание этих четырех мыслей, таких черытех предположений, как раз и взращивают в уме искреннее обязательство практиковать дхарму. Не достигнув понимания данных предварительных представлений, невозможно пробудить необходимую мотивацию и соответствующее искреннее желание заниматься практикой дхармы. Раз так, эти четыре мысли не принадлежат лишь каким-то отдельным школам Буддизма, но являются общими для всех них, поэтому их называют общими или обычными подготовительными практиками. Некоторые их элементы мы так же можем обнаружить и в других религиях. Если рассмотреть христианскую иконографию, мы найдем там символизм черепов и скелетов, представляющих собой символы смертности и непостоянства. Эти понятия проходят через все религиозные и духовные системы мира, так как в них есть эта общая и фундаментальная черта.

    ...В мире формы, боги переживают что-то вроде самадхи, состояние подобное трансу или экстазу. Это не вечное состояние просветления, поскольку оно подвержено истощению и вырождению в некоторый момент, но скорее пустое состояние, лишенное содержания. Таким образом, там отсутствует интеллектуальный всесторонний охват, необходимый, для того чтобы встретить дхарму. В мире без форм боги пребывают в состоянии такого почти непонятийного сознания.

    ... Пользу от понимания смысла непостоянства выразил Миларепа словами: "Именно страх перед смертью привел меня в горы, и я так долго медитировал на смерти и непостоянстве, что реализовал бессмертное состояние ума. Теперь в смерти для меня нет ничего страшного."
    Рано или поздно все мы умрем, и переживание смерти - весьма болезненное. Если мы не употребили эту жизнь на практику дхармы, в момент смерти мы будем страдать и мучиться из-за осознания потерянной возможности. Когда приходит смерть, смерть приходит. Нет ни какой возможности противостоять ей и попытаться восполнить упущенное, вследствие постоянного откладывания, время. Именно сейчас, когда у нас по настоящему есть благоприятная возможность, надо разглядеть эту возможность и воспользоваться ей, так чтобы потом мы не сожалели.
    По меньшей мере, уделяя этому внимание, мы можем развить осознавание, которое вселяет в нас обязательство практиковать, с тем чтобы, когда мы неизбежно действительно должны будем умереть, мы, по меньшей мере, могли бы идти к смерти с радостью. Мы будем чувствовать: "Вот, я не потратил напрасно свою жизнь." Нам не придется умирать с сожалениями.

    Будда сказал: "Стоит установиться кармической тенденции, и она не исчерпает себя даже за миллион кальп; она не исчезнет. В некоторый момент, когда сойдутся условия, необходимые для ее возникновения, она созреет; она проявится в опыте."

    ГЛАВА ТРЕТЬЯ
    Нгендро: Прибежище и простирания

    Основанием для принятия прибежища и практики простираний является наша теперешняя ситуация - ситуация беспомощности.
    Татхагатагарбха, потенциал просветления, природа самого ума, - неотъемлем от нашего существа. Однако у нас нет непосредственного переживания его, а потому, в уме присутствует большое число уровней запутанности и омраченности; мы находимся в положении младенцев, зависим от наших матерей и не способны ничего делать для себя. У нас нет настоящего контроля или власти над собой. Учитывая то, что мы находимся в этом беспомощном и бессильном состоянии, мы не способны создать свое собственное прибежище, чтобы самим вести себя по пути к просветлению. Ум тратит силу на свои собственные проекции, на кармические тенденции, являющиеся частью ума, на мысли и эмоции, то и дело возникающие в уме и возмущающие его. Поэтому, мы не способны сами обеспечить себя надлежащим источником прибежища, или же подобающим источником руководства духовным развитием.
    Для того, чтобы пройти путь к просветлению, нам нужна некоторая помощь; нам необходимо поискать где-нибудь снаружи нашей собственной ограниченной ситуации что-либо, что может снабдить нас этим источником прибежища. Вот почему, сперва наперво, мы принимаем прибежище в Будде. Достижение состояния Будды означает устранение всех уровней заблуждения и запутанности в уме, и раскрытие всего невообразимого потенциала, являющегося природой самого ума. Здесь присутствует полный контроль, полная свобода, полная власть и способность. Поэтому, Будда, как тот, кто достиг всеведения, дает нам источник прибежища и руководство для нашей собственной духовной практики.

    Особенно сострадательной и искусной стороной деятельности Будды стали тантрические учения, называемые Ваджраяной. Эти учения были даны, чтобы предоставить средства, помогающие уверено пройти путь к просветлению и быстро достичь этой цели. Практикующий, кому доступны эти учения, и который является подходящим сосудом для этих учений, медитирует на йидамах, являющихся манифестациями просветления, манифестациями Будды. Теоретически, вполне возможно достичь полного просветления за одну жизнь, практикуя Ваджраяну. Поскольку это окончательное исполнение исходит из медитации идентификации с йидамами, мы говорим об йидамах, как об источнике или корне окончательного достижения, и это - первый источник прибежища в практике Ваджраяны.

    Совершенно правильно в традиции Ваджраяны сказано, что чем глубже дхарма, тем глубже то негативное, что мы встречаем в нашей практике. В мощной и интенсивной практике, могут возникнуть очень сильные препятствия и снаружи и внутри. В традиции Ваджраяны, существуют особые формы, к которым мы можем обращаться за помощью, их называют дакини, защитниками дхармы и охранниками учений. Они являются эманациями Будд и Бодхисаттв. Их главная функция состоит в том, чтобы дать возможность практикующему преодолевать препятствия и преграды, которые встречаются в практике. Эти формы называют корнем просветленной активности.

    В одном фундаментальном тексте Буддийской традиции говорится, что все феномены подчиняются нашим намерениям и побуждениям. То, как мы испытываем вещи, зависит в большой степени от того, как мы намереваемся их испытывать, от того, как ум на самом деле предрасположен к данной ситуации.
    ... Хотя мы возможно вначале и неспособны подойти к такой визуализации со всей четкостью, это не должно становиться причиной разочарования, поскольку Ваджраяна является путем, который работает за счет пожеланий, что мы чувствуем. Наиболее решающим элементом становится пожелание, мотивация, что мы имеем. Сам Будда говорит, что всякий искренне мыслящий себя находящимся в присутствии Будды, находится в присутствии Будды. наше базовое доверие и преданность практике и наша способность оказаться в присутствии Трех Драгоценностей... должны оставаться неколебимыми, поскольку именно они являются решающими элементами, определяющими успех практики.
    ...Не думайте об этих формах, как о твердых, вроде каменных статуй или плоских, как нарисованная картинка. Следует представлять себе, что они совершенно прозрачны, на подобие радуги или голограммы, и ни сколько ни твердые. И однако же все атрибуты божеств, сияние и блеск должны оставаться совершенно четкими насколько возможно. И тогда с нами непосредственно присутствуют божества и гуру и прочие, источники прибежища, при этом мы не думаем о них, как о реальных или вещественных.
     
  24. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    ГЛАВА ЧЕТВЕРТАЯ
    Нгендро: Медитация Дордже Семпа

    Вторая основная практика - это медитация Дордже Семпа или Ваджрасаттвы. Цель данной медитации состоит в том, чтобы очистить нас от всевозможных уровней заблуждения и запутанности в уме, всего негативного, и отрицательных кармических структур, проявляющихся в результате этой запутанности и заблуждения.
    Для очищения от такого рода заблуждений, запутанности и негатиности, существует некоторое число сил, которые должны быть приведены в действие. Традиционно их - четыре. Первая сила есть сила опоры, основания, с которого мы приступаем к нашему очищению. Эту опору обеспечивает элемент обязательства на любом уровне - индивидуальное обязательство Хинаяны, обеты бодхисаттвы Махаяны, или же тантрическое самайа Ваджраяны. Такое обязательство придает огромную силу всем сторонам нашего духовного развития, включая и очищение.
    Вторая сила - это способ, применяемый как лекарство в данной ситуации. В нашем случае это метод очищения медитации Дордже Семпа - медитация формы Дордже Семпа над макушками наших голов, повторение мантры, и использование визуализации потока нектара из формы божества в нашу форму в процессе визуализируемого очищения.
    Третья сила - это сила покаяния или сожаления. Это - наше чувство раскаяния и признания негативных последствий любого заданного действия, тенденции, или уровня запутанности в нас самих, и наше искреннее желание устранить это.
    Наконец, остается обещание или обязательство по отношению к самим себе, что, порвав с любой данной тенденцией, действием, или состоянием запутанности, мы не станем усиливать их в будущем, но взамен мы напротив придерживаемся положительного направления. Это - сила противоядия. Если все четыре силы присутствуют, то не имеет значения, как глубоко проникла запутанность, или насколько негативным было совершенное действие, - мы можем очиститься от мешающих и вредоносных последствий.

    Медитация Дордже Семпа или Ваджрасаттвы - это наиболее эффективная и наиболее замечательная практика очищения, которую принадлежит как сутре так и тантре. Занятие медитацией начинается с того, мто мы видим себя в обычной форме и визуализируем над макушкой своей головы белый цветок лотоса, на котором лежит плоский диск луны, образующий трон или сиденье, на которм покоится форма Дордже Семпы. Мы представляем, что данная фигура - это наш коренной гуру, проявляющийся в таком аспекте чистоты.
    У белой формы одно лицо и две руки, правая рука держит золотой дордже у сердца, а левая у бедра - серебряный колокольчик полой частью колокольчика вверх. Форма божества сидит в позе со скрещенными ногми и имеет драгоценные украшения и шелковые одежды Самбхогакаи. Мы представляем себе это проявление нашего гуру, как совершенно невещественное, подобное радуге, как союз формы и чистой видимости.

    Для тех у кого есть некоторые знания и опыт в практике визуализации, и доверие к практике, бывает достаточно представлять себе фигуру над макушкой головы. Для такого человека, Дордже Семпа действительно присутствует над макушкой головы. Однако в случае начинающих, таких как мы, возникает проблема, когда ум думает с точки зрения, будто все это - ментальное построение. Мы считаем: "Это что-то такое, что я выдумал, что-то, что мой ум лишь воображает." Здесь нет чувства, что в медитации присутствует божество.
    тот особый аспект божества, что мы вызываем, визуализируемый над макушками наших голов, зовется Самайасаттва. Это - аспект связи или освященный аспект, который является нашим собственным ментальным созданием, нашим собственным визуализируемым представлением о божестве. В этот момент мы медитируем, как из слога ХУНГ в сердце Самайасаттвы, излучается свет во всю вселенную и призывает аспект осознавания божества, Джнянасаттву. Аспект осознавания, т.е., настоящее божество, призывается для того, чтобы наполнить аспект связи аспектом осознавания. Мы визуализируем это так, что медитируем, как Будды и Бодхисаттвы со всех направлений, проявляясь в несметном числе форм Дордже Семпы, сливаются с аспектом, визуализируемом над макушками наших голов. Мы можем быть уверены, что аспект осознавания соединился с освященным аспектом, и божество на самом деле присутствует над макушками наих голов.

    Когда мы смешали аспект осознавания с освященным аспектом божества, мы молимся, обращаясь к этому аспекту, как нашему гуру, проявляющемуся в форме Дордже Семпа. Мы признаем, от своего собственного имени и от лица
    всех существ, все заблуждения и запутанности, все негативное, что возникло, и все вредоносные поступки, которые были совершены нами самими и остальными во всех жизнях с безначальных времен. Все это ясно сознается и об этом искренне сожалеется, и мы обращаемся с молитвой к данному аспекту гуру, прося очистить нас и всех существ от всего негативного.
    В ответ на это обращение, мы медитируем, что из семенного слога и слогов мантры в сердце фигуры Дордже Семпы, начинает, словно молоко, течь нектар. Этот сверкающий белый нектар начинает течь из центральных слогов мантры и наполняет всю форму божества. Как только божество переполняется этой жидкостью, нектар начинает вытекать из формы божества и втекает в нашу собственную форму через отверстие визуализируемое в макушке головы. По мере того как он наполняет нашу форму, мы медитируем, что этот эликсир изгоняет из нас всю запутанность и все заблуждения нашего ума, в виде темных или подобных чернилам веществ, вроде сажи или грязи. Все это выталкивается из нашего тела сквозь отверстия органов выделения, сквозь поры кожи, сквозь ладони рук и ступни ног.

    Физическое участие в данное практике заключается в правильной позе медитации. Тело выпрямлено и неподвижно насколько возможно, так что ум может концентрироваться на визуализации непрерывного потока нектара, текущего из формы божества и через нашу собственную форму.
    Аспект речи настоящей практики - это повторение мантры. Чтобы выполнить эту часть практики Нгендро, мантру надо проговорить 100000 раз, с добавочными, для того, чтобы наверстать всевозможные ошибки, повторениями. Традиционно, рекомендуется для повторения всего 111111 мантр. Разумеется, это не делается за один раз; мы делим практику на регулярные занятия медитацией, в ходе которых мы делаем сколько можем сотен или тысяч мантр.

    Мы увидим, что если будем заняты единственно повторением мантры в течение заданного периода медитации не проговаривая ничего другого и не разговаривая в течения занятия медитацией, то эффект от мантры окажется гораздо более сильным.

    В пояснениях к практике Дордже Семпы, в одной из тантр говорится: "Если мы можем повторить мантру 108 раз так, чтобы ум не колебался, мы становимся сыном или дочерью Победоносных." Это значит, что сила мантры
    зависит от того, насколько сфокусирован ум на практике. Если ум нерассеян, то сила мантры выносит нас к очень высоким состояниям реализации, что далее приводит нас к высокому уровню бодхисаттвы, и мы воистину становимся сыном или дочерью Победоносных. В связи с данной медитацией, единственным допустимым занятием для ума является медитация на форме божества, звуке проговариваемой мантры и визуализации текущего нектара, очищающего нас снова и снова. За рамки этого уму не следует уходить.

    В коце всякого намеченного занятия практикой, мы обращаемся с просьбой к гуру Дордже Семпа, откровенно признаваясь в изъянах и недостатках своих и всех существ, в частности во всех нарушениях тантрического самайа. Наконец, мы медитируем, что гуру в виде Дордже Семпы подтверждает, что форма божества на самом деле отвечает нам со словами: "О, сын или дочь благородной семьи, с сего дня и впредь ты вполне чист, твои заблуждения и все негативное очищено." Мы должны медитировать, и у нас должно возникнуть такое отношение к этому, как ощущение празднества от того, что наконец состоялось. Весьма важно быть уверенным в успехе практики. Все разнообразные элементы и отношения к ним должны быть частью практики, поскольку они являются причиной друг друга.

    Далее, мы медитируем, что форма божества растворяется в свете и поглощается нами; теперь идет отождествление нашей формы, речи и ума с телом, речью и умом божества. Мы даем уму покоиться короткое время в этом бесформенном состоянии осознавания.
     
  25. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    13.534
    Симпатии:
    597
    В литургии, строки, предшествующие, растворению медитации в этом бесформенном состоянии говорят о трех постоянных факторах, которые мы стараемся сохранить в медитации и в течение всей нашей деятельности. они считаются источником спонтанного освобождения.
    Первый - это осознавание всех форм как формы гуру, то есть, непосредственное переживание формы и пустоты, а не твердой формы, мыслимой как что-то само по себе в пределе реальное. Пустоту формы переживают, как присутствующую одновременно с самой формой. Это - переживание формы божества, всех форм, как формы гуру.
    Во-вторых, есть переживание всей речи, как союза звука и пустоты, вроде эхо, не чего-то самого по себе твердого и в пределе реального. Это - переживание звучания божества или всякого звука, как речи гуру.
    Наконец, есть переживание всякой мысли и ментальной активности, всего, что возникает в нашем уме, как союза осведомленного осознавания и пустоты, переживание Махамудры. В ходе практики Гуру Йоги, нам следует развивать такое осознавание сущности гуру во всех наших действиях, приспосабливая для этого некоторые очень простые техники проговаривания или медитации, которые как раз касаются этого.

    Когда мы только просыпаемся утром, то мы представляем нашего гуру над своей головой и таким образом молимся гуру. Тем самым закладывается наше отношение на весь день, и теперь мы постоянно осознаем присутствие гуру во всем, что делаем.
    Аналогично, прежде чем лечь спать ночью, мы повторяем ту же самую молитву, поменяв несколько слов во второй строке, показывающих, что мы медитируем форму гуру в своем сердечном центре, сияющего и лучезарного. Мы засыпаем оставляя гуру в нашем сердце. Такие техники следует применять, и особенно тому, кто делает практику Гуру Йоги, для того, чтобы возникло чувство постоянного присутствия гуру.
    В конце каждого занятия практикой Гуру Йоги мы посвящаем заслугу и добродетель от практики. Одна молитва, которая имеет особенное значение с точки зрения практики Гуру Йоги - это молитва, в которой мы желаем, чтобы в этой и в будущих жизнях, мы никогда не отделялись бы от нашего чистого гуру, и чтобы мы могли пользоваться богатством учений, проходя пути, ведущие к просветлению и достигли бы состояния Ваджрадхары, Дхармакаи, предельного уровня просветленного переживания.

    Связь между гуру и учеником осуществляется на всех уровнях опыта. Ум гуру - сущностно пустой, сияющий, беспрепятственный и динамичный в проявлении, и такова в пределе и природа ума ученика. Нет разницы между гуру и учеником с точки зрения предельной природы их умов.
    Мотивация гуру - это сострадательная забота, постоянно осознающая затруднительное положение ученика и все время ищущая средств, благодаря которым могут быть устранены страдание и запутанность. Сострадательная ответственность гуру по отношению к ученику традиционно сравнивается с крючком, который буквально называется крюк сострадания гуру. Со стороны ученика требуются вера и преданность по отношению к гуру, и такая вера есть открытость ума, что называется кольцом веры. С помощью крюка сострадания и кольца веры может осуществиться связь; коль скоро связь установлена, узы не могут быть нарушены вплоть до момента когда ученик достигает просветления.

    Вопросы
    ...?

    Тексты действительно рекомендуют, чтобы мы медитировали себя в форме этого божества Ваджраварахи, или Ваджрайогини, одновременно с тем как мы медитируем форму гуру, Трех Драгоценностей и Трех корней над своей головой. Просто так традиционно говорится, что если, когда мы медитируем, когда отождествляемся с этой формой божества, то мы становимся более восприимчивы благословениям, которые получаем от практики Гуру Йоги.
    Говоря о пользе от идентификации с формой божества, то годится любая форма божества, и в действительности мы можем медитировать себя в форме любого йидама, кого пожелаем. особенно выделяется Ваджрайогиня потому, что она играет такую же центральную роль этого особенного божества во всякой практике.
    Ввиду того, что это женский аспект, о Ваджрайогини иногда говорят, как о супруге всех Будд, а иногда как о матери всех Будд, в том смысле, что данное божество воплощает в себе пустоту, предельную природу реальности, из которой возникает любой просветленный опыт и потому тексты рекомендуют нам визуализировать себя в форме Ваджрайогини, нежели в какой-либо иной форме божества.

    -- Можем ли мы использовать Гуру Йогу и нашу преданность гуру, чтобы помочь себе более правильно делать выбор?

    Если наша вера в нашего гуру сильна и неколебима, то нет сомнений, что молитва к гуру с этого состояния преданности будет весьма благотворна в смысле помощи нам при любого рода проблемах, или трудностях, включая трудности с принятием решения. Одной из функций благословения, что мы получаем благодаря нашей связи с гуру, является наша способность более эффективно дойти до конца и преодолеть препятствия, которые мы встречаем, более эффективно. Несомненно, что оно может стать весьма благотворным фактором при принятии трудных решений в жизни. Однако, от нас всецело зависит сумеем ли мы развить и пробудить искреннюю веру в нашего гуру при помощи такой практики обращения к нему, какой является медитация Гуру Йоги.
    Можно медитировать, что мы проявляемся во множестве эманаций, и что возникает миллионы повторений нас самих, которые все вместе сообща подносят свою хвалу, уважение, эти самые подношения и так далее. Это делается единственно для того, чтобы усилить переживание от молитвы; Мы просто позволяем ей идти как идет, и даже не возвращаемся обратно к одному человеку, просто она больше уже не является частью визуализации.

    -- В конце Семичастной молитвы имеется просьба о превращении наших тел в Три Каи. Пожалуйста поясните это.


    Просьба: "Дайте мне благословение, чтобы реализовать иллюзорное тело, как Нирманакаю, живительные силы, как Самбхогакаю, и сам ум, как Дхармакаю," - в сущности относится к трансформации наших обыкновенных физических, вербальных и ментальных способностей в их просветленные эквиваленты. Иллюзорное тело означает, что мы испытываем пустоту формы, предельную нереальность физического тела, как основывающегося на проекциях ума, нежели являющегося чем-то реальным и твердым. Вот что называется союзом формы и пустоты, и синонимом этого понятия является иллюзорное тело, Нирманакая, физическая форма проявления просветления и преобразование нашего теперешнего наивного переживания "я".
    Самбхогакая проявляется на нашем теперешнем уровне непросветленного существа наиболее заметно как речь, способность общения и звук. Но используется понятие "живительные силы." Когда мы думаем о концепции движущейся по телу энергии по всевозможным тончайшим структурам, мы имеем в виду речь и способность общения, как сырье для переживания Самбхогакаи, то, что мы сейчас испытываем, как обыкновенный звук и речь, которые мы принимаем за что-то само по себе реальное. Вот что может быть превращено в союз звука и пустоты.
    В последней строке, идет речь о трансформации нашего обыкновенного переживания ума, как чего-то осязаемого и фиксированного, в переживание сущностной неуловимости ума, являющегося бесформенным или абсолютным уровнем просветления, Дхармакаей. Итак, мы просим о преобразовании физического, вербального и ментального планов нашего существа из обыкновенных в просветленные эквиваленты.

    -- Некоторые гневные божества изображаются с ожерельем из свежесрубленных голов, из шей которых сочится кровь. По-разному говорится, что они представляют собой негативные тенденции или неврозы. Не могли бы вы пояснить значение этой иконографической детали?


    Ожерелье из свежих голов, которыми украшены некоторые гневные божества связано с негативными состояниями ума. Эти состояния ума являются прямыми противоположностями духовному развитию. Головы отделены от тел, поскольку гневное божество представляет состояние существа, когда эти негативные состояния ума навсегда уничтожены.
     

Поделиться этой страницей