1. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    12.028
    Симпатии:
    609
    * * *
    Так медленно, как дерево растет,
    Как тянется и тянется в пустыне
    Гряда холмов-таинственный черед
    Неисчислимых, вдаль ведущих линий.

    Так медленно, как мы в одно слились,
    Когда прильнуло небо к изголовью.
    Так медленно, как двигается жизнь,
    Когда душа нагружена любовью.

    Так медленно, как кружится рассказ
    О самом тайном, самом неизменном.
    Так медленно, как созидает нас
    В предвечном мире Господин Вселенной...



    * * *
    Здесь озеро тихо сверкнуло меж гор,
    Как Божья великая милость.
    Целящее место, целящий простор
    Здесь сердце мое исцелилось.

    Не мечется больше, не раздроблено
    И—как бы упала завеса—
    И я и Господь мой здесь были одно.
    Как каждое дерево с лесом.

    * * *
    В стране лесов, в стране озер,
    В стране кристалловидных гор,
    В краю лишайника и мха
    Жизнь неизменна и тиха.

    Стоит избушка у воды,
    Оленьи прячутся следы.
    Ложатся наземь облака.
    Да тропка в гуще сосняка
    Среди запутанных ветвей,
    Как вход вовнутрь души моей.

    О, этот потаенный вход!
    Кто только раз туда войдет,
    Тот остановит бег часов
    И вдруг расслышит Божий зов.

    * * *
    Каштан в окошке вековой.
    Вбираю внутрь густой, весомый,
    Неисчерпаемый покой
    Старинного, живого дома.

    Прильнула к моему окну
    Плющом обвитая терраса.
    Вбираю внутрь тишину
    Глубокого, как вечность, часа.

    В осеннем золотом саду
    Просветы неба засинели.
    И я, как дерево,—иду,
    Не двигаясь, к незримой цели.

    * * *
    И музыка порою не нужна.
    Она бывает мельче и бесплодней,
    Чем прародительница—тишина,
    Что душу заполняет мне сегодня.

    Та тишина стволов, небес и вод,
    Кострового разлившегося дыма...
    А музыка, которая грядет,
    Еще земным ушам неразличима.

    Такая тишина стоит вокруг.
    Что сердце встретить Господа готово.
    И Он грядет—тот самый первый звук,
    То тайное божественное Слово...

    * * *
    Молчат стволы, молчит мохнатый камень.
    Издалека, из глубины ко мне
    Крадется Бог неслышными шагами
    В полнейшей, совершенной тишине.

    Мне остается лишь стоять и слушать
    И ждать полвека или полчаса,
    Когда же Он мою поймает душу,
    Чтоб отпустить на волю в небеса...

    * * *
    Снег белый. Зачарованносгь
    В нетронутой глуши.
    Точнейшая срифмованность
    Деревьев и души.

    Отговорили бедствия.
    Настал блаженный час
    Немого соответствия
    С Тем, кто замыслил нас.

    Отпали все сомнения,
    Ни страха, ни тревог.
    Вот так стихотворение
    Свое слагает Бог.

    * * *
    Я осень тихую люблю.
    Люблю унылую картину,
    Как бы сводящую к нулю
    Плоть мира. Тайный поединок

    Со смертью. Обнажилась ось
    Светящаяся. Тает тело,
    И мы заглядываем сквозь
    Смерть, куда-то за пределы.

    И видим... Что? Слов точных нет.
    Что это значит-жизнь иная,
    Пусть даст Поэзия ответ.
    Она одна про это знает.

    * * *
    О, мира кипящего грохот и дым
    И крик беспрестанный: «Мой Боже!»
    Но занятый Делом незримым своим,
    Наш Бог отвлекаться не может.

    Он так же немотствует в мире, как ствол,
    Как купол небес над пустыней.
    Он в наши глубины безмолвно вошел.
    Он скрыт у меня в сердцевине.

    И лишь потому еще длятся года
    И звезд к нам доходит мерцанье,
    Что Он ни зачем, ни на миг, никогда
    Еще не нарушил молчанья.

    * * *
    Мне бы только затаиться
    Где-нибудь в лесу, у пня.
    Чтоб никто—ни зверь, ни птица—
    Не заметили б меня.

    Чтоб небесные пустоты
    Отразились в глубине.
    Чтобы Бог свою работу
    Совершать бы мог при мне.

    * * *
    Грядет воскресение мертвых—
    Такая стоит благодать.
    Все наше прошедшее стерто,
    И заново можно писать.

    Как сосны, немотствует разум,
    И знание в сердце растет,
    Что жизнь—это tabula rasa,
    Огромная, как небосвод.

    И вверх поднимаю глаза я,
    И мне открывает весна,
    Что Пишущий не исчезает.
    Исчезнут одни письмена.

    * * *
    Сверкание снега
    Весеннею ранью.
    Великая нега-
    Души набуханье.

    Такие тишизны,
    Такие провалы,
    Как будто у жизни
    Пределов не стало.

    Как будто открылась
    Внезапно граница,
    И вся наша сила
    За нею хранится.

    Полнехонька чаша-
    Возьми и откушай.
    Бессмертие наше
    Вливается в души.

    И вот наконец-то-
    Ни дней, ни столетий.
    Допейся до детства
    И-«будьте, как дети»

    * * *
    Вижу-вижу, знаю-знаю...
    Боже мой, как в мире тихо!
    Есть у боли щель сквозная.
    Есть из смерти тайный выход.

    Как открылось мне все это?
    Как упала с глаз завеса? —
    Я со всем весенним светом
    Заходила в темень леса.

    * * *
    Лес апрельский. Даль седая
    И намокшая дорога.
    Не спеши. Не опоздаешь.
    Никогда не поздно к Богу.

    Тонко тенькает синица,
    Тих и ласков ветер встречный.
    Значит, время только снится.
    Значит, путь уводит в вечность.

    * * *
    Весенний снег голубоватый,
    Сиянье льда.
    Лучи ведут меня куда-то.
    Но вот куда?

    Лес хвойный раннею весною
    Погожим днем
    О чем-то говорит со мною
    Но вот о чем?

    Блаженное непониманье—
    Мотив без слов.
    Ведь ты меня куда-то манишь.
    Я слышу зов.

    И этого сегодня хватит.
    Идет весна.
    Не знания, а благодати
    Душа полна.

    Мир снова чист и неисхожен.
    Сияет высь.
    Ты более меня, мой Боже.
    И в этом—жизнь.;
     
    Glenn и La Mecha нравится это.
  2. Яник

    Яник Вечевик

    Сообщения:
    4.254
    Симпатии:
    876
  3. Владимир

    Владимир Техадмин

    Сообщения:
    1.181
    Симпатии:
    380
    Грустно, даже очень.
    Но вспомнил шутку о. Якова Кротова в её адрес (по поводу не вполне ортодоксальной веры её и Григория Соломоновича) : "Она заменила ему и церковь, и синагогу"
     
  4. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    12.028
    Симпатии:
    609
    * * *

    Шум лесной, бесконечный, протяжный.
    В нём – все дали и вся глубина.
    Оказалось – всё в мире неважно,
    А важна только эта сосна,

    Только эти столетние ели,
    Только в ветках сквозящий простор,
    Только майская юная зелень,
    Только этот немой разговор

    Мира с сердцем. Вот так у иконы:
    Всё смолкает. Покой. Забытьё.
    И звучит в тишине затаённой
    Глубочайшее сердце моё.

    * * *

    Юность лета. Рябина в цвету.
    Лес густой тишиною набух.
    Долго рос, набирал высоту
    И застыл воплотившийся дух.

    Будто лодка на глади морской,
    Будто Бог средь субботнего дня.
    Так душа погрузилась в покой.
    Так весь мир погрузился в меня.

    А вблизи меж сплетённых ветвей,
    В гуще клёнов, берёз и ракит,
    Тонко-тонко поёт соловей…
    Или, может, так сердце звучит?

    * * *

    Нас было двое. Рядом ель качалась,
    И время шло не мимо, а насквозь.
    Пространство расширялось, расширялось
    И тихо с Бесконечностью слилось.
    И сердце вдруг почувствовало с дрожью,
    Что прямо здесь, не в сказочной дали,
    Находится родное царство Божье
    И мы в него нечаянно вошли.
    Ты головы коснулся головою,
    Рука моя – у сердца твоего.
    Качалась ель. Нас было только двое.
    И Бесконечность. Больше ничего.


    * * *

    А наша любовь – бесконечная тишь.
    Ты в душу мою, точно в небо глядишь.
    А наша любовь – это мощный покой
    Растущей, раскрывшейся шири морской.
    А наша любовь – нескончаемый рост
    Спокойных деревьев, коснувшихся звёзд.


    * * *

    И наконец настало лето.
    Всё беззаботней, всё теплей…
    Расправленность зелёных веток,
    Расправленность души моей…

    Какая ясность и свобода,
    Парящих тихих крыл размах…
    В зените сила. Полдень года.
    И можно плыть на облаках.


    * * *

    Когда густеет тишина,
    Внезапно замирает время,
    И сердце ощущает бремя
    Блаженное. Душа полна
    Ещё не ведомым грядущим,
    И чем весомее, чем гуще
    Лесная тишь, тем ближе плод,
    Который Бог веками ждёт…


    * * *

    Благословенно то, что есть.
    Не надо ничего другого.
    То, что вот в этот миг, вот здесь,
    Что вечно и всегда не ново.
    Душа окончила кочевье,
    Вошла в распахнутость небес.
    И время встало, как деревья,
    И разрослось, как целый лес.



    * * *

    Ты причащаешь своему Покою,
    Чуть шепчешь, ветки тёмные скрестя,
    Как будто мать, обняв своей рукою,
    Ласкает неразумное дитя.
    О, Господи, должна понять теперь я,
    Что сон прошёл, развеян тёмный страх.
    Ты просишь только моего доверья.
    А я… Я плачу у Тебя в руках.


    * * *

    Да нет, совсем не за земным порогом
    Лежит обетованная страна.
    Ведь тайна леса – это тайна Бога,
    А тайна Бога – это тишина.

    И в тишине светящейся осенней
    Вдруг обнажились тайные пласты,
    И вот душе настало пробужденье
    Опоминание от суеты.

    Сухих листов хрустящие обвалы
    И тишь, в которой можно потонуть…
    Вся тайна в том, что суеты не стало
    И в мире тихо проступила суть.



    * * *

    Ты разрешаешь мне подслушать.
    Мне подглядеть позволил Ты,
    Как восстают из праха души,
    Когда слетают вниз листы.

    Когда всё в мире замолкает:
    Ни птиц, ни даже ос и мух,
    И тишина стоит такая,
    Что в самом деле слышен Дух.

    Вот в эту пору листопада,
    Когда как искра лист любой,
    Беззвучно падает преграда
    Между душою и Тобой.

    Да, мир сейчас пустой и нищий.
    Но кто меня уверит в том,
    Что я сижу на пепелище,
    А не на троне золотом?


    * * *

    Эта осень златотканая –
    Купина неопалимая,
    Вся земля обетованная
    Постепенно стала зримою.
    Торжествует тишь иконная,
    На Небесный град похожая.
    Через тело истончённое
    Засветилось сердце Божие.


    * * *

    Под аккомпанемент костра
    Молчать до ночи, до утра
    И не считать часов и дней,
    А только слушать плеск ветвей.
    А только каждое мгновенье
    Вершить немое погруженье
    В ту тишь, что плещется у ног,
    В тот океан, который – Бог…


    * * *

    Да разве ты не видишь, ты не знаешь,
    Что я сама как тишина лесная,
    Что нет у сердца никакой вины,
    Вот так же, как у этой тишины?
    Да разве ты не видишь сквозь меня
    Сиянье жизнь творящего огня?
    Я не при чём. Я Им просквожена.
    А ты не видишь…
    Что ж, твоя вина.


    * * *

    В чём, в чём наша общая тайна?
    О чём колокольные звоны?
    Что главное в мире? Бескрайность.
    Что главное в сердце? Бездонность.
    И эти мохнатые ели,
    И эти берёзы и клёны
    Всю жизнь об этом и пели,
    О том, сокровенном, бездонном…


    * * *

    Не просто видеть – погрузиться
    В вас, чтоб смогла душа моя
    Безмолвно перейти границу
    Иного слоя бытия.
    Не просто видеть, просто слушать
    Покой стволов и плеск ветвей,
    А их невидимую душу
    Внезапно ощутить своей.
    И эти листья, ветки, птицы
    Войдут в души твоей состав.
    Не видеть, а преобразиться,
    Всё сердце ими напитав.
    Не лес, а душу всю колышет
    Осенний ветер. Стихнул шквал.
    И ты уже деревьев тише.
    Ты здесь не гость, ты лесом стал.
     
  5. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    12.028
    Симпатии:
    609
    * * *

    Да нет, совсем не за земным порогом
    Лежит обетованная страна.
    Ведь тайна леса – это тайна Бога,
    А тайна Бога – это тишина.

    И в тишине светящейся осенней
    Вдруг обнажились тайные пласты,
    И вот душе настало пробужденье
    Опоминание от суеты.

    Сухих листов хрустящие обвалы
    И тишь, в которой можно потонуть…
    Вся тайна в том, что суеты не стало
    И в мире тихо проступила суть.


    * * *

    Ты причащаешь своему Покою,
    Чуть шепчешь, ветки тёмные скрестя,
    Как будто мать, обняв своей рукою,
    Ласкает неразумное дитя.
    О, Господи, должна понять теперь я,
    Что сон прошёл, развеян тёмный страх.
    Ты просишь только моего доверья.
    А я… Я плачу у Тебя в руках.


    * * *

    О, Господи, укрой и обними,
    И замолчу я, как весь мир лесной.
    Ведь не могу я говорить с людьми,
    Когда Ты сам беседуешь со мной!
    Душа нашла сейчас своё жильё,
    Душа нашла сейчас своё жильё,
    Душа к себе самой вернулась вновь.
    Простите мне молчание моё –
    Не знает слов растущая любовь.


    * * *

    Когда густеет тишина,
    Внезапно замирает время,
    И сердце ощущает бремя
    Блаженное. Душа полна
    Ещё не ведомым грядущим,
    И чем весомее, чем гуще
    Лесная тишь, тем ближе плод,
    Который Бог веками ждёт…


    * * *

    Благословенно то, что есть.
    Не надо ничего другого.
    То, что вот в этот миг, вот здесь,
    Что вечно и всегда не ново.
    Душа окончила кочевье,
    Вошла в распахнутость небес.
    И время встало, как деревья,
    И разрослось, как целый лес.


    * * *

    Шум лесной, бесконечный, протяжный.
    В нём – все дали и вся глубина.
    Оказалось – всё в мире неважно,
    А важна только эта сосна,

    Только эти столетние ели,
    Только в ветках сквозящий простор,
    Только майская юная зелень,
    Только этот немой разговор

    Мира с сердцем. Вот так у иконы:
    Всё смолкает. Покой. Забытьё.
    И звучит в тишине затаённой
    Глубочайшее сердце моё.

    * * *

    Юность лета. Рябина в цвету.
    Лес густой тишиною набух.
    Долго рос, набирал высоту
    И застыл воплотившийся дух.

    Будто лодка на глади морской,
    Будто Бог средь субботнего дня.
    Так душа погрузилась в покой.
    Так весь мир погрузился в меня.

    А вблизи меж сплетённых ветвей,
    В гуще клёнов, берёз и ракит,
    Тонко-тонко поёт соловей…
    Или, может, так сердце звучит?


    * * *

    И наконец настало лето.
    Всё беззаботней, всё теплей…
    Расправленность зелёных веток,
    Расправленность души моей…

    Какая ясность и свобода,
    Парящих тихих крыл размах…
    В зените сила. Полдень года.
    И можно плыть на облаках.


    * * *

    Нас было двое. Рядом ель качалась,
    И время шло не мимо, а насквозь.
    Пространство расширялось, расширялось
    И тихо с Бесконечностью слилось.
    И сердце вдруг почувствовало с дрожью,
    Что прямо здесь, не в сказочной дали,
    Находится родное царство Божье
    И мы в него нечаянно вошли.
    Ты головы коснулся головою,
    Рука моя – у сердца твоего.
    Качалась ель. Нас было только двое.
    И Бесконечность. Больше ничего.


    * * *

    А лес был мудр. И был неуязвим,
    И я у леса моего училась,
    Который был всегда собой самим
    И ни на чью не полагался милость.

    Да, лес был мудр, и лес был одинок.
    Не надо биться с роком в рукопашном.
    Вот здесь, в лесу, неумолимый рок
    Вдруг делался бессильным и нестрашным.

    Деревья тихо высились над ним,
    И кто их видел, не боялся ада.
    Ну да, конечно, рок неумолим,
    Но нам его и умолять не надо.

    Над ним сомкнутся сизые леса…
    Остановитесь шум лесной послушать
    И взгляд поднять в немые небеса,
    Чтобы призвать всё небо прямо в душу…


    * * *

    Моё призванье, о, моё призванье!
    Я призвана вселенской тишиной.
    Я призвана земных пространств молчаньем
    И каждой елью, каждою сосной.

    Я призвана великим и суровым
    Безмолвьем неба и надгробных плит
    Услышать то единственное Слово,
    Которое за всех заговорит.

    Не за себя – за всех. Призыв могучий
    Сбил с ног меня: Остановись! Внемли!
    И различи небесное созвучье
    Над всей разноголосицей Земли!


    * * *

    Нет, не просто любованье,
    Отдых под зелёной сенью,
    Смысл и сущность созерцанья –
    Растворенье, единенье.
    Лес прошит парчовой нитью,
    Световой обвит дорогой.
    Созерцанье есть соитье
    С деревом, с лучом и с Богом.
     
    Glenn нравится это.
  6. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    12.028
    Симпатии:
    609
    * * *

    Да нет, совсем не за земным порогом
    Лежит обетованная страна.
    Ведь тайна леса – это тайна Бога,
    А тайна Бога – это тишина.

    И в тишине светящейся осенней
    Вдруг обнажились тайные пласты,
    И вот душе настало пробужденье
    Опоминание от суеты.

    Сухих листов хрустящие обвалы
    И тишь, в которой можно потонуть…
    Вся тайна в том, что суеты не стало
    И в мире тихо проступила суть.


    * * *

    Ты причащаешь своему Покою,
    Чуть шепчешь, ветки тёмные скрестя,
    Как будто мать, обняв своей рукою,
    Ласкает неразумное дитя.
    О, Господи, должна понять теперь я,
    Что сон прошёл, развеян тёмный страх.
    Ты просишь только моего доверья.
    А я… Я плачу у Тебя в руках.


    * * *

    О, Господи, укрой и обними,
    И замолчу я, как весь мир лесной.
    Ведь не могу я говорить с людьми,
    Когда Ты сам беседуешь со мной!
    Душа нашла сейчас своё жильё,
    Душа нашла сейчас своё жильё,
    Душа к себе самой вернулась вновь.
    Простите мне молчание моё –
    Не знает слов растущая любовь.


    * * *

    Когда густеет тишина,
    Внезапно замирает время,
    И сердце ощущает бремя
    Блаженное. Душа полна
    Ещё не ведомым грядущим,
    И чем весомее, чем гуще
    Лесная тишь, тем ближе плод,
    Который Бог веками ждёт…


    * * *

    Благословенно то, что есть.
    Не надо ничего другого.
    То, что вот в этот миг, вот здесь,
    Что вечно и всегда не ново.
    Душа окончила кочевье,
    Вошла в распахнутость небес.
    И время встало, как деревья,
    И разрослось, как целый лес.


    * * *

    Шум лесной, бесконечный, протяжный.
    В нём – все дали и вся глубина.
    Оказалось – всё в мире неважно,
    А важна только эта сосна,

    Только эти столетние ели,
    Только в ветках сквозящий простор,
    Только майская юная зелень,
    Только этот немой разговор

    Мира с сердцем. Вот так у иконы:
    Всё смолкает. Покой. Забытьё.
    И звучит в тишине затаённой
    Глубочайшее сердце моё.


    * * *

    Юность лета. Рябина в цвету.
    Лес густой тишиною набух.
    Долго рос, набирал высоту
    И застыл воплотившийся дух.

    Будто лодка на глади морской,
    Будто Бог средь субботнего дня.
    Так душа погрузилась в покой.
    Так весь мир погрузился в меня.

    А вблизи меж сплетённых ветвей,
    В гуще клёнов, берёз и ракит,
    Тонко-тонко поёт соловей…
    Или, может, так сердце звучит?


    * * *

    И наконец настало лето.
    Всё беззаботней, всё теплей…
    Расправленность зелёных веток,
    Расправленность души моей…

    Какая ясность и свобода,
    Парящих тихих крыл размах…
    В зените сила. Полдень года.
    И можно плыть на облаках.


    * * *

    Нас было двое. Рядом ель качалась,
    И время шло не мимо, а насквозь.
    Пространство расширялось, расширялось
    И тихо с Бесконечностью слилось.
    И сердце вдруг почувствовало с дрожью,
    Что прямо здесь, не в сказочной дали,
    Находится родное царство Божье
    И мы в него нечаянно вошли.
    Ты головы коснулся головою,
    Рука моя – у сердца твоего.
    Качалась ель. Нас было только двое.
    И Бесконечность. Больше ничего.


    * * *

    А наша любовь – бесконечная тишь.
    Ты в душу мою, точно в небо глядишь.
    А наша любовь – это мощный покой
    Растущей, раскрывшейся шири морской.
    А наша любовь – нескончаемый рост
    Спокойных деревьев, коснувшихся звёзд.


    * * *

    А лес был мудр. И был неуязвим,
    И я у леса моего училась,
    Который был всегда собой самим
    И ни на чью не полагался милость.

    Да, лес был мудр, и лес был одинок.
    Не надо биться с роком в рукопашном.
    Вот здесь, в лесу, неумолимый рок
    Вдруг делался бессильным и нестрашным.

    Деревья тихо высились над ним,
    И кто их видел, не боялся ада.
    Ну да, конечно, рок неумолим,
    Но нам его и умолять не надо.

    Над ним сомкнутся сизые леса…
    Остановитесь шум лесной послушать
    И взгляд поднять в немые небеса,
    Чтобы призвать всё небо прямо в душу…
     
  7. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    12.028
    Симпатии:
    609
    [​IMG]


    * * *

    Моё призванье, о, моё призванье!
    Я призвана вселенской тишиной.
    Я призвана земных пространств молчаньем
    И каждой елью, каждою сосной.

    Я призвана великим и суровым
    Безмолвьем неба и надгробных плит
    Услышать то единственное Слово,
    Которое за всех заговорит.

    Не за себя – за всех. Призыв могучий
    Сбил с ног меня: Остановись! Внемли!
    И различи небесное созвучье
    Над всей разноголосицей Земли!


    * * *

    Нет, не просто любованье,
    Отдых под зелёной сенью,
    Смысл и сущность созерцанья –
    Растворенье, единенье.
    Лес прошит парчовой нитью,
    Световой обвит дорогой.
    Созерцанье есть соитье
    С деревом, с лучом и с Богом.


    * * *

    Серое небо и хмурые ели.
    Тихие редкие звуки капели.
    Редкие, тихо текущие слёзы.
    Голые ветки высокой берёзы.
    Сердце – у веток туманных во власти.
    И почему-то - глубокое счастье…
    Было долгов в этой жизни так много!
    Ну, а сейчас – только отданность Богу,
    Только молчание вечных основ,
    Только покой, пробужденье от слов.


    * * *

    Своих ветвей зелёным валом,
    Войдя в разлив голубизны,
    Сосна из тишины вставала
    Так, как богиня из волны.
    И так, как крылья серафима
    От огнедышащей страны,
    Она была неотделима
    От совершенной тишины.


    * * *

    Лишь только сосны. Больше ничего.
    Они, как слово Божие, - вначале.
    Внутри небес и сердца моего
    Лишь только сосны тихие качались.

    Какой покой сейчас на душу лёг!
    Как камень в море, тонет шум несносный.
    И чтобы знать, что есть на свете Бог,
    С меня довольно только видеть сосны.

    ЧАСТЬ II
    РАЗДЕЛ I
    МОРСКОЕ ДЫХАНИЕ
    Светлогорск 2005

    * * *

    Наплыв лесного гула,
    Дроздов вечерних звоны…
    И время потонуло
    В душе моей бездонной!

    Так вот оно, начало
    Пророчества о чуде:
    Нам сердце предвещало,
    Что времени не будет…


    * * *

    Есть тайна вечная в природе,
    В лесов густозелёной теми.
    Здесь жизнь стоит, а не уходит.
    Деревья скапливают время,

    А не теряют. В их покое
    И в полной тайны тихой речи
    Есть восполнение такое,
    Какое знает только вечность.


    * * *

    Вот и всё. И сердце успокоит
    Широкий дуб, высокая сосна
    С её чуть-чуть трепещущею хвоей
    И та спасительная тишина,

    Что тайно, за мгновением мгновенье,
    Растёт, как лес, как сеть его ветвей,
    И ограждает душу от вторженья
    Всего, что чуждо, что не нужно ей.

    Ну вот и всё. Вот так и над могилой
    Когда-нибудь… Но ты не торопись
    Звать мёртвой тишину. В ней скрыта сила,
    Что смерть саму преобразует в жизнь.



    [​IMG]



    ПО ТЕЧЕНЬЮ ТИШИНЫ

    Над нами листьев желтый свод,
    А мы сидим у костерка.
    И тишина течет, течет,
    Как полноводная река.
    Осенним тихим теплым днем,
    Когда все листья зажжены,
    Мы долго, медленно плывем
    Вглубь по теченью тишины...


    ***

    Чтобы Бог тебя услышал,
    Надо стать деревьев тише,
    Ниже трав и тише вод...
    И тогда Господь вонмет,-
    Да и ты услышишь тоже
    Ласку Божью, шепот Божий...


    ***

    Тихо-тихо сидим у огня.
    Дело делает лес за меня.
    За меня дело делает свет.
    Мы-одно, разделения нет.
    За меня дело делает Бог.
    Ну, а я примостилась у ног.


    ***

    Треск костерка. Лесной покой.
    И все. Не надо ничего.
    Лишь только чуять под рукой
    Биенье сердца твоего.
    А вечность есть не старь, не новь -
    Она на все века одна.
    Она-бездонная любовь.
    Вот та, которая вечна.


    ***

    Треск костерка. Лесной покой.
    И все. Не надо ничего.
    Лишь только чуять под рукой
    Биенье сердца твоего.
    А вечность есть не старь, не новь -
    Она на все века одна.
    Она-бездонная любовь.
    Вот та, которая вечна.


    ***

    Часы безмолвные, благие.
    Пути дневного эпилог.
    И световую литургию
    Свершает сам всесильный Бог.
    Все замерло в живой природе -
    От леса и до облаков.
    Вот Он выходит, Он выходит.
    Ты видишь? Слышишь? Ты готов
    Стать глубже горя, выше счастья,
    Следы забот стереть с лица
    И всей душой принять участье
    В священнодействии Творца?...


    ***

    Над морем светились бескрайние зори,
    А сосны стояли у самого моря.
    И здесь обрывалась земная дорога-
    У самого моря, у самого Бога.
    Ведь некуда больше-взгляд Божий объемлет
    И море и сосны и небо и землю.
    И лишь одного здесь душе моей надо:
    Самой уподобиться Божьему взгляду.


    ***

    На ветках капли мелкие повисли,
    Дождь медленно струился в тишине,
    И тишина мне расплетала мысли,
    Распутывала все узлы во мне.
    И становилось ясно понемногу
    Как мир велик, как целостен и прост.
    Ведь тишина освобождала Бога,
    И Он вставал, как сосны, в полный рост.


    ***

    Есть тишина, которую не может
    Разбить ни восхваленье, ни хула.
    Есть тишина парящей мысли Божьей,
    Над нами раскрывающей крыла.
    Есть тишина лесного снегопада,
    Белеющих, запорошенных хвой.
    Есть тишина, которой сердцу надо
    Так, как любви и как воды живой.
    Есть тишина, которая бессонней
    Чем страсть сама - страстям наперерез.
    Есть тишина, в которой смерть потонет,
    Как тонет птица в синеве небес.


    ***

    Я набирала тишину
    Вот так, как птица высоту.
    Минуту тихую одну
    С другою медленно сплету.
    Тень опускается на нас.
    Закат над соснами потух.
    Как воздух-легкие, сейчас
    Я набираю Божий Дух.


    ***
    Костер трещит едва-едва.
    Час праведный, немой и длинный.
    Душа молчащая жива
    И дарит миру жар глубинный.
    И нету ничего важней
    Пахучего, седого дыма,
    В жару мерцающих углей
    И этой глуби негасимой...

    ***

    А ветер осенний, а ветер суровый
    Шумел и врывался все снова и снова.
    А ветер грозился покой наш разрушить
    И бился о наши молчащие души.
    И был лишь костер этот маленький с нами.
    Лишь точка тепла, незаметное пламя.
    И был у нас только дымок ароматный,
    Осеннего золота жаркие пятна,
    Да это любовью налитое сердце,
    Что тихо стучит в окружении смерти.


    ***
    Этот свет в глубине аллеи -
    Как зовущая даль морская.
    Лето холит нас и лелеет,
    Осень-сердце пересекает.
    О, таинственный свет осенний-
    В бесконечность души дорога.
    Сердце вспыхнет в пересеченьи
    Наших смертных границ и Бога.

    ***

    Речка, лес и небес разворот.
    Тишь растущая. Тише и тише.
    Богу слышно, как сердце растет.
    Сердцу слышно, что Бог его слышит.
    Ель большая застыла, склонясь.
    Между мыслью моей человечьей
    И Твоей установлена связь.
    Говори, мой Господь, я отвечу.


    ***

    О, не кончайся, этот час!
    Не обрывайся жизнь!
    Покуда может видеть глаз -
    Стволы с лучом сплелись.
    Что значит эта тишина?
    Весь бунт пришел к концу,
    И вот вся воля отдана
    Небесному Отцу.
    Вновь царство отдано Царю
    Живому. Он незрим.
    Но я творю, творю, творю
    Миры совместно с Ним.


    ***

    Лес осенний, свет осенний,
    Светом раненная грудь.
    Творчество-проникновенье
    В чуть мерцающую Суть.
    Требуется так немного,
    Чтоб свершилось торжество:
    Лишь прикосновенье к Богу,
    Остальное - от Него.
     
    Последнее редактирование: 10 июн 2020
  8. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    12.028
    Симпатии:
    609
    Добавка к вступлению 2020 года.

    С этой дорогой мне темой я впервые отправилась в плавние по неведомому мне дотоле разливанному морю рунета и неспешно продолжаю ее вот уж десять лет. Материал для нее в почти 20 сборниках Зинаиды Миркиной неисчерпаем. И мало по малу безмерная насыщенность ее простых проникновенных строк открывается все большему, хоть все равно небольшому, числу ищущих душ, чьи сердца чуют с какой непостижимой высоты постижения в них (в их сердца через эти строки) льется и льется поток живительной истины.

    От любой другой религиозной и философской лирики стихи Миркиной коренным образом отличаются своим источником. Если та поэзия рождена ищущими и стремящимися ввысь сердцами, то в гармонические слова Миркиной облекается сам горний воздух тех вершин духа, где укоренилась и живет душа этого поэта. Их стихи отражают поиски того источника, которым до предела насыщены неприметные, как жемчужины восточной поэзии, выверенные до последнего слова строки.

    Не поймет и не заметит
    Гордый взор чтицов пиитов,
    Что сквозит и тайно светит
    В наготе их в сердце влитой.
    Но немногие чуткие души пьют чистые воды этого источника, раскрываются и живут в благословляющем пространстве новой долгожданной свободы,
    дышат горним воздухом вдруг открывающихся вершин, которого им так нехватало.

    Не удивлюсь, если подавляющее большинство ценителей поэзии (чтицов пиитов) к словам Зинаиды Миркиной останутся совершенно равнодушны.
    Сбивчивое же и восторженное неумелое мое вступление десятилетней давности просто оставляю под спойлером.
    Оно сказано о еще живой тогда Зинаиде Миркиной, ушедшей вслед за своим мужем Григорием Померанцем на 93 году своей жизни пару лет назад.
     
    Последнее редактирование: 10 июн 2020
  9. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    12.028
    Симпатии:
    609
    Ну, новичком З.А. назвать трудно. Ее (тогда 40 летнюю) успела высоко оценить еще АААхматова :)
    Работаю с этими стихами почти всю свою недолгую жизнь (читая при этом многое другое и работая с немалым количеством текстов http://forum.arimoya.info/forums/Соня-конспекты-интеграции.33/ )
    И чем дальше, тем больше поражаюсь непостижимой точности выбора З.А. каждого явившегося ей слова.
    На любой стадии духовного опыта ее стихи оказываются неоценимой помощью много более опытного друга. При всей своей аскетической простоте, они всякий раз оказываются глубже, содержательней а главное - концентрированнее любых конспектируемых мной излюбленных текстов.

    Настоящие поэты прекрасно это чувствовали. Ее сокурсник по ИФЛИ Дезик Кауфман (Давид Самойлов) и входивший тот же круг Борис Слуцкий* высоко ценили ее (стоявшую особником, предстоявшую чему-то в советские годы немыслимому) лиру. *) учился в в Литературном институте им. Горького, тоже участник безжалостного поэтического семинара Ильи Сельвинского)
    А познакомившийся с ней много позже харьковчанин Чичибабин открывал свою книгу «Мыслях о главном» такими словами:
    «Да будут первыми словами этих моих раздумий на бумаге, которые сам не знаю куда меня заведут, слова благодарности и любви. В начале 70-х судьба подарила мне близкое общение с двумя замечательными людьми — Зинаидой Александровной Миркиной и Григорием Соломоновичем Померанцем, вечное им спасибо! <...> На протяжении нескольких лет они были моими духовными вожатыми. Если он останется в моих глазах примером свободного и бесстрашного интеллекта, то она, Зинаида Александровна, на всю мою жизнь пребудет для меня совершенным воплощением просветленной религиозной духовности, может быть, того, что верующий назвал бы святостью."
    Дальше автор статьи Евгений Ямбург отмечает: "Замечательно, что Г. Померанца и З. Миркину своими духовными вожатыми называет не юноша, обдумывающий житье, а зрелый, значительный поэт, много претерпевший в жизни: фронт — лагерь — отлучение от профессиональной литературы."
    https://pomeranz-mirkina.com/wp-content/uploads/2014/02/Rabota_lubvi_PDF.pdf
    Вот полная цитата:
     
    Последнее редактирование: 29 май 2020
  10. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    12.028
    Симпатии:
    609
    Чистая страница
    Зинаида Миркина
    «Чистая страница» – одиннадцатая книга стихов Зинаиды Миркиной, значительной и самобытной русской поэтессы, в стихах которой «синтез мировой культуры органичен, как живое дерево» (Вольфганг Казак). Зинаида Миркина – автор многих книг стихотворных переводов, эссе и художественной прозы. Среди писателей, с наследием которых органично «рифмуется» творчество Миркиной, Цветаева, Достоевский, Пушкин… В числе ее переводческих предпочтений – Рильке и арабская суфийская поэзия. Выбор переведённых стихов не случаен – мистическая поэзия, обращенная к глубине бытия, кружащаяся вокруг Бога (по выражению Рильке) – основная линия всех стихотворных книг Зинаиды Миркиной.

    Зинаида Миркина
    Чистая страница.
    Избранные стихи
    (конец 2009 – первая половина 2011)

    Полностью - тут:
    https://stihi.ru/2012/10/14/9072
    https://mybook.ru/author/zinaida-mirkina/chistaya-stranica/read/
    английский перевод
    https://translate.google.com/translate?hl=en&sl=ru&u=https://stihi.ru/2012/10/14/9072&prev=search


    [​IMG]


    Раздел I
    БЕЗМОЛВНЫЕ ВЕСТНИКИ

    * * *

    И вот рассвета росчерк алый
    Разросся в розовую гладь.
    И высь о Боге рассказала,
    Как мне вовек не рассказать.
    А где-то на лесной дороге
    Цветок сверкнул живым огнём
    И тихо рассказал о Боге —
    Не о себе, а лишь о Нём…
    О Боже, сколько их сегодня
    В любом краю, в любой судьбе,
    Безмолвных вестников Господних,
    Вещающих не о себе…
    И как их весть меня тревожит!
    Смысл непостижный постижим.
    Ведь эта роза – ангел Божий,
    Сосна – крылатый серафим.


    * * *

    I
    И, может, смысл наш затаённый
    Ещё откроется глазам.
    Быть может, все цветы – иконы.
    А ствол древесный – это храм.
    И роза, и сирень, и ели
    Откроют в тайну узкий вход —
    И красота на самом деле
    Наш безобразный мир спасёт…

    II
    Осенний дождь, осенний лес,
    Осеннее прощанье.
    И всей тоске наперерез —
    Святое обещанье.
    Чего?
    Мерцающая нить
    Прорежет листьев свод
    И вздрогнет… Вправду, может быть,
    Мир красота спасёт…


    * * *

    А небо было сизо-белым.
    Над ярким пламенем лесным
    Оно задумчиво висело,
    Как лёгкий, неподвижный дым.
    Был день осенний, непогожий,
    Но чаша сердца налита.
    Была глядящим ликом Божьим
    Вся мировая красота.


    * * *

    А деревья за окном
    Тихие-претихие.
    А деревья за окном —
    Иноки в исихии.
    А деревья за окном
    О душе-невольнице —
    Обо мне, тебе, о нём —
    Дни и ночи молятся.

    * * *

    I
    Я снова слышу шум лесной.
    Шумят деревья надо мной.
    И снова льётся в сердце мне
    Рассказ о вечной глубине.
    Неумолкающий рассказ
    О том, что вечность дышит в нас,
    Что не когда-нибудь потом —
    Сейчас открыт нам вечный дом.

    II
    Шумят деревья надо мной,
    Влетает ветер с поля.
    Не я, не я, а шум лесной
    Об истине глаголет.
    Вершины майские клоня,
    Неспешно, постепенно
    Заносит истину в меня
    С других концов Вселенной.


    * * *
    Вы откуда, скажите, откуда?
    Из каких сокровенных глубин
    Этот ангельский рой, это чудо
    Первых листьев берёз и рябин?
    Дух от Духа рождён, плоть от плоти.
    Ну а пух этой первой листвы?..
    Неужель вы меня не спасёте?
    Кто же, Господи, если не вы?

    * * *
    Снова нет душе границы,
    Дали неба впереди.
    Пролетит по небу птица —
    Стих прорвётся из груди.
    Вешний ветер ветки кружит,
    В душу весть донёс и стих;
    Лист проклюнулся наружу,
    А из сердца – новый стих.


    * * *

    Снег пришёл сейчас за мною,
    За душой моей пришёл.
    Белой-белой пеленою
    Обмотал сосновый ствол.
    Что-то тайное подслушал,
    Закружился надо мной
    И мою окутал душу
    Белизной и тишиной.

    * * *

    И я опять, как лес, немая.
    В лесу и в небе – благодать.
    Я ничего не понимаю,
    И мне не надо понимать.
    У слов и мыслей есть граница,
    Но края нет у бытия.
    Мне надо только причаститься
    Тому, Кто более, чем я.

    * * *

    ДЕРЕВЬЯМ
    Когда я с вами, мне не страшно.
    День будущий и день вчерашний
    Не существуют. Есть теперь —
    Распахнутая в вечность дверь.
    Есть измеренье вертикали,
    Разрезавшее наши дали.
    Душа моя – высокий ствол,
    Который в небеса вошёл.
    И адское не страшно пламя,
    Но это лишь когда я с вами…

    * * *
    I
    Есть тяжесть тел. А что такое души?
    Вот те, что не увидеть и не счесть?..
    Приходит смерть, чтоб смертное разрушить,
    А что ещё в запасе нашем есть?
    В лесу высоком пахнет свежей хвоей.
    И дрозд поёт, запрятавшись в сосне.
    Шумит сосна над самой головою.
    В ком больше жизни – в ней или во мне?
    Не думайте, не сильтесь и не мерьте,
    Пусть шум лесной заполнит нам сердца.
    Вся наша жизнь есть подготовка к смерти,
    Иль к жизни, не имеющей конца.

    II
    Что там, за нашей смертной гранью?
    Невозмутимое молчанье.
    Молчанье неба над землёю,
    Молчание пахучей хвои,
    Молчанье снегового пика,
    Молчание воды великой,
    Молчание двух крыл парящих,
    Молчание Души творящей.


    * * *
    И снова – ликованье,
    И снова – вешний свет,
    И снова ранней ранью
    На небе – Божий след.
    Берёз высоких свечи,
    Залитый солнцем лес.
    И – сердца с сердцем встреча —
    Воистину воскрес!

    * * *
    Буйство зелени весенней,
    Натиск жизни – грудь мала!
    Тяжести опроверженье,
    Сила тайного крыла.
    Эти листья, эти птицы,
    Эта нежность, этот звон!
    Боже, что со мной творится?
    Или старость – это сон?
    Или Ты на самом деле
    Каждой новою весной
    Пробиваешь с силой щели
    В недрах плотности земной?
    И на пне замшелом сидя,
    Господи, опять, опять
    Мы Тебя способны видеть,
    Осязать и обонять!..


    * * *
    Мир, переполнен благодатью,
    В великой нежности затих,
    Как будто я в Твои объятья
    Вхожу и пропадаю в них.
    Как будто мир совсем безгрешный
    И нерушим его покой.
    И чудится за лесом вешним,
    За соснами – простор морской…

    * * *
    В синий мир уводят дали,
    В мир зелёный вводит близь.
    Как деревья рассказали
    Сердцу, что такое жизнь!
    Как я им сейчас внимаю!
    Как вдыхаю благодать!
    Всё до капли понимаю,
    Но сумею ль передать?
    Ведь не так же, как мы с вами,
    Говорит лесной прибой.
    Скажет всё, но не словами —
    Всею сутью, всем собой.

    * * *
    I
    Как прозрачна зелень леса!
    Листья – капли изумруда.
    Не задёрнута завеса:
    Бог просвечивает всюду.
    Вот Он! Вот Он – в плеске веток.
    Как душа возликовала!
    Эти лёгкие просветы —
    В бесконечное провалы.

    II
    Зелёный, первый нежный цвет —
    Всё в танце, всё в пути, в полёте.
    Ещё весь лес едва одет,
    Ещё нет тяжести у плоти.
    Ещё царит и дышит дух.
    Вот он! Вдохни его, потрогай.
    Листвы новорождённой пух
    Ещё не отделён от Бога.

    * * *
    Где-то иволга тихо поёт,
    В гуще веток зажёгся алмаз.
    Я не знаю про век и про год,
    Я про Бога лишь знаю сейчас.
    Чуть склоняются ветки ракит,
    Тихо ветер качает листы.
    Это ветер с душой говорит,
    Это иволга с сердцем на ты.
    Все слова залила благодать,
    Ни словечка не произнесу.
    Чтобы что-то про Бога понять,
    Надо иволгу слышать в лесу.



    [​IMG]
     
  11. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    12.028
    Симпатии:
    609
    В том-то все и дело. Поэтому - это вовсе не про лес. Это - через лес.
     
  12. TopicStarter Overlay
    Соня

    Соня Вечевик

    Сообщения:
    12.028
    Симпатии:
    609
    * * *
    I
    О, как Ты настойчив, немой невидимка,
    Сам слова не скажешь, а мне – говори!
    Над лесом дрожащая сизая дымка,
    И что-то дрожит и трепещет внутри.
    И слово крадётся впотьмах осторожно.
    А что ему делать? Ты здесь. Ты велишь —
    И я подчиняюсь. Но сколько же можно?
    Опять – целым миром набухшая тишь…

    II
    Сердцу отдыха нет ни дня,
    Как растущим всю жизнь лесам.
    Бесконечность внутри меня.
    Бесконечность стремится к вам…

    * * *
    Если молодость прошла,
    Отчего набухли почки?
    Отчего шумит ветла,
    И салатные пушочки
    На концах у веток ели?
    Если жизнь идёт к концу,
    Что же птицы так распелись,
    Вознося хвалу Творцу?
    Что ответить? Что тут скажешь?
    Ничего. Шумят листы.
    Господи, ведь я всё та же.
    Господи, всё тот же Ты.

    * * *
    Сказать о Боге напрямик?
    Да разве есть такой язык?
    Да есть ли в словаре слова
    Пригодные для Божества?
    Их в жизни не было и нет.
    Но есть заговоривший свет,
    Есть полногласье красоты —
    Заговорившие цветы
    И в бесконечном океане
    Заговорившее молчанье.
    Клён наклонился надо мной.
    Я тихо говорю с сосной.
    Всю жизнь душа внимать готова
    Тому, Который сам есть слово,
    Тому, Который сам есть свет,
    И для Кого слов наших нет.

    * * *
    Ощутить Тебя в ветре, шуршащем в ветвях,
    Ощутить Тебя в росте листочков весенних,
    Ощутить свою вечность сквозь тающий прах,
    Ощутить в смертном теле своём – воскресенье.
    Ощутить Тебя – значит вот здесь, во плоти,
    В точке сердца почувствовать шири Вселенной,
    Узким входом в безмерность пространства войти
    И сквозь все измененья познать неизменность.

    * * *
    Так вот что это значит, Боже!
    О, как же надо лес беречь нам!
    Ствол каждый – провод, что проложен
    Тобою прямо в бесконечность.
    И если только подключиться
    К тем проводам душой и телом,
    То вот – разомкнута граница,
    И силе жизни нет предела.


    * * *
    Мы в лесу, а может – в Боге…
    Перепутались дороги.
    Вдаль и вглубь манит листва.
    Затерялись все слова,
    Затерялись все резоны
    В гущине берёз и клёнов.
    Ну а я сама нашлась:
    Стала вдруг заметной связь
    С каждой веткою случайной
    И со всей вселенской тайной.

    * * *
    Нельзя пошевелить рукой —
    Деревья в час ночного штиля
    Меня позвали в свой покой
    И тайну мне свою открыли.
    Её не перелить в молву.
    Я этой тайны не нарушу.
    Я вас в покой свой позову
    И там свою открою душу.

    * * *
    И вновь Ты говоришь со мною.
    Но что же, что Ты говоришь?
    Над тёмной полосой лесною
    Небес светлеющая тишь.
    Ты говоришь деревьев тише,
    Свой взгляд внутрь сердца углубя.
    Но я Тебя должна расслышать.
    Не Ты меня, а я – Тебя.

    * * *
    Ну вот и всё. Конец пути.
    Мне больше некуда идти.
    Я, точно дерево, застыла,
    Вступив в поток незримой силы —
    В неисчерпаемость свою.
    Поток течёт, а я стою…

    * * *
    Не разбирай меня на части,
    Мир беспокойный, мир шумящий.
    Я – неделимое одно,
    В котором всё заключено.
    Я древо жизни. Я икона.
    Я то таинственное лоно,
    В котором зреет Божье семя
    И делает священным время.

    * * *
    В пустом пространстве робкий звук.
    И всё. И ничего вокруг.
    На весь простор – единый вдох,
    Единый свет, единый Бог.
    И в каждый куст, и в каждый ствол,
    И в каждый прутик Он вошёл.
    Мильон корней, мильон вершин.
    Мильоны нас, а Он один.
     

Поделиться этой страницей